ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

16 декабря 2017 г. размещены статьи: О.Г. Гайдаш "«Аполлонов гусь» (опыт интерпретации символики некоторых акваорнитоморфных изображений)", А. Кандинский "«Всенощное бдение» Рахманинова и русское искусство рубежа веков (К вопросу об интерпретации памятника)".


   Главная страница  /  Цензура и текст  /  Россия (Russia)  /  После 1917 г.  / 
   Библиотека  /  Книги и статьи

 Книги и статьи
Размер шрифта: распечатать





Е.И. Яркова. 1920 год глазами населения Урала. Сводки военной цензуры о письмах граждан уральских губерний (15.67 Kb)

 

Е.И. Яркова

Центр документации общественных

организаций Свердловской области

 

Исследовать процессы взаимоотношения власти и общества в годы зарождения советского государства позволяют данные, выявленные при несанкционированном сборе информации из документов личного происхождения. В информационных сводках военной цензуры собраны отрывки навсегда утраченных личных писем. (Нарский И.В. Жизнь в катастрофе: Будни населения Урала в 1917 — 1922 гг. М., 2001. С. 27–28). Сведения о перлюстрации корреспонденции составляют ту немногочисленную и наименее подверженную фальсификации источниковую базу, которая зафиксировала ментальные представления населения. (Хазиев Р.А. Централизованное управление экономикой на Урале в 1917–1921 годах: хаос, контроль и стихия рынка. М., 2007. С. 32).

Составителем рассматриваемых ниже сводок являлось отделение военной цензуры при I трудовой Армии, которое направляло их в Уралбюро ЦК РКП (б) и Екатеринбургский губком РКП (б). Сводки составлялись за 15-ти дневный период и содержали информацию о дате письма, населенном пункте, откуда письмо пришло и цитаты из корреспонденций по определенной теме.

Из сводок за период со второй половины апреля по вторую половину июня 1920 г. проанализированы 903 сообщения. Все письма условно были разделены на три категории: «положительные», «отрицательные» и «нейтральные».

Категория положительных писем содержит сообщения, в которых высказывалось одобрение политики советской власти и коммунистической партии. В «положительных» письмах отмечалось налаживание и улучшение жизни народа: «У нас в настоящее время идет посев хлеба, и работа идет хорошо…» (Шадринский уезд, Екатеринбургская губерния, 12 мая 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 50), «Советская власть у нас хорошо работает, и ей все довольны» (Оханский уезд, Пермская губерния, 10 мая 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 60), «Жить можно, власть советская налаживается…» (Троицк, Челябинская губерния, 11 мая 1920 г. ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 62).

Значительная часть «положительных» писем проникнута духом революционной романтики. Лейтмотивом таких писем выступает идея надежды на светлое будущее: «Надо вооружиться терпением и переносить все ради будущего» (Ирбитский уезд, Екатеринбургская губерния, 17 мая 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 55 об.), «… Не унывайте, живите не настоящим, а будущим…» (ст. Полтавка, Троицкий уезд, Челябинская губерния, 15 мая 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 62 об.)

Революционная романтика переплетается с христианским миропониманием: «…Я коммунист и исполню идею великого социалиста Христа. Я иду на фронт, на освобождение Польши. Мы боремся за улучшение трудовых масс… Мамка, живи, люби всех бедных, убогих, люби ближнего, как самого себя. Так нам сказал великий учитель, революционер Иисус Христос…» (Шадринск, Екатеринбургская губерния, 10 мая 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 51), «…Я один среди ребят коммунист. Я все-таки не трушу и воюю, провожу идею „Христа-коммуниста“…» (д. Уксянка, Шадринский уезд, Екатеринбургская губерния, 26 мая 1920 г. ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л.74 об.).

В «положительных» письмах часто раздается критика и осуждение населения, обывателей, крестьян и даже рабочих. Можно встретить, например, такие высказывания: «У нас население относится к советской власти плохо, потому что народ не перевоспитан» (Арамиль, Екатеринбургский уезд, 27 апреля 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 36), «…Рабочие все время саботажничают, выходят на работу и ничего не делают…» (Мотовилиха, Пермский уезд, 12 мая 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 57), «Злостный элемент мещанство вечно на что-нибудь да ропщет…» (Красноуфимск, Екатеринбургская губерния, 28 июня 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 77).

Сторонники коммунистической идеи даже в военных действиях находят романтическое начало. «В душе царит новая правда, новое светлое солнце горит ярким пламенем и своим блеском дает смысл, оправдание и направление всей моей жизни… Это солнце коммунизма. Я хотел разорвать скучную цепь серой повседневности, обыденщины… А там, под грохотом пушек, где так часто встает призрак таинственной смерти, с немым вопросом заглядывающий в глаза, нам такими ничтожными, ненужными и бледными кажутся все наши радости и печали, надежды и разочарования» (пос. Станционный, Троицкий уезд, Челябинская губерния, 25 мая 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 81 об.).

Кроме революционных романтиков удовлетворение жизнью высказывается в редких письмах советских чиновников, работающих в местах распределения материальных благ. «…Я получил три предложения на службу, и нашел подходящее — служить в уездвоенкомате, пересыльный отдел. Я только разрешаю, распределяю, подписываю и даю распоряжения, всего у меня вдоволь, ни в чем не нуждаюсь. Штатскую одежду всю расхитили, военной хватит. Из дому просят денег пять тысяч, я готов им выслать, деньги у меня есть…», (Екатеринбург, 24 апреля 1920 г. ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 35 об.), «Я здесь орудую пуще прежнего, имею все что надо…» (Екатеринбург, 29 апреля 1920 г. ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 35 об.).

Категория «отрицательных» писем включает в себя сообщения, содержащие критику власти, членов коммунистической партии и её мероприятий, а также сообщающие о непорядках, разложении советско-партийного аппарата, возмущениях населения.

К «отрицательным» письмам отнесены высказывания о тяжелой жизни людей, невыносимых социально-бытовых условиях. Например, «Жизнь тяжела во время революции, прямо невыносима…» (Осинский уезд, Пермская губерния, 4 мая 1920 г. ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 58 об.), «…У нас в тылу житье, что хоть в могилу лезь» (с. Андреевское, Оханский уезд, Пермская губерния, 4 мая 1920 г. ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 60), «Ужасная жизнь здесь, если бы ты видел её. Люди не моются целыми месяцами. Не стирают белье из-за отсутствия мыла. Все какие-то истощенные, бледные, худые от недоедания, злые, нервные, в общем, сердце сжимается, глядя на народ, тиф все ещё свирепствует». (Надеждинск, Екатеринбургская губерния, 31 мая 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 75 об.).

Невыносимые условия жизни часто порождали суицидальные настроения. «У нас отбирают все, гонят в подводы, работать приходится 24 часа в день и грозят крестьянину арестом. Хорошая свобода это. Лучше помирать или зарываться живым» (Пермский уезд, 1 июня 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 79 об.), «Нам всем сделана ловушка и надета на шею петля, только ещё не затянута, теперь я все на свете проклинаю, всю жизнь…» (Ляпуновская волость, Ирбитский уезд, Екатеринбургская губерния, 14 апреля 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 5).

Революционная романтика «новой жизни» была непонятна большинству населения региона. «Ох, проклятая революция, всех нас разорила» (Екатеринбург, 6 мая 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 35). В противоположность революционно-романтическим письмам встречаются, например, и такие: «Ну её к х… и войну, и свободу, и советскую власть… Довольно завоевывать свободу, нахлебались её вдоволь, и так уже весь мир разрыли, скоро и разрывать будет нечего». (Усольский уезд, Пермская губерния, 15 мая 1920 г., ЦДООСО. Ф. 1494. Оп. 1. Д. 3. Л. 58).

К «нейтральным» отнесены письма, в которых приводятся какие-либо сведения или факты без определенной оценки деятельности властей или событий. Или же возникает сложность с отнесением письма к «положительной» или «отрицательной» категориям.

Авторы сводок разбили письма по следующим темам: «отношение к советской власти», «отношение к РКП и РКСМ», «отношение к трудовой повинности и коммунистическим субботникам», «отношение к Красной Армии и гражданской войне», «продовольственный вопрос и отношение к реквизиции продовольствия и работе продотрядов», «жизнь фабрик и заводов», «культурно-просветительная работа» «санитарные условия».

Наибольшее количество писем помещено в раздел «Отношение к советской власти» (391), наименьшее — в разделы «Санитарные условия» (2), «Жизнь фабрик и заводов» (17). Соотношение «положительных», «отрицательных» и «нейтральных» писем представлено в Таблице 1. Количество «положительных» писем составляет 30% от общего числа, отрицательных — 61%, нейтральных — 9%. Самый большой процент «недовольных» сообщений приходится на раздел, посвященный продовольственной политике власти (86%) (100% «отрицательных писем раздела «Санитарные условия» не принимаются во внимание из-за малого количества сообщений). Меньше всего «отрицательных» писем в разделе «отношение к Красной Армии и гражданской войне» (36%).

Таблица 1.

 

Тематика писем

Всего

Положительные

Отрицательные

Нейтральные

отношение к советской власти

391 (43%)

139 (36%)

215 (55%)

37 (9%)

отношение к РКП и РКСМ

259 (29%)

54 (21%)

183 (71%)

22 (8%)

отношение к трудовой повинности и коммунистическим субботникам

42 (5%)

7 (17%)

29 (69%)

6 (14%)

отношение к Красной Армии и гражданской войне

84 (9%)

50 (60%)

30 (36%)

4 (4%)

продовольственный вопрос и отношение к реквизиции продовольствия и работе продотрядов

73 (8%)

7 (10%)

62 (86%)

4 (4%)

жизнь фабрик и заводов

17 (2%)

4 (24%)

11 (65%)

2 (11%)

культурно-просветительная работа

35 (4%)

12 (34%)

17 (49%)

6 (17%)

санитарные условия

2 (0,2%)

0

2 (100%)

0

ИТОГО

903

273 (30%)

549 (61%)

81 (9%)

Исследованные сводки военной цензуры позволяют сделать вывод о сложности и противоречивости процессов взаимоотношений власти и общества в период гражданской войны. По любой теме сводок 1920 г. можно найти диаметрально противоположные высказывания. Нельзя сказать, что большинство граждан поддерживало власть в её политических и экономических мероприятиях. Значительной части населения были непонятны и чужды идеи новой жизни. В то же время процент разделяющих идеологию власти был достаточно высок и приходился на людей активных, работоспособных, энергично добивающихся поставленных целей. Данное обстоятельство явилось одним из определяющих условий, позволивших власти со временем преодолеть социально-политический кризис и экономическую разруху в стране и выйти на новый этап развития государства.

 

Опубл.: http://www.permgani.ru/publikatsii/konferentsii/grazhdanskaya-vojna-na-vostoke-rossii/e-i-yarkova-1920-god-glazami-naseleniya-urala-svodki-voennoj-tsenzury-o-pismah-grazhdan-uralskih-gubernij.html


(0.4 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 20.02.2013
  • Автор: Яркова Е.И.
  • Ключевые слова: цензура в советской России, перлюстрация, личные письма
  • Размер: 15.67 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Яркова Е.И.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Г. А. Куренков. Деятельность Главлита по защите военной и государственной тайны в 1942 году
Е.С. Власова. Забытая страница истории советской музыки (неизвестный пленум Союза советских композиторов СССР 1966 г. по проблемам современного музыкального языка)
Хезер Д. ДеХаан. Цензура в Архивах Советского Баку
Куренков Г.А. Переход цензуры на «военные рельсы». Главлит 22 июня 1941 г. – декабрь 1941 г.
Л.А. Молчанов «Цензура является… унижением и поношением всей нации» (цензура белого востока России в 1918 - 1919 гг.)
Е. М. Раскатова. О месте Главного управления по охране государственных тайн в печати при СМ СССР в системе советской власти (сер. 1960-х – начало 1980-х гг.)
Г.А. Куренков. «Особая папка» (до Великой Отечественной войны)
Г.А. Куренков. Секретные партийные архивы (хранение секретных документов)
Е.И. Яркова. 1920 год глазами населения Урала. Сводки военной цензуры о письмах граждан уральских губерний
Раскатова Е.М. 1968 год и проблема исторического самоопределения советской художественной интеллигенции
М.А. Миловзорова, Е.М. Раскатова «О поведении режиссёра Любимова...» /(К истории создания спектакля «Владимир Высоцкий» Театром драмы и комедии (на Таганке)/
Е.М. Раскатова, М.А. Миловзорова. Власть и художник в эпоху позднего социализма: парадокс М.Ф. Шатрова
Айна Штрале. Закат цензуры в советской Латвии 1985 - 1990 гг.
Е.М. Раскатова. Главное управление по охране государственных тайн в печати при СМ СССР (Главлит) и новые реалии художественной жизни в конце 1960-х –– начале 1980-х гг.
М. Виноградов. Музей и выставки как объекты цензуры в Горьковской области в 1953-1964 гг.
Е.М. Балашов. Практика политической «цензуры» архивных документов советского периода в Ленинграде (1920-е – 1980-е годы)
Голубев А.В. «Строительство дома цензуры» (к вопросу о закрытости советского общества)
Наумова О.И. Вспоминая Ирину Васильевну Сидорову…
Т.С. Протько. Система политической цензуры в Белоруссии 20-х – 30-х годов
Э. И. Колчинский. Установление контроля над научным сообществм как необходимое условие контроля над информацией.
Д.Н. Муравьев. Провинциальная пресса и цензура в период Перестройки 1985 – 1991 годов
Е.Н. Ефремова. Статус советского цензора в отчетах Свердлобллита
Позднякова И.С. Державне видавництво РСФРР та контроль над видавничою справою у 20-х рр. ХХ ст.
Галай Ю.Г. Советская цензура и нижегородские издания конца 40-х годов ХХ столетия
В.Н. Монахов. Последняя точка в истории Главлита
Depretto Catherine LA CENSURE À LA PÉRIODE SOVIÉTIQUE (1917-1953) : ÉTAT DE LA RECHERCHE

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100