ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

21 июля 2017 г. опубликованы продолжения Материалов к энциклопедическому словарю "Цензура в России" и коллекции справок о цензорах Российской империи.


   Главная страница  /  Текст истории  /  Археография  /  Издание исторических источников

 Издание исторических источников
Размер шрифта: распечатать





Ахапкин Ю.А., Покровский А.С. Научное издание законодательных актов Советской власти (Из опыта работы) (44.19 Kb)

 

Изучение истории Великого Октября, гражданской войны и иностранной интервенции, первых лет мирного строительства Советского государства, государственной деятельности организатора и руководителя первого в мире социалистического государства В. И. Ленина невозможно без привлечения основных документов высших органов Советской власти – декретов, постановлений, положений, предписаний, обращений, воззваний и т. д.

В. И. Ленин является основоположником советского законодательства. Благодаря его непосредственному участию в разработке всех основных законов Советского государства, социалистическое законодательство поставлено на твердую основу марксистско-ленинского учения о государстве и праве.

На современном этапе «партия придает большое значение совершенствованию советского законодательства», – говорил Генеральный секретарь ЦК КПСС тов. Л. И. Брежнев в отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду Коммунистической партии Советского Союза[1]. Творческое изучение и использование законодательства первого советского правительства является необходимым условием успешного выполнения задач, поставленных XXIV съездом партии.

В свете этих задач издание сборников «Декреты Советской власти», выпускаемых Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и Институтом истории СССР Академии наук СССР, приобретает первостепенное значение.

Первая попытка научного издания законодательных актов Советской власти начального периода была предпринята Институтом Маркса – Энгельса – Ленина в 1933 г. – был выпущен один том сборника «Декреты Октябрьской революции (Правительственные акты, подписанные или утвержденные Лениным как Председателем Совнаркома)». Его инициатором и подготовителем явился крупнейший советский ученый – источниковед и археограф С. И. Валк[2].

Это издание, высоко оцененное не одним поколением историков[3], – практическое воплощение принципов и приемов публикации историко-революционных и ленинских документов, предложенных и научно обоснованных С. Н. Валком еще в середине 20-х годов[4]. Работая в эти годы в Институте В. И. Ленина в качестве научного консультанта, С. Н. Валк разработал методику передачи текстов документов В. И. Ленина и официальных правительственных актов: установление требуемого соотношения «чтений» документа (рецензия), передача грамматического строя текста с учетом новых правил орфографии (транскрипция), исправление поврежденного или явно ошибочного текста (эмендация). Валком впервые был поставлен вопрос о применении (при издании историко-революционных документов новейшего времени) таких важнейших понятий археографии, как «редакция», «список», «вариант», указывались критерии выбора «основного текста», возможные технические приемы передачи различных вариантов текста в сносках.

Высказывание Валка о том, что «без правильно переданного текста документ превращается в одно лишь фантастическое построение своего издателя»[5], может служить девизом его публикаторской деятельности и в то же время правилом для каждого археографа, источниковеда и историка.

Кроме вопросов передачи собственно текстов документов, Валк много внимания уделил и другим видам археографических работ: обосновал принципы и приемы составления заголовков (они должны обладать «точно установленным составом», отражать «как материальный, так и формальный состав данного документа»); легенд (совокупности «тех археографических данных контрольного значения, которые дают возможность исследователю проверить как текст документа, так и приемы нашей в отношении к нему редакционной работы»)[6].

Задача сборника «Декреты Октябрьской революции» заключалась в том, чтобы дать, за редким исключением, документы, связанные с законодательно-распорядительной деятельностью В. И. Ленина на посту Председателя Совета Народных Комиссаров. Поэтому в основу издания были положены декреты и постановления Совнаркома РСФСР, причем опубликованные непременно в 1917 – начале 1918 г.

Как известно, первый том этого издания охватывает правительственные акты, подписанные или утвержденные В. И. Лениным в период с победы Октября до роспуска Учредительного собрания 6(19) января 1918 г. Законодательство последующих периодов исследователи изучали по-прежнему по периодическим изданиям тех лет, далеко не полным и не совершенным с точки зрения предъявляемых к ним научных требований.

Все это побудило С. Н. Валка выступить в 1939 г. со статьей «О тексте декретов Октябрьской социалистической революции и о необходимости научного их издания»[7], в которой автор пришел к следующему обоснованному выводу: «Необходимо, настоятельно необходимо... иметь научное издание декретов... Это научное издание дало бы нам – на основе всех имеющихся источников текста – критически установленный правильный текст декретов»[8]. К сожалению, война 1941-1945 гг. помешала осуществлению этого пожелания.

В 1955 г. С. Н. Валк обратился к Институту марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и Институту истории Академии наук СССР с предложением приступить к многотомному научному изданию законодательных актов Советской власти, с первого дня победы Великой Октябрьской социалистической революции, за все время руководства В. И. Лениным первым советским правительством России, и к 40-летию Октябрьской революции выпустить первый том.

Оба института ответили согласием и предложили С. Н. Валку руководить изданием. Издание получило название «Декреты Советской власти». Уже этим подчеркивалась более широкая программа публикации, чем в издании 1933 г. Относительно состава издания было решено не ограничиваться публикацией законов, написанных, утвержденных и подписанных В. И. Лениным и обнародованных в правительственной прессе, так это было в «Декретах Октябрьской революции», а печатать все законодательно-распорядительные акты высших органов Советской власти – всероссийских съездов Советов, Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, его Президиума, Совета Народных Комиссаров, комиссий при СНК – Совета Рабочей и Крестьянской Обороны, Совета Труда и Обороны, Малого Совнаркома и других, как опубликованные, так и ранее не публиковавшиеся. Последнее определило структуру каждого тома издания: два раздела – первый состоит из актов, опубликованных в те годы в газетах и журналах, в ведомственных изданиях центральных советских учреждений; второй – из не публиковавшихся в первые годы Советской власти и вообще не публиковавшихся. Постановления СНК, подписанные В. И. Лениным, о назначениях народных комиссаров и членов коллегий народных комиссариатов и об ассигнованиях, ввиду их однотипности, даются приложениями в виде регестов.

Главная задача издания «Декреты Октябрьской революции» – показать правотворческую деятельность В. И. Ленина – в новом издании решается глубже, на большей документальной базе. Его проекты, правка проектов, тезисы, замечания и дополнения, пометы на проектах и подлинниках, отражающие работу над тем или иным декретом, публикуются вместе с окончательным текстом закона. Печатаются как опубликованные, так и неопубликованные документы В. И. Ленина.

«Декреты Советской власти» получили в целом высокую оценку в советской исторической литературе[9]. Правда, о них иногда пишут как о повторном издании «Декретов Октябрьской революции», его продолжении. Это вряд ли оправданно: перед каждым изданием были поставлены свои задачи (о них мы говорили выше). Несомненно, в них много сходства, но и много различий, несмотря на то что основными документами для обоих изданий явились законы Советской власти. В каждом издании встречаются отдельные документы, которые не печатались в другом, по-разному составлены легенды, иногда выбраны другие источники для публикации текста декрета, приняты иные приемы в передаче особенностей текста, иные принципы комментирования одних и тех же законов и т. д. Напрашивается вывод, что при изучении декретов Советской власти первых месяцев ее существования нельзя игнорировать ни одно из рассмотренных изданий.

Главным подготовителем обоих изданий является С. Н. Валк. Особенно благотворно это сказывается на издании томов «Декреты Советской власти». Глубина знаний, эрудиция, огромный опыт, высокая культура, требовательность, высочайшая скромность, умение доказать свою правоту и согласиться с убедительными доводами оппонента без тени уязвленного самолюбия – все эти качества руководителя работы создали среди подготовителей чувство глубокого понимания сложности задач, ответственности и высокого творческого; вдохновения.

Бытующее среди археографов представление о якобы сугубой простоте выявления документов и определения состава сборника, требующих только внимательности, привычки к трудоемкой, но механической работе, опрокинуто той практикой, которой неукоснительно следовал С. Н. Валк. Он направил работу так, что непременным условием поиска является глубокое изучение законодательства определенного периода и истории каждого закона этого времени. Первая стадия работы над томом издания начинается с выявления в центральной прессе всех напечатанных декретов и постановлений. По окончании сбора минимума данных о них изучаются протоколы высших органов Советской власти (съездов Советов, ВЦИК, его Президиума, СНК, Малого СНК, Совета Рабочей и Крестьянской Обороны). В протоколах черпаются необходимые сведения о подавляющем большинстве принятых за данный период нормативных актов (как опубликованных, так и не попавших в печать): когда и кто впервые поставил их на повестку дня, ход обсуждения проектов, круг учреждений и лиц, участвовавших в разработке того или иного документа, их степень участия, дата утверждения закона, время вступления его в силу, порядок окончательного оформления оригинала (подлинника), характер обнародования, круг исполнителей. Усвоение всех этих сведений делает поиск недостающих текстов декретов и других документов более направленным и позволяет определить его пути.

Такой метод поиска способствует более полному выявлению законов и других нормативных актов, что является непременным условием для издания, дает возможность осмыслить законодательную деятельность Советской власти в целом за определенный период и дать комментарий, освещающий историю подготовки и обнародования каждого закона в отдельности.

Такая постановка работы над составом томов издания приводит иногда к интересным находкам. Так, при подготовке четвертого тома был найден новый документ В. И. Ленина. При сборе сведений к декрету Совнаркома от 16 марта 1919 г. о потребительских коммунах составители обратили внимание на то, что на заседании СНК 7 марта 1919 г. при рассмотрении вопроса о подготовке проекта декрета обсуждались тезисы В. И. Ленина о потребительских коммунах, которые были приняты СНК и предложены вырабатывавшей проект декрета комиссии положить их в основу декрета. Однако текст тезисов В. И. Ленина нигде не был опубликован и в архивах не был найден. В этот же день на обсуждении СНК, помимо тезисов В. И. Ленина, стояли тезисы Всероссийского совета рабочей кооперации и коллегии Народного комиссариата продовольствия. Начался поиск трех текстов тезисов, последние два были обнаружены в приложениях к протоколу заседания СНК от 7 марта 1919 г. Вместе с ними находились два листа машинописного текста, без подписей, но по тому же вопросу. Изучение этих листов показало, что это и есть текст тезисов В. И. Ленина. Бросалось в глаза чуть ли не дословное совпадение  отдельных фраз с аналогичными высказываниями B. И. Ленина в проекте программы партии, над которой он работал в эти же дни. Работа В. И. Ленина над тезисами не завершилась утверждением их Совнаркомом. 16 марта 1919 г. после одобрения СНК проекта декрета В. И. Ленин внес поправки в проект, в качестве введения к нему использовал вводную часть своих тезисов, приложив свой перепечатанный экземпляр тезисов с правкой к проекту декрета[10].

При разработке принципов издания были четко определены круг авторов и критерий подхода для включения того или иного документа.

C. Н. Валк возражал против каких-либо отклонений. В его замечаниях можно прочесть: «Как указано в предисловии к первому тому, такого рода документы, как телеграммы, даются «в отдельных случаях». Поэтому критерием включения считал бы содержание телеграммы (считаю, что все важнейшие по своему значению должны войти, а относящиеся к частным и второстепенным вопросам могут быть опущены, чтобы не превратить данное издание в издание всех вообще документов СНК)»[11], или «К характеру нашего издания, где, как правило, помещены акты, имеющие общее значение, документы, имеющие характер частных распоряжений, не подходят». Эта твердость Валка определила цельность издания. К сожалению, некоторые критики не поняли этого и в своих замечаниях предлагают отступить от принятого принципа. Например, М. С. Селезнев как недостаток отмечал отсутствие в первом томе «Декретов Советской власти» постановлений от 28, 29 октября и 23 декабря 1917 г. (старого стиля) – об организации Рабоче-Крестьянской милиции, о 8-часовом рабочем дне и о введении нового правописания[12]. Учитывая характер издания, они не могут быть опубликованы, так как являются постановлениями не высших органов Советской власти, а народных комиссариатов, документы которых в издание не включаются.

В нашей археографической практике еще не утвердились точные термины определения характера текстов документов, поэтому высказывания Валка по этим вопросам, хотя и в рабочем порядке, имеют определенный интерес. Так, в замечаниях к декрету СНК от 23 марта 1918 г. об учреждении Государственного контроля над всеми видами страхования, кроме социального[13], С. Н. Валк писал: «Все же думаю, что № 5520[14] подлинником назвать нельзя. Дело не в тексте: утвержденный проект по своему тексту обязательно тождествен с подлинником. Поэтому при рассмотрении рукописи и решении вопроса, является ли эта рукопись подлинником или утвержденным проектом, вопрос решается не тождеством текста, а тем, что подлинник обязательно должен иметь определенные признаки своего оформления, и прежде всего это беловой текст, а не текст с поправками и помарками». К этой мысли Сигизмунд Натанович возвращается неоднократно. «Подлинник с правкой – это, как мне приходилось писать, несочетаемое выражение. Если это подлинник, то он уже перешел через все правки, если в текст внесена правка, то он до внесения правки еще не подлинник, а только проект, а после утверждения текста он тоже еще не становится подлинником. Для подлинника требуется не только утвержденный текст (текст проекта + поправки), но и его определенное оформление», – читаем в замечаниях ко второму тому «Декретов Советской власти».

Эти пояснения имеют далеко не формальное значение. Зная, что данный текст является утвержденным проектом, но не подлинником, мы, таким образом, имеем право предполагать, что он еще не прошел все возможные (но не обязательные!) стадии в процессе своего создания, что, вероятно, существует и подлинник (оригинал, беловик). И, наоборот, имея налицо действительный, надлежаще оформленный подлинник, мы оставляем открытым вопрос о существовании утвержденного проекта. Все это весьма важно в методическом плане, в том отношении, что позволяет предвидеть существование еще не найденных текстов, в том числе с подписью В. И. Ленина или его правкой, т. е. нацеливает на дальнейшие поиски ленинских документов.

Впрочем, в первые месяцы существования Советской власти, особенно в «период Смольного», законодательные акты не всегда проходили все возможные стадии оформления, т. е.: 1) проект, 2) проект или проекты с правкой и пометами об утверждении, 3) официальный текст (или оригинал, беловик, подлинник), 4) копии, снятые с подлинника для рассылки исполнителям, в печать и т. д. Эту особенность Валк отмечал еще в 1933 г.: «Необходимо указать, что для ряда актов СНК этого времени совсем выпадает важнейшая с точки зрения обычных представлений стадия – изготовление белового подлинника: в отношении ряда декретов и других актов мы обладаем только проектами документов с пометками об утверждении их или даже только с дополнительными подписями, сделанными в СНК»[15].

Выбор основного источника обычно начинается после вычитки текста подлинника по всем найденным печатным и архивным источникам. Согласно существующим правилам, законодательные акты подлежат опубликованию по печатным, официальным источникам. Но, как правило, каждый закон печатался в нескольких изданиях, и есть случаи неоднократной публикации документа в одном издании. Главный критерий основного-источника, твердо проводимый в «Декретах», – сходство с текстом оригинала (подлинника) закона, при его отсутствии – с утвержденным проектом, копией для печати.

Несколько иной подход при выборе текста непубликовавшегося раньше закона. Бывает, что один и тот же акт имеет два или несколько вариантов текста, тогда основным берется текст, направленный к исполнению. Такой случай произошел с постановлением Совета Рабочей и Крестьянской Обороны от 29 апреля 1919 г. о переводе на красноармейский паек рабочих артиллерийских складов и огнескладов[16]. В распоряжении подготовителей оказались копии двух вариантов постановления, и оба как будто представляли интерес. Замечания С. Н. Валка по этому поводу дают «ключ» к выбору текста: «Оба «варианта» составлены секретарем на основе одного и того же протокольного текста. Но первый составлен 30 апреля, т. е. на следующий же день после заседания, и, согласно пометкам, тогда же получил надлежащее дальнейшее направление к действию. Второй «вариант», составленный тем же секретарем только 6 мая, не имеет никаких пометок о какой-либо дальнейшей действительной его судьбе и был передан только М. И. Гляссер, по-видимому, для внутреннего употребления в Совете Обороны. Конечно, надо печатать первый «вариант»».

После выбора текста главное внимание уделяется передаче текста. Основная цель при этом заключается в том, чтобы преподнести читателю декрет и постановление в таком виде, чтобы он мог полностью оценить документ, для этого в первую очередь даются основные элементы закона: заголовок (по оригиналу), текст декрета или постановления, подписи под ним, указание на место принятия и дата. Все остальные, второстепенные элементы приводятся в легендах. К второстепенным элементам относятся: резолюции и делопроизводственные пометы, дающие возможность судить о подлинности документа и о его судьбе до рассылки исполнителям (пометы до получения документа на обсуждение, об утверждении, ссылки на протоколы, почта-гриф и сведения о рассылке документа), бланк и печать. Перечисленные выше элементы вместе с указанием на место хранения документа и печатные источники составляют легенды, которые помещаются в томах перед законом и дают возможность читателю получить необходимые контрольно-справочные сведения о каждом декрете и постановлении.

Передача текста начиная с пятого тома осуществляется по «Правилам издания исторических документов в СССР» (М., 1969). Смысловые ошибки основного текста исправляются с обязательной оговоркой под текстом и указанием на правильный источник. Все разночтения, в малейшей степени изменяющие смысл текста, приводятся в текстуальных примечаниях, разночтения с подлинником оговариваются все. Сокращенные названия учреждений пишутся полностью, но это относится только к буквенным сокращениям типа ВЦИК, СНК, СТО, НКФ, НКПС и т. п.; образованные из сокращенных слов названия остаются без изменения, например: Совнарком, Наркомфин, совхоз, Совдеп, райисполком, волисполком и т. п.

Этому виду подготовки документов к печати Сигизмунд Натанович уделяет постоянно много внимания, и порой приходится удивляться его проницательности и точности в определении той или иной погрешности документа. Причем его замечания всегда носят характер рассуждений, которые в конечном счете становятся практическим пособием по вопросам издания законодательных актов Советской власти. Вот маленький пример замечания Сигизмунда Натановича, как писать слово: ««Национализированный» или «национализованный»; ранее говорили и так и этак; первое отражает влияние немецкого языка с окончанием его глаголов на «ieren» («nationalisieren»); второе – отражает французское влияние («nationaliser»). Теперь окончание «овать» вышло у нас, кажется, совсем из употребления. Нам все же надо писать так, как в подлиннике и изданиях».

Большую ценность представляют рассуждения С. Н. Валка о передаче ленинского текста. В качестве примера приведем два его замечания: первое – о том, какой текст должен быть напечатан под литерой «а». Этот текст «определяется самим заголовком, согласно которому мы даем только «проект с правкой В. И. Ленина», а не всю историю текста проекта со всеми его правками. В издании 1933 г. (имеется в виду первый том «Декретов Октябрьской революции». – Ред.) указывалась, согласно иным задачам, вся история текста, включая и правку декрета после его просмотра В. И. Лениным. Согласно этому мы обязаны здесь дать: 1) тот текст, который поступил на рассмотрение В. И. Ленина, и 2) последующую правку этого текста Лениным; этим и исчерпывается «а». Таким образом, вся правка, которая была внесена в текст проекта до просмотра его Лениным, должна быть включена в печатаемый под литерой «а» текст, так как над ним-то и работал Ленин; наоборот, та правка, которая была внесена позднее, после правки Ленина, в текст «а» уже не входит, и если ее можно указывать (как в издании 1933 г.), то только в сносках. Вследствие этого текст под литерой «а» является тем текстом, каким он вышел после правки Ленина, а не тем с другими всеми поправками, которые приняты были СНК». Вот его другое замечание в связи с передачей сложного текста, с «многослойной» и разновременной правкой В. И. Ленина. Речь идет о публикации тезисов В. И. Ленина, предшествующих появлению известного декрета ВЦИК и СНК от И апреля 1918 г. о потребительских кооперативных организациях[17]. «Мне кажется, что механическое воспроизведение текста совсем закрывает ход работы В. И. Ленина, – пишет Валк. – Такое механическое воспроизведение приемлемо только в тех случаях, когда рукопись не только воспроизводится, но когда предполагается, что читатель будет читать именно рукопись, а печатный текст не имеет самостоятельного значения, а предназначен только для облегчения чтения рукописи. Но у нас ведь задача другая. Наш читатель будет изучать ленинские тезисы по печатному тексту. Поэтому печатный текст должен быть так воспроизведен, чтобы, при возможно близком следовании внешнему виду рукописи, все же не допускать возможности механического чтения текста рукописи строка за строкой, там, где на самом деле эти строки являются разновременными, несогласованными, являются замечаниями к тексту, а не частями текста и т. п.»

Тщательное изучение истории ленинского документа, работа по передаче текста, желание понять ход размышлений В. И. Ленина над той или иной фразой документа, последовательность работы В. И. Ленина над рукописью приводят иногда к реконструкции ленинского документа. В этом плане характерна работа по подготовке ленинского проекта декрета о национализации торгового флота в январе 1918 г.[18] Внешний анализ рукописи показал, что она написана на одном листе черными чернилами и черным карандашом. Записи чернилами приведены в верхней половине листа и имеют карандашные добавления и поправки. Абзацы записей чернилами пронумерованы карандашом с третьего по шестой номер. Записи карандашом сделаны позднее записей чернилами. Таким образом, ясно, что Ленин, приступая к написанию проекта декрета, имел перед собой им же написанный документ, в котором отмечены главные задачи: национализация торгового флота, передача управления судами судовым командам, до создания центрального управления флотом временно ограничиться созданием управлений по каждому бассейну, подчиненных центральным и местным органам Советской власти. Реконструкция записей чернилами показала, что перед нами тезисы В. И. Ленина, которые им были с поправками включены в проект декрета. Написал он их до заседания СНК 18(31) января 1918 г., на котором обсуждался вопрос о национализации торгового флота. Проект декрета он писал на заседании СНК или вскоре после заседания, в этом нас убеждает то, что в проекте использованы два предложения докладчиков от Центрального комитета Всероссийского союза речников и моряков торгового флота и областного комитета Союза работников водного транспорта Волжского бассейна (Центроволга).

Так был восстановлен ленинский документ.

Важнейшим аспектом публикаторской работы является изучение истории создания, декрета и постановления. Практическим выражением такого изучения является не только научный комментарий, но и правильно построенная легенда. В сложных легендах (некоторые из них занимают чуть ли не целые страницы в «Декретах») взаимосвязанное расположение названий использованных текстов (архивных и печатных) создает у читателя первое общее представление о последовательности хода создания того или иного декрета. В качестве примера можно взять подготовку легенды к декрету СНК от 23 марта 1918 г. о централизации управления, охране дорог и повышении их провозоспособности[19]. В легенде использованы два проекта с правкой В. И. Ленина: первый – от 21 марта, утвержденный В. PL Лениным (ЦПА НМЛ, ф. 2, on. 1, № 5510), второй – от 23 марта (там же, № 5511); две машинописные копии (одна из ЦПА, ф. 19; другая – из ЦГАОР СССР); декрет – из газеты «Известия ВЦИК», № 57 и 59 и «Собрания Узаконений и Распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства». Вот рассуждения С. Н. Валка по оценке архивных и печатных источников. «... [№ 5511] – копия декрета, принятого СНК 21 марта. Она была 23 марта правлена Лениным. Но еще до ленинской правки ее первоначальный машинописный текст был правлен кем-то другим; судя по содержанию этой предварительной правки, она была произведена в связи с переговорами с Викжедором. Такая последовательность правок ясно вскрывается в тексте конца § 3. Первоначально он в машинописном тексте читался – «диктаторскими полномочиями в области транспорта». Затем кто-то зачеркнул «диктаторскими» и надписал «чрезвычайными»; после этого Ленин зачеркнул «чрезвычайными» и надписал «неограниченными»». Далее Валк обращается к копиям ЦПА и ЦГАОР СССР и убеждается, что первая является всего лишь «неправленной копией декрета 21 марта», а вторая «дает окончательный, после ленинской правки, текст декрета 23 марта». Сравнение копий с печатными текстами показало, что «Известия», № 57 и «Собрание Узаконений» напечатали декрет по копии, не отразившей последней правки В. И. Ленина, а «Известия», № 59 – окончательный текст декрета. «Таким образом, – отмечает С. Н. Валк, – общий ход развития текста декрета таков: к 21 марта относится проект и его правка Лениным (№ 5510). После этого был изготовлен подлинник, до нас не дошедший, и 22 марта с него был снят ряд копий[20] (№ 5511, копия ф. 19, копия, оказавшаяся в распоряжении «Собрания Узаконений», копия, попавшая в редакцию «Известий» и напечатанная в № 57). Но 22-23 марта шли переговоры с Викжедором. Копия № 5511 отразила в поправках, сделанных 22 или 23 марта неизвестной рукой, проект изменений,... связанных с викжедоровскими переговорами. Этот новый проект был подвергнут новой правке Лениным, после чего был утвержден. С нового текста 23 марта были сняты копии (одна из них – копия ЦГАОР, другая попала в «Известия» и напечатана в № 59)». В итоге Валк предложил то построение легенды, которое и было в целом воспроизведено при публикации этого документа во втором томе «Декретов». Таким образом, легенда, кроме контрольно-справочных сведений, дает читателю представление об истории подготовки каждого закона. Последнее обстоятельство определило местонахождение легенды – между редакционным заголовком и текстами декретов и постановлений.

Законодательные акты принадлежат к такой категории документов, в которых каждый элемент имеет большое юридическое и историческое значение. В исторической и археографической литературе, к сожалению, еще нет устойчивого единого отношения к некоторым из этих элементов. Наиболее разноречивые понимания чаще всего встречаются в вопросе о датировке документов этого характера. Даже последние «Правила издания исторических документов в СССР» (М., 1969, статьи 144 и 145) не дают четкого определения вариантов решения этого вопроса.

Законы, как известно, по-разному датируются. Исследователей могут интересовать дата закона, т. е. дата, обычно находящаяся под подписями в официальном издании; дата утверждения закона; даты опубликования или обнародования; дата вступления закона в силу; дата подписания и т. п. Многие даты могут совпадать, но могут встретиться случаи, когда все они будут различными.

Для полного понимания закона каждая дата имеет свое определенное значение, и предпочтение можно отдавать любой из них в зависимости от направления исследования. При издании законодательных актов, подобно «Декретам Советской власти», первостепенное значение имеет официальная дата закона, ибо цель издания – показать законодательство Советской власти в целом. Если бы она состояла в показе правотворческой деятельности ВЦИК, Совнаркома или Совета Рабочей и Крестьянской Обороны, то предпочтение, по-видимому, следовало бы отдать дате утверждения; если – только правотворческой деятельности Председателя СНК В. И. Ленина, то – дате подписания закона В. И. Лениным, и т. д.

Редакторы и подготовители «Декретов» считают, что для данного издания основной датой следует считать официальную дату закона, все остальные даты фиксируют основные стадии законодательного процесса (рассмотрение или обсуждение законопроекта, его утверждение, обнародование и опубликование), должны присутствовать в легенде, текстуальных примечаниях и комментариях к документу. Таким образом, читатель, обращающийся к «Декретам», располагает в этом плане всеми сведениями.

Преимущество официальной даты закона несомненно. Она была известна современникам, устанавливала время вступления в действие правовых норм и обязанностей, фигурировала в других законах, зафиксирована в дипломатических документах, отражена в практической деятельности советских учреждений, в прошениях и заявлениях советских граждан и т. п. Иначе говоря, закон с этой датой зарегистрирован историей.

Вправе ли историки без достаточных документальных оснований менять ее? Мы считаем – нет. Только, если удается документами опровергнуть ее. В практике издания «Декретов Советской власти» встречаются подобные случаи. Так была изменена дата предписания Председателя СНК В. И. Ленина Орловскому и Курскому губернским исполнительным комитетам Советов и комитетам РКП (б) сообщить немецким солдатам на Украине о победе революции в Германии. В третьем томе документ был датирован 9 ноября 1918 г., но в процессе работы над: четвертым томом было доказано, что В. И. Ленин мог написать этот документ ночью с 9 на 10 ноября 1918 г. между 2 час. и 2 час. 55 мин. В результате предписание было опубликовано заново с новой датой и объяснениями к ней[21].

Другой пример. В литературе по истории архивного дела в СССР часто ссылаются на декрет СНК за подписью В. И. Ленина о порядке хранения и уничтожения архивных дел[22]. Обычно в литературе декрет упоминается и печатается вместе с положением СНК за подписью В. И. Ленина о губернских архивных фондах, и оба они датируются одной датой – 31 марта 1919 г. Это произошло благодаря ошибке секретаря СНК, поставившей на подлиннике эту дату. Вот как это было: 31 марта 1919 г. Комиссия при СНК (Малый СНК) обсуждала декрет и положение. Положение было принято всеми членами Комиссии единогласно, декрет же был принят всеми, за исключением представителя Наркомюста. За четыре дня до этого заседания Совнарком, чтобы не загружать повестку дня, постановил: акты, принятые Комиссией единогласно и с согласия докладчика, утверждать Председателем СНК В. И. Лениным без вынесения их на заседание СНК; если же акт принимался не единогласно, то он подлежал обсуждению на заседании Совнаркома. Поэтому декрет и был направлен в Совнарком, который утвердил его 22 апреля. Вот почему он датирован в «Декретах» датой утверждения, а не датой, которая стоит в оригинале и в «Собрании Узаконений». Этот случай можно отнести к «историческим курьезам». Но понадобилось более 50 лет, чтобы исправить его. Помог этому введенный С. Н. Валком порядок подготовки законов к публикации, требующий всестороннего изучения истории документа и хорошего знания организации работы в Совнаркоме и его Комиссии.

Против принципов датировки законодательных актов в «Декретах Советской власти» неоднократно выступал В. В. Фарсобин[23]. Не будем доказывать правильность выбранного решения редакторами и подготовителями «Декретов», ибо вышедшие в 1969 г. «Правила издания исторических документов в СССР» (статьи 144 и 145), в выработке и обсуждении которых принимали участие крупнейшие историки и архивисты,, опровергли критику Фарсобина.

Однако нельзя не остановиться на попытке В. В. Фарсобина ввести в научный оборот термин «черновик подлинника» законодательного акта. В своих рассуждениях он отводит роль черновика утвержденному законопроекту. Правда, делает оговорку, что «пока этот вопрос не имеет теоретической разработки, но решен нами (В. В. Фарсобиным. – Ред.) практически». Однако вопрос давно решен и теоретически и практически. В. И. Ленин уделял этому вопросу большое внимание, за его подписями вышло несколько законов Совнаркома, он закреплен в Советской конституции. Фарсобин пытается отделить делопроизводственное оформление закона от законодательного процесса, но это просто противоестественно; введенный высшим органом власти порядок может быть изменен только законом высшего органа власти.

Законодательный процесс исключает какие-либо промежуточные документы между утвержденным законопроектом и подлинником. Неприемлем этот термин («черновик подлинника») и с точки зрения толкования его в русском языке, которое допускает смысловые разночтения между черновиком и беловиком (подлинником). Последнее не позволяет называть утвержденный законопроект черновиком, так как между текстами утвержденного законопроекта и подлинника смысловые разночтения недопустимы. Различия между ними проявляются только в признаках оформления. На подлиннике обязательны подписи установленных законами должностных лиц, представляющих высший орган власти, указание на место подписания закона и дата. На утвержденном проекте эти признаки не обязательны, достаточно наличия пометы об утверждении или подписи руководителя (председателя) высшего органа власти.

Интерес к законодательным актам первых лет Советской власти, особенно к тем, в разработке и утверждении которых принимал участие В. И. Ленин, за последние годы возрос. Вышли тематические сборники; декреты и постановления включены во многие местные документальные издания, вышедшие к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. Юридический отдел Верховного Совета СССР готовит библиографический справочник декретов и постановлений, написанных, правленных и подписанных В. И. Лениным. Основой для подготовки многих изданий послужили тексты декретов и постановлений, опубликованные в шести томах «Декретов Советской власти», охватывающих период с 25 октября 1917 г. по 9 декабря 1919 г. Ведется работа над седьмым и восьмым томами (конец 1919 г. – первая половина 1920 г.).

Опубл.: Археографический ежегодник за 1972 год. М., 1974. С. 25-35.


[1] «Материалы XXIV съезда КПСС». М., 1971, стр. 77.

[2] Помимо изданного, С. Н. Валком были подготовлены еще два тома, заканчивавшиеся июлем 1918 г.

[3] М. П. Ирошников. Изучение начального советского законодательного акта (конец, 1917 г. – начало 30-х годов). – «Вспомогательные исторические дисциплины», т. I. Л., 1968, стр. 191.

[4] С. Н. Валк. О приемах издания историко-революционных документов. – «Архивное дело». М., 1925, вып. III-IV, стр. 60-81; он же. Проект правил издания трудов В. И. Ленина. М.-Л., 1924, 1926.

[5] С. Н. Валк. О приемах издания историко-революционных документов, стр. 60.

[6] Там же, стр. 61, 76.

[7] «Архивное дело», 1939, № 3 (51), стр. 1-22.

[8] Там же, стр. 22.

[9] С. И. Якубовская, В. П. Данилов. Источниковедение и изучение истории Советского общества. – «Вопросы истории», 1961, № 5, стр. 6, 17; И. Смирнов. Достоверные факты – основа исторического исследования. – «Коммунист», 1962, № 3, стр. 77.

[10] «Декреты Советской власти», т. IV. М., 1968, стр. 491-508.

[11] Приведенные здесь и далее замечания С. Н. Валка к отдельным томам «Декретов Советской власти» хранятся в архиве данного издания, в ЦПА ИМЛ.

[12] М. С. Селезнев. Законодательные акты начального периода развития Советского государства. – «Информационный бюллетень ГАУ МВД СССР», 1958, № 7, стр. 104; «История советской археографии». Учебное пособие под ред. М. С. Селезнева, вып. VI. Археография в период развернутого строительства коммунизма. М., 1967, стр. 24.

[13] «Декреты Советской власти», т. II. М., 1959, стр. 5-11.

[14] Там же, стр. 6.

[15] «Декреты Октябрьской революции». М., 1933, стр. V.

[16] «Декреты Советской власти», т. V. М., 1971, стр. 473.

[17] Там же, т. II, стр. 77-79.

[18] Там же, т. I. М., 1957, стр. 391-393. Здесь же опубликовано факсимиле ленинской рукописи.

[19] «Декреты Советской власти», т. II, стр. 12.

[20] Не исключено, однако, что копии могли быть сняты непосредственно с утвержденного проекта (№ 5510). – Прим. С. Н. Валка.

[21] «Декреты Советской власти», т. III, стр. 599-600 и т. IV, стр. 3-4; А. С. Покровский. Первые отклики Советского правительства на революцию в Германии 9 ноября 1918 г. – «История СССР», 1966, № 5, стр. 31.

[22] «Декреты Советской власти», т. V, стр. 87-88.

[23] В. В. Фарсобин. К вопросу о работе над источниками при составлении хроник (На материалах о событиях периода Великой Октябрьской социалистической революции). – «Вопросы истории КПСС», 1963, № 11, стр. 118-119; он же. Из опыта работы над источниками при составлении хроник исторических событий Великой Октябрьской социалистической революции. – «Малоисследованные источники по истории СССР XIX-XX вв. (Источниковедческий анализ)». М., 1964, стр. 42-44.

 


(1 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 26.10.2015
  • Автор: Ахапкин Ю.А., Покровский А.С.
  • Ключевые слова: декреты, постановления, положения, воззвания Советской власти, В.И. Ленин
  • Размер: 44.19 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Ахапкин Ю.А., Покровский А.С.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Валк С. Н. Археографическая «легенда»
Каштанов С.М. Методические рекомендации по изданию «Актов Русского государства»
А.А. Зимин. Методика издания древнерусских актов
Сергеев А. К вопросу о разработке правил издания документов ЦАУ СССР (1935)
Валк С.Н. Новый проект правил издания документов: [Рецензия] (1935)
Сергеев А. Методология и техника публикации документов (1932)
А. Шилов. К вопросу о публикации исторических документов (По поводу статьи А. А. Сергеева)
Эпштейн Д.М. О видах публикации исторических источников
Майкова Т.С. Проект инструкции для подготовки к изданию «Писем и бумаг Петра Великого»
Подъяпольская Е.П. Об истории и научном значении издания «Письма и бумаги императора Петра Великого»
А. Андреев. [Рец. На кн.:] Н. А. Воскресенский. Законодательные акты Петра I.
Валк С.Н. О приемах издания историко-революционных документов (1925)
Валк С.Н. О тексте декретов Октябрьской социалистической революции и о необходимости научного их издания
Валк С. Н. Документы В. И. Ленина, напечатанные в Ленинских сборниках
Вольпе Ц.С., Рейсер С.А. К вопросу о принципах издания полного собрания сочинений В. И. Ленина
Рязанов Д. К вопросу об издании полного собрания сочинений Маркса и Энгельса
Леонтьев А. О новом издании первого тома «Капитала»
Мотылев В. О новом переводе второго тома «Капитала» (К выходу XVIII тома сочинений Маркса и Энгельса)
Ирошников М.П., Чубарьян А.О. Тайное становится явным: [об издании секретных договоров царского и Временного правительств]
Бурова А.П. Первые советские публикации дипломатических документов (1917-1921 гг.)
Ирошников М.П. Еще раз о подготовке и научном значении академического издания «истории российской» В.Н. Татищева
М. С. Селезнев. О публикации документальных материалов по истории советского общества
Нестеров И.В. Неизвестный источник советского периода
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Ч. I. «Сказание о письменах» черноризца Храбра
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть II. Повесть временных лет
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть III. Киево-Печерский патерик
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть IV. Сказание о Борисе и Глебе
Нестеров И. В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть V. Хождение Даниила игумена
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть VI.Повесть об убиении Андрея Боголюбского
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть VII. Слово о полку Игореве
Слово о полку Игореве: древнерусский текст
Нестеров И.В. «Тмутаракань» в «Слове о полку Игореве»
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Приложение: Словарь древнерусского языка XII в.
Сорин В. Об издании работ Ленина
Ахапкин Ю.А., Покровский А.С. Научное издание законодательных актов Советской власти (Из опыта работы)
Из письма Н.И.Бухарина И.В.Сталину о переводах работ В.И.Ленина и приложение к письму с пометами Сталина Не ранее 8 июня 1936 г.
Нестеров И.В. 17 век. Акундинов и Котошихин
Нестеров И.В. Литература средневековой русской эмиграции XVI - XVII вв.
Нестеров И.В. На вашу книжную полку: Курлов, П. Г. Гибель Императорской России
Петров К.В. Audiatur et altera pars: в связи с рецензией В. М. Воробьева на издания рукописей с текстом Полоцкого похода 1563 г.
Петров К.В. Разрядные книги древней традиции: К изданию исследования Ю. В. Анхимюка
М.И. Воротынский. Духовная грамота (Перевод и комментарии М.А. Юрищева)
М.А. Юрищев. «Се аз, князь Воротынской, пишу…»
Нестеров И.В. Очарованный лектор
О публикации литературного наследия В.И.Ленина за 20 лет (1924-1944). М., 1944.

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100