ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

16 декабря 2017 г. размещены статьи: О.Г. Гайдаш "«Аполлонов гусь» (опыт интерпретации символики некоторых акваорнитоморфных изображений)", А. Кандинский "«Всенощное бдение» Рахманинова и русское искусство рубежа веков (К вопросу об интерпретации памятника)".


   Главная страница  /  Цензура и текст  /  Россия (Russia)  /  Цензура в России. Материалы к энциклопедическому словарю

 Цензура в России. Материалы к энциклопедическому словарю
Размер шрифта: распечатать




Сатирические и юмористические периодические издания (17.52 Kb)

 

САТИРИЧЕСКИЕ И ЮМОРИСТИЧЕСКИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ. Российская сатирическая и юмористическая журналистика, зародившись в просвещенную екатерининскую эпоху, пережила расцвет в условиях либерализации общества во второй половине XIX в., когда после окончания тридцатилетнего правления Николая I общество заговорило о необходимости перемен, об освобождении слова от цензуры, и обличительные сочинения нашли отражение в появлении многочисленных юмористических и сатирических изданий, ориентированных на разные читательские категории, взыскательную и невзыскательную публику, ищущую в прессе разоблачений, развлекательного чтения, пикантных новостей, анекдотов.

Начало массовому появлению юмористических изданий положил еженедельный иллюстрированный журнал «Весельчак», выходивший в Петербурге с февраля 1858 по февраль 1859, издателем которого был А. Плюшар, редакторами Я. И. Григорьев, Н. М. Львов, А. А. Козлов. Благодаря талантливым авторам (литераторы П. И. Вейнберг, Н. М. Львов, О. И. Сенковский, А. С. Суворин и др., художники В. С. Крюков, А. И. Лебедев, М. О. Микешин), журнал быстро приобрел популярность у самого широкого круга читателей и достиг тиража 8000 экз. Его можно было приобрести в книжных магазинах, на станциях железной дороги, в трактирах, у разносчиков; в листы «Весельчака» лавочники заворачивали товар (папиросы, свечи, книги и т. д.). Основная цель издания — развлечь читателя, но журнал не избегал и журнальной полемики как с «Современником», так и уличными листками. Во время редакторства Козлова (№ 17—44) в журнале зазвучали обличительные ноты, либеральные рассуждения о прогрессе. Именно в это время появились неодобрительные отзывы цензурного ведомства об отдельных публикациях «Весельчака». Так, в № 6 за 1859 г. редакция сообщала, что «продолжение „Похождений Мазурика“, приготовленное для настоящего нумера, должно быть отложено до № 7‑го совершенно противу ея воли».

Журнал был интересен не только для невзыскательной публики, но и для интеллигентного читателя талантливыми текстами и иллюстрациями, обращенностью к социальным проблемам, за что нередко получал замечания от цензуры. За пропуск к печати в «Весельчаке» (№ 6) шутки, задевающей изменение формы в армии, цензору был объявлен выговор (Ф. 772. Оп. 1. Д. 4756). В рапорте чиновника особых поручений Е. Е. Волкова на имя министра народного просвещения сообщалось, что в № 7 журнала помещено стихотворение под названием «Современным людям», в котором «под предлогом критики настоящего направления нашей литературы высказывается мысль, что пока у нас не будет полной печатной гласности, пока нам не позволят называть вещи их собственными именами, то есть задевая личности, называть каждую из них по имени, — до тех пор не только не будет у нас никакого прогресса, но мы рискуем попятиться лет на десять назад» (Ф. 772. Оп. 1. Д. 4772).

Успех «Весельчака» вызвал в Петербурге весной 1858 г. появление множества уличных юмористических листков, которые представляли собой своеобразные газетки, как правило, без определенной периодичности выпускавшиеся предприимчивыми издателями. Уличные листки были разными по тематике, различного литературного достоинства, но все они имели развлекательный характер, некоторые не чурались свойственного эпохе либерального обличительства.

Учитывая их широкое распространение и склонность некоторых из них к либеральному обличительству, они подвергались строгой цензуре, и даже в довольно безобидных листках цензурные чиновники находили «предосудительные» мысли. Правительство всегда зорко наблюдало за изданиями для народа. В 1850 г. вышло высочайшее повеление, которым должно было руководствоваться цензурное ведомство при их рассмотрении.

В 1859 г. — первой половине 1860‑х гг. в Петербурге появляется ряд новых еженедельных юмористических и сатирических журналов с карикатурами: «Арлекин» (1859), «Гудок» (1859), «Искра» (1859—1873), «Гудок» (1862), «Заноза» (1863—1865), «Оса» (1863—1865), «Будильник» (1865—1871 — в Петербурге, с 1873 — в Москве). Если первые два («Арлекин» и «Гудок») ставили перед собой задачу «интересовать и забавлять, не сбиваясь на грубую личность, на резкую шутку, на крупную соль, с одной стороны, и на бесцветность и вялость, с другой», были предназначены для легкого и забавного чтения, и, подражая «Весельчаку», касались в основном бытовых тем, то журналы 1860‑х гг. активно откликались на вопросы литературной, общественной и политической жизни.

Наиболее определенно черты сатирического издания проявились в журналах «Искра», «Гудок» (1862) и «Будильник». О солидарности с демократической «Искрой» «Гудок» заявил с первого же номера, вступив в полемику с либеральными и консервативными изданиями. В качестве заглавной виньетки в первом номере был изображен выступавший перед крестьянами А. И. Герцен (упоминание его имени было запрещено с 1850 г.) со знаменем в руках, на котором было написано «Уничтожение крепостного права». Виньетка, разрешенная, очевидно, по недосмотру, вызвала в цензурных органах переполох. 30 января 1862 г. министр народного просвещения А. В. Головнин направил председателю Петербургского цензурного комитета бумагу с надписью «Весьма нужное», в которой изложил распоряжение Александра II впредь издавать «Гудок» без виньетки. Пятый номер «Гудка» вышел без виньетки, представленная редакцией новая — также не была пропущена цензурой. После этого вскоре и сам Головнин был изображен на карикатуре «Либерал, сделавшийся министром». О характере обсуждавшейся цензурной реформы по руководством Головнина «Гудок» писал: «Предварительная цензура — это намордник, сквозь который можно лаять, нюхать, лизать, но укусить — никаким образом ‹…› ; подобие же карательной ценсурывсякий русский человек может видеть на медведях, которых водят ярославские мужики для увеселения публики. Кольцо, продетое в ноздрю, и подпиленные зубы — вот эмблемы карания. ‹…› Которая ценсура лучше , предоставляем делать вывод самому читателю, что же до нас, то, по нашему мнению, — обе лучше». На протяжении всего периода существования «Гудок» постоянно ощущал на себе стеснения цензуры. Недаром автор анонимной записки, сохранившейся в делах III отделения, упоминает о «Гудке», требующем «строгого и бдительного надзора со стороны цензуры».

Журналом, который также во многих отношениях оказался близким сатирической «Искре», был «Будильник», созданный Н. А. Степановым в 1865 г. после его ухода из «Искры». Степанов неоднократно пытался добиться освобождения журнала от предварительной цензуры, однако все его ходатайства оказались безрезультатными. Статьи и карикатуры «Будильника» часто были посвящены социальным противоречиям, произволу, взяточничеству, судам, положению крестьянства после реформы. Структура номеров в основном носила постоянный характер. Почти всю первую полосу обычно занимала карикатура, (иногда политического характера). Так, в № 8 за 1865 г. карикатура с подписью «Денежный рынок в Европе» изображала ящик с надписью «Касса дефицит», вокруг которого толпились европейские страны, заглядывающие в пустой ящик. Карикатуры помещались и на других полосах. Регулярно печатались полемические заметки в стихах и прозе, обращенные к журнальным оппонентам, «Будильник» был активным участником полемики в прессе по литературным и иным вопросам. Значительную часть журнала занимали развлекательные юмористические материалы. Цензурная история «Будильника» хранит свидетельства многочисленных цензурных преследований. В отчете ГУДП за 1868 г. «Будильник» причислен к изданиям с «предосудительными» тенденциями. О возраставших притеснениях свидетельствуют следующие данные: в 1866 г. запрещено 12 статей, представленных к печати; в 1867 — 15 статей и 63 карикатуры; в 1868 — 42 статьи, 62 карикатуры; в 1870 — 32 статьи, 59 карикатур; в 1871 — 31 статья, 59 карикатур (См.: Ямпольский И. Г. Сатирические и юмористические журналы 1860‑х годов. Л., 1973. С. 101—102). С 1873 г., когда журнал был переведен в Москву, он утратил былую популярность и выходил уже как типичное юмористическое издание, рассчитанное на читателя с непритязательным вкусом.

В первой половине 1870‑х г. в Петербурге издавался лишь «Маляр» (1871—1878) — «еженедельный журнал сатиры и юмора с карикатурами». Он состоял из четырех полос и представлял собой скорее альбом карикатур с краткими текстами. Примерно раз в год к журналу издавались приложения: «Петербург 100 лет спустя, или один день из жизни Ивана Ивановича» (1872), «Записки сумасшедшего» (1873), «Буря» (1874), «Барышни» (1875), «Листки из курса физики» (1876). Публикации журнала затрагивали в основном бытовые проблемы, к вопросам общественной и политической жизни «Маляр» обращался исключительно редко. С 1878 г. он издавался под названием «Шут», что вполне отвечало его назначению — развлекать и веселить.

В декабре 1875 г. в Петербурге вышло новое еженедельное издание «Стрекоза» (1875—1918) — «художественно-юмористический журнал», издаваемый купцом и фабрикантом Г. К. Корнефельдом, сыгравший в журнале значительную роль: он руководил художественной частью журнала, сам подбирал карикатуры, впервые в России ввел в журнальное дело печатание иллюстрации цинкографическим способом, иногда он вмешивался и в литературно-публицистический отдел журнала.

В объявленной читателям программе заявлялось, что журнал будет «указывать на комические стороны общественной и домашней жизни». Несмотря на попытки издателя и редактора в дальнейшем расширить программу журнала, уравняв их в правах с московскими «Развлечением» и «Будильником», успехом эти хлопоты не увенчались. Очевидно состав сотрудников, многие из которых прежде были связаны с сатирическими журналами 1860‑х, не вызывал доверия у власти. В связи с этим в № 5 «Стрекозы» за 1876 г. появилось ироническое «уточнение программы»: «Судебное разбирательство ‹…› может случиться только там, где газету ведут «в определенном независимом и прогрессивном направлении». Мы не задаемся громкой мыслью издавать нашу газету в определенном направлении, так как, откровенно говоря, направлять нас будет наш любезный цензор». «Любезный цензор», как свидетельствует цензурная история журнала, направлял очень строго: с начала издания и до 1890 г. запрещено было около 170 литературных материалов и рисунков; за пропуск некоторых из них цензоры не раз получали «строгие замечания», а цензор «Стрекозы» А. И. Забелин в 1882 г. был отстранен от работы и отправлен инспектором училищ в Туркестанский край.

Стремясь оградить себя от преследований цензуры, авторы стремились придать своим шуткам характер безобидной болтовни. Своим внешним видом журнал старался подчеркнуть респектабельность и ориентацию на солидного читателя с хорошим литературным вкусом.

Последним еженедельным юмористическим журналом с карикатурами, вышедшим в Петербурге в XIX в., был журнал «Осколки» (1881—1916). Он заявил о себе как о «художественно-литературном журнале» и своим успехом был обязан Н. А. Лейкину, возглавлявшему «Осколки» до своей смерти в 1906. Лейкин, уже опытный к тому времени журналист, хорошо чувствовал запросы читательской аудитории, учитывал и общественно-политическую ситуацию в стране; печатал самый разнообразный материал развлекательного характера, что давало хорошую подписку и розничную продажу и что позволило ему успешно организовать свой журнал.

Литературный материал богато дополнялся карикатурами, изображавшими чаще всего бытовые сюжеты из разных социальных слоев: купцы, прислуга, светские львы и львицы, мужья-рогоносцы, пьяницы. Наряду с юмористическими, в журнал проникали публикации и сатирического характера, имевшие политический подтекст, проводить которые редактору приходилось с большой предосторожностью (например, в форме шуточной «Журнально-газетной грамматики»).

Особое место на страницах журнала занимали сочинения А. П. Чехова. За пять лет сотрудничества в журнале (с 1882 по 1887) он поместил здесь 270 произведений в разных жанровых формах: комические афоризмы и изречения, анекдоты, фельетоны, пародии, юморески, подписи к рисункам, эпистолы, более трех лет вел обозрение «Осколки московской жизни». Поэтика Чехова, характер его творчества во многом обязаны юмористической прессе, в которой происходило становление Чехова-писателя.

В начале 1880‑х гг. отношения журнала с цензурными органами складывались вполне благополучно. Об этом А. П. Чехов сообщал своему брату Александру, что здесь у него «проскочили такие вещи», какие в Москве боялись принять в лоно свое даже бесцензурные издания», однако выразил опасение, «как бы его не прихлопнули». Эти предположения, несмотря на общий благоприятный климат во взаимоотношениях с цензурными органами, оказались вполне обоснованными: только за первые 6 лет существования журнала не были допущены к печати 212 публикаций разных жанров («мелочишки», сцены, стихи, рассказы). В это же время «Стрекозе» запретили 91 публикацию, «Шуту» — 88. Особенно цензурный надзор ужесточился после того, как с января 1883 г. ГУДП возглавил Е. М. Феоктистов. И хотя, как правило, журналу ставилось в вину «тенденциозное направление» и «предосудительное содержание», Лейкин усматривал в действиях цензоров также личное нерасположение и другие субъективные причины. В одном из писем Чехову (от 6 сентября 1885 г.) он писал: «Подцензурность — вещь ужасная. Критерия не может быть никакого. Сегодня это пропускается цензурой, а завтра не пропускается и наоборот. Все зависит от настроения цензора». Сотрудники, соблюдая предосторожность, прибегали к самоцензуре. Некоторые заранее готовили варианты замены уязвимых для цензуры текстов. Такая чрезмерная предусмотрительность приводила к снижению уровня публикаций и нивелировке издания.

Цензурные условия 1880‑х гг. не располагали к возникновению массовых изданий. Юмористическая и сатирическая журналистика за целое десятилетие пополнилась лишь тремя недолговечными изданиями: «Русский сатирический листок» (1882—1884; 1886—1889); «Сверчок» (1886—1891) и «Гусляр» (1889—1890). В то же время по разным причинам прекратили существование журналы «Фаланга», «Свет и тени», «Гусли», «Мирской толк» и одесский «Маяк». Через испытания 1880‑х гг. сумели пройти лишь наиболее жизнеспособные издания: «Развлечение», «Будильник», «Стрекоза» и «Осколки».

 

Арх.: РГИА. Ф. 772. Оп. 1. Ед. хр. 4772, 4756, 4192; Ф. 777. Оп. 2. Ед. хр. 51, 107; Ф. 776. Оп. 2. Ед. хр. 2, 6.

Лит.: Масанов И. Ф. Русские сатиро-юмористические журналы. Владимир, 1911.Вып. 1; Масанов И. Ф. Русские сатиро-юмористические журналы. Владимир, 1913—1914. Вып. 2; Львова М. В. Как подготовлялось закрытие «Современника» // Исторические записки. 1954. Т. 46; Очерки по истории русской журналистики и критики. Л., 1965. Т. 2; Ямпольский И. Г. Сатирическая журналистика 1860‑х годов: журнал революционной сатиры «Искра» (1859—1873). М., 1964; Ямпольский И. Г. Сатирические и юмористические журналы 1860‑х годов. Л., 1973; Громова Л. П. Сатирические журналы («Искра», «Будильник») // История русской журналистики / под ред. Л. П. Громовой. СПб., 2005.

Л. П. Громова


(0.5 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 05.06.2017
  • Автор: Громова Л.П.
  • Ключевые слова: Цензура в России. Материалы к энциклопедическому словарю
  • Размер: 17.52 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Громова Л.П.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Титульный лист
От составителей
Авторское право в дореволюционной России
Блюм Арле́н Ви́кторович
«Будильник»
БУНИН Иван Алексеевич
«Ведомости»
Верховный цензурный комитет
«ВЕСТНИК ЕВРОПЫ»
Внутренняя цензура
Герцен Александр Иванович (псевд. Искандер)
Гиляров-Платонов Никита Петрович
Главное правление училищ
Главное управление по делам печати
Главное управление цензуры
«Голос»
Градовский Григорий Константинович
Добровольский Лев Михайлович
Еврейский театр и цензура
«Икра»
«Искра»
Императорского двора цензура
Иностранная цензура
Инструкция еврейским типографщикам
Комитет 2 апреля 1848 года
Комитет по делам книгопечатания
Комитет цензуры иностранной
Кривенко Василий Силович
Меншиковский комитет
Надзор за библиотеками
«Новое время»
«Новости»
Леонтьев Константин Николаевич
Оприц Николай Ильич
Пересмотр законов об иностранной цензуре в правительственных комиссиях
Перлюстрация
«Петербургская газета»
Половцов Анатолий Викторович
«Порядок»
Почтовая цензура
«Русское слово»
Салтыков Михаил Евграфович
Санкт-петербургский цензурный комитет
Сатирические и юмористические периодические издания
«Cеверная почта, или новая санкт-петербургская газета»
«Сибирь»
Система административных взысканий (1865—1905).
Совет министра внутренних дел по делам книгопечатания
Талмуд и цензура
Тургенев Иван Сергеевич
Тютчев Федор Иванович
Уличные листки юмористического и сатирического характера
Устав о цензуре 1804 г.
Устав о цензуре 1826 г.
Устав о цензуре 1828 г.
Цензор
Цензурный комитет
Циркуляры цензурного ведомства

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100