ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

16 декабря 2017 г. размещены статьи: О.Г. Гайдаш "«Аполлонов гусь» (опыт интерпретации символики некоторых акваорнитоморфных изображений)", А. Кандинский "«Всенощное бдение» Рахманинова и русское искусство рубежа веков (К вопросу об интерпретации памятника)".


   Главная страница  /  Цензура и текст  /  Россия (Russia)  /  После 1917 г.  / 
   Библиотека  /  Книги и статьи

 Книги и статьи
Размер шрифта: распечатать





М. Виноградов. Музей и выставки как объекты цензуры в Горьковской области в 1953-1964 гг. (21.4 Kb)

В своей деятельности по охране военных и государственных тайн в печати, по радио, по контролю типографий, библиотек, музеев и выставок, произведений искусств, зрелищных мероприятий и др. Горьковский Обллит руководствовался постановлениями Коммунистической партии советского правительства, а так же директивами и указаниями Главного управления по охране военных и государственных тайн в печати при Совете министров СССР.

До включения органов цензуры в апреле 1953 года в состав МВД[1] в Управлении помимо прочих существовали цензор по музеям – он же фактический начальник спецчасти и по кадрам, цензор по библиотекам и цензор по искусству, которого, часто приходится отвлекать от непосредственных обязанностей на предварительный контроль печатной продукции.

По новой структуре была создана рабочая группа по контролю библиотек, музеев, искусств во главе со старшим цензором тов. Будылевым, для которой было разработано положение, определяющее круг обязанностей. Однако, работу группы по контролю библиотек, музеев, искусств не удалось упорядочить, т.к. «тов. Будылев был уволен по несоответствию с занимаемой должностью»[2] В дальнейшем после выделения органов цензуры из МВД и включения их в состав Облисполкома упоминаний про деятельность группы в сохранившихся источниках нет. Функции по контролю библиотек, музеев, искусств возлагаются на отдельных цензоров управления.

При выделении из области 32-х районов в Арзамасскую область сокращался объем контроли, т.к. отходило 2 музея. Тем не менее, в течение 1953 г. была проведена значительная работа по контролю музеев и временных выставок.

В области и гор. Горьком функционировало 17 музеев, за год они были проверены 31 раз, при проверках было 11 цензорских вмешательств. Например, в экспозиции Отдела «Сельское хозяйство» Областного Краеведческого музея цензор тов. Пайкова убрала ссылку на неопубликованное постановление Правительства. В Ветлужском Краеведческом музее цензор тов. Рыбакова убрала из экспозиции листовку Оперотдела Губчека от 28.07.1921 г., листовку этого же отдела от 20.07.1921 г., фотокопию статьи «Ветлуга 27 сентября», опубликованной в газете «Ветлужская Правда» №8 за 1918 год и т.д.[3]

С музеями отношения были упорядочены и вполне соответствовали указаниям Главного Управления: все новые экспозиции и новые разделы оформляли правильно. В 1953 г. в городе Горьком и области было 58 временно действующих выставок, 57 из них были проверены цензорами. О порядке проверки музеев 12.05.1953 г. написано письмо цензорам, где имелись музеи, 13.10.1953 г. всем цензорам было разослано инструктивное письмо о порядке контроля и оформления временных выставок.

В то же время при контроле музеев цензоры вплоть до 1953 года не обращали внимания на проверку книжных фондов библиотек, принадлежащих музеям, в том время как эти библиотеки ни разу не проверяли с момента их возникновения.[4] Библиотека Городецкого музея оказалась «засоренной» ненужной музею религиозной литературой. Вся литература, имеющая какую-то ценность, была передана в спецфонд Областной библиотеки. Так же была «засорена» ненужной религиозной литературой библиотека Лысковского музея, вопрос об очищении которой разрешался в Управлении культуры более 6 месяцев и так и не был закрыт до 1954 года. Только в конце 1953 г. была проведена проверка книжных фондов Областного Краеведческого, Художественного и Литературного им. М.Горького.

Из характеристики в отчете за 1953 г. следует, что районные краеведческие музеи были запущены, в них была почти не отражена современная жизнь – эти разделы наиболее бедны и скучны. Однако цензоры при поверке музеев на эту сторону дела не обращали внимания, не ставили вопросов перед Управлением культуры и районными комитетами партии. Редко райцензоры проверяли в музеях и книги отзывов.[5]

В деятельности Обллита за 1954 год вопросы контроля музеев и временных выставок приобретают все большее и большее значение – увеличивается объем, повышаются требования. Если в прошлые годы цензор по искусству отвлекался на предварительный контроль газет, мелкопечатных изданий - ему поручался последующий контроль значительного количества газет, то в 1954 году все эти отклонения были устранены.[6] Цензор по вопросам искусств занимался только своими вопросами - контролем музеев. Причем, в связи с уходом цензора по вопросам искусства тов. Пайковой на работу в Арзамасский Обком КПСС, месяца два-три этот участок работ временно выполнялся цензором по последующему контролю тов. Романовой в порядке дополнительной нагрузки.

Новый цензор тов. Симановский к исполнению своих обязанностей по – настоящему приступил с середины мая. Но под конец кода с возложенными на него обязанностями справлялся и по вопросам контроля музеев, художественного фонда, произведений местных авторов для художественной самодеятельности и т.д. навел известный порядок.

В гор. Горьком и области функционировало 16 музеев, они в 1954 г. были проверены 65 раз – прием экспозиции – 10, последующий контроль 4. При проверке и приеме экспозиций сделано 11 цензорских вмешательств, 10 из них в книгах отзывов. За год было 63 временных выставки, все они приняты и оформлены местными цензорами, сделано 7 вмешательств.[7]

Отношения с музеями были упорядочены: все новые композиции и новые разделы оформляются правильно. Райцензорам были даны подробные указания о порядке приема и контроля временных выставок. Музеи в Лыскове, Городце, Балахне, Ветлуге, Дзержинске кроме райцензоров были проверены цензорами Управления. В очень плохом состоянии находился Краеведческий музей в г. Лыскове. Вопрос об упорядочении го работы и о наведении в нем порядка бал поставлен перед Лысковским РК КПСС и Начальником Управления культуры Горьковского Облисполкома тов. Вершининым. Ветлужский музей после его проверки был закрыт на ремонт и переоборудование.[8]

Цензором по вопросам искусств тов. Симановским была проверена работа райцензоров Балахнинского, Городецкого,Чкаловского районов. По материалам проверки всем райцензорам написано и разослано письмо о порядке контроля зрелищных предприятий, художественной самодеятельности и гастролирующих организаций. В письме учтены указания Главлита СССР за № 2791с от 22 октября 1954 года.

Цензор по вопросам искусств дважды заслушивался на цензорских совещаниях Управления. Однако, как отмечалось в ежегодном отчете, следует отметить, что Управление еще не достаточно занимается этим важным участком, по этим вопросам мало выездов в районы, работа эта не изучается, не обобщается, райцензорам не оказывается действенная практическая помощь.[9]

В 1995 году отсутствие цензоров – совместителей в районах обязывало Управление со всей внимательностью добиваться от соблюдения требований цензуры от музеев. Перестройка в аппарате  с целью усиления последующего контроля объединла всех цензоров, связанных с последующим контролем в одну группу.[10]

Объем контролируемых объектов по искусству еще увеличился, повышен уровень цензорских требований к организациям, которые представляют материалы в Обллит на контроль. Совместными усилиями, Обллит навел некоторый порядок. Теперь документация и продукция, подлежащие контролю, в основном правильно оформлялись и своевременно представлялись в Обллит.

В 1955 г. количество музеев в области не изменилось, их насчитывалось 16 из них 8 в гор. Горьком. По своему характеру музеи имели следующее деление: - Краеведческих 6, Вузовских 3, Промышленных 2, Мемориальных 2, Бытовых 1, Литературных 1, Художественных 1. За 1955 год было проведено 57 проверок – 12 при приеме экспозиций, 45 в порядке последующего контроля. При проверках было сделано 35 цензорских вмешательств, из них 31 в книгах отзывов. Временных выставок было 33, они проверены 36 раз, было сделано 10 цензорских вмешательств - 9 при приеме экспозиции и 1 последующим контролем. Основная масса нарушений приходилась на §§ 29 и 115 «Перечня».[11]

Музеями порядок, установленный приказом Главлита СССР №50с и последующими указаниями, в основном соблюдался. Вносимые изменения и дополнения в экспозиции во время представлялись на цензорский контроль. Музеи систематически 1-2 раза в квартал проверялись. Правда, как отмечалось, в начале года ст. цензор г. Дзержинска тов. Конураева в музей заглядывала весьма редко и фактически его не контролировала. На это ей было серьезно указано.[12] Из 8 районных музеев работниками Управления было проверено 4. Причем 2 музея в области (в Ветлуге и Чкаловске) большую часть года были закрыты на ремонт. Дзержинский Краеведческий музей также закрывался, он был переведен в новое, благоустроенное помещение.

В 1957 году группа последующего контроля была сокращена до трех человек, но в ней не было отдельных цензоров по библиотекам, по искусству, и т.д. Все цензоры были заняты в проверке газет, книжно-журнальной продукции и т.д., а так же занимались проверкой музеев и выставок. Отмечалось, что группой последующего контроля проведена значительная работа по проверке библиотек, книготорговой сети, типографий, музеев и т.д.[13] После указания Главлита СССР № 1954 за 1956 г.[14] под контролем Обллита остались лишь 5 музеев (вместо 16) историко-краеведческого направления – один областной и четыре районных (в г.г. Балахне, Дзержинске, Городце, Ветлуге). Проверка музеев была проведена при приеме экспозиции 6 раз, в порядке последующего контроля 7 раз. Однако значительно увеличилось количество выставок. Их было 34, в т.ч. Областная промышленная выставка и 16 произведений местных художников.

В 1958 год в Горьком и области под цензорским контролем сохранились пять музеев краеведческого направления (в городах Горьком, Балахне, Дзержинске, Городце и Ветлуге) При чем в последних двух не было штатных районных цензоров. Летом открылось два новых музея – в г. Арзамасе и городе Выксе; последний в основном был посвящен истории Выксунского металлургического завода и содержался им же.

Все музеи работниками цензуры в процессе года проверялись ежеквартально (за исключением городского). Всего было проведено 13 проверок, из них при приеме экспозиций 2, в порядке последующего контроля – 11. При этом имели место 3 цензорских вмешательства, из них 2 в книге отзывов и предложений посетителей, связанные с нарушением §§ «Перечня» 73 «а» и 22.[15]

Выставок, постоянно действующих в г. Горьком и области была одна – областная промышленная Горьковского Совнархоза, разрешённая временно при областном Краеведческом музее. Работниками цензуры за год был осуществлен контроль 29 временных выставок, из них 27 проверок имело место при приеме экспонатов, 2 в порядке последующего контроля. При проверке цензорских вмешательств было - 6, из них при приеме экспонатов – 4, в книгах отзывов – 2. Вмешательства были вызваны главным образом раскрытием оборонных предприятий в экспонатах и условно нумерации в/ч в/с (в основном) в книгах отзывов посетителей.

Выборочный просмотр экспозиций и книг отзывов посетителей музеев, освобождённых от  цензорского контроля, по мнению цензоров управления показывал, что их администрация недостаточно прониклась ответственностью за соблюдением ограничений цензурного порядка, в книгах отзывов продолжали иметь место нарушения, которые работниками музеев не всегда вскрывались и устранялись.

В этой связи Обллит был вынужден обратиться с письмом к секретарю Обкома КПСС т. Панкратову. Кроме того на областном совещании директоров музеев выступил представитель Обллита с анализом состояния музеев с точки зрения охраны или государственных и военных тайн.[16]

Под контролем Обллита в 1959 году находилось 5 краеведческих музеев, но в этом же году стали функционировать краеведческие музеи в г. Арзамасе и Выксе. В г. Павлове до последнего времени действовал музей местной промышленности, в конце 1959г. ему придали краеведческий уклон, и он был принят под цензорский контроль. Таким образом, в Горьковской области стало 8 краеведческих музеев. В новой экспозиции областного музея было два цензорских вмешательства - убраны сравнительные данные по Совнархозу и в книге посетителей сделан вычерк по § 73 «Перечня». За год было принято 12 временно действующих выставок, главным образом промышленных.[17]

За последующие годы, в фондах Центрального Архива Нижегородской области сохранилось не так много источников, которые могли бы дать конкретное представление о деятельности Горьковского Обллита по проверке музеев и выставок. Безусловно, работа велась, но в отчетных документах её содержание раскрывалось уже не так подробно.

В 1960 году на совещании работников музеев и выставок, использую местные факты, были подробно разъяснены соответствующие ограничения «Перечня», а так же требования к музеям и выставкам «Единых правил» и «Инструкции о порядке цензорского контроля». Обллит отмечал как общее отрадное явление постоянно высокую явку на совещания и благоприятное отношение к ним.[18]

В 1964 году Обллит контролирует уже 14 музеев. Было проведено 43 проверки музеев и выставок. Тем не менее, цензор управления Т. Симановский, ответственный за это направление, не обеспечил должного порядка в экспозициях музеев и выставок. В Горьковском историко-архитектурном музее – заповеднике цензорами Главлита СССР были обнаружены экспонаты, содержащие запрещенные сведения; нарушения имелись и в Художественном музее, домике-музее Я.М. Свердлова. Обллитом приняты меры, позволившие устранить недостатки.[19]

В 1965 году в ходе контроля 14 музеев и выставок, было проведено 28 проверок. С работниками музеев и выставок проведена необходимая работа по изучению новой «Инструкции о порядке подготовки и открытия музеев и выставок», осуществлению её требований. Контроль материалов экспозиций материалов музеев и выставок осуществляли т.т. Ульянов и Симановский. В 1965 году в результате принятых Обллитом мер существенных нарушений в экспозициях музеев и выставок выявлено не было.[20] Так в карточке № 8 от 26 апреля 1965 г. говорилось, что в книге отзывов писателей Литературного музея А.М. Горького было оставлено условное наименование воинской части, тем самым был нарушен § 10 Перечня.[21]

Управление обращало внимание на лучшую организацию контроля музеев и выставок, выполнение требований инструкции «Инструкции о порядке подготовки от открытия музеев и выставок». За год последующим контролем были просмотрены материалы большинства музеев. Предварительным контролем были просмотрены и вновь открытые выставки Управления железной дороги Горьковского Автозавода.[22]

С момента включения органов цензуры в апреле 1953 года в состав МВД, а позднее в ведение Облисполкомов на фоне кадровых изменений проходили изменения функциональные, которые выразились в усилении последующего контроля, в том числе музеев и выставок. Была создана рабочая группа по контролю библиотек, музеев, искусств во главе со старшим цензором, просуществовавшая, вероятно, до включения в состав Облисполкома. Затем в 1956 г. произошло серьезное сокращение объектов контроля ввиду указания Главлита СССР №1954, что, очевидно, было связано с новым политико-идеологическим фоном в стране. Функции контроля сохранились за райцензорами, а в Управлении легли на одного цензора группы последующего контроля. В дальнейшем вопросы проверки музеев и выставок играют все менее заметную роль в сохранившихся отчетных документах Горьковского Обллита.

 

 


[1] Постановления Совета Министров СССР об уполномоченном Совета Министров СССР по охране военных тайн в печати от 15 марта 1953 г. История советской политической цезуры. Документы и комментарии. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1997. С. 104.

[2] ЦАНО Ф.4254 оп. 2 д. 54 л. 5

[3] ЦАНО Ф.4254 оп. 2 д. 54 л. 21

[4] ЦАНО Ф.4254 оп. 2 д. 54 л. 22

[5] ЦАНО Ф.4254 оп. 2 д. 54 л. 22

[6] ЦАНО Ф.4254 оп. 2 д. 57 л. 18

[7] Там же

[8] Д. 57. Л. 19

[9] ЦАНО Ф.4254 оп. 2 д. 57 л. 20

[10] ЦАНО Ф.4254 оп. 4 д. 6 л. 7

[11] ЦАНО Ф.4254 оп. 4 д. 6 л. 13

[12] Там же.

[13] ЦАНО Ф.4254 оп. 4 д. 15 л. 14

[14] ЦАНО Ф.4254 оп. 4 д. 20 л. 27

[15] ЦАНО Ф.4254 оп. 4 д. 20 л. 29

[16] ЦАНО Ф.4254 оп. 4 д. 20 л. 29

[17] ЦАНО Ф.4254 оп. 4 д. 23 л. 33

[18] ЦАНО Ф.4254 оп. 4 д. 26 л. 16

[19] ЦАНО Ф.4254 оп. 4 д. 40 л. 12-13

[20] ЦАНО Ф.4254 оп. 4 д. 43 л. 13

[21] ЦАНО Ф.4254 оп. 4 д. 43 л. 20

[22] ЦАНО Ф.4254 оп. 4 д. 43 л. 10

 


(0.5 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 16.01.2012
  • Автор: Виноградов М.
  • Ключевые слова: цензура в СССР, Горьковская область, музеи и выставки, Горьковский Обллит
  • Размер: 21.4 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Виноградов М.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Г. А. Куренков. Деятельность Главлита по защите военной и государственной тайны в 1942 году
Е.С. Власова. Забытая страница истории советской музыки (неизвестный пленум Союза советских композиторов СССР 1966 г. по проблемам современного музыкального языка)
Хезер Д. ДеХаан. Цензура в Архивах Советского Баку
Куренков Г.А. Переход цензуры на «военные рельсы». Главлит 22 июня 1941 г. – декабрь 1941 г.
Л.А. Молчанов «Цензура является… унижением и поношением всей нации» (цензура белого востока России в 1918 - 1919 гг.)
Е. М. Раскатова. О месте Главного управления по охране государственных тайн в печати при СМ СССР в системе советской власти (сер. 1960-х – начало 1980-х гг.)
Г.А. Куренков. «Особая папка» (до Великой Отечественной войны)
Г.А. Куренков. Секретные партийные архивы (хранение секретных документов)
Е.И. Яркова. 1920 год глазами населения Урала. Сводки военной цензуры о письмах граждан уральских губерний
Раскатова Е.М. 1968 год и проблема исторического самоопределения советской художественной интеллигенции
М.А. Миловзорова, Е.М. Раскатова «О поведении режиссёра Любимова...» /(К истории создания спектакля «Владимир Высоцкий» Театром драмы и комедии (на Таганке)/
Е.М. Раскатова, М.А. Миловзорова. Власть и художник в эпоху позднего социализма: парадокс М.Ф. Шатрова
Айна Штрале. Закат цензуры в советской Латвии 1985 - 1990 гг.
Е.М. Раскатова. Главное управление по охране государственных тайн в печати при СМ СССР (Главлит) и новые реалии художественной жизни в конце 1960-х –– начале 1980-х гг.
М. Виноградов. Музей и выставки как объекты цензуры в Горьковской области в 1953-1964 гг.
Е.М. Балашов. Практика политической «цензуры» архивных документов советского периода в Ленинграде (1920-е – 1980-е годы)
Голубев А.В. «Строительство дома цензуры» (к вопросу о закрытости советского общества)
Наумова О.И. Вспоминая Ирину Васильевну Сидорову…
Т.С. Протько. Система политической цензуры в Белоруссии 20-х – 30-х годов
Э. И. Колчинский. Установление контроля над научным сообществм как необходимое условие контроля над информацией.
Д.Н. Муравьев. Провинциальная пресса и цензура в период Перестройки 1985 – 1991 годов
Е.Н. Ефремова. Статус советского цензора в отчетах Свердлобллита
Позднякова И.С. Державне видавництво РСФРР та контроль над видавничою справою у 20-х рр. ХХ ст.
Галай Ю.Г. Советская цензура и нижегородские издания конца 40-х годов ХХ столетия
В.Н. Монахов. Последняя точка в истории Главлита
Depretto Catherine LA CENSURE À LA PÉRIODE SOVIÉTIQUE (1917-1953) : ÉTAT DE LA RECHERCHE

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100