ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

20 ноября 2017 г. размещены материалы: И.Л. Мининзон "Эволюция городской усадьбы Нижнего Новгорода за последние 100 лет", повесть братьев Стругацких "Понедельник начинается в субботу".


   Главная страница  /  Текст истории  /  Археология  /  Исторические поселения глазами археологов

 Исторические поселения глазами археологов
Размер шрифта: распечатать




Ю.В. Зарубин, Т.В. Сергина. Городской некрополь при Верхнепосадской Никольской церкви г. Нижнего Новгорода по результатам раскопок 2013 г. (13.01 Kb)

 

 Ю.В. Зарубин (Нижний Новгород)

Т.В. Сергина (Москва)

В 2013 г. при строительстве Никольского храма-часовни в Нижнем Новгороде коллективом ООО «Археологическая служба» были проведены охранные археологические полевые работы в режиме раскопок (Заказчик работ – ООО «Весенние инвестиции»; держатель Открытого листа – Т.В. Сергина). Они явились продолжением охранных работ, выполненных тем же коллективом в 2011 г. при строительстве второй очереди гостиничного комплекса по заявке того же Заказчика (площадь раскопа – 625 кв.м; держатель открытого листа – В.А. Батюков).  

Территория, на которой проводились раскопки в 2011 и 2013 гг., находится в границах Верхнего посада Нижнего Новгорода, в непосредственной близости от стен каменного Кремля напротив Никольской башни, рядом с которой писцовая книга 1621-23 гг. упоминает деревянную Никольскую церковь («древяна на подклетех верх шатром и с папертью»). Эта церковь до настоящего времени не сохранилась, точное её местоположение неизвестно. Но каменный храм, построенный вместо неё в XVIII в. и просуществовавший до 30-х годов ХХ в., без изменений фиксируется на планах XVIII – нач. XX в. Его расположение подтвердили раскопки 2011 г., зафиксировавшие фундаментные траншеи разобранных церковных стен. Церковное здание было построено на территории городского некрополя, сформировавшегося при деревянной Никольской церкви. При каменной церкви, в свою очередь, также сформировался некрополь, просуществовавший до конца XVIII в.

Начало археологическому изучению этих наложившихся один на другой некрополей было положено в 1997 г., когда при строительстве первой очереди гостиницы в западной части некрополей были проведены масштабные охранные раскопки под руководством И.О. Еремина.

Совокупное число захоронений, вскрытых в 1997 и 2011 гг. составляет несколько тысяч. Отличительной особенностью исследованных участков является высокая плотность захоронений и невозможность стратиграфически расчленить некрополи при деревянном и при каменном храмах.

Участок, вскрытый раскопками в 2013 г., значительно скромнее по размерам (площадь раскопа – 102 кв.м.). Тем не менее, он имеет явное преимущество перед предыдущими раскопками в силу уникальности его стратиграфии. Захоронения оказались «зажатыми» между двумя ярусами напластований, которые удалось достаточно точно датировать: XIV - нач. XVI вв. (нижний ярус) и кон. XVII - нач. XX вв. (верхний ярус). Эти напластования содержали остатки хозяйственных построек и «стратиграфически» ограничивали время функционирования некрополя. Бесспорно, вскрытая часть некрополя могла принадлежать исключительно деревянному, более раннему храму. При этом обращает на себя внимание отсутствие захоронений XVIII в., несмотря на то, что участок был расположен в непосредственной близости к каменному храму (в 3 м к северу от северо-восточного угла снесенного церковного здания).

В границах раскопа 2013 г. было расчищено 58 захоронений (61 индивид). Их изучение носило комплексный характер. Помимо определения пола, возраста и патологий погребенных впервые для Нижнего Новгорода был выполнен рентгенофлуоресцентный анализ костного материала.

Наибольшая концентрация погребений фиксировалась в юго-западном углу раскопа, часть из них уходила за его пределы. В северной половине раскопа могильные ямы были расположены разреженно и за пределы раскопа не выходили. Часть могильных ям «перерезала» друг друга, что свидетельствует о разновременности захоронений. В местах наибольшего скопления могильных ям насчитывалось до трех ярусов погребенных. При этом более поздние захоронения повреждали скелеты более ранних погребений.

В расположении могильных ям прослеживаются четыре ряда, ориентированные по линии север-юг. Ряды 1 и 2, 3 и 4 располагались почти вплотную друг к другу, а между вторым и третьим рядами фиксируется промежуток шириной ок. 1,5 м. Кроме того, имелось несколько отдельных погребений (№№ 13, 2, 1).

В кв. 20, 21, 26, 27 зафиксировано «скопление» могильных ям, где погребения совершены в несколько ярусов (не более трёх) (погребения №№ 35, 38, 42, 43, 44, 45). При этом могильные ямы нарушали друг друга, не повреждая костяков.

Часть детских погребений с уверенностью можно интерпретировать как подзахоронения. В двух случаях они были впущены во «взрослую» могилу (№ 18, № 6), в т.ч. одно подзахоронение было парным. Глубина подзахоронений ок. 110 см. Одно детское подзахоронение совершено в «детскую» могилу на глубине 60 см (№ 32). Судя по «точному попаданию» детских захоронений в габариты уже существующих могильных ям и их расположению в них, можно с уверенностью говорить о существовании неких ориентиров, позволявших при совершении подзахоронений определять границы могил. Случаи повреждения основных погребений подзахоронениями не зафиксированы.

В двух случаях два детских захоронения были совершены в одной могильной яме единовременно (№ 32, № 57).

Все погребения были совершены в могильных ямах. Ямы имели прямоугольную форму, вертикальные стенки и плоское дно. Размеры могильных ям (без учёта детских) достаточно стандартны: 210-240х30-40 см, глубина ок. 130 см. Слой выкида из могил, который мог бы фиксировать их дневной уровень, при раскопках не выявлен. Ориентировка могильных ям варьируется от 2300 до 2820 по азимуту. Закономерностей в колебаниях ориентировки не прослеживается.

Могильные ямы перерезали культурный слой нижнего яруса, что и определило характер их заполнения: измельчённая жёлтая глина, перемешенная с тёмно-серым суглинком. Этим объясняется присутствие в них находок XIV в., в т.ч. медной монеты XIV в. (Великое Нижегородско-суздальское княжество, в. кн. Борис Константинович (?), железного наконечника стрелы, фрагмента стеклянного синего сосуда с росписью белой эмалью (ближневосточный импорт?), фрагментов стеклянных браслетов, отходов косторезного производства в виде обрезанных эпифизов и костей со следами обработки.

Гробы не сохранились, однако в ряде случаев прослежены тонкие полоски тлена от них.

Все захоронения совершены по христианскому обряду: вытянуто на спине, головой на запад-юго-запад (или с небольшим отклонением к югу), руки сложены на груди, животе, у плеч или в области таза. 

Все без исключения захоронения безинвентарны, в том числе во всех из них отсутствуют нательные крестики.

Половозрастные определения и выявление патологий погребённых были выполнены С.В. Васильевым (д.и.н., зав. Отделом антропологии ИЭА РАН) и С.Б. Боруцкой (к.б.н., с.н.с. каф. антропологии биологического факультета МГУ). Для всех костяков был определён возраст, а для взрослых индивидов и пол. Определение пола и возраста проводилось с использованием соответствующих антропологических и судебно-медицинских методик.

Возрастные интервалы демографических показателей для индивидов до 20 лет составляли 5 лет, для взрослых индивидов – 10 лет.

С точки зрения половозрастной характеристики исследованных бросается в глаза преобладание женских (28 индивидов) и детских погребений (27 индивидов), что составляет 90 % от общего числа обнаруженных погребений. На мужские погребения приходится 10% (6 индивидов).

Пик смертности среди детей приходится на возрастную группу от 0 до 5 лет (15 индивидов), что составляет более 50% от общего числа погребений этой возрастной группы, в том числе 1 выкидыш, 7 новорожденных, от 0 до 1 года – 4, от 1 до 5 лет – 3.

Пик смертности женщин приходится на возрастную группу 40-50 лет (15 индивидов). Смертность в возрастных группах 20-30 лет и 30-40 практически одинакова (5 и 6 индивидов соответственно). До финальной возрастной когорты (50+) дожили всего 2 индивида.

Среди мужчин в возрасте 15-20 лет умер 1 индивид, 30-40 лет – 2, 40-50 – 2, 50+ - 1 индивид.

Процент доживания до финальной возрастной когорты среди женщин составляет 7% от всех женских захоронений, а совокупно с мужчинами ок. 9% от общего числа взрослых захоронений.

Среди патологий у взрослых индивидов преобладают артроз суставов (выявлен у 13 из 34 индивидов) и заболевания зубов (эмалевая гипоплазия, зубной кариес, пародонтоз, зубной камень).

Патологии детей представлены главным образом заболеваниями зубов (эмалевая гипоплазия, кариес). В одном случае выявлены признаки рахита (погребение № 26).

Рентгенофлуоресцентный анализ антропологических материалов был выполнен к.г.-м.н. Кульковой М.А. в лаборатории Геохимии окружающей среды им. А.Е. Ферсмана РГПУ им. А.И. Герцена на спектрометре «СПЕКТРОСКАН МАКС-GV». Он позволил определить химический состав костных тканей из погребений и выяснить распределение отдельных химических элементов в костных образцах. Высокие положительные корреляционные связи MnO, Ni, Al2O3, c Sr, Zn, Cu показали, что элементы (Sr, Zn, Cu) могли иметь не только биофильный характер накопления в костях, но и поступать в костные ткани в результате воздействия на кости почвенных процессов в результате их захоронения.

Таким образом, несмотря на небольшое число вскрытых погребений, стратиграфическая специфика участка и комплексный характер исследований служат надёжной основой для выводов.

Принадлежность исследованных погребений к кладбищу при деревянной Верхнепосадской Никольской церкви сомнений не вызывает. Разреженность могил в северо-восточной части раскопа даёт основания считать этот участок окраиной некрополя.

Отсутствие нательных крестиков при несомненно христианском обряде пока не находит объяснений.

Также не поддается объяснению незначительное число мужских погребений. Среди женских захоронений преобладают индивиды в возрасте 40-50 лет. При этом следует иметь ввиду, что для захоронений XVIII в. (антропологическая коллекция 2011 г.) возраст умерших по антропологическим определениям резко расходится с данными метрических книг того же времени. По метрическим книгам продолжительность жизни значительно выше как у мужчин, так и у женщин. (Благодарим Т.В.Гусеву за предоставленную информацию).

Выявленные патологии можно считать типичными для городского населения того времени.

Полученные результаты рентгенофлуоресцентного анализа костных материалов, безусловно, представляют большой научный интерес и требуют дальнейшего изучения.

С учётом всех совокупных данных можно с уверенностью утверждать, что часть некрополя, исследованная в 2013 г., функционировала непродолжительное время в пределах XVII в.

 

Ситуационный план  площадки под строительство Храма-часовни на ул. Пржарского в Нижегородском районе г. Нижнего Новгорода

Илл. 1. Ситуационный план  площадки под строительство Храма-часовни на ул. Пржарского в Нижегородском районе г. Нижнего Новгорода

 

План  расположения погребений на раскопе 1 12013 года

Илл. 2. План  расположения погребений на раскопе 1 12013 года

 

Опубл.: Зарубин Ю.В., Сергина Т.В.  Городской некрополь при Верхнепосадской Никольской церкви г. Нижнего Новгорода по результатам раскопок 2013 г.  // XV Бадеровские чтения по археологии Урала и Поволжья: материалы всерос. науч.-практ. конф. (г. Пермь 9-12 февр. 2016 г.) / Перм. гос. нац  исслед. ун-т. Пермь, 2016. С. 224-227.

 


(0.3 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 15.04.2017
  • Автор: Зарубин Ю.В., Сергина Т.В.
  • Ключевые слова: городской некрополь, раскопки, позднесредневековые погребения, культурный слой, антропология, микроэлементный состав костной ткани
  • Размер: 13.01 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Зарубин Ю.В., Сергина Т.В.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Т.В.Гусева. Городец и Нижний Новгород в свете археологических данных XII-XIII вв.
Ю.В. Зарубин, Т.В. Сергина. Городской некрополь при Верхнепосадской Никольской церкви г. Нижнего Новгорода по результатам раскопок 2013 г.
Т.В. Гусева. Итоги и перспективы археологического изучения Городца на Волге
Т.В. Гусева. Историко-культурная среда и ее сохранение в малых городах России (из опыта работы в Городце)
Т.В. Сергина. Вязьма на полотнах баталистов XIX в.
Э.Д. Зиливинская. Золотоордынские мавзолеи Северного Кавказа
Э.Д. Зиливинская. Архитектура благочестия в Золотой Орде (по письменным источникам и археологическим данным)
В.И. Завьялов. Кремль Переяславля Рязанского в XVII веке по археологическим данным
В.И. Завьялов. Кремль Переяславля Рязанского в XVII веке по археологическим данным (окончание)
Т.В. Гусева. Территория Вознесенского Печерского монастыря в Нижнем Новгороде как объект археологического исследования (Тезисы доклада для участия в 5-м Международном научно-практическом Симпозиуме «Природные условия строительства и сохранения храмов Православной Руси»)
Э.Д. Зиливинская. Раскопки минарета на Селитренном городище
Т.В. Гусева. Морфология средневекового культурного слоя Нижнего Новгорода

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100