ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

25 сентября 2018 г. размещены материалы: статья Я.А. Яковлева "К истории населенных пунктов и объектов культурного наследия Ханты-Мансийского района ХМАО-Югры: Зенково, Скрипунова, Чембакчина" и продолжение Материалов к энциклопедическому словарю "Цензура в России".


   Главная страница  /  Цензура и текст  /  Россия (Russia)  /  До 1917 г.  / 
   Библиотека  /  Книги и статьи

 Книги и статьи
Размер шрифта: распечатать





Гринченко Н.А. Организация цензуры в России в I четверти XIX века (43.76 Kb)

 
Организация цензуры в России в I четверти XIX века[1].
 
С конца XVIII в. цензура в России подразделялась на внутреннюю и иностранную: внутренняя рассматривала все произведения печати, издававшиеся в России на любых языках; иностранная — контролировала издания, ввезенные в Россию из-за границы.
***
Организация цензурных учреждений как самостоятельных подразделений государственного аппарата Российской империи относится к 1780—1790-м гг.[2] Сначала в 1783 г. по указу Екатерины II, предоставившему всем желающим заводить вольные типографии[3], цензура оказалась сосредоточенной в управах благочиния (полиции), а с 1796 г. в соответствии с указом императрицы[4], подтвержденном Павлом I год спустя[5], — в цензурных комитетах (так называемых, «цензурах»), учрежденных как реакция на французскую революцию в Петербурге, Москве, Риге, Одессе и при Радзивиловской таможне. Они состояли из трех цензоров: «гражданского», «ученого» и «духовного», назначаемых Сенатом, Академией наук, Московским университетом и Синодом[6]. Чиновники выполняли обязанности по внутренней и иностранной цензуре, что было отражено в указе 1797 г.: «Никакие книги, сочиняемые или переводимые в государстве нашем, не могут быть издаваемы, в какой бы то ни было типографии, без осмотра от одной из цензур, учреждаемых в столицах наших, и одобрения, что в таковых сочинениях или переводах ничего закону божию, правилам государственным и благонравию противного не находится; учрежденные <…> цензуры должны наблюдать те же самые правила и в рассуждении привозимых книг из чужих краев, так что никакая книга не может быть вывезена без подобного осмотра, подвергая сожжению те из них, кои найдутся противными закону божию, верховной власти или же развращающие нравы»[7].
Кроме того, опасаясь влияния событий во Франции на русское общество, в 1798 г. для заграничных изданий[8] была введена цензура при всех российских портах[9]. Однако из-за затруднений при подборе чиновников, способных занимать цензорскую должность[10], последовал новый указ 1799 г.[11], в соответствии с которым цензура учреждалась только при Кронштадтском, Ревельском, Выборгском, Фридрихсгамском и Архангельском портах. Доступ изданий в другие порты был совсем запрещен. К этому же году относится организация цензурного комитета в Вильне[12] для контроля за печатной продукцией, ввозимой через сухопутную границу. Такое ужесточение цензуры иностранной в период царствования Павля I завершилось полным запретом доставлять в Россию зарубежные издания на основании указа от 18 апреля 1800 г.[13]
В конце XVIII столетия Высшей цензурной инстанцией был Совет Его Императорского Величества, который возглавлял генерал-прокурор Сената (сначала А.Б.Куракин, затем П.В.Лопухин). Решения Совета докладывались самому императору[14].
***
Эпоха Александра I внесла существенные перемены в организацию цензуры. В 1802 г. было восстановлено право заводить типографии, уничтожены ранее организованные цензурные комитеты, разрешен свободный ввоз зарубежных изданий[15]. Внутренняя цензура была передана гражданским губернаторам, которые поручали чтение рукописей директорам училищ.
После учреждения в 1802 г. Министерства народного просвещения и создания учебных округов[16] указом 1803 г. была декларирована передача внутренней цензуры учебному ведомству: «цензура всех печатаемых в губернии книг имеет принадлежать единственно университетам, коль скоро они в округах учреждены будут»[17]. А после подписания 19 июля 1804 г. Александром I первого цензурного устава[18] управление цензурой было законодательно оформлено. В этом документе, а также в университетских уставах[19] была сформулирована ее цель и организационная основа. Назначение цензуры состояла в том, чтобы «доставить обществу книги и сочинения, способствующие к истинному просвещению ума и образованию нравов, и удалить книги и сочинения, противные сему намерению»[20]. Тем самым ее учредители старались избежать требований, препятствовавших развитию наук, литературы, книгоиздания в России.
В соответствии с уставом цензура передавалась в ведение Министерства народного просвещения (с 1817 по 1824 г. — Министерства духовных дел и народного просвещения)[21].  В 1804—1826 гг. цензура подчинялась Главному правлению училищ[22], осуществлявшим руководство всем учебным ведомством. Его членами становились государственные деятели: сенаторы, попечители учебных округов, представители Военного министерства и Министерства внутренних дел, духовного ведомства; были среди них литераторы и ученые, в том числе — академики. Возглавляли цензурное ведомство министры народного просвещения.
По уставу 1804 г. основное место в организации цензуры отводилось университетам[23] — учреждениям просвещения и науки, которые располагали высоко интеллектуальными кадрами, способными в интересах государственной власти, прогресса науки и распространения образования в России оценить сочинения, предназначенные для печати. Профессор Дерптского университета Э.Г.Брекер, бывший цензором периодических изданий, писал по этому поводу: «Священная обязанность наблюдать за движением умов весьма справедливо вручается ученому сословию: ибо люди, получившие ученое образование, приобретают с тем вместе и уважение к просвещению и наукам, и способность оценять их по достоинству, при том же, по роду занятий своих, они бывают более прочих беспристрастны  и отдалены  от мирских дел и интересов, и для того с большею основательностью могут содействовать к соделанию гласными явлений жизни государственной»[24].
Внутренняя цензура возлагалась на цензурные комитеты, организованные при Московском[25], Дерптском[26], Виленском[27], Казанском[28], Харьковском университетах. Они подчинялись ректорам, которые получали все необходимые инструкции из Министерства народного просвещения через попечителя соответствующего учебного округа.
Цензорами становились деканы, каждый из которых рассматривал сочинения, относившиеся к его отделению. Должность секретаря занимал магистр. Состав комитетов был разным: в Дерпте в него входило пять чиновников, в Москве и Вильне — по четверо, в Харькове и Казани — по трое. Преподаватели не получали жалование за выполнение цензорских обязанностей.
Контролю этих комитетов подлежали сочинения, издававшиеся от университетов и ими получаемые из — за границы, а также все выходившие в соответствующем учебном округе книги. Цензор просматривал рукопись, отмечал места, не соответствовавшие, по его мнению, цензурным правилам, затем отдавал ее на исправление автору, после чего подписывал к печати и в дальнейшем нес за нее ответственность.
В Петербурге, поскольку университета еще не было, цензурный комитет следовало образовать из «ученых особ», проживавших в столице. Он подчинялся попечителю Петербургского учебного округа. В штате состояло три чиновника, каждый из которых получал по 1200 р. серебром в год. На содержание комитета ежегодно выделялось 5350 руб. серебром. В 1819 г. после основания Петербургского университета комитет перешел под его управление[29], но без изменения состава: прежние цензоры не были заменены университетскими профессорами.
В первой четверти Х1Х в. наблюдается частая смена цензоров Министерства народного просвещения. Для преподавателей высших учебных заведений цензурные обязанности были дополнительным, временным занятием в их научной и преподавательской деятельности. Как правило, они не имели опыта работы в цензуре. Только двое занимали цензорские должности в конце предыдущего столетия: А.А.Прокопович-Антонский в Москве и Х.К.Зон — в Риге. Вместе с тем, некоторые чиновники, среди них и университетские преподаватели, продолжили службу в цензуре позднее: К.А.Ливен и СМ.С.Уваров — на посту министра народного просвещения, Л.Л.Карбоньер д"Арсит, А.С.Бируков, В.Д.Комовский, А.И.Красовский, К.К. фон Поль — в Главном цензурном комитете (так в 1826 — 1828 гг. назывался С.-Петербургский цензурный комитет), Л.С.Боровский, Н.М.Юргевич — в Виленском, Г.фон Эверс и И.Ф. фон Эрдман — в Дерптском, Ф.И.Эрдман — в Казанском цензурных комитетах, А.Ф.Спада — в Одессе.
***
Организация цензуры иностранной в I четверти XIX в. находилась в стадии обсуждения и разработки[30].
Александр I, восстановив свободной ввоз заграничной печатной продукции, возложил ответственность за ее распространение на книгопродавцев, которые обязывались подписками не продавать книг, «законам божиим и гражданским противных и к соблазну явному клонящихся под опасением строгого ответа и взыскания по законам»[31]. Эти правила были закреплены и в цензурном уставе 1804 г., предоставившим российским читателям возможность свободно знакомиться с развитием европейской науки и литературы. В начале XIX в. просмотр книг, изданных за пределами Российской империи и ввезенных в страну, не являлся обязательным[32]. § 27 устава гласил: «Книги и эстампы, выписываемые из-за границы книгопродавцами, не рассматриваются цензурой»[33]. Все торговавшие зарубежными изданиями обязывались подписками не продавать то, что было запрещено. Книгопродавцы представляли в цензурные комитеты каталоги своих магазинов и обращались в цензурные органы только в случае сомнения: продавать книгу или нет.
Но уже в 1811 г. Александр I утвердил в составе образованного тогда Министерства полиции штат цензурного комитета[34], в ведении которого находилась «цензурная ревизия»: надзор за книгопродавцами и типографиями, цензура театральных сочинений и «вновь пропущенных из-за границы книг». С этого времени цензура иностранная стала подчиняться Особенной канцелярии сначала Министерства полиции, а после его упразднения в 1819 г. — Министерства внутренних дел.
В 1810-е гг. вопрос контроля за ввозимой в Россию зарубежной печатной продукцией рассматривался в ходе дискуссий о разграничении обязанностей в области цензуры между Министерствами народного просвещения и полиции[35]. Имелось две точки зрения на организацию цензуры иностранной. Сторонники одной (министры народного просвещения А.К. Разумовский и сменивший его А.Н. Голицын) считали, что меры контроля за европейскими изданиями в России, установленные уставом 1804 г. достаточны и не требуют изменений. К тому же обеспечить этот контроль, с их точки зрения, было практически невозможно из-за отсутствия квалифицированных и образованных сотрудников. Помимо этого, потери времени при прохождении книг через цензуру могли бы отрицательно сказаться на развитии отечественной книжной торговли, которая в то время рассматривалась как один из основных источников просвещения в России. Отстаивая свою позицию, Разумовский писал: «Привоз иностранных книг в России не есть обыкновенная отрасль торговли. Он есть один из больших источников добра и зла, просвещения и невежества; одна из главнейших пружин Высочайше вверенного мне Департамента. Если, с одной стороны, мы обязаны заимствовать у других народов, то, с другой, мы должны сильною рукою отклонять все опасное, избирая одно полезное, почитать отечественным все, что может служить к образованию духа народного и к распространению глубокого чувства общественного благоустройства»[36]. Заслушав это мнение, Государственный совет в заседании 23 июля 1815 г. постановил оставить без изменения статьи цензурного устава.
Иной точки зрения придерживался министр полиции С.К.Вязмитинов. В 1814 г. он обратил внимание Комитета министров на отсутствие правил рассмотрения зарубежных изданий и надлежащего контроля за их распространением в России. По его предложению 17 октября 1814 г. было принято распоряжение, чтобы торгующие иностранными книгами представляли каталоги ранее не рассмотренных книг "политического, романического и исторического содержания"[37] через гражданских губернаторов в министерство полиции, которому надлежало принимать решение о разрешении или запрете того или иного издания.
Несмотря на то, что указ об организации цензурного комитета при Министерстве полиции датирован 1811 г., его открытие из-за событий Отечественной войны 1812 г. и разногласий по вопросам организации цензуры в целом состоялось только в мае 1816 г.[38] На его содержание выделялось ежегодно 14 500 р. серебром. Комитет возглавлял директор Особенной канцелярии Министерства полиции (затем — внутренних дел). До 1826 г. эту должность занимал Максимилиан (Максим) Яковлевич фон Фок (1774?—1831)[39]. Комитет подразделялся на два отделения.[40] Одно из них осуществляло надзор за изданиями, вышедшими на русском языке, в его ведении находилась также театральная цензура. В обязанности другого входил просмотр зарубежных книг. Комитет состоял из двух секретарей (должность цензора как таковая отсутствовала), библиотекаря и четырех писцов[41]. В конце 1810-х — начале 1820-х гг. цензуру иностранную осуществляли Г.В.Лерхе[42], которого в 1820 г. сменил Д.И.Гуммель[43].
В 1810-1820-е гг. чиновники не имели четких инструкций по цензурованию книг, при составлении рапортов они опирались на общие положения устава. По свидетельству Фока "цензурный комитет не получал в руководство постоянное никаких правил ни в рассуждении устройства внутреннего, ни касательно рассмотрения книг. Обсуждая книги, чиновники следовали внушениям рассудка и общим началам всякой благонамеренной цензуры. Они обращали строгое внимание на все то, что могло казаться противным религии, нравственности, благочиния, государственному правлению, политическим соотношениям и Священной Особе Государя. В сочинениях исторических старались они предотвращать обращение ложных повествований, вымышленных нередко иностранцами, дабы возмутить презрение к народу русскому и помрачить славу и счастие онаго. Мода конституций, фанатизм либералов, возмутительные мысли и рассуждения, привлекающие в многоразличных личинах и скрывающиеся даже в романах, вся, наконец, современная политическая система наносили многотрудные заботы цензуре <…>"[44].
В эти годы порядок рассмотрения заграничных изданий был следующий. Книгопродавцы были обязаны представить списки (фактуры) полученных ими книг местному гражданскому начальству, которое передавало их на рассмотрение в Министерство полиции (затем - внутренних дел). Цензурный комитет, установив названия книг, которые ранее не были рассмотрены, требовал их представления в цензуру. Запрещенные издания высылались за границу.
Фактуры содержали только названия книг без указания количества экземпляров, которое могло быть объявлено любое. Поэтому в случае запрета книги невозможно было установить, все ли экземпляры изъяты из торговли. Рассматривая только фактуры, цензоры полагались на верность показаний торговавших: "Неясные правила оставляли многое для произвола и добрую волю книгопродавцев. Цензура привыкла их принимать за честных людей и не имела способов принудить (подчеркнуто в тексте. - Н.Г.) их быть откровенными, она полагала, что даваемыми позволениями она уменьшит в них желание к обману, если они о том помышляли"[45].
Продажа запрещенных книг частным лицам осуществлялась через книгопродавцев, которые подавали прошение в комитет, тем самым брали на себя ответственность за распространение запрещенного издания. После получения цензорского разрешения книга могла быть продана, но только «лицу известному и благонамеренному»[46].
Неэффективность цензурного контроля за зарубежными изданиями в этот период[47] иллюстрирует пример распространения в России энциклопедии «Сonversations Lexicon» (позденее - «Real Encyclopedie»)[48], неоднократно переизданной в начале ХIХ в. в Лейпциге[49].
До 1815 г. издание свободно продавалось в России. Затем по распоряжению С.К.Вязмитинова оно было запрещено. Но и тогда возможна была продажа энциклопедии, но только после изъятия отдельных страниц. С 1816 г. запрету подлежало все издание.
На основании доноса М.Л.Магницкого в 1825 г. против энциклопедии и лиц, причастных к ее распространению, было возбуждено расследование. По распоряжению Александра I оно было поручено Комитету охранения общей безопасности (так называемому Комитету 13 января 1807 г.). В протоколе его первого заседания, состоявшегося 20 июля 1825 г., издание характеризовалось следующим образом: «По тому примеру, как перед французской революцией издана была энциклопедия, ныне в Германии вышла энциклопедия под названием "Real Encyclopedie". Ужаснейшей книги никогда не выходило. В ней всевозможные материи по алфавитному порядку объяты, потравлены самым смертным ядом нечестия и возмутительности. Божество Иисуса Христа и девство пречистой Его Матери открыто отвергаются, а после Царя Небесного и Наш Царь Земной самою адскою клеветою поруган»[50]. В энциклопедии содержались сведения о смерти Петра III, Павла I, упоминания которых были запрещены в России, а также недопустимые отзывы о других российских монархах.
Следовало выяснить, на основании чьих распоряжений действовали цензоры; в каких книжных магазинах она имелась, сколько экземпляров было продано и кому. Предписывалось открыть и «вывести ясно» главных виновников. К ответу были привлечены книгопродавцы (В.Грефф, Ш.Фе, Ф.де Сен-Флоран), директор Особенной канцелярии М.Я. фон Фок, а также цензоры Г.В.Лерхе и Д.И.Гуммель.
Следствие обнаружило неразработанность правил по цензуре иностранной[51]. Делопроизводство в комитете отсутствовало: рапорт на энциклопедию не обнаружили, по-видимому, он не был составлен. Книгопродавцы не имели расписок о продаже запрещенных томов, не знали, кто и сколько купил экземпляров. Когда в ходе следствия выяснилось, что распространение энциклопедии, по сути — незаконное, осуществлялось на основании цензурных разрешений, правда, передававшихся в устной форме, цензоры были арестованы и заключены в Петропавловскую крепость, где содержались 23 дня[52]. Но поскольку, как установило расследование, цензура иностранная не была регламентирована законом, они были признаны не виновными[53] и освобождены[54]. Лерхе и Гуммель дали подписку о невыезде из Петербурга, обязуясь не сообщать никому, где они были и по какому поводу. Позднее Николай I «повелел считать дело (арест – Н.Г.) как бы не существовавшим»[55].
В первые годы царствования Николая I был разработан и принят устав для цензуры иностранной[56], прошла ее реорганизация: до 1917 г. контроль зарубежной печатной продукции в России осуществлял Комитет цензуры иностранной.
С 1828 г. внутренняя и иностранная цензура были объединены в подчинении Министерства народного просвещения, а в период с 1863 по 1917 г. находились в ведении Министерства внутренних дел[57].
 
 
 
 
размещено 7.06.2008

[1] Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Цензоры Российской империи, конец XVIII — начало XX в. Биобиблиографический справочник». Проект № 05-01-01192а. К настоящему времени опубликованы следующие материалы этого исследования: Гринченко Н. А., Патрушева Н. Г. Цензоры Москвы, 1804 – 1917: (Аннот. список) // Новое лит. обозрение. 2000. № 44. С. 409-433; Гринченко Н. А., Измозик В. С., Патрушева Н. Г., Сомов В. А., Эльяшевич Д. А. История цензурных учреждений Прибалтийских губерний. Конец XVIII в. – 1917 г. // Книжное дело в России во второй половине ХIХ – начале ХХ в.: Сб. науч. тр. СПб., 2003. Вып. 11. С. 121-172; Гринченко Н. А., Патрушева Н. Г., Фут П. П. Цензоры Санкт-Петербурга (1804—1917): (Аннот. список) // Новое лит. обозрение. 2004. № 69. С. 364—392; Патрушева Н. Г. История цензурных учреждений на Кавказе в XIX — начале XX века // Книжное дело на Северном Кавказе: История и современность: Сб. ст. Краснодар, 2004. Вып. 2. С. 170—195; Гринченко Н. А., Измозик В. С., Патрушева Н. Г., Эльяшевич Д. А. Цензоры Вильно XIX и начала XX века // Белорусский сборник: Ст. и материалы по истории и культуре Белоруссии. СПб., 2005. Вып. 3. С. 209—235; Комитет цензуры иностранной в Петербурге, 1828—1917: Документы и материалы / Сост. Н А Гринченко, Н. Г. Патрушева. СПб., 2006. 264 с. В этих работах содержатся сведения об организации цензуры в конце XVIII столетия в отдельных городах и регионах России.
[2] С начала XVIII в. и до 1783 г. цензуру в России осуществляли лица, возглавлявшие те ведомства и учреждения, в том числе и учебные заведения, которые имели типографии (Синод, Сенат, Академия наук, Славяно-греко-латинская академия, Московский университет, Артиллерийский, Морской и Сухопутный кадетские корпуса и некоторые другие). Об организации цензуры в XVIII в. см.: [Щебальский П.К.]. Исторические сведения о цензуре в России. СПб., 1862. С. 1—6; Репинский Г.К. Цензура в России при императоре Павле I, 1796—1801 // Русская старина. 1875. № 11. С. 454; Скабичевский А.М. Очерки по истории русской цензуры, 1700—1863. СПб., 1892. С. 70; Сиповский В.В. Из прошлого русской цензуры // Русская старина. 1899. № 4. С. 161—175, № 6. С. 435—453; Рогожин В.Н. Дела «московской цензуры» в царствование Павла I как новые материалы для русской библиографии и словаря русских писателей. Вып. I. 1797 // Сборник отделения русского языка и словесности Академии наук. 1902. Т. 72. № 1. С. V—XXXIV; Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения, 1802—1902. СПб., 1902. С. 99—100; Лемке М.К. Пропущенный юбилей: Столетие первого русского устава о цензуре, 1804 — 9 июля — 1904 г. // Русская мысль. 1904. № 11. С. 34—44; Энгельгардт Н.А. Очерк истории русской цензуры в связи с развитием печати (1703—1903). СПб., 1904. С. 25—31; Якушкин В.Е. Из истории русской цензуры // Розенберг В.А., Якушкин В.Е. Русская печать и цензура в прошлом и настоящем. М., 1905. С. 18—20; Западов В.А. Краткий очерк истории русской цензуры 60—90-х годов XVIII века // Ученые записки Ленинградского педагогического института им. А.И.Герцена. 1971. Т. 414. С. 94—135; Болебрух А.Г. Передовая общественно-политическая мысль 2-ой половины XVIII века и царизм (на материалах деятельности цензурных органов): Учеб. пос. Днепропетровск, 1979. С. 34—38, Болебрух А.Г. Цензурные органы России в XVIII в. // Правовые идеи и государственные учреждения: (Историко-юридические исследования). Свердловск, 1980. С. 57—70; Омельченко О.А.Формирование и развитие законодательного регулирования печати в России // Право и культура: Проблемы исторического взаимодействия: Сб. науч. тр. М., 1990. С. 17—26; Сомов В. А. Цензура иностранных изданий в Риге в конце XVIII в. // Latvijas PSR Zinatnu Akademijas Vestis = Известия АН Латвийской ССР. Рига, 1990. № 4. С. 53—54.
[3] ПСЗ. Собр. 1. Т. 21. № 15634.
[4] Там же. Т. 23. № 17508.
[5] Там же. Т. 24. № 17811.
[6] На цензорские должности были назначены: в Петербурге — С.К.Котельников, М.В.Туманский, ректор С.-Петербургской  семинарии Антоний; в Москве — А.А.Прокопович-Антонский, Д.Стратинович, иеромонах Владимир; в Риге — протоиерей С.Тихомиров, П.Б.Иноходцев, Ф.О.Туманский (двоих последних сменили Х.Рот и Х.К.Зон), а также цензоры для изданий на еврейском языке — Е.Д.Л.Бамбергер, М.Гезекиль и Л.Элкан; в Одессе — Я.Д.Захаров. В 1798 г. при Радзивиловской таможне была создана цензура для Волынской, Подольской и Минской губерний (ПСЗ. Собр. 1. Т. 25. № 18367) в составе А. Лагановского, Т. Добржанского, А.Т. Свенске. Чиновникам было установлено жалование: в Петербурге и Риге по 1800, в Москве — по 1000 р. серебром в год каждому (ПСЗ. Собр. 1. Т. 25. № 18738, 18922, 19010).
[7] ПСЗ. Собр. 1. Т. 24. № 17811.
[8] Впервые мысль о необходимости введения контроля за ввозом зарубежных изданий в Россию высказал в 1792 г. главнокомандующий Москвы князь А.А.Прозоровский, который писал Екатерине II о необходимости «положить границы книгопродавцам книг иностранных и отнять способы еще на границах и при портах подобные сему книги вывозить, а паче из растроенной ныне Франции, служащие только к заблуждению и разврату людей, не основанных в правилах честности» (Цит. по: Сиповский В.В. Из прошлого русской цензуры // Русская старина. 1899. № 4. С. 164).
[9] ПСЗ. Собр. 1. Т. 25. № 18524.
[10] Сиповский В.В. Из прошлого русской цензуры // Русская старина. 1899. № 6. С. 450—451. Все же состоялись некоторые назначения. На цензорскую должность были утверждены: в Архангельске — Миклашевич, в Одессе — Карпов и Мариус (Болебрух А.Г. Передовая общественно-политическая мысль 2-ой половины XVIII века и царизм (на материалах деятельности цензурных органов): Учеб. пос. Днепропетровск, 1979. С. 36).
[11] ПСЗ. Собр. 1. Т. 25. № 18939.
[12] Там же. № 19010. В его состав вошли: ксенз А. Томашевич, К. Герсдорф и И. Коссаковский. Должность секретаря занял К. Контрим. Для просмотра книг на еврейском языке был назначен К. Тиле.
[13] ПСЗ. Собр. 1. Т. 26. № 19956.
[14] Там же. Т. 24. № 18032.
[15] Там же. Т. 27. № 20139.
[16] Тогда территория Российской империи была разделена на шесть учебных округов: Петербургский, Московский, Дерптский, Харьковский, Казанский, Виленский (ПСЗ. Собр. 1. Т. 27. № 20598). Со временем их число увеличилось.
[17] ПСЗ. Собр. 1. Т. 27. № 20597.
[18] Устав о цензуре. Спб., 1804. См. также: ПСЗ. Собр. 1. Т. 28. № 21388.
[19] Там же. Т. 27. № 20551; Т. 28. № 21498—21500; Т. 37. № 28302; Сборник постановлений и распоряжений по цензуре с 1720 по 1862 год. Спб., 1862. С. 200, 208; Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Спб., 1864. Т.1. Царствование императора Александра I. Стб. 8, 50,169 — 171, 257, 265, 1299 — 1301.
[20] Устав о цензуре. СПб., 1804. С. 3.
[21] Об организации цензуры в I четверти XIX в. см.: [Щебальский П. К.]. Исторические сведения о цензуре в России. СПб., 1862. С.6-12; Сухомлинов М.И. Исследования и статьи по русской литературе и просвещению. СПб., 1889. Т. 1. С. 398—404; Скабичевский А. М. Очерки по истории русской цензуры, 1700—1863. СПб., 1892. С. 91—97, 115—116, 129; Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения, 1802—1902. СПб., 1902. С. 100—104; Лемке М.К. Пропущенный юбилей. Столетие первого русского устава о цензуре. 1804 — 9 июля — 1904 // Русская мысль. 1904. № 11. С. 44—58; Описание дел архива Министерства народного просвещения / Под ред. А.С.Николаева и С.А.Переселенкова. Пг., 1921. Т. 2. С. XI—XXXVII; Раскин Д. И. Исторические реалии российской государственности и русского гражданства в ХIХ веке // Из истории русской культуры. М., 1996. Т. 5. С. 720—721; Гринченко Н.А. Цензура в Прибалтике в первой половине Х1Х в. // Vārda briviba, cenzūra, bibliotēkas. Konferences materiãlu krãjums. Riga, 14-17.10.1998. Riga, 1998. Pl. 33-35; Эльяшевич Д. А. Правительственная политика и еврейская печать в России: 1797—1917. Очерки истории цензуры. СПб.; Иерусалим,1999. С. 96.
[22] См.: Матвеева М.В. Главное правление училищ как цензурная инстанция // Вопросы отечественной истории. М., 2003. Вып. 3. С. 49—62.
[23] Издания Академий наук, художеств и российской подлежали собственной цензуре этих учреждений. В отдаленных городах для просмотра периодических изданий привлекались директора гимназий.
[24] Брекер Э.Г. Взгляд на цензуру и наблюдения над нею, собранные в течение восьмилетнего отправления цензорской должности // Журнал Министерства народного просвещения. 1835. Ч.7. С. 495—496.
[25] Сидоров А.А. Московский комитет по делам печати: (Ист. очерк). М., 1912. С. 7—9; Гарьянова О.А. Документельные материалы Московского цензурного комитета в государственном историческом архиве Московской области: (Обзор материалов фонда за 1798—1865 гг.) // Труды историко-архивного института. М., 1948. Т. IV. С. 2.
[26] Петухов Е. В. Императорский Юрьевский, бывший Дерптский университет за сто лет его существования (1802—1902): Ист. очерк. Юрьев, 1902. Т. 1. С.207—211.
[27] Крачковский Ю.Ф. Исторический обзор деятельности Виленского учебного округа за первый период его существования: 1803-1832. Вильна, 1903. Отд. 1: 1803-1824. С. 255; Умецкая Е.С. История книгопечатания в Белоруссии в первой трети ХIХ века (1801 - 1832 гг.). Автореф. дисс. … канд. ист. наук. / АН БССР. Институт истории. Минск, 1977. С. 6-12; Куль-Сильвестрова С.Е. Цензура в Белоруссии в первой трети XIX века (1795—1830) // Книга в пространстве культуры. М., 2000. С. 86.
[28] Загоскин Н. П. История Казанского университета за первые сто лет его существования, 1804—1904. Казань, 1902. Т. 2.С. 349—361; Булич Н.Н. Из первых лет Казанского университета (1805—1819): Рассказы по архивным документам. 2-е изд. СПб., 1904. Ч. 1. С. 550—554.
[29] ПСЗ. Собр. 1. Т. 36. № 27675.
[30] См.: Рыжов А.И. К вопросу о цензурном уставе // Отечественные записки. 1862. № 7. С. 3-4; Скабичевский А. М. Очерки по истории русской цензуры: 1700—1863. СПб., 1892. С. 115-117; Сборник исторических материалов, извлеченных из архива Собственной Его Императорского Величества Канцелярии / Под ред. Н.Ф.Дубровина. СПб., 1896. Вып. 8. С. 189-194.; Дубровин Н.Ф. К истории русской цензуры (1814-1820 гг.) // Русская старина. 1900. № 12. С. 644-646, 652-654; Середонин С. М. Исторический обзор деятельности комитета министров. Спб., 1902. Т. 1. С 392—393; Семевский В. И. Политические и общественные идеи декабристов. СПб.,1909. С. 648—654; Описание дел архива Министерства народного просвещения / Под ред. А. С. Николаева и С. А. Переселенкова. Пг., 1921. Т. 2. С. ХХI-ХХVII; Федоров А. Книги Гете и «комитет ценсуры иностранной» // Лит. наследство. 1932. Т. 4/6. С. 928; Федоров А. Генрих Гейне в царской цензуре // Лит. наследство. 1935. Т. 22/24. С. 637; Оксман Ю. Г. Очерк истории цензуры зарубежных изданий в России в первой трети ХIХ века // Ученые записки Горьковского государственного университета им. Н. И. Лобачевского. 1965. Вып. 71. С.341—365; Гринченко Н.А. Организация цензуры иностранной в I четверти XIX в. // Книжное дело в России в XIX — начале XX века: Сб. науч. тр. СПб., 2004. Вып. 12. С. 75—89.
[31] ПСЗ. Собр. 1. Т. 27. № 20210
[32] Периодические издания, выписанные через почтамты, рассматривались учрежденной при них цензурой.
[33] Устав о цензуре. СПб., 1804. С. 11.
[34] ПСЗ. Собр. 1. Т. 31. № 24687.
[35] О содержании этих дискуссий см. подробнее: Описание дел архива Министерства народного просвещения / Под ред. А.С.Николаева и С.А.Переселенкова. Пг., 1921. Т. 2. С. XXV-XXVI; Оксман Ю.Г. Очерк истории цензуры зарубежных изданий в России в первой трети XIX века // Ученые записки Горьковского университета им. Н.И.Лобачевского. 1965. Вып. 7. С. 350-353.
[36] РГИА. Ф 733, оп. 118, д. 308. Л. 76.
[37] Там же. Л. 33 об.; Ф. 1163, оп. 1-1825, д. 1. Л.442.
[38] Там же. Л.452.
[39] Сведения о нем см.: Видок Фиглярин : Письма и агентурные записки Ф.В.Булгарина в III отделение / Изд. подготовил А.И.Рейтблат. М., 1998. С. 13.
[40] РГИА. Ф. 1163, оп. 1-1825, д. 1. Л.452—459. В состав комитета входила также библиотека, в которую передавался один экземпляр каждого запрещенного издания.
[41] Персональный состав этого комитета см.: Гринченко Н.А. Организация цензуры иностранной в I четверти XIX в. // Книжное дело в России в XIX — начале XX века: Сб. науч. тр. СПб., 2004. Вып. 12. С. 83—87.
[42] Густав Васильевич Лерхе (1790 – после 1861) окончил Геттингенский университет со званием доктора права. С 1810 г. состоял на российской службе. В 1811 г. определен в Особенную канцелярию Министерства полиции. В 1816 — 1820 гг. – цензор цензурного комитета Министерства полиции (затем - внутренних дел). Потом состоял на службе в Министерстве финансов и Комиссариатском штате. (РГИА. Ф. 735, оп. 7, д. 102. Л. 7-16; Ф. 1163, оп. 1-1825, д. 1. Л. 522. См. также: Затворницкий Н.М. Указатель биографических сведений, архивных и литературных материалов, касающихся чинов общего состава по канцелярии Военного министерства с 1802 до 1902 г. включительно. СПб., 1909. С. 171-172).
[43] Давид Иванович (Арвид Давид) Гуммель (1789?-1836). В 1805 г. был принят на российскую службу. Затем состоял секретарем-переводчиком шведской миссии в России. В 1812 г. принимал участие в переговорах о мире между Россией и Портой Оттоманской. В 1813 г. определен в Министерство народного просвещения. С 1816 г. состоял библиотекарем, а с 1820 г. - цензором по иностранной части в цензурном комитете министерства внутренних дел. (РГИА. Ф. 772, оп. 1, д. 194, 334, 1452; Ф. 779, оп. 1, д. 1).
[44] РГИА. Ф. 1163, оп. 1-1825, д. 1. Л.580 об.-581.
[45] Там же. Л. 554-554об.
[46] Там же. Л. 558.
[47] Вполне очевидно, что запрещение того или иного зарубежного издания в России было условным, так как с ним можно было ознакомиться за границей или нелегально доставить в страну. См.: Сиповский В.В. Из прошлого русской цензуры // Русская старина 1899. № 4. С. 164; Лемке М.К. Очерки по истории русской цензуры и журналистики XIX столетия. СПб., 1904. С. 237; Айзеншток И. Я., Полянская Л. И. Французские писатели в оценках царской цензуры // Лит. наследство. М., 1939. Т. 33/34. С.788-789; Гусман Л.Ю. История несостоявшейся реформы: Проекты преобразований цензуры иностранных изданий в России (1861-1881 гг.). М., 2001. С. 123-132.
[48] Conversations-Lexicon oder Handwörterbuch. Leipzig, 1796-1811. 6 Bde.; 2-e Aufl. Leipzig, 1796-1811. 7 Bde.; 3-e Aufl. Leipzig, 1814-1818. 10 Bde; Conversations-Lexicon oder Handwörterbuch = Real-Encyclopädie. 4-e Aufl. Leipzig, 1818-1819. 10 Bde.; 5-e Aufl. Leipzig, 1820-1821. 10 Bde.; 6-e Aufl. Leipzig, 1823-1824. 10 Bde.
[49] См. подробнее: Гринченко Н.А. «Conversations-Lexicon» и его цензурная история в России // Книга: Исслед. и материалы. М., 2005. Сб. 83. С. 245-253.
[50] РГИА. Ф. 1163, оп. 1.-1825, д. 1. Л. 4.
[51] По словам Фока, «правила по цензуре утверждены не были и не были приняты в руководство. Все действия цензуры основывались на личных приказах министра» (РГИА. Ф. 1163, оп. 1.-1825, д. 1. Л. 568 об.).
[52] См.: Греч Н.И. Записки о моей жизни. М.-Л., 1930. С. 420—421.
[53] Вина за незаконное распространение энциклопедии была возложена на С.К.Вязмитинова (1744—1819), который допустил, по мнению следствия, беспорядки в цензуре.
[54] РГИА. Ф. 1163, оп. 1, д. 1. Л. 706-709 об. После освобождения из крепости Лерхе и Гуммель продолжили службу в России. Лерхе в 1828 г. был определен в Комитет для начертания проекта общего устава евангелическо-протестантской церкви в России, а в 1832 г. переведен чиновником особых поручений в Департамент духовных дел иностранных исповеданий. В 1833 г. назначен членом евангелическо-лютеранской генеральной консистории. С 1836 по 1847 гг. – юрист-консульт Военного министерства. Затем состоял постоянным членом от правительства при управлении Главного немецкого училища евангелическо-лютеранской церкви Св. Петра в Петербурге и председателем совета этой церкви. (РГИА. Ф. 735, оп. 7, д. 102. Л. 7-16). Гуммель в 1826 г. был уволен из цензурного комитета и определен чиновником особых поручений при министре внутренних дел. Затем снова продолжил службу в цензурном ведомстве. С 1828 по 1831 г. был старшим цензором Комитета цензуры иностранной.
[55] РГИА. Ф. 772, оп. 1, д. 194. Л. 10.
[56] Все положения, относящиеся к цензуре иностранной, отражены в цензурном уставе 1828 г. (Устав о цензуре. СПб., 1829. С. 39— 58).
         [57] См. подробнее: Патрушева Н. Г. История цензурных учреждений в России во второй половине XIX — начале ХХ века //Книжное дело в России во второй половине XIX — начале XX века. Сб. науч. тр. СПб., 2000. Вып. 10. С. 7— 48;.  Гринченко Н. А. История цензурных учреждений в России в первой половине ХIХ в. // Цензура в России. История и современность: Сб. науч. тр. СПб., 2001. Вып. 1. С. 15—46; Комитет цензуры иностранной в Петербурге, 1828—1917: Документы и материалы / Сост. Н.А.Гринченко, Н.Г.Патрушева. СПб., 2006. 264 с.

(1 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: Гринченко Н.А.
  • Размер: 43.76 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Гринченко Н.А.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Антонова Т.В. БОРЬБА ЗА СВОБОДУ ПЕЧАТИ В ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ 1861 – 1882 гг.
Бадалян Д.А. Cлавянофильский журнал «Русская беседа» и цензура (1856–1860)
Белобородова А. Изменения в организации цензуры в Российской империи в 1914 г. (по материалам Курской губернии)
Белобородова А. Полиция и цензура в русской провинции во второй половине XIX – начале XX вв. (на материалах Курской губернии)
Белозеров А.А. Нижегородская печать и царская цензура (по документам и воспоминаниям)
Блюм А.В. МЕСТНАЯ КНИГА И ЦЕНЗУРА ДОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ (1784–1860)
О.О. Ботова. Московский цензурный комитет во второй четверти девятнадцатого века (Формирование. Состав. Деятельность)
Зильке Бром. Театр и цензура во второй половине XVIII века
Brohm Silke. Zensur in Rußland vor 1804 und Christian von Schlözer als Zensurfall
Воронежцев А. В. Из истории военной цензуры в период первой мировой войны (по материалам Саратовской губернии)
Галай Ю. Крамольный "Календарь Крестьянина".
Галай Ю.Г. Запрещенный Белинский
Галай Ю.Г. Уничтоженные нижегородские издания в период первой русской революции
Галай Юрий. Цензурная судьба первого журнала старообрядцев
Ю.Г. Галай. Опальный журнал
А. М. Гаркави. Борьба Н.А. Некрасова с цензурой и проблемы некрасовской текстологии. Автореферат дисс. д.филол.н.
Григорьев С.И. Придворная цензура как первая PR-служба в истории России
Григорьев С.И. Придворная цензура предметов широкого потребления
Григорьев С.И. Институт цензуры Министерства императорского двора
Григорьев С.И. Упоминания высочайших особ как товар (по материалам придворной цензуры)
С.И. Григорьев. "Придворная цензура и печатная реклама".
Гринченко Н.А. Организация цензуры в России в I четверти XIX века
Гринченко Н.А., Патрушева Н.Г. Организация цензурного надзора в царстве Польском в XIX - начале ХХ века
Н.А.Гринченко, Н.Г.Патрушева. Надзор за книжной торговлей в конце XVIII — начале XX века
Н.А.Гринченко, Н.Г.Патрушева. Надзор за книжной торговлей в конце XVIII — начале XX века
Евдокимова М.В. Полемика в русской прессе о свободе слова и цензурных постановлениях, 1857 - 1867 гг.
В.Д.Иванов. Формирование военной цензуры России 1810-1905 гг.
Измозик В.С. Личный состав российских «черных кабинетов» в XIX- начале XX вв.: основные требования и основные характеристики
Измозик В.С. Трудовые династии» в «черных кабинетах» Российской империи первой половины XIX в.: семьи Вейраухов и Маснеров
Калмыков В. Еще о цензуре почтовой корреспонденции в России
Б.И. Королев. ПОЛОЖЕНИЕ НИЖЕГОРОДСКИХ ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЙ НА РУБЕЖЕ XIX – XX ВЕКОВ: БОРЬБА ЗА СВОБОДУ СЛОВА И ЦЕНЗУРА.
Космолинская Г.А. Цензура в Московском университете XVIII века («Доновиковский период»)
Косой М. Военная цензура почтовой корреспонденции Петрограда в период первой мировой войны
Е.В. Курбакова. Характер полномочий отдельного губернского цензора (нижегородский период деятельности Г.Г. Данилова)
Курбакова Е.В. Пресса нижегородских старообрядцев и цензура
Летенков Э.В. Из истории политики русского царизма в области печати (1905-1917).
Летенков Э.В. ПЕЧАТЬ И КАПИТАЛИЗМ РОССИИ КОНЦА ХIХ-НАЧАЛАХХ ВЕКА (экономические и социальные аспекты капитализации печати)
Лихоманов А.В. «Комиссия Д.Ф. Кобеко» по составлению нового устава о печати (10 февраля — 1 Декабря 1905 г.)
Луночкин А.В. Газета «Голос» в общественном движении России 70 – начала 80-х гг. XIX в.
Макушин Л.М. Власть и пресса: политика российского правительства в области печати в период реформ 60-х годов XIX века
Макушин Л.М. Власть и пресса: политика российского правительства в области печати в период реформ 60-х годов XIX века
Павлов М.А. Государственная регламентация чтения в России 1890-1917 гг.
Н.А.Паршукова. В.Ф.Одоевский - теоретик и практик печати и цензуры 1830-1840-х гг.
Н.Г. Патрушева. Цензурная реформа в России 1865 г.
Н.Г. Патрушева. Цензурная реформа 1865 г. в карикатурах «Искры»
Т.Л. Полусмак ЦЕНЗУРНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ
Потапова Е.В. Влияние духовно-цензурных комитетов на развитие библиотечного дела в России во второй половине 19 века
Рейфман П.С. ОТРАЖЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНОЙ БОРЬБЫ НА СТРАНИЦАХ РУССКОЙ ПЕРИОДИКИ 1860-х ГОДОВ.
Смагина Г.И. Книга и цензура в России в XVIII в.
Усягин А.В. Взаимоотношения власти, земств, цензуры и прессы в пореформенной России
Чеченков П.В. Они не вписались в официальную историю: суздальские Рюриковичи в первой половине XV в.
Шалгумбаева Ж. История казахского книгоиздания: фольклор художественная литература и их цензура (XIX – нач. ХХ вв.)
Эльяшевич Д.А. Правительственная политика и еврейская печать в России. 1797–1917.

2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100