ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

20 сентября 2017 г. Новые размещения: продолжение "Материалов к энциклопедическому словарю "Цензура в России"" и глава 19 (1948 — 1949 гг.) из книги К. Мейера "Шостакович. Жизнь. Творчество. Время".


   Главная страница  /  Текст истории  /  Археография  /  Издание исторических источников

 Издание исторических источников
Размер шрифта: распечатать





М.А. Юрищев. «Се аз, князь Воротынской, пишу…» (39.33 Kb)

 

                                                                                         Имя князя Михаила Воротынского сделалось

                                                                                         достоянием и славою нашей истории.

                                                                                                                                           Н.М. Карамзин

 

 

Сложилось представление, что полководцы времён Московского царства не оставили после себя письменных свидетельств и поэтому они являются «немыми русской истории» (Д.М. Володихин, Воеводы Ивана Грозного. М.: Вече, 2009). Однако в отношении князя М.И. Воротынского это не совсем так. В предлагаемой работе собраны документы истории, содержащие живое слово князя. Этот материал раскрывает личность Воротынского как человека и дополняет имеющиеся сведения о нём как о военачальнике. Собранные документы представляют собой практически готовые мизансцены, пригодные для постановки спектакля или (дополненные, например, песнями той поры) для создания литературно-музыкальных композиций. В то же время следует подчеркнуть, что приведённые документы и, в особенности, духовная грамота М.И. Воротынского ещё ждут дальнейшей кропотливой работы со стороны филологов, литераторов, сценаристов, либреттистов.

 

 

Михаил Иванович Воротынский (ок.1510-1573/4), потомок черниговских Рюриковичей и святого благоверного князя Михаила Черниговского, принадлежал к плеяде служилых князей эпохи Ивана Грозного. Он имел высокое звание «слуги» государева. Его имя, после смерти почти забытое, Н.М. Карамзин вернул из забвения и сделал достоянием широкой общественности.

Теперь о М.И. Воротынском написано немало статей в книгах, журналах, энциклопедиях, газетах, интернете. Благодаря проведённым исследованиям, нам известен его послужной список. Князь был прежде всего оборонителем земли Русской на южных рубежах. В августе 1572 года у селения Молоди (между Серпуховым и современным Подольском) ратью под командованием М.И. Воротынского была одержана историческая победа над объединёнными татаро-турецкими ордами, которые рвались к Москве и хотели поработить Русское государство.

Располагая сведениями о служебном пути военачальника, мы, к сожалению, мало что знаем о Михаиле Ивановиче как человеке. Неизвестно даже, как он на самом деле выглядел. Нет никаких прижизненных изображений Воротынского. В то время светская живопись и скульптура были под строгим церковным запретом. Отсутствует словесный портрет князя. Лишь только лаконичные фразы А. Курбского, современника М.И. Воротынского, - «муж, исполненный великого разума», «муж крепкий и мужественный, в полкоустроениях зело искусный» – рисуют нам образ мудрого и непоколебимого богатыря. Твёрдость его характера дополняет и тот факт, что при необходимости Воротынский мог вступить в острую полемику даже с самим царём. «Князь Михайло государю погрубил», - сообщает источник, имея в виду обсуждение в Боярской думе в январе 1562 года вопроса о новом земельном уложении.

Полководец не оставил мемуаров. Тогда это не было принято. Однако, к счастью, сохранилось несколько документов истории, которые доносят до нас прямую речь Михаила Ивановича. Это позволяет сквозь века почти явно услышать его живой голос, узнать от него самого о радостях и горестях в его личной жизни.

 

1. Письма с Белоозера

 

                                                                                         Бог един без греха, а государю холоп без вины

                                                                                         не живет…

                                                                                          Из инструкции русским послам в Литве

 

В сентябре 1562 года князь М.И. Воротынский «по греху» (за провинность) попал в жестокую опалу. Были конфискованы все его земли и имущество. Вместе с женой и домочадцами Михаил Иванович был сослан в Вологодский край на Белоозеро – в Кирилло-Белозерский монастырь. На содержание семьи и прислуги отпускали из казны денежные средства. В монастырь доставляли для Воротынского провиант, одежду и другие необходимые вещи. Но тут происходили недостачи, и Михаил Иванович, заботясь о семье, был вынужден обращаться к царю письменно через приставов, которые вели за ним надзор. Всё это было, конечно, большим унижением для родовитого и «чистого от молодости» князя, который до опалы владел обширными землями и располагал тысячами людей.

 

Лета 7073 Апреля 20 день (20 апреля 1565 г.). Подлинник писан столбцом, на 4 листках. Сложен пакетом, имеет надпись на обороте: «Царю Государю Великому Князю Ивану Васильевичу всеа Русии».

  • Князь Михайло, Государь, тебе Государю бьет челом, чтоб еси, Государь, пожаловал на нынешной год на <…> обиход, и княине, и княжне, и <…> людем, своим Государьским жалованьем, денгами.
  • Государь, твоего Государьского жалованья не прислано на сесь год, ведра романеи , ведра реньского, ведра бастру, двесте лимонов, десяти гривенок перцу, гривенка шафрану, две гривенки гвоздики, пуд воску, две трубы левашныя, пять лососей свежих.
  • На прошлой 72-й год не прислано твоего Государева жалованья, полупуда ягод винных да полупуда изюму.
  • Что еси, Государь, пожаловал прислал платье в 70-м году, шубы и однорядки, и охабни, и кафтаны, и то, Государь, платье, в котором мочно ходити, придралось; и княине, Государь, пожаловал прислал еси платье, в котором мочно ходити, придралося ж; и княжне, Государь, пожаловал прислал еси платье, и иное, Государь, платье придралоь, а из иного платья выросла. А в нынешном еси, Государь, 73-м году пожаловал прислал княжне на два портища тафты тринадцать аршин Бурския желтыя, а вдругие, Государь, тафты пятнадцать аршин Венецейския зеленыя, да цки черевьи песцовыя белы, да цки бельи: и того, Государь, сделати не чем, ни вошев нет, ни на дело не прислано; а в кафтане, Государь, княжне ходити непригоже.
  • Что, Государь, присланы в 70-м году суды оловянные, и деревянные, и медяные, и суды, Государь, оловянные, и деревянные изломались, а медяные изгорели, а делати их, Государь, не чем.

 

Лета 7073-го Июля в 30 день (30 июля 1565 г.). Подлинник писан на листке, столбцом. Сложен пакетом, имеет надпись: «Царю Государю Великому Князю Ивану Васильевичу всеа Русии».

  • Князь Михайло, Государь, бьет челом о платье о белом, что, Государь, сам ся ободрал, и княиня, и княжна, и сын <…> князь Иван.
  • Что еси, Государь, пожаловал прислал скатерти в 71-м году, и скатертей, Государь, <…> нету.
  • Да князь Михайло ж, Государь, бьет челом о судех: что еси, Государь, пожаловал прислал в 71-м году котлы, и сковороды, и блюда, и братины, и иные, Государь, суды изгорели, а иныя ся избили, а купити их, Государь, не чем и делати их не чем же.
  • В 73-м году не дошло твоего Государьского жалованья, бастру ведра, романеи ведра, ренского ведра, да ста лимонов, да трех гривенок имберю.

 

 

2. Духовная грамота

 

                                                                                    Князь Михайло государю погрубил, и государь

                                                                                    на него опалу был положил, а ныне его государь

                                                                                    пожаловал по старому…

                                                                                           Из инструкции русским послам, май 1566 г.

 

В 1566 году князь М.И. Воротынский вернулся из ссылки в Москву. На правах вотчины ему возвратили Одоев с острогом на Черни и Новосиль, то есть дали лишь южную часть бывшего родового удела. В качестве одного из первоочередных дел Михаил Иванович начал составлять свою духовную грамоту (завещание). Затем в течение семи лет (до конца жизни), по мере происходивших изменений в земельных владениях и составе семьи (наследников), князь делал приписи к ней, внося тем самым коррективы в завещание. Всего приписей шесть. Все они, кроме последней, снабжены датами их написания. В результате духовная грамота с приписями представляет собой своеобразный дневник, хронику последних семи лет частной жизни Михаила Ивановича.

 

Лета 7074-го году июля (июль 1566 г.). Составление грамоты. В качестве душеприказчиков присутствуют князь И.Ф. Мстиславский (один из руководителей земской Боярской думы) и Н.Р. Юрьев. Здесь же находится духовный отец Воротынского – поп Тит. Кроме того, присутствуют князья А.Д. и Б.Д. Палецкие и И.П. Новосильцев. Торжественность обстановки подчёркивает значимость события. Текст духовной грамоты пишет, очевидно, под диктовку человек князя Яковец Котёлкин.

  • Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Се аз, раб божий многогрешный князь Михайла княж Иванов сын Воротынской, пишу сию духовную своим целым умом и разумом. И что ми кому дать и что ми на ком взять и тому у меня память.

Дальше Михаил Иванович тщательно расписывает, кому и какая доля его наследства в случае его смерти должна будет перейти сыну Ивану, жене Стеф/п/аниде и дочери Агриппине:

  • А что за мною государева жалованье наша вотчинка от прародителей наших и деда моего и отца моего и моя город Одоев да на Черни острог в Одоевском же уезде да город Новосиль, и те городы с посады и со всеми уезды с селы и з деревнями и со всеми землями и с лесы и со всякими доходы сыну моему Ивану.
  • А жене своей даю до ее живота в Одоеве же за рекою за Упою два селца з деревнями <…> да на посаде за рекою Упою от речки Ломены пятьдесят дворов всяких сряду до ее живота. А после ее живота те села и деревни и дворы на посаде - сыну же моему Ивану.
  • Да сестре своей Агрофене дати приданого шестьсот рублев.
  • А что есми написал жене своей до ее живота в Одоеве села и деревни и дворы на посаде, и будет жена моя пойдет замуж, и те села и деревни и дворы возмет сын мой себе, а матери отдаст приданое.
  • А воля Божия надо мною ся станет, зайдет смерть, а жена моя останетца будет беременна, а будет родит сына, и вотчина моя обема сыном розделять себе пополам.
  • А будет жена моя родит дочерь, и сыну моему Ивану, вскокмя, сестру свою выдати замуж. А приданово ей дати шестьсот же рублев.

Он заботится также о своей душе после смерти:

  • А с тое вотчины сыну моему душу мою поминать.
  • А нищим сыну моему по мне роздати сколько будет мочно.
  • Роздати по мне на сорокоуст на сорок церквей по сороку алтын на церковь. Да в Кирилов дати по мне сто рублев. А которые яз земли подавал при себе к монастырем и к церквам в Одоеве и на Черни и в Новосили, и сыну моему или детем моим до тех земель дела нет.

Князь дарует свободу своим людям, причём с имуществом:

  • А которые люди служили у меня по крепостям, по полным грамотам и по докладным, и по беглым, и по кобалам, и страдные люди по всяким крепостям, и, сыну моему или детем моим, тех людей всех отпустити на слободу з женами и з детми. А крепости им всем поотдавати и отпускные давати же. А кому яз людем своим что давал, и сыну моему или детем моим, того у них не имати ничего, отпустити их со всем.

В конце Михаил Иванович указывает, где похоронить его самого:

  • А прказываю душу свою господам своим князю Ивану Федоровичю Мстиславскому да Миките Романовичю Юрьева.
  • А будет мое грешное тело у них в руках, и им меня положите в Кирилове монастыре.

 

Лета 7077-го февраля (февраль 1569 г.). Царь, опасаясь перехода князя Воротынского с землями в Литву, отобрал у него все родовые земли у западных границ, а взамен дал разрозненные вотчины к востоку от Москвы: Стародуб Ряполóвский на Клязьме, село Мошок с деревнями в Муромском уезде и в Поволжье – село Княгинино с деревнями в Нижегородском уезде и селище Фокино на Волге в Василегородском уезде. В связи с этим Михаил Иванович делает первую припись к духовной, в которой распределяет свои новые владения. Присутствует его духовник - поп Андрей. Пишет снова Яковец Котёлкин.

  • И та моя вся вотчина Стародуб Ряполовской, и село Мошок з деревнями, и село Княинино, и Фокино селище со всеми угодьи, землями и с лесы по сей моей духовной сыну моему Ивану или детем моим.
  • И яз даю жене своей Стефаниде в Стародубе Ряполовском село Ряполово да селище Южа, <…> да селцо Травино со всеми деревнями.

 

Лета 7077-го апреля месяца (апрель 1569 г.). У Михаила Ивановича радостное событие: родился сын Дмитрий. Князь вносит изменения в своё завещание. Присутствует его духовный отец, игумен Варлаам. Пишет Яковец Котёлкин.

  • Родился у меня сын Дмитрей!
  • И та вотчина моя и живот мой детем моим Ивану да Дмитрею по сей моей духовной. А будет зайдет на меня смерть, а жена моя останеца беременна, а родит сына, и та вотчина моя и живот мой по сей моей духовной детем моим всем надел. А будет жена моя родит дочерь, и детем моим Ивану да Дмитрею, вскормив ее, дати замуж и приданова им за нею дати.

 

В Серпухове лета 7079-го майя в 15 день (15 мая 1571 г.). Князь Воротынский с войском стоит под Серпуховым. Крымские татары во главе с Девлет-Гиреем идут к Москве. Михаил Иванович делает третью припись. В ней он перераспределяет земли в связи с кончиной осенью (16 сентября 1570 г.) его жены. Присутствует духовный отец, протопоп Киприан. Пишет человек князя Матюшка Куровский.

  • А что есми написал в сей своей духовной вотчины жене своей Стефаниде сел и деревень до ее живота, и жены моей не стало, и та моя вотчина детем моим Ивану да Дмитрею.

Ещё одно нерадостное событие отмечает князь в этой приписи. И.Ф. Мстиславский и Н.Р. Юрьев отказались быть душеприказчиками:

  • А что есми в своей духовной писал в приказщики князя Ивана Федоровича Мстиславского да Микиту Романовича Юрьева в лето 7074-го, и после того князь Иван Федорович и Микита Романович мне говорили, в духовную себя в приказщики писати не велели.

В приписи отец даёт наставление своим осиротевшим детям (Ивану около десяти лет, Дмитрию – два года, Агриппина старше их):

  • А детем моим Ивану и Дмитрею <…> бить челом о всем о себе и о всяких своих нужах государю царю и великому князю Ивану Васильевичу всеа Росии и его детем, нашим государем, и полагатися во всем на их милость государьскую.
  • А о сестре им о своей о Ографене бить челом государю ж, чтобы государь милость показал, велел ее выдать замуж, за кого он, государь, по своей милости пожалует. А что есми поделал саженья и платья дочери своей после опалы, и яз то все отдал ей. И детем моим у нее в то не вступатися. Да к тому им: отдати с вотчины сестре своей на приданое шестьсот рублев да образ Пречистые Богородицы Федоровские, обложен, да те образы, которые ей давали после Белаозера. А что моего живота всякого, что княжне Огрофене не отдано, и то все детем моим, а княжне Огрофене в то не вступатца.
  • А что денег со мною было в ларце в зеленом в Серпухове, и то, детем моим, роздати по мне, будет тело мое грешное у них будет в руках, на погребалье и по церквам на сорокоусты и нищим.

Таким образом, одну из самых ценных семейных реликвий – икону Федоровской Божьей Матери, которая считается покровительницей невест и семейного благополучия, Михаил Иванович завещает дочери. Деньги, которые он имеет с собой, у него хранятся в специальном ларце зелёного цвета и в случае его смерти или гибели (человек он военный) должны быть израсходованы на похороны и поминки.

 

Лета 7080-го ноября месяца (ноябрь 1571 г.). 25 мая 1571 г. упокоилась дочь Агриппина (она, возможно, погибла в жутком пожаре в Москве, учинённом крымцами 24 мая того страшного года). Михаил Иванович, которому уже около шестидесяти лет, 30 сентября 1571 г. женится на Елене Татевой. Изменение состава наследников потребовало внести очередные изменения в завещание. Присутствует духовный отец князя, игумен Варлаам. Пишет Яковец Котёлкин.

  • А в восмъдесятом году, сентября в 30 день женился есми, а понел княж Федорову Татеву дочь Олену.
  • А что есми за нею взял приданова по рядной записи и даров и после моего живота, детем моим Ивану да Дмитрею, по той по рядной записи все отдати. А что будет яз истерял, и им за то заплатити.
  • А что моего всякого живота после моего живота опроче того останетца, что есми дал жене своей, образов окладных и неокладных, и книг всяких, и платья, и лошадей, и судов серебреных и погребовых, и поваренных оловяных и медных и древяных, и вотчина моя вся – детем моим Ивану да Дмитрею.
  • А будет жена моя останетца беременна, а родит сына, и тот мой весь живот и вотчина моя вся детем моим трем – им, Ивану и Дмитрею, и тому, будет который родитца после меня. А розделят себе по третям, опроче тех крестов и икон, которыми кресты и иконами яз и жена моя Стефанида, их мати Ивана и Дмитрея, детей своих благословляли.
  • А тому сыну, которой будет родитца после меня, а от меня благословения крест золот с мощми, да в нем же Купина Неопалимая, да мощи Андрея Стратилата в раке в серебреной, да образ Пречистые Федоровские, обложен серебром, венец с каменьем.
  • А будет родит дочерь, и детем моим Ивану и Дмитрею дати своей сестре наделка приданово шестьсот рублев. Да ей же дати из моего живота крест золот с мощми, да в нем же Купина Неопалимая, да мощи Андрея Стратилата в раке в серебреной, да образ Пречистые Федоровские, обложен серебром, венец с каменьем.
  • А будет сынови мои изведутца бездетны, а дочи будет родитца, и что было написано в сей моей духовной сел и деревень дочери моей Агрофене, и те села и деревни той моей дочере, которая будет родитца после меня, по сей моей духовной.

Здесь Михаил Иванович проявляет особую заботу о продлении рода. Будущего ребёнка, если родится, он завещает благословить самыми дорогими своими вещами: золотым крестом с мощами и Неопалимой Купиной, а также мощами Андрея Стратилата, которые он хранит в серебряной шкатулке, и иконой Федоровской Божьей Матери в серебряном окладе и с (драгоценным) камнем в венце.

 

Лета 7081-го декабря (декабрь 1572 г.). 2 августа 1572 года М.И. Воротынский одержал величайшую победу в битве при Молодях. Эта победа спасла страну от нового ига, а Европу – от экспансии турок и татар. Кроме того, эта победа привела к отмене опричнины. Земли, взятые ранее в опричный двор, стали возвращать прежним владельцам. М.И. Воротынскому обменяли чуждый ему Стародуб Ряполовский на фамильный Перемышль. Михаил Иванович опять перераспределяет свои богатства. Присутствует духовный отец князя, протопоп Иван. Пишет Матюшка Куровский.

  • А лета 7081 государь царь и великий князь Иван Васильевич всеа Росии пожаловал меня, холопа своего, старою моею вотчиною Перемышлем, а Стародуб у меня взял на себя, государя.
  • И та моя вотчина Перемышль детем моим Ивану да Дмитрею по сей моей духовной.
  • А будет жена моя Олена останетца беременна, а родит сына, и та моя вотчина Перемышль и Мошок и Кнеинино з деревнями и с Фокиным детем моим трем – им, Ивану же да Дмитрею, и тому, которой будет родитца после меня, а розделят себе по третям.

 

Ориентировочно май 1573 г. Новые несчастья. Умерла жена Елена. Над головой князя Воротынского снова сгущаются тучи опалы. Он в последний раз перераспределяет имущество, отписывает его двум оставшимся наследникам. Рядом никого нет – ни духовника, ни даже писаря. Михаил Иванович сам пишет последнюю припись в своей духовной грамоте:

  • И лета 7081-го мая месяца жены моей Олены в животе не стало. И что было есми дал жене своей Олене всякие рухледи, и что тое рухледи осталося, и то детем же моим Ивану да Дмитрею. А сю припись писал яз, князь Михаил.

 

3. Ответ царю

 

                                                                                  О муж великий! Муж, крепкий душою и разумом!

                                                                                  Священна, незабвенна память твоя в мире!

                                                                                  Ты служил отечеству неблагодарному, где

                                                                                  добродетель губит и слава безмолвствует;

                                                                                 но есть потомство, и Европа о тебе слышала…

                                                                                                                                        А. Курбский

 

А. Курбский в своей «Истории о великом князе Московском» пишет, что в ответ на обвинения в колдовстве и в стремлении извести царя (то есть на обвинения в вероотступничестве и измене) князь М.И. Воротынский ответил Ивану Грозному:

  • Не научихся, о царю, и не навыкох от прородителей своих чароватъ и в бесовство верити, но Бога единого хвалити и в Троице славимаго, и тебе, цареви, государю своему, служити верне.

В современном переводе, представленном в серии «Памятники литературы Древней Руси», слова князя Воротынского звучат так:

  • Не привык я, царь, и не научился от предков своих колдовть и верить в бесовство, лишь хвалить Бога единого, в Троице славимого, и тебе, царю и государю моему, служить верой.

Михаил Иванович не опорочил своего имени признанием лживого обвинения. Князь, спаситель отечества, сохранивший трон царю, принял мученическую смерть.

 

 

В Кирилло-Белозерском монастыре, в церкви Владимира, которая является родовой усыпальницей князей Воротынских, есть памятная надгробная стенная плита XVII в. В правой верхней части этой плиты начертано: «Преставися благоверныи князь Михаило Ивановичь Воротынскои лета 7081-го (1573 г.) июня въ 12 день, погребен бысть во граде в Кашине». В средней части той же плиты написано: П«иренесены ис Кашина в Кириловъ монастырь князь Михаило и сынъ его князь Логинъ лета 7114 (1606 г.) генваря въ 21 день».

 

Благодарности

Автор выражает благодарность за помощь в работе С.С. Костенко и Е.И. Кузнецовой.

 

Словарь:

аз, яз – я; се аз – вот я

зелó – весьма, очень

еси΄ – есть (наст. вр. второго лица гл. «быть»); гой еси – будь жив!, будь здоров!

сесь – ныне, теперь, сейчас

романéя – сладкая настойка на фряжском вине

бастр – сахар низкого качества; вино

гривенка – старинная единица русского веса (массы), равная 409,51 г

левáш, левáшник – вид пирогов

óхабень – старинная верхняя одежда

портище – отрез ткани на одежду; платье, одежда

тафтá – гладкая тонкая шёлковая ткань

цка – доска, полость, одеяло, мех, полотнище, меховая пола

вóшва – кусок ткани с драгоценным шитьём, вшиваемый как украшение в одежду или конский прибор

брáтина – сосуд, в котором разносят питие или пиво на всю братию и разливают по чашам и стаканам

ми – мне

сеунч – радостная весть, особенно о победе

 

Источники:

1. 1564-1566. Отрывокъ дела о ссылке князя Воротынскаго // Акты исторические, собранные и изданные археографическою комиссиею. Томъ первыи. 1334-1598. Санктпетербургъ. Въ Типографии Экспедиции заготовления Государственныхъ бумагъ. 1841. – № 174, С. 333-336.

2. Духовная грамота князя М.И. Воротынского:

а) РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Москве. № 269/32739. Ч. II. – Л. 248-258;

б) Приложение № 2 в статье: Беликов В.Ю., Колычева Е.И., Документы о землевладении князей Воротынских во второй половине XVI – начале XVII вв. // Архив русской истории. Вып. 2. Москва: В типографии п/о Роскомархива, 1992. – С. 93; статья имеется также в интернете:

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVI/1560-1580/Zemlevlad_Vorotyn/text.htm;

в) Акты служилых землевладельцев XV – начала XVII века. Т. III / Сборник. Сост. Антонов А.В.  Москва: Древлехранилище, 2002. – С. 72-77.

3. Курбский А. История о великом князе Московском // Памятники литературы Древней Руси. Вторая половина XVI века / Вступ. статья Лихачёва Д.С.  Сост. и общая ред. Дмитриева Л.А. и Лихачёва Д.С.  Москва: Художественная литература, 1986. – С. 218.

 

Подписи к иллюстрациям:

 

Художественное изображение  М.И. Воротынского на памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде

1. Художественное изображение  М.И. Воротынского на памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде.

 

Памятник князю Воротынскому в посёлке Воротынец (Нижегородская область)

2. Памятник князю Воротынскому в посёлке Воротынец (Нижегородская область).

 

Сеунщики  А.Г. Давыдов и кн. Д.А. Ногтев вручают Иоанну IV личное оружие хана Девлет-Гирея – два лука и две сабли, взятые в качестве трофеев в ходе Молодинской битвы. Литография П. Иванова с оригинала Б. Чорикова

3. Сеунщики  А.Г. Давыдов и кн. Д.А. Ногтев вручают Иоанну IV личное оружие хана Девлет-Гирея – два лука и две сабли, взятые в качестве трофеев в ходе Молодинской битвы. Литография П. Иванова с оригинала Б. Чорикова.

 

Духовная грамота кн. М.И. Воротынского («список с списка з духовной слово в слово», 1680 г.). Фрагмент

4. Духовная грамота кн. М.И. Воротынского («список с списка з духовной слово в слово», 1680 г.). Фрагмент.

 

Памятная надгробная стенная плита князей Воротынских во Владимирской церкви Кирилло-Белозерского монастыря

5. Памятная надгробная стенная плита князей Воротынских во Владимирской церкви Кирилло-Белозерского монастыря.

 

Надпись на белокаменном надгробии княжны и княгини Воротынских. Смоленский собор Новодевичьего монастыря в Москве

6. Надпись на белокаменном надгробии княжны и княгини Воротынских. Смоленский собор Новодевичьего монастыря в Москве.

 

 

Михаил Александрович Юрищев

(г. Черноголовка Московской обл.)

 

Работа представлена для опубликования в историко-краеведческом альманахе «Подмосковный летописец»

 


(0.9 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 24.03.2012
  • Автор: Юрищев М.А. (yur@itp.ac.ru)
  • Ключевые слова: русские полководцы, Московское царство, Михаил Иванович Воротынский, Иван Грозный
  • Размер: 39.33 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Юрищев М.А.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Валк С. Н. Археографическая «легенда»
Каштанов С.М. Методические рекомендации по изданию «Актов Русского государства»
А.А. Зимин. Методика издания древнерусских актов
Сергеев А. К вопросу о разработке правил издания документов ЦАУ СССР (1935)
Валк С.Н. Новый проект правил издания документов: [Рецензия] (1935)
Сергеев А. Методология и техника публикации документов (1932)
А. Шилов. К вопросу о публикации исторических документов (По поводу статьи А. А. Сергеева)
Эпштейн Д.М. О видах публикации исторических источников
Валк С.Н. Регесты в их прошлом и настоящем
Майкова Т.С. Проект инструкции для подготовки к изданию «Писем и бумаг Петра Великого»
Подъяпольская Е.П. Об истории и научном значении издания «Письма и бумаги императора Петра Великого»
А. Андреев. [Рец. На кн.:] Н. А. Воскресенский. Законодательные акты Петра I.
Валк С.Н. О приемах издания историко-революционных документов (1925)
Валк С.Н. О тексте декретов Октябрьской социалистической революции и о необходимости научного их издания
Валк С. Н. Документы В. И. Ленина, напечатанные в Ленинских сборниках
Вольпе Ц.С., Рейсер С.А. К вопросу о принципах издания полного собрания сочинений В. И. Ленина
Рязанов Д. К вопросу об издании полного собрания сочинений Маркса и Энгельса
Леонтьев А. О новом издании первого тома «Капитала»
Мотылев В. О новом переводе второго тома «Капитала» (К выходу XVIII тома сочинений Маркса и Энгельса)
Ирошников М.П., Чубарьян А.О. Тайное становится явным: [об издании секретных договоров царского и Временного правительств]
Бурова А.П. Первые советские публикации дипломатических документов (1917-1921 гг.)
Ирошников М.П. Еще раз о подготовке и научном значении академического издания «истории российской» В.Н. Татищева
М. С. Селезнев. О публикации документальных материалов по истории советского общества
Нестеров И.В. Неизвестный источник советского периода
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Ч. I. «Сказание о письменах» черноризца Храбра
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть II. Повесть временных лет
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть III. Киево-Печерский патерик
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть IV. Сказание о Борисе и Глебе
Нестеров И. В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть V. Хождение Даниила игумена
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть VI.Повесть об убиении Андрея Боголюбского
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть VII. Слово о полку Игореве
Слово о полку Игореве: древнерусский текст
Нестеров И.В. «Тмутаракань» в «Слове о полку Игореве»
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Приложение: Словарь древнерусского языка XII в.
Сорин В. Об издании работ Ленина
Ахапкин Ю.А., Покровский А.С. Научное издание законодательных актов Советской власти (Из опыта работы)
Из письма Н.И.Бухарина И.В.Сталину о переводах работ В.И.Ленина и приложение к письму с пометами Сталина Не ранее 8 июня 1936 г.
Нестеров И.В. 17 век. Акундинов и Котошихин
Нестеров И.В. Литература средневековой русской эмиграции XVI - XVII вв.
Нестеров И.В. На вашу книжную полку: Курлов, П. Г. Гибель Императорской России
Петров К.В. Audiatur et altera pars: в связи с рецензией В. М. Воробьева на издания рукописей с текстом Полоцкого похода 1563 г.
Петров К.В. Разрядные книги древней традиции: К изданию исследования Ю. В. Анхимюка
М.И. Воротынский. Духовная грамота (Перевод и комментарии М.А. Юрищева)
М.А. Юрищев. «Се аз, князь Воротынской, пишу…»
Нестеров И.В. Очарованный лектор
О публикации литературного наследия В.И.Ленина за 20 лет (1924-1944). М., 1944.

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100