ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

21 мая 2017 г. опубликованы материалы: повестки дня пленумов Горьковского горкома ВКП(б) за 1951 г., опись ГАНО, г. Арзамас Ф. № 48 "Сиротский суд г. Арзамаса Нижегородской губернии".


   Главная страница  /  Цензура и текст  /  Россия (Russia)  /  После 1917 г.  / 
   Библиотека  /  Книги и статьи

 Книги и статьи
Размер шрифта: распечатать





Г. А. Куренков. Деятельность Главлита по защите военной и государственной тайны в 1942 году (28.97 Kb)

 

         Как известно, с приближением фронта к Москве, встал вопрос об эвакуации  ведомств, учреждений и предприятий из столицы в более безопасное место. Такую задачу предстояло решить  и Главлиту.  После письма Уполномоченного СНК СССР по охране военных и государственных тайн в печати и Начальника Главлита (далее Уполномоченный СНК СССР)  Н. Г.  Садчикова 17 июля 1941 года в СНК СССР Н. М. Швернику с просьбой назначить место и срок эвакуации из Москвы секретных архивов цензуры и уникальных произведений печати Всесоюзной книжной палаты, просьба была удовлетворена и местом для эвакуации был назначен город Чкаловск (ныне г. Оренбург). Часть Главлита под руководством заместителя начальника Главлита  Павла Петровича Пронина предполагалось разместить в здание местного обллита, и для эвакуации выделили пять вагонов. В конечном итоге, в 1941 году было  три группы местонахождения Главлита: В Куйбышеве: ИНО - 11 цензоров и 7 радиоцензуры, 2 - ТАСС, 1- предварительная цензура журналов; в Чкалове: 6 человек - последующий контроль за крайобллитами; в Москве – 11 цензоров (4-радиоцензура, 1- газета «Известия», 2 - «Правда», 2 - ТАСС, 2 – центральный аппарат.1 Архив Главлита находился в г. Чкалов по адресу Матросский пер., 10. В целом по постановлению СНК СССР № 840-431с от 3 июня 1942 г. бюджет Главлита проходил по расходам на социально-культурные мероприятия по союзному бюджету  1942 г. «1.    Просвещение. Главлит………1 120 (тыс.руб.).2

Деятельность Главлита по защите военной и государственной тайны с началом войны и до 1942 года  освещена в статье «Переход цензуры на «военные рельсы». Главлит  22 июня  1941 г. – декабрь 1941 г.»  автором данной работы в подготавливаемом сборнике «История книги и цензуры в России. Третьи Блюмовские чтения. Материалы международной научной конференции, посвященной памяти Арлена Викторовича Блюма, 27-28 мая 2014 года. В 1942 году работа продолжалась по всем направлениям деятельности Главлита. Так, в 1942 году был уточнен список наркоматов и ведомств, получающих иностранную литературу без просмотра цензуры. К ним относились: «1.   Исполком Коминтерна. 2.    Президиум Верховного Совета СССР. 3.         Президиум Верховного Совета РСФСР. 4. Правительственная библиотека. 5.         ИМЭЛ. 6.  НКИД. 7.   НКВД. 8. НКО. а) Секретариат. б) Разведупр. в) Штабы военных округов. г) ГУ ВВС. д) Отдел внешних сношений НКО. е) ГлавПУ РККА. ж) Генштаб РККА. з) Библиотека НКО. 9. НК ВМФ. а) Секретариат. б) Разведупр ВМФ. в) Разведотделы штабов флота. г) Штаб ВВС. 10. Академик Варга.3      Список 1942 года сокращался, в нем отсутствовали ТАСС, «Правда», «Известия», Фридрих (ИККИ), Комиссия по иностранным делегациям, которые были в списке  1941 г., т. е. теперь данные организации получали иностранную литературу только после просмотра цензурными органами. Следует заметить, что учреждения и организации, имеющие право получать иностранную литературу, запрещенную для широкого пользования, делились на  три  категории: 1 категория - без просмотра цензурой, 2 категория - политическая литература с просмотром цензурой, по роду своей деятельности нуждающиеся в этой литературе (например, Совинформбюро, Академия наук, библиотека им. Ленина), 3 категория – специальная и техническая литература (в т. ч. военная): к которой относились специальные научные учреждения, специальные наркоматы и т. д. Списки этих учреждений каждый год утверждались директивными органами.

Всего Отделом иностранной литературы Главлита за 1942 г. было процензурировано 201401 конкретных экземпляров названий, из них англо-американских изданий - 116739. За 1942 г. разрешено газет – 3444,  запрещено - 2986;  разрешено с обработкой - 107. Журналов разрешено  - 63905, запрещено - 1420, разрешено с обработкой – 1527. Книг   разрешено - 2952, запрещено       - 337, разрешено с обработкой - 61…Всего разрешено - 101001, запрещено - 5043, разрешено - 1695.

Литература воюющих против СССР и вассальных с Германией стран:     

 

 

Разрешено

Запрещено

Разрешено с обработкой

Газеты

5714

52996

1876

Журналы      

9600

1666

2114

Книги

3628

1616

36

Непериодические издания

5364

130

92

Всего 

24306

56308

4148

 

По предварительной цензуре  проверено 803 авторских листа – вмешательство – 93.1

Как видно, не вся литература, даже воюющих с СССР стран, запрещалась. Основными причинами  запрещения, как отмечал Главлит, являлись: 1.Выпады против внутренней политики СССР: отсутствие демократии, преследование религии, неправильные и злостные данные об экономическом положении страны и трудящихся, «несправедливые» расстрелы, чистки и т. д. 2.Выпады против внешней политики СССР: война с Финляндией, пакт о ненападении с Германией, присоединение к СССР западных областей, вступление прибалтийских республик в СССР, нейтральное отношение с Японией, распространение слухов о заключении сепаратного мира с Германией и ненадежностью СССР как союзника, дискредитация сводок Совинформбюро и опубликование германских данных о наших потерях и т. д. 3.Положительные отзывы о фашизме: прямое восхваление фашизма, помещение полностью речей фашистских «вождей», их портретов, преувеличение германской мощи, как военной, так и экономической, способность Германии к организации вассальных стран, преувеличенные данные о нормах питания в Германии, а также за помещение сводок Верховного командования воюющих с нами стран. 4.Выпады против СССР и его руководителей, а также карикатуры и «дружеские» шаржи на них2. Как видно, мотивы запрещений противоречивы: некоторые причины, не вызывают сомнений, - некоторые, спорны. В основном же, если смотреть с точки зрения защиты интересов государственной власти и государственного строя, на страже которых находился Главлит, вполне понятны. С современной точки зрения такая постановка вопроса может вызвать сомнения или возражения, но если смотреть в совокупности,  принимая во внимание и исторический момент и принципы защиты информации – их своевременности и обоснованности, особенно в условиях военного времени, на мой взгляд, оправдана.

В 1942 году также продолжалась работа Главлита по обследованию библиотек не только на предмет передачи книг в спецхран, т. е. ограничения распространения, но и выяснения вопроса, в какой литературе нуждаются библиотеки. Так, было обследовано 27 библиотек, в т. ч. Академии наук, Сельскохозяйственной академии, библиотеки им. Ленина, «Правды», «Известия», Совинформбюро, «Международной книги». Наркоматов: Радиокомитета, НК Тяжмаш, НК Средмаш, НК Электропромышленности, НК Электростанций, НК Химической промышленности, НК Черной металлургии, НК Минометного вооружения и других. Циркулярным письмом Начальника Главлита № 774/с от 12 августа 1942 г. цензурным органам было поручено произвести проверки библиотек, в том числе и библиотек РККА (в госпиталях, агитпунктах) и политотделов железных дорог.1

С началом войны резко увеличилась нагрузка на цензоров. Так Иностранный отдел Главлита цензурировал всю поступающую из-за рубежа и всю экспортируемую за границу литературу на русском и иностранном языках. В 1940 г.  в отделе работало  40 цензоров и 26 контролеров, т. е. на одного цензора приходилось - 30-35 названий, а в 1942 году  – 9 цензоров, 6 контролёров, т. е. на одного - 70 названий.2 В целом в 1942 году, по сравнению с первыми месяцами войны, когда сказывались и нестабильность, и «эвакуационный синдром» и резкое сокращение числа цензоров, отмечалось некоторое повышение качества работы цензоров, т. е. стало меньше ошибок. В тоже время оставалась острой проблема нехватки и квалификации кадров. В связи с этим, в Главлите даже ставились вопросы по изучению опыта и методов работы цензуры США (по предотвращению разглашения тайн, и даже опыта борьба против коммунистов). Новые условия ставили необходимость подготовки и обновления нормативной и методической базы работы цензоров. Так, Главлитом была разработана и приказом № 12/312с от 4 мая 1942 г. введена в действие сводная «Инструкция цензору».  Этим же приказом были отменены пять предыдущих инструкций, изданий 1938-1939 годов.

В 1941-1943 гг. была следующая структура Главлита: Отдел Последующей цензуры Союза ССР; Спецсектор Главлита РСФСР; Отдел военной цензуры; Отдел иностранной цензуры; Цензура предварительного контроля; Цензоры последующего контроля; Цензоры ТАСС, Известий, издательства «Правда», Гослитиздата, «Советский писатель», Госполитиздата, Украинского издательства и газет; Цензоры по изъятию политически вредной литературы; работники по учету и хранению сигнальных экземпляров, поступающих в Главлит; секретарь отдела; Отдел иностранной литературы Почтамта: англо-американская бригада, немецко-романская бригада, бригада малораспространённых языков.

В 1942 году сведения, не подлежащие разглашению, конкретизировались. Так  «все материалы» о парашютных и морских десантах включали: место высадки, количество, боевые действия, подготовку, виды транспорта, вооружение и др. В каждом отдельном случае вопрос об опубликовании решался только после просмотра сведений Совниформбюро. Все материалы о боевых действиях, авторами которых являлись генералы Красной Армии, печатались только с разрешения Главлита. Материалы об участии морской пехоты на любом фронте и направлении разрешалось пропускать к опубликованию только в строгом соответствии с требованиями «Дополнения к Перечню сведений, составляющих военную и государственную тайну, на военное время». Циркулярным письмом Уполномоченного СНК СССР от 27 мая 1942 года № 410с предписывалось не пропускать материалы…о конкретных мероприятиях по сооружению укрепленных рубежей вокруг городов, населенных пунктов или определенных участков…Разрешалось печатать в отдельных случаях только с санкции Главлита1. Периодически для цензоров печатались списки вооружений по родам войск, по которым было запрещено полностью опубликовывать (сведения,  снимки и рисунки) или же разрешалось опубликовывать, но с ограничениями, а также сведения, которые можно было сообщать свободно без ограничений. Разрешалось опубликовывать сведения, в основном, уже известной врагу и устаревшей технике. Так, например, по танкам: Т-26, Т- 27, Т-28, Т-34, Т-35, Т-37, Т-38, Т-40, Т-60, Т-70, БТ-2, БТ-5, БТ-74, КВ-1, КВ-2 можно было упоминать в открытой печати и показывать их фото, а их тактико-технические данные – только с грифом «дсп»2.

С 22 июля 1942 г. возобновляется предоставление начальнику Главлита ежедневных сводок вечерков  по г. Москве. На протяжении всей войны, в том числе и рассматриваемого периода, приказом Главлита постоянно вносились дополнения и разъяснения к  «Дополнению к Перечню сведений, составляющих военную и государственную тайну, на военное время». Так циркулярным письмом от 20 июля 1942 года № 644с цензурным органам было внесено такое дополнение в Перечень: «Разрешаются в сообщениях упоминание гарнизонов  в центрах союзных, республиканских, краевых, областных городах…не раскрывая состав воинских частей, род войск, количество бойцов и др…Во всех остальных пунктах упоминание о наличии гарнизона запрещается…в приказах начальников гарнизонов в пунктах прифронтовой полосы не разрешается указывать звание начальников гарнизонов»3.

В конце лета – начале осени 1942 года Главлитом было обследовано 72 из 110 ведомственных типографий. В докладной в ЦК ВКП(б) об обследовании отмечались недостатки (плохой контроль по сохранению сведений, составляющих государственную тайну, бесхозность и потеря шрифтов)1, по которым применялись соответствующие меры по их устранению.

Приказом Уполномоченного СНК СССР и Начальника Главлита № 934/с от 7 сентября 1942 г. была введена в действие «Инструкция о порядке получения, хранения и пользования иностранной литературой», при этом  была отменена ранее действовавшая инструкция от 20 сентября 1938 года. Секретным письмом  Наркома просвещения В. П. Потемкина № 03004с от 1 октября 1942 г. на утверждение в Главлит  была прислана «Инструкция о порядке выдачи из библиотек читателям и организациям справочной, краеведческой, географической и экономической литературы, местных газет и архивных материалов».   Инструкция в  целом была предназначена, как отмечалось, Наркоматом просвещения, для предотвращения преступной деятельности наносимой ущерб обороне и экономической мощи СССР. В инструкции имелись разделы: I.        О выделении в библиотеках закрытого фонда литературы. II.        Хранении закрытого фонда (спецхран или спецкомната, закрытый шкаф). III.  О порядке выдачи литературы и других материалов из закрытого фонда отдельным читателям. IV.      О порядке выдачи литературы и других материалов закрытого фонда организациям и учреждениям. V.         О хранении и использовании материалов и краеведческих и справочно-библиографических отделах библиотек2. На тот момент также действовала «Инструкция об особых фондах при библиотеках СССР». Отметим, что в особых фондах, в основном, хранились документы и издания с грифами: «не подлежит оглашению», «дсп», «секретно», «совершенно секретно». Дореволюционные издания, хранившиеся в особых фондах, выдавались только с разрешения Главлита.

В этот период, Главлит занимался и организационными вопросами, связанными с деятельностью комитета во время войны. Так, в переписке с НКВД СССР Главлит предлагал проект реорганизации Отдела иностранной цензуры. Там же был затронут и вопрос о создании литературно-разведывательного центра по обработке иностранной литературы на базе Отдела иностранной цензуры1. Это предложение, насколько я понимаю, не нашло дальнейшего продолжения, во всяком случае, в документах Главлита этот вопрос больше не встречается.

Как известно, координацией работ  по обеспечению сохранности военной и государственной тайны в масштабах всей страны, как функции государства, занимались высшие органы ВКП(б), как через государственные, так и партийные структуры. По государственной линии они действовали через органы НКГБ и НКВД, аппарат Уполномоченного СНК СССР по охране военных и государственных тайн в печати, систему  Главлита и др., режимно - секретные органы в учреждениях и предприятиях, по партийной линии – особые сектора партийных комитетов. ЦК утверждал или предлагал к исполнению определенные, в основном, наиболее важные вопросы как внешнеполитической, так и внутригосударственной деятельности, связанные с  защитой военной и государственной  тайны. Так, к примеру, в секретном письме  Отдела агитации и пропаганды ЦК ВКП(б)  Уполномоченному СНК СССР от 31 октября 1942 г.  № 2В: «ЦК предлагает при освещении в печати вопросов партизанского движения запретить опубликование: а) Фамилий и имен командиров и комиссаров партизанских отрядов, а также фамилий партизан, фотоснимков по которым можно опознать личность партизан или местность где действуют партизаны; б) названия населенных пунктов и районов действий партизан, кроме указания области; в) материалов, раскрывающих: - количественный состав партизанских отрядов, их структуру и вооружение; - формы связи партизан с населением и командованием Красной Армии; - действия диверсионных групп в городах и населенных пунктах, занятых немцами. Распоряжение о данных цензурных ограничениях необходимо довести до сведения редакторов газет и журналов».1 Далее на основании данного письма  вышел приказ  Уполномоченного СНК СССР, по которому разрешалось печатать сведения только с визой Штаба партизанского движения, а  параграф 18 Дополнения к перечню  утрачивал силу. Но имело место не только руководящая составляющая со стороны ЦК ВКП(б), но и движение в обратном направлении, когда во многом инициаторами вопросов, становились вышеперечисленные государственные структуры, когда ЦК не только утверждал, но сам просил экспертизы и заключения (были случаи когда и сами высшие органы страны и партии подвергались цензурной оценке) по тем или иным вопросам обеспечения режима секретности у данных компетентных инстанций. Такие действия показывают примеры взаимодействия высших  органов власти и управления страны и их реакцию  на возникающие угрозы в связи с военным положением и конкретно ведущимися боевыми действиями на фронтах в условиях постоянно меняющейся военной обстановки. 

В 1942 году результате проведенных НКВД проверок, выяснилось, что в связи с эвакуацией и созданием новых предприятий, у них отсутствуют руководящие документы по ведению секретного и мобилизационного делопроизводства, учет лиц, допущенных к секретной работе, а секретные документы находятся в запущенном состоянии и сведения, составляющие военную и государственную тайну, могут легко попасть в руки противника. Поэтому во все наркоматы и ведомства, в числе, и в Главлит, было направлено письмо НКВД СССР, в котором предлагалось разработать и выслать до 20 мая 1942 г. для согласования в 5-ом  Спецотделе НКВД СССР Инструкцию по ведению секретного и мобилизационного делопроизводства в учреждениях и предприятиях, Перечень секретных вопросов, составляющих государственную тайну, Номенклатуру должностей, связанных по роду службы с секретными и мобилизационными работами и документами, а также Положение о работе Секретного отдела1. После согласования в НКВД эти документы должны утверждаться наркомами или замами и направляться за их подписями в ведомственные организации.

         В       общем, о масштабе работы Главлита по защите военной и государственной тайны в 1942 году, говорят  цифры. Так в Сводке изъятий цензуры в материалах радио, печати, кино с 19 января 1942 г. по 31 декабря 1942 г., которые направлялись  в СНК СССР и ЦК ВКП(б) отмечались важнейшие изъятия, в которых разглашались секретные сведения. В сводке было зафиксировано, что всего было сделано 870 изъятий: по охране военной и политической тайны - 764; политические мотивы - 103; политико - идеологические - 3. По мотивам разглашения военно - государственной тайны были изъяты следующие сведения: По организации Красной Армии  и Военно-Морского Флота, раскрывающие новые виды формирования, вооружения, номера воинских частей, дислокацию; дислокации и передислокации Красной Армии и Военно-Морского Флота, где указаны фронты, города, районы, пункты, а также фамилии командиров частей: боевой подготовке и боевой готовности к выступлению на фронт конкретных частей; боевой технике Красной Армии и Военно-Морского Флота – новое оснащение, вооружение, совершенствование, повышение боеспособности; тактике¸ военной хитрости или разгадывание планов противника; о партизанских отрядах и партизанах, их конкретных действиях с указанием районов действий; о высадке и способе высадки десантов; по боевым эпизодам, способствующим раскрытию оперативных планов, сведения, не сообщавшиеся Совинформбюро; указание пунктов, где происходили бои, не опубликованные в Совинформбюро; о мобилизации женщин в Красную Армию; сведениям о военно – санитарном деле, запрещенные к опубликованию; строительству оборонительных сооружений с указанием районов строительства; гидрографическим и морским приборам; вопросам военной промышленности: дислокация, характер военной продукции, выработка конкретных заводов, строительство новых и др.; путям сообщений, железно - дорожному транспорту, морским коммуникациям, условиям транспортировки грузов из Англии, Америки и пр.; вопросам, связанных с Всеобучем: количество обучающихся в конкретных районах, формирование из них военных частей, отправка в действующую армию сформированных частей; о шпионаже, где было описание нескольких случаев, где указаны конкретные лица, место, время и условия поимки шпионов; сведениям о падеже скота от острых инфекционных заболеваний, носящих массовый характер, с указанием районов и цифровых данных. Также были изъятия и по политико-идеологических мотивам»1.     Как видно из сводки, все указанные там сведения входили в Перечень сведений запрещенные к опубликованию на военное время, т. е. подавляющее большинство сведений секретного военного и государственного характера разглашение которых, нанесло бы  военный и государственный ущерб стране.

Таким образом, продолжающаяся в 1942 году война, вносила свои коррективы в состав сведений составляющих военную и государственную тайну, которых становилось все больше, а их защита требовала оперативного вмешательства и исполнения. Так, к примеру, требовалось постоянно вносить изменения в Перечень «Дополнения…, на военное время», для дальнейшего использования его в работе. Кроме того, органам цензуры давались указания в сохранении тайны и тех сведений, которые возникали непосредственно в ходе боевых действий на фронте. Так аппарат Уполномоченного СНК СССР и Главлит, в основном, оперативно реагировали на быстро меняющуюся обстановку и возникновение новых ситуаций и сведений, требующих информационной защиты. В начальный период войны Главлит проводил соответствующие мероприятия по соблюдению режима секретности и сохранения государственной и военной тайны в сложных  условиях отступления и эвакуации. Он работал в тесном взаимодействии с ЦК ВКП(б), СНК СССР,  РККА и ВМФ, НКВД, НКГБ и другими органами власти и управления государством. Главлит столкнулся с решением таких же проблем, как и вся страна, связанных с общей обстановкой военного времени на фронте и в тылу, с продвижением войск противника в глубь нашей территории. А недопонимание и халатность в печати и радио в сохранении военной и государственной тайны, особенно в начальный период войны, присутствовала, о чем говорит большое количество «вычерков», сделанных органами цензуры,  хотя не обходилось и не без собственных ошибок и перегибов. Это было связано и с не всегда достаточным организационным и материальным обеспечением, количеством и квалификацией сотрудников, обусловленных широтой и объемом задач и сведений, требующих цензурирования. В общем же, деятельность аппарата Уполномоченного СНК СССР и Главлита РСФСР по сохранности военной и государственной тайны в 1942 году позволяла перекрывать каналы утечки информации и, в определенной мере,  удавалось не допускать утечки значительной части сведений секретного военного и государственного характера в этот период.

 Публикуется впервые


 1 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 35. Л. 27-29.

2 См. Там же. Л. 19

3 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 110. Л. 47-48

1 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 41. Л. 6об

2 См. Там же. Л. 9об-10

1 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 38. Л. 18

2 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 41. Л. 7

1 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 38. Л. 9

2 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 36. Л. 128

3 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 38. Л. 14

1 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 35. Л. 62-62об

2 См. Там же. Л. 74-81

1 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 29. Л. 35-48

1 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 35. Л. 69

1 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 39. Л. 4-4об

1 См. ГА РФ. Ф. Р-9425. Оп.1. Д. 108. Л. 248-248об

 


(0.7 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 24.06.2015
  • Автор: Куренков Г.А.
  • Ключевые слова: Главлит, Уполномоченный СНК СССР по охране военных и государственных тайн в печати, Великая Отечественная война, цензура, ЦК ВКП(б), НКВД СССР, НКГБ СССР, военная и государственная тайна, секретность, защита информации
  • Размер: 28.97 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Куренков Г.А.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Ф.К. Ярмолич. “Жизнь” райлита в 1930-е гг. (на материалах Ленинграда, Карелии и Мурманска)
Г. А. Куренков. Деятельность Главлита по защите военной и государственной тайны в 1942 году
Е.С. Власова. Забытая страница истории советской музыки (неизвестный пленум Союза советских композиторов СССР 1966 г. по проблемам современного музыкального языка)
Хезер Д. ДеХаан. Цензура в Архивах Советского Баку
П.В. Батулин. Мосгублит в середине 1920-х гг.
Куренков Г.А. Переход цензуры на «военные рельсы». Главлит 22 июня 1941 г. – декабрь 1941 г.
Л.А. Молчанов «Цензура является… унижением и поношением всей нации» (цензура белого востока России в 1918 - 1919 гг.)
Е. М. Раскатова. О месте Главного управления по охране государственных тайн в печати при СМ СССР в системе советской власти (сер. 1960-х – начало 1980-х гг.)
Г.А. Куренков. «Особая папка» (до Великой Отечественной войны)
Г.А. Куренков. Секретные партийные архивы (хранение секретных документов)
Е.И. Яркова. 1920 год глазами населения Урала. Сводки военной цензуры о письмах граждан уральских губерний
Раскатова Е.М. 1968 год и проблема исторического самоопределения советской художественной интеллигенции
М.А. Миловзорова, Е.М. Раскатова «О поведении режиссёра Любимова...» /(К истории создания спектакля «Владимир Высоцкий» Театром драмы и комедии (на Таганке)/
Е.М. Раскатова, М.А. Миловзорова. Власть и художник в эпоху позднего социализма: парадокс М.Ф. Шатрова
Айна Штрале. Закат цензуры в советской Латвии 1985 - 1990 гг.
Е.М. Раскатова. Главное управление по охране государственных тайн в печати при СМ СССР (Главлит) и новые реалии художественной жизни в конце 1960-х –– начале 1980-х гг.
М. Виноградов. Музей и выставки как объекты цензуры в Горьковской области в 1953-1964 гг.
Е.М. Балашов. Практика политической «цензуры» архивных документов советского периода в Ленинграде (1920-е – 1980-е годы)
Голубев А.В. «Строительство дома цензуры» (к вопросу о закрытости советского общества)
Наумова О.И. Вспоминая Ирину Васильевну Сидорову…
Т.С. Протько. Система политической цензуры в Белоруссии 20-х – 30-х годов
Э. И. Колчинский. Установление контроля над научным сообществм как необходимое условие контроля над информацией.
Д.Н. Муравьев. Провинциальная пресса и цензура в период Перестройки 1985 – 1991 годов
Е.Н. Ефремова. Статус советского цензора в отчетах Свердлобллита
Позднякова И.С. Державне видавництво РСФРР та контроль над видавничою справою у 20-х рр. ХХ ст.
Галай Ю.Г. Советская цензура и нижегородские издания конца 40-х годов ХХ столетия
В.Н. Монахов. Последняя точка в истории Главлита
Depretto Catherine LA CENSURE À LA PÉRIODE SOVIÉTIQUE (1917-1953) : ÉTAT DE LA RECHERCHE

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100