ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

21 июля 2017 г. опубликованы продолжения Материалов к энциклопедическому словарю "Цензура в России" и коллекции справок о цензорах Российской империи.


   Главная страница  /  Текст истории  /  Археография  /  Издание исторических источников

 Издание исторических источников
Размер шрифта: распечатать





Нестеров И. В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть V. Хождение Даниила игумена (117.91 Kb)

 
Раздел: Хождения.
Литературный памятник: Хождение Даниила игумена.
 
Древнерусский литературный жанр Хождения (или «Хожения») представляет собой записки путешественников. Туризм в те времена был занятием опасным и в чистом виде мало кому доступным. Людьми, перемещавшимися на большие расстояния, были, как правило, воины или купцы. К числу последних принадлежал автор самого известного из памятников этого цикла Афанасий Никитин, а Христофор Колумб и ему подобные господа могли считаться чем-то средним – ограбить ближнего, чтобы потом взятое продать, считалось тогда самым надежным видом бизнеса.
Гораздо менее значительную категорию путешествующих представляли паломники. Нужно было быть истово верующим человеком, чтобы при отсутствии самолетов и поездов тащиться за тридевять земель в тридесятое царство, не приобретая деньги, а на каждом шагу их расходуя. Паломники, питавшиеся не только именем Христовым, а значит, имевшие при себе средства, были, к тому же, лакомой добычей для разбойников любой национальности и вероисповедания. Даниил, творение которого мы разбираем сегодня, много об этом пишет.
О себе самом, как и положено лицу духовному, автор «Хождения…» сообщает только то, что он русский игумен. Учитывая происхождение спутников – представителей северо-запада Руси новгородцев и юга – киевлян, его собственное местожительство могло быть где угодно. Лишь по упоминанию реки Сновь, с которой Даниил неоднократно сравнивал Иордан, предполагается его связь с черниговской землей. Завершая характеристику личности Даниила, стоит отметить в ряду самоуничижительных эпитетов, принятых тогда как элемент вступления или заключения, обозначение себя не только как дурака и лентяя, но и как пьяницу, что среди авторских текстов довольно необычно.
В качестве писателя Даниил неярок. Сочинение приличного объема (в современном издании около полусотни страниц) не содержит каких-либо красот стиля, да и заметных событий для 16-ти месяцев пребывания отмечено немного. Скорее, это краткий путеводитель по святым местам с добавлением сведений географического и агиографического характера (упоминая очередной населенный пункт, Даниил обязательно скажет, мощи какого святого можно встретить по соседству). Тем не менее, как древнейший памятник этого жанра на Руси, «Хождение…» – источник очень интересный.
Даниилу повезло, или он специально дожидался такого момента, но его визит в Святую землю пришелся на период крестовых походов. Отбитую у сарацин территорию в качестве объекта паломничества посещать стало куда легче, хоть и принадлежала она нелюбимым с 1054 года католикам. Впрочем, разделение церквей не особенно сказалось на благоприятном, в целом, отношении Даниила к представителям западной цивилизации на Востоке. Лишь пару раз позволяет он себе колкости в адрес духовенства: в рассказе о самопроизвольно зажегшихся благодатью Божией своей и греческих лампадах и незажегшихся «фряжских», а также ироническое «начали верещать по-своему» как обозначение начавшейся католической службы. Светская же власть латинян у Даниила душевного дискомфорта не вызывает. Наоборот, военные успехи в борьбе с неверными и ряд оказанных личных услуг делают короля иерусалимского Балдуина в оценке Даниила человеком столь высоких достоинств, что их вполне хватило бы для героя какого-нибудь русского княжеского жития.
Русские реалии исторического плана в «Хождении…» всплывают, как минимум, дважды: Даниил упоминает нигде более не отмеченный источниками факт двухлетнего пребывания князя Олега на острове Род (Родос). Олег, персонаж «Слова о полку Игореве», назван там «Гориславичем». По одной из версий, он мог быть захвачен византийцами и отправлен на остров в ссылку. Кроме того, упомянут молитвенный список с именами пяти наиболее авторитетных князей, оставленный Даниилом в одном из иерусалимских монастырей.
Несмотря на значительное время, прошедшее с тех пор, географическая часть описания во многом сохранила свою ценность. Конечно, сейчас на берегах реки Иордан, наверное, не часто можно встретить льва или гепарда, но сама возможность сравнения того, что было и что есть, заинтересует многих. Потребность увидеть землю незнаемую, которая гнала вперед Даниила, жива и теперь.
 
Списки «Хождения…» в средневековых Сборниках весьма распространены – их уже к 1980 году было известно около 150. Собрания Нижегородской области – не исключение. В качестве примера назовем список 18 века из Нижегородской областной библиотеки (№ Ц8023.1 , л. 201–203б – к сожалению, с утратой значительной части текста).
«Хождение…» публикуется с сокращениями по изданию: Памятники литературы древней Руси. 12 век. М., 1980.
 
Пояснения к тексту
 
«Великое море» – Средиземное.
«Узкое море» – Мраморное.
 
[25]
«ХОЖДЕНИЕ» ИГУМЕНА ДАНИИЛА
 
ЖИТИЕ И ХОЖДЕНИЕ ИГУМЕНА ДАНИИЛА
ИЗ РУССКОЙ ЗЕМЛИ
 
Вот я, недостойный игумен Даниил из Русской земли, худший из всех монахов, отягченный грехами многими, неспособный ни к какому делу доброму, будучи понуждаем мыслью своею и нетерпением моим, захотел видеть святой город Иерусалим и землю обетованную. И, благодатью божьею, дошел я до святого города Иерусалима, и видел святые места, обошел всю землю Галилейскую и около святого города Иерусалима святые места, куда Христос бог наш ходил своими ногами и где, по местам тем святым, он показал великие чудеса. И то все видел я глазами своими грешными: незлобивый бог показал мне, чтобы я видел то, чего желал я много дней мыслью моею.
Братья и отцы, господа мои, простите меня, грешного, и не попрекните за скудоумие и грубость того, что написал я о святом городе Иерусалиме, о земле той благой и о пути, ведущем к святым местам. Ведь кто совершает этот путь со страхом божиим и смирением, никогда не погрешит против милости божией; я же неподобающе ходил путем тем святым, во всякой лености, слабости, пьянствуя и всякие неподобающие дела творя. Но, надеясь, однако, на милость божию и на вашу молитву — что простит мне Христос бог мои грехи бесчисленные, описал я этот путь и места те святые, не возносясь, не величаясь этим путем, будто что-нибудь доброе сотворил на этом пути, — да не будет того, ибо никакого добра не сотворил я на пути том, — но по любви к святым тем местам описал я все, что видел глазами своими, дабы не забыто было то, что дал бог видеть мне, недостойному. Убоялся я осуждения раба того ленивого, скрывшего талант господина своего и не получившего на него прибыли,. и написал это для верных людей: может, кто-нибудь, слыша о местах этих святых, потянется душой и мыслью к этим святым местам
[27]
и равную мзду примет от бога с теми, кому удается дойти до этих святых мест. Ибо многие добрые люди, находясь дома, в своих местах, мыслью своею и милостыней к убогим, добрыми своими делами, достигают святых этих мест, и большую мзду примут они от бога спаса нашего Иисуса Христа. Многие же, дойдя до мест этих святых и до святого города Иерусалима и вознесшись умом своим, будто нечто доброе сотворили, теряют награду за свой труд, из них же первый есть я. Многие же, сходив в святой город Иерусалим и многого хорошего не увидев, опять идут, стараясь опять пройти быстро. А этим путем нельзя пройти быстро и смочь толком рассмотреть все те святые места в городе и вне города.
 
О Иерусалиме, о лавре
 
Я, недостойный игумен Даниил, придя в Иерусалим, пробыл шестнадцать месяцев на одном месте, в лавре святого Саввы, и потому смог обойти и рассмотреть все святые эти места. А так как невозможно без хорошего проводника и без знания языка разыскать и увидеть все святые места, то я, что имел под рукой из бедного моего добыточка, всё для того подавал знающим хорошо все святые места в городе и вне города, — чтобы показали мне все хорошо; как оно и было. И помог мне бог встретить в лавре мужа святого, и старого днями, и очень книжного; тому святому мужу вложил бог в сердце любить меня, худого, и он указал мне хорошо все святые те места: и в Иерусалиме, и по всей земле той поводил меня, и до Тивериадского моря проводил меня, и к Фавору, и в Назарет, и до Хеврона, и до Иордана, и по всем тем местам поводил меня, и потрудился со мною, движимый любовью. И другие святые места я видел многие, о чем после скажу.
 
О пути в Иерусалим
 
А вот каков путь к Иерусалиму. От Царьграда надо идти по морскому берегу триста верст до Великого моря. До Петалы-острова сто верст; это первый остров на узком море; там залив хороший и там находится город Ираклия Великая. А против того города святое миро выходит из глубины морской: тут много святых мучеников утоплено мучителями. От Петалы-острова до Калиполя сто верст, а от Калиполя до города Авида восемьдесят верст. Против того города лежит святой Евфимий Новый. А оттуда до Крита двадцать верст, и там — выход в Великое море: налево — к Иерусалиму, а направо к Святой горе, к Солуни и к Риму. А от Крита до острова Тенеда верст тридцать. Это первый остров на Великом море, и там лежит святой Навгудимос-мученик. И против того
[29]
острова на берегу был город большой, названием Троада. Туда Павел-апостол приходил, и научил ту страну всю, и крестил. А от Тенеда-острова до острова Метании сто верст; там лежит святой митрополит Мелетинский. А от Мелетинии до острова Ахия сто верст; и там лежит святой мученик Исидор. И родится на том острове мастичная смола, и вино хорошее, и плоды всякие.
 
о городе Ефесе
 
А от Ахия-острова до города Ефеса верст шестьдесят. Там находится гроб Иоанна Богослова. И исходит прах святой из гроба того в день памяти его, и собирают верные люди прах тот святой на исцеление всякого недуга. И плащ Иоанна тут лежит, в котором он ходил.
И там поблизости есть пещера, где лежат тела семи отроков, что спали триста шестьдесят лет: при Декии-царе уснули, а при Феодосии-царе явились. В той же пещере триста святых отцов лежат; тут и святой Александр лежит, и гроб Магдалины Марии, и голова ее; и святой апостол Тимофей, ученик святого апостола Павла, в ветхом гробе лежит. И есть там в старой церкви икона святой Богородицы, с помощью которой святые переспорили Нестория-еретика. И есть там баня Диоскоридова, где работал Иоанн Богослов с Прохором у Романы. И видели мы ту пристань, где Иоанна Богослова море извергло; там стояли три дня; а называется та пристань Мраморная. Город же Ефес расположен на суше, в четырех верстах от моря, в горах; он изобилует всяческим добром. И мы поклонились там святому тому гробу и, хранимые благодатью божиею и молитвами святого Иоанна Богослова, шли, радуясь. А от Ефеса до Сама-острова верст сорок. На том острове много всякой рыбы, и всем изобилует этот остров. А от Сама до острова Кария двадцать верст.
 
об острове Патме
 
А от Кария до острова Патма верст шестьдесят. В стороне, далеко в море остров Патм. На том острове Иоанн Богослов написал Евангелие, когда был заточен с Прохором. Далее оттуда — остров Лерос, затем остров Калимнос, затем остров Нисера, а также и остров Кос, очень большой. Тот остров весьма всем богат: и людьми, и скотом. Далее — остров Тилос, на этом острове мука Иродова кипит горящею серою; и эту серу, сварив, продают, мы же ею огонь высекаем. Далее — Харкия-остров. И все те острова, полные людьми и скотом, стоят в ряд, близко один к другому, примерно по десять верст или больше имея между собою.
[31]
Далее — остров Род, большой и очень всем богатый. На том острове был Олег, русский князь, два лета и две зимы. А от Сама до острова Рода двести верст, а от Рода до Макрии шестьдесят верст. И в том городе, и по всей той земле до самых Мир — там родится черный фимиам гомфит.
Вот как добывается черный фимиам гомфит: из дерева исходит как бы смола, и ее снимают острым железом. Называется то дерево зигия, а по виду оно похоже на ольху. А другое небольшое деревце похоже на осину, но название того деревца рака; в том деревце водится большой червь, по величине как попоров, за корою того деревца. И точит этот червь то деревце, и исходит из этого деревца труха, как пшеничные отруби, и падает с деревца того, словно вишневый клей, и люди собирают его, смешивают с вышеназванным деревом и, положив в котел, так варят фимиам гомфит; и кладут в мешки, продают купцам.
А от Макрии до города Патера верст сорок. Здесь родился святой Никола; это его отчизна и родина — Патера. А от Патеры до Мир, где гроб святого Николы, сорок верст. А от Мир до Хилидония шестьдесят верст. А от Хилндония до Кипра, великого острова, верст двести.
 
о Кипрском острове
 
Кипр — очень большой остров, и множество на нем людей, и изобилует он всяческим добром. На нем двадцать четыре епископа, митрополия же одна. И святых на нем лежит без числа; там лежат святой Епифаний, и апостол Варнава, и святой Зинон, и святой епископ Трифолий, и святой Филагриос епископ, которого крестил апостол Павел.
 
О горе, где святая Елена поставила крест
 
И есть там очень высокая гора, а на той горе святая Елена крест поставила кипарисный большой для прогнания бесов и исцеления всякого недуга и вложила в крест честной гвоздь Христов. И бывают там, на том месте, у креста того, знамения великие и чудеса и доныне. Стоит же тот крест на воздухе, ничем не будучи прикреплен к земле, но так, духом святым носим в воздухе. И тут я, недостойный, поклонился святыне той чудной, и видел глазами своими грешными благодать божию на месте том, и исходил весь тот остров как следует.
 
О фимиаме
 
И там родится фимиам, ладан: он спадает с небес, и его собирают на деревцах. Много ведь в тех горах деревцев низких, с травой равных, на них и падает фимиам тот хороший.
[33]
Собирают его в июле месяце, и в августе; в другие же месяцы не выпадает; но только в те два родится. А от Кипра до города Яффы верст четыреста, все по морю. От Царьграда до острова Рода восемьсот верст, и от Рода до Яффы восемьсот верст. Всего же пути по морю до Яффы тысяча шестьсот верст. Яффа же — город на берегу недалеко от Иерусалима; оттуда посуху надо идти к Иерусалиму. По полю десять верст ходу до святого Георгия: тут была большая церковь, построенная во имя святого Георгия, там же и гроб его был в алтаре, тут ведь и замучен был святой Георгий. И воды там много. И там отдыхают странники, у той воды, но — с большим страхом, ибо место это пустое и близок город Аскалон, а оттуда выходят сарацины и избивают странников на тех путях. Так что очень боязно от места того входить в горы. От святого Георгия до Иерусалима двадцать больших верст, но все в горах каменных. Путь тут и тяжел, и очень страшен.
 
О горе Армафем
 
И есть там гора высокая около Иерусалима, с правой стороны, если идешь от Яффы; название той горы Армафем. На той горе Армафем находится гроб святого пророка Самуила, и отца Елкана, и Марьи Египтянки, ибо тут было село и дом святых. И обнесено то место оградой, и это огороженное место тоже называется Армафем.
 
о Иерусалиме
 
Святой город Иерусалим расположен в теснине, вплотную около него — высокие каменные горы. Подходя уже к самому городу, видишь сначала столп Давидов, а потом, пройдя немного, видишь Елеонскую гору, и Святая Святых, и церковь Воскресения, где находится гроб господен, и потом видишь весь город. И есть там пологая гора вблизи от дороги, на расстоянии примерно версты до Иерусалима, — на той горе ссаживаются с коней все люди, и кладут там крестные поклоны, и поклоняются святому Воскресению на виду у города. И испытывает тогда всякий христианин огромную радость, видя святой город Иерусалим, и слезы льются тут у верных людей; никто ведь не может не прослезиться, увидев эту желанную землю и видя святые места, где Христос бог наш претерпел страсти нас ради, грешных. И идут все пешком с радостью великою к городу Иерусалиму.
И стоит здесь, по левую руку от дороги, когда там проходишь, церковь святого Стефана Первомучеиика: на том месте Стефан Первомученик был побит иудеями, там находится и гроб его. И тут есть гора каменная плоская — она просела во время
[35]
распятия Христова; то место зовется Ад. Оно находится около городской стены, на расстоянии примерно броска.
И потом все люди с великой радостью входят в святой город Иерусалим через ворота, находящиеся около столпа Давидова. Те ворота — со стороны Вифлеема; там ворота Вениаминовы. Войдя в город, видишь по правую руку дорогу через город в Святая Святых, а по левую — к святому Воскресению, где находится гроб господен.
 
О церкви Воскресения господня
 
Церковь Воскресения господня такова. По форме она круглая; в ней двенадцать круглых цельных столпов, а шесть квадратных сложенных; она красиво вымощена мраморными плитами; дверей у нее шесть; а на хорах у нее шестнадцать столпов. А над хорами на потолке мозаичное изображение святых пророков — как живые стоят. А над алтарем мозаикой изображен Христос. В алтаре же великом мозаика изображает воздвижение Адама, дальше кверху — мозаичное изображение вознесения господня; на обоих столпах по сторонам алтаря изображено мозаикою благовещение. Верх же церкви не до конца сведен камнем, но расперт каркасом из тесаного дерева, так что она без верха, ничем не покрыта. Под самым же тем непокрытым верхом — гроб господен.
Гроб же господен собою таков. Это как бы маленькая пещерка, высеченная в камне, с небольшими дверцами, через которые может, став на колени, войти человек. В высоту она мала, а в длину и в ширину одинаково четыре локтя. И когда входишь в эту пещерку через маленькие дверцы, по правую руку— как бы скамья, высеченная в том же пещерном камне: на той скамье лежало тело господа нашего Иисуса Христа. Сейчас та святая скамья покрыта мраморными плитами. Сбоку проделаны три круглых оконца, и благодаря этим оконцам виден этот святой камень, и туда целуют все христиане. Пять больших лампад с маслом висят в гробе господнем, и горят беспрестанно лампады святые день и ночь. Скамья же та святая, где лежало тело Христово, в длину четыре локтя, в ширину два локтя, а по высоте пол-локтя. Перед дверьми пещеры лежит камень — на расстоянии трех стоп от тех пещерных дверец: на том камне, сидя, ангел явился женам и благовествовал им о воскресении Христовом.
Пещерка же та святая отделана снаружи красным мрамором наподобие амвона, и столбики из красного мрамора стоят вокруг числом двенадцать. Сверху же над пещеркой построен как бы теремец красивый на столбах, а наверху того теремца стоит Христос, изваянный из серебра, выше человеческого роста; это фряги сделали; и ныне он стоит под
[37]
самым верхом тем непокрытым. Есть три двери у теремца того, устроенные хитро — как решетка из крестов: через те двери люди входят к гробу господню. А что гробом господним была та пещерка, как я сказал, я хорошо разузнал от живущих здесь издавна и по-настоящему знающих все те святые места.
Церковь же Воскресения по форме круглая, а в длину и в ширину равно имеет тридцать саженей. В ней устроены просторные помещения, и там наверху живет патриарх. Расстояние же от дверей гроба до стены великого алтаря двенадцать саженей. Здесь же, за стеной, вне алтаря, находится Пуп земли; над ним сделан свод, и сверху мозаикой изображен Христос, и надпись гласит: «Вот пядью моей я измерил небо и землю».
 
О месте среди земли, где был распят Христос
 
А от Пупа земного до Распятия господня и до Края двенадцать саженей. Распятие господне находится с восточной стороны на камне. Оно было высоко, выше копья. Камень же тот был круглый, вроде маленькой горки. А посреди того камня, на самом верху, высечена скважина локтя два глубиной круглая, в ширину меньше пяди: тут был водружен крест господен. В земле же под этим камнем лежит голова первозданного Адама. А во время Распятия господня, когда господь наш Иисус Христос предал свой дух на кресте, тогда разорвалась церковная завеса, и камень тогда же распался. И разошелся тот камень над головой Адама. И через ту расселину кровь и вода из ребер Владыки сошли на голову Адама и омыли все грехи рода человеческого. И есть расселина эта на камне том и до сегодняшнего дня. С правой стороны Распятия господня знамение то честное.
 
О лобном месте
 
Распятие господне и тот святой камень кругом обнесены стеной. Сверху над Распятием создан замысловатый свод, чудесно украшенный мозаикой. И с восточной стороны на стене мозаикой изображен Христос, на кресте распятый, искусно и удивительно, прямо как живой, и по величине и в высоту — каким был тогда. А с южной стороны написано снятие со креста, так же чудесно. Дверей же две. Входить надо вверх по ступенькам: до дверей семь ступеней, и в двери войдя семь ступеней. Пол вымощен красными мраморными плитами.
Снизу под Распятием, где лежит голова Адама, тоже пристроена как бы церковка маленькая, красиво украшенная мозаикой и вымощенная красным мрамором. Это и называется Краниево место, что значит Лобное место. А выше, где Рас-
[39]
пятие — то зовется Голгофой. А от Распятия господня до Снятия господня расстояние пять саженей. И есть там, близко от Распятия господня, место с южной стороны, где разделили ризы его. Там и другое место, где возложили венец терновый на голову господа и в багряницу поругания облекли его.
 
О жертвеннике Авраама
 
И там поблизости находится жертвенник Авраамов, где Авраам положил жертву богу и заклал барана вместо Исаака. Ведь Исаак был возведен на то самое место, куда возведен был Христос закланным быть нас ради, грешных. А оттуда близко место — примерно на две сажени дальше — где заушен был Христос бог наш. А дальше через десять саженей — святая темница, куда был посажен Христос и где посидел немного, пока иудеи успеют поставить крест, чтобы его распять. Все же эти святые места находятся под одним покрытием, все стоят в ряд по направлению к югу. И от темницы Христовой до места, где святая Елена нашла честной крест, гвозди, венец, копье, губку и трость, саженей двадцать пять. Гроб господен, Распятие и все эти святые места расположены на ровном месте; взгорье же подымается над гробом и над Распятием с западной стороны.
И есть там на склоне место, на которое прибежала святая богородица, торопясь следом за Христом и говоря в болезни сердца своего сквозь слезы: «Куда идешь ты, дитя мое? Чего ради движение твое так быстро? Или снова брак в Кане Галилейской, и туда торопишься, сын и бог мой? Молча не уходи от меня, родившей тебя. Промолви мне слово, рабе своей». И придя на то место, святая богородица увидела с горы той сына своего, распинаемого на кресте, и, видев, ужаснулась, и содрогнулась, и села, одержимая печалью и рыданием. И здесь сбылось пророчество Симеона, как он прежде сказал святой богородице: «Этот лежит на восстание и на падение многим в Израиле. И тебе же самой оружие душу пронзит, когда увидишь сына своего, приносимого в жертву». Тут же стояли многие, на месте том, друзья и знавшие его, издали смотря: Мария Магдалина, и Мария Иаковля, и Саломия, — где стояли все из Галилеи пришедшие с Иоанном и с матерью Иисусовой. Стояли же все знакомые и друзья Иисуса, смотря издали, как пророк говорит о том: «Друзья же мои и близкие мои вдали от меня стали». И расположено то место поодаль от Распятия Христова; примерно полтораста саженей на запад это место от Распятия Христова. Называется то место Спудий, что переводится как «Поспешание богородицы». А ныне на том месте стоит монастырь и церковь святой Богородицы с поднятым клетью верхом.
[41]
О столпе Давида
 
А оттуда до столпа Давидова и до дома двести саженей. Столп этот святого пророка Давида; тут же и дом его был. В том столпе пророк Давид составил и написал Псалтырь. Чудесен этот столп, из больших камней сложен, очень высок, сделан о четырех углах, и весь крепок и прочен, и камень отборный. Внутри в нем воды много. Дверей же у него пять железных, а ступеней двести, по которым поднимаются наверх. И хлеб в нем без числа лежит. Очень он труден для взятия и главенствует над всем тем городом, и охраняют его очень, и не дают никому войти в него просто так. Мне же, дурному и недостойному, дал бог возможность войти в тот святой столп; с собой я смог ввести одного только Изяслава.
 
О доме Урии
 
А от столпа того близко был дом Урии — того Урин, которого убил Давид, и взял жену его, увидев ее моющейся в бане. Там сейчас метох монастыря святого Саввы; близко он от столпа, можно до него добросить. А где баня та была, известно доныне: от того места, где святая Елена нашла честной крест — вблизи Распятия господня — двенадцать саженей на восток. Здесь, на том месте, была построена клетская церковь очень большая, а теперь — маленькая церковка. Там стоят большие двери, обращенные на восток: к тем дверям пришла святая Мария Магдалина, и хотела войти в церковь, и хотела поцеловать крест, но не впустила ее сила святого духа. И тогда она помолилась святой богородице, ибо здесь, в притворе у этих дверей, стояла икона святой богородицы, и после этого смогла войти и целовать честной крест. Этими же дверьми вышла она потом в пустыню Иорданскую.
А от тех дверей близко место, где святая Елена проверяла крест господен честной: тотчас встала мертвая дева. А если оттуда пойти немного к востоку, — претория, куда воины привели Христа к Пилату; и здесь, руки свои умыв, Пилат и сказал: «Чист я от крови этого праведника». И, бив Иисуса, передал его иудеям. Тут находится темница иудейская: из этой темницы ангел вывел святого апостола Петра среди ночи. И тут же был двор Иуды, предателя Христова. Стоит пустым и ныне дворище то проклятое: никто не смеет на месте том поселиться из-за проклятия. А если оттуда немного пойти к востоку, будет место, где Христос кровоточивую исцелил. И тут поблизости ров, куда брошен был Иеремия-пророк; там и дом его был. Там же и Павла-апостола двор был прежде, когда он был в иудействе. А если оттуда немного пойти к востоку и чуть сойти с той дороги, то там был дом святого Иоакима и Анны.
[43]
Там есть пещера немного ниже алтаря, в камне: в той пещере родилась святая богородица; в той же пещере находится гроб святого Акима и Анны.
 
Об Овчей купели
 
А оттуда близок притвор Соломонов, где Овчая купель, где Христос расслабленного исцелил. Место то к западу от Акима и Анны, — ближе, чем может бросить человек. Оттуда, на восток, близко ворота городские; теми воротами выходят, идя к Гефсимании.
 
О церкви Святая Святых
 
А от Воскресения Христова до Святая Святых расстояние подальше, чем можно два раза дострелить. Церковь Святая Святых чудесно и искусно построена, украшена изнутри мозаикой, и красота ее непередаваема словами. Построена она круглой по форме, снаружи покрыта изображениями искусно и несказанно, стены ее облицованы мраморными плитами другого мрамора, и вымощена она красиво мраморными плитами. Столпов же в ней под крышей кругом стоящих круглых цельных двенадцать, а квадратных сложенных столпов восемь. Дверей же у нее четыре; окованы позолоченной медью те двери. И купол покрыт изнутри мозаикой искусно и непередаваемо в словах, а снаружи, сверху, был обит позолоченной медью. Под самым же куполом тем — высеченная в камне пещера, а в пещере той был убит Захария-пророк. Тут же был он и погребен, и кровь его тут была, теперь же ее здесь нет. И есть там вне той пещеры под куполом же камень, на котором Иаков видел сон: лестница, достигающая неба, а ангелы божий восходят по ней и нисходят. Здесь же боролся Иаков с ангелом. Восстал от сна Иаков и сказал: «Это место — дом божий, и это — врата небесные». На том же месте и пророк Давид видел ангела, стоящего с обнаженным оружием и поражающего людей Израилевых, и он вошел в ту пещеру с плачем, молясь богу, и сказал: «Господи, не овцы согрешили, но я согрешил». Церковь же та тридцать саженей равно вдоль и поперек. Входов же у нее четыре. Старая же церковь Святая Святых разрушена, и ничего не осталось от первого здания Соломонова, что можно видеть. И только видна насыпь под церковь, что начал делать пророк Давид. И пещера та теперь в церкви, и камень тот; это теперь под крышей, и это все, что осталось от старого здания. А эта нынешняя церковь построена старейшиной сарацинским по имени Амор.
[45]
О доме Соломона
 
Там же был дом Соломона. Крепким было это здание, велико весьма и очень красиво. Весь он был вымощен мраморными плитами, утвержден на сводах, и весь дом был снабжен водой. Были сделаны прекрасные помещения и искусно украшены мозаикой. И мраморные столпы из дорогого мрамора были красиво поставлены в ряд, а на тех столпах искусно возведены своды. И весь дом был покрыт оловом. Там есть ворота того дома, очень красиво и искусно облицованные оловом, покрытые мозаикой и окованные позолоченной медью. А называются те ворота Красные. И доныне известно место у тех ворот, где Петр и Иоанн исцелили одного хромого.
И трое других ворот есть, кроме тех. И пятые ворота — Апостольские. Те ворота построил пророк Давид. Крепко и удивительно искусно сделаны ворота. Они были окованы позолоченной медью, изнутри были искусно расписаны по меди, а снаружи крепко окованы железом. Четверо дверей у тех ворот. Только те ворота и остались от древних строений — они и столп Давидов. А иные постройки все новые. Ведь древний город Иерусалим неоднократно был разорен. Теми воротами и вошел Христос в Иерусалим с Лазарем со стороны Вифании, когда воскресил Христос Лазаря. Вифания с восточной стороны от города, напротив Елеонской горы. Расстояние же от тех ворот до церкви Святая Святых сто пятьдесят саженей.
 
О селе Вифания
 
Вифания же находится от города Иерусалима на расстоянии двух верст за горою на ровном месте. Вифания — это городок небольшой к югу от Иерусалима. Когда входишь в ворота того городка, то по правую руку пещера, а в той пещере гроб святого Лазаря. В той самой келье Лазарь болел, тут же и умер. Посреди того городка большая церковь, вытянутая вверх и вся хорошо расписанная. От той церкви до гроба Лазаря двенадцать саженей. Лазарев гроб от церкви — по направлению к западу, а церковь от гроба — к востоку. И есть с запада перед городом очень хорошая вода глубоко в земле; спускаются к ней по ступенькам. А по направлению оттуда к Иерусалиму — от Вифании побольше версты — стоит столп: на том месте Марфа встретила Иисуса, и тут снова сел Христос на осла по воскрешении Лазаря.
 
О селе Гефсимания
 
Гефсимания же, село, где находится гроб святой богородицы, близко от Иерусалима, на потоке Кедронском, в долине плача, и расположено в среднем направлении между востоком летним и зимним.
[47]
О городских воротах
 
От городских ворот восемь саженей до места, где Охония-еврей хотел стащить с постели тело святой богородицы, когда несли ее погребать апостолы в Гефсиманию. И отсек ему ангел обе руки мечом, и положил их на нем. Был на том месте монастырь женский, а теперь оно разорено погаными.
 
О месте погребения святой богородицы
 
И оттуда до гроба святой богородицы саженей сто. Расположен гроб святой богородицы на ровном месте. Была высечена в камне небольшая пещерка с маленькими дверьми, чтобы мог, наклонясь, войти человек, а в глубине той пещеры, напротив дверец, как бы скамья высечена в том же пещерном камне, — на той скамье и было положено тело пречистой владычицы нашей богородицы, и оттуда же взято было в рай, оставаясь нетленным. По высоте пещерка та повыше человеческого роста, а в ширину четыре локтя и так и так. Снаружи она, как терем, красиво отделана мраморными плитами. А сверху над гробом святой богородицы была выстроена очень большая клетская церковь во имя святой Богородицы Успения, ныне же разорено погаными то место. Расположен гроб святой богородицы внизу под великим алтарем этой церкви.
 
О пещере, где был предан Христос
 
А от гроба святой богородицы десять саженей до пещеры, где предан был Христос Иудой евреям за тридцать сребреников. Находится же та пещера по другую сторону потока Кедронского при горе Елеонской.
И есть здесь место близ той пещеры — человек может добросить небольшим камнем, в южном направлении то место, — где помолился Христос отцу своему той ночью, когда предан был на распятие иудеям, и сказал: «Отец, если возможно, пусть минует меня чаша сия». Теперь на том месте построена церковка маленькая. А оттуда перестрел расстояние до гроба Асафата, —это был царь иудейский, и потому зовется та теснина Асафатова. И тут же поблизости, в той же теснине, гроб святого Иакова, брата господня.
Елеонская же гора расположена от Иерусалима в направлении на юго-восток. От Гефсимании лезть на гору Елеонскую очень высоко: едва ли возможно за три раза дострелить на ее верх; но только до «Отче наш» можно дострелить из Гефсимании.
[49]
О пещере, где Христос начал учить своих учеников
 
И там возведена большая церковь, и есть под алтарем изнутри пещера: в той пещере Христос научил своих учеников петь «Отче наш». А оттуда до самого верха Елеонской горы, где Вознесение господне, девяносто саженей.
 
О горе Елеонской
 
Вознесение же господне находится на верху Елеонской горы, прямо к востоку, и выглядит как небольшая горка. На той горке был круглый камень повыше колен: с того камня вознесся Христос бог наш на небеса. И все то место обнесено вокруг сводами, и сверху на тех сводах сделан как бы двор каменный круглый, и вымощен весь тот двор мраморными плитами. А посреди того двора сделан как бы теремок круглый, без верха; такое же отверстие и в дне теремка. А в том теремке под самым верхом тем непокрытым лежит камень святой, на котором и стояли пречистые ноги владыки нашего и господа. И сделана над камнем тем трапеза из мраморных плит, и на той трапезе служат теперь литургии. Камень же тот находится внизу, под святой трапезой, вокруг он весь обложен мраморными плитами, только верх его виден немного, и его целуют все христиане. Дверей же двое у того теремка. Подходить надо по ступеням к Вознесению господню, а тех ступеней всего двадцать две. Гора Елеонская возвышается высоко над городом Иерусалимом, и видно с нее все в городе Иерусалиме; и Святая Святых, и до Содомского моря, и до Иордана с нее можно доглядеть; и всю ту землю, даже и по ту сторону Иордана — все с нее видно; ибо Елеонская гора выше всех гор, что у Иерусалима.
 
О городе Иерусалиме
 
Иерусалим же большой и крепкий город; стены его равны друг другу; построен он о четырех углах в форме креста. Ущелья во множестве вокруг него и горы каменные. Безводно то место: ни реки, ни колодца, ни источника нет вблизи Иерусалима, но только одна купель Силоамская. Но дождевой водой живут все люди и скоты в городе том. И хлеба хорошие родятся около Иерусалима в камнях тех без дождя, но так, божиим повелением и благоволением. Родятся изрядно пшеница и ячмень: ведь одну кадь посеяв, берут девяносто кадей, а другой раз сто кадей за одну кадь. Это ли не благословение божие земле той святой! Много виноградников около Иерусалима и деревьев многоплодных, смокв, шелковиц, маслин, рожков; и другие все различные деревья без числа
[51]
по всей земле той растут. И на той же горе Елеонской есть пещера глубокая близко от Вознесения господня с южной стороны, и в той пещере — гроб святой Пелагии-блудницы. И там есть столпник поблизости, муж духовный весьма.
 
О пути к Иордану
 
Путь от Иерусалима к Иордану лежит через Елеонскую гору на юго-восток, и путь этот очень тяжел, страшен и безводен. Ибо горы здесь высокие каменные и разбойников много, и они разбойничают в тех горах и ущельях страшных. Расстояние от Иерусалима до Иордана двадцать шесть больших верст. Пятнадцать верст до Кузивы, где постился святой Иоаким из-за своего неплодства, — есть здесь это место в глубоком ущелье близко у дороги, по левую руку, когда там идешь. И от Кузивы до Иерихона пять верст, а от Иерихона до Иордана шесть верст больших. Тут многие люди задыхаются от зноя и гибнут — от жажды без воды умирают. Там ведь море Содомское близко от той дороги: исходит дух знойный и смердящий — жжет и попаляет всю землю ту. И здесь, не доходя до Иордана, близко от дороги, находится монастырь святого Иоанна Предтечи, устроен в горе.
 
О Ермонской горе
 
И есть там гора Ермон, вблизи от того монастыря, на расстоянии примерно двадцати саженей. Она по левую руку, когда там идешь, близко от дороги. И горка эта песчаная не велика, но мала.
А от Ермона до старого монастыря Иоаннова два хороших перестрела. Там была возведена большая церковь во имя Предтечи Иоанна.
 
О месте, где море видело Христа и побежало
и Иордан возвратился вспять
 
А близко за алтарем той церкви, с восточной стороны на пригорке, построен как бы алтарик и свод небольшой: на том месте Иоанн Предтеча крестил господа нашего Иисуса Христа. До того ведь места дошел Иордан, выйдя из своего ложа, когда повернул при виде творца своего, пришедшего креститься: убоявшись, обратился он вспять и дошел до этого места. И тут близко от той купели было Содомское море, а ныне оно далеко от Крещения — на четыре версты отбежало. Ибо узрело тогда море нагое божество, стоящее в водах иорданских, и убоялось; и Иордан побежал, обратился вспять; как пророк говорит о том: «Что же ты, море, побе­жало, и ты, Иордан, обратился вспять?»
[53]
О месте, где крестился Христос
 
От того места, где крестился Христос, до берега реки Иордан расстояние — как может докинуть муж небольшим камнем.
 
О купели
 
И есть здесь купель на Иордане, и там окунаются христиане приходящие. Там же брод через Иордан в Аравию. На том месте Иордан расступился в древности перед сынами Израилевыми, и прошли люди посуху. Тут же и Елисей ударил милотью Илии по воде, и перешли Иордан посуху. У той же купели и Мария Египетская прошла по воде к отцу Зосиме и, приняв тело Христово, обратно по воде же ушла в пустыню.
 
О Иордане
 
Иордан-река течет быстро, берега же ее с той стороны круты, а с этой пологи. Вода очень мутная и вкусная для питья; не насытиться, когда пьешь воду ту святую; от нее — ни болезни, ни расстройства желудка у человека. Во всем похож Иордан на реку Сновь — и шириной, и глубиной, и тем, что петляет и очень быстро течет, как и Сновь-река. Глубина же четыре сажени посреди самой купели, как я измерил и проверил сам, ибо я перебродил на ту сторону Иордана и много походил по его берегу. Шириной же Иордан — как Сновь в устье. На этой стороне Иордана около купели той — вроде леса; деревья невысокие, похожие на вербу. А выше той купели по берегу Иордана стоит во множестве своего рода лоза, но она не такая, как наша лоза, несколько похожа на кизил; много и тростника. Затоны есть, как у Снови-реки. Зверей много тут: и свиней диких без числа много, и барсов тут много, и львов.
По ту сторону Иордана горы высокие каменные; они поодаль от Иордана. А под теми горами другие горы близко, белые, и те горы вблизи от Иордана. То земля Завулонова и Неффалимова по ту сторону Иордана.
 
О пещере Иоанна крестителя
 
И поблизости там есть место к востоку, примерно в двух перестрелах от реки, где Илья-пророк восхищен был на колеснице огненной. Там же и пещера святого Иоанна Крестителя. И полноводный ручей красиво течет там по камням в Иордан. Вода та весьма холодна и очень вкусна. Эту воду пил Иоанн Предтеча Христов, когда жил в той святой пещере.
[55]
О пещере Ильи-пророка
 
И тут же находится другая удивительная пещера, где жил святой Илья-пророк с Елисеем, учеником его. И то все, благодатию божиею, мы видели глазами своими, грешными и недостойными. И сподобил меня бог трижды быть на святом Иордане. Даже в самый праздник водоосвящения мы были на Иордане: видели благодать божию, приходящую на воды иорданские, и множество народа, без числа тогда пришедшее к воде. Всю ночь пение бывает изрядное и свечи без числа горят, а в полуночи бывает крещение воды. Тогда дух святой и приходит на воды Иорданские; и видят достойные люди добрые, а все народы не видят ничего, но только радость и веселие бывает тогда на сердце у всякого христианина. И когда произнесут: «Во Иордане крещающуся тебе, господи», тогда все люди идут в воду и крестятся в полуночи в Иордане-реке, как и Христос в полуночи крестился здесь. И есть тут гора весьма высокая, по ту сторону Иордана, ее отовсюду издалека видно: на той горе Моисей-пророк преставился, увидев землю обетованную. А от монастыря святого Иоанна до Герасимова монастыря одна верста, и от Герасимова монастыря до Каламонии, до монастыря святой Богородицы, одна верста.
На том месте святая богородица с Иисусом Христом, с Иосифом, и с Иаковом, когда они бежали в Египет, — на том месте ночлег устроили. Тогда святая богородица дала название месту тому — Каламония, что переводится как «Добрая обитель». Туда ныне сходит дух святой к иконе святой богоро­дицы. И стоит монастырь тот на устье, где Иордан впадает в море Содомское; и оградой обнесен весь вокруг монастырь тот; черноризцев же в нем двадцать. А оттуда до монастыря Иоанна Златоуста версты две, а тот монастырь так же оградой обнесен весь; и он очень богат.
 
О городе Иерихоне
 
А оттуда до Иерихона одна верста. Иерихон же тот был прежде городом большим и весьма крепким. Иисус Навин взял тот Иерихон и разрушил до основания. Теперь тут находится сарацинское село. И есть там дом Закхея; и пень того дерева доныне стоит, на которое он залез, чтобы видеть Христа. Тут же был и дом известной соиамитянки, в котором Елисей воскресил отрока. Земля же вокруг Иерихона хорошая и плодоносная, и поле красивое и ровное, а около него фиников много стоит высоких и всяких деревьев многоплодных; и воды во множестве текут, разведенные по всей земле той. Это Елисеевы воды, которые опреснил Елисей-пророк.
[57]
И есть тут место вблизи Иерихона, верста одна на юго-восток: на том месте явился святой Михаил-архистратиг Иисусу Навину перед войском Израилевым; и поднял глаза свои Иисус, и увидел перед собой мужа страшного вооруженного, и сказал Иисус: «Наш ли ты или из врагов наших?» И сказал ему архистратиг: «Я — Михаил, воевода божий, послан на помощь тебе. Будь смел и побеждай врагов твоих». И сказал ему: «Разуй сапог с ноги твоей, ибо место, на котором стоишь, свято». И упал Иисус на лицо свое, и поклонился. И стоит на месте том теперь монастырь, и церковь построена во имя святого Михаила. В церкви той лежат двенадцать камней; а камни те были взяты со дна Иордана, когда расступился Иордан перед людьми Израилевыми; и взяли камни те священники, носящие кивот завета господня, по числу колен Израилевых на память роду их. Называется место то Галганий, ибо на том месте стали сыны Израилевы, перейдя Иордан.
 
О горе Гаваонской
 
И от того места на запад есть гора высокая и большая очень; имя горе той Гаваон; над той самой горой Гаваонской солнце остановилось и ждало примерно полдня, пока Иисус Навин не победил врагов своих, когда бился с ним Ог, царь Васанский, и все царства Хананейские. И победил Иисус до конца, и тогда солнце зашло.
 
О пещере, где Христос постился сорок дней
 
В той же горе Гаваонской есть очень высокая пещера, в которой постился Христос бог наш сорок дней, после же взалкал. И туда пришел дьявол, искусить хотя, и сказал ему: «Если ты сын божий, скажи, пусть камни эти хлебами будут».
Там поблизости был дом Елисея-пророка и пещера его, и колодец есть на восток от Гаваона на расстоянии примерно полверсты.
А от Иерусалима до Феодосиева монастыря верст шесть. Тот монастырь на горе обнесен оградой и виден от Иерусалима. И там есть пещера большая посреди монастыря, в которой волхвы ночевали, когда избегали Ирода. И там ныне лежит святой Феодосии, и многие святые отцы там лежат; мать святого Саввы в той пещере лежит, и Феодосия мать тут лежит.
 
О лавре святого Саввы
 
А от того монастыря до лавры святого Саввы верст шесть. Оба же те монастыря к югу от Иерусалима. Лавра святого
[59]
Саввы находится в долине Иосафата, в юдоли плача, которая начинается от Иерусалима: идя от Гефсимании, эта долина проходит сквозь лавру и доходит до Содомского моря. Лавра же святого Саввы устроена богом чудесно и непередаваемо словами. Тек некогда поток страшный и очень глубокий и обезводел. Берега у него были высокие. На тех обрывах и лепятся келий — прилеплены и утверждены от бога каким-то чудесным и страшным образом. На высоте ведь той стоят келий по обоим берегам потока того страшного и лепятся на скалах, будто звезды на небе утверждены. Церквей же три. Среди же келий тех западнее есть пещера чудесная. Пещеру ту бог показал святому Савве столпом огненным, когда он сначала жил один на месте того потока. Первая же келья святого Саввы, где он жил один, находится поодаль от нынешней лавры, примерно на расстоянии полверсты. Оттуда он увидел показанный ему богом столп огненный над местом тем святым, где есть ныне лавра святого Саввы. Чудесно это место и совершенно непередаваемо словами. Находится там и гроб святого Саввы между тех трех церквей, от большой на расстоянии саженей четырех. И есть теремок над гробом святого Саввы; сделано красиво. Там же лежат многие святые отцы, как живые телами: святой Иоанн епископ Исихаст тут лежит, святой Иоанн Дамаскин тут лежит, и святой Феодор Едесский тут лежит, и Михаил племянник его; Афродитиан святой тут лежит, и иные многие святые тут лежат, телами как живые, и благоухание от них исходит непередаваемое. И видел я колодец святого Саввы, который ему ночью показал дикий осел в потоке том против его кельи; пили мы из колодца того очень вкусную и холодную воду. В месте же том нигде нет ни реки, ни ручья, ни колодца, но только один колодец святого Саввы. Место ведь то безводное, в горах каменных, и вся пустыня та суха и безводна. Только дождевой водой и живы отцы, находящиеся в пустыне той.
И есть там вблизи лавры место, с южной стороны от лавры, под названием Рува; оно расположено вблизи моря Содомского. И горы там каменные высоки, и пещер много в горах тех. И тут, в этих горах, в пустыне той страшной безводной жили святые отцы. И там находятся жилища барсов, и ослов диких много.
Море же Содомское мертво, не содержит в себе ничего живого: ни рыбы, ни рака, ни устрицы. И если течение Иорданское выносит рыбу в то море, то она не может быть живой даже небольшое время, но вскоре умирает. Ибо исходит из дна того моря смола красная на поверхность воды, и лежит по берегу тому смола та во множестве; и смрад исходит из моря того, как от серы горящей: тут ведь находится место мучений, под морем тем.
[61]
О монастыре святого Евфимия
 
А от лавры святого Саввы на восток за горою монастырь святого Евфимия, три версты расстояние от лавры. И там лежит святой Евфимий, и иные многие святые отцы там лежат, телами как живые. И стоит тот монастырь на ровном месте, и горы вокруг него каменные поодаль. Монастырь же был оградой обнесен, и церковь была хорошая высокая. А поблизости тут был монастырь святого Феоктиста, под горою, на юг от монастыря Евфимия. И все то ныне разорено погаными.
 
О горе Сионской
 
Гора Сион высокая и большая, если смотришь с юга; а со стороны Иерусалима пологая и ровная. На той горе Сионской и был первоначально древний город Иерусалим. Тот древний город разорил Навуходоносор, царь Вавилонский, при Иеремии-пророке. А ныне гора Сион вне городской стены, на юг от Иерусалима Сион. Здесь, на горе Сионской, был дом Иоанна Богослова; на этом месте была создана большая клетская церковь. А расстояние от городской стены до церкви святого Сиона — как может добросить мужчина небольшим камнем.
И в той церкви Сионской есть, за алтарем той церкви, комната, где Христос умыл ноги ученикам своим.
 
О доме Иоанна богослова, где Христос вечерял
 
Пойдя из той комнаты на юг, поднимаешься по ступенькам в своего рода горницу. Там находится комната, красиво сделанная, как бы на столбах, и с покрытием, украшенная мозаикой и вымощенная красиво, и алтарь есть, как в церкви, с восточной стороны. Это бывшая келия Иоанна Богослова, и в той келий Христос вечерял с учениками своими; тут же Иоанн возлежал на груди его и сказал: «Господи, кто — предающий тебя?» На том же месте сошествие святого духа было на апостолов в пятидесятницу.
В той же церкви есть другая комната, внизу, на земле; и низко помещение то, с южной стороны. В то помещение и пришел Христос к ученикам своим, когда были двери закрыты, и стал посреди них, и сказал: «Мир вам»; тут же и Фому уверил в восьмой день. Тут же хранится святой камень, принесенный ангелом с Синайской горы.
А на другой стороне той же церкви, с западной стороны, есть на земле другая комната низкая, такая же по виду: в том помещении преставилась святая богородица. Все то происходило в доме Иоанна Богослова.
[63]
И тут же был дом Каиафин, где Петр отрекся от Христа трижды, прежде чем петух пропел. И есть место то в восточном направлении от Сиона.
 
Где Петр, трижды отрекшись от Христа, горько плакал
 
И оттуда, к востоку, опять же близко есть место на склоне горы, где находится очень глубокая пещера: спуск в нее — тридцать две ступени. В этой пещере Петр горько оплакивал свое отречение. Над этой пещерой создана церковь во имя святого апостола Петра.
 
О купели Силоамской
 
А оттуда на юг, внизу под горой, находится купель Силоамская, где Христос слепцу глаза открыл.
 
О селе Скудельничем
 
И тут, под той же горой Сионской, находится село Скудельничье, которое купили на полученные за Христа деньги для погребения странников. Оно по ту сторону ущелья, под Сионской горой, на юг от Сиона. И много пещер высечено на склоне горы в камне, и в тех пещерах теперь гробы устроены, в камне высечены удивительно и чудесно. Тут погребаются пришлые странники бесплатно, так: ничего ведь не дают за то святое место, ибо оно выкуплено кровью Христа.
 
О Вифлееме
 
Вифлеем же святой на юге от святого Иерусалима, в шести верстах. По полю — две версты до спешения Авраама, где Авраам оставил слугу своего с ослом, а сына своего взял для жертвы и дал ему понести дрова и огонь, и тот сказал ему: «Отец, вот дрова и огонь, а где же овца?» И сказал ему Авраам: «Бог покажет нам овцу, чадо». И Исаак шел, радуясь, путем тем по направлению к Иерусалиму. Ведь на то самое место приведен был Исаак, где Христос был распят.
И оттуда верста одна расстояния до места, где святая богородица видела два рода людей: одних смеющихся, а других плачущих. И тут была церковь создана, монастырь был святой Богородицы. Ныне же разорено все от поганых.
А оттуда до гроба Рахили, матери Иосифа, две версты.
 
О вертепе, где Христа родила святая богородица
 
И оттуда верста одна до места, где святая богородица сошла с осла, когда находящееся во чреве ее, желая выйти, прину-
[65]
дило ее. И там есть камень большой, на котором отдыхала святая богородица тогда, сойдя с осла; от того камня, встав, шла она пешком до вертепа святого, и там, в том вертепе, родила Христа святая богородица. И тут, близко от камня того, рождество Христово, так что может дострелить хороший стрелок.
 
О церкви рождества Христова
 
И там, над вертепом тем святым рождества Христова, выстроена большая церковь в форме креста с прямоугольным, высоко поднятым верхом. Покрыта же оловом вся та церковь Рождества Христова, вся украшена мозаикой, столпов же у нее восемь цельных мраморных; вымощена плитами белого мрамора; дверей же у нее трое; в длину она пятьдесят саженей до великого алтаря, а в ширину двадцать саженей. Вертеп же и ясли, где было рождество Христово, находятся под великим алтарем. Как бы пещера большая сделана красиво, и семь ступенек у нее, по которым сходят к дверям вертепа святого. Дверей у нее двое; ко вторым дверям — тоже семь ступеней. И если восточными дверьми входишь в вертеп, по левую руку есть место на земле внизу, на котором и родился Христос бог наш. Над местом тем святым возведена трапеза святая, и тут, на той трапезе, служат литургию.
 
О яслях Христовых
 
И там, к востоку, есть место, напротив которого справа — ясли Христовы. С западной стороны под каменной скалой находятся ясли Христовы святые, в которые положен был Христос бог, в рубища повит. Нашего ради спасения все претерпел. Близко друг от друга находятся места те — рождество и ясли: примерно три сажени расстояние между ними; в одной пещере оба места эти. Исписана же пещера та мозаикой и вымощена красиво. Под церковью же все выдолблено, и мощи святых тут лежат.
И если пойти, выйдя из церкви, на правую руку, то там есть пещера глубокая, уходящая под церковь: в той пещере лежали мощи святых младенцев, и оттуда взяты были святые младенцы в Царьград. Создана же ограда высокая вокруг всей той церкви. И находится место то, где было рождество Христово, на горе, в стороне от, людей, в пустыне. Теперь это место, где сейчас рождество Христово, и городок тот называется Вифлеем, а древний Вифлеем был за пределами этого места, впереди, не доходя до рождества Христова. Там сейчас обретается столпник и находится камень святой богородицы; на той-то горе и был первый Вифлеем. И вся та земля около Вифлеема называется Ефрант, земля Иудина. И о том пророк
[67]
говорит: «И ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше среди тысяч Иудиных, ибо из тебя выйдет вождь, который упасет людей моих Израилевых». И земля та около Вифлеема очень красива среди гор, и деревья многоплодные фруктовые стоят по пригорьям тем красиво: маслины, и смоквы, и рожки — много, без числа; виноградников много вокруг Вифлеема; и нив по долинам много.
А близ церкви Рождества Христова, за стеной городской к югу, на расстоянии выстрела, есть в горе большая пещера: в той пещере жила святая богородица с Христом и с Иосифом.
 
О доме Иесея, отца Давида
 
И тут есть место с восточной стороны города; от города на расстоянии примерно выстрела; название места того Вифиль: там был дом Иесея, отца Давида, В этот дом пришел Самуил-пророк и там помазал Давида на царство в Израиле вместо Саула.
 
О колодце Давида
 
Там колодец Давидов, пить из которого в древности Давид возжаждал.
 
О месте, где благовестили ангелы пастухам
рождество Христово
 
А на восток оттуда есть место под горою на поле, на расстоянии версты от рождества Христова: на том месте святые ангелы благовестили пастухам рождество Христово. И была там пещера; над тою пещерою была создана хорошая церковь во имя святого Иосифа, и был там монастырь хороший. Ныне же разорено погаными место то. И около того места поле очень красивое, и нивы многоплодные, и масличных деревьев много. А называется то место Агиапимина, что переводится «Святая паства». И там находится село святого Саввы, ближе к Вифлеему под горою.
 
О пещере и о дубе Мамврийском
 
А от Вифлеема на юг — Хеврон, пещера Сугубая, и дуб Мамврийский. Расстояние от Иерусалима до Хеврона двадцать восемь верст, путь идет мимо .Вифлеема к Хеврону; ходу до Вифлеема шесть верст, от Вифлеема до реки Афамской три версты. О той реке Афамской пророк Давид говорит в Псалтыри: «Ты иссушил реки Афамские, твой есть день, и твоя есть ночь». И ныне река та суха, под землею течет та река, выходит у моря Содомского, ибо там она впадает в море Содомское. А по другую сторону той реки очень высокая каменная гора;
[69]
лес на горе той большой и густой; и дорога идет через ту страшную гору. Идти плохо, ибо там есть большая крепость и сарацины разбойничают на той горе. Если кто в небольшом числе хочет пройти, то не может пройти. Мне же бог дал хороших попутчиков, и очень много, и потому смогли мы пройти без ущерба то страшное место. Там ведь недалеко лежит город Аскалон, вот оттуда-то и выходят поганые и многих избивают на той дороге нещадно. На той же горе, в том самом лесу, убит был Авессалом, сын Давидов, ибо он бежал туда после победы отца своего, и туда внес его мул — в чащу того леса; и зацепилась голова его волосами, и сняло его с мула, и он повис на дереве высоко, и застрелен был в сердце тремя стрелами; и так и умер на том дереве. А оттуда до клятвенного колодца Авраама десять верст. А от колодца того до дуба Мамврийского шесть верст.
 
О том же
 
Дуб же тот святой рядом с дорогой; когда там идешь, по правую руку; и стоит, красив, на высокой горе. А вокруг корней его внизу бог вымостил мрамором белым как пол церковный. Вымощено около всего дуба того хорошего: посреди этого помоста вырос дуб святой из камня этого, удивительный! На верху той горы около этого дуба получилось как бы дворище — ровно и чисто, без камней; тут и стоял шатер Авраамов, близ того дуба к востоку. Дуб этот не очень высок, раскидист очень и густ ветвями, и плодов на нем много. Ветки же его низко к земле склонились, так что муж может, на земле стоя, достать его ветки. Окружность его в самом толстом месте две сажени, а высота его ствола до ветвей — полторы сажени. Удивительно и чудесно, что столько много лет стоит дерево то на такой высокой горе и не повреждено, не искрошилось! Стоит утвержденный богом, словно теперь посажен. Под тот дуб и пришла святая троица к патриарху Аврааму и тут обедала у него, под тем дубом святым. И тут благословила святая троица Авраама и Сарру, жену его, и дала им родить Исаака на старость. Тут и воду показала святая троица Аврааму, и есть колодец тот и доныне под той горой, близко у дороги. И вся та земля около дуба того называется Мамврия; потому и дуб тот зовется Мамврийским. А от дуба того до Хеврона две версты.
 
О горе Хеврон
 
Хеврон — гора большая; и город был на горе той большой и крепкий весьма. Строения его ветхи. Великое множество людей жило прежде по горе той, а ныне все пусто.
[71]
Первым на той горе Хевронской поселился после потопа внук Ноев, сын Хамов, Ханаан, придя со строительства вавилонского столпа. И населил он землю ту всю около Хеврона, и так и зовется земля та: Хананейская. И ту землю обещал бог Аврааму, когда он еще жил в Месопотамии и в Харране, ибо там был дом отца Авраамова. И сказал бог Аврааму: «Выйди из земли твоей, из дома отца твоего, и иди в землю Хананейскую, и дам тебе землю ту и семени твоему до века, и я буду с тобою». И ныне поистине земля та богом обетованна, и благословенна от бога всем добром: пшеницей, и вином, и маслом, и всяким плодом обильна весьма, и множеством скота богата, и овцы и скот дважды родятся летом, и пчел много в камнях по горам тем красивым, также и виноградников много по тем пригориям, и деревьев много плодовых стоит — без числа: маслины, смоковницы, и рожки, и яблони, и черешни, и прочие. И всякий плод тут есть, и плод тот лучше и больше всех плодов, сущих на земле под небом. Нет таких плодов нигде больше. И вода хороша в месте том и всячески полезна. И само то место превосходит все красотою и всяческим добром. Несказанна земля та около Хеврона! И там был дом Давидов — на этой горе Хевронской; и жил там Давид восемь лет, когда выгнал его сын Авессалом.
А от Хеврона до Сугубой пещеры Авраама близко, ближе чем полверсты. Сугубая пещера находится в каменной горе, а в той пещере — гроб Авраама, Исаака и Иакова. Эту пещеру Сугубую Авраам купил у Ефрона Хеттеянина для погребения всего рода своего, когда пришел из Месопотамии в землю Хананейскую. И сначала ничего не купил, кроме пещеры Сугубой для погребения себе и всему роду своему. И ныне вокруг той пещеры построена крепость небольшая, но весьма прочная. Сложена крепостица из больших камней чудесно и с непередаваемым искусством, а стены ее очень высоки. Находясь посреди той крепостицы, пещера теперь хорошо защищена. И вымощена вся та крепостица плитами мраморными, белого мрамора. Пещера же та, где лежат Авраам, Исаак, Иаков и все сыновья Израилевы, находится внизу под вымосткой, хорошо укреплена; и жены их тут лежат, Сарра, Ревекка. А Рахиль отдельно лежит у дороги около Вифлеема. И сделаны теперь над пещерою в крепостице той гробы отдельные; над гробами теми выстроены церковки маленькие круглые. И близки между собой гроб Авраама и жены его Сарры; и гроб Исаака и жены его Ревекки близки между собой; гроб Иакова и жены его Лии близко друг к другу стоят.
[73]
О гробе Иосифа
 
Иосифа Прекрасного гроб вне городка того, за пределами Сугубой пещеры; расстояние как камнем добросить до городка того. Называется теперь это место «Святой Авраам»: поблизости тут есть гора высокая, на юг от Сугубой пещеры, расстояние одна верста; на ту гору взошла святая троица с Ав­раамом, ибо до той горы Авраам проводил святую троицу от дуба Мамврийского. И там есть место на верху той горы, красивое и высокое очень, на каковом месте Авраам, пав на лицо свое, поклонился святой троице, молился и говорил:
 
О молитве Авраама
 
«Господи! Да не погубишь праведного при погибели нечестивых! Но если, господи, найдешь пятьдесят праведников в Содоме, не помилуешь ли, господи, всего города того, пятидесяти ради праведников?» И сказал господь Аврааму: «Если найду среди содомлян пятьдесят праведников, не погублю всего города того, пятидесяти ради праведников». И снова поклонился Авраам богу и сказал: «Если найдется среди содомлян тридцать праведников, не помилуешь ли всего города того?» И сказал господь Аврааму: «Если найдется тридцать праведников среди содомлян, не погублю всего города того». И поклонился Авраам господу и сказал: «Многомилостивый и терпеливый к беззакониям нашим, господи! Не прогневайся на меня, раба твоего, и скажу еще раз: если найдется среди содомлян пятнадцать праведников, не помилуешь ли, господи, всего города того, пятнадцати ради праведников?» И сказал господь бог Аврааму: «Если найдется среди содомлян пятнадцать праведников, не погублю всего города того, пятнадцати ради праведников, ни пяти ради праведников не погублю всего города того». И замолчал Авраам, и не прибавил к сказанному ничего. С этой горы послала святая троица двух ангелов в Содом, чтобы они вывели Лота, племянника Авраама. Там, на том месте, тогда Авраам жертву принес богу, пшеницу посыпав на огонь. И потому называется то место «Жертва Авраама». И место то высоко весьма, и видна оттуда вся земля Хананейская.
А от жертвы Авраама до теснины Грезновой одна верста, и от теснины Грезновой до гумна Атанатова одна верста.
 
О гробе Лота, находящемся в Сигоре
 
А оттуда до Сигора две версты. И там находится гроб Лота и обеих дочерей его; два гроба всего. В той горе ведь большая пещера, в которую вбежал Лот с дочерьми своими. И там
[75]
поблизости есть городище древних людей; был на горе той город высокий. Вот что называется Сигор.
А на расстоянии версты оттуда, на взгорий, к югу от Сигора, стоит жена Лота столпом каменным. А от жены Лота до Содома две версты. И все то мы видели глазами своими, а ногами своими не могли мы дойти до места, где был Содом, так как боялись поганых. Не дали нам идти туда правоверные люди, сказали нам так: «Ничего вы там не увидите, но только серу. И смрад исходит оттуда. И болеть ты будешь, — сказали нам, — от смрада того злого». Так что оттуда мы возвратились опять к святому Аврааму и, благодатью божией соблюдаемы, прошли поздорову в Сугубую пещеру, в крепостицу. И там поклонились всем святым местам и отдохнули там два дня. Благодатью божией там мы обрели множество хороших попутчиков, идущих в Иерусалим. И мы присоединились к ним, и шли с радостью с ними без боязни, и дошли поздорову до святого города Иерусалима, и похвалили бога, сподобившего нас, недостойных, видеть святые те места, неизреченные и несказанные.
Есть к югу от Вифлеема монастырь святого Харитона на той же реке Афамской, вблизи от моря Содомского в горах каменных: и пустыня вокруг него. Грозно и безводно место то и сухо. Под ним находится очень страшное каменное ущелье. Вокруг он был весь обнесен оградой; посреди же огороженного места две церкви; в большей церкви находится гроб святого Харитона. А вне ограды есть усыпальница, сделанная умело. В той усыпальнице лежат святые отцы, телами — как живые. И лежит их там более семисот. Тут лежит святой Кириак Исповедник, телом весь цел; тут лежат сыновья Ксенофонта Иоанн и Аркадий, и благоухание чудное от них исходит. И мы поклонились там, на месте том святом, и пошли на гору, к югу от монастыря того, верста одна расстояние.
И там есть место ровное в поле, на котором восхищен был пророк Аввакум, когда он шел на поле к жнецам с едой и водой. И принес его ангел в Вавилон к Даниилу-пророку в ров, и оттуда, накормив Даниила и напоив, он вновь был восхищен ангелом, и в тот же час, в тот же день, вновь, опять был на том же месте у жнецов и дал им обед. И ныне стоит на месте том как бы теремок, построенный в честь знамения. До Вавилона же оттуда расстояние сорок дней.
И от того места близко церковь большая, клетски построенная, во имя святых пророков. И там внизу, под церковью той, есть пещера большая, в которой лежат двенадцать пророков в трех раках: Аввакум, Наум, Михей, Иезекий, Авдий, Захария, Иезекииль, Измаил, Савеил, Варух, Амос и Осий.
И близко там на горе есть село большое весьма; и живет в нем сарацин много; и христиан тут же, в селе том, много.
[77]
А село это — родина святых пророков: там рождались святые пророки, и это отчина их — то село. И там мы спали одну ночь, в селе том, божьею благодатию хранимые. И приняли нас христиане в том селе хорошо. И оттуда, хорошо опочив ту ночь и наутро рано встав, пошли мы к Вифлеему. Старейшина же сарацинский сам с оружием проводил нас до самого Вифлеема; и тамошними местами всеми тоже нас проводил. А без охраны не дойти до тех мест из-за поганых, ибо туда многие сарацины ходят разбойничать, в горах тех. И мы дошли поздорову до святого города Вифлеема, и там поклонились Рождеству Христову, и, переночевав там, пошли с радостью в святой город Иерусалим.
 
Где убил Давид Голиафа
 
И есть там место близ Иерусалима, на восток от столпа Давида, можно дострелить: на том месте убил Давид Голиафа. Место это вблизи цистерны, там сейчас хорошая нива.
И оттуда расстояние выстрел до пещеры, в которой лежат мощи многих святых мучеников, избитых в Иерусалиме в царствование Ираклия; а называется место то Агаия Мамила.
 
Где выросло честное древо
 
А от того места до Честного Креста одна верста. И есть за горою, на запад от Иерусалима, место, где было высечено подножие Христово, к которому пригвоздили пречистые ноги господа нашего Иисуса Христа. Место то огорожено стеной, и внутри выстроена церковь большой высоты, во имя Честного Креста; исписана красиво вся. А под великим алтарем, глубоко под трапезой, и находится пень древа того честного. И хорошо укреплено и облицовано над пнем тем плитами белого мрамора, и оконце проделано против дерева того, по форме круглое. Это Иверский монастырь.
 
О доме Захарии
 
И от того монастыря до дома Захарии версты четыре, а место дома — под горой, к западу от Иерусалима. В тот дом Захарьин к Иелисавети пришла под гору святая богородица и поцеловала Иелисаветь. И случилось, что, едва почувствовала Иелисаветь целование Марии, взыграл младенец, радуясь, в утробе ее, и сказала Иелисаветь: «Откуда это пришла ко мне мать господа моего? Благословенна ты в женах и благословен плод утробы твоей». В том же доме Иоанн Предтеча родился. И теперь на месте том возведена церковь высокая. Когда идешь в ту церковь, по левую руку,
[79]
под малым алтарем, есть пещерка маленькая, в той-то пещере и родился Иоанн Предтеча. И место то все обнесено оградой каменной.
 
О горе, куда бежала Иелисаветь с Предтечей
 
А оттуда — полверсты через ущелье до той горы, к которой прибежала Иелисаветь и сказала: «Гора, прими мать с ребенком!» И тотчас расступилась гора и приняла ее. Слуги же Иродовы, гнавшиеся по следу ее, придя до места того, не нашли ничего и возвратились усталые. И известно место то на том камне и до нынешнего дня. И есть над местом тем ныне церковка небольшая; внизу под церковкой той пещерка маленькая; и церковка другая перед пещеркой той пристроена. Из той пещеры вытекает очень хорошая вода; эту воду пила святая Иелисаветь, с Иоанном тут будучи в горе той, ведь тут она жила до смерти Ирода, ибо ангел ее хранил в той горе. Гора же та велика весьма, и лесу на ней много, и вокруг нее ущелий много. А находится она на запад от Иерусалима. Называется то место Орини. На ту же гору бежал Давид-пророк из Иерусалима от Саула-царя.
 
О Раме
 
А от той горы к западу две версты до Рамы, о которой пророк Иеремия говорит: «Голос в Раме слышен был, плач и рыдание во ушах ее: Рахиль оплакивает детей своих и не хочет утешиться, ибо их нет». Рама та представляет собой большое ущелье, по которому разбросано много сел. И вся та земля около того ущелья теперь называется Рама и принадлежит к Вифлеемской области. Сюда-то, в Раму, Ирод-царь и послал своих воинов избить святых младенцев.
 
О Ельмаусе
 
А от Рамы к западу четыре версты до Ельмауса, где Христос в третий день по воскресении явился Луке и Клеопе, когда они шли из Иерусалима в село, и где ими узнан был Христос по преломлению хлеба. На этом месте находилось то большое село. На том месте была построена церковь. Ныне же разорено все погаными, и село то Ельмаус пусто. А место, где оно было, в стороне от проходящей там до­роги за горою; по правую руку, когда идешь от Иерусалима к Яффе.
[81]
О Лидде
 
А от Ельмауса до Лидды четыре версты. По полю надо идти до Лидды. На этом месте был очень большой город под названием Лидда, а теперь называется Рамблий. В этой Лидде Петр исцелил Ению, лежащего на постели.
 
Об Опии
 
А от Лидды до Опии верст десять, все по полю. В том городе Опии святой Петр-апостол Тавифу воскресил. В том же городе, постясь на крыше в девятый час, Петр увидел плащаницу, с небес сходящую, за четыре конца повешенную, и когда она дошла до него, взглянул Петр и увидел, что плащаница та полна четвероногих и всякого гада. И сказал ему голос с небес: «Петр, встав, заколи и ешь!» И сказал Петр: «Господи, никогда скверное и нечистое не входило в рот мой». И сказал ему голос с небес: «Что бог очистил, ты не почитай нечистым». И на том месте ныне церковь создана во имя святого Петра. Стоит же город Опий у моря близко, и приходит море к стенам его. И называется ныне тот город Яффа фряжским языком. А от Яффы до Тарсуфа шесть верст.
 
О Кесарии Филипповой
 
А от Тарсуфа до Кесарии Филипповой версты двадцать четыре, все вдоль моря. В той Кесарии святой Петр-апостол крестил Корнилия. Тут же близко гора в двух верстах от города того на юг, где жил отец Маркиан, к которому пришла женщина-блудница искусить его.
 
О Капернауме
 
А от Кесарии Филипповой до города Капернаума верст восемь. Капернаум был город очень большой, и людей множество в нем было, ныне же пуст тот город. А расположен вблизи моря Великого. Об этом Капернауме говорит пророк: «Капернаум! Ты вознесся до небес, и до ада сойдешь». Ибо из этого города должен выйти антихрист. Вот из-за этого фряги и опустошили весь этот город Капернаум.
 
О горе Кармильской
 
А от Капернаума до Кармильской горы шесть верст. В этой горе святой пророк Илья жил в пещере; и там вороном был питаем тот Илья-пророк. На той же горе жрецов Бааловых исколол ножом Илия и сказал: «Ревнуя, поревновал по господе боге моем». Гора же та Кармильская весьма высока,
[83]
и море Великое близ горы той, примерно в версте. От горы Кармильской до города, до Кифы, одна верста.
 
Об Акре-граде
 
А от Кифы до Акры пятнадцать верст. Город же тот, Акра, весьма велик и крепок строением, и залив хороший есть под тем городом. Это сарацинский город, ныне же им владеют фряги. А от Акры до Тира-города верст десять, и от Тира до Сидона верст десять. И есть тут близко село Сарефта Сидонская: в том селе Илья-пророк воскресил сына вдовицы.
 
О граде Вирите
 
И от Сидона до Вирита-города верст пятнадцать. В том городе евреи проткнули образ Христов копьем: изошла кровь и вода, и тогда многие уверовали и крестились во имя отца и сына и святого духа. И в тот же город Вирит Ксенофонтовы сыновья Иоанн и Аркадий пошли учиться философии. А от Вирита до Зевела двадцать верст, а от Зевела до Триполя сорок верст, а от Триполя до реки Судии шестьдесят верст.
 
О Великой Антиохии
 
На той-то реке стоит Антиохия Великая. А от моря Антиохиев город подалее восьми верст расстоянием. До Адекия сто верст, затем Малая Антиохия, затем Канинорос, затем Мавронорос, затем Сатилия-городок, затем Хидония — островок небольшой. И те все города стоят около моря; и все те города мы минули по морю, не приставая, хотя и подходили близко к тем городам. Боясь ратных, не пристали в Хидонии. И оттуда мы шли до Мира, затем — к Патаре-городу, а у того города встретили нас корсары на четырех галерах, захватили нас и ограбили всех. А оттуда мы пришли к Царьграду и поздорову дошли до Царьграда.
 
О Галилее и о море Тивериадском
 
И есть путь от Иерусалима в Галилею, к Тивериадскому морю, и к Фаворской горе, и к Назарету. Вся ведь эта земля около Тивериадского моря называется Галилеей, и лежит та земля по направлению от Иерусалима на юго-восток. И находится город Тивериада в четырех днях пути от Иерусалима, если пешком идти. И путь этот весьма страшен и очень тяжел: в горах каменных идти три дня, а четвертый день вдоль Иордана по полю идти, все на восток вплоть до верховий Иордана, откуда берет начало Иордан-река.
[85]
И дал мне бог пройти путь тот так: пошел князь иерусалимский Балдвин на войну к Дамаску путем тем, к Тивериадскому морю, ибо там проходит дорога к Дамаску, мимо Тивериадского моря. Я узнал, что хочет князь идти путем тем к Тивериаде, пошел к нему, поклонился ему и сказал: «И я бы хотел пойти с тобою к Тивериадскому морю, чтобы походить по тем всем святым местам около Тивериадского моря. Бога ради, возьми меня, князь!» Тогда этот князь с радостью повелел мне пойти с собою и пристроил меня к своим слугам. Тогда я с радостью великою нанял под себя на чем ехать. И таким образом прошли мы места те страшные с воинами царскими без страха и без ущерба. А без воинов той дорогой никто не может пройти; но одна только святая Елена путем тем ходила, а другой никто.
И вот каков путь к Тивериаде: от Иерусалима до колодца святой богородицы верст десять, а от колодца того до Гельвунских гор версты четыре. И на тех горах Гельвунских убит был Саул — царь Иудейский, и сын его Анафан тут же убит был. Горы же эти велики, каменны, сухи, безводны, ибо нет росы на них никогда. А от гор тех до колодца Давида две версты, а от колодца того до пещеры Давида версты четыре. В той пещере дал бог Саула-царя в руки Давида, и он не убил его, когда тот спал, но отрезал лоскут одеяла его и взял меч его и полотенце. А от тех гор до Сихемских гор и до рва Иосифова версты четыре. На тех горах сыновья Иаковлевы пасли стада отца своего Иакова, на те горы пришел Иосиф Прекрасный к братьям своим, отцом своим будучи послан к ним, неся им мир и благословение от отца своего Иакова. Они же, видя брата своего Иосифа, встали и схватили его, и бросили его в ров, каковой ров и до сего дня существует, — как стена углубленная, сложенная из больших камней, и крепок весьма. И там пришлось нам на ночлег ложиться, на месте том. Ибо находится это место вблизи пути людского, на правую руку, когда там идешь.
 
О колодце Иакова
 
И оттуда до жилища Иосифова, что называется Сихарь, верст десять. И там есть колодец Иаковлев, глубокий и большой, и вода очень холодна и вкусна. У того колодца Христос и беседовал с женщиной-самарянкой. И мы там лежали ночь.
 
О Самарии
 
И оттуда недалек город Самария — примерно полверсты расстояние от того колодца. Город же Самария большой весьма и изобилует всем добром. Тот город Самария стоит между
[87]
двумя высокими горами; много источников вод холодных красиво течет посреди того города. И деревья плодовые всяческие там без числа: смоквы, орешник, рожки и маслины, — как дубравы, как леса по всей земле той около Самарии. По краям тех полей плодородные нивы. И земля та около Самарии прекрасна и весьма удивительна. И изобильно место то всем добром: маслом и вином, пшеницей и плодами. И проще говоря, оттуда получает Иерусалим все то добро, которым он жив. И ныне город тот Самарийский называется Неаполи. А оттуда в двух верстах, к западу от города Самарии, есть место, которое называется Севастополи; и выстроено тут укрепление небольшое, это и есть темница святого Иоанна Крестителя Христова: в этой темнице усечен был Иоанн Предтеча Христов Иродом-царем. И там гроб святого Иоанна Предтечи, и создала на том месте хорошая церковь во имя Предтечи Иоанна. И ныне там фряжский монастырь, очень богатый.
 
Об Аримафее-граде
 
А оттуда четыре версты до Аримафея. Там находится гроб святого Иосифа и святого Малелеила. Находится это место к западу от Самарии, в горах. Ограда небольшая построена над местом; церковь хорошая клетская построена над гробом святого Иосифа. То место и зовется Аримафей. А от Самарии путь к Тивериадскому морю на юго-восток.
 
О граде Васанском
 
От Самарии до города Васана тридцать верст. В том городе Васанском Ог, царь Васанский, был, которого убил Иисус Навин у Иерихона. Выглядит место то страшно и весьма грозно. Вытекает из городища того Васанского семь рек; и стоит тростник большой по рекам тем, и фиников много стоит высоких по тому городищу, как лес густой. И место это страшное и негодное для прохода, ибо там живут сильные сарацины поганые и разбойничают на тех реках, на бродах. И много львов тут водится. И большое болото прилегает со стороны Иордана к градищу тому Васаискому. А те реки текут от Васана в Иордан. Оттого много львов в месте том.
И есть там, под тем городом на восток, пещера удивительная. Она получилась в форме креста. Из той пещеры вытекает источник, и есть там чудесный водоем, сам образовавшийся и как бы созданный богом. В том водоеме сам Христос купался с учениками своими. И известно до сего дня место то, где Христос сидел на камне. Там купались и мы, недостойные. В городе же том Васанском евреи испытывали Христа: показывали ему динарий и говорили: «Следует ли дань давать
[89]
или нет?» Он же им: «Чей здесь образ и надпись? Воздайте кесарево кесарю, а божие богу!» И сказал Христос, оборотись к Петру: «Иди, забрось удочку в море, и той рыбе, которую первой поймаешь, открой рот, вынь статир и отдай за меня и за себя!» У того же города Васана Христос исцелил двух слепцов, которые взывали, идя за ним следом.
 
О Иордане-реке
 
А от Васана до верховий Иордана и до мытницы Матфеевой двадцать верст; и весь путь тот все по полю идешь около Иордана, пия воду из Иордана, очень вкусную и чистую, все к востоку идешь до самого верховья Иордана. Иордан же берет начало из моря Тивериадского, из двух истоков; кипит чудесно весьма. Название одного источника Иор, а другого источника название Дан. Оттуда и выходит Иордан двумя реками из моря Тивериадского. Они вдали друг от друга, примерно три перестрела между ними; и текут те реки порознь немного, примерно полверсты, а потом сливаются обе реки в одну реку, и она называется Иордан — по названиям двух источников. Течет же Иордан быстро, чистою водою, и очень извилисто. Всем похож он на Сновь-реку: по ширине, и по глубине, и заводями подобен Иордан Снови-реке. И очень много рыбы в его верховьях. А в самом верховье Иордана есть два моста каменные через оба потока, выстроенные на сводах крепко, и под теми мостами течет Иордан, сквозь пролеты тех мостов.
 
О мытнице Матфеевой
 
От тех мостов близко была мытница Матфея, апостола Христова, ибо тут сходятся все пути, ведущие через Иордан к Дамаску и в Месопотамию. И там, в том месте, остановился на обед князь Балдвин с воинами своими. Тут же и мы остановились с ним у самого верховья Иордана. Купались мы у самого верховья Иордана в море Тивериадском. И походили тогда около моря Тивериадского без страха и без боязни по всем тем святым местам. Где Христос бог наш походил своими ногами, там же и меня, худого и грешного, сподобил бог походить и дал видеть всю ту страну Галилейскую. Чего не надеялся я никогда видеть, то показал мне бог, чтобы я видел, обходя ногами своими грешными всю ту землю святую и желанную. Не ложно, по истине, как видел, так я и написал о местах святых. Многие другие, доходившие до этих мест и не смогшие разузнать хорошо, обманываются относительно этих мест, а иные, не доходившие до этих мест, лгут много и выдумывают. Мне же, дурному, бог показал мужа святого и старого днями, и книжного весьма, и духовного, жившего
[91]
в Галилее тридцать лет, а у святого Саввы в лавре жившего двадцать лет; и тот муж показал мне все поистине, по святым книгам разузнав основательно. И за что это мне, грешному, столько хорошего видеть?
И там стояли у моста того весь тот день. А к вечеру князь Балдвин пошел за Иордан к Дамаску с воинами своими, мы же пошли в город Тивериадский и там пробыли десять дней в городе том, пока не пришел князь Балдвин с той войны от Дамаска. Мы же за то время обошли все места те святые около Тивериадского моря.
 
О море Тивериадском
 
Тивериадское море можно обойти, как озеро; и вода его так вкусна, что никак не насытится пьющий ту воду. В длину же оно пятьдесят верст, а поперек двадцать верст. Рыбы в нем очень много; и есть там одна рыба весьма удивительная и чудесная, которую Христос любил есть; и вкусна для еды рыба та больше всякой другой рыбы, по виду же она как карп. И ел я рыбу ту многократно, находясь там, в городе. Ту же рыбу и по воскресении Христос ел, когда пришел к ученикам своим во время ловли, и сказал: «Дети! Есть ли что поесть?» Они же сказали: «Нет». И сказал он им: «Бросьте с правой стороны сети».
 
О верховье Иордана
 
Расстояние от верховья Иордана и от мостов тех до бани Христа, и до бани святой богородицы, и до бани апостолов верст шесть; а от бани святых апостолов до города Тивериады одна верста.
Был прежде город Тивериада очень большим: две версты в длину, а в ширину верста; а несколько дальше — море Тивериадское. В том городе многие чудеса сотворил Христос бог наш: там ведь находится место, посреди города того, где Христос прокаженного очистил; там был дом тещи Петра-апостола, и там Христос вошел в дом тот исцелить от болезни огненной тещу Петрову; и здесь, на том месте, церковь создана во имя апостола Петра, круглая по форме. Там и дом Симона-прокаженного был, где блудница на вечере омочила слезами ноги пречистые господа нашего Иисуса Христа, и волосами своими отерла, и приняла отпущение бесчисленных грехов. В том же городе он и согбенную женщину исцелил. Тут же было чудо с сотником. Тут же постель свесили с больным юношей, крышу разобрав. Тут же он хананеянку помиловал. Есть там пещера с очень вкусной и холодной водой, куда Христос вбежал, когда хотели его царем поставить в Галилее. И другие многие чудеса Христос сотворил в городе том. В том городе
[93]
находится гроб Елисея-пророка, сына Асафата. Здесь же близко при дороге гроб Иисуса Навина. И есть там камень большой вблизи моря, к востоку от города, на расстоянии выстрела: на том камне стоял Христос и учил здесь народы, что пришли к нему из поморья Тирского и Сидонского, из Декаполя и со всей Галилеи; и отсюда отпустил он народы и учеников своих, и они пошли на ту сторону моря в кораблях. А сам Иисус здесь остался, а затем отсюда перешел по морю, как посуху ходив ногами своими, и оказался по другую сторону моря перед народом. Они же, придя, обнаружили Иисуса, там ходящего, и говорили: «Учитель, когда ты сюда пришел?» Он же сказал им: «У бога все возможно, а у людей невозможно». Десять верст от Тивериады до того места по морю; и находится то место на склоне горы на расстоянии одной версты от моря.
 
Где Христос напитал пять тысяч мужей
 
Место это ровное и травянистое; на этом месте Христос напитал народу пять тысяч пятью хлебами, не считая жен и детей; и осталось двенадцать корзин ломтей.
 
Где Христос в третий раз явился ученикам своим,
восстав из мертвых
 
И там вблизи от моря Тивериадского есть место под горой, где явился Христос ученикам своим по воскресении в третий раз: пришел Христос и, став около озера, сказал: «Дети, есть ли что поесть?» Они же ответили: «Нет». И сказал им Иисус: «Забросьте с правой стороны сети, как я вам говорю, и поймаете». Они забросили, и оказалось, что не могут ее подтащить из-за множества рыбы; вытащили на сушу сеть полную больших рыб — сто пятьдесят три всего. И увидели у сети огонь, и хлеб, и рыбу печеную, и тут-то Христос дал им еду. Там создана церковь во имя святых апостолов. А близко оттуда был дом Марии Магдалины; там исцелил ее Христос от семи бесов; и зовется то место Магдалия.
 
О граде Вифсаиде
 
А оттуда близко, на горе, Вифсаида, городок Андреев и Петров. И есть там место, куда Филипп привел Нафанаила к Петру и к Андрею.
 
Где Христос пришел к ученикам, когда они ловили рыбу
 
И есть там место на море, где Христос пришел к братьям Зеведеевым и к Андрею с Петром, когда они тащили и чинили сети; и тут узнали Христа Андрей и Петр, и оставили там
[95]
лодку и сети, и пошли вослед Христа. Там вблизи моря и село было Зеведея, отца Иоанна. И был там дом богословца Иоанна. И Христос изгнал там из человека легион бесов и повелел им войти в свиней; тут и утонули свиньи в море. А поблизости там село Капернаум.
А оттуда близко река большая, которая течет из озера Генисаритского, а впадает в море Тивериадское. Озеро же Генисаритское очень велико, сорок верст в ширину, по форме круглое, рыбы в нем множество. И там, поблизости от озера того, есть город по имени Генисира; потому-то оно так и называется — Генисаритское.
 
О граде Декаполии
 
И есть там другой город очень большой под названием Декаполий. И есть там ровное место вблизи того озера: на том месте Иисус стоял, уча народы, пришедшие из Декаполя и с поморья Тирского и Сидонского; о том ведь месте в Евангелии говорится. И иные многие чудеса сотворил Иисус около того озера.
 
О горе Ливанской
 
И там есть, на другой стороне, на юго-восток от того озера, очень высокая и весьма большая гора; снег на ней лежит все лето; название горы той Ливан. На той горе родится ливан и фимиам белый. И текут с той горы Ливанской двенадцать рек больших: шесть рек текут к востоку, а шесть рек на юг. И втекают реки те в озеро Генисаритское. А шесть рек идут к Великой Антиохии. Потому то место называется Месопотамия, что значит Средоречие. И там, между теми реками, находится Харран, откуда вышел Авраам. Те реки наполняют озеро Генисаритское множеством вод. А из того озера течет большая река в море Тивериадское, и восстанавливается тою водою вода в море Тивериадском. А из моря того вытекает Иордан. Как прежде сказал я об Иордане, так оно поистине и есть.
До горы же той Ливанской я не смог дойти ногами своими из-за боязни поганых. Но мне хорошо рассказали о горе той живущие там христиане, которые нас водили; они и не дали нам туда идти, к горе той. Так что только глазами своими мы видели гору ту и те места около озера того Генисаритского. А до озера того от Тивериадского моря близко, примерно две версты расстояние; на юго-восток от Тивериады озеро Генисаритское.
 
О Фаворской горе
 
Фаворская же гора и Назарет от Тивериадского моря на запад; восемь верст больших ходу до Фаворской горы: на одну только гору подняться, на другую небольшую гору забраться,
[97]
а остальное все по полю идти — до самой до Фаворской горы. Фаворская же гора чудесно и удивительно и невыразимо словами прекрасно получилась у бога: поставлена она красиво, и высока очень, и велика, и стоит среди поля того красивого, как стог круглый. Получилась гора та красивой. А стоит в стороне от всех гор. И течет река около горы той по полю внизу. И выросли по всей горе Фаворской деревья всякие: смоковницы, рожки и маслины — очень много. Фаворская горл выше всего, что вокруг нее, одна стоит, в стороне от всех гор, и стоит среди поля очень красиво, как искусно сделанный стог — круглый, очень высокий и большой в окружности. Высота ее такова, что можно с нее четыре раза выстрелить; а если вверх на нее, то даже за восемь раз невозможно до ее верха дострелить. Вся эта гора каменная, залезать на нее трудно и весьма неудобно, цепляясь за камни руками приходится на нее лезть. Путь весьма тяжел, так что я с трудом на нее взобрался. С третьего до девятого часа, быстро идя, мы едва взошли на самый верх горы той святой. А на самом верху той горы, к северо-востоку, есть место высокое, как маленькая каменная островерхая горка: на том месте и преобразился Христос бог наш. И там церковь хорошая построена, на том месте, во имя Преображения, а другая церковь, во имя святых пророков Моисея и Илии, выстроена поодаль от того места, на север от Преображения.
 
О месте, где Христос преобразился
 
Место же то святого Преображения крепко ограждено вокруг каменной оградой. Железные ворота у той ограды. Раньше здесь была епископия, ныне же латинский монастырь. А перед оградой той польце красивое получилось на верху той горы. Чудесно и удивительно устроено богом, что на такой высоте имеется здесь вода; ибо много воды на той горе на самом ее верху. Потому по той горе есть и нивы, и виноградники хорошие, и деревьев плодовых много. И видно с нее очень далеко.
 
В пещере Мелхиседека
 
Тут же, на той же горе Фаворской, есть весьма чудесная пещера на ровном месте. Она похожа на небольшой погреб, высеченный в камне. И окошко маленькое было на верху пещеры той святой. Трапеза сделана на дне той пещеры с восточной стороны. Дверцы у нее маленькие; вход в эту пещеру по ступеням с запада. А перед дверьми пещерки той стоят маленькие смоковницы. Вокруг нее стоят всякие маленькие деревца. Прежде же был там лес большой, около той пещеры, а ныне там маленькие и слабые деревца. В той пещере жил святой
[99]
Мелхиседек. И сюда пришел к нему Авраам и воззвал трижды, сказав: «Человек божий!» Вышел Мелхиседек и вынес хлеб и вино, сделал здесь, в пещере той, жертвенник, и принес жертву хлебом и вином; и тут же была взята жертва на небеса к богу. И там благословил Мелхиседек Авраама, а Авраам его постриг и обрезал ему ногти, ибо космат был Мелхиседек. И это было начало литургиям хлебом и вином, а не опресноками. О том пророк говорит: «Ты архиерей вовеки по чину Мелхиседекову». Расположена пещерка та на расстоянии примерно с хороший выстрел от Преображения; в западном направлении оно, место то святое.
Хорошо приняли нас там, в монастыре том у святого Преображения, и мы там обедали. А поспав хорошо и встав, пошли в церковь святого Преображения, и поклонились на месте святом, где преобразился Христос бог наш, и поцеловали место то святое с любовью и радостью великою, и, взяв благословение от игумена и от всей братии, вышли из монастыря того святого и обошли все святые места по всей горе той святой. Ибо там, мимо той пещеры Мелхиседека, идет путь к Назарету. Назарет же лежит на запад от Фавора. И опять, во второй раз, вошли мы с любовью в ту святую пещеру и поклонились святой той трапезе, которую создал Мелхиседек, будучи с Авраамом. И стоит до сего дня трапеза та в той пещере. И ныне приходит туда часто святой Мелхиседек и служит литургию в пещере той святой, и почивают тогда все верные, что живут на горе той святой. Они мне и поведали о том поистине. И мы похвалили бога, сподобившего нас, худых и недостойных, видеть те святые места и целовать их устами не­достойными.
А затем сошли мы с горы Фаворской вниз на поля и шли по полю две версты к Назарету, на запад. И от Фаворской горы до Назарета пятнадцать верст больших: по полю две версты, а три в горах; путь весьма тяжел и узок, очень редко туда ходят, ибо много поганых сарацин сидит в горах тех, а по полю тому сел много сарацинских, и они убивают, выходя из сел тех, на той страшной горе. И боязно мне было идти с малым числом спутников тем путем. Вот с большим отрядом можно было бы пройти путем тем без страха, у нас же не оказалось отряда. И мы сами, одни — а всего-то нас восемь, и те слабые и без оружия — на бога надеясь, прошли. Божиею благодатию хранимые и молитвами святой владычицы нашей богородицы соблюдаемые, без пакости поздорову дошли до святого города Назарета, где было святое благовещение святой госпоже богородице от ангела Гавриила. Тут же и Христос вскормлен был.
[101]
О городе Назарете
 
Назарет же представляет собой маленький городок в горах на низком месте, так что, только оказавшись над ним, можно его увидеть. Посреди городка того церковь выстроена большая и высокая о трех алтарях. И когда входишь в ту церковь, по левую руку как бы пещерка маленькая глубокая перед малым алтарем. Две двери маленькие у пещеры той: одни двери с запада, а другие — с востока. Вход в ту пещеру по ступенькам в обе те двери. Когда входишь в пещеру ту западными дверями, по правую руку — келия выстроенная с маленькими дверьми: в той келейке жила святая богородица со Христом, здесь вскормлен был Христос, в святом том помещеньице; тут и ложице его, на котором лежал Иисус, — тут, в келейке той, ложице его сделано так низко над землей.
 
О гробе Иосифа обручника
 
В той же пещере — когда западными дверьми входишь в нее, по левую руку — есть гроб святого Иосифа, обручника Марии. Тут Христос сам погреб его своими руками пречистыми. Исходит около гроба его от стены как бы миро, вода святая белая, и берут ее для исцеления недужных.
 
О пещере, где сидела святая богородица
 
Есть там место в той пещере — близко от западных дверей: на том месте сидела святая богородица, близко у дверей, и сучила кокнит, что значит багряницу. Сюда и пришел архангел Гавриил, посланный от бога к девице Марии.
 
Где благовестил архангел святой богородице
 
И стал перед нею, сделавшись виден очам, чуть поодаль от места, где сидела пречистая девица. Примерно три столпа расстояние от дверей пещерных до того места, где стоял Гавриил. Тут поставлена маленькая круглая мраморная трапеза об одном столице, и на той трапезе служат литургию.
 
О доме Иосифа обручника
 
Был дом Иосифов там, где находится пещера та святая: все то происходило в доме Иосифа, обручника Марии. И тут церковь создана над пещерою тою святою во имя святого Благовещения. Это место святое опустело было прежде, ныне же фряги обновили и устроили хорошо то место. И там пребывает епископ латинский, богатый весьма, и владеет местом тем
[103]
святым. И почтили нас там хорошо питием, и едой, и всем. И спали мы там одну ночь, в городке том. И, поспав хорошо и наутро встав, пошли в ту церковь, и поклонились всем тем святым местам. И выйдя из города того, пошли мы немного на юго-восток и нашли колодец чудесный, и глубокий, и очень холодный; и надо спускаться к той воде глубоко, по ступенькам. А над колодцем тем создана церковь во имя архангела Гавриила, и она круглая по форме.
 
О колодце, где ангел в первый раз благовестил
 
От города Назарета расстояние приблизительно в хороший выстрел до колодца того святого. Ведь у того колодца было первое благовещение святой богородице от архангела. Ибо пришла она по воду, и, когда зачерпнула водонос свой, возгласил ей ангел невидимо, сказав: «Радуйся, обрадованная, господь с тобою!» Оглядевшись туда и сюда, Мария никого не увидела, но только голос слышала и, взяв водонос свой, пошла, удивляясь и говоря в уме своем: «Что это за голос, который я слышала, никого не видя?» И вошла в Назарет, и вошла в дом свой, и села на вышесказанном месте, и начала сучить кокнит, и тогда явился архангел Гавриил явно, стоя на вышесказанном месте. Тогда он ей благовестил рождество Христово.
От Назарета же до села Исавова пять верст.
 
О Кане Галилейской
 
А от того села до Каны Галилейской полторы версты. Кана Галилейская стоит на людном пути, и там Христос воду в вино превратил. И там обнаружили мы: отряд большой, идущий в Акру, и пристали к ним с радостью великою, и пошли с ними в Акру.
Акра же был город сарацинский, а ныне владеют им фряги. Расположен городок этот Акра на Великом море, и залив под ним очень хорош. Всем изобилует городок. А от Назарета до Акры двадцать восемь больших верст. Акра находится к югу от Назарета. И мы пробыли там, в Акре, четыре дня. И отдохнув там хорошо, и найдя отряд большой, идущий в святой город Иерусалим, пристали к отряду тому и пошли с радостью, веселясь. И пришли в Кайфу. А оттуда шли к горе Кармильекой, — и туда пошли. И есть там, в горе той, пещера святого Ильи-пророка. И мы поклонились там, а оттуда пошли в Капернаум. А от Капернаума пришли в Кесарию Филиппову. А путь туда идет все подле моря Великого по полю, а затем — по пескам до самой Кесарии. Пробыли мы там три дня, в городе том Кесарийском. Там и жил Корнилий,
[105]
которого крестил апостол Петр. А от Кесарии пошли в Самарию. Налево от Кесарии дорога в Самарию, через горы; верст двадцать от Кесарии до Самарии. И были на другой день в полдень в Самарии. Но из-за зноя медленно шли: не могли люди идти пешком в зной. А ту ночь мы провели перед городом тем Самариею у колодца Иакова, где Христос беседовал с женщиной самарянской.
 
О Иерусалиме
 
И оттуда, встав, пошли мы путем своим, которым прежде пришли из Иерусалима. И дошли до святого города Иерусалима с радостью великою поздорову. Никакого зла не видели мы на пути этом, но все хорошо показал нам бог, чтобы мы видели глазами своими все те святые места. Где Христос бог наш ходил нашего ради спасения, туда же и нас, грешных, сподобил сходить и дал нам видеть те святые места. И чудную ту землю Галилейскую видели мы очами своими; всю землю Палестину бог сподобил меня обойти. И, божиею благодатию хранимые, исходили без пакости, молитвами святой богородицы соблюдаемые, и обошли всю Палестинскую землю. Ведь та земля вся вокруг Иерусалима называется Палестина. Божиею помощью укрепляем, обошел я места те святые, не встретив нигде ни поганых, ни лютого зверя, не пришлось мне увидеть и иного зла никакого, ни немощи малой не почувствовал я в теле моем, но всегда был, как орел облегчаем, божиею благодатию соблюдаем и силою вышнего укрепляем. Хотя и надо бы мне похвалиться, но только силой Христа моего похвалюсь: ибо сила моя в немощи совершается, как апостол говорит Павел. И что воздам господу за все, что он дал мне, плохому, грешному и недостойному, — дал столькую благодать видеть и походить по святым этим местам и исполнить мне желание сердца моего? Ведь то, что я сподобился видеть, это же мне показал бог, чтобы я видел, недостойный раб и дурной.
И простите меня, братья, отцы и господа мои, и не попрекните худоумие мое, что написал не хитро, но просто о местах этих святых, и о Иерусалиме, и о земле этой обетованной. Однако же хоть и не мудро написал, но и не ложно: как видел глазами своими, так и написал.
 
О свете небесном: как сходит ко гробу господню
 
А это — о свете святом: как сходит ко гробу господню. Это мне господь дал видеть, худому и недостойному рабу. И видел очами своими грешными поистине, как сходит святой свет ко гробу животворящему господа нашего Иисуса Христа.
[107]
Многие ведь странники неправду говорят о схождении света святого: ведь один говорит, что святой дух голубем сходит ко гробу господню, а другие говорят, молния сходит с небес, и так зажигаются лампады над гробом господним, И то ложь и неправда, ибо ничего не видно тогда — ни голубя, ни молнии. Но так, невидимо, сходит с небес благодатию божиею и зажигает лампады в гробе господнем. Да и о том скажу, как видел, поистине. В Великую пятницу после вечерни протирают гроб господен, и вымывают лампады те все, и вливают масла чистого без воды — одного только масла того. И, воткнув светильники в оловцы, не зажигают светильников тех, но так оставляют лампады те незажженными. И запечатывают гроб в два часа ночи. И тогда гасят все лампады и свечи по всем церквам в Иерусалиме.
Тогда я, дурной и недостойный, в ту пятницу в час дня, пошел ко князю тому Балдвину и поклонился ему до земли. Он же, видя меня, дурного, подозвал меня к себе с любовью и сказал мне: «Чего хочешь, русский игумен?» Он меня хорошо узнал и полюбил меня очень, поскольку муж он добродетельный, и смиренный весьма, и ничуть не гордый. Я же сказал ему: «Князь мой, господин мой! Молю тебя бога ради и князей ради русских: повели мне, чтобы и я поставил свою лампаду на гробе святом от всей Русской земли!» Тогда он серьезно и с любовью повелел мне поставить лампаду на гроб господен, и послал со мной мужа, своего лучшего слугу, к эконому церкви святого Воскресения и к тому, кто держит ключ от гроба. И повелели мне эконом и ключник святого гроба, чтобы я принес лампаду свою с маслом. Я же, поклонившись им, пошел с радостью великой и купил лампаду стеклянную, очень большую, и, налив полную масла чистого, принес ко гробу господню, когда уже наступил вечер. Упросил я ключника того, одного тогда внутри гроба бывшего, и кое-что обещал ему, и он открыл мне двери святые, велел мне снять сапоги, и так босого ввел меня одного в святой гроб господен с лампадой, которую я нес с собой, и повелел мне самому поставить лампаду на гроб господен. И я ее поставил своими руками грешными в ногах — где лежали пречистые ноги господа нашего Иисуса Христа. Ибо в головах стояла лампада греческая, на грудях же поставлена была лампада святого Саввы и всех монастырей. Ведь такой здесь обычай: каждый год ставят греческую лампаду и святого Саввы. И благодатию божиею те три лампады загорелись тогда. А фряжская лампада повешена была сверху, а из тех ни одна не загорелась.
Я же тогда, поставив лампаду на гробе святом, и поклонившись честному гробу тому, и облобызав с любовью и со
[109]
слезами место то святое, где лежало тело господа нашего Иисуса Христа, вышел из гроба святого с радостью великою и пошел в свою келью.
Назавтра же, в Великую субботу, в шестой час дня, собираются все люди перед церковью святого Воскресения — бесчисленное множество народа; жители той земли и пришельцы из всех стран: и из Вавилона, и из Египта, и со всех концов земли. Собирается там в тот день несказанное множество. И на­полняются людьми все те места около церкви и около Распятия Христова. И великая теснота и давка жестокая среди людей бывает, так что многие люди тогда задыхаются от тесноты народа бесчисленного. И те люди все стоят со свечами незажженными и ждут открытия церковных дверей. Внутри же церкви тогда одни только попы находятся. И ждут попы и все люди, пока придет князь с дружиной; и тогда бывает открытие дверей церковных, и входят люди в церковь в тесноте великой и в давке, и наполняют церковь ту и хоры. Всюду делается полно, ибо не могут поместиться все люди в ту церковь, но остается очень много людей вне церкви около Голгофы и около Крайнева места, и вплоть до того места, где были найдены кресты. И все то делается полно бесчисленно многим множеством людей. И те люди все в церкви и вне церкви ничего другого не говорят, кроме: «Господи, помилуй!» Взывают неослабно и кричат громко, так что гудит и гремит все то место от вопля тех людей. И тут ручьями проливаются слезы у верных людей. Даже с каменным сердцем человек может тогда прослезиться. Ибо каждый заглядывает тогда в себя, и вспоминает свои грехи, и говорит каждый в себе: «Неужели из-за моих грехов не сойдет свет святой?» И так стоят все верные люди в слезах с сокрушенным сердцем. И сам тот князь Балдвин стоит со страхом и смирением великим, и ручьи чудесно текут из очей его. Также и дружина его стоит около него напротив гроба, вблизи алтаря большого; и все они стоят со смирением.
И когда наступил седьмой час дня субботнего, тогда пошел князь Балдвин ко гробу господню с дружиной своею из дома своего. Пешком ведь все пошли. И послал князь в метох святого Саввы, и позвал игумена того святого Саввы с чернецами его. И пошел игумен с братией ко гробу господню. И я, худой, тут же пошел с игуменом тем и с братиею. И подошли мы к князю тому, и поклонились ему все. Тогда и он поклонился игумену и всей братии, и повелел игумену святого Саввы и мне, худому, пойти рядом с ним, и иным игуменам и чернецам всем повелел перед собой пойти, а дружине своей повелел сзади пойти. И пришли мы к церкви Воскресения Христова, к западным дверям. И вот множество людей закрыло собой двери церкви, и не смогли мы тогда
[111]
войти в церковь. Тогда князь Балдвин отдал приказ воинам, и они силой разогнали людей и сделали как бы улицу до самого гроба, и тогда мы смогли пройти между людьми прямо до гроба. И подошли к восточным дверям святого гроба господня, и князь за нами подошел и стал на месте своем с правой стороны у преграды великого алтаря против восточных дверей и дверей гроба, ибо тут место княжее, построенное высоко. И повелел князь игумену святого Саввы стать над гробом со своими чернецами и с православными попами. Меня же, дурного, приказал поставить высоко над самыми дверьми гроба против великого алтаря, чтобы мне возможно было заглядывать в двери гроба. Двери же гроба все три запечатаны были, и запечатаны царскою печатью. Латинские же попы в великом алтаре стояли. И когда наступил восьмой час дня, начали вечерню петь на гробе вверху попы православные, и черноризцы, и все духовные мужи; и пустынники многие тут были; латиняне же в великом алтаре начали верещать по-своему. И так пели они все, а я тут стоял, прилежно глядя на двери гроба. И когда начали чи­тать паремии той Великой субботы, во время первой паремии вышел епископ с дьяконом из великого алтаря, подошел к дверям гроба, и заглянул в гроб сквозь крестец дверей тех, и не увидел света в гробе, и возвратился на место. И когда начали читать шестую паремию, тот же епископ подошел к дверям гроба и опять ничего не увидел. И тогда все люди возопили со слезами: «Кирие, елейсон!», что значит «Господи, помилуй!» И когда минул девятый час и начали петь проходную песнь «Господу поем», тогда внезапно пришла небольшая туча с востока и стала над непокрытым верхом той церкви, и пошел дождь небольшой над гробом святым, и смочил нас хорошо, стоящих на гробе. И тогда внезапно воссиял свет святой в гробе святом, вышло блистание страшное и светлое из гроба господня святого. И подойдя, епископ с четырьмя дьяконами открыл двери гроба, и взял свечу у князя того, у Балдвина, и с нею вошел в гроб, и первым делом зажег свечу князя от того святого света. Вынеся же из гроба ту свечу, дал самому князю тому в его руки. И стал князь на месте своем, держа свечу с великой радостью. И от него мы все зажгли свои свечи. А от наших свечей все люди зажгли свои свечи по всей церкви, друг от друга зажигая свечи.
Свет же святой не так, как огонь земной, но чудесно, иначе светится, необычно; и пламя его красно, как киноварь; и совершенно несказанно светится.
И так все люди стоят со свечами горящими, и вопиют громогласно все люди «Господи, помилуй!» с радостью великою и веселием. Такая радость не может быть у человека
[113]
в другом случае, какая радость бывает тогда у всякого христианина, видевшего свет божий святой. А кто не испытал той радости в тот день, не верит говорящим о всем том виденном. Однако мудрые и верные люди охотно верят и с радостью слушают рассказ об этом истинном событии и об этих святых местах. Верный в малом и во многом верен, а злому человеку, неверному, истинное представляется кривым. Мне же, дурному, бог свидетель, и святой гроб господен, и все спутники, русские сыны, случившиеся тогда в тот день там, новгородцы и киевляне: Изяслав Иванович, Городислав Михайлович Кашкича и другие многие, которые знают обо мне, дурном, и об этом рассказе. Но возвратимся к прерванному повествованию.
Когда же свет воссиял в святом гробе, тогда пение прекратилось и все воскликнули: «Кирие, елейсон!», и пошли из церкви с горящими свечами и с радостью великою, храня свои свечи, чтобы не погасил их ветер, и шли каждый из них восвояси. И от того святого света зажигают лампады в своих церквах, и пение вечернее кончают у себя дома. А в великой церкви у гроба господня сами попы одни без людей кончают вечернее пение. Тогда и мы с игуменом и с братиею пошлине свой монастырь, неся горящие свечи, и там окончили вечернее пение, и пошли в свои кельи, хваля бога, давшего нам, недостойным, видеть эту благодать божию.
И на утрене в святое воскресенье, отпев заутреню, и после целования с игуменом и с братиею, по отпущении, бывшем в час дня, взяв крест, игумен и вся братия, пошли мы к гробу господню, поя этот кондак: «Хотя и в гроб сошел, бессмертный!» И войдя в святой гроб животворящий, поцеловали святой гроб господен с любовью и со слезами теплыми и насладились тут благоуханным ароматом тем святого духа пришествия; а лампады те еще горели светло и чудесно. Три ведь те лампады зажглись тогда, как сказали нам эконом и ключник гроба господня. К игумену обращаясь, говорили они оба: «Внизу стоящие на гробе господнем, те три лампады загорелись». А иных пять лампад висит над гробом. Но они горели тогда, хотя свет их и был иным, не таким, какой у тех трех лампад, необычно и чудесно светящихся.
А потом мы вышли из гроба восточными дверьми и, войдя в великий алтарь, сотворили там целование с православными, и, по отпущении, игумен и братия, вышли мы из церкви святого Воскресения, и пошли в свой монастырь, и там отдохнули до литургии.
И через три дня после Воскресения господня, по литургии, пошли мы к ключнику гроба господня, и я сказал ему: «Я хотел бы взять свою лампаду». Он же с любовью принял меня, ввел в гроб, и я увидел свою лампаду, стоящую на святом гробе
[115]
и еще горящую светом тем святым. И я поклонился тому святому гробу и облобызал с любовью и слезами то святое место, где лежало пречистое тело господа нашего Иисуса Христа. И тогда я сам измерил гроб в длину, ширину и высоту, каков он. При людях ведь невозможно измерить его никому. И я почтил гроб господен по силе моей, и тому ключнику подал кое-что немногое, а также худое благословение свое. Он же, видя мою любовь ко гробу господню, отодвинул тогда дощечку, находящуюся в головах гроба господня святого, и отделил мне от того святого камня небольшое благословение, запретив мне с клятвой кому-либо говорить об этом в Иерусалиме. Я же поклонился гробу господню и ключнику и, взяв лампаду свою с маслом святым, вышел из гроба святого с радостью великою, обогатись благодатью божиею, неся в руке моей дар святого места и знамение святого гроба господня. И шел, радуясь, как некое сокровище богатства неся. Шел в келью свою, радуясь великой радостью.
И бог тому свидетель, и святой гроб господен, что, находясь во всех местах святых, я не забыл имен князей русских, и княгинь, и детей их, епископов, игуменов и бояр, и детей моих духовных; и всех христиан никогда не забывал; но во всех святых местах поминал. В первую очередь я кланялся за князей за всех, а потом о своих грехах молился. И за то хвалю благого бога, что сподобил меня, худого, имена князей русских написать в лавре у святого Саввы. И ныне поминаются имена их в ектенье, с женами и с детьми их. Вот имена их: Михаил-Святополк, Василий-Владимир, Давид Святославич, Михаил-Олег, Панкратий Святославич, Глеб Минский. Только их имена я и помнил, их и вписал. Помимо всех князей русских, и о боярах я молился у гроба господня и во всех местах святых. И отпели мы литургии за князей русских и за всех христиан — всего пятьдесят литургий. А за усопших сорок литургий отпели.
Да будет же всем, читающим писание это с верою и с любовию, благословение от бога, и от святого гроба господня, и от всех мест этих святых; примут они награду от бога наравне с ходившими по местам этим святым: блаженны, увидев, поверившие, втройне же блаженны, не видя, верующие. Веруя, пришел ведь Авраам в землю обетованную. Поистине ведь вера равна добрым делам.
Бога ради, братья и господа мои, не попрекните меня за скудоумие мое и грубость мою! Да не поругано будет писание это ради меня, и гроба господня, и ради святых этих мест. Кто с любовью прочтет, да примет награду от бога спаса нашего Иисуса Христа. И бог мира со всеми вами вовеки — аминь!
 
© Открытый текст
 
 
 
 
размещено 31.10.2010

(2.9 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: Нестеров И.В. (подгот.)
  • Размер: 117.91 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Нестеров И.В. (подгот.)
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Валк С. Н. Археографическая «легенда»
Каштанов С.М. Методические рекомендации по изданию «Актов Русского государства»
А.А. Зимин. Методика издания древнерусских актов
Сергеев А. К вопросу о разработке правил издания документов ЦАУ СССР (1935)
Валк С.Н. Новый проект правил издания документов: [Рецензия] (1935)
Сергеев А. Методология и техника публикации документов (1932)
А. Шилов. К вопросу о публикации исторических документов (По поводу статьи А. А. Сергеева)
Эпштейн Д.М. О видах публикации исторических источников
Майкова Т.С. Проект инструкции для подготовки к изданию «Писем и бумаг Петра Великого»
Подъяпольская Е.П. Об истории и научном значении издания «Письма и бумаги императора Петра Великого»
А. Андреев. [Рец. На кн.:] Н. А. Воскресенский. Законодательные акты Петра I.
Валк С.Н. О приемах издания историко-революционных документов (1925)
Валк С.Н. О тексте декретов Октябрьской социалистической революции и о необходимости научного их издания
Валк С. Н. Документы В. И. Ленина, напечатанные в Ленинских сборниках
Вольпе Ц.С., Рейсер С.А. К вопросу о принципах издания полного собрания сочинений В. И. Ленина
Рязанов Д. К вопросу об издании полного собрания сочинений Маркса и Энгельса
Леонтьев А. О новом издании первого тома «Капитала»
Мотылев В. О новом переводе второго тома «Капитала» (К выходу XVIII тома сочинений Маркса и Энгельса)
Ирошников М.П., Чубарьян А.О. Тайное становится явным: [об издании секретных договоров царского и Временного правительств]
Бурова А.П. Первые советские публикации дипломатических документов (1917-1921 гг.)
Ирошников М.П. Еще раз о подготовке и научном значении академического издания «истории российской» В.Н. Татищева
М. С. Селезнев. О публикации документальных материалов по истории советского общества
Нестеров И.В. Неизвестный источник советского периода
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Ч. I. «Сказание о письменах» черноризца Храбра
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть II. Повесть временных лет
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть III. Киево-Печерский патерик
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть IV. Сказание о Борисе и Глебе
Нестеров И. В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть V. Хождение Даниила игумена
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть VI.Повесть об убиении Андрея Боголюбского
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть VII. Слово о полку Игореве
Слово о полку Игореве: древнерусский текст
Нестеров И.В. «Тмутаракань» в «Слове о полку Игореве»
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Приложение: Словарь древнерусского языка XII в.
Сорин В. Об издании работ Ленина
Ахапкин Ю.А., Покровский А.С. Научное издание законодательных актов Советской власти (Из опыта работы)
Из письма Н.И.Бухарина И.В.Сталину о переводах работ В.И.Ленина и приложение к письму с пометами Сталина Не ранее 8 июня 1936 г.
Нестеров И.В. 17 век. Акундинов и Котошихин
Нестеров И.В. Литература средневековой русской эмиграции XVI - XVII вв.
Нестеров И.В. На вашу книжную полку: Курлов, П. Г. Гибель Императорской России
Петров К.В. Audiatur et altera pars: в связи с рецензией В. М. Воробьева на издания рукописей с текстом Полоцкого похода 1563 г.
Петров К.В. Разрядные книги древней традиции: К изданию исследования Ю. В. Анхимюка
М.И. Воротынский. Духовная грамота (Перевод и комментарии М.А. Юрищева)
М.А. Юрищев. «Се аз, князь Воротынской, пишу…»
Нестеров И.В. Очарованный лектор
О публикации литературного наследия В.И.Ленина за 20 лет (1924-1944). М., 1944.

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100