ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

14 ноября 2018 г. опубликованы материалы: И.В. Нестеров "Надпись на шлеме из Городца", Т.В. Гусева "Любительский приборный поиск и коллекционирование древностей", запущен Алфавитный указатель к справочным материалам «Цензоры Российской Империи».


   Главная страница  /  Цензура и текст  /  Россия (Russia)  /  После 1917 г.  / 
   Библиотека  /  Книги и статьи  /  Блюм А.В. Книги и статьи  /  Запрещенные книги русских писателей и литературоведов 1917-1991.

 Запрещенные книги русских писателей и литературоведов 1917-1991.
Размер шрифта: распечатать





[Л] (31.99 Kb)

[113]
277. Лавренев Б.А. Разлом: Повести и пьесы. 2-е изд. – Харьков: Пролетарий, 1930. – 207 с. – (На контртитуле: Собр. соч. Кн.4. Вступ. статья Георгия Горбачева). – 15 000 экз.
278. Шалые повести. – Л.: Прибой, 1926. – 135 с. – 6 120 экз.
Алф. список – 1948. Св. список – 1973. Возвр.: Приказ № 75. !5.10.1987.
279. Седьмой спутник: Рассказы. – М.; Л.: ГИХЛ,1931. – 351 с. На контртитуле: Собр. соч. Т.2).
Приказ начальника Главлита об исправлениях в тексте. 21.05.1941. Удалить рассказ “Воздушная мечта – стр. 315-351 (ГАРФ. Ф.9425. Оп.2. Д.20. Л.234-240). ВП-1988. (Такая же помета на карт. РНБ).
Лавренев Борис Андреевич (1891-1959) – прозаик, драматург.
Критика того времени упрекала его в индивидуализме, в том, что “…его герои не нуждаются в воспитывающем воздействии классовых коллективов”, определяла Лавренева “…как писателя-попутчика, интеллигента, тяготеющего к пролетарской революции, но не обладающего сколько-нибудь четким материалистическим мировоззрением” (ЛЭ. Т.6. М., 1932. С.16).
Все указ. книги, помимо чисто “содержательных” мотивов, изъяты по следующим причинам: во-первых, за помещение вступительной статьи критика Г.Горбачева; во-вторых, включение в них рассказов “Воздушная мечта”. Один из персонажей, Парфен Иванович, читает забавный “Гимн товарищу Рыкову”, в котором есть такие строки:
Был простым мужиком,
Нынче стал Совнарком,
Он умен и речист,
Социал-коммунист.
Он же пишет заявление в Ленгиз с просьбой издать его “Оду на рождение А.И.Рыкова”.
280. Ланин Г. Синий Тарантул: Приключенческая повесть. – Благовещенск: Амурск. кн. изд-во, 1957. – 152 с. – 90 000 экз.
 
[114]
На экз. БАН: Приказ Амурского обллита от 10.03.1958. В карт. РНБ: Приказ Министерства культуры РСФСР № 6./236. Св. спиок-1961. Возвр.: ВП-1992.
Ланин Г. (псевдоним Георгия Георгиевича Пермякова, р.1917) – прозаик.
Вероятная причина запрета – “разглашение государственных секретов”. Автор повествует о деятельности “Главурана”, поисках урановых руд и добыче сырья для военных целей и атомной промышленности, разоблачении японских шпионов, методах работы сотрудников КГБ и т.п.
281. Ларри Я.Л. Страна счастливых: Публицистическая повесть. – Л.: Ленингр. обл. изд-во, 1931. – 192 с. – 50 000 экз.
Ларри Ян Леопольдович (1900-1977) – прозаик, его перу принадлежит свыше десятка книг, издававшихся с 1926 г. В основном писал художественную и научно-познавательную прозу для детей. До сих пор переиздается очень популярная в детском чтении книга “Необыкновенные приключения Карика и Вали”, выпущенная впервые в 1937 г. по инициативе и при активной помощи С.Я.Маршака. В 1940 г. анонимно посылал из Ленинграда на имя Сталина главы социально-фантастической повести “Небесный гость”. 13 апреля 1941 г. был “опознан” и арестован по этому делу. Как говорилось в обвинительном заключении, в ней он “…с контрреволюционных позиций критикует мероприятия ВКП(б) и Советского правительства… извращает советскую действительность, приводит ряд антисоветских клеветнических измышлений о положении трудящихся в Советском Союзе…” (Распятые: Писатели-жертвы политических репрессий. Вып.1. Тайное становится явным. СПб., 1993. С.213; там же опубликованы сохранившиеся в архиве главы этой повести – с.223-234). В ней он, в частности, пишет о том, что “…большевики ненавидят интеллигенцию. Ненавидят какой-то особенной, звериной ненавистью”, что “…во времена Иоанна Первопечатника выходило книг больше, чем сейчас. Я не говорю о партийной литературе, которую выбрасывают ежедневно в миллионах экземпляров. Но ведь насильно читать нельзя заставить, поэтому все выстрелы оказываются холостыми”.
В отличие от “Небесного гостя”, научно-фантастическая утопия “Страна счастливых”, привлекшая внимание Главлита сразу же после ее появления в 1931 г., за исключением некоторых фрагментов, вполне лояльна к режиму и даже приветствует создание будущего “счастливого” и, конечно, коммунистического общества. “Оживленный” через десятки лет Павел застает страну, в которой осуществлены многие смелые научно-технические проекты. Внимание Главлита, видимо, привлек такой пассаж. “Человек будущего” по имени Нефелин приводит его в библиотеку и произносит такой монолог: “Взгляни на книжные шкапы наших библиотек! Непостижимое богатство мыслей заключено в миллионах томов. Но взгляни, на кого мы похожи перед этим океаном мудрости! С непостижимым легкомыслием мы сидим и чайной ложечкой пытаемся вычерпать это море… Я предлагаю титаническую работу. Я считаю необходимым устроить в библиотеках кровавую революцию. Старым книгам следует дать бой. Да, да! Без крови не обойдется. Придется резать и Аристотеля и Гегеля, Павлова и Менделеева, Хвольсона и Тимирязева. Увы, без кровопролития не обойтись. Моя кровожадность не остановится даже перед Лениным и Марксом. Сталин? Придется пострадать и ему! Всех, всех!”. Нефелин предлагает, хотя и очень наивно, решить
 
[115]
крайне актуальный и для современной библиотечной практики вопрос о так называемом “свертывании” информации. Но вместо внедрения компьютерных и иных электронных технологий, которые автору были еще неведомы, его герой все надежды возлагает … на стенографию: “С армией стенографистов я хотел бы ворваться в библиотеки и выпотрошить наши книжные шкапы. Там, где стоит тонна книг, должны остаться пять-шесть тетрадок стенографической записи…И человеческая жизнь увеличивается таким образом в два-три раза. В тридцать лет человек будет знать то, что заключено в переплеты миллионов книг” (с.30-31).
Желание Нефелина уничтожить книги Сталина (!), конечно, не могло пройти даром, тем более что путешественник в будущее Павел ничего не имеет против такого кардинального решения. Позднее, уже после 1937 г., “криминал” был обнаружен в сцене посещения Павлом музея. В Зале литераторов” он видит бронзовые бюсты “величайших писателей Земли” – конечно, М.Горького, Вл.Маяковского, Демьяна Бедного, но среди них – и бюсты Исаака Бабеля и Бруно Ясенского, расстрелянных спустя 7 лет после выхода повести Яна Ларри.
282. Лебедев-Кумач В.И. Москва майская. – М.: Музгиз, 1937.
ГАРФ. Ф.9425. Оп.2. Д.20. Л.84.
Лебедев-Кумач (наст. фам. Лебедев) Василий Иванович (1898-1949) – поэт-песенник. Известен как автор текстов популярнейших песен советского времени: “Песня о Родине”, “Священная война”, а также песен к кинофильмам “Веселые ребята”, “Волга-Волга” и др.
Из донесения Главлита: “Списана в макулатуру книготорговой сети в связи с наличием в ней в песне “Нас не трогай” нескольких абзацев антигерманского характера”.
В спецхранах находился также сборник Лебедева-Кумача, выпущенный без названия и нумерации страниц в Иваново местным Клубом железнодорожников. В него вошла песня “Родные братья” (муз. А.Александрова), посвященная дружбе железнодорожников с Красной Армией, в которой, в частности, есть такие строки:
И когда ударит гром,
Вместе бой дадут фашистам,
Пулеметчик с машинистом
В бронепоезде одном.
Суть дела в том, что после заключения “Пакта Молотов-Риббентроп” 23 августа 1939 г. по решению Главлита была уничтожена и попала в спецхраны – “в связи с изменением политической ситуации” – масса антифашистских изданий, издававшихся в 30-е годы. Подробнее об этом см.: Советская цензура. С.110.
283. Левитин М. Советский американец. – Л.: Красная газета, 1927. – 40 с. (Веселая б-ка “Бегемота”). – 25 000 экз.
Св. список – 1961. Возвр.: ВП-1990..
Левитин Михаил Ефремович (1905- ) – прозаик, драматург, автор многих сатирических произведений. Писал пьесы для театра “Кривое зеркало” в Ленин-
 
[116]
граде, театральные обозрения. В годы Отечественной войны – военный корреспондент ТАСС.
В сборнике небольших сатирических рассказов замечено было слишком острое изображение различного рода приспособленцев, “примазавшихся” к партии и комсомолу – ради пайков и других благ. Один из персонажей вспоминает о счастливых днях, когда в 1918-1920 гг. он пользовался “продуктовыми кладовками при комсомоле”.
284. Леонов Л.М. Метель: Пьеса в 4-х действиях. – М.: Упр. по охране авторских прав, 1940. – 83 с.
Алф. список – 1948. Возвр.: Отношение Леноблгорлита № 25. 15.05.1957.
Леонов Леонид Максимович (1899-1994) – прозаик, драматург, публицист. Академик АН СССР (1972 г.). Пьеса, написанная в 1940 г., запрещена была на самом высшем уровне, попав в особое “Постановление Политбюро ЦК ВКП(б)” от 8 сентября: “О пьесе „Метель“. Запретить к постановке в театрах пьесу Леонова „Метель“ как идеологически враждебную, являющуюся злостной клеветой на советскую действительность” (Литературный фронт. С.48). В “Справке о литературно-художественных журналах”, посланной на имя Жданова Ленинградским обкомом партии, говорилось, в частности: “За последнее время у нас появился ряд произведений, искажающих советскую действительность, пропагандирующих пошлую и циничную философию любви. В нашей печати уже были подвергнуты совершенно справедливой критике такие идеологически вредные и антихудожественные произведения как „Метель“ Леонова, „Домик“ Катаева, „Опасные связи“ Зощенко (ЦГА ИПД. Ф.24. Оп 2-в. 4706. Л.17).: Тема пьесы – превращение бывшего врага советской власти в друга народа. Основой ее является фальшивая идейка о мужестве и благородстве некоторых бывших врагов, способных, не в пример мелким людям советской действительности, стать подлинными патриотами отечества… В пьесе нет ни одного нормального советского человека… „Метель“ – клевета на советскую действительность. Изобилующие в пьесе подозрительные намеки и темные места, видимо, для того и служат, чтобы всё показать в извращенном виде, очернить…” (из докладной записки Управления пропаганды и агитации ЦК. См.: Писатели и цензоры. С.32). Таким “подозрительным намеком” мог стать, например, такой диалог действующих лиц, в котором писатель явно иронически рисует параноидальные припадки бдительности “простых людей” в годы Большого террора: “Лизавета. У нас по району ровно ветролом прошел. На каланче один уж сколько годов стоял, старичок, а на деле открылося, что всё объекты высматривал. Шпиён турецкий оказался. Иван. Маманя, это который из райпо – турецкий, а тот с каланчи – африканский”.
285. Рассказы. – М.: Никитинские субботники, 1927. – 157 с.
Удалить стр. 7-24” (помета на карт. РНБ).
На этих страницах – вступительная статья А.К.Воронского.
Запрету подверглась также одна книга, посвященная творчеству Леонова, – № 1105.
286. Лермонтов М.Ю. Полное собр. соч. – М.; Л.: Гос. изд., 1926. – 734 с. – 10 000 экз.
 
[117]
Приказ № 329 (4). 1951. Возвр.: “Возвратить в открытые фонды. Политдефекты отпали. 13.03.1964 г.” (помета на карт. РНБ).
Однотомник вышел со вступительным очерком творчества Лермонтова, написанном Б.М.Эйхенбаумом. По “Приказу Уполномоченного СНК и начальника Главлита СССР об исправлениях в тексте” (1941 г.), велено “удалить предисловие Г.Лелевича на с. XXXIII-XL” (ГАРФ. Ф.9425. Оп.2. Д.20.Л.239), на которых помещалась статья арестованного критика Г.Лелевича “Поэзия Лермонтова (опыт социологической характеристики)”. В экземпляре РНБ эта статья, тем не менее, осталась. Парадокс в том, что не очень “марксистски-выдержанное” предисловие “формалиста” Б.М.Эйхенбаума в книге осталось, а вполне правоверная статья Лелевича не только вырезана, но и затушевано его имя в оглавлении.
287. Полн. собр. соч. – Изд. 4-е. – М.; Л.: Гос. изд., 1930. – 734 с. – 20 000 экз.
То же. – Изд. 5-е. – М.; Л.: Гос. изд. 1931. – 831 с. – 10 000 экз.
ЦГАЛИ СПб.Ф.281. Оп.1. Д.39.  Л.138.
Главлит предлагает изъять из общественных и школьных библиотек „Собрание сочинений“ М.Ю.Лермонтова (4-е и 5-е издания ГИЗа за 1931 г.) …Переиздание „Собрания сочинений“ может быть разрешено при условии изъятия порнографических стихотворений и пересмотра его писем”. В результате такой вивисекции 6-е издание “Сочинений” Лермонтова (М., ГИХЛ, 1934, под редакцией Б.М.Эйхенбаума и К.И.Халабаева) вышло с большими купюрами в сравнении с предшествующими (удален ряд юношеских стихотворений, писем и т.д.).
Запрещены были также две книги о Лермонтове – № 1106-1107.
287а. Либединский Ю.Н. Собр. соч. Т.1. Коммунисты. – М.; Л.: Земля и фабрика, 1927. – 479 с.
288. То же. Т.1-2. – М.; Л.: ГИХЛ, 1931. – 224 с.
289. Два брата. – М.: Огонек, 1929. – 80 с.
290. Комиссары. (“По 1936 г. включительно”).
291. Неделя. (“По 1936 г. включительно”).
Алф. список – 1948. Возвр.: Приказ № 15. 02.04.1987.
292. Поворот. (“по 1936 г. включительно”).
Св. список – 1961. Возвр.: Приказ № 15. 02.04.1987.
Либединский Юрий Николаевич (1898-1959) – прозаик, видный литературный деятель 20-30-х годов, один из руководителей РАПП. В 1937 г. подвергся резкой критике как “авербаховский приспешник”. На недолгое время был исключен из партии.
“Неделя” – первая повесть о Гражданской войне и первое же произведение 23-летнего автора – имела шумный успех, в “Правде” появилась тогда же статья Бухарина “Первая ласточка”. Выдержала массу изданий, однако после 1936 г. все предшествующие издания подверглись изъятию (затем выходили с купюрами).
 
[118]
Вс. Вишневский в письме секретарю ССП В.Ставскому 20 ноября 1937 г., говоря о “подрывной, троцкистской, вредительской” работе “разоблаченных врагов народа (Авербаха и др.)”, продолжает: “На щит поднимались „Неделя“, „Комиссары“ Либединского…” (Счастье литературы. С.256).
В 1-й том собр. соч. вошли три повести: “Неделя”, “Завтра”, “Комиссары”. В них фигурирует “командующий”, под которым угадывается В.К.Блюхер; упоминается он и под собственным именем. В “Неделе”, помимо прочего, претензии могла вызвать исповедь “кающегося чекиста”, усомнившегося в правоте бессудных расстрелов и подумывающего о самоубийстве: “Точно кровь этих нагих белогвардейцев мне в душу брызнула!… Эти ужасные стоны, раздающиеся из каменоломни… Я разучился подписывать заключения на расстрел…” (с.63). Повесть “Завтра” вызвала осуждение со стороны партийной критики: “Ложная антиленинская идея не могла не определить и художественного срыва этого произведения”, в котором “содержится перекличка с троцкистской теорией перманентной революции” (ЛЭ. Т.6. С.358). Слово предоставляется вычищенному из партии “отщепенцу” Громову: “за что партию осуждаю – жидов много…. А была б моя воля – перерезать всех… Да ведь и все коммунисты такие. Каждый стремится для себя, для своего интереса. Ну, а одному не достать. Вот и получилась партия” (с.178).
В романе “Поворот” (отрывок из него выходил отдельным изданием под названием “Два брата”) слишком подробно, с точки зрения цензуры, говорится о спорах и дискуссиях 20-х годов, острой критике партийной политики некоторыми “несознательными элементами” из рабочей среды. Некоторые персонажи позволяют себе высказывания “о недоверии к Ленину и его шайке” (с.39). Встречается имя А.Г.Шляпникова.
Запрет книги о творчестве Либединского – № 1107.
293. Лившиц Б.К. Полутороглазый стрелец. – Л.: Изд‑во писателей в Ленинграде, 1933. – 299 с. – 5 300 экз.
ЦГА ИПД.Ф.24. Оп.10. Д.582. Л.5.
Лившиц Бенедикт Константинович (1886-1938) – поэт, переводчик. До революции печатался в изданиях футуристов “Пощечина общественному вкусу”, “Садок судей” и др. В 20-30-е годы занимался преимущественно переводами, составил антологию французской поэзии “От романтиков до сюрреалистов” (1934). Арестован в 1937 г по обвинению в принадлежности к “Антисоветской троцкистско-правой организации писателей г. Ленинграда”. Расстрелян в Ленинграде 20 или 21 сентября 1938 г. Подробнее о его деле см.: Шнейдерман Э. Бенедикт Лившиц: арест, следствие, расстрел ... // Звезда. 1996. № 1. С.86-126.
Его имя, как и ряда других погибших писателей, не включалось, однако, в “Списки лиц”, в приказах Главлита книги Лившица также не фигурируют. “Полутороглазый стрелец” – уникальная и очень подробная история футуризма в России, написанная по личным воспоминаниям, замечательный опыт художественного осмысления истоков русского литературного авангарда. В письме к М.А.Зенкевичу 8 сентября 1933 г. он сообщает, что книга “…была задержана Главлитом и только на днях запрещение снято. Конфискация, впрочем, имела чисто комнатный характер, так как весь тираж разошелся в два дня…” (см. ком-
 
[119]
ментарии в кн.: Лившиц Б. Полутороглазый стрелец. Стихотворения. Переводы. Воспоминания. Л., 1989. С.611). Как сообщают тут же комментаторы, выходу книги помог Горький, который, узнав о задержании книги, обратился к “…критику Б.М.Волину (важно все-таки отметить, что Волин был не просто критик, а назначенный в 1931 г. на пост начальника Главлита крупный партийный функционер.)… настаивая на необходимости ее выхода в свет” (там же). Начальник Леноблгорлита в донесении в Обком партии и Главлит 17.09.1933 г. сообщает: “Среди книг, выпущенных за последнее время Издательством писателей в Ленинграде, органами политконтроля обращено особое внимание на книгу Б.Лившица… Книга была задержана Главлитом из-за того, что несомненно пропагандирует формалистические установки автора…что ни в какой мере не парализуется предисловием Цезаря Вольпе… Книга в целом дезориентирует советского читателя в вопросах футуристического движения. Выпуск такой книги в период обострения борьбы с формализмом представляется несвоевременным, и только тот факт, что книга уже отпечатана, заставляет Главлит всё же пойти на ее разрешение. Обязать издательство снабдить ее дополнительным предисловием резко критикующем формалистические концепции Б.Лившица” (ссылку на документ см. выше). Такое “дополнительное предисловие” потребовавшего бы “перенабора” книги, так и не появилось Критик А.Селивановский в разгромной рецензии “Ранний футуризм в освещении буржуазного идеалиста” (Лит. газета. 1934. 12 марта) собщает: “Издательство, спохватившись, с запозданием отпечатало и вложило в книгу особую вкладку, в которой оно утверждает (и утверждает, вопреки Ц.Вольпе, совершенно правильно), что Лившиц в своих мемуарах стоит на тех же идеалистических позициях, что и в 1910-х годах”. Такая “вкладка” в известных нам экземплярах книги Лившица не обнаружена. Возможно, самими цензорами Ленгорлита (уже очень она безграмотна!) в статью Ц.Вольпе спешно вставлена была фраза, “нейтрализующая” книгу Б.Лившица: “Не показано, что, по существу, Маяковский был такой же большой стороной движения, как и то крыло, к которому принадлежит Б.Лившиц… не вскрыта социальная природа больших противоречий внутри формализма” (с.8). Сомнительно утверждение комментаторов издания “Полутороглазого стрельца” (М., 1991. С.246) о том, что “….все экземпляры, попавшие в библиотеки, были фактически уничтожены”. Запрету подвергся также роман Анатоля Франса “Боги жаждут” (М.; Л.: Academia, 1934) – в связи с тем, что переведен он был Б.Лившицем и снабжен послесловием арестованного литературоведа Б.Горева.
294. ЛИФШИЦ В.А. Про войну. – М.; Л.: Детгиз, 1945. – 63 с. – 30 000 экз.
Аннотир. список- 1952. Возвр.: ВП-1958.
Лифшиц Владимир Александрович (1913-1978) – поэт, фронтовой журналист в годы Отечественной войны. В 70-е годы В.А.Лифшиц принимал активное участие в создании пародийного коллективного образа “поэта-людоведа” Евгения Сазонова” на 16-й полосе “Литературной газеты”. По словам сына В.А.Лифшица, поэта и литературоведа Льва Лосева, такая маска была “…удобна не только для потехи, но и для откровенного лирического высказывания”, остроумным способом публикации “угрюмой лирики” поэта в обход цензуры.
 
[120]
В.А.Лифшиц выдумал также английского поэта Джемса Клиффорда, родившегося в один год с ним и якобы погибшего на фронте в 1944 г., псевдопереводы из которого он стал печатать с 1964 г. Горькие стихи поэта о войне и “мире”, в котором жизнь и мысль человека сведены к нулю, подчинены всемогущей тоталитарной власти, могли тогда увидеть свет только под видом “эзоповского перевода”. Эта мистификация раскрыта самим поэтом только спустя 10 лет в сборнике “Лирика. Избранные стихи” (М., 1974. – см. подробнее: Лосев Л. Упорная жизнь Джемсона Клиффорда: Возвращение одной мистификации // Звезда. 2001. № 1, с.134-142).
Эта и две другие указ далее книги запрещены за восхваление Тито, объявленного после 1948 г. “кровавым палачом и ренегатом”. Книга изъята “…по предложению Леноблгорлита: в брошюре в положительном контексте упоминается Тито. Оставлять книгу для детского чтения нецелесообразно” (РГАСПИ.Ф.17. Оп.132. Д.551. Л78).
295. Пять марок. – М.; Л.: Детгиз, 1946. – 14 с. – 100 000 экз.
Библиогр. ук. № 10. М., 1952. Возвр.: Список Главлита № .1 1956.
Миниатюрная книжечка с иллюстрациями: воспроизведены марки Болгарии, Чехословакии, Польши, Болгарии и Югославии. Отец, боевой комбат, прислал их в подарок маленькому сыну. Вручивший их “сослуживец-капитан” рассказывает мальчику о подвигах отца, о странах, в которых он побывал во время войны. Разумеется, книжку изъята за марку Югославии и сопровождавшее ее четверостишие:
Много немцев было бито!
Не жалели мы огня!…
Югославский маршал Тито
Подарил ему коня.
Заканчивается книга так:
Пять в конверте этом марок,
Но шестой – немецкой – нет.
На немецкой марке Гитлер
Напечатал свой портрет.
296. Утро победы. Стихи. – Л.: Лениздат, 1946. – 78 с. – 10 000 экз.
Св. указатель – 1951. Возвр.: Приказ № 5. 27. 10. 1968
“На с.65-66 напечатано стихотворение о фашисте Тито” (РГАСПИ.Ф.17. Оп.132. Д.320. Л.8).
297. Лихарев Б.М. Вооружение: Стихи. – Л.: Изд-во писателей в Ленинграде, 1933. – 84 с. – 5400 экз.
Алф. список – 1948. Возвр.: ВП. – 1960.
Лихарев Борис Михайлович (1906-1962) – поэт, с 1925 г. участник литературной группы “Смена” в Ленинграде, автор 10 сборников стихотворений.
Очевидный и единственный мотив изъятия – включение в книгу переведенного с финского стихотворения Ялмари Виртанена “Дело чести”, все произведения которого подлежали запрету.
298. Логинов И.С. На страже. (Стихи. Сатира). – Пг., 1919. – 88 с.
 
[121]
299. Под знаменем правды. Красный календарь. – Л.: Прибой, 1925. – 31 с. – 5 130 экз.
Св. список – 1961. ВП-1991.
Логинов Иван Степанович (1891-1942) – поэт, участник революционного движения, сотрудник дореволюционной большевистской газеты “Звезда” и ряда других изданий. Публиковал, в основном, стихотворные сатиры и фельетоны на злободневные темы. В 1918 г. – сотрудник петроградской “Красной газеты”, затем отходит от литературной деятельности.
В обоих сборниках многие стихи начинаются с эпиграфов, почерпнутых из речей и выступлений различных большевистских деятелей, – Зиновьева, Троцкого, Д.Рязанова. Нежелательным также было признано стихотворение “Июль семнадцатого года”, в котором говорится о “лживых фельетонах” в “буржуазной” прессе того времени, в том числе о Ленине и других большевиках как “немецких шпионах”:
Они строчили фельетоны
В своих листках “Без лишних слов”:
“Они – немецкие шпионы!
В тюрьму! В тюрьму большевиков! (с. 119).
300. ЛУГИН А. Джиадэ, или Трагические похождения индивидуалиста. (Роман ни о чем). – М.: Федерация, 1928. – 255 с. – 4 000 экз.
Св. список. № 2. М., 1949. Св. указатель – 1951. Возвр.: “Нет в св. списке – 1988”.
Лугин Александр – прозаик, автор единственной указ. выше книги (других сведений о нем не найдено).
В книгу вошли 4 небольших сатирических и мистических романа (или повести), своего рода “гофманиады”, напоминающие произведения “Серапионовых братьев”, К.К.Вагинова, А.В.Чаянова: “Джиадэ”, “Трагические похождения индивидуалиста”, “Мимолетности” и “Сказание о птичке Божьей”. В них часто упоминаются и цитируются Вл.Соловьев, Шопенгауер и другие “несозвучные эпохе” авторы. Пародийно “цитируется” Троцкий: “…на вечере смычки съезда ветеринарных работников громогласно оглашено было замечание Троцкого, что „наш советский поросенок является очень хорошим дипломатом на мировом рынке“” (с.79).
Среди действующих лиц – режиссер Сергей Эмильевич (явная контаминация имени Сергея Эйзенштейна и отчества Всеволода Мейерхольда), ставящий в театре античную трагедию в сопровождении акробатических трюков – прозрачный намек на “биомеханику” и другие новации Вс.Мейерхольда, имя которого подлежало запрету. Издевательски пародийно звучало и его разъяснение актерам, высказавшим недоумение по этому поводу: “И скажем прямо: искусство наше должно быть классовым, пролетарским, ибо эпоха властно требует от нас жертв, а также трюков” (с.112). Заходит речь в романах Лугина о массовых “арестах древних старушек, заподозренных в причастности к антисоветскому заговору”, о ссылках в монастыри (“смертельное место для содержащихся там заключенных” – несомненно, подразумеваются Соловки), фигурирует некий “товарищ Дьяконов, старший секретарь самого главного комиссара, ведающего заточениями в монастыри” (с.148), и т.п.
 
[122]
301. Лузгин М.В. Вор: Повесть. – М.: ГИХЛ., 1936. – 126 с. – 10 000 экз.
Алф.список-1948. Св. список – 1973. ВП-1991.
Лузгин Михаил Васильевич (1889-1942) – прозаик, литературный критик, автор более 10 книг, выходивших в 30-40‑е годы.
Герой повести – вор-рецидивист Мологин, сидящий в тюрьмах при всех режимах. В советское время он проходит “перековку” в “Трудкоммуне № 1 ОГПУ”, работает на обувной фабрике. Ее посещает Генрих Ягода и произносит большую речь, что и послужило основанием для изъятия книги. К тому же рассуждения и размышления Мологина могли вызвать претензии. В частности, он называет приход большевиков к власти “не очень хитрым фокусом”, вспоминает время первых дней революции, “всё невообразимое, что видел в это время, вспомнились расстрелы офицеров и фабрикантов, пайки рабочим, захват заводов, уборка снега публикой в штиблетах…”.
302. Луковский И.В. Стечение обстоятельств: Пьеса в 1-м действии. – М.: Искусство, 1953. – 24 с. – 45 000 экз.
Св. список – 1956. Возвр.: ВП-1990.
Луковский Игорь Владимирович (1900-1979) – драматург.
Пьеса о разоблачении пойманного на границе шпиона, в прошлом эстонского националиста, офицера рейха, затем учившегося в американской разведшколе. Действовал в Югославии, “затем титовцы забросили его в Венгрию”. Последняя фраза и стала причиной изъятия пьесы.
303. Лундберг Е. Записки писателя. 1917-1920. – Л.: Изд-во писателей в Ленинграде, 1930. – 305 с. – 5 200 экз.
304. Записки писателя. 1920-1924. – Л.: Изд-во писателей в Ленинграде, 1930. – 317 с. – 5 200 экз.
Библиогр. Список № 4. 14.03.1950. Возвр.: Приказ № 197. 13.02.1958.
Лундберг Евгений Германович (1887-1965) – писатель и критик. С 1920 по 1924 гг. жил в Берлине, выпустив книгу “От вечного к преходящему”. Вернувшись в Россию, переключился на литературоведческую работу, написав ряд книг о “литературах народов СССР” (грузинской, белорусской, казахской и др.).
В 1-й книге “Записок” подробно, на основе личных наблюдений и впечатлений, рассказывает о событиях на юге России, в Москве и Петрограде в годы междоусобицы, называет ряд “криминальных”, с точки зрения Главлита, имен писателей и политических деятелей; во 2-й – фигурируют многие писатели-эмигранты.
305. Львов А.Л. Все произведения.
Распоряжение Главлита (по согласованию с ЦК КПСС.) 2.10. 1979. Возвр.: Записка Идеологического отдела ЦК КПСС. 31.12. 1988 (см.: ИСПЦ. С.223-225; Цензура в СССР. С.542-543).
Львов Аркадий Львович (р. 1927) – прозаик. В 1976 г. эмигрировал в США.

(0.8 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: Блюм А.В.
  • Размер: 31.99 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Блюм А.В.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции


2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100