ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

16 декабря 2018 г. размещены материалы: повестки дня заседаний партийного актива Нижегородского (Горьковского) Горкома ВКП(б) за 1932 г. и роман Ч. Диккенса "Большие надежды".


   Главная страница  /  Текст истории  /  Археология  /  Открытые уроки для поисковиков-копателей

 Открытые уроки для поисковиков-копателей
Размер шрифта: распечатать




Урок шестой. Открытый разговор (21.06 Kb)

 

Здравствуйте!

       Среди поисковиков нередко раздаются возгласы, подобные вот этому: «Любые, исходящие не от их "касты" (от профессиональных археологов - ТГ) предложения, встречаются в штыки, даже не дослушиваясь, без попытки вникнуть в смысл предложенного. Вероятно, имеет место некая психологическая профдеформация».

          Я предложила своим коллегам внимательно выслушать суждения поисковиков-копателей, предоставленные редакцией ЭПИ, и поддержать разговор.

Вот что из этого получилось.

                                      О деятельности поисковиков-копателей

Суждение поисковиков-копателей:

                                  «Значительным позитивным моментом общественного движения кладоискателей является подъем и включение в коллекционный оборот (и в какой-то степени - в научный) огромного количества недорогих артефактов – нательных крестов, металлопластики, перстней, монет, предметов быта, которые из года в год подвергались механическим воздействия при распашке полей и просто догнивали в земле. Таким образом, удалось сохранить множество исторических предметов материальной культуры, однако их ценность, как историко-культурного наследия, теряется, из-за их обезличивания».

Отклики археологов:

                                    «Я бы не торопилась называть деятельность кладоискателей, несмотря на ее размах, общественным движением. Общественное движение предполагает ответственность его участников за свои действия и деятельность в интересах общества. У кладоискателей я этого не вижу. Да, огромное количество артефактов включено в коллекционный оборот, но никак не в научный. Не соглашусь, что в земле предметы «догнивают». Сохранность предметов зависит от многих причин. Иногда им в земле лучше, чем в современном загрязненном воздухе. И их извлечение из земли еще не есть сохранение. Наоборот. Именно после извлечения находки из земли и начинаются проблемы ее сохранения: консервация, реставрация, создание для ее хранения оптимального режима влажности, температуры и т.д. Утверждение, что благодаря кладоискателям удалось сохранить множество предметов материальной культуры, нужно еще обосновать».  

                                        «В чей коллекционный оборот? Антикварных лавочек? Или частных коллекций? Кто их видит? А главное – откуда конкретно происходит отдельный предмет неизвестно, поэтому вся эта масса становится безымянным ширпотребом».

                                       «Научная ценность археологического предмета, извлеченного  поисковиком-копателем, значительно уменьшается. Сопутствующая информация (где найдено, в каком окружении, признаки культурного слоя, наличие керамики в месте находки и пр.) утрачивается. Для личной коллекции годится все, собирают самые неожиданные предметы. Далеко не все коллекции научные. Я предпочел бы не говорить о «значительном позитивном моменте». Современная археология далеко ушла от собирательства древних предметов. Индиана Джонс – персонаж-пародия на археолога».

Суждение поисковиков-копателей:

                                     «Статус "копателя" на сегодняшний день полулегальный какой-то. По тому, что не оговорены четкие границы и критерии допустимые для поиска. Пока действует принцип "не запрещено - значит разрешено". Но если кто-то всерьез возьмется в нашей стране разработать эту тему - уверена, что создадут жесткие и ДОРОГИЕ рамки. Кажется попытка уже была - объявить все находки более 100-летней давности незаконными. Это не правильно. Люди затратили достаточно материального и др. ресурса на свое хобби».

Отклики археологов:

                                          «Странный аргумент: затраты на хобби не делают хобби законным. Приборный поиск без открытого листа запрещен. См. ст. 45.2. Федерального закона от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации". Кто попадется, тому ст. 7.15 КоАП РФ у мирового судьи по материалам полиции, или ст.243.1 УК РФ».

                                          «Так «тема» уже давно разработана и в законе «прописана». К сожалению, среди поисковиков-копателей действует принцип: «закон для нас не писан».

 

 

Суждение поисковиков-копателей:

                                       «Люди никого не грабят. Находка- это возврат потери. Кто хозяин? Тот, кто нашел. Речь не идет о значимых КУЛЬТУРНЫХ ценностях».

Отклики археологов:

                                      «Советую прежде, чем так рассуждать, посмотреть статьи 227 и 228 ГК РФ. Законное присвоение находки требует соблюдения процедуры уведомления полиции или органа местного самоуправления и хранения её, как чужой вещи 6 месяцев. Археологические предметы – собственность государства, а его надо предварительно уведомить о находке и только, если оно откажется, то присваивать. Есть смысл оценить риски. Явка с повинной смягчает наказание, но делает неизбежным приговор».

                                 «О каких находках идет речь? Об археологических? Так они часть памятника археологии. И у них есть хозяин. Вовсе не тот, кто нашел. И что такое значимые культурные ценности? Их может определить поисковик-копатель? Сомневаюсь. Это дело квалифицированных экспертов».

                                  «Кто определяет значимость предметов? Маленький предмет или сломанный - не значит «ненужный» науке».

Суждение поисковиков-копателей:

                                  «Извините, археолог- это дипломированный копатель и не более. Мотивация примерно одинаковая и у тех и у других – интерес "познавательный" и материальная заинтересованность. Где место науки в этом деле? Конечно наука там, где профессионалы».

Отклики археологов:

                                   «Археолог – не дипломированный копатель. И мотивация у профессионала совершенно иная, чем у копателя. Предложенная формулировка говорит лишь о том, что у ее автора превратное представление о работе археологов».

                                    «Археолог – не копатель, даже и дипломированный. Не все дипломированные археологи вообще стремятся что-либо копать, потому что накопанного много, а обработанного в разы меньше. Мотивация «познавательная» - ну можно условно так назвать, только цели у копателя и «официала» разные. Материальная заинтересованность тоже у археолога отсутствует в том виде, как есть у копателя – копателю надо продать найденный предмет. Ни один нормальный археолог не хочет и не может что-либо продавать из найденного (по разным причинам, начиная от простой морали, научной этики до невозможности сделать это законным путем). Материальный интерес археолога состоит в нахождении источника финансирования для работ на каком-то интересном объекте на протяжении ряда лет, поиск средств на дополнительные анализы, возможно на публикации материалов».

Суждение поисковиков-копателей:

                                    «Почему собиратель гербариев, пивных пробок, рыболов или охотник в праве предаваться любимому занятию, не неся обязательств "приносить пользу обществу и науке"? А"копатель" должен морально оправдать свое хобби?»

Отклики археологов:

                                   «Потому что чужое собирает. Отдельные коллекционеры не гнушаются приобретать даже заведомо краденое. Поиск – процесс интересный, но каков мотив?»

                                 «Как это «не неся обязательств…»? А соблюдение ограничений по срокам и объемам рыбной ловли или охоты разве не является обязательством перед обществом не навредить природным ресурсам, т.е. тому, что принадлежит всем. Да и у собирателя пивных пробок тоже есть ограничения. Его увлечение не дает ему права, например, красть бутылки с приглянувшимися пробками, из магазина. Любой вид деятельности должен быть соотнесен с пользой для общества».

                                «Собиратели гербариев и пивных пробок кроме себя никому не мешают. Охотники и рыболовы за свое любимое занятие вынуждены платить (лицензии, взносы и т.п.) и доказывать свое право (охотничьи билеты, право покупки оружия и т.п.), кроме того имеют ограничения по времени ловли/рыбалки и объемов добычи. Ну, а проверками во время запрета охоты/рыбалки и выявлением нарушений пестрят все СМИ. С копателями получается, что никто толком не проверяет их деятельность, они официально никому не объявляют, где будут «охотиться», а вред и ущерб памятникам и культуре/истории в целом они наносят».

Суждение поисковиков-копателей:

                                «Будем думать что в каждой сфере науки стоят бойцы на страже "своих" недр. Это же для Науки! А тут людишки какие-то лезут.. У них есть право на это? Право на поиск есть? Если нет- то почему? Монополия?»

Отклики археологов:

                                    «Ну да! Монополия! У хирурга – монополия делать операции, у пилота - управлять самолетом, у дрессировщика – выступать на арене цирка с дикими животными! Странная какая-то позиция! Профессиональный археолог может работать только по открытым листам. А для поисковика-копателя закон не писан, так получается? Ну, и кто хочет для себя монополии? И еще. Археологическое наследие- это не «свои недра» науки и не «для науки». У него статус иной. И право им пользоваться есть у всех людей. Но и обязанность не разрушать его тоже касается всех, как «бойцов на страже…», так и «людишек каких-то».

                                     «Хотите быть «бойцом на страже»? Получите соответствующее высшее образование, потом Открытый лист и вперед, ОПИ ИА РАН вас ждет!»

Суждение поисковиков-копателей:

                                     «В то же время из разговоров я поняла, что "камрады" четко разграничивают границы допустимого поиска. Может  конечно УК внушает уважение, а может это свойства людей, которые отличают охотника от браконьера».

Отклики археологов:

                                    «Боюсь, что «камрады» просто не знают границ допустимого и не знакомы с законом».

                                   «Если копатель отличает, что на официальных памятниках копать нельзя – это конечно плюс. Но слишком много объектов не стоят на гос.учете. Как копатель отличает их?»

Суждение поисковиков-копателей:

                                   «Работа поисковиков приносит больше пользы, чем вреда. Вредить собственно особо не чему».

Отклики археологов:

                                      «Так можно рассуждать только в случае незнания или непонимания, чему угрожает непрофессиональный поиск древних предметов и их выкапывание».

                                       «Конечно, если не знать о последствиях, то можно спокойно говорить об отсутствии вреда. Недостаток знания не может служить оправданием, тем более в случае юридической ответственности за «непознанную» деятельность».

Суждение поисковиков-копателей:

                                      -«Поисковики дают предметам (находкам - ТГ) шанс на "вторую жизнь"».

Отклики археологов:

                                      «Не-а, они «закапывают» найденное в частные собрания».

                                      «Какую «вторую жизнь»? «Реставрация» в домашних условиях по советам из интернета? Продажа в чью-то коллекцию?»

                                        «Рыбак пойманной рыбе тоже дает «вторую жизнь»?»

Суждение поисковиков-копателей:

                                        «Если кто-то из копателей по невероятной случайности наткнется на подобную находку, что произойдет? Чьи-то коллекции пополнятся новыми материалами».

Отклики археологов:

                                       «Совершенно верно. Коллекции пополнятся. Именно чьи-то. И не более того. А что получит общество?»

                                       «Другу подарю, чужому продам».

Суждение поисковиков-копателей:

                                    «Вряд ли кто-то задавался мыслями о "пользе обществу", но польза от информирования археологов о местах обнаружения "находок" безусловно будет».

Отклики археологов:

                                      « Непонятно. В чем польза? Ну, проинформировали кого-то из археологов. А что дальше?»

                                       «Очень маленькая «польза», большой пласт информации будет потерян».

             Ну, на сегодня, я думаю, достаточно. Согласитесь, разговор получается непростой. Но, главное, он начат. Предлагаю читателям ЭПИ поразмышлять над сказанным, буду рада, если появятся желающие подключиться к разговору. Пишите в редакцию ЭПИ. Продолжим разговор на следующем уроке.  

До встречи, Т.В. Гусева

 


(0.6 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 27.11.2018
  • Автор: Гусева Т.В.
  • Размер: 21.06 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Гусева Т.В.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции


2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100