ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

24 сентября 2017 г. Размещена статья Б.М. Пудалова "К истории Лаврентьевской летописи (О предполагаемом месте составления списка 1377 г.)".


   Главная страница  /  Цензура и текст  /  Россия (Russia)  /  Цензура в России. Материалы к энциклопедическому словарю

 Цензура в России. Материалы к энциклопедическому словарю
Размер шрифта: распечатать




Герцен Александр Иванович (псевд. Искандер) (20.06 Kb)

 

ГЕРЦЕН Александр Иванович (псевд. Искандер); 25.03.1812, Москва — 9.01.1870, Париж) — писатель, публицист, издатель.

Отец И. А. Яковлев — богатый помещик; мать — Луиза Гааг, немка по происхождению, из семьи мелкого чиновника. Брак родителей не был оформлен. Как незаконнорожденный Г. получил фамилию, придуманную отцом (от нем. Herz — сердце). Получив хорошее домашнее образование, в 1829 поступил на физико-математическое отделение Московского ун‑та, которое окончил в 1833 со степенью кандидата и серебряной медалью. На выбор жизненного пути Г., по его словам, оказало влияние восстание декабристов 14 декабря 1825. В студенческие годы сформировались его философские и политические взгляды, на которые наложили отпечаток Французская революция 1830 и Польское восстание 1830—1831. В 1834 был арестован по ложному обвинению, 9 месяцев содержался в Крутицких казармах, в апреле 1835 выслан в Пермь, оттуда — в Вятку, где служил в губернской канцелярии. В конце 1837 получил разрешение на переезд во Владимир. В июле 1839 снят полицейский надзор, в начале 1840 вернулся в Москву. По настоянию отца поступил на службу в канцелярию МВД, в мае 1840 переехал в СПб. После перлюстрации письма, в котором сообщал отцу о «душегубстве» петербургской полиции, в 1841 «за распространение неосновательных слухов» был выслан в Новгород с определением на службу советником губернского правления.

В июле 1842 Г. вернулся в Москву, включился в дискуссии западников и славянофилов, стал активным участником общественной жизни. Репутация Г. как неблагонадежного сказалась на публикации многих его сочинений. Первые фельетоны, написанные им в начале 1840‑х гг., по цензурным соображениям не были допущены в печать. Так, фельетон «Москва и Петербург», построенный на противопоставлении барской Москвы и бюрократического СПб., впервые опубликован лишь в «Колоколе» в 1857 (Л. 2. 1 авг.). Известно, что в 1840‑е гг. он распространялся в списках (Рус. старина. 1881. № 3. С. 698) и читался на вечерах петрашевцев (Дело петрашевцев. М.; Л., 1951. Т. 3. С. 60). Аналогичная судьба сложилась и у фельетона «Новгород Великий и Владимир-на-Клязьме», увидевшим свет в первом издании «Полярной звезды на 1855». Даже спустя многие годы, в 189 в докладе цензора С. И. Коссовича в связи с изданием полного собрания сочинений Г., эти фельетоны названы в числе статей «неудобных безусловно». Фельетон «Ум хорошо, а два лучше» впервые был опубликован в «Былом и думах» (1862. Т. 3), в России впервые напечатан в «Рус. старине» (1871. № 11) за подписью W. Фельетон «Москвитянин» и вселенная», содержавший критику редакции «Москвитянина», по словам Г., был изуродован цензурой. В 1846 Ф. В. Булгарин в доносе Л. В. Дубельту обвинил Г. в распространении «социальных идей».

В январе 1847 Г. с семьей выехал из России и оказался в Европе накануне революционных событий. Его впечатления нашли отражение в «Письмах из Avenue Marigny». В них, представив два Парижа — буржуазный и пролетарский, Г. впервые выступил с развернутым изложением социалистических воззрений. «Письма…» были опубликованы в «Современнике» (1847. № 10, 11), когда цензура в России еще допускала обсуждение в печати внутренней жизни Франции, что стало уже невозможным в 1848. Тем не менее они подверглись цензурной правке, особенно последнее, четвертое письмо, которое в одном из доносов в III отделение с.е.и.в.канцелярии истолковывалось как картина «неудач и намеков, что они возобновятся».

Во время написания «Писем из Франции и Италии» и «С того берега», за невозможностью опубликовать их в России, Г. посылал их отдельными частями московским друзьям. Это был своеобразный политический отчет о происходивших во Франции событиях, знаменовавший переосмысление западнических идеалов Г. и поиски новых путей будущего развития России, которые воплотятся в выработанной им теории «русского социализма».

19 сентября 1850 русский консул в Ницце А. И. Грив сообщил Г. повеление царя о немедленном возвращении в Россию. После отказа Г. выполнить это требование. 18 декабря 1850 СПб. уголовный суд постановил: «Согласно высочайшего Его величества повеления и руководствуясь ст. 355 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, подсудимого Герцена, лишив всех прав состояния, признать за вечного изгнанника из пределов Российского государства». На упоминание имени Г. и печатание его сочинений в России был наложен запрет. Свое решение остаться на чужбине публицист объяснил друзьям нежеланием возвращаться в «царство мглы, произвола, молчаливого замиранья» (Собр. соч. Т. 6. С. 12). Он писал: «Где не погибло слово, там и дело не погибло. За эту открытую борьбу, за эту речь, за эту гласность — я остаюсь здесь» (Собр. соч. Т. 6. с. 13).

Г. печатался в различных прогрессивных европейских изданиях, чтобы «знакомить Европу с Русью». В 1849 Н. Сазонов передал ему приглашение Прудона принять участие в новой газете «La Voix du Peuple». Именно с редактированием иностранного отдела Г. связывал смысл своего участия в газете Прудона, через этот отдел он намеревался знакомить Европу с Россией. В газете были помещены некоторые из его статей, которые затем вошли в книгу «С того берега». Однако газета, просуществовав с сентября 1849 по май 1850, была закрыта из-за преследований властей и штрафов.

Публикация в 1849 статьи «La Russie» стала первым обращением Г. к западному читателю. В 1850 на немецком языке (без подписи) вышло первое издание книг «С того берега» и «Письма из Франции и Италии», в 1851 — немецкое и французское издания книги «О развитии революционных идей в России», которую публицист выпустил под некогда известным в России псевдонимом Искандер. С 1852 Г. приступил к написанию «Былого и дум». В 1853 в Лондоне Г. с помощью поляков основывает Вольную русскую типографию. 21 февраля 1853 он выпустил листовку «Вольное русское книгопечатание в Лондоне. Братьям на Руси», в которой извещал «всех свободолюбивых русских» о предстоящем открытии 1 мая русской типографии, чтобы стать «свободной бесцензурной речью» передовой России, чтобы «невысказанным мыслям <…> дать гласность, передать их братьям и друзьям, потерянным в немой дали русского царства» (Собр. соч. Т. 12. С. 64). Цензурный гнет, тяготевший над журналистикой России в период «мрачного семилетия» (1848—1855), действительно превратил ее в «немую даль». В этих условиях издательская деятельность Г. приобретала особую значимость. В июне — июле 1853 в Вольной русской типографии вышла прокламация «Юрьев день! Юрьев день! Русскому дворянству», вслед за ней отдельной листовкой была напечатана статья Г. «Поляки прощают нас», затем брошюра «Крещеная собственность». Сразу после этого по инициативе III отделения с.е.и.в.канцелярии министрам финансов, иностранных дел и народного просвещения, а также генерал-губернаторам пограничных губерний были отданы распоряжения принять строгие меры, чтобы помешать ввозу герценовских изданий в Россию. Г. использовал все доступные ему средства, чтобы проложить путь своим изданиям в Россию. Однако поначалу они расходились в очень незначительных количествах, постоянной обратной связи с Россией не было. Г. сам заботился об этом, рассылая печатную продукцию высшим чиновникам в СПб. Европейская пресса дополнительно резонировала его издания, что находило быстрый отклик не только в международном общественном мнении, но и в правительственных сферах России.

Ситуация изменилась после смерти Николая I в 1855. С августа этого года Г. начал издавать альманах «Полярная звезда» (выходил ежегодно до 1862, последняя книга — в 1869). В альманахе публиковались запрещенные в России сочинения А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, К. Ф. Рылеева, переписка В. Г. Белинского с Н. В. Гоголем и пр. Опубликованное в первой книге письмо Г. Александру II стало первым из его обращений к царю. В нем наряду с необходимостью освобождения крестьян от крепостного состояния Г. писал о первостепенности освобождения слова от цензуры: «Государь, дайте свободу русскому слову. Дайте нам вольную речь» (Собр. соч. Т. 12. С. 274). О небывалом распространении в эти годы рукописной литературы в России писали многие современники. Некоторые рукописные записки переправлялись в Лондон и были опубликованы Г. в публицистических сборниках «Голоса из России», девять книжек которых он выпустил в 1856—1860. Однако события в России развивались так быстро, что Г. вскоре почувствовал невозможность поспевать за ними в ежегодных выпусках «Полярной звезды». Ощущалась необходимость в оперативном органе. 1 июля 1857 вышел первый номер газеты «Колокол», которая просуществовала десять лет (1857—1867). В условиях общественного подъема в России спрос на лондонские издания все более возрастал. Ключевыми требованиями в программе преобразований, с которой выступили издатели «Полярной звезды» и «Колокола», были: освобождение слова от цензуры, крестьян от помещиков, податного сословия от побоев. В политических условиях России второй половины 1850‑х гг. такая программа была привлекательной для всех либерально-оппозиционных кругов. Связи Г. с Россией быстро расширялись и становились постоянными. От присылки отдельных запрещенных произведений и рукописной литературы они переросли в нескончаемый поток корреспонденций, которые не могли быть опубликованы в российской периодике. Российское правительство предпринимало все меры, чтобы оградить общество от опасного влияния заграничной печати. Соответствующие распоряжения были сделаны им в 1854—1857. МНП в 1856 разослало в цензурные комитеты, ведающие иностранными изданиями, секретные предписания, требовавшие «по случаю замеченного распространения в империи запрещенных книг и сочинений, противных видам правительства <…> принять усугубленные меры» (Егоров (Каспаров) А. Страницы из прожитого. Одесса, 1913. Т. 2. С. 32). Секретные агенты III отделения с.е.и.в.канцелярии доносили весной 1857, что в СПб., Москве и других городах распространялись сочинения лондонских издателей. По свидетельству Е. А. Штакеншнейдер, «некто Мухин сослан в Вятку за то, что читал в каком-то трактире вслух Искандера» (Голос минувшего. 1915. № 11. С. 191). Однако административные и запретительные меры правительства против распространения изданий Г. успеха не имели. В своих записках обер-прокурор Святейшего Синода граф Д. Н.Толстой писал: «Герцен и Огарев <…> читались в столице почти публично» (Рус. арх. 1885. Кн. 2. С. 42). Помимо мер полицейского характера (установление строго таможенного надзора, преследование лиц, хранивших и распространявших издания и др.) в правительственных кругах вынашивался замысел о создании печатного органа, который бы смог противодействовать «Колоколу». Вопрос об издании анти-«Колокола» являлся предметом специального обсуждения на заседаниях Государственного совета. В 1860—1861 издательская деятельность лондонских «агитаторов» приобрела огромный размах. Материалы, в большом количестве поступавшие из России, помещались в «Колоколе», в приложении к «Колоколу» — «Под суд!», издававшемся в 1859—1862 вместо прекратившихся «Голосов из России», в «Исторических сборниках», в «Полярной звезде». По предложению Н. П. Огарева в 1862 для читателей из народа стало издаваться «Общее вече» (1862—1864). Проекты легальной борьбы с лондонскими изданиями возникали в правительственных кругах неоднократно, однако в течение многих лет журналистам приходилось проводить через цензуру лишь скрытые герценовские цитаты, понятные далеко не всем.

В 1862 по инициативе министра народного просвещения А. В. Головнина был снят запрет с имени Г. и официально разрешена полемика с ним в легальной печати России. В «Записке о "Колоколе"» Головнин наметил целую программу борьбы с влиянием герценовских изданий. Первые произведения Г., подписанные полным его именем, с которыми русская общественность могла ознакомиться открыто, были напечатаны в брошюре «Письмо А. И. Герцена к русскому послу в Лондоне с ответом и некоторыми примечаниями Д. К. Шедо-Ферроти». По поводу свободного хождения брошюры в России Г. писал: «Снять виноградный лист цензуры с имени человека — это полвозвращения прав гражданства» (Колокол. 1862. Л. 128. 8 апр. С. 1068). По предложению В. А. Цеэ и Головнина, одобренного Александром II, были разрешены к печати и другие произведения Г. В конце апреля 1862 в СПб. поступила в продажу лежавшая в кладовых Санкт-Петербургского цензурного комитета брошюра бывшего цензора Н. В. Кулагина «Искандер-Герцен», изданная в 1859 в Берлине, которая содержала цитаты из «Былого и дум», «С того берега» и других произведений Г. В 1862—1863 в легальной печати были опубликованы (в этот раз пройдя цензуру) еще несколько произведений публициста. Серия публикаций, посвященных Г., появилась в изданиях М. Н. Каткова. В июньском номере «Русского вестника» за 1862 была помещена «Заметка для издателя "Колокола"», поводом для которой послужила статья Г. «Письмо гг. Каткову и Леонтьеву». «Заметка для издателя "Колокола"», написанная в оскорбительном тоне и обвинявшая Г. в петербургских пожарах, была встречена в правительственных кругах с одобрением. 26 июня 1862 Головнин доносил Александру II: «По желанию князя В. А. Долгорукова я сделал распоряжение, чтоб превосходная статья эта была бы перепечатана в газетах, имеющих большое число подписчиков» (ОР РНБ. Ф. 208. Д. 100. Л. 168 об.). «Заметка» была перепечатана в «Сыне отечества», «Домашней беседе», «Северной пчеле», «Journal de St.‑Petersbourg». Часть газет и журналов, поспешила отмежеваться от своих былых либеральных увлечений и начала активно выступать против издателей «Колокола». В обзоре периодических изданий, представленных Александру II, 7 августа 1862, были упомянуты статьи «Современной летописи», «Нашего времени». «Северной пчелы», направленные против Г., Огарева и «против всяких революционных движений». Александр II остался доволен этим обзором, сделав к нему примечание «Весьма хорошие статьи» (РНБ. Ф. 208. Д. 113. Л. 200). В «Кратком обозрении направления периодических изданий» за 1862 отмечались «прочные нравственные убеждения» в статьях большинства журналов и газет и благоприятное влияние журналистики в 1862 на общественное мнение. В обзоре указывалось, что, «сознавая несомненную пользу такого направления, цензура считала не лишним дать некоторый простор статьям этого рода, имевшим целью противодействовать тенденциям "подпольной литературы" и некоторых заграничных изданий». Правительству удалось достигнуть поставленной цели.

С 1862 спрос на герценовские издания начал неуклонно падать. После того как в 1863 Г. выступил в защиту восставшей Польши в российских изданиях вовсе перестали звучать голоса в его поддержку. Реакция, наступившая в России в 1862—1863, породила новую волну политических эмигрантов. Г. во время своей поездки по Италии и Швейцарии в конце 1862 убедился, что большинство эмигрантов сосредоточилось именно на континенте и что отсюда налаживались постоянные связи с Россией. Эти соображения привели руководителей «Колокола» к решению перевести типографию на континент. В 1865 издание «Колокола» переместилось в Женеву. Однако это не спасло положение. В июле 1867 «Колоколу» исполнилось десять лет. Намерение издателя прекратить издание лишь на полгода не оправдалось. Условия общественной жизни России за это время не изменились, и издание «Колокола» на русском языке не возобновилось. Г. планировал издавать «Колокол» для европейских читателей на французском языке. Это издание мыслилось как продолжение прежнего, но с «Русским прибавлением». Однако в таком виде газета выходила недолго. Всего за 1868—1869 вышло 15 номеров основного выпуска и 7 «Русских прибавлений». Ко времени прекращения французского издания «Колокола» Г. пришел к выводу, что «заграничной печати время прошло» (Собр. соч. Т. 30. С. 75).

Соч.: Собр. соч. М., 1954—1964. Т. 1—30.

Арх.: РО ИРЛИ. Ф. 559. Д. 67. Л. 1; Д. 38. Л. 5.; РГИА. Ф. 773. Оп. 1. Д. 75; ОР РНБ. Ф. 391. Д. 289; Ф. 208. Д. 100. Л. 66—73; Д. 113. Л. 200.

Лит.: П. В. Анненков и его друзья. СПб., 1892; Лемке М. К. Николаевские жандармы и литература 1826—1855 гг. СПб., 1908; Ковалев И. Ф. Герцен и царская цензура // Крас. архив. 1940. Кн. 1 (98). С. 240—262; Базилева З. П. «Колокол» Герцена, 1857—1867. М., 1949; Елисеева Е. П. Из истории борьбы самодержавия с изданиями Герцена // Лит. наследство. 1956. Т. 63. С. 682—684; Гинзбург Л. Я. «Былое и думы» Герцена. Л., 1957; Эльсберг Я. Е. Герцен: жизнь и творчество. М., 1963; Порох И. В. Из истории борьбы царизма против Герцена (попытка создания анти «Колокола» в 1857—1858 гг.) // Из истории общественной мысли и общественного движения в России. Саратов, 1964. С. 119—146; Эйдельман Н. Я. Герцен против самодержавия. Секретная политическая история России XVIII—XIX веков и Вольная печать. М., 1984; Пирумова Н. М. А. Герцен — революционер, мыслитель, человек. М., 1989; Громова Л. П. А. И. Герцен и русская журналистика его времени. СПб., 1994; Роот А. А. Герцен и традиции Вольной русской прессы. Казань, 2001; Желвакова И. Герцен. М., 2010.

Л. П. Громова

 


(0.5 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 15.05.2014
  • Автор: Громова Л.П.
  • Ключевые слова: Цензура в России. Материалы к энциклопедическому словарю
  • Размер: 20.06 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Громова Л.П.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Титульный лист
От составителей
Авторское право в дореволюционной России
Блюм Арле́н Ви́кторович
«Будильник»
БУНИН Иван Алексеевич
«Ведомости»
Верховный цензурный комитет
«ВЕСТНИК ЕВРОПЫ»
Внутренняя цензура
Герцен Александр Иванович (псевд. Искандер)
Гиляров-Платонов Никита Петрович
Главное правление училищ
Главное управление по делам печати
Главное управление цензуры
«Голос»
Градовский Григорий Константинович
Добровольский Лев Михайлович
Еврейский театр и цензура
«Икра»
«Искра»
Императорского двора цензура
Иностранная цензура
Инструкция еврейским типографщикам
Комитет 2 апреля 1848 года
Кривенко Василий Силович
Меншиковский комитет
Надзор за библиотеками
«Новое время»
«Новости»
Леонтьев Константин Николаевич
Оприц Николай Ильич
Пересмотр законов об иностранной цензуре в правительственных комиссиях
Перлюстрация
«Петербургская газета»
Половцов Анатолий Викторович
«Порядок»
Почтовая цензура
«Русское слово»
Салтыков Михаил Евграфович
Санкт-петербургский цензурный комитет
Сатирические и юмористические периодические издания
«Cеверная почта, или новая санкт-петербургская газета»
«Сибирь»
Система административных взысканий (1865—1905).
Совет министра внутренних дел по делам книгопечатания
Талмуд и цензура
Тургенев Иван Сергеевич
Тютчев Федор Иванович
Уличные листки юмористического и сатирического характера
Устав о цензуре 1804 г.
Устав о цензуре 1826 г.
Устав о цензуре 1828 г.
Цензор
Цензурный комитет
Циркуляры цензурного ведомства

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100