ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

16 декабря 2018 г. размещены материалы: повестки дня заседаний партийного актива Нижегородского (Горьковского) Горкома ВКП(б) за 1932 г. и роман Ч. Диккенса "Большие надежды".


   Главная страница  /  Цензура и текст  /  Россия (Russia)  /  После 1917 г.  / 
   Библиотека  /  Книги и статьи  /  Батулин П.В.

 Батулин П.В.
Размер шрифта: распечатать




Батулин П.В. Военная цезура в период революции и Гражданской войны, 1917 - 1922 гг. (24.03 Kb)

 

Упразднение Главного управления по делам печати было одним из первых постановлений Временного правительства - уже 4 марта 1917 г. на четвертом своем заседании (п.7в протокола № 4, см. в издании "Архив новейшей истории России т.т. VII - X = Журналы заседаний Временного правительства / отв.ред. Б.Ф.Додонов - т. I - IV - М.: РОССПЭН, 2001-2004), что далее было закреплено законами "О печати" и "Об учреждениях по делам печати" от 27 апреля 1917 г., согласно которым печать объявлялась свободной и административные взыскания к ней не допускались (СУ № 109 от 15 мая 1917 г., ст. 597, 598). Выемку почтово-телеграфной корреспонденции кроме как по решению суда также было поручено МВД прекратить последовавашим 6 марта постановлением Временного правительства (п.4б журнала № 7). Однако, в условиях продолжавшейся войны сразу стал вопрос о военной цензуре: 8 марта Юридическому совещанию было поручено разработать этот вопрос (п.13 журнала № 11), а 14 марта по представлению МВД был утвержден перечень сведений, подлежащих предварительному просмотру военной цензурой (журн.№ 18, ст.12, опубликован в "Вестнике Временного правительства № 9/55 от 15 (28) марта 1917 г.). После июльских событий выработка военно-цензурных правил ускорилась: 14 июля были приняты обращение к гражданам и постановление об обязательном предварительном просмотре военных сведений для печати военной цензурой с введением наказаний за его нарушение, а также об ускорении выработки нового положения (журн.№ 131, СУ № 189 ст.1119 от 10 августа). Параллельно проведена и мера политического характера - предоставлено право Военному министру и Управляющему МВД закрывать газеты за призывы к неповиновению военным властям, к неисполнению воинского долга, к насилию и гражданской войне (журн. № 129 от 12 июля, СУ № 192 ст.1148). Юридическое совещание Временного правительства подготовило проект постановления, который был утвержден 26 июля 1917 г. (прот. № 140 п.11; см.:СУ, 1917, № 199, ст.1229, 1230 - временные правила о специальных военном почтово-телеграфном контроле и военной цензуре печати с перечнями и поправками статей Уложения о наказаниях уголовных). Действие положения о военной цензуре от 20 июля 1914 г. (СУ, 1914, № 192, ст.2057) сохранялось применительно к ТВД, в тылу же цензура печати и почтово-телеграфная разделялись: создавалось Центральное (и местные) военные почтово-телеграфные контрольные бюро с подчинением ГУГШ (начальник Центрального с 1 августа - подполковник Елагин) и Главной (и местных) военно-цензурной комиссии печати, в состав которой включались представители Всероссийского общества редакторов. В области почтово-телеграфного контроля было проведено сокращение и укрупнение сети бюро до 9 пунктов (с общим штатом 4271 чел., из них 2240 в Петрограде и 1006 в Москве - РГВИА, ф.13838, оп.1, д.8, л.43-51), а также - совещание с представителями фронтовой военной цензуры 16-19 сентября 1917 г. при ГУГШ, постановившее отменить контроль входящей почтовой корреспонденции в армию, сохраняя контроль всей телеграфной, исходящей и входящей по контрольным спискам (РГВИА, ф.2000, оп.1, д. 5379); но эту меру провести до Октября не успели. В области печати деятельность по большей части ограничилась формированием цензурных комиссий: в Петроградскую военно-цензурную комиссию печати назначения прошли с 4 августа по 19 сентября 1917 г. (РГВИА, ф. 13836, оп.1, д.633, л.л.3, 4,7,11, 44 и др.). При реорганизации Главного управления генерального штаба 4 октября 1917 г. Центральное ВПТКБ отнесено к отделу 2-го генерал-квартирмейстера ГУГШ ген.-майора П.Ф.Рябикова (отделу 3-го обер-квартирмейстера полковника Раевского, ведавшего вопросами контрразведки), а Главная военно-цензурная комиссия печати - к отделу 1-го генерал-квартирмейстера.

 

В ходе Октябрьского переворота и установления советской власти на местах сотрудники военной цензуры придерживались нейтралитета (как важное в условиях войны учреждение), изменений в делопроизводстве и порядке назначений в первое время не было. В Петрограде на короткое время Петроградским военно-революционным комитетом с 1 ноября комиссаром военной цензуры был назначен М.П.Лисичкин, далее ставший также и комиссаром Главного акцизного управления и винных погребов. В связи с заключением перемирия ГУГШ постановил сократить штаты почтово-телеграфных контролеров на 50 % с 18-19 декабря, с 11 декабря отменена полевая военная цензура и начато расформирование ее учреждений (РГВИА, ф.18386, оп.1, д.699, л.14-17 и др.). Новые большевистские руководители военных округов начали еще большее сокращение почтово-телеграфного контроля: первоначально в Москве на 90 % приказом ком.войсками МВО Н.И.Муралова от 28 декабря 1917 г., далее по этому образцу приказом Наркомвоен № 23 от 12 января 1918 г. (с полным упразднением военной цензуры печати - СУ 1918 - № 19 от 30.01.1918 - ст.294). При этом на местах эпизодически объявлялась новая советская "военная цензура": в Москве - с 8 декабря 1917 г., по содержанию - политическая (Известия Московского Совета - 1917 - №225 - с.2). В связи с недовольством почтово-телеграфных контролеров и защитой их старым руководством 8 января 1918 г. Главным комиссаром военной цензуры и военного почтово-телеграфного контроля назначен И.С.Плотников, 16 января 1918 г. Наркомвоен посетили делегатки от почтово-телеграфного контроля, добившиеся выплат жалования увольняемым на 1 месяц вперед, далее новое руководство решило сохранить часть учреждений, но большая их часть была упразднена местными властями к апрелю 1918 г. (см. также. ст. Управление военного контроля).

 

В начале реорганизации советского военного управления в апреле-мае 1918 г. учреждений и должностей по военной цензуре не планировалось: их нет в проекте организации Оперативного Отдела Наркомвоена 14-15 апреля, в докладе заведующего Оперативным отделением Оперода о реорганизации отделения в связи с передачей Оперода из Московского Комиссариата в Наркомвоен по приказу последнего N 357 11 мая 1918 г., и в местных военных комиссариатах согласно приказам Наркомвоен N 295 20 апреля 1918 г. и N 296 22 апреля 1918 г. Но начало мая 1918 г. было острым моментом для военного положения РСФСР в связи с выходами германо-австрийских войск на советскую территорию после оккупации ими Украины, в связи с чем советское военное руководство озаботилось борьбой с утечками сведений из учреждений в печать, в частности Приказанием Московского окружного комиссариата 11 мая 1918 г. № 174 было введено правило - редакторам газет было запрещено помещать приказы и приказания Комиссариата без пометки "в печать" управляющего делами Комиссариата Бурдукова, 15 мая начальник Оперативного отделения Н.В.Мустафин в докладе начальнику Оперода Наркомвоен С.И.Аралову предложил направить по 2 военных цензора от отдела в Петроградское телеграфное агентство и Бюро печати при Совете Народных Комиссаров, где была вероятна утечка нежелательных данных в печать. Одновременно Оперативным отделением было начато расследование утечек и сделаны указания в учреждения и газеты о недопустимости публикации оперативных сводок помимо Оперода, а к 20 мая создано Бюро военной цензуры с заведывающим В.В.Пряхиным. В ходе реорганизации Оперода был утвержден 3 июня 1918 г. состав "вновь формируемого военно-цензурного отделения" в количестве 18 цензоров, заведующему Бюро Пряхину 8 июня 1918 г. было передано имущество бывшей Московской военно-цензурной комиссии и помещение по адресу Цветной бульвар, дом 7, где с 10 июня 1918 г. вновь созданное ВЦО приступило к работе. 21 июня 1918 г. Народными комиссарами по воен.делам Троцким и Мехоношиным по просьбе заведующего Оперода Аралова было утверждено  "Положение о военной цензуре газет, журналов и всех произведений печати", приказом Опероду № 11 от 25 июня 1918 г. заведующим Военно-цензурным отделением был назначен Н.В.Мустафин, "согласно выраженному им желанию и для пользы дела", покинув пост зав.Оперативным отделением. ВЦО вело предварительную военную цензуру газет и сообщений агентств, проводя санкции по отношению к печати через Отдел печати Моссовета и снабжая Разведывательное отделение и военных консультантов Оперода непропущенными в печать сведениями, в июле-сентябре создав также и сеть местных военных цензоров (им посылались процензурированые оперативные сводки, от них в Москву следовали гранки газет для контроля). По получению Положения из Москвы приказом Комиссариата по военным делам Петроградской трудовой коммуны 4 июля 1918 г. было назначено 15 чел. в Петроградское Бюро Военной Цензуры (начальник К.П.Конаржевский), не имея кадровой связи с Москвой, действовавшее автономно до ноября 1918 г. В провинции цензоры назначены при объезде уполномоченными ВЦО из Москвы: на 10 сентября 1918 г. предварительная военная цензура периодической печати была введена в Москве, Петрограде, Ярославле, Вологде, Костроме, Рязани, Смоленске, на 14 сентября к этим городам добавились Саратов, Воронеж, Курск; на 17 сентября - Вятка, на 28 сентября - Владимир, Нижний Новгород, Иваново-Вознесенск, Тула, Калуга. Первое время обязанности местных военных цензоров исполняли совместители (из губернских и др. военных учреждений, редакций газет и т.д.).

 

Обострение военной обстановки в связи с высадкой англичан в Архангельске совпало с нежеланием ряда советских газет предоставлять материалы на просмотр ВЦО (после закрытия антисоветской печати в Москве из-за событий 6 июля 1918 г.), что вызвало вопрос о реорганизации военной цензуры. 3-5 августа 1918 г. вопрос обсуждался Малым СНК, с решением ввести повсеместный контроль телеграфной корреспонденции, 7 августа проект нового положения обсуждался в Большом СНК, но не был утвержден из-за возражений Троцкого и Склянского против плана передачи военной цензуры из Наркомвоена в подчинение СНК. Созываемая на 12 августа комиссия из представителей Наркомвоен, Наркомпочтель и редакции "Известий ВЦИК" под председательством Козловского не приступила к работе до сентября (а далее забыта из-за событий), работа ограничилась перепиской ВЦО с Наркомпочтелем о телеграфных правилах.

 

Контролем корреспонденции в 1918 г. занимались самые разнообразные органы, особенно местные. В связи с разграблением почтовых вагонов под видом проверок ранее изданным по ходатайству Наркомпочтеля Декретом СНК от 4 апреля 1918 г. местным властям запрещалось задерживать корреспонденцию, иначе, чем по решению судебных органов (поэтому контроль почтово-телеграфной коррспонденции внесудебным порядком следует считать перлюстрацией в период до издания "Положения о военной цензуре" от 23 декабря 1918 г. - СУ 1918 - № 97 от 28.12.1918 - ст.987). Позже Наркомпочтель пошел навстречу местным властям: циркулярной телеграммой 28 мая 1918 г. он прекратил прием посылок с вложением предметов, воспрещаемых к вывозу из данной местности, а 13 сентября 1918 г. коллегия Наркомпочтеля постановила, что все требования местных учреждений о контроле должны быть подтверждены Исполкомом Губсовдепа, а не судом (как положено по декрету). Циркуляр Наркомпочтеля от 28 мая 1918 г. дал право выемки корреспонденции и органам ВЧК - "Следственным чрезвычайным комиссиям" наряду с ревтрибуналами и народными судами (но с соблюдением правил старого устава уголовного судопроизводства); в период "красного террора" этот вопрос встал вновь, и циркуляром от 8/10 октября 1918 г. Наркомпочтель подтвердил уже безусловное право органов ВЧК задерживать корреспонденцию. В ходе создания Региструпа в ноябре 1918 г. начальник ВЦО А.И.Григорьев при поддержке начальника Отдела военного контроля М.Г.Тракмана обследовал существовавшее в Москве военное почтово-телеграфное бюро, подчинив его ВЦО, в начале декабря было разработано новое, далее утвержденное РВСР, "Положение о военной цензуре", устанавливающее военную цензуру не только печати, но и корреспонденции.

 

О дальнейшем развитии военной цензуры на территории РСФСР в ходе Гражданской войны в военном ведомстве и передаче ее в ВЧК см. в ст. Революционный Военный Совет Республики, цензурные функции.  Проблемой развития советской военной цензуры было самостоятельное создание ее органов местными учреждениями, а также отступления от предписанной из центра схемы организации: 5 декабря 1918 г. РВС 2-ой армии (Вост.фронт) утвердил "Положение о цензуре почтовых отправлений и телеграмм", в 6-ой армии (Сев.фронт) выемка почтово-телеграфной корреспонденции также начата в начале декабря 1918 г., т.е. до издания общего положения (РГВА, ф.25, оп.7, д.3, лл.12-17, ф.106, оп.3, д.1908, лл 2-3). В дальнейшем на Вост.фронте военная цензура также имела большую автономию: военный цензор (печати) Вост. фронта назначен приказом по войскам № 39 от 21 января 1919 г. и не имел задач и поручений из центра до сформирования ВЦО уполномоченным из Москвы в июне 1919 г.; Особотдел 2-ой армии в Казани в апреле 1919 г. взял военную цензуру себе, но вскоре отказался; в Симбирске почтово-телеграфной цензурой первоначально занимались организации при разведывательном отделении РВС Вост.фронта и при губЧК, при сформировании Особого отдела Вост.фронта он забрал ее в свое ведение, в июне 1919 г. его военно-цензурное отделение было переформировано уполномоченным из центра и снабжено инструкциями, но осталось при Особотделе, несмотря на начатое финансирование из центра (РГВА, ф.6, оп.3, д.132, л.11-13). Конкуренция, оказываемая Отделу военной цензуры РВСР со стороны учреждений, создаваемых на местах, сохранялась и далее - 8 июня 1920 г. Наркомпочтелю пришлось разослать циркуляр № 336, предлагавший не выдавать на просмотр корреспонденцию никаким учреждениям, кроме подчиненных ОВЦ РВСР (Сб.пост. и распоряж. по НКПиТ - 1920 - № 9 - с.34). В 1918 - 1919 г.г. на просматриваемой военной цензурой корреспонденции по наблюдениям современных филокартистов часто ставились штампы типа "Просмотрено военной цензурой штаба 3 армии № 89" и пр. (по новой орфографии), иногда ставились дооктябрьские штампы. Со конца 1919 г. ими прекратили пользоваться - заменили календарными штемпелями с тремя треугольниками в нижней части; это обозначение просмотра корреспонденции военной цензурой позже было подтверждено и приложением № 4 к параграфу 11 "Инструкции по военной цензуре", объявленной в Приказе ВЧК № 345 от 17 октября 1921 г. (РГВА, ф.33988, оп1, д.489, л.129). В печатных произведениях указывался разрешающий издание гриф "РВЦ".

 

Военная цензура, особенно почтово-телеграфная, считалась секретным ("конспиративным") учреждением несмотря на опубликованное Положение от 23 декабря 1918 г. В декабре 1920 г. ВЧК дала отрицательное заключение по проекту декрета об осмотре и выемке почтово-телеграфной корреспонденции (декрет был бы "своего рода расшифровкой секретности работ ВЧК" по "преллюстрации"), но 10 февраля 1921 г. Малый СНК принял этот декрет "без согласия ВЧК" (согласно которому выемку должны осуществлять следователи разных учреждений; опубликован в "Известиях ВЦИК" - 24 февраля 1921 г. - № 41). ВЧК выразила протест, но затем 17 февраля 1921 г. сняла его телефонограммой "в виду выяснившегося недоразумения" (ГАРФ, ф.130, оп. 5, д. 882, лл. 96-106); работа по контролю за почтово-телеграфной корреспонденцией продолжилась в прежнем порядке, и с момента опубликования декрета ее следует опять считать перлюстрацией. См. о секретности цензуры и перлюстрации также Перечни военной цензуры, 1917-1923 г.г.

 

Передача военной цензуры из военного ведомства в ВЧК осенью 1920 г. совпала по времени с реорганизацией ВЧК, в ходе которых происходило более тесное слияние Особого и Транспортных отделов с остальной частью ВЧК (создание общих Упраления делами, Административно-организационного управления,Секретно-оперативного управления и др.), что вызвало длительную неопределенность положения центрального аппарата почтово-телеграфного контроля в центре. Сначала он был обозначен как Бюро военной цензуры при Особом отделе ВЧК, а 4 января 1921 г. разделен: часть функций была передана отделу военной цензуры МЧК, осведомительно-контрольное отделение передано в отделение обработки материалов при Регистрационном отделе ВЧК, а Инструкторское отделение - в Организационный отдел Административно-организационного управления как VI отделение (начальник - Медведев). Далее 11 августа 1921 г. в составе ранее созданного Информационного отдела (ИНФО, с 28 марта 1921 г.) образован подотдел военной цензуры (начальники: с 11 августа по 22 ноября 1921 г. И.Я.Верба, далее - Б.Е.Этингоф). При создании Политотдела Госиздата вопрос о военной цензуре был согласован с ВЧК, в Политотделе стал работать представитель военной цензуры, просматривавший рукописи до разрешения Политотделом, виза "РВЦ" заменялась на "РЦ", такой порядок взаимодействия планировался по всей РСФСР (по состоянию на 30 января 1922 г. - ГАРФ, ф.130, оп.5, д948, л.191). При создании Главлита военная цензура печати передавалась в его ведение (за органами ГПУ и военного ведомства оставалось инструктирование и надзор), одновременно в июне 1922 г. Наркомпочтель высказался за отмену контроля переписки внутри страны, но ГПУ было против этого "ввиду того, что военно-политическая цензура почтово-телеграфной корреспонденции является в настоящий момент одним из сильных орудий борьбы с контрреволюцией". Перлюстрация корреспонденции была сохранена и отнесена к Отделу Политконтроля Секретно-оперативного управления ГПУ, созданному приказом Управления делами ГПУ № 88 от 21 июня 1922 г. (начальник Б.Е.Этингоф) и местным его подотделам, отделениям и пунктам.  За время Гражданской войны советская военная цензура превратилась в гигантский аппарат: ко времени начала радикального сокращения аппарата ГПУ в августе 1922 г. штат военно-цензурных отделений ГПУ составлял 9164 чел.

  

На территориях антибольшевистских государственных образований военная цензура также восходила к узаконениям царского и Временного правительств от 20 июля 1914 г. и 26 июля 1917 г., и также имела черты политической. На юге России 5 июня 1918 г. командованием Донской армии введены инструкции военным цензорам по контролю над газетами и по части телеграфных отправлений, поступавших в газеты, об ответственности за нарушения и перечень сведений, подлежащих задержанию, 14 сентября 1918 г. приказом № 78 командующего Донской армии военная цензура распространена на всю Область Войска Донского, 30 сентября нач. штаба Донской армии утверждены дополнения к инструкции военным цензорам и новый "Примерный текст сведений, подлежащих  задержанию военной цензурой", вводившей просмотр источников информации в газетах и последующую цензуру выпущенного материала, а с ноября-декабря 1918 г. разные органы политического руководства и контрразведки стали делать военной цензуре и печати предписания политического характера. На востоке управляющим воен. ведомством Комуча военная цензура введена 7 августа 1918 г. (включая почту и телеграф), в Сибири к августу 1918 г. создано военно-цензурное отделение при штабе армии, контрольное бюро при штабе Западносибирского округа, назначены офицеры для контроля на главной омской телеграфной станции и распространен "Перечень сведений, не подлежащих оглашению в печати и распространению путем почтово-телеграфных сношений", а 10 сентября Административный совет Временного Сибирского правительства подтвердил действие законов Временного правительства о военной цензуре, вводя повсеместно предварительный контроль, для чего создавалась главная (при Воен.министерстве с участием представителей МВД, МИД и др.) и местные военно-цензурные комиссии и местные военные цензоры. После прихода к власти Колчака приказами № 57 и 59 от 30 ноября 1918 г. предварительная цензура сохранялась только на ТВД, но в тыловых районах усилен карательный контроль (конфискации номеров и т.д.), при обострении положения на фронте в марте 1919 г. постановлением Совета Министров утверждены "Правила о наблюдении за типографиями, литографиями, металлографиями и др.заведениями, производящими или продающими принадлежности тиснения" с мерами ответственности за нарушение правил. Многочисленные реорганизации и многозвенность военной цензуры, а также больший (по сравнению с РСФСР) политический плюрализм белых режимов приводили к многократной цензурной проверке одних и тех же сообщений, но вместе с тем и к существенным изъятиям: как правило, военнай цензуре не подлежали сообщения правительственных учреждений (функции политической цензуры лежали на информационных органах - Отделе пропаганды на юге России и т.п.), а в Сибири газеты продолжали печатать перехваты материалов советского радио, поступавшие прямо с радиостанций, несмотря на прямой запрет в январе 1919 г. Наиболее строгой белая военная цензура была в 1920 г. в Крыму, что связано с тяжелым политическим и военным положением режима: 1 мая 1920 г. утверждены "Временное положение о военной цензуре" и "Перечень сведений и изображений, не подлежащих оглашению", возлагавшие цензуру на военно-цензурное отделение печати и управление 2-го генерал-квартирмейстера, а в перечне содержался пункт о запрете любых сведений, "могущих по своему содержанию повредить вооруженной борьбе с противником"; редакциям запрещалось оставлять пробелы на газетных полосах, чтобы читатели не знали о действиях цензуры. Наиболее эффективными мерами воздействия на печать на белой территории были меры административного и судебного воздействия (конфискации номеров, аресты и высылка сотрудников, закрытие газет).

 

Док.: Измозик В.С. Первые советские инструкции по перлюстрации // Минувшее: Исторический альманах.- Вып. 21 - С.Пб: Atheneum, Феникс, 1997 - С.155 - 174; ИСПЦ; "В настоящий момент является крайняя необходимость в... издании закона о военной цензуре печати и о военном почтово-телеграфном контроле": Документы Временного сибирского правительства // Молчанов Л.А. "Собственными руками своими мы растерзали на клочки наше государство": К истории антибольшевистской государственности периода гражданской войны - М.:Посев, 2007 - С.126-144; Отчет ВЧК за четыре года ее деятельности. - Часть 1: Организационная часть - М., 1921, С.206 и 226-257 (в перечне местных учреждений указаны также и учреждения военной цензуры, иногда с фамилиями их руководителей)

 

Лит.: Батулин, П. В. Создание советской военной цензуры в 1918 году // Военно-исторический архив. - 2010. - N 2 (122). - С. 120-137; его же. Почтово-телеграфная цензура в 1918 г. (к вопросу о распределении функций между советскими ведомствами) // 200 лет министерской системе России: Мат.межвуз. науч.конференции, 31 мая 2002 г. / сост. Г.В.Кожевникова - М.:Спутник+, 2002 - С.10-20; Винокуров  А. Цензура почтовой корреспонденции в Советской России в 1918 - 1924 г.г. // Филателия - 2001 - № 7: июль - С.40-42 (примеры штемпелей); Молчанов Л.А. Из истории газетной прессы России в годы революции и гражданской войны (окт. 1917 - 1920 г.г.) - М.: Археографический центр, 1997; его же. Газетная пресса России в годы революции и Гражданской войны (окт.1917 - 1920 г.г.) - М.: Издатпрофпресс, 2002; Плеханов А.М. ВЧК-ОГПУ. 1921 - 1928 г.г. - М.: Х-History, 2003 - С. 172, 217, 257; Смыкалин А.С. Перлюстрация корреспонденции и почтовая военная цензура в России и СССР - С.-Пб.: Юридический центр Пресс, 2008

 

 


(0.6 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 25.02.2012
  • Автор: Батулин П.В.
  • Ключевые слова: Бюро военной цензуры Оперода Наркомвоен, военная цензура, Военно-цензурное отделение Оперода Наркомвоен, военно-цензурные комиссии, военные почтово-телеграфные контрольные бюро, Главлит, Главное управление по делам печати, ликвидационная комиссия
  • Размер: 24.03 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Батулин П.В.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции


2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100