ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

20 ноября 2017 г. размещены материалы: И.Л. Мининзон "Эволюция городской усадьбы Нижнего Новгорода за последние 100 лет", повесть братьев Стругацких "Понедельник начинается в субботу".


   Главная страница  /  Текст истории  /  Археография  /  Издание исторических источников

 Издание исторических источников
Размер шрифта: распечатать





Эпштейн Д.М. О видах публикации исторических источников (27.44 Kb)

 

Д. М. Эпштейн,

кандидат исторических наук

 

Археографическая практика накопила большой опыт публикации исторических источников самых различных видов. Это публикации отдельных исторически важных документов, групп однородных источников; комплексов, исторически сложившихся в результате деятельности учреждений или лиц (семей), и, наконец, специально отобранных по намеченной теме документов. В зависимости от задач издания каждый из названных видов получал соответствующее оформление (в приложениях к исследованию, в периодической печати, в самостоятельном сборнике или целой серии сборников). В различные периоды развития русской археографии преобладали разные виды публикации документов.

Некоторые виды публикаций исторических документов сложились еще в дореволюционной практике. Однако среди изданий, подготовленных для научных и просветительных целей, тогда не получили распро­странение сборники документов по определенной конкретной теме, составленные на материалах разных архивов. Если тематические сборники и появлялись, то они были связаны с юбилеем какого-либо исторического события, и документы для них черпались, как правило, из одного архива.

Ведущее место в дореволюционной археографической практике занимали крупные издания исторически сложившихся комплексов документов. При всех присущих буржуазно-дворянской археографии недостатках в методах подготовки источников к печати такой вид издания давал в руки исследователей достаточно широкую документальную базу. На основе этих изданий можно было не только получить общее представление по освещаемой документами проблеме, но и изучать целый ряд конкретных вопросов.

В практике советской археографии использовалось все ценное, что было выработано в дореволюционный период. Руководствуясь теорией и методом марксизма-ленинизма, советские археографы совершенствуют научные приемы публикации исторических источников. Среди многих проблем археографии важное значение имеет разработка вопросов о типах, видах и формах публикации источников. Подготовленные ведущими научными учреждениями страны новые «Правила издания исторических документов в СССР»[1] вносят определенную ясность в решение вопросов, которые до последнего времени оставались спорными. Эти правила будут способствовать улучшению качества документальных изданий, они помогут в организации публикаторской работы в отдельных ведомствах, а также в координации издательской деятельности научных учреждений.

Однако и новые правила не решают до конца вопроса о типах изданий, ибо научный, научно-популярный и учебный — являются лишь основными, они могут быть разделены на подтипы. Так, научный тип издания имеет задачи исторического, палеографического, лингвистического и другого исследования; научно-популярный — может включать издания, предназначенные для распространения исторических знаний, а также публикации агитационно-пропагандистского характера.

Каждому типу издания присущи и свои виды. Для исследовательских целей, например, могут применяться все виды изданий, но наиболее ценными будут публикации сложившихся комплексов, будь то часть фонда, состоящая из группы однородных источников, или его структурная часть, или фонд в целом. Тематические издания, основанные на отборе документов из одного или ряда фондов, при всей тщательности их подготовки не будут содержать необходимого количества документов, по которым можно вести статистические подсчеты, выявлять отдельные конкретные явления, наблюдать массовость тех или иных фактов. Исследователь будет находиться в зависимости от качества отбора источников и полноты научно-справочного аппарата, составленного археографами. Между тем, на степень полноты и детальности научно-справочного аппарата и приложений часто оказывает влияние ограничение объема публикации и другие обстоятельства.

Для научно-популярных изданий основным видом являются тематические сборники, построенные на источниках, отобранных для раскрытия узловых вопросов темы. Не исключено для этого типа публикаций и использование источников одной разновидности (листовок, писем и т. п.). Учебные издания всегда строятся на основе отбора источников в соответствии с программами определенных курсов, хотя и возможны издания однородных источников (см. «Реформы Петра I»),

Обращаясь к истории развития советской археографии, можно проследить, как в зависимости от задач, выдвигавшихся перед исторической наукой на разных ее этапах, развивались определенные виды и формы публикации документов.

В первые дни Октября и в период гражданской войны характерными видами публикаций были издания отдельных документов в советской прессе и выпуск малых по объему сборников документов из одного архива (например, «Сборник секретных документов из архива бывшего Министерства иностранных дел» под редакцией Н. Г. Маркина). Эти публикации носили агитационно-пропагандистский характер и имели большое политическое значение.

Рассматривая последовательно опыт советской археографии, заметим, что в 20—30-х годах широко распространился основной вид советских публикаций — тематические сборники документов, отобранных в одном или нескольких фондах. Такие сборники выпускали Центрархив[2], Народный комиссариат иностранных дел[3] и другие учреждения. Тематические публикации выходили в свет как отдельными сборниками, так и серийными изданиями. Центрархивом в свое время был разработан план серийных публикаций документов по важнейшим историческим проблемам: истории революционного движения в России и на Западе в XVIII и XIX веках, рабочему движению в России, Октябрьской революции, внешней политике и другим.

Состав многих публикаций намеченных серий основывался на исторически сложившихся комплексах, то есть публикации были либо пофондовыми, либо из документов одной разновидности. Так, серия сборников «Восстание декабристов» строилась на материалах Верховного уголовного суда и следственной комиссии; серия «Переписка, мемуары и дневники деятелей царского режима» состояла из сборников, содержащих однородные документы («Переписка Николая и Александры Романовых», «Письма Победоносцева к Александру III» и др.). Широко применял издание исторически сложившихся комплексов и Истпарт при переиздании большевистской нелегальной литературы и издании протоколов и стенограмм партийных съездов и конференций.

Такие виды изданий имели большое значение для исследовательской работы и могли являться основой для разработки многих вопросов, а привлечение к ним дополнительных источников давало возможность полностью изучить тему. Например, исследование серии «Восстание декабристов» и привлечение научных трудов самих декабристов, их писем, мемуаров и других документов, позволяло решать вопросы, связанные как с движением декабристов в целом, так и с историей отдельных организаций декабристов, деятельностью членов этих организаций.

Не менее ценными для исследователей являются крупные проблемные издания документов, такие как серия сборников «Международные отношения в эпоху империализма». Это издание подготовлялось в 30-х годах специально созданной комиссией на основе фондов ряда архивов. Данное издание, наиболее полное по указанной проблеме, позволяло использовать его для всестороннего изучения многих конкретных вопросов международных отношений и роли в них отдельных государств.

В период Великой Отечественной войны публикаторская работа в стране была подчинена задаче содействия скорейшему разгрому фашистских захватчиков и приобрела в основном малые формы. Это публикации отдельных документов, подборок документов в газетах и журналах и небольших по объему сборников по самым актуальным для того времени темам. Издания для научных целей не прекратились, но значительно были сокращены.

В послевоенный период произошла перестройка публикаторской работы, и ведущие научные учреждения страны вновь перешли к крупным серийным изданиям документов. Однако тематика их в первые послевоенные годы отражала в основном дореволюционный период («Русские полководцы», «Рабочее движение в России в XIX в.» и др.). Несколько позднее началось широкое планирование и осуществление для научных целей серийных изданий по истории рождения и развития советского общества. Первыми такими изданиями явились десятитомная серия документов «Великая Октябрьская социалистическая революция», «Индустриализация СССР» и «Коллективизация сельского хозяйства СССР».

Если по истории Великой Октябрьской социалистической революции за 50 лет Советской власти издано уже много источников, и исследователи располагают сотнями сборников документов и мемуаров, то проблемы индустриализации и коллективизации сельского хозяйства страны только начинают освещаться документально.

Названные серии готовятся на более высоком научном уровне по сравнению с предыдущими изданиями, но они включают небольшую часть документов по освещаемым проблемам и лишь кладут начало для документальной их разработки. Все эти издания основаны на строгом отборе документов в силу ограниченности объема изданий, и потому для более глубокого изучения темы исследователям предстоит дальнейшее изучение источников в архивах.

Однако для освещения ряда тем имеются такие категории источников и даже целые фонды, которые представляют для исследователей интерес в полном виде.

Таким образом, господствующие в настоящее время документальные публикации, которые принято называть тематическими[4], то есть основанные на отборе лишь важнейших, типичных документов по освещаемой проблеме, должны сочетаться с полными публикациями наиболее насыщенных информацией однородных источников (отчетов, протоколов, стенограмм, докладов и др.), исторически сложившихся комплексов внутри фонда или целого фонда.

Опыт подобных изданий документов уже имеется, и он приобретает положительное значение в создании надежной документальной базы для исторического исследования. Институт марксизма-ленинизма, например, полностью издает протоколы съездов и конференций КПСС, и это служит надежным источником для изучения многих вопросов истории КПСС.

Трудно переоценить такое издание, как «Декреты Советской власти», ибо нет ни одной области деятельности Советского государства, почти ни одной темы из истории советского общества определенного периода, при изучении которых историк может пройти мимо данного издания.

Весьма ценен опыт издания трехтомного сборника документов «Петроградский Военно-революционный комитет»[5]. Вышедший к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции, этот сборник является большим вкладом в печатную документальную базу, которая была создана к 40-летнему юбилею Октябрьской революции в виде десятитомной всесоюзной серии сборников и многочисленных документальных сборников, изданных на местах[6].

Несмотря на то, что многие документы Петроградского ВРК ранее входили в состав других сборников[7], издание документов всего фонда Петроградского ВРК диктовалось интересами исторической науки[8]. Оно позволило полностью изучить деятельность важнейшего органа подготовки и проведения Октябрьского вооруженного восстания и первого советского органа государственной власти, а также внести уточнения в спорные вопросы[9].

При публикации фонда Петроградского ВРК возник ряд методических вопросов, которые составителям пришлось решать применительно к данному конкретному изданию, а также вопросов, имеющих общее значение для пофондовых изданий. Специфика данного издания состояла в том, что в основу его был положен фонд № 1236, хранящийся в ЦГАОР СССР, который не является исторически сложившимся фондом документов Петроградского ВРК. Он был сформирован в архиве спустя 20 с лишним лет после прекращения деятельности ВРК

Перед составителями возникла необходимость воссоздания полной картины организации, деятельности и состава Петроградского ВРК. С этой целью необходимо было провести широкое выявление документов в других фондах: в ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ЦГВИА СССР, ЦГАВМФ СССР, ЦГАСА, местных партархивах. Выявлялись документы, прямо или косвенно характеризующие деятельность Петроградского ВРК. Таким образом, это издание лишь условно можно назвать пофондовым, ибо составители привлекли документы других фондов, а также материалы периодической печати, которые характеризовали как деятельность ВРК, так и обстановку, в которой она протекала.

Вопрос о дополнительном выявлении документов к фонду, подлежащему изданию, не является специфическим лишь для этого издания. Любой фонд учреждения, организации или отдельного лица при подготовке к изданию его документов должен быть проверен с точки зрения полноты. При организации выявления недостающих документов (как подлинников, так и черновиков и отпусков) необходимо составить строго продуманный план, предусматривающий список всех фондов и коллекций учреждений, организаций и отдельных лиц, от которого фондообразователь издаваемого фонда получал информацию.

В фондах учреждений существенную практическую помощь в организации розыска недостающих документов оказывают реестры исходящих документов, пометы на отпусках препроводительных писем, резолюции на документах; в личных фондах — дневниковые записи, письма, различные записки. Так же может решаться вопрос о дополнительном выявлении и при публикации части фонда (например, структурной) или при публикации однородных по номинальному признаку документов одного фондообразователя (протоколы ВСНХ, стенограммы определенного съезда и т. п.).

Другой важной стороной пофондового и повидового изданий является отбор документов для печати. На первый взгляд может представиться, что если решено издать какой-либо фонд или комплекс однородных документов полностью, то вопрос об отборе отпадает. Однако при издании как полного фонда, так и однородных источников тщательный анализ содержания публикуемых документов и вопрос об отборе их для печати не снимается с повестки дня. Он лишь приобретает особую специфику: либо принимается решение публиковать документы в полном виде в составе сборника, либо в виде информации о них в разных формах описания, в приложениях к сборнику или в составе научно-справочного аппарата.

Рассмотрим этот вопрос несколько подробнее. Прежде всего приходится отметить, что почти каждый документальный фонд в государственных архивах, большой или малый по объему, официальный или личный по происхождению, содержит документы, которые не имеют существенного значения для раскрытия деятельности фондообразователя. К их числу можно отнести отрывочные записки, заметки для памяти, дублетные экземпляры, пригласительные билеты, документы, попавшие в фонд случайно и не имеющие с ним органической связи, и другие. Есть документы, которые характеризуют деятельность вспомогательных структурных частей учреждения (хозяйственной части, экспедиции), или группы документов, однородные по форме и содержанию, публикация которых полностью нецелесообразна (удостоверения, мандаты, справки, анкеты).

В личных фондах также имеются группы документов и материалов, отражающих основную служебную, творческую, общественно-политическую деятельность фондообразователя, и документы имущественно-хозяйственного характера, автобиографические и семейные материалы. Именно в составе последней группы могут находиться материалы, не подлежащие полной публикации.

Таким образом, при изучении документов любого фонда, подготавливаемых к изданию, археограф решает вопрос их отбора для печати. При этом специфика отбора в пофондовых изданиях состоит в том, чтобы решить, какие источники опубликовать полностью, содержание каких источников (массового характера) передать в виде регестов, сводных таблиц, о каких источниках дать исследователю информацию в перечне документов, содержащем полный заголовок документа и его легенду, и о каких источниках достаточно дать групповой перечень, представляющий собой лишь список номеров дел и листов однородных документов, посвященных определенным предметам, вопросам. Если группа документов, не подлежащих изданию целиком, невелика, о ней может быть дана информация в археографической части предисловия. При таком подходе к публикации исследователь получит полное представление о содержании источников фонда и сможет вести на основе издания всестороннюю работу.

Подтверждением рациональности подобного подхода к отбору документов в пределах одного фонда является сборник «Петроградский Военно-революционный комитет». Правда, в нем использованы не все перечисленные виды информации о документах, но это диктовалось конкретным составом документов и не может быть поставлено в вину издателям.

Все основные документы, характеризующие деятельность ВРК — протоколы и бюллетени ВРК, обращения, воззвания, объявления, постановления, приказы ВРК и другие — публиковались полным текстом. При этом хочется подчеркнуть, что передача текста документов в данном сборнике стоит на более высоком уровне по сравнению с предыдущими публикациями документов ВРК, в которых допускались купюры, некоторые слова не были расшифрованы[10]. Мандаты, удостоверения, предписания, отношения, требования, заявления публиковались полностью лишь выборочно, для образца. В основном, эти документы представлены в издании в виде краткого описания, состоящего из заголовка документа, его легенды и передачи имеющихся на нем резолюций и помет. Такое описание дает полное представление о содержании и значении перечисленных документов. Если бы составители полностью передавали текст названных документов, то им не удалось бы избежать дублирования заголовков.

Для документов других организаций и учреждений, находящихся в фонде Петроградского Военно-революционного комитета, составители применили краткую информацию в приложении к сборнику в виде перечня исковых данных определенных групп документов, например, «Приказы по строевой и хозяйственной части отдельных воинских частей, присланные для сведения в Военно-революционный комитет и бюро военных комиссаров Народного комиссариата по военным делам 1 ноября 1917 г. — 28 января 1918 г.»[11]. После такого группового заголовка следуют номера дел и листов и указывается на копийность документов.

Отбор может касаться не отдельных групп документов, а целых структурных частей фонда, которые будет признано целесообразным не публиковать полностью, а дать в издании то или иное их описание.

Но не только пофондовые публикации требуют проведения отбора документов для печати. При публикации источников одной разновидности также возникает вопрос отбора документов. В данном случае каждый источник будет изучаться в первую очередь по содержанию. Рассмотрим это на примере издания листовок местной организации РСДРП (б) за определенный период времени. Многие документы почти дословно или полностью повторяют друг друга, хотя изданы в разное время и в различных местах. Для печати целесообразно отобрать один документ из этой группы, а о других (аналогичных) сделать примечание. Могут встретиться листовки, текст которых лишь в своей вступительной части дословно совпадает. Одну такую листовку следует опубликовать полностью, а в отношении других дать примечание. Наконец, может встретиться такой случай, когда обращение или воззвание было лишь заготовлено, но не отпечатано и не распространено. Перед археографом встает вопрос, включать ли документ в состав издания, поместить его в приложении или пояснить в примечании.

В процессе подготовки к печати однородного комплекса документов перед археографами могут возникать самые разнообразные вопросы, связанные с проблемой отбора источников для печати. Предусмотреть заранее все возможные случаи отбора невозможно, ибо это в значительной степени зависит от разновидности источников. Например, при издании мемуарных и эпистолярных источников могут встретиться такие, которые при всей их ценности содержат сведения сугубо личного характера, не подлежащие публикации. Об этом следует дать соответствующее пояснение в издании. Отдельные письма или части мемуаров не подлежат публикации по воле автора или других лиц, к которым были адресованы письма. Наряду с этим в письмах, воспоминаниях и дневниках мы встречаем записи чисто личного и семейного характера, которые при публикации источников одних авторов не будут представлять исторического интереса, а при публикации литературного наследия других будут важны.

В тесной связи с вопросом отбора документов для публикации и определения видов описания документов, не публикуемых полностью, находится вопрос о систематизации их в пределах издания.

При издании исторически сложившихся фондов с четко налаженным делопроизводством, удобным для использования документов в историческом исследовании, перегруппировка их нецелесообразна, структура фонда должна быть сохранена. Иное дело, когда систематизация фонда не отвечает научным требованиям, как это было в фонде Петроградского ВРК. В нем взаимосвязанные документы оказались подшитыми в разные дела. Кроме того, структура ВРК часто менялась, и это не давало возможности составителям систематизировать документы в соответствии со структурой фондообразователя. Решение публиковать материалы хронологически явилось в данном случае наиболее рациональным. В пределах каждого дня работы ВРК исходящие и входящие документы располагались по степени важности на основе выработанной составителями схемы. В целом схема продумана достаточно четко, но следует иметь в виду, что она не может служить образцом для всех пофондовых изданий. Краткое описание определенных документов в перечне дает возможность исследователю производить наблюдения, подсчеты и делать выводы с большим удобством, чем при распылении таких описаний по всему изданию.

Другие вопросы приемов издания одного фонда или одной разновидности должны решаться в зависимости от конкретного состава и содержания документов и целей их публикации. Они имеют определенную специфику по сравнению с приемами подготовки тематических сборников и заслуживают особого рассмотрения.

Теперь, когда условия развития исторической науки и археографии позволяют более широко осуществлять публикацию отдельных небольших фондов или частей фондов, а также компактных групп однородных источников, способных служить прочной основой для исследования в разных направлениях, целесообразно глубже изучить методические вопросы подготовки таких изданий.

 

Опубл.: Советские архивы. 1970. № 3. С. 50-56.


[1] Правила издания исторических документов в СССР. М., 1969.

[2] Морозовская стачка 1885 г. М., 1925; Ленские события 1912 года. М., 1925; Декабристы. М.-Л., 1926; Первое марта 1887 г. М.-Л., 1927 и др.

[3] Материалы по истории франко-русских отношений за 1910-1914 гг. М., 1922; Европейские державы и Греция в эпоху мировой войны. М., 1922; Раздел Азиатской Турции. М., 1924 и др.

[4] Следует заметить, что это название является условным, так как любая публикация документов, повидовая или пофондовая, практически также предусматривает какую-либо основную тему. Это, однако, не мешает исследователям изучать документы таких публикаций в самых различных аспектах. — Д. Э.

[5] Подготовлен Институтом истории АН СССР, НМЛ при ЦК КПСС, Главным архивным управлением при СМ СССР и ЦГАОР СССР.

[6] См.: «Каталог сборников документов, изданных архивными учреждениями ССОР. 1917-1960 гг.» (М., 1961) и «Каталог архивоведческой литературы и сборников документов. 1960-1963 гг.» (М.-Л., 1964).

[7] Документы Великой пролетарской революции. Из протоколов и переписки Военно-революционного комитета Петроградского Совета 1917-1924 гг. М., 1938; Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. М., 1967; Донесения комиссаров Петроградского ВРК. М., 1958; Большевистские военно-революционные комитеты. М., 1968 и др.

[8] См. рецензии в «Правде» (1967, 12 июля), а также в журналах «Советские архивы», 1966, № 5; «История СССР», 1967, № 4; «Советское государство и право», 1967, № 1; «Политическое самообразование», 1967, № 5; «Преподавание истории В' школе», 1967, № 3; «Вестник АН СССР», 1967, № 1.

[9] См. об этом статью Д. А. Чугаева «Опыт публикации архивного фонда» («Советские архивы», 1967, № 1, стр. 68-72).

[10] См.: «Документы Великой пролетарской революции», т. 1. М., 1938; «Большевистские военно-революционные комитеты». М., 1958.

[11] Петроградский Военно-революционный комитет, т. 3. М., 1967, стр. 659.

 


(0.7 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 04.02.2016
  • Автор: Эпштейн Д.М.
  • Ключевые слова: археография, публикация исторических источников, типы изданий, подтипы изданий, виды изданий
  • Размер: 27.44 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Эпштейн Д.М.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Валк С. Н. Археографическая «легенда»
Добрушкин Е.М. О границах понятия «археографическая публикация» (К постановке вопроса)
Каштанов С.М. Методические рекомендации по изданию «Актов Русского государства»
А.А. Зимин. Методика издания древнерусских актов
Сергеев А. К вопросу о разработке правил издания документов ЦАУ СССР (1935)
Валк С.Н. Новый проект правил издания документов: [Рецензия] (1935)
Сергеев А. Методология и техника публикации документов (1932)
А. Шилов. К вопросу о публикации исторических документов (По поводу статьи А. А. Сергеева)
Носова И.И. Типы, виды и формы документальных изданий и подготовка научно-популярных сборников документов
Эпштейн Д.М. О видах публикации исторических источников
Валк С.Н. Регесты в их прошлом и настоящем
Майкова Т.С. Проект инструкции для подготовки к изданию «Писем и бумаг Петра Великого»
Подъяпольская Е.П. Об истории и научном значении издания «Письма и бумаги императора Петра Великого»
А. Андреев. [Рец. На кн.:] Н. А. Воскресенский. Законодательные акты Петра I.
Валк С.Н. О приемах издания историко-революционных документов (1925)
Валк С.Н. О тексте декретов Октябрьской социалистической революции и о необходимости научного их издания
Валк С. Н. Документы В. И. Ленина, напечатанные в Ленинских сборниках
Вольпе Ц.С., Рейсер С.А. К вопросу о принципах издания полного собрания сочинений В. И. Ленина
Рязанов Д. К вопросу об издании полного собрания сочинений Маркса и Энгельса
Леонтьев А. О новом издании первого тома «Капитала»
Мотылев В. О новом переводе второго тома «Капитала» (К выходу XVIII тома сочинений Маркса и Энгельса)
Ирошников М.П., Чубарьян А.О. Тайное становится явным: [об издании секретных договоров царского и Временного правительств]
Бурова А.П. Первые советские публикации дипломатических документов (1917-1921 гг.)
Ирошников М.П. Еще раз о подготовке и научном значении академического издания «истории российской» В.Н. Татищева
М. С. Селезнев. О публикации документальных материалов по истории советского общества
Нестеров И.В. Неизвестный источник советского периода
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Ч. I. «Сказание о письменах» черноризца Храбра
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть II. Повесть временных лет
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть III. Киево-Печерский патерик
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть IV. Сказание о Борисе и Глебе
Нестеров И. В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть V. Хождение Даниила игумена
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть VI.Повесть об убиении Андрея Боголюбского
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть VII. Слово о полку Игореве
Слово о полку Игореве: древнерусский текст
Нестеров И.В. «Тмутаракань» в «Слове о полку Игореве»
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Приложение: Словарь древнерусского языка XII в.
Сорин В. Об издании работ Ленина
Ахапкин Ю.А., Покровский А.С. Научное издание законодательных актов Советской власти (Из опыта работы)
Из письма Н.И.Бухарина И.В.Сталину о переводах работ В.И.Ленина и приложение к письму с пометами Сталина Не ранее 8 июня 1936 г.
Нестеров И.В. 17 век. Акундинов и Котошихин
Нестеров И.В. Литература средневековой русской эмиграции XVI - XVII вв.
Нестеров И.В. На вашу книжную полку: Курлов, П. Г. Гибель Императорской России
Петров К.В. Audiatur et altera pars: в связи с рецензией В. М. Воробьева на издания рукописей с текстом Полоцкого похода 1563 г.
Петров К.В. Разрядные книги древней традиции: К изданию исследования Ю. В. Анхимюка
М.И. Воротынский. Духовная грамота (Перевод и комментарии М.А. Юрищева)
М.А. Юрищев. «Се аз, князь Воротынской, пишу…»
Нестеров И.В. Очарованный лектор
О публикации литературного наследия В.И.Ленина за 20 лет (1924-1944). М., 1944.

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100