ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

21 сентября 2018 г. размещены материалы: статья Ю.Н. Бычкова "Проблема cмысла в музыке" и продолжение книги "Мир животных в пословицах, поговорках, приметах и повериях".


   Главная страница  /  Цензура и текст  /  Россия (Russia)  /  До 1917 г.  / 
   Библиотека  /  Книги и статьи

 Книги и статьи
Размер шрифта: распечатать





Луночкин А.В. Газета «Голос» в общественном движении России 70 – начала 80-х гг. XIX в. (41.66 Kb)

 
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ФИЛИАЛ
На правах рукописи
ЛУНОЧКИН Андрей Валентинович
 
ГАЗЕТА «ГОЛОС» В ОБЩЕСТВЕННОМ ДВИЖЕНИИ РОССИИ
70 — НАЧАЛА 80-Х ГГ. XIX В.
 
07.00.02. — Отечественная история
 
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
 
Санкт-Петербург
1995

Работа выполнена в Санкт-Петербургском филиале Института российской истории Российской Академии наук.
Научный руководитель                  — доктор исторических наук, старший научный сотрудник В. Г. Чернуха
Официальные оппоненты               — доктор исторических наук, старший научный сотрудник А. П. Купайгородская
— кандидат исторических наук, старший научный сотрудник В. Е. Кельнер
Ведущая организация                    — Санкт-Петербургский государственный университет
 
Защита состоится «______ »_________ 1995 г. в    часов на заседании Специализированного совета Д 002.33.03 при Санкт-Петербургском филиале Института российской истории Российской Академии наук (197110, Санкт-Петербург, Петрозаводская ул., д.7).
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского филиала Института российской истории РАН.
Автореферат разослан «                »       199 г.
Ученый секретарь
Специализированного совета                                          Т. В. Андреева

[3]
Актуальность исследования. Периодической печати принадлежит важнейшее место в общественной жизни России пореформенного времени. Однако история отдельных изданий до сих пор остается одной из недостаточно изученных в отечественной науке тем. Если органы революционного и радикально-демократического лагеря рассмотрены относительно неплохо, то газеты и журналы других направлений почти не становились предметом специального исследования. Прежде всего это относится к либеральной прессе, и особенно к газетам. Между тем последние значительно превосходили радикальные и консервативные издания по распространенности, а следовательно, и влиянию на общественное мнение. Обращение к конкретной деятельности видных либеральных органов, выявление их позиций в дискуссиях по злободневным вопросам внутренней и внешней политики позволит существенно расширить представление об идейной борьбе в русском обществе первых пореформенных десятилетий, уйти от схематизма в изображении либерального движения, наполнив его реальным содержанием.
Газета «Голос», выходившая в Петербурге с 1863 по 1883 г., была одним из ведущих изданий либерального направления, и изучение ее деятельности представляется весьма необходимым для воссоздания сложной картины общественной жизни пореформенной России. Присутствует здесь и еще один аспект. Редакция «Голоса» была тесно связана с прогрессивно настроенными правительственными деятелями, выступавшими за проведение в стране последовательных буржуазных преобразований. Тема реформ постоянно звучала на страницах «Голоса». Исследование материалов газеты позволяет, таким образом, пролить свет на сравнительно новую для исторической науки проблему - историю реформаторства и реформ в России. С этой точки зрения важно рассмотреть программу преобразований, предлагавшуюся на страницах «Голоса», проанализировать обстоятельства ее возникновения, характер и причины эволюции, место в ряду других проектов, выдвигавшихся либеральным обществом.
Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы является изучение роли газеты «Голос» в общественном движении России 70-х - начала 80-х гг. XIX в. Для достижения указанной цели ставились следующие задачи — дать внешнюю характеристику издания, установить состав сотрудников редакции, ее связи в различных кругах русского общества, читательскую аудиторию; показать позицию газеты по основным политическим проблемам данного периода, рассмотреть от-
 
[4]
ношение редакции к мероприятиям власти и взгляд самого правительства на деятельность и направление «Голоса», проследить цензурную историю газеты, представить положение газеты в спектре русской периодики в различные периоды ее существования.
Степень изученности темы. Первые попытки охарактеризовать направление «Голоса» предпринимались еще современниками из числа журналистов конкурирующих изданий. Они были, естественно, весьма субъективны. По оценкам Ф. М. Достоевского, М. Н. Каткова, А. С. Суворина и других, «Голос» вовсе не имел собственной политической позиции и ориентировался исключительно на конъюнктуру рынка и настроения властей. С другой стороны, в 1878 г. по заказу редакции ее бывший сотрудник В. О. Михневич подготовил книгу <Пятнадцатилетие газеты «Голос»>, где в откровенно апологетическом тоне доказывал независимость и принципиальность редакции. На рубеже XIX — XX вв. появился ряд работ по истории журналистики, авторы которых (К. К. Арсеньев», В. Богучарский, С. А. Венгеров, А. А. Корнилов, А. М. Скабичевский, Н. А. Энгельгардт) наряду с прочими изданиями упоминали и «Голос» в форме самых общих очерков. Исследователи были единодушны в представлении о газете, как, в целом, либеральном органе, и расходились между собой только в определении оттенков этого либерализма: строго центристского (Н. А. Энгельгардт), или безусловно оппозиционного (С. А. Венгеров). Существенным вкладом в разработку темы стали очерки М. К. Лемке о цензурных реформах. Он установил, что «Голос» был основан при содействии министра народного просвещения либерала А. В. Головнина и поначалу выполнял роль министерского официоза, получая за это казенную субсидию.
В послереволюционный период по понятным причинам исследователи практически не занимались буржуазной прессой. В немногочисленных общих работах по истории журналистики авторы ограничивались повторением данных, накопленных предшественниками, их оценки целиком находились в русле официальной антилиберальной идеологии и носили однозначно негативный характер (очерк истории газетного дела Н. С. Вертинского). Несколько отличался от прочих работ 1920 — 1940-х гг. лишь курс лекций Б. П. Козьмина, который пытался уйти от прямолинейных классовых оценок. По мнению ученого, «Голос» на всем протяжении своего существования выражал взгляды либерально настроенных представителей высшей петербургской бюрократии.
 
[5]
С конца 1950-х гг. произошло некоторое возрождение интереса к русской периодике. Появились обобщающие работы по истории журналистики (книги Б. И. Есина, коллективные труды — «История русской журналистики XVIII — XIX вв.»; «Очерки по истории русской журна листики и критики»), где в числе прочих газет давались краткие характеристики и «Голосу». Оценки эти продолжали оставаться весьма критичными - либерализм редакции назывался показным, утверждалось, что по многим вопросам «Голос» смыкался с реакцией и вообще находился на «правом фланге» русской прессы. Материалы газеты также широко использовались исследователями самых различных сюжетов: политического кризиса в России рубежа 1870 — 1880-х гг. (Труды
П. А. Зайончковского, М. И. Хейфеца, коллективная монография «Россия в революционной ситуации на рубеже 1870-1880-х гг.»), революционного движения (работы С. С. Волка, Б. С. Итенберга, Н. А. Троицкого), внешней политики России (статьи и монографии В. И. Адо, Л. Г. Дрейзис, С. А. Никитина, С. В. Оболенской, Ю. А. Писарева). Недостатком многих из этих работ является известная недооценка различий между либеральными изданиями, искусственное объединение их позиций.
Первая статья, специально посвященная истории «Голоса», появилась в 1972 г. Однако ее автор А. Н. Степанов практически не использовал архивные материалы и ничего существенно нового в разработку темы не внес. Сосредоточившись в основном на отношении редакции к революционному движению, он зачислил газету в лагерь реакции. Выступления же «Голоса» по проблеме реформ оказались для исследователя всего лишь «беспринципной болтовней» и «отражением истинной сущности подлого либерализма и его предательства по отношению к русскому народу»[1].
Общее положение русской прессы и ее взаимоотношения с государственной властью в различные периоды времени рассматривалось в монографиях Б. П. Балуева (1880-е гг.) ив. Г. Чернухи (1860-е и 1870-е гг.). В этих работах присутствуют противоположные оценки «Голоса»: если для Б. П. Балуева газета представляла собой «образец либеральной
 
[6]
ограниченности, двуличия, трусости, водолейства», то В. Г. Чернуха видит в основании «Голоса» в 1863 г. проявление одной из сторон правительственной политики эпохи «Великих реформ» — учреждение официозных изданий с целью воздействия на формирование выгодного для себя общественного мнения.
Отношение либеральной прессы Петербурга и Москвы к режиму М. Т. Лорис-Меликова в 1880- 1881 гг. стало предметом кандидатской диссертации А. П. Афанасьева. Он отметил близость редакции «Голоса» к диктатору, изложил программу реформ, предлагавшуюся на страницах газеты. Однако, на наш взгляд, в работе имеются ошибки в хронологии, которые привели автора к одному неверному выводу. А. П. Афанасьев посчитал, что «Голос» прекратил публикацию статей о необходимых преобразованиях государственного строя в ответ на сентябрьское внушение М. Т. Лорис-Меликова прессе о недопустимости подобных «мечтаний». На деле же это заявление было сделано министром не 19 сентября, как утверждает историк[2], а 6 сентября, а следовательно, статьи «Голоса» о реформе высших органов управления появились не до, а после предостережения Лорис-Меликова. Понятно, что это совершенно меняет ситуацию. Спорным представляется и утверждение А. П. Афанасьева о переходе «Голоса» после 1 марта 1881 г. в оппозицию М. Т. Лорис-Меликову.
Наконец, основание и первые годы существования «Голоса» рассмотрела в своей диссертации А. А. Зайцева (<Газета «Голос» во внутренней политике самодержавия периода буржуазных реформ: 1863 — 1870>. М.,1985). Автор с привлечением всех необходимых источников подробно воссоздала деятельность министра А. В. Головнина и издателя А. А. Краевского по основанию газеты, проанализировала выступления редакции по проблемам внутренней политики в 1860-х гг. А. А. Зайцева пришла к обоснованному выводу, что о самостоятельной программе самой редакции в этот период можно говорить только в некоторой степени, в основном же газета не выходила из рамок правительственной политики.
 
[7]
История «Голоса», как одной из крупнейших либеральных газет, послужила темой для исследования американского историка П. Руссо. В 1974 г. им была защищена в Колумбийском университете докторская диссертация <«Голос», 1878 — 1883. Очерк русской газеты>. Результатом изысканий историка в советских архивах стала посмертная публикация его статьи, посвященной взаимоотношениям «Голоса» и цензуры в 1879 — 1883 гг. Правда, большая часть статьи представляет собой детальное исследование конфликта редакции с министром внутренних дел Л. С. Маковым в конце 1879 — начале 1880 г., а последующий период очерчен только эскизно[3].
Таким образом, полномасштабное изучение деятельности «Голоса» проведено только по отношению к периоду 1863 — 1870 гг. Последние тринадцать лет существования газеты рассматривались историками крайне фрагментарно, общая же проблема выяснения роли «Голоса» в общественной жизни России остается нераскрытой.
Хронологические рамки. Настоящая работа посвящена изучению истории газеты «Голос» и ее политической позиции в период с 1870 по 1883 г. включительно. Февраль 1883 г. стал последним месяцем выхода газеты. После полугодовой приостановки, вызванной цензурным взысканием, редакция сочла невозможным продолжать ее выпуск. Нижняя граница исследования — 1870 г. — логически связывает его с работой, проведенной А. А. Зайцевой. Представляется также, что как раз 1870 г. стал рубежом в истории «Голоса» — с этого года редакция начала позволять себе отходить от безусловной поддержки всех начинаний правительства и вести их критику. Газета обрела свою собственную позицию, стала самостоятельным фактором общественной жизни.
Источниковая база исследования. Основным источником данной диссертации послужили материалы, связанные с изданием газеты. Это прежде всего содержание номеров «Голоса» — передовые статьи, фельетоны, корреспонденции с мест. Важнейшее значение для темы имеет архив редакции, частично сохранившийся в личных фондах издателя, газеты А. А. Краевского и ее фактического редактора В. А. Бильбасова в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (ф.73, 391),
 
[8]
а также секретаря редакции В. Р. Зотова в Институте русской литературы РАН (ф.548). Это рукописи статей, материалы судебных разбирательств, памятные записи В. А. Бильбасова и письма в редакцию сотрудников газеты и ее читателей. Последняя категория источников незаменима для определения авторства газетных статей и обстоятельств их появления, а также для выяснения читательской аудитории. Редакционная переписка содержится также в личных фондах других сотрудников газеты, государственных и общественных деятелей, хранящихся в Институте русской литературы РАН, Отделе рукописей Российской государственной библиотеки, Российском государственном архиве литературы и искусства, Государственном архиве Российской Федерации и Российском государственном историческом архиве.
Следующая группа источников — официальные документы. Это законодательство о печати, а также неопубликованные материалы — циркуляры министра внутренних дел, запрещавшие прессе обсуждение какого-либо вопроса, цензурные материалы Петербургского цензурного комитета и Главного управления по делам печати. Среди них необходимо отметить доклады цензоров, наблюдавших за «Голосом», журналы заседаний комитета и Совета Главного управления, всеподданнейшие доклады министра внутренних дел и особенно цензурные дела газеты. Эти документы находятся в Российском государственном историческом архиве (ф.776, 777). Интересную, хотя и требующую осторожности, информацию содержат агентурные донесения и материалы перлюстрации писем Секретного архива III Отделения с.е.и.в. канцелярии в Государственном архиве Российской Федерации (ф. 109).
Дополнением официальным материалам служит переписка правительственных деятелей, показывающая их отношение к печати и «Голосу»: неопубликованная — П. А. Валуева, А. В. Головнина, М. Т. Лорис-Меликова, Д. А. Милютина (в их личных фондах в РГИА, ГА РФ, ОР РГБ) и опубликованная — К. П. Победоносцева. Привлекались также дневники и мемуары видных сановников, деятелей науки, культуры, сотрудников «Голоса» (М. И. Венюкова, Г. К. Градовского, А. Е. Кауфмана, В. С. Лихачева, К. А. Манна и др.). Для установления имен сотрудников и авторов газеты использована справочная литература — альбомы биографий, биографические и энциклопедические словари, словарь псевдонимов. Широко привлечены были ведущие органы печати рассматриваемого периода и нелегальная революционная пресса.
Научная новизна работы. В настоящей диссертации впервые пред-
 
[9]
принята попытка конкретного, комплексного изучения истории деятельности одной из крупнейших газет России 70-х — начала 80-х гг. XIX в. и ее роли в общественном движении этого периода. Преимущественное внимание обращается на формирование и эволюцию политической программы редакции, ее связь с представителями либерального крыла в правительстве и участие газеты в полемике вокруг проблемы реформ — сюжеты, еще недостаточно исследованные в отечественной историографии. Общественно-политическая позиция редакции рассматривается во взаимосвязи с развитием либеральной мысли, как отражение настроений определенных слоев русского общества.
Практическая ценность работы. Собранные автором материалы и содержащиеся в диссертации выводы могут быть использованы специалистами по истории журналистики и общественной мысли при изучении проблем социально-политического развития России рассматриваемого периода, а также при подготовке общих и специальных лекционных курсов и семинаров.
Апробация работы. Диссертация в целом и по главам обсуждалась на заседаниях Отдела новой истории России Санкт-Петербургского филиала Института российской истории РАН. Некоторые из исследованных в работе проблем получили отражение в трех опубликованных статьях.
Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, двух приложений и списка использованной литературы.
Во введении обосновывается необходимость исследования избранной темы, ее актуальность и новизна, определяются цели и задачи диссертации, дается историографический обзор и характеристика привлекаемых источников.
В первой главе — «Общая характеристика газеты: структура, распространенность, состав редакции и ее связи» — рассматривается организационная сторона издания. Даются сведения об объеме газеты, ее тираже в сравнении с другими крупными ежедневными изданиями, основных рубриках номера, доходности предприятия, степени насыщенности каждого номера информацией. По всем этим показателям «Голос» уверенно опережал своих ближайших конкурентов на протяжении рассматриваемого периода. Как показывают цифры тиража, имеющееся в литературе мнение о падении популярности «Голоса» в период Восточного кризиса 1875 — 1878 гг. не соответствует действи-
 
[10]
тельности. Успеху газеты в немалой степени способствовало также основание ее владельцем А. А. Краевским в 1872 г. Международного телеграфного агенства, бывшего в 1870-х гг. монополистом в снабжении русской прессы информацией.
Личность издателя и официального редактора «Голоса» А. А. Краевского до сих пор вызывает споры в литературе относительно истинности его либеральных убеждений. Думается, определяющим фактором его деятельности был все же материальный, хотя наличие у Краевского некоторых общелиберальных симпатий не вызывает сомнений. Но своим политическим лицом «Голос» был больше обязан не ему, а известному историку В. А. Бильбасову, с 1871 г. перенявшему у Краевского непосредственное руководство газетой и обладавшему значительно более четкими либеральными взглядами.
Собственно редакция «Голоса» была невелика. Кроме издателя и И. А. Бильбасова в ней работали сын Краевского Евгений, литераторы и журналисты В. Р. Зотов, М. А. Загуляев, Е. П. Карнович, А. В. Старчевский, Н. В. Альбертини и некоторые другие. Основной же творческой силой газеты были авторы, совмещавшие занятия публицистикой со службой в государственных и общественных учреждениях. Первостепенной фигурой являлся, бесспорно, профессор государственного права Петербургского университета А. Д. Градовский. Ему принадлежат почти все концептуальные статьи «Голоса» по вопросам внутренней политики, его взгляды фактически определяли собой программу редакции. Видными сотрудниками были также другие ученые: Ф. Ф. Мартенс, Н. Х. Бунге, В. И. Модестов, А. П. Чебышев-Дмитриев; общественные деятели и публицисты: Н. Х. Вессель, А. И. Кошелев, ЕЛ. Марков, Н. М. Ядринцев. Воскресный фельетон газеты вели популярные авторы Л. К. Панютин, Г. К. Градовский, Б. М. Маркевич, В. О. Михневич, А. И. Эртель. В работе устанавливается также обширный круг корреспондентов «Голоса» по России и за границей, служащих правительственных учреждений, принимавших участие в газете. В большинстве своем авторы «Голоса» были сторонниками преобразований 1860-х гг. и разделяли те или иные оттенки либеральной доктрины.
Редакция газеты располагала обширными связями в высших слоях столичной бюрократии. Наиболее прочными были контакты А. А. Краевского со своим давним покровителем, бывшим министром народного просвещения А. В. Головниным. Именно этот сановник был закулисным организатором выступлений «Голоса» в полемике вокруг реального и
 
[11]
классического образования в начале 1870-х гг. Через него издатель газеты находился в близких отношениях с членами Государственного совета К. К. Гротом и А. П. Заблоцким-Десятовским, сенаторами В. А. Арцимовичем, К. И. Домонтовичем, М, Н. Любощинским. Давним знакомым Краевского был и военный министр Д. А. Милютин. Особенным расположением редакция «Голоса» пользовалась также со стороны министра иностранных дел А. М. Горчакова и его ближайших помощников А. Ф. Гамбургера и А. Г. Жомини. Пользуясь доступом к важной информации, газета слыла за границей неофициальным рупором Министерства иностранных дел. Эти правительственные деятели принадлежали к либеральной группировке в верхах, и газета использовалась ими для обоснования и защиты своей политической программы в глазах общественного мнения. Но к услугам редакции прибегали и далекие от прогрессивных взглядов администраторы, понимавшие силу печатного слова. Тесные отношения сложились у «Голоса» с ведомством Государственного контроля и лично с заведовавшим ревизионной комиссией этого учреждения Т. И. Филипповым. Несколько раз обращался к газете и П. А. Валуев, в то время министр государственных имуществ. Редактор газеты был также вхож во многие петербургские светские салоны, например, княгини Е. Э. Трубецкой. Деловые отношения связывали А. А. Краевского и с видными банковскими и железнодорожными воротилами — С. С. Поляковым, И. С. Блиохом, И. С. Познанским.
По имеющимся сведениям, почти три четверти русских подписчиков «Голоса» проживали вне Петербурга. Это позволяет опровергнуть сложившееся в литературе мнение о газете как органе, главным образом, столичного чиновничества. Анализ читательской почты показывает, что «Голос» читали все категории образованного общества — от Александра II до провинциальной земской интеллигенции. В целом по своей распространенности и информированности газета не имела себе равных в России 1870 — начала 1880-х гг. и в этом качестве может рассматриваться как очень существенная сила, оказывавшая мощное воздействие на формирование общественного мнения на всей территории страны.
Вторая глава — <«Голос» в первой половине 1870-х гг.: приверженность курсу «Великих реформ»> — посвящена изучению конкретной деятельности редакции в условиях, когда центральное место в общественной жизни России занял вопрос о судьбе преобразований прошедшего десятилетия, когда оживились попытки консервативных кругов
 
[12]
подвергнуть их пересмотру. Политические взгляды, с которыми редакция вступила в 1870-е гг., были весьма умеренны. Идеалом государственного устройства авторам газеты виделось неограниченное самодержавие, гармонично сочетающееся с широким местным самоуправлением, свободой печати и обеспечением прав личности. Для обоснования этих воззрений использовались положения «государственной школы» русской историографии об особом, внеклассовом и всенародном характере самодержавия в России и исключительности его творческой роли в истории страны. Такие взгляды на взаимоотношения власти и общества были свойственны деятелям либеральной бюрократии, готовившим и проводившим реформы 1860-х гг., эти принципы и лежали в основании крестьянской, земской, судебной и городской реформ. Неудивительно, что редакция «Голоса» была полностью удовлетворена результатами этих преобразований и не настаивала для этих сфер жизни ни на чем новом.
Существенным моментом политической позиции газеты в начале 1870-х гг. были явные националистические пристрастия ее авторов. Много говорилось о «самобытности» русского народа и неприменимости западного исторического опыта к отечественным порядкам. Решающей чертой уникальности жизненного уклада России редакция считала общину, которая должна была предохранить народ от возникновения пролетариата. Выступления в защиту общинного землевладения имели при этом конкретную цель — сохранить принципы реформы 1861 г. от покушений со стороны поместного дворянства. Большое место на страницах газеты занимала также тема разоблачения «антирусских» настроений населения национальных окраин — поляков, немцев Остзейского края и евреев. На этой почве в 1870 г. редакция заявила даже о наличии в русской прессе «национальной партии», куда, по ее заверению, кроме «Голоса», входили «Московские ведомости» и другие ультрапатриотические издания. Но в отличие от правой печати за громкими фразами о враждебности окраин центру у редакции «Голоса» скрывалось требование распространения буржуазных преобразований 1860-х гг. вширь, на всю территорию страны и на все категории населения, унификации правового положения различных частей империи. Представляется, что национализм «Голоса» был, скорее, данью запросам публики, еще хранившей в памяти события польского восстания 1863 г., чем искренним убеждением авторов.
Материалы газеты показывают, что «самобытническими» тенден-
 
[13]
циями позиция редакции отнюдь не исчерпывалась. Постоянен был у нее и типично «западнический» интерес к юридическим институтам, одной из главнейших считалась задача полного уравнения всех сословий в правах и обязанностях. Поэтому военная реформа, построенная на начале всесословности, встретила полную поддержку «Голоса», ставшего фактическим официозом министра Д. А. Милютина. Газета сыграла важную роль в полемике вокруг проекта всеобщей воинской повинности, создав для планов Милютина необходимый общественный фон. Постоянно выступала редакция также за введение всесословного подоходного налога и за упразднение существующей паспортной системы.
Общая обстановка в стране начала 1870-х гг. не отвечала надеждам редакции на конструктивное взаимодействие власти с обществом. Газете все чаще приходилось говорить не о развитии реформ, а об их сохранении. Назвав свою позицию консервативной, редакция «Голоса» подвергала критике все мероприятия правительства, направленные на возрождение духа сословности и усиление контроля над обществом. Авторы «Голоса» выступили против проекта административно-полицейской реформы 1870 г., отрицательно восприняли упразднение института мировых посредников в 1874 г., резко критиковали продворянские предложения по созданию мелкой земской единицы — всесословной волости. Особенно непримиримо редакция была настроена против деятельности преемника А. В. Головнина на посту министра народного просвещения Д. А. Толстого, чья школьная политика стала символом реакции для всей русской общественности. Настаивая на осуществлении принципов, лежавших в основании реформ 1860-х гг., «Голос» объективно противоречил курсу правительства, хотя продолжал считать себя вполне лояльным изданием. В целом к середине 1870-х гг. былой мажорный тон материалов газеты уступил место ноткам уныния, сетованиям на застой в реформах.
В спектре русской прессы «Голос» занимал в начале 1870-х гг. место «правее центра», не так далеко от «Московских ведомостей». Но начиная с полемики о классических гимназиях 1871 г., газета присоединилась к основным либеральным изданиям — «Санкт-Петербургским ведомостям» и «Вестнику Европы». В середине 1870-х гг. позицию «Голоса» можно вполне охарактеризовать как строго центристскую.
В третьей главе — <«Голос» во второй половине 1870-х гг: нарастание оппозиционных тенденций> — рассматривается деятельность ре-
 
[14]
дакции газеты в условиях Восточного кризиса, русско-турецкой войны и последовавшего за ней общественного подъема и правительственного кризиса в России.
Внешнеполитические выступления «Голоса» во время обострения международных отношений в 1875 — 1878 гг. были полностью подчинены линии российского Министерства иностранных дел, стремившегося к мирному разрешению конфликта. Редакция сознательно шла на это, даже в тех случаях, когда ее собственные чувства протестовали против дипломатического унижения России, как это было, например, во время Берлинского конгресса 1878 г. Думается, А. А. Краевский и В. А. Бильбасов поступали так не только из-за особых отношений с дипломатическим ведомством: точка зрения МИДа наиболее отвечала интересам внутреннего развития страны, несмотря на свою кажущуюся непатриотичность.
По окончании войны одной из главных тем публицистики «Голоса» стала проблема растущего революционного движения. Редакция не видела в России почвы для социалистических учений и считала русских «нигилистов» кучкой оторванных от жизни подражателей европейским революционерам. Авторы «Голоса» призывали правительство вести беспощадную борьбу с террористами, но в то же время напоминали властям о необходимости доверия к общественности, невозможности добиться успокоения страны одними репрессиями. Поэтому редакция газеты восторженно восприняла оправдательный приговор суда присяжных по делу Веры Засулич, увидев в нем начало новой эры во взаимоотношениях общества и государства. Однако эти надежды не оправдались. Правительство не только продолжило прежнюю политику грубого подавления любых форм инакомыслия, но и не предпринимало ничего для решения экономических проблем, обострившихся в результате войны. В условиях растущего недовольства в обществе редакция «Голоса» заметно усилила критический тон материалов, касавшихся сюжетов внутренней политики. Речь велась, пока еще в самых общих выражениях, о коренных недостатках и противоречиях крестьянской, земской, городской реформ, необходимости их развития уже не вширь, а вглубь. Авторы газеты стали говорить не только о преобразованиях на местном уровне, но и о координации действий земств, о предоставлении органам общественного самоуправления права ходатайства в высшие государственные учреждения. Позиция «Голоса» к
 
[15]
 
концу 1870-х гг. носила уже умеренно-оппозиционный характер. Это выразилось и в резком ухудшении цензурного положения газеты.
Переход даже столь лояльной и осторожной газеты, как «Голос», к критике правительственного курса свидетельствовал о широком недовольстве политикой самодержавия, распространившемся в русском обществе.
Четвертая глава — <«Голос» в начале 1880-х гг.: возрождение и крах надежд на реформы> — посвящена последнему периоду существования газеты в 1880- 1883 гг. Начало этого этапа связано с недолгим пребыванием у власти либерально настроенного М. Т. Лорис-Меликова, заявившего о своем желании осуществить ряд назревших преобразований в сфере администрации и экономики. Искавший поддержки в обществе «диктатор» поспешил сблизиться с редакцией «Голоса». Его контакты с журналистами газеты были регулярными и довольно близкими. Газета стала фактическим официозным органом режима Лорис-Меликова, полностью поддерживая и пропагандируя новый правительственный курс. В то же время, думается, отношения между «Голосом» и либеральным правителем не сводились к традиционной схеме простого выполнения газетой заказов власти. М. Т. Лорис-Меликов не был подготовлен к занятию столь ответственного поста и нуждался в консультанте. Им стал ведущий сотрудник «Голоса» профессор А. Д. Градовский. Как представляется, серия статей ученого в сентябре 1880 г. о необходимости реформы высших органов государственного управления (она включала в себя упразднение Комитета министров, увеличение прав Сената по контролю за законностью в действиях ведомств, а также расширение Государственного совета за счет временных членов, назначаемых царем) появилась в газете неспроста и была предназначена в первую очередь для самого Лорис-Меликова. Ту же цель, очевидно, преследовал и проект переустройства местного управления на уровне уезда, появившийся в «Голосе» в январе 1881 г. и предусматривавший объединение в одну систему и администрации, и земских учреждений. Предлагая подобные (и для газетных статей неплохо разработанные) планы, редакция надеялась с помощью общественного мнения побудить режим М. Т. Лорис-Меликова к более решительным преобразованиям. Эти выступления были реальным воплощением цели, поставленной редакцией «Голоса» еще при основании газеты — служить связующим звеном между обществом и властью.
В период, последовавший за убийством Александра II народоволь-
 
[16]
цами, позиция «Голоса» претерпела существенные изменения. Первоначально редакция надеялась на продолжение реформаторской деятельности правительства. Предложения, высказывавшиеся на страницах газеты, были направлены на претворение в жизнь программы умеренных реформ, подготовленной в окружении М. Т. Лорис-Меликова в последние месяцы царствования Александра II. Несмотря на цензурные преследования за чересчур резкие высказывания, в целом газета продолжала полностью ориентироваться на либерального министра и выполнять роль его официоза. С приходом к власти Н. П. Игнатьева редакция «Голоса» попыталась найти общий язык и с ним, в какой-то степени поверив демагогическим заявлениям нового министра внутренних дел. Но политический курс Игнатьева, представлявший собой завуалированный переход к реакции, оказался слишком далеким от пределов приспособляемости, допустимых для редакции. Закрытый Н. П. Игнатьевым в июле 1881 г. на полгода «Голос» по возобновлении встал в неприкрытую оппозицию курсу правительства, ничем не отличаясь в этом от других изданий либерального направления. Острие критики редакции было направлено на славянофильскую идеологию и ее главного представителя И. С. Аксакова. Его антилиберальным построениям, отвечавшим политике Игнатьева, авторы «Голоса» противопоставляли требование «правового порядка», общее для всех западников. Таким образом, прежние националистические тенденции были полностью отвергнуты редакцией газеты.
После назначения министром внутренних дел Д. А. Толстого закрытие «Голоса» было фактически предрешено. Перед редакцией стояла только одна возможность выжить — прекратить политические выступления и уйти в безобидное для правительства мелкотемье. Несмотря на некоторые колебания, она осталась верна прежнему направлению и продолжила свои выступления в защиту реформ. Жесткая полемика «Голоса» с «Московскими ведомостями» по этому поводу объективно означала конфронтацию редакции с правительством, полностью солидарным с М. Н. Катковым. После очередной приостановки в феврале 1883 г. А. А. Краевский решил прекратить издание газеты, не видя возможности ее дальнейшего существования в сложившихся условиях. Тем самым «Голос» разделил судьбу остальных либеральных газет, закрывшихся ранее — «Молвы», «Порядка», «Страны».
В. заключении подводятся основные итоги исследования. История газеты «Голос» по-своему уникальна. Основанная как правительствен-
 
[17]
ный официоз, она не погибла, лишившись казенной субсидии, и на протяжении 70 — начала 80-х гг. оставалась признанным лидером среди ежедневных изданий. Во многом такой успех объясняется личными деловыми качествами ее издателя А. А. Краевского, сумевшего использовать в своих целях стремление реформаторских сил в правительстве Александра II заручиться поддержкой общественного мнения. В 1870-х гг., несмотря на явный перевес в верхах консервативных настроений, издатель сохранил свою ориентацию, верно угадав большую популярность либеральных идей в читательской среде. Но было бы неверным приписывать выбор позиции редакции лишь одним меркантильным расчетам Краевского. Его ближайшие сотрудники, в первую очередь В. А. Бильбасов и А. Д. Градовский, пришли в журналистику по призванию. «Голос» отразил в своей деятельности настроения самого умеренного течения в русском либеральном движении, связывавшего все свои надежды исключительно с преобразовательными усилиями самодержавия.
Программа реформ, предлагавшаяся на страницах газеты, ограничивалась ликвидацией наиболее вопиющих пережитков крепостнической эпохи — правового неравенства граждан, несогласованности в системе государственных органов на местном уровне. Она претерпела значительную эволюцию. От полного удовлетворения принципами реформ 1860-х гг. авторы «Голоса» пришли к осознанию несбыточности заложенных в них надежд на эффективность «чистого» самодержавия, никак не связанного с общественными институтами. В начале 1880-х гг. авторы газеты уже вели речь о реформировании центральных органов власти вплоть до создания элементов общероссийского совещательного представительства. Эти предложения при всей их умеренности давали царизму вполне реальную возможность модернизации архаичной социально-политической структуры Российской империи, не поступаясь при этом своей неограниченной властью. Но даже такая верноподданическая программа оказалась неприемлемой для царского режима, всегда тяготевшего к консервативной или открыто реакционной политике.
Эволюция, которую проделала редакция «Голоса» с конца 60 до начала 80-х гг. XIX в. — от безоглядной поддержки правительства к переходу в лагерь оппозиции, наглядно показывает, как происходил процесс изживания иллюзий в реформаторском потенциале самодержавия в среде умеренных либералов. Глубоко символичным представ-
 
[18]
ляется поэтому и сам факт прекращения издания газеты в 1883 г. — «Голос», созданный специально для помощи правительству в деле реформ, не мог существовать в прежнем виде в эпоху, когда речь велась уже о подготовке контрреформ.
В приложениях к диссертации дается список цензурных взысканий, объявленных газете «Голос» с момента введения Правил о цензуре и печати от1865 г., а также сравнительная таблица тиражей крупнейших русских газет на протяжении рассматриваемого периода.
 
[19]
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
1.      Вопросы местного самоуправления и администрации в газете «Голос» (первая половина 1870-х гг.) // Проблемы отечественной истории: Материалы научной конференции. Волгоград, 1994. С.50 — 57.
2.      Проблема реформ в газете «Голос» (70-е — начало 80-х гг. XIX в.)
// Некоторые вопросы отечественной истории: События и судьбы. СПб., 1994. С. 24 — 45.
3.      А. Д. Градовский как публицист газеты «Голос» (1869 — 1883 гг.)
// Деятели русской науки XIX — XX веков. СПб. Вып. III. (в печати) -0,7 п.л.
 
 
 
 
размещено 1.05.2007

[1] Степанов А. Н. Газета А. А. Краевского «Голос» (1863 — 1883) //Журналистика и литература. М.,1972. С.147-148.
[2] Афанасьев А. П. Столичные либеральные газеты и лорис-меликовская «диктатура» (начало 80-х гг. XIX в.) //Проблемы истории СССР. М.,1973. Вып. З. С.184.
[3] Russo P. «Golos» and the Censorship, 1879 — 1883 //The Slavonic and East European Review. 1983. Vol.61. N 2. P.226-237.

(1.1 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: Луночкин А.В.
  • Размер: 41.66 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Луночкин А.В.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Антонова Т.В. БОРЬБА ЗА СВОБОДУ ПЕЧАТИ В ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ 1861 – 1882 гг.
Бадалян Д.А. Cлавянофильский журнал «Русская беседа» и цензура (1856–1860)
Белобородова А. Изменения в организации цензуры в Российской империи в 1914 г. (по материалам Курской губернии)
Белобородова А. Полиция и цензура в русской провинции во второй половине XIX – начале XX вв. (на материалах Курской губернии)
Белозеров А.А. Нижегородская печать и царская цензура (по документам и воспоминаниям)
Блюм А.В. МЕСТНАЯ КНИГА И ЦЕНЗУРА ДОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ (1784–1860)
О.О. Ботова. Московский цензурный комитет во второй четверти девятнадцатого века (Формирование. Состав. Деятельность)
Зильке Бром. Театр и цензура во второй половине XVIII века
Brohm Silke. Zensur in Rußland vor 1804 und Christian von Schlözer als Zensurfall
Воронежцев А. В. Из истории военной цензуры в период первой мировой войны (по материалам Саратовской губернии)
Галай Ю. Крамольный "Календарь Крестьянина".
Галай Ю.Г. Запрещенный Белинский
Галай Ю.Г. Уничтоженные нижегородские издания в период первой русской революции
Галай Юрий. Цензурная судьба первого журнала старообрядцев
Ю.Г. Галай. Опальный журнал
А. М. Гаркави. Борьба Н.А. Некрасова с цензурой и проблемы некрасовской текстологии. Автореферат дисс. д.филол.н.
Григорьев С.И. Придворная цензура как первая PR-служба в истории России
Григорьев С.И. Придворная цензура предметов широкого потребления
Григорьев С.И. Институт цензуры Министерства императорского двора
Григорьев С.И. Упоминания высочайших особ как товар (по материалам придворной цензуры)
С.И. Григорьев. "Придворная цензура и печатная реклама".
Гринченко Н.А. Организация цензуры в России в I четверти XIX века
Гринченко Н.А., Патрушева Н.Г. Организация цензурного надзора в царстве Польском в XIX - начале ХХ века
Н.А.Гринченко, Н.Г.Патрушева. Надзор за книжной торговлей в конце XVIII — начале XX века
Н.А.Гринченко, Н.Г.Патрушева. Надзор за книжной торговлей в конце XVIII — начале XX века
Евдокимова М.В. Полемика в русской прессе о свободе слова и цензурных постановлениях, 1857 - 1867 гг.
В.Д.Иванов. Формирование военной цензуры России 1810-1905 гг.
Измозик В.С. Личный состав российских «черных кабинетов» в XIX- начале XX вв.: основные требования и основные характеристики
Измозик В.С. Трудовые династии» в «черных кабинетах» Российской империи первой половины XIX в.: семьи Вейраухов и Маснеров
Калмыков В. Еще о цензуре почтовой корреспонденции в России
Б.И. Королев. ПОЛОЖЕНИЕ НИЖЕГОРОДСКИХ ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЙ НА РУБЕЖЕ XIX – XX ВЕКОВ: БОРЬБА ЗА СВОБОДУ СЛОВА И ЦЕНЗУРА.
Космолинская Г.А. Цензура в Московском университете XVIII века («Доновиковский период»)
Косой М. Военная цензура почтовой корреспонденции Петрограда в период первой мировой войны
Е.В. Курбакова. Характер полномочий отдельного губернского цензора (нижегородский период деятельности Г.Г. Данилова)
Курбакова Е.В. Пресса нижегородских старообрядцев и цензура
Летенков Э.В. Из истории политики русского царизма в области печати (1905-1917).
Летенков Э.В. ПЕЧАТЬ И КАПИТАЛИЗМ РОССИИ КОНЦА ХIХ-НАЧАЛАХХ ВЕКА (экономические и социальные аспекты капитализации печати)
Лихоманов А.В. «Комиссия Д.Ф. Кобеко» по составлению нового устава о печати (10 февраля — 1 Декабря 1905 г.)
Луночкин А.В. Газета «Голос» в общественном движении России 70 – начала 80-х гг. XIX в.
Макушин Л.М. Власть и пресса: политика российского правительства в области печати в период реформ 60-х годов XIX века
Макушин Л.М. Власть и пресса: политика российского правительства в области печати в период реформ 60-х годов XIX века
Павлов М.А. Государственная регламентация чтения в России 1890-1917 гг.
Н.А.Паршукова. В.Ф.Одоевский - теоретик и практик печати и цензуры 1830-1840-х гг.
Н.Г. Патрушева. Цензурная реформа в России 1865 г.
Н.Г. Патрушева. Цензурная реформа 1865 г. в карикатурах «Искры»
Т.Л. Полусмак ЦЕНЗУРНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ
Потапова Е.В. Влияние духовно-цензурных комитетов на развитие библиотечного дела в России во второй половине 19 века
Рейфман П.С. ОТРАЖЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНОЙ БОРЬБЫ НА СТРАНИЦАХ РУССКОЙ ПЕРИОДИКИ 1860-х ГОДОВ.
Смагина Г.И. Книга и цензура в России в XVIII в.
Усягин А.В. Взаимоотношения власти, земств, цензуры и прессы в пореформенной России
Чеченков П.В. Они не вписались в официальную историю: суздальские Рюриковичи в первой половине XV в.
Шалгумбаева Ж. История казахского книгоиздания: фольклор художественная литература и их цензура (XIX – нач. ХХ вв.)
Эльяшевич Д.А. Правительственная политика и еврейская печать в России. 1797–1917.

2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100