ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

13 октября 2018 г. опубликованы материалы: Т.В. Гусева провела третий урок "Любительский приборный поиск и рыбалка" и краткий каталог-справочник "Деятели России и их вклад в развитие отечественной культуры" (подгот. Н.И. Решетников).


   Главная страница  /  Цензура и текст  /  Россия (Russia)  /  До 1917 г.  / 
   Библиотека  /  Книги и статьи

 Книги и статьи
Размер шрифта: распечатать





В.Д.Иванов. Формирование военной цензуры России 1810-1905 гг. (50.66 Kb)

[1]
 
На правах рукописи
 
Иванов Дмитрий Владимирович
Формирование военной цензуры России
1810-1905 гг.
 
Специальность 07. 00. 02. - Отечественная история
Автореферат
 
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
 
Москва – 2000
 
[2]
 
Работа выполнена на кафедре истории российской государственности и
общественно-философской мысли Российской академии
государственной службы при Президенте Российской Федерации
 
Научный руководитель -
доктор исторических наук, профессор ГЕРАСИМЕНКО Г. А.
 
Официальные оппоненты:
доктор исторических наук, профессор МАСЛОВ Н. Н.
кандидат исторических наук БЕГЛОВА Н. В.
 
Ведущая организация: - Кафедра истории России средних веков и нового времени Московского педагогического университета.
 
Защита диссертации состоится 29 июня 2000 г. в______час.
на заседании диссертационного совета Д-151. 04. 09 в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 117606, Москва, пр - т. Вернадского, 84, 1 уч. кор., ауд. _______
 
С диссертацией можно ознакомится в библиотеке РАГС при Президенте Российской Федерации.
 
Автореферат разослан                             _____________2000 г.
 
Ученый секретарь диссертационного совета
кандидат исторических наук, доцент                   МАЛЫШЕВА О. Г.
 
[3]
 
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
 
Актуальность темы исследования. Историю военной цензуры России справедливо можно отнести к одному из белых пятен отечественной историографии. В то же время несомненно, что, будучи практически неисследованной, данная тема имеет важное научное значение. Оно определяется в первую очередь тем местом, которое занимал институт военной цензуры в государственной системе. Влияние этого института, находившегося на стыке интересов армии и печатного мира, не могло не отразится как на военной истории, так и на истории журналистики и литературы. Кроме того, военно-цензурная политика государства сказывалась определенным образом в международных отношениях России, особенно в периоды вооруженных конфликтов и дипломатических кризисов. Полицейские функции, выполнявшиеся данным институтом, делают необходимым изучение его истории и для исследования внутренней политики дореволюционной России. В XX веке военная цензура, наряду с пропагандой, явилась одним из основных инструментов информационной войны, чем, в свою очередь, обуславливается важность нашей темы при исследовании истории и теории этих войн.
Объект исследования. Диссертационная работа посвящена истории возникновения и развития института военной цензуры в Российской Империи. Понятие «институт» объединяет оба смысла, которые традиционно вкладываются в слово «цензура»: «надзор за печатью с целью предупреждения распространения вредных с господствующей в данное время в правительственной сфере точки зрения
 
[4]
 
произведений печати» и «учреждение, которому специально поручен таковой надзор». [1]
Развитие на протяжении исторического процесса средств массовой информации (основного объекта цензурной деятельности) явилось причиной структурирования цензуры. Ее принято делить на светскую и духовную. Светская цензура, в свою очередь, подразделяется на общую (или политическую) и специальные (применительно к учреждениям используется термин «ведомственные»): иностранную (контролирующую поток информации из-за границы), почтовую, театральную, военную и т. д.
Объект данного исследования - военная цензура - в настоящее время трактуется как «одна из форм контроля (надзора) со стороны военных и др. государственных органов открытых видов информации (печать, радио, телевидение, кино, произведения изобразительного искусства, экспозиции музеев и т. д.), а иногда и частной переписки с целью не допустить опубликования и оглашения в них сведений, составляющих тайну военную и государственную».[2] Именно в факторе обеспечения военно-информационной безопасности государства заключается специфическое отличие военной цензуры от других форм контроля за информацией.
Предметом исследования, соответственно, является процесс возникновения и развития института военной цензуры Российской империи, а также многосторонняя деятельность учреждений, представлявших этот институт в разное время.
Хронологические рамки исследования: 1810 - 1905 гг. Первая дата определяется тем, что в этом году впервые в России была вве-
 
[5]
 
дена должность военного цензора, хотя элементы военно-информационного контроля прослеживаются и в более раннее время. Верхняя дата - 1905 год - определяется двумя важными событиями отечественной истории: окончанием Русско-японской войны с ликвидацией сети военно-цензурных учреждений, и упразднением всей, в том числе и военной, предварительной цензуры после опубликования Высочайшего манифеста 17 октября 1905 года. Упраздненные тогда военно-цензурные органы были воссозданы вновь только в 1914 году, в связи с началом 1-й мировой войны.
Цель и задачи исследования. Основной целью диссертационной работы является воссоздание истории института военно-информационного контроля Российского государства в указанных хронологических рамках.
Для достижения поставленной цели автор попытался проследить, как изменялись на протяжении времени принципы такого контроля, что являлось его объектом, и какие государственные структуры его осуществляли. Для этого понадобилось реконструировать историю собственно военно-цензурных учреждений, выяснить степень участия других учреждений в такой деятельности, изучить особенности работы военной цензуры в разные периоды и выяснить, насколько эта работа была эффективной. Итогом индуктивного анализа полученных результатов должен стать ответ на вопрос: как ставилась и решалась проблема информационной безопасности военного комплекса Российской империи.
Методологической основой исследования являются основные принципы научной работы - историзм и объективность. В качестве важнейшего исследовательского инструментария использованы
 
[6]
 
Научная новизна исследования. В диссертации, впервые в отечественной историографии, сделана попытка комплексного исследования института военно-информационного контроля дореволюционной России. Достаточно широкие хронологические рамки позволили оценить динамику его развития и выявить факторы, влиявшие на его деятельность. В работе достаточно подробно освещается история отдельных государственных учреждений, в разное время занимавшихся военно-цензурной деятельностью. В ходе исследования в научный оборот впервые вводится значительное количество новых архивных документов.
Степень изученности темы. Как уже отмечалось, данная тема относится к числу малоисследованных сюжетов. Существует достаточно большое количество работ, освещающих информационную политику Российской империи, в том числе и историю цензуры, однако в этих исследованиях практически отсутствует военный аспект проблемы. В то же время нельзя умалять ценность этих работ, поскольку в них раскрываются общие принципы государственной цензурной деятельности, составной частью которой являлась военная цензура.
Среди дореволюционных исследований такого рода можно выделить две группы работ. Объектом изучения первой группы, значительную часть которой составляли ведомственные исследования, был, преимущественно, сам цензурный аппарат. Потребность в исследовании этой темы возникла в связи с цензурной реформой 50-х - 60-х гг. XIX века, для успешного проведения которой необходимо было осуществить анализ всего предыдущего опыта. Вследствие этого Главное управление по делам печати предприняло издание ря-
 
[7]
 
да сборников документов по истории цензуры, содержавшиеся в которых сведения были обобщены в монографии «Исторические сведения о цензуре в России», вышедшей в свет в 1862 г. Данная работа, по сути, является исследованием истории общей цензуры, из ведомственных цензур достаточно подробно освещается только духовная, а военные аспекты рассматриваются только в тех случаях, когда к ним имели отношение учреждения общей цензуры. Существование в России военной цензуры отмечено лишь упоминанием о Военно-цензурном комитете, деятельность которого зафиксирована в 1856 году. [3]
Другую группу исследований, в которых также делалась попытка всеобъемлющего освещения истории русской цензуры, можно отнести к либеральному, а отчасти и оппозиционному направлениям исторической науки. Здесь главное место занимают работы A. M. Скабичевского,[4] Н. А. Энгелъгардта,[5] сборник статей В. А. Розенберга и В. Якушкина,[6] и серия книг М. К. Лемке.[7] Все эти исследования, в разной степени, объединены общей тенденцией, а именно, негативным отношением авторов к цензуре, как таковой. То, что авторы видели в цензурных учреждениях преимущественно репрессивный аппарат, призванный подавлять свободное выражение
 
[8]
 
общественного мнения, заметно повлияло не только на стиль, но и на фактическую сторону изложения материала. Авторы смещают акцент на отрицательные эпизоды цензурной деятельности, демонстрирую при этом непонимания позитивной роли цензуры в деле обеспечения информационной безопасности. Именно этой тенденцией определяется тот факт, что особое внимание исследователей привлекают учреждения, занимавшиеся политическим надзором за печатью, в число которых не входили специальные цензуры. В этих исследованиях эпизоды из истории военной цензуры крайне редки, и зачастую просто искажены.
К этим двум группам можно отнести также дореволюционные исследования, посвященные частным вопросам истории цензуры, тематика которых ограничивалась либо временными рамками, либо конкретным учреждением, либо завершенным процессом (например, цензурной реформой). В интересующем нас аспекте можно упомянуть работу В. Е. Рудакова «Последние дни цензуры в Министерстве народного просвещения». [8] Автор попытался осветить деятельность Санкт-петербургского цензурного комитета в самый острый период цензурной реформы (1862 - 1865), когда осуществлялась постепенная передача цензуры из Министерства народного просвещения в МВД. Среди прочего, в работе даются характеристики сотрудников комитета, в том числе и представителя военного ведомства Л. Л. Штюрмера, объединявшего в своем лице едва ли не всю военно-цензурную деятельность. К сожалению, слабая источниковая база и не всегда объективное использование автором эпистолярных мате-
 
[9]
 
риалов привели в итоге к значительным искажениям, как в характеристике военного цензора, так и в конкретно-исторических фактах.
В советской историографии работ по общей истории русской цензуры, где бы уделялось внимание военным аспектам, нам обнаружить не удалось. Не многим лучше обстоит дело и с работами, посвященным частным вопросам. Так, Ю. И. Герасимова и Н. Г. Патрушева в исследованиях, воссоздающих историю цензурной реформы Александра II, ограничиваются простым упоминанием того же Л. Л. Штюрмера,[9] а немногочисленные подробности, сообщаемые исследователями, являются повторением ошибочной информации В. Е. Рудакова, заметно исказившего, под влиянием субъективных эпистолярных источников, портрет военного цензора.
В то же время военная цензура, как самостоятельный объект исследования, имеет и собственную, хотя и незначительную, историографию. Начало такого изучения было положено в конце XIX века генералом Л. Л. Лобко, долгое время занимавшем должность военного представителя в Санкт-петербургском цензурном комитете. В 1891 г., когда решался вопрос о назначении его военным цензором, Лобко, готовясь к новой работе, начал собирать материалы по истории и теории цензуры. 25 апреля 1895 г. он подал начальнику Главного штаба Н. Н. Обручеву докладную записку, в которой предлагал вновь, как это было при Николае I, отделить военную цензуру от гражданской. [10] Доклад Лобко, являясь, по сути, служебным документом, не предназначенным для публикации, содержит в себе ряд
 
[10]
 
свойств историографического произведения. Автор аргументировал свой проект историческими примерами, для чего использовал значительный комплекс законодательных, архивных и мемуарных материалов.
Поражение, которое потерпела Россия в войне с Японией, выявило необходимость осмысления опыта этой войны. В итоге, учреждениями военного ведомства был подготовлен целый ряд исторических работ, в которых освещались разные стороны войны 1904 -1905 гг. Не осталась в стороне и военно-цензурная деятельность этого периода. Сразу после окончания боевых действий Цензурным отделением Штаба главнокомандующего был составлен, а затем и опубликован тиражом в 300 экземпляров «Отчет о применении цензуры на театре войны». [11] Несмотря на то, что по форме «Отчет» являлся публикацией официально-документальных материалов, это издание смело можно назвать полноценным историческим исследованием. В «Отчете» детально показана организация и деятельность цензурных органов, функционировавших в районе боевых действий. Кроме того, в качестве приложения к этому изданию, были опубликованы различные нормативные и делопроизводственные документы, иллюстрирующие основной текст. Одновременно эта работа является и уникальным источником, так как подавляющее большинство документов, на которых она основывается, не отложилось в архивах. Недостатком «Отчета» можно считать локализацию объекта исследования районом фронта; в работе совершенно не отражена деятельность центрального и местных учреждений военной цензуры, не находившихся в этом районе.
 
[11]
 
Одновременно с «Отчетом» этим же учреждением была опубликована «Записка о желательной постановке дела военной цензуры», являющаяся теоретическим осмыслением исторического опыта.
Ряд ведомственных исследований по этому вопросу завершает брошюра П. С. Махрова «Военная тайна и ее пределы, примеры уменья и неуменья ее хранить. Военная цензура», вышедшая в Варшаве в 1908 г. В целом эта работа, являющаяся популярным изложением двух перечисленных выше изданий, не оригинальна. Можно отметить достаточно поверхностное знакомство автора с проблемой, хотя определенный интерес представляет делаемый Махровым экскурс в историю проблемы военно-информационной безопасности.
Исследователи советского периода, обращавшиеся к истории дореволюционной военной цензуры, в большинстве своем рассматривали период 1-й мировой войны. Главное место среди таких исследований занимает работа М. К. Лемке «Военная цензура», включенная автором в состав текста его воспоминаний. [12]
В то же время, совершенно не освещенной в советской исторической литературе оставался период до 1914 г. Первая попытка в этом направлении была предпринята М. А. Козловым в статье «Военная цензура», опубликованной в Советской военной энциклопедии. [13] К сожалению, эта небольшая по объему статья малоинформативна (в ней указывается лишь на учреждение должности военного цензора в 1812 г. и на то, что «в Военном министерстве при Главном штабе предусматривался военно-цензурный комитет», в действительности находившийся в непосредственном ведении военного министра). К тому же статья изобилует фактическими ошибками и неточностями.
 
[12]
 
Так, например, знаменитое III отделение Собственной его императорского величества канцелярии автор включает в состав МВД и т. д.
Больший интерес может вызвать работа С. Б. Белогурова «История становления и развития военной периодической печати России XIX - начала XX веков». [14] Изучая русскую военную журналистику, автор столкнулся с отсутствием опубликованной информации по примыкающей к его теме истории военной цензуры того же периода, что побудило его произвести самостоятельное обзорное исследование. На основании архивных материалов С. Б. Белогурову удалось выявить часть военно-цензурных учреждений Российской империи и показать, в общих чертах, их взаимодействие с официальными изданиями военного ведомства. Однако и этой работе присущи искажения исторической действительности, что, видимо, можно объяснить как тем, что история военной цензуры являлась для автора второстепенной, вспомогательной темой, так и ограниченной источниковой базой исследования.
Очередная попытка дать общий обзор истории военной цензуры как дореволюционной, так и советской, была предпринята капитаном 1-го ранга В. Шевцовым на страницах «Морского сборника». [15] Автору удалось довольно подробно осветить практически не исследованную историю военно-цензурных учреждений Красной и Советской армий, однако дореволюционный период рассматривается им вскользь, причем основным источником информации об этом периоде послужила, видимо, отмеченная выше статья М. А. Козлова.
 
[13]
 
Отдельные аспекты взаимоотношений военно-цензурных органов с миром печати рассматриваются в ряде исследований, посвященных истории журналистики и литературы. Наиболее полно эти отношения удалось показать С. Б. Белогурову в упоминавшейся работе. Среди других исследований можно указать на очерк А. Т. Борисевича «Русский инвалид за сто лет». [16] Автор поставил перед собой задачу осветить все стороны жизни этой газеты, долгое время бывшей единственным военным изданием России, в том числе и взаимоотношения газеты с цензурой. Хотя этот аспект рассматривается довольно подробно, в очерке имеют место очевидные ошибки. Они, как представляется, вызваны узким кругом источников, использованных в работе, а также излишним доверием автора к опубликованным руководящим и нормативным документам, которые не подверглись источниковедческой критике. Иными словами, А. Т. Борисевич принял благие пожелания составителей этих документов за реальное состояние дел.
Состояние военно-информационного контроля во время Отечественной войны 1812 г. раскрывается в ряде дореволюционных и советских работ. Здесь в первую очередь необходимо упомянуть статью К. В. Сивкова «Война и цензура», вошедшую в состав юбилейного сборника «Отечественная война и русское общество». [17] В статье дан обзор цензурной политики государства в связи с европейскими событиями начала XIX века, однако военный аспект проблемы в ней почти не затрагивается. Перлюстрации писем в эту эпоху посвящено сообщение А. В. Предтеченского, опубликованное в жур-
 
[14]
 
нале «Красный архив» в 1927 г. [18] В ряду советских публикаций выделяются диссертация и написанная на ее материале книга известного историка А. Г. Тартаковского, посвященные становлению и развитию военной публицистики и армейской печати в 1812 г. [19] Они представляют особый интерес потому, что автор подробнейшим образом осветил меры, предпринятые государством в области обеспечения информационной безопасности.
Попытка исследования военно-цензурной деятельности во время Крымской войны 1853 - 1856 гг. была предпринята В. Евгеньевым-Максимовым. [20] К сожалению, автор рассматривает только один эпизод этой деятельности, связанный с предоставлением журналу «Современник» права на публикацию военных материалов. Этой же проблемы коснулся в своей диссертации Б. Г. Сеидов, но отсутствие в распоряжении автора достоверных источников привело к тому, что он ограничился лишь общими рассуждениями. [21]
Отдельные эпизоды истории военной цензуры в годы реформ Александра II показаны в юбилейной статье «К 50-летию Военного сборника», опубликованной в этом журнале в 1908 г. [22]
Юридический аспект проблемы обеспечения защиты военной и государственной тайны во второй половине ХIХ – начале ХХ вв.
 
[15]
 
довольно полно освещен в статье С. В. Чернопруда,[23] опубликованной в журнале «Вопросы защиты информации» в 1996 г.
Этим можно ограничить перечень заметных работ, имеющих отношение к нашей теме. Отдельные исследования, где имеются указания на второстепенные эпизоды истории военной цензуры, отмечены в сносках к основному тексту диссертации и списке использованной литературы. Можно сделать вывод, что имеющаяся историческая литература не дает цельной картины организации, развития и деятельности военно-цензурных учреждений Российской империи. В большинстве работ выражено негативное отношение авторов к цензуре вообще, единственным исключением, где сделана попытка выявить конструктивную роль военной цензуры в обеспечении государственной безопасности, является отмеченная выше статья В. Шевцова.
Источниковая база исследования. Комплексным характером диссертационного исследования обусловлено разнообразие использованных источников. Их основу составляют неопубликованные документы, хранящиеся в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА). Интерес к данному архиву обусловлен тем, что все учреждения военно-информационного контроля Российской империи непосредственно входили в аппарат Военного министерства, либо были подотчетны ему, а в настоящее время подавляющее большинство архивных фондов военного ведомства сконцентрированы именно в РГВИА.
Несмотря на то, что документы, относящиеся к нашей теме, хранятся компактно, их комплекс нельзя назвать полноценным.
 
[16]
 
Большая часть этих материалов оказалась утраченной как при первичном отборе на хранение, так и в последующие годы. Из нескольких десятков военно-цензурных учреждений, существовавших в 1810 - 1905 гг., собственный архивный фонд имеет только одно из них - Военно-цензурный комитет (1835 - 1858 гг.). [24] Документальные материалы многих других учреждений (в основном это частные военно-цензурные комиссии, создававшиеся в военных округах в 1877 и 1904 гг.) вообще не сохранились. Деятельность Особой военно-цензурной комиссии периода 1877 - 1878 гг., курировавшей всю военно-цензурную работу, представлена лишь одной единицей хранения,[25] аналогичного учреждения периода Русско-японской войны - тремя. [26]
В тех случаях, когда учреждения, занимавшиеся цензурным надзором, не отложили оригинальных материалов, использовались фонды вышестоящих инстанций, таких как Канцелярии военного министерства (Ф. 1, 29), Главного штаба (Ф. 35, 400), Главного управления генерального штаба (Ф. 2000) и др., либо смежных учреждений, например Военно-ученого комитета (Ф. 401). Для раннего периода существования военной цензуры (1910 - 1935) характерно почти полное отсутствие подлинных документов или их копий. В подобных случаях в качестве источника информации использовались справочные и регистрационные материалы (журналы входящих и исходящих бумаг, реестры просмотренных сочинений, сдаточные описи и т. д.), отложившиеся в фондах вышестоящих учреждений.
Другой группой источников являются опубликованные материалы. В первую очередь они включают в себя законодательную
 
[17]
 
 (Полное собрание законов Российской империи, Свод военных постановлений, сборники приказов, отдельные издания законодательных документов) и справочную (Адрес-календари, списки офицеров по старшинству и т. д.) литературу. К ней примыкают сборники и публикации подборок официальных документов. Среди первых можно упомянуть ряд изданий, подготовленных во время проведения цензурной реформы середины XIX века[27] и упоминавшийся выше «Отчет о применении цензуры на театре войны». Ко вторым относятся публикации, помещавшиеся в дореволюционных исторических журналах. [28] Однако собственно к истории военной цензуры относится только «Отчет».
Отсутствие в официальных документах ряда важных сведений по нашей тематике частично компенсирует мемуарная литература. Здесь следует указать в первую очередь на воспоминания лиц, непосредственно занимавшихся военно-информационным контролем. Несмотря на то, что многие из них заявили о себе как писатели и оставили мемуары, о военно-цензурной деятельности упоминают только двое: производитель дел Военно-цензурного комитета А. А. Харитонов[29] и ведавший делами печати в действующей армии в
 
[18]
 
1877 - 1878 гг. М. А. Газенкампф. [30] Если воспоминания Харитонова достаточно скупы (интерес вызывает только характеристика председателя комитета А. И. Михайловского-Данилевского), то Газенкампф, напротив, дает достаточно полную картину своей деятельности, во многом дополняющую посредственно сохранившийся комплекс официальных материалов.
Другой группой мемуарных источников являются воспоминания журналистов, редакторов и издателей, которые, по роду своей деятельности, сталкивались с военной цензурой. Из этих сочинений наиболее информативными являются полемические статьи редакторов «Военного сборника» С. П. Зыкова и Ф. П. Макшеева, публиковавшиеся в «Русской старине» на протяжении 1910 года. [31] Эти воспоминания в разной степени субъективно характеризуют роль, которую сыграл военный цензор Л. Л. Штюрмер в жизни «Военного сборника». Интересные воспоминания оставил писатель Вас. И. Немирович-Данченко, бывший во время войны 1877 - 1878 гг. фронтовым корреспондентом газеты «Новое время». [32] Это сочинение представляет собой переработанные тексты военных корреспонденции автора (в частности, включены фрагменты, не разрешенные к публикации военной цензурой), и, будучи достаточно объективным, во многом дополняет дневник М. А. Газенкампфа. Эпизоду, свя-
 
[19]
 
занному с деятельностью военного цензора Л. Л. Лобко посвящен небольшой очерк Д. Баланина. [33]
Использованные в диссертации эпистолярные источники представлены письмами Д. В. Давыдова А. С. Пушкину, отложившиеся в личном фонде поэта-партизана. [34] Эта переписка освещает некоторые подробности, связанные с цензурой сочинений Д. В. Давыдова.
Периодические издания, как исторический источник, использованы нами в незначительной степени. Обращение к ним в большинстве случаев было вызвано необходимостью уточнить некоторые факты, известные по документам, установить фамилии цензоров и т. д. Ряд статей в прессе, критикующих деятельность военно-цензурных учреждений периода Русско-японской войны, подробно не рассматриваются. Они достаточно субъективны и малоинформативны.
Практическая значимость диссертации состоит в том, что ее материалы могут быть использованы для исследований в областях военной и политической истории России, истории русской журналистики и литературы, Они могут также послужить основой для создания обобщающей истории военной цензуры.
Кроме того, исследование может представлять интерес для специалистов, разрабатывающих вопросы информационной безопасности в современной России.
Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации обсуждены на заседании проблемной исследовательской группы кафедры истории российской государственности и общественно-философской мысли Российской академии государ-
 
[20]
 
ственной службы при Президенте Российской Федерации, отражены в авторских публикациях.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, и приложения.
 
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
 
Во введении обосновывается актуальность темы, степень ее изученности, определяется предмет, основные цели и задачи исследования, дается историографический обзор и анализ источников.
В первой главе диссертации - «Становление военной цензуры в дореформенный период (XVIII - первая половина XIX вв.)» - рассматриваются меры предпринимавшиеся российской властью в указанный период по контролю за информацией военного характера.
В допетровский период, когда в России отсутствовала пресса, необходимость в таком контроле не возникала. Первая русская газета, публиковавшая военные материалы - «Ведомости», была детищем Петра I; он же был ее издателем, редактором и автором многих публикаций. Установленная таким образом монополия высшей власти на периодическую печать просуществовала до царствования Екатерины II и не предполагала какого-либо дополнительного надзора. В то же время именно Петром 1 была сделана первая попытка ограничить распространение нежелательной военной информации в переписке: такие действия, согласно Воинскому артикулу 1716 г., могли повлечь за собой смертную казнь. Однако механизм перлюстрации писем военнослужащих в эту эпоху еще не существовал.
В эпоху Екатерины II в России возникает частное книгоиздание, появляются неофициальные журналы. Как следствие, происходит развитие общей цензуры. В то же время никаких военно-
 
[21]
 
цензурных мер не предпринималось, так как власть не считала опасной публикацию военной информации.
Отношение к информации такого рода изменилось после Французской революции. Беспрерывная череда революционных, а затем и наполеоновских войн стимулировала рост читательского интереса к военной теме; одновременно усилилась роль пропаганды, которая при Наполеоне нашла и военное применение. Следствием этого стало ужесточение цензурной политики России, достигшее апогея при Павле I. Цензурный надзор при Павле I носил тотальный характер, поэтому, применительно к этому времени, речь о выделении специальных цензур не шла.
При Александре I политика государства в отношении печати становится более либеральной и гибкой, что стимулирует бурный рост издательской деятельности. Повышенный интерес общества к военной проблематике приводит к появлению специализированных периодических изданий, и, как следствие, возникает потребность в профессиональной цензуре. Согласно принятому в 1804 году Уставу о цензуре, надзор за ведомственными изданиями был возложен непосредственно на руководство этих ведомств. В 1808 году вводится принцип двойной цензуры таких изданий: после одобрения руководством они должны были еще просматриваться в цензурных комитетах Министерства народного просвещения.
С 1809 года, кроме официальных, в России стали издаваться и частные военные журналы. Их появлением было вызвано институциональное оформление русской военной цензуры. 20 августа 1810 года Александр I подписал указ, согласно которому предполагалось учредить при Артиллерийском и Инженерном департаментах Военного министерства должности цензоров. Соответствующее назначение было произведено только в Артиллерийском департаменте, где
 
[22]
 
первым военным цензором стал К. К. Гебгардт, управлявший типографией Ученого комитета по артиллерийской части. В скором времени, однако, в связи с передачей «Военного журнала» в ведение Военного министерства, необходимость в специальной цензуре отпала. Должность военного цензора оказалась вакантной.
В начале 1812 года артиллерийский и инженерный ученые комитеты были преобразованы в Военно-ученый комитет. В штате этого учреждения должность военного цензора сохранялась, но назначению на нее помешала начавшаяся Отечественная война.
Хотя во время Отечественной войны военная цензура формально не существовала, деятельность такого рода осуществлялась непрерывно. За содержанием печатной продукции, издававшейся в армии, наблюдал главнокомандующий, а военные известия, публиковавшиеся в центральной прессе, цензуровал лично император, привлекая к этой работе А. А. Аракчеева и К. В. Нессельроде.
Только в 1815 г., после окончательного разгрома Наполеона, был назначен новый цензор Военно-ученого комитета, которым стал А. Я. Минут. Поскольку в 1819 году был закрыт на тот момент единственный частный «Военный журнал», издававшийся декабристом Ф. Н. Глинкой, и в связи с очередной реорганизацией Военно-ученого комитета должность военного цензора была упразднена.
В 1814 году произошло важное событие в истории русской военной журналистики: филантроп П. П. Пезаровиус приступил к изданию газеты «Русский инвалид», которая до 1917 года оставалась главным печатным органом вооруженных сил. Цензура этого издания неоднократно менялась, отражая постоянно усиливавшееся значение газеты. Первоначально надзор осуществлялся общей цензурой, с переходом издания под патронаж государства явный цензурный контроль был отменен и восстановлен только после восстания
 
[23]
 
декабристов. В диссертации показан процесс перехода цензуры этого издания из Министерства народного просвещения в военное ведомство.
Начало царствования Николая 1 было отмечено резким ужесточением государственного режима, в том числе и цензурной политики. В военной сфере это выразилось в многочисленных запретах на публикацию тех или иных сведений. Офицерам и чиновникам было запрещено публиковать что-либо без разрешения начальства. В то же время милитаризация государства стимулировала увеличение количества специализированных военных изданий. Постепенно в военном ведомстве была сосредоточена цензура журналов, книг, карт, учебной литературы, которая осуществлялась самыми разными должностными лицами, в зависимости от компетенции.
В 1833 году была сделана первая попытка централизации военно-цензурной деятельности, курировать которую должен был теперь непосредственно военный министр. Однако, в виду значительного количества печатной продукции, такая практика оказалось неэффективной. В связи с этим обстоятельством встал вопрос о создании специального военно-цензурного учреждения.
Поводом для его организации послужило издание «Военно-энциклопедического лексикона», начатое в 1835 году Н. И. Гречем. Для цензуры этого грандиозного издания был образован Особый комитет при военном министре, в котором была сконцентрирована вся военно-цензурная деятельность. Это учреждение, получившее в 1836 году название Военно-цензурный комитет, возглавил известный военный историк А. И. Михайловский-Данилевский. В диссертации подробно исследуются вопросы организации, деятельности и кадровой политики этого учреждения, приводятся сведенные в таблицы статистические данные. Военно-цензурный комитет был ликвидиро-
 
[24]
 
ван в 1858 году, в процессе цензурной реформы, одновременно с упразднением всех ведомственных цензур.
Во второй главе диссертации исследуется история русской военной цензуры в 1858 - 1905 гг. В отличие от предыдущей, эта глава строится не по хронологическому, а по проблемному принципу.
В первом параграфе рассматривается развитие военной цензуры в обычных, или мирных, условиях. Отдельно исследуется история подготовки и проведения цензурной реформы Александра II в ее военной части. Одной из первых мер, предпринятых в процессе реформы в 1858 году, была ликвидация ведомственных цензур, в том числе и Военно-цензурного комитета. Эта мера преследовала цели экономии и упрощения цензурного производства. Для перехода к централизованной цензурной системе был учрежден институт «доверенных чиновников» различных ведомств при Петербургском цензурном комитете. От Военного министерства был назначен полковник Л. Л. Штюрмер.
На этом посту Штюрмер действовал не только как преемник Военно-цензурного комитета, он также принимал активное участие и в законодательной деятельности. При его непосредственном участии была выработана новая доктрина военной цензуры: если в предыдущую эпоху такие учреждения в основном наблюдали за соблюдением цензурных требований в специализированной литературе, то теперь военной цензуре предстояло решать самостоятельные задачи, основная из которых виделась Штюрмеру в защите вооруженных сил от дискредитации в прессе.
Насколько важной была такая деятельность видно из того факта, что, когда в 1862 году был упразднен институт ведомственных представителей при общей цензуре, Л. Л. Штюрмер не только остался
 
[25]
 
на свой должности, но был также назначен доверенным лицом военного министра по делам книгопечатания.
Л. Л. Штюрмер находился на военно-цензурной работе на протяжении почти всей эпохи Александра II, до марта 1880 года. Участвуя во многих комиссиях по усовершенствованию цензурного законодательства, он определил принципы, на которых базировалась работа его преемников вплоть до 1905 года. Со временем изменились лишь приоритеты: если в начале цензурной реформы они виделись в защите имиджа армии, то к концу XIX века основной задачей военной цензуры стала охрана военной и государственной тайны. В связи с этим обстоятельством в уголовное законодательство России были включены статьи, строго каравшие за разглашение секретной информации в печати.
Институт военных представителей при Петербургском цензурном комитете просуществовал без изменений до конца 1905 года, когда, в соответствии с манифестом Николая II от 17 октября, была отменена предварительная цензура, а все цензурные учреждения реорганизованы.
Отдельно в диссертации исследуется структура и деятельность чрезвычайных военно-цензурных учреждений, создававшихся во время Русско-турецкой 1877 - 1878 гг. и Русско-японской 1904 -1905 гг. войн.
К началу Русско-турецкой войны накопился богатый мировой опыт применения средств массовой информации для обеспечения боевых действий. Исходя из этого опыта, правительство России предприняло ряд мер, призванных, с одной стороны, противостоять пропаганде, а с другой, лишить разведывательные органы противника возможности получать оперативную информацию из русской прессы. С этой целью еще до объявления войны при Главном штабе
 
[26]
 
была учреждена Особая военно-цензурная комиссия, в которую вошли как военные специалисты, так и гражданские цензоры. В наиболее важных военных округах были сформированы частные комиссии. С началом боевых действий были предприняты меры по надзору за корреспондентами на фронте, в частности, впервые в России была установлена практика аккредитации журналистов. Организатором  такой  работы  на  Балканском  театре  войны  стал М. А. Газенкампф. Созданная таким образом система военно-цензурных учреждений продемонстрировала свою эффективность, чему в немалой степени способствовал патриотический подъем в русском обществе.
Система военно-информационного контроля, созданная в начале Русско-японской войны, строилась на тех же принципах, что и в 1877 году. В то же время, поскольку в предвоенный период подготовительная работа в этом направлении не проводилась, организация военной цензуры в 1904 году происходила спонтанно, не учитывались реалии времени, особенности театра военных действий (территория нейтрального государства) и степень готовности противника к войне. Отсутствовала также необходимая законодательная база. Все это сделало работу военно-цензурных учреждений малоэффективной, что дало возможность японской разведке широко использовать в качестве источника информации русскую прессу. О неэффективности системы военной цензуры в тот период свидетельствуют многочисленные попытки реорганизации данных учреждений. В 1905 году, после заключения Портсмутского мира, чрезвычайные органы военной цензуры были ликвидированы.
В заключении диссертации подведены общие итоги исследования. Выявлены факторы, влиявшие на развитие института военной цензуры России. К ним относятся как изменения политической си-
 
[27]
 
туации и издательского дела, что оказывало влияние также на общую и прочие специальные цензуры, так и военные факторы, такие как развитие средств связи, военной техники, постепенное увеличение роли информационного оружия. Прервавшийся в 1905 году процесс развития русской военной цензуры выявил недостаточность пассивных форм информационного противодействия для эффективной защиты государственных интересов. В то же время, нельзя не учитывать значимость практического опыта военно-информационного контроля, накопленного за почти вековую историю военной цензуры Российской империи.
 
По теме исследования автором опубликованы следующие работы:
 
1. Михаил Александрович Газенкампф - организатор цензуры на  балканском театре войны 1877 - 1878 годов // Исторические личности России: Материалы Одиннадцатой Всероссийской заочной научной конференции. СПб.: Нестор, 1998. 0,1 п. л.
2. Русская военная цензура в эпоху реформ Александра Ш // Проблемы отечественной истории: Сборник научных статей. М.: РАГС, 2000. 1,2 п. л.
 
 
 
материал размещен 21.06.2006


[1] Водовозов В., Богучарский В. Цензура // Энциклопедический словарь изд. Брокгауза и Ефрона. СПб.,1903. Т.37а. С. 948.
[2] Козлов М.А. Цензура военная // Советская военная энциклопедия. М.,1980, Т.8, С.407. проблемно-хронологический, сравнительно-исторический и системный методы анализа.
[3] Исторические сведения о цензуре в России. СПб., 1862. С. 74.
[4] Скабичевский A.M. Очерки истории русской цензуры (1700 - 1863 гг.) СПб.,1892.
[5] Очерки истории русской цензуры в связи с развитием печати (1703 - 1903). СПб., 1904.
[6] Розенберг В., Якушкин В. Русская печать и цензура в прошлом и настоящем. Статьи. М.,1905.
[7] Лемке М.К. Очерки по истории русской цензуры и журналистики XIX столетия. СПб.Л 904; Он же: Эпоха цензурных реформ 1859 -1865 годов. СПб., 1904; Он же: Николаевские жандармы и литература 1826 - 1855 гг. (По подлинным делам третьего отделения с.е.и.в. канцелярии). СПб.,1908.
[8] Рудаков В.Е. Последние дни цензуры в Министерстве народного просвещения (Председатель Санкт-Петербургского цензурного комитета В.А.Цеэ). СПБ.,1911.
[9] Герасимова Ю.И. Правительственная политика Александра II в области печати в годы революционной ситуации (1850 - 1860): дис. док. ист. наук. М.,1974; Она же: Из истории русской печати в период революционной ситуации конца 1850-х - начала 1860 гг. М.,1974; Патрушева Н.Г. Цензурная реформа в России 1865 г.: дис. канд. ист. наук. Л.,1990.
[10] РГВИА. Ф. 401. Оп. 5. 1896 г. Д. 45.
[11] Отчет о применении цензуры на театре войны. Харбин.,1905.
[12] Лемке М.К. 250 дней в царской ставке. Пг.,1920.
[13] Советская военная энциклопедия. Т. 8. М.,1980, С. 407.
[14] Белогуров СБ. История становления и развития военной периодической печати России ХIХ - начала XX веков. М.,1996. С.с. 133 -152.
[15] Шевцов В. Военная цензура России во все времена отстаивала интересы государства // Морской сборник. 1998. № 12. С. 84.
[16] Борисевич А.Т. Русский инвалид за сто лет (юбилейный очерк). 4.1. СПб.,1913.
[17] Сивков К.В. Война и цензура  // Отечественная война и русское общество. 1812-1912. Юбилейное издание. Т. 7. М.,1912. С. 121.
[18] Предтеченский А.В. О перлюстрации писем в начале XIX века // Красный архив. М.-Л.,1927. Т. 6 (25). С. 201.
[19] Тартаковский А.Г. Русская армейская публицистика отечественной войны 1812 года. Дис. канд. ист. наук. М.,1965; Он же: Военная публицистика 1812 года. М.,1967.
[20] Евгеньев-Максимов В. Цензурная практика в годы Крымской войны // Голос минувшего. 1917. № 11 - 12. С. 241 - 278.
[21] Сеидов Б.Г. Освещение Крымской войны в русской печати середины ХIХ века. Проблема взаимоотношений журналистики и дипломатии: Автореф. дис. канд. ист. наук. - М.,1979.
[22] К 50-летию «Военного сборника» // Военный сборник. СПб.,1908. №№4, 5, 6, 11.
[23] Чернопруд СВ. Законодательные акты по защите гостайны в Российской империи в начале XX века // Вопросы защиты информации. М.,1996. №4(35). С. 25.
[24] РГВИА. Ф. 494.
[25] РГВИА. Ф. 401. Оп. 3. 1877 г. Д. 50.
[26] РГВИА. Ф. 400 Оп. 4. Д. 508; Ф. 2000. Оп. 1. Д. 47; Ф. 2000. Оп. 1. Д-51.
[27] Например: Сборник постановлений и распоряжений по цензуре с 1720 по 1862 г. СПб.,1862; Сборник распоряжений по цензуре с 1828 по 1862 г. СПб., 1862.
[28] Например: Перлюстрация писем в 1813 - 1814 гг. // Русская старина. СПб.,1890. № 12. С. 704; Цензура в царствование императора Николая 1 // Русская старина. СПб.,1901. № 7. С. 151; Из прошлого: Эпизод из жизни «Военного сборника» // Русская старина. СПб., 1908. № 5. С. 288, и др.
[29] Из воспоминаний А.А.Харитонова // Русская старина. СПб., 1894. № 1.С. 101.
[30] Газенкампф М.А. Мой дневник 1877-1878 гг. СПб., 1908.
[31] Зыков СП. Наброски из моей жизни // Русская старина. СПб.,1910. № 4. С. 142; Макшеев Ф.А. О П.К.Менькове // Русская старина. СПБ.,1910. № 6. С. 613. Зыков СП. Ответ Ф.А.Макшееву // Русская старина. СПб.,1910. № 7. С. 106.
[32] Немирович-Данченко В.И. Год войны (Дневник русского корреспондента): 1877 - 1878. 2 т. СПб., б. г.
[33] Баланин Д. Курьезы цензуры // Русская старина. СПб.,1911. № 10. С. 191.
[34] РГВИА. Ф. 194.0п. 1. Д. 68.

(1.2 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: Иванов В.Д.
  • Размер: 50.66 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Иванов В.Д.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Антонова Т.В. БОРЬБА ЗА СВОБОДУ ПЕЧАТИ В ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ 1861 – 1882 гг.
Бадалян Д.А. Cлавянофильский журнал «Русская беседа» и цензура (1856–1860)
Белобородова А. Изменения в организации цензуры в Российской империи в 1914 г. (по материалам Курской губернии)
Белобородова А. Полиция и цензура в русской провинции во второй половине XIX – начале XX вв. (на материалах Курской губернии)
Белозеров А.А. Нижегородская печать и царская цензура (по документам и воспоминаниям)
Блюм А.В. МЕСТНАЯ КНИГА И ЦЕНЗУРА ДОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ (1784–1860)
О.О. Ботова. Московский цензурный комитет во второй четверти девятнадцатого века (Формирование. Состав. Деятельность)
Зильке Бром. Театр и цензура во второй половине XVIII века
Brohm Silke. Zensur in Rußland vor 1804 und Christian von Schlözer als Zensurfall
Воронежцев А. В. Из истории военной цензуры в период первой мировой войны (по материалам Саратовской губернии)
Галай Ю. Крамольный "Календарь Крестьянина".
Галай Ю.Г. Запрещенный Белинский
Галай Ю.Г. Уничтоженные нижегородские издания в период первой русской революции
Галай Юрий. Цензурная судьба первого журнала старообрядцев
Ю.Г. Галай. Опальный журнал
А. М. Гаркави. Борьба Н.А. Некрасова с цензурой и проблемы некрасовской текстологии. Автореферат дисс. д.филол.н.
Григорьев С.И. Придворная цензура как первая PR-служба в истории России
Григорьев С.И. Придворная цензура предметов широкого потребления
Григорьев С.И. Институт цензуры Министерства императорского двора
Григорьев С.И. Упоминания высочайших особ как товар (по материалам придворной цензуры)
С.И. Григорьев. "Придворная цензура и печатная реклама".
Гринченко Н.А. Организация цензуры в России в I четверти XIX века
Гринченко Н.А., Патрушева Н.Г. Организация цензурного надзора в царстве Польском в XIX - начале ХХ века
Н.А.Гринченко, Н.Г.Патрушева. Надзор за книжной торговлей в конце XVIII — начале XX века
Н.А.Гринченко, Н.Г.Патрушева. Надзор за книжной торговлей в конце XVIII — начале XX века
Евдокимова М.В. Полемика в русской прессе о свободе слова и цензурных постановлениях, 1857 - 1867 гг.
В.Д.Иванов. Формирование военной цензуры России 1810-1905 гг.
Измозик В.С. Личный состав российских «черных кабинетов» в XIX- начале XX вв.: основные требования и основные характеристики
Измозик В.С. Трудовые династии» в «черных кабинетах» Российской империи первой половины XIX в.: семьи Вейраухов и Маснеров
Калмыков В. Еще о цензуре почтовой корреспонденции в России
Б.И. Королев. ПОЛОЖЕНИЕ НИЖЕГОРОДСКИХ ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЙ НА РУБЕЖЕ XIX – XX ВЕКОВ: БОРЬБА ЗА СВОБОДУ СЛОВА И ЦЕНЗУРА.
Космолинская Г.А. Цензура в Московском университете XVIII века («Доновиковский период»)
Косой М. Военная цензура почтовой корреспонденции Петрограда в период первой мировой войны
Е.В. Курбакова. Характер полномочий отдельного губернского цензора (нижегородский период деятельности Г.Г. Данилова)
Курбакова Е.В. Пресса нижегородских старообрядцев и цензура
Летенков Э.В. Из истории политики русского царизма в области печати (1905-1917).
Летенков Э.В. ПЕЧАТЬ И КАПИТАЛИЗМ РОССИИ КОНЦА ХIХ-НАЧАЛАХХ ВЕКА (экономические и социальные аспекты капитализации печати)
Лихоманов А.В. «Комиссия Д.Ф. Кобеко» по составлению нового устава о печати (10 февраля — 1 Декабря 1905 г.)
Луночкин А.В. Газета «Голос» в общественном движении России 70 – начала 80-х гг. XIX в.
Макушин Л.М. Власть и пресса: политика российского правительства в области печати в период реформ 60-х годов XIX века
Макушин Л.М. Власть и пресса: политика российского правительства в области печати в период реформ 60-х годов XIX века
Павлов М.А. Государственная регламентация чтения в России 1890-1917 гг.
Н.А.Паршукова. В.Ф.Одоевский - теоретик и практик печати и цензуры 1830-1840-х гг.
Н.Г. Патрушева. Цензурная реформа в России 1865 г.
Н.Г. Патрушева. Цензурная реформа 1865 г. в карикатурах «Искры»
Патрушева Н.Г. Циркуляры цензурного ведомства о способах обхода цензуры и нарушении цензурных правил (XIX— начало XX века)
Т.Л. Полусмак ЦЕНЗУРНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ
Потапова Е.В. Влияние духовно-цензурных комитетов на развитие библиотечного дела в России во второй половине 19 века
Рейфман П.С. ОТРАЖЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНОЙ БОРЬБЫ НА СТРАНИЦАХ РУССКОЙ ПЕРИОДИКИ 1860-х ГОДОВ.
Смагина Г.И. Книга и цензура в России в XVIII в.
Усягин А.В. Взаимоотношения власти, земств, цензуры и прессы в пореформенной России
Чеченков П.В. Они не вписались в официальную историю: суздальские Рюриковичи в первой половине XV в.
Шалгумбаева Ж. История казахского книгоиздания: фольклор художественная литература и их цензура (XIX – нач. ХХ вв.)
Эльяшевич Д.А. Правительственная политика и еврейская печать в России. 1797–1917.

2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100