ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

15 августа 2017 г. опубликованы материалы: повестки дня заседаний бюро Горьковского горкома ВКП(б) за 1939 г. и реферат книги Д. Богдановича "Контрапункт для гитары", подготовленный В. Лимоновой.

Вышел третий выпуск первого тома исследования П.С. Рейфмана «Цензура в дореволюционной, советской и постсоветской России»

В основу всей книги лег спецкурс, прочитанный П.С. Рейфманом в 2001–2003 гг. в Тартуском университете (Эстония). Публикуем информацию об издании.

   Главная страница  /  Текст истории  /  Археология  /  Библиотека

 Библиотека
Размер шрифта: распечатать





Т.Д. Николаенко. История изучения памятников балахнинской культуры в Нижегородской области (29.15 Kb)

 

Рассматривается связь истории изучения памятников балахнинской культуры, расположенных на территории Нижегородской области, с историческими событиями в стране. Выделены четыре периода ее изучения. Первые два периода, датируемые 1872-1929 гг. и 1937-м - концом 1950-х гг., были временем накопления знаний, расширения и углубления представлений о балахнинской культуре. Третий период, охвативший 1960-1980-е гг., характеризуется некоторым спадом в изучении балахнинской культуры на фоне общего подъема археологических исследований в стране. Четвертый период, приходящийся на 1990-2000-е гг., стал временем глубокого спада не только в изучении балахнинской культуры в Нижегородском регионе, но и в развитии археологических исследований в стране, что явилось следствием политики государства в области науки.

 

Предлагаемая вниманию читателей статья посвящена истории изучения памятников балахнинской культуры на территории Нижегородской области, ее тесной связи с историческими событиями в нашей стране, оказавшими большое влияние на развитие археологической науки в целом. Мы постараемся выделить основные периоды в изучении балахнинской культуры, вспомнить, по возможности полно, ее исследователей, порой действовавших вопреки предписаниям времени. Источниками для данной статьи послужили отчеты о полевых исследованиях и сведения, содержащиеся в научной литературе, обобщенные в Археологической карте Нижегородской области [Николаенко Т.Д. 2004; Николаенко Т.Д. 2008].

Памятники балахнинской культуры, расположенные на территории Нижегородской области, представляют двойной интерес, занимая особое место как в пределах всего ареала их распространения, так и среди неолитических культур региона. В настоящее время здесь известно 254 памятника (рис. 1) – большинство памятников этой культуры, сведения о которых имеют первостепенное значение для ее изучения. Это число многократно превышает количество памятников других неолитических культур, например, второй по численности – волосовской, насчитывающей 80 памятников, что свидетельствует о важной роли балахнинской культуры в древней истории региона.

Ранний период в изучении культуры был временем накопления сведений о памятниках и начального их осмысления. Его завершением явилось выделение балахнинской культуры из ряда одновременных ей неолитических культур. Первые находки керамики и каменных орудий на территории области были сделаны в 1872 г. князем А.С. Голицыным в его усадьбе, располагавшейся на высоком песчаном бугре Семеновский Борок, на левом берегу Оки, напротив д. Чулково. Вероятно, в том же году А.С. Голицын обнаружил еще одну стоянку, находившуюся в 4 км к востоку от первой, в урочище Плеханов Бор. В 1877 г. эти памятники посетил А.С. Уваров. Тогда же он начал раскопки стоянки Плеханов Бор, продолженные в 1878 г. В эти же годы А.С. Уваров вместе с П.П. Кудрявцевым исследовал Волосовское поселение, открытое ими в 1877 г. Следует отметить, что все три памятника, наряду с балахнинским, содержали материал и других археологических культур, что долгое время вызывало сложности в их интерпретации. В 1880 г. на дюнном всхолмлении правого берега Оки, напротив г. Мурома П.П. Кудрявцев обследовал еще одну многослойную стоянку – Лягалин Бор.

В 1886 г. вышли в свет «Материалы к оценке земель Нижегородской губернии» по Балахнинскому и Семеновскому уездам В.В. Докучаева, где находились описания местонахождений керамики и каменных орудий на Панских буграх близ г. Балахны, у с. Большое Козино, а также на дюнах Фофановых и Моховых гор около с. Бор [Докучаев В.В. 1886. С. 147, 148; Докучаев В.В. 1886. С. 97-99]. Через десять лет, обследуя дюны Фофановых и Моховых бугров, В.А. Городцов зафиксировал стоянку на берегу озера Мордова. В начале 1900-х гг. В.И. Каменский по следам В.В. Докучаева открыл и исследовал в Балахнинском уезде четыре поселения: два на Панских буграх и два около с. Большое Козино. В 1896 и 1905 гг. В.А. Городцов, изучая окрестности Нижнего Новгорода, на дюнной гряде левого берега Оки, недалеко от д. Молитовки, обнаружил четыре стоянки, а на правом берегу Волги, на территории и вблизи д. Сормово – стоянку и два местонахождения. В 1910 г. при исследовании Младшего Волосовского могильника он нашел остатки стоянки, нарушенной могильником эпохи бронзы. Одновременно не ослабевал интерес и к Волосовскому поселению, раскопки которого проводили в 1905 г. Н.Е. Макаренко, а в 1910 г. – В.А. Городцов. В 1912 г. штабс-капитаном A.M. Коневым во время учений были открыты Сейминский могильник и более раннее многослойное поселение с материалом балахнинской культуры. Уровень знаний того времени и методика работ не позволили составить ясное представление о характере памятника. Многие годы не затихали споры о том, является ли это могильником или поселением?

Большое значение в изучении памятников балахнинской культуры имели исследования Б.С. Жукова. В 1916 г., знакомясь с поселениями Балахнинской низины, он зафиксировал третью стоянку на Панских буфах, раскопки которой провел в 1917 и 1923 гг. Здесь он обнаружил землянку и многочисленные ямы, нередко соединявшиеся между собой, аналогичные объектам, найденным В.И. Каменским на первой стоянке. По предположению Б.С. Жукова, эти ямы могли быть остатками жилищ с земляными нарами, близкими по устройству современным «зимницам» [Жуков Б.С. 1922. С. 110-119]. В 1925 г. Б.С. Жуков возглавил Антропологическую комплексную экспедицию. За пять лет работы им и его сотрудниками были открыты и исследованы новые памятники балахнинской культуры в Балахнинском, Володарском, Навашинском и Ардатовском районах, продолжены раскопки известных поселений. Весной 1925 г. Б.С. Жуков обнаружил и осенью того же года совместно с О.Н. Бадером исследовал третью стоянку у с. Большое Козино. В 1926 г. при участии О.Н. Бадера и М.П. Званцева он раскопал четвертую Большекозинскую стоянку, найденную О.Н. Бадером, СП. Толстовым и П.И. Зенкевичем в 1925 г. В 1926 г. О.Н. Бадер провел разведки вокруг озера Пыра на водоразделе Волги и Оки, где открыл шесть неолитических стоянок. На трех из них была обнаружена балахнинская керамика. Эти работы расширили представления о распространении памятников культуры, ранее фиксировавшихся только на дюнных всхолмлениях Волги, Оки и их притоков. В 1927 г. при раскопках Малоокуловского курганного могильника Б.С. Жуков исследовал остатки балахнинской стоянки, из культурного слоя которой были возведены насыпи древних курганов. В 1928 г. работы на этом памятнике были продолжены сотрудниками экспедиции А.Е. Алиховой и А.В. Збруевой, в 1929 г. – вновь осуществлялись Б.С. Жуковым. В 1927 г. он нашел многослойное поселение с материалом балахнинской культуры на р. Теше, у с. Саконы, которое исследовал в следующем году. Интерес ученого привлекали памятники, обладавшие большим потенциалом для изучения древней истории региона. В 1926-1927 гг. он исследовал Волосовское поселение, в 1922 и 1929 гг. – Сейминский могильник и поселение, окончательно прояснив характер этого сложного памятника. В 1929 г. рядом с ним он открыл еще одну балахнинскую стоянку.

Антропологическая комплексная экспедиция явилась первой крупной экспедицией, научная программа которой была рассчитана на многие годы исследований и ставила масштабные задачи изучения истории народов, населявших территорию рассматриваемой области с древнейших времен [Жуков Б.С., 1928]. Ее работы имели большое значение не только в связи с открытием и исследованием новых памятников. Разработанная О.Н. Бадером и Б.С. Жуковым для своего времени более совершенная методика фиксации находок повысила информативность материала, позволила на новом уровне рассматривать эволюцию археологических культур [Бадер О.Н., 1927. С. 6-12; Жуков Б.С, 1927. С. 13-18].

1920-е гг. были временем расцвета краеведческого движения. В этот период в Навашинском районе проводил работы заведующий Муромским краеведческим музеем Ф.Я. Селезнев. В 1925-1926 гг. он открыл и исследовал два многослойных поселения с материалом балахнинской культуры – Малоокуловское и Садовый Бор у с. Поздняково, а также стоянку около с. Сонино. В 1926 г. краеведом И.П. Гусевым было найдено поселение у д. Коробково. Поиском новых памятников в регионе, и в том числе на Окских дюнах, активно занимались члены Нижегородской археолого-этнологической комиссии. В 1924 г. под руководством СМ. Парийского были проведены раскопки обнаруженной ими стоянки Желнино.

После 1929 г., ставшего последним годом работы Антропологической комплексной экспедиции, в археологических исследованиях наступил длительный перерыв, связанный с повсеместным разгромом краеведческого движения в стране [Формозов А.А.,1995]. Лишь несколько лет спустя (в 1935 г.) была опубликована статья О.Н. Бадера и М.В. Воеводского «Стоянки Балахнинской низины» [Бадер О.Н., Воеводский М.В., 1935]. В ней авторы подвели итоги первых шестидесяти лет изучения балахнинской культуры. Проанализировав материальную культуру неолитических памятников региона, они выделили на них два комплекса керамики – ранний «А» и поздний «Б», залегавших тем не менее «на одной и той же глубине и часто в одних и тех же группах»; как одну из отличительных черт каменных орудий отметили их небольшие размеры. Своеобразие материала послужило основой для постановки вопроса о выделении самостоятельной балахнинской культуры. Предложенная авторами типология керамики легла в основу всех более поздних периодизаций этой культуры.

Началом следующего периода в изучении памятников балахнинской культуры стало возобновление в конце 1930-х гг. прерванных почти на десятилетие археологических исследований в Нижегородской области. Наиболее плодотворными, как это ни парадоксально, были 1940-е и 1950-с годы – время войны и послевоенной разрухи. Этот период характерен активными раскопками известных и вновь выявленных памятников. Целенаправленное изучение культуры, в результате которого были обнаружены скрытые ранее стороны жизни балахнинских племен, позволило подняться на новый, более высокий уровень знаний. Своего рода прелюдией к этому, пожалуй, самому плодотворному периоду были работы предвоенных лет. В 1937 г. К.Я. Виноградов нашел стоянку близ с. Липня Навашинского района. Через два года, в 1939 г. В.А. Тихомирова провела раскопки на стоянке Плеханов Бор; А.В. Давидович открыл в Павловском районе стоянку Лисенки и четыре поселения с материалом балахнинской культуры у г. Павлово - Подборица Западная, Сокорка, Подборица Щербининская и Исток Мельничный; Ю.П. Медведев обследовал стоянку Яристый Бугор около д. Петряево в Навашинском районе. В 1940 г. сотрудником Горьковского областного музея Л.Я. Мендиаровым проводились разведки в малоизученном Володарском районе, на левобережье Оки, в результате которых были открыты 26 памятников балахнинской культуры близ населенных пунктов Володарск, Дзержинск, Гавриловка, Красная Горка, Решетиха и на озере Пыра. Информацию о некоторых памятниках он поместил в своем отчете, представленном в Институт истории материальной культуры [Мендиаров Л.Я. 1940]. О большинстве памятников сейчас известно из отчетов и публикации Б.А. Сафонова, принимавшего участие в разведках Л.Я. Мендиарова, а позднее повторно обследовавшего многие из них [Сафонов Б.А. 1947. С. 176-179]. В 1941 г. Л.Я. Мендиаров обследовал стоянку Сокольское на дюнной гряде левого берега Волги, обнаруженную ранее местной учительницей А.В. Шамовой. Работы Л.Я. Мендиарова показали, что ареал распространения памятников балахнинской культуры значительно шире, чем это представлялось ранее.

Период 1940-х - начала 1950-х гг. в археологии Нижегородской области, в том числе в изучении балахнинской культуры, связан с деятельностью Б.А. Сафонова. Будучи директором Дзержинского краеведческого музея, он ежегодно проводил обследование Володарского района, в процессе которого им были открыты новые стоянки у Гавриловки, Желнино, Решетихи, Старой Сеймы и Колодкино. Успехом увенчались также разведки на водоразделе Волги и Оки – на границе Володарского и Балахнинского районов, где было обнаружено восемь стоянок на торфяном болоте Головковском и двух озерах – Пыра и Головковское. Б.А. Сафоновым были зафиксированы первые памятники балахнинской культуры в Городецком районе – три ныне затопленные Горьковским водохранилищем стоянки у бывшей д. Серково.

С памятниками, открытыми им и Л.Я. Мендиаровым, Б.А. Сафонов познакомил сотрудницу Государственного исторического музея И.К. Цветкову, с середины 1940-х гг. занимавшуюся изучением неолита Нижегородской области. В 1945-1946 гг. она проводила раскопки на Гавриловской стоянке, где были исследованы три землянки с очагами, а также семь погребений: шесть – близ землянок, а одно – под полом одной из них. Они представляли собой безынвентарные захоронения в вытянутой позе, на спине. По мнению И.К. Цветковой, расположение погребений под ненарушенным культурным слоем стоянки и их явная связь с землянками свидетельствовали о том, что они были совершены во время существования поселения [Цветкова И.К. 1947. С. 70-78]. В 1949 г. И.К. Цветкова исследовала стоянку Желнино 3, а в 1950-1951 гг. проводила раскопки второй Гавриловской стоянки, где обнаружила полуземлянку, состоявшую из двух помещений, соединенных переходом. Одно из них, где находились два кострища, вероятно, было жилым, второе – со скоплением отходов кремневого производства и заготовками орудий – служило мастерской. В 1951 г. И.К. Цветковой были осуществлены также раскопки расположенного рядом многослойного поселения с материалом балахнинской культуры. В те же годы И.К. Цветкова открыла две новые стоянки у д. Гавриловка – третью и четвертую, исследования которых она провела в 1951 г. Тогда же ею исследовалась и Сейминская стоянка. Немного ранее, в 1950 г., И.К. Цветкова работала и в Навашинском районе, где раскапывала многослойные поселения Малоокуловское и Садовый Бор. Там же были обнаружены два новых памятника – стоянка в урочище Большая Поляна вблизи с. Поздняково и поселение у д. Покров. В 1956 г., изучая неолитические памятники Павловского района, И.К. Цветкова провела раскопки поселения с материалом балахнинской культуры Подборица Щербининская.

В 1950-е гг. раскопки открытых ранее памятников проводили еще двое ученых: в Володарском районе – B.C. Титов, в 1953 г. исследовавший поселение Сейма 2 и стоянку Решетиха 2, а в Ардатовском – А.Е. Алихова, в 1955-1956 гг. изучавшая Саконскос поселение, на котором ею было обнаружено большое жилище подпрямоугольной в плане формы столбовой конструкции с коридорообразным входом, состоявшее, вероятно, из двух помещений с очагами, хозяйственными ямами и ямами для сосудов. Кроме того, в 1954 г. в связи с проектированием и строительством Горьковского водохранилища, сотрудниками Горьковской археологической экспедиции под руководством Н.Н. Гуриной были проведены обследование подлежащих затоплению берегов Волги и раскопки гибнущих памятников: Л.П. Хлобыстиным – поселения Серково 1, Л.Я. Крижевской – первой Сокольской стоянки.

В 1958 и 1959 гг. новые памятники балахнинской культуры были открыты сотрудниками Марийской и Горьковской археологических экспедиций, возглавлявшихся А.Х. Халиковым. Часть из них была найдена в районах, где они раньше не фиксировались, – Лысковском, Воротынском и Семеновском: в Лысковском – Г.Н. Айплатовым – у населенных пунктов Макарьево и Красный Яр; в Воротынском – им же (совместно с А.Х. Халиковым) – около с. Михайловское; в Семеновском – Г.А. Архиповым – близ д. Остреево. В Борском районе П.Н. Старостин обнаружил девять памятников у населенных пунктов Память Парижской Коммуны и Луговой Борок, а Г.А. Архипов еще две стоянки – Коринка и Путьково. Е.А. Безухова в Вачском и Навашинском районах зафиксировала пять памятников вблизи населенных мест Александрове, Коробково и Спас-Седчино.

Работы 1940-х и 1950-х гг. значительно расширили источниковедческую базу балахнинской культуры, способствовали появлению новых знаний о домостроительстве, хозяйственном укладе и других сторонах жизни балахнинских племен. Итогом этих исследований явилась статья И.К. Цветковой «Стоянки балахнинской культуры в области нижнего течения Оки», вышедшая в 1963 г. [Цветкова И.К., 1963. С. 54-84]. Анализ накопленных сведений позволил исследовательнице на новом уровне охарактеризовать балахнинскую культуру, по особенностям материала (преимущественно керамики) выделить три этапа ее развития – ранний, средний и поздний. Периодизация И.К. Цветковой до настоящего времени наиболее адекватно отражает эволюцию этой культуры и широко используется для ее описания.

Третий период в исследовании культуры - с начала 1960-х до конца 1980-х гг. – характерен активными разведочными работами, охватившими значительную часть Нижегородской области. В их ходе было открыто много новых памятников. Однако в это время, за исключением отдельных случаев, памятники балахнинской культуры перестали быть объектами специального изучения.

С 1960 г. начала работу археологическая экспедиция Горьковского историко-архитектурного музея-заповедника, которую возглавил В.Ф. Черников. В 1960 г. он обследовал известные ранее стоянки Володарского и Павловского районов и уточнил их привязки. На левобережье Оки, в Павловском и Вачском районах, он обнаружил восемь новых поселений у дд. Венец, Бабасово, Новое Щербинино и Зименки. Результатом работ следующего года стало открытие восьми памятников у г. Навашино – близ его северной окраины и на озере Ореховец, а также стоянки на озере Паровое около с. Старая Пустынь Арзамасского района. В 1962-1963 гг., обследуя берега р. Теши, В.Ф. Черников обнаружил три памятника у населенных пунктов Гремячево, Красная Речка и Пасьяново.

В 1962, 1964 и 1965 гг. Т.Б. Поповой были продолжены начатые Б.С. Жуковым раскопки Малоокуловского поселения с остатками балахнинской стоянки, нарушенной курганным могильником. В 1969 г. в связи с проектированием Чебоксарского водохранилища была организована Чебоксарская археологическая экспедиция под руководством Ю.А. Краснова. Изучением памятников балахнинской культуры занимались ее сотрудники – В.Ф. Черников, С.В. Ошибкина, М.Г. Косменко, Л.П. Зяблин и Э.А. Юркевич. В 1969 г. В.Ф. Черников и М.Г. Косменко открыли три новых памятника в Лысковском районе у д. Черная Маза. На двух из них – Черная Маза 5, 6 проводили раскопки Л.П. Зяблин и Э.А. Юркевич. С.В. Ошибкина исследовала стоянки Гавриловка 4, 5. На стоянке Гавриловка 4 были обнаружены остатки двух заглубленных в материк жилищ, характеризующих два периода существования культуры. В 1969 г. Мордовская археологическая экспедиция под руководством М.Ф. Жиганова, проводя разведки в Лысковском районе, обнаружила стоянку на р. Имзе у с. Негоново.

В 1970-х гг. В.Ф. Черников продолжил разведочные работы. В 1970 г. он нашел две стоянки на озере Боровское в Балахнинском районе, в 1975 г. – три стоянки в Выксунском районе на старицах Оки – озерах Глубокое и Пискаро, в 1976 г., совместно с О.Н. Бадером, – еще одну стоянку близ д. Решное. В том же году они провели раскопки стоянок на озере Глубокое.

Новые памятники балахнинской культуры были обнаружены Е.М. Молодцовой в 1974 г. близ пос. Сокольское и Покров-Валы в Сокольском районе, а А.С Фроловым – в 1979 г. у пос. Память Парижской Коммуны. В 1978 г. разведочным отрядом Верхне-Волжской археологической экспедиции под руководством Л.В. Кольцова было открыто восемь стоянок: шесть – в Навашинском районе близ с. Волосово и у с. Ефаново, одна – около д. Сошники в Борском районе, а также стоянка Сейма-VI близ Володарска.

Широкие разведки в Нижегородской области осуществил М.Г. Жилин. С 1981 по 1991 гг. им были обнаружены 58 ранее неизвестных стоянок и поселений с материалом балахнинской культуры в 10 районах, в том числе Чкаловском, где они ранее не фиксировались. На некоторых памятниках он провел раскопки: в Борском районе – на поселениях Жуковка 1, 4, в Балахнинском – на поселении Боровское 18. В 1980-е гт. успешные исследования в области проводила также Л.Д. Шакулова. В 1982 г. в Балахнинском районе ею были открыты десять памятников близ д. Шеляухово на старинном озере Черемисское и две стоянки у с. Большое Козино, в 1983 г. найдено поселение у пос. Лукино. В 1984-1987 гг. она проводила раскопки на многослойных памятниках Жуковка 4, Безводное 13 и Боровской 2. На поселении Жуковка 4 ею было завершено исследование производственно-жилой площадки, начатое М.Г. Жилиным. На этой площадке было сосредоточено основное количество керамики и орудий, обнаруженных на памятнике, вдоль ее границ располагались ямки, возможно, связанные с конструкцией, в центральной части находились кострища, по периметру лежали развалы сосудов. В 1988 г. Л.Д. Шакулова осуществила раскопки в Навашинском районе на открытой ею стоянке Спас-Седчино 5, а также на поселении Коробково 1. Исследования в Навашинском районе осуществлялись также В.Ф. Черниковым в 1980-1982 гг. на поселении Ореховец I и И.К. Цветковой в 1982-1983 гг. на Волосовском поселении. На первом были открыты два наземных жилища столбовой конструкции с кострищами и ямами, возможно, служившими печами. В 1981-1982 гг. В.Н. Мартьянов, проводя разведки в Ардатовском и Арзамасском районах, обнаружил пять новых поселений балахнинской культуры у населенных пунктов Красная Речка, Арзамас и Заречное. В тот же период А.А. Миронос в Выксунском районе открыл два поселения – у с. Нижняя Верея и д. Стрелка.

Разведочные работы 1960-1980-х гг. значительно увеличили источниковедческую базу балахнинской культуры, уточнили представления о территории ее распространения, о топографии стоянок, размерах и мощности культурного слоя, о периодах существования памятников. Однако незначительные по объему раскопки, главным образом многослойных поселений с материалом балахнинской культуры, в основном лишь подтвердили сложившиеся к тому времени представления. Отсутствие датировок, полученных методами естественных наук, не создавало предпосылок для осмысления накопленного материала на более высоком уровне, а также для разрешения вопроса о месте балахнинской культуры в ряду других культур с ямочно-гребенчатой керамикой.

К четвертому периоду в изучении памятников балахнинской культуры можно отнести 1990-2000-е гг. В это время в Нижегородской области, как и во всей стране, произошло резкое сокращение археологических исследований. В большей своей части они перестали диктоваться потребностями развития науки. Место и время их проведения стало определяться хозяйственными нуждами, прежде всего – запросами строительных организаций. Количество вновь выявленных в это время памятников по сравнению с предыдущим периодом невелико, раскопки – единичны. В 1990-1991 гг. А.В. Фомин открыл три стоянки в Арзамасском районе у с. Березовка и Замятнино. В 1991 г. В.А. Флягин выявил поселение Белкино 1 в Борском районе и стоянку Остреево 2 в Семеновском. В том же году И.А. Очеретин нашел первую стоянку балахнинской культуры в Бутурлинском районе - у д. Марьино на р. Пьяне, в 1992-1993 гг. им же были найдены стоянки около д. Старая Сейма и Шеляухово. А.В. Гонозов в 1997 г. открыл стоянку в Семеновском районе у д. Мамакино, на которой в следующем году провел небольшие раскопки. В 1999 г., обследуя берега старичного озера Юхро в Борском районе, он обнаружил также две стоянки и поселение с материалом балахнинской культуры. На протяжении 2000-х гг. были открыты в общей сложности восемь памятников: шесть – А.В. Гонозовым, по одному – И.О. Ереминым и М.Г. Жилиным (совместно с В.А. Авериным). В основном эти памятники пополнили число стоянок и поселений в обследовавшихся ранее местах близ населенных пунктов Старое Щербинино, Лукино, Гавриловка, Спас-Седчино и Угольное. Открытая А.В. Гонозовым в 2009 г. стоянка близ пос. Молочной Фермы в Кулебакском районе, на данный момент замыкает число известных памятников балахнинской культуры в Нижегородской области. С 2001 по 2003 гг. этим же исследователем были проведены единственные за последнее десятилетие раскопки памятника с материалом балахнинской культуры – поселения Новое Щербинино-5.

Кратко суммируя все сказанное выше, следует отметить, что первые два периода в изучении памятников балахнинской культуры на территории Нижегородской области (1872-1929 гг. и 1937 – конец 1950-х гг.) в целом можно охарактеризовать как время накопления знаний, расширения и углубления представлений об этой самой распространенной в регионе археологической культуре эпохи камня. Наиболее значительные достижения первого периода, подготовленные предшествующими исследованиями, были связаны с работой Антропологической комплексной экспедиции под руководством Б.С. Жукова (1925-1929 гг.). Кульминацией второго периода стала исследовательская деятельность экспедиции Государственного исторического музея под руководством И.К. Цветковой (1945-1956 гг.). Ни войны, ни революции, ни разруха и неустроенность жизни не остановили поступательного развития археологической науки. Лишь идеологическая политика государства, проявившаяся в конце 1920-х гг. и в разгроме краеведческого движения, на время затормозила этот процесс. В 1960-1980-е гг., при общем подъеме археологических исследований в стране, в изучении памятников балахнинской культуры в Нижегородской области наступил некоторый спад, а в 1990-2000-х гг. эти исследования стали эпизодическими или приобрели случайный характер. Но если спад 1960-1980-х гг. имел частный характер, связанный с особенностями изучения одной археологической культуры в отдельном регионе, то негативные процессы последних двух десятилетий имеют всеобщий масштаб, являясь следствием политики государства в области развития науки.

Распространение памятников балахнинской культуры на территории Нижегородской области

Распространение памятников балахнинской культуры на территории Нижегородской области: а – 54 памятника; б – от 31 до 40 памятников; в – от 1 до 9 памятников.

 

Литература

 

Бадер О.Н. 1927. О палеоэтнологических обследованиях и о составлении районных каталогов памятников // Материалы к доистории Центрально-промышленной области. М.

Бадер О.Н., Воеводский М.В. 1935. Стоянки балахнинской низины // Известия ГАИМК. Вып. 106. М.-Л.

Докучаев В.В. 1886. Материалы к оценке земель Нижегородской губернии. Естественно-историческая часть. Отчет Нижегородскому губернскому земству. Выпуск X. Балахнинский уезд. СПб.

Жуков Б.С. 1922. Неолитическая дюнная стоянка близ гор. Балахны // Русский антропологический журнал. Т. 12. Кн. 1-2. М.

Жуков Б.С. 1928. Очерк трехлетних работ антропологической комплексной экспедиции по ЦПО Антропологического научно-исследовательского института (1925-1927 гг.) // Отдельный оттиск из журнала «Известия Ассоциации». Т. 1. Вып. 1-2. М.

Жуков Б.С. 1927. Из методологии изучения культур стоянок и городищ // Материалы к доистории Центрально-промышленной области. М.

Мендиаров Л.Я. 1940. Предварительный отчет об обследовании памятников Волго-Окской (Балахнинской) низины на территории Дзержинского р-на Горьковской обл. в 1940 г. // Архив ИИМК. Ф. 35. № 55.

Николаенко Т.Д. 2004. Археологическая карта России. Нижегородская область. Часть 1. М.

Николаенко Т.Д. 2008. Археологическая карта России. Нижегородская область. Часть 2. М.

Николаенко Т.Д. Археологическая карта России. Нижегородская область. Часть 3. Готовится к изданию.

Сафонов Б.А. 1947. Археологическая работа Дзержинского краеведческого музея в 1940-1944 гг. // КСИИМК. Вып. XVII. М.-Л.

Формозов А.А. 1995. Русские археологи до и после революции. М.

Цветкова И.К. 1947. Гавриловская неолитическая стоянка с могильником (По материалам раскопок 1945 г.)// КСИИМК. Вып. XVII. М.-Л.

Цветкова И.К. 1963. Стоянки балахнинской культуры в области нижнего течения Оки // Труды Горьковской археологической экспедиции. МИА. № 110. М.-Л.

Опубл.: Культурный слой: сб. науч. статей. – Нижний Новгород, 2012. – Вып. 1. – С. 139-150.


(0.8 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 29.01.2017
  • Автор: Николаенко Т.Д.
  • Ключевые слова: неолитические памятники, балахнинская культура, история науки, периодизация, Нижегородская область
  • Размер: 29.15 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Николаенко Т.Д.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Т.Д. Николаенко. История изучения памятников балахнинской культуры в Нижегородской области
К.А. Руденко. Словарь специальных терминов по деревообработке, ювелирному делу, керамике, ткачеству, палеографии, археологии и этнографии. Учебно-методическое пособие
Ю.В. Зарубин. Комплексы печных изразцов XVIII века из Городца
В.Л. Янин, Е.А. Рыбина. Открытие древнего Новгорода
Аверин В.А. Мезолит Волго-Клязьминского междуречья.
З.С. Коновалова. Средневековая керамика сельских поселений XII – XIV вв. (по материалам раскопок селищ Городецкого района)
Т.А. Габуев. О локализации “малых” владений Кангюя
Ю.А. Рапопорт. Религиозные верования хорезмийцев в доисламское время
Н.Н. Бусятская. Стеклянные изделия городов Поволжья (XIII-XIV вв.)
Г. А. Федоров-Давыдов. Курганы. Идолы. Монеты
И.В. Волков. Частная коллекция "турецких" курительных трубок из Москвы

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100