ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

24 сентября 2017 г. Размещена статья Б.М. Пудалова "К истории Лаврентьевской летописи (О предполагаемом месте составления списка 1377 г.)".


   Главная страница  /  Текст истории  /  Археография  /  Издание исторических источников

 Издание исторических источников
Размер шрифта: распечатать





А.А. Зимин. Методика издания древнерусских актов (188.64 Kb)

 
Работа из библиотеки НОО РОИА
размещается исключительно в целях ознакомления читателей с правилами издания исторических источников
 
Министерство высшего образования СССР
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИСТОРИКО АРХИВНЫЙ ИНСТИТУТ
Кафедра АРХЕОГРАФИИ
 
 
 
А.А. Зимин
 
 
МЕТОДИКА ИЗДАНИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ АКТОВ
 
 
 
Ответственный редактор Н.В. Устюгов
 
 
 
 
Москва, 1959
 
[3]
При издании различных видов исторических источников необходимо руководствоваться общими археографическими принципами, основывающимися на марксистско-ленинском понимании задач исторической науки. Вместе с тем публикация документов разных исторических эпох и различных разновидностей требует применения и специальных приемов передачи текста, отбора материала и т. п.
К числу важных видов исторических источников относятся акты — источники, отражающие в устойчивой историко-правовой форме конкретные события социально-экономической или политической жизни общества. Особенно важно значение актов для исследования вопросов истории нашей страны феодального периода, в первую очередь Х—XVII веков, когда акты дают важнейшие сведения по истории феодального землевладения (купчие, данные и другие грамоты), иммунитета (жалованные грамоты), крестьянства (порядные, служилые кабалы и др.) внешней и внутренней политики (княжеские духовные и договорные грамоты, уставные и т. п.). Особая вспомогательная дисциплина—дипломатика[1] изучает состав и методы исследования актовых материалов. Сложность актовых изданий и их значение для исторической науки делают необходимым выделение специального раздела археографии, который разрабатывает приемы издания русских актов — актовую археографию.
Актовая археография, будучи частью археографии, имеет и свои собственные задачи в силу того, что акты являются особым видом исторических источников, требующих специфических приемов изучения и издания.[2] С другой стороны,
[4]
методика актовой археографии представляет собою раздел обшей методики дипломатического исследования актов. Без изучения методики актового, источниковедения в целом нельзя выработать научные методы издания актовых материалов.
* * *
За послевоенные годы советская историческая наука проделала большую работу по публикации древнерусских актов.[3] Прежде всего, к настоящему времени завершается издание полного, кодекса всех сохранившихся актов до начала XVI в. Эта многотомная публикация началась в 1949 г., когда под редакцией С. Н. Валка вышли в свет «Грамоты Великого Новгорода и Пскова», содержащие актовые материалы по истории Новгородской и Псковской феодальных республик XII—XV вв.[4] В 1950 г. Л. В. Черепнин издал «Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV— XVI вв.», в которые вошли все завещания русских князей и междукняжеские соглашения XIV—XVI вв.[5] В 1951—1956 гг. опубликованы две части «Актов феодального землевладения и хозяйства».[6] В первой части Л. В. Черепниным издана ко-пийная книга Московского митрополичьего дома, включающая в себя земельные акты XIV—XVI вв. одного из крупнейших духовных феодалов Русского государства. Во второй части изданы актовые материалы конца XV—начала XVII вв. из архива Иосифо-Волоколамского монастыря.
В 1952 г. опубликован первый том трехтомной публикации «Акты социально-экономической истории Северо-восточной Руси XIV — начала XVI вв.»[7] В этом томе помещены
[5]
актовые источники из архива Троице-Сергиева монастыря, собранные еще акад. С.Б. Веселовским. В 1958 г. И.А. Голубцовым выпущен в свет второй том «Актов», куда включены разнообразные акты из архивов Кирилло-Белозерского, Ферапонтова, Спасо-Ефимьева и Симонова монастырей. Наконец, в последний третий том серии (материалы его уже собраны) войдут все. остальные акты социально-экономического характера за XIV—начало XVI вв. Целый ряд древнерусских грамот Х—ХVI вв. опубликован в «Памятниках русского права», четыре выпуска которых вышли в свет в 1952—56 гг.[8] В дальнейшем Институт истории АН СССР предполагает издать новую серию, охватывающую актовые источники XVI века.
Значительно хуже обстоит дело с изданием актов XVII— XVIII вв. Весьма существенное значение для вопросов истории кабального холопства конца XVI — начала XVII вв. имеет издание новгородских записных кабальных книг, содержащих тексты служилых кабал.[9] Некоторое число грамот вошло в «Акты хозяйства боярина Б.И. Морозова»,[10] в трехтомник «Воссоединение Украины с Россией»[11] в двутомник по кабардино-русским отношениям ХVI-ХVIII вв.,[12] в публикацию документов по истории крестьянской войны под руководством Степана Разина.[13]
Большой интерес для изучения социально-экономических отношений в Башкирии XVIII в. представляют изданные в 1949—1956 гг. III и IV томы «Материалов по истории Башкирской АССР» (составитель Н. Ф. Демидова, редактор Н. В. Устюгов). В «Материалах» находятся заемные кабалы, житейные и мировые записи, купчие и отпускные, а также другие акты, характеризующие экономический строй башкирской деревни.
[6]
Накопленный советскими историками опыт издания актовых источников феодального периода позволяет разработать и основные вопросы методики актовой археографии.
* * *
В дореволюционной России уже с давних пор ставились вопросы о приемах издания актовых материалов.[14] Но буржуазно-дворянская археография не создала в полной мере научно-разработанных основ издания актов. Вопросы о правилах публикации обычно всплывали при составлении проспектов издания отдельных серий документов (например, в начале XIX в. при издании Собрания государственных грамот и договоров,[15] в 30-х гг. XIX в. при издании актов Археографической Комиссией и, наконец, в начале XX в. при издании грамот Коллегии экономии). Вместе с тем актовая археография России достигла значительных успехов. Так, лучшим сборником правил издания актовых материалов прошлого являются «Правила издания сборника грамот Коллегии экономии»,[16] к составлению которых приступили еще в самом начале XX в. А.С. Лаппо-Данилевский и его сотрудники. Уже в 1901 г. Академия наук поставила вопрос об издании ценнейшего собрания актовых материалов XV—XVIII вв. — фонда Коллегии экономии, связанного с церковно-монастырским землевладением. Было выпущено в свет два тома, составленные из этих актов,—они относились к северным русским уездам (Двина, Вага и др-).[17] Для этого издания и были составлены специальные «Правила», которые, по замечанию С.Н. Валка, «далеко превзошли собою все аналогичные западно-европейские образцы правил издания документов».[18]Тщательная разработка правил передачи текста документа, составления заголовков и легенд, а также указателей, выгодно отличает эти «Правила» от более ранних опытов. «Правила» были в дальнейшем широко использованы советскими археографами.[19] Однако многие отправные методоло-
[7]
гические посылки «Правил издания Сборника Грамот Коллегии Экономии» отразили формально-юридический подход к изданию актов их редактора А.С. Лаппо-Данилевского. В самом деле, «Правила» относятся, прежде всего, только к одной группе актовых материалов — фонда второй половины XVIII в., выбранного по формальному признаку, а именно — к Грамотам Коллегии Экономии. Составители «Правил» оставили без внимания аналогичные документы, отражающие те же социально-экономические процессы, но находящиеся в настоящее время в других архивах (напр., двинские грамоты, троицкие и др.), хотя они в XV—XVII вв. находились в составе тех фондов, материалы которых издавались в Сборнике грамот Коллегии Экономии. Принцип отбора документов оказался, таким образом, формальным, он давал исследователю не целостный комплекс актов, отражающих единую историческую проблему, а исходил из фонда, не дающего полного состава тематически единого комплекта актовых материалов. Издание Сборника грамот Коллегии Экономии, содержавшего ценные актовые материалы XIV— XVII вв. и необычайно тщательно выполненного, уже после выхода в свет второго тома было прекращено, ибо оно оставляло без внимания многочисленные материалы, тематически связанные с актами самой Коллегии Экономии.
«Правила издания» этого сборника предлагали крайне сложную передачу текста актов, включая сохранение церковно-славянского шрифта, сокращений и выносных букв для актов XIV—XV вв. Это затрудняло использование их в исследовательской работе. Так, в Правилах акты делятся по способу передачи текста на 3 группы: акты XIV—XV вв., акты первой половины XVI в. и акты более поздние. Акты XIV—XV вв. передавались древним церковно-славянским шрифтом (§ 106) с сохранением всех сокращений, выносных букв, титл, наконец, с сохранением устаревших знаков препинания (§ 101—105). Акты первой половины XVI в. передавались так же, с тем лишь изменением, что шрифт был гражданский и допускалось употребление прописных букв (§ 107—109). При составлении заголовков классовая характеристика лиц, участвовавших в той или иной сделке, опускалась.[20] В «Правилах» обойдено молчанием составление исторического введения и реального комментария.[21]
[8]
значительным шагом вперед в деле составления правил издания актовых материалов были «Правила издания документов ХV1-ХVII вв.», составленные коллективом историков Ленинграда из Историко-Археографического Института АН СССР при участии Б. Д. Грекова.[22] Эти «Правила», по сравнению с предшествующими, содержали ряд новых моментов Они давали регламентацию не только передачи целых текстов документов, но и передачу извлечений и регестов. Они охватывали широкий круг исторических источников эпохи Русского централизованного государства. Вместе с тем в них не были затронуты такие существенные вопросы, как выявление и отбор документов, как необходимость критического изучения текста документов при его издании[23].
В 1945 г были утверждены «Основные правила публикации документов государственного архивного фонда СССР»[24]. Значение «Основных правил», по сравнению с предшествующими, состояло прежде всего в том, что они строились применительно не к документам одного определенного периода, а вообще к документам, независимо от их характера и времени происхождения. Естественно поэтому, в предлагаемых «Правилах» не могли быть предусмотрены частные вопросы, неизбежные при подготовке к печати разнообразных по содержанию и способу воспроизведения архивных документов.[25] Это замечание относится конечно и к актовым материалам, особенно древнейшим (ХIV-ХV вв.), которые требуют некоторого видоизменения принципов издания, суммарно изложенных в «Основных правилах». «Другой отличительной чертой настоящих «Правил» является введение в них методологических указании по вопросам выявления и отбора документов для печати».[26] Вместе с тем «Основные правила» страдали схематизмом, наличием ряда неточности ошибок (напр., в вопросах об установлении основной редакции при выборе текста и т. п.).[27]
В настоящее время Институт истории Академии наук, Главное Архивное Управление и Историко-Архивный институт составили и опубликовали «Правила издания исторических документов» (М., 1955), которые отличаются тщатель-
[9]
ной разработкой важнейших археографических принципов. Эти «Правила» являются той основой, на которой следует строить разработку методики актовой археографии.
В 1948—49 гг. группой историков и археографов Института истории Академии наук (в первую очередь И. А. Голубцовьм) были разработаны правила публикации древнерусских актов (до 1505 г.) Эти правила были изложены во Введении к первому тому «Актов социально-экономической истории Северо-Восточной Руси» и являются теоретическим обобщением опыта советской актовой археографии.
* * *
При подготовке актовых материалов к изданию необходимо исходить из основных методологических указаний классиков марксизма-ленинизма о публикации исторических документов. В.И. Ленин уделял этому вопросу большое внимание. Он настоятельно требовал изучать факты, отраженные в документах, в их взаимосвязи, в конкретном историческом освещении. В частности, он писал: «Подобрать примеры вообще—не стоит никакого труда, но и значения это не имеет никакого, или часто отрицательное, ибо все дело в исторической конкретной обстановке отдельных случаев. Факты, если взять в их целом, в их связи, не только «упрямая», по и безусловно доказательная вещь. Фактики, если они берутся вне связи, если они отрывочны и произвольны, являются именно игрушкой или кое-чем еще похуже».[28]
Отсюда совершенно естественно вытекает большая ответственность исследователя-публикатора при отборе документов к изданию. Необходимо, прежде всего, точно представлять целевую направленность того или иного изделия актовых материалов. Публикации актов имеют своей основной целью дать систематически подобранные, критически проверенные и точно воспроизведенные документы, могущие служить падежным основанием для исторических, экономических, юридических и иных исследований. Эти публикации могут производиться в виде многотомных изданий (таким изданием является серия «Актов социально-экономической истории Северо-Восточной Руси XIV—начала XVI в.в.-»), в виде отдельных сборников (напр., «Грамоты Великого Новгорода и Пскова»), тематических подборок,[29] или отдельных
[10]
документов.[30] Тематические подборки или отдельные акты могут печататься как в виде приложения к монографии[31] или статьям,[32] а иногда и помещаться в тексте статей.[33] Издание актов может быть предпринимаемо также и в целях практического пользования — в учебной работе и т. д. В «Памятниках русского права», например, содержится значительное число древнерусских актов Х—XVI вв., ряд из которых до настоящего времени вовсе не издавался. Конечно, во всех этих разнообразных изданиях следует руководствоваться основными научными принципами актовой археографии, но каждое из них может иметь и свои специфические особенности. Например: «Грамоты великого Новгорода и Пскова» содержат древнейшие уникальные акты XII—XV в. Однако, они даются по сравнительно упрощенной транскрипции, поскольку их значительное число было ранее издано с соблюдением всех строгих филологических требований (А. А. Шахматовым и др.), а часто даже фотомеханически.[34]
Во второй части «Актов феодального землевладения и хозяйства», опубликовано некоторое количество подлинных актов второй половины XV в., но так как это издание в целом публикуется по правилам транскрипции актов, принятым для этой серии, то и здесь не применяются в полной мере те правила, на которых основываются «Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси XIV—начала XVI в.».
Большое значение в деле издания актов имеет выбор темы публикации. При этом необходимо исходить, прежде всего, из научной и политической актуальности темы и из перспектив дальнейшего развития науки. Так например, Академия наук СССР, прежде всего, начала издание кодекса древнерусских актов до 1505 г., поскольку эти документы явля-
 
[11]
ются уникальными. Их публикация позволит вскрыть важнейшие социально-экономические проблемы нашей страны в связи с образованием Русского централизованного государства. Издание «Материалов по истории Башкирской АССР» выходит в свет в связи с задачами углубленного изучения истории народов нашей страны, невозможного без значительного пополнения состава опубликованных источников.
Работа над публикацией актовых источников, как и других документов, начинается с составления библиографии и с изучения литературы по теме издания. Значительную помощь археографу окажут многотомные «Очерки истории СССР» (IX—XVIII вв.), являющиеся обобщением работы советских историков над важнейшими проблемами феодального периода истории нашей страны. В подстрочных примечаниях в «Очерках» приведена основная литература и издания источников.
Недавно вышел в свет капитальный указатель советской исторической литературы за 1917—1952 гг. по вопросам истории СССР феодального периода, выпущенный в свет фундаментальной библиотекой общественных наук Академии наук СССР. Этот указатель существенно облегчает работу археографа по составлению библиографии.[35] Для знакомства с дореволюционной историографией необходимо использовать ряд библиографических указателей.[36] Издатель актов должен ясно себе представлять важнейшие события той эпохи, документы которой он публикует, и состояние интересующего его вопроса б исторической литературе. После составления плана издания сборника актов, помогающего представить круг вопросов, которые освещаются публикацией, следует приступить к выявлению документов.
В ходе выявления актов той или иной тематики, необходимо изучить все известные фонды государственных архивов, которые могут содержать нужные для издания материалы. Без этого публикация рискует стать выборочной, потерять научное значение.
Основным хранилищем русских актов является Центральный Государственный архив древних актов (ЦГАДА). Работа по выявлению актов в ЦГАДА  облегчается
[12]
наличием ряда путеводителей и обзоров.[37] В ЦГАДА находится фонд Грамот Коллегии Экономии, содержащий до 15.000 единиц хранения XIV—XVIII вв. В Коллегию Экономии была передана после секуляризации церковно-монастыр-ских земель в 1762 г. основная масса земельных актов XIV— XVIII вв. духовных феодалов.[38] Как известно, для XIV— XVI вв. земельные акты сохранились главным образом в церковно-монастырских фондах. Это делает Грамоты Коллегии экономии — основным собранием по истории землевладения в XIV—XVI вв., а частично и в XVII в. В ЦГАДА находятся также фонды Волоколамского, Спасо-Ефимьева, Соловецкого, Калязина и ряда других монастырей. Много ценных земельных актов XV—XVII вв. хранится в фондах Поместного приказа. Для изучения актовых источников XVI— XVIII вв. большое значение имеют фонды так называемых крепостных столов при приказных (или съезжих) избах (см., например, новгородскую приказную избу XVI—XVII вв.). С начала XVIII века их место занимает крепостные конторы. В этих конторах записывались и хранились актовые материалы и крепостные книги актов, характеризующих зависимое положение различных групп населения.[39]
Многочисленные копии земельных актов содержатся в фонде Вотчинной коллегии. В фондах личного происхождения можно также обнаружить разнообразный актовый материал. Особый раздел ЦГАДА составляет Государственное Древлехранилище с его уникальными княжескими духовными и договорными грамотами XIII—XVI вв. Ценные русские акты XIV—XVIII вв. хранятся в рукописном отделении библиотеки им. В, И. Ленина. Здесь, в частности, находятся подлинные грамоты и копийные книги Троице-Сергиева мо-
[13]
настыря, собрания актов В. М. Ундольского, И. Д. Беляева, П. Муханова и др.[40] В архивохранилище Государственного Исторического музея (отделы рукописных книг и письменных источников) находятся копийные книги актов митрополичьего дома и Симонова монастыря,[41] а также собрания Уварова,[42] П. Щукина и др.
Значительное число актовых источников собрано в архиве Ленинградского отделения Института истории. Основу этого архива составили фонды Археографической комиссии, описания которых систематически выходили в «Летописях занятия Археографической комиссии». В настоящее время вышел в свет обстоятельный путеводитель по этому архиву.[43]
Наконец, последнее крупное собрание древнерусских грамот находится в рукописном отделе Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина (в частности, копийные книги Кирилло-Белозерского монастыря) .[44]
Много древнерусских актов находится в местных архивохранилищах.[45]
Следует также самым внимательным образом изучить все обзоры и издания, которые могли содержать публикацию или описание интересующих нас документов. Археографы XVIII— XIX вв. часто имели в своем распоряжении архивные мате-
[14]
риалы (главным образом, из числа частных собраний), которые в дальнейшем были утеряны. Однако, эти когда-то изданные материалы, позднее утерянные, часто дают незаменимые дополнения к нашим публикациям. Так, например, в начале XIX в. Амвросий и Евгений Болховитинов издали ряд новгородских грамот XII века, рукописи которых в дальнейшем исчезли. Поэтому в обобщающем издании «Грамот Великого Новгорода и Пскова» тексты этих грамот пришлось воспроизвести по книге Амвросия.[46] Поиски жалованных н указных грамот XVI в. весьма облегчает тщательно выполненный указатель С.М. Каштанова, первач часть которого (1504—1548 гг.) издана в 1958 г.[47]
В издании, как известно, могут быть представлены документы одного фонда или коллекции (которая взята целиком или частью), или акты разных фондов. Поскольку речь идет об актовых материалах феодальной эпохи, ограничиваться в научном издании документами одного фонда или коллекции в настоящее время невозможно, ибо эти фонды составились сравнительно в позднее время (XVIII—XIX вв.) и не отражают целиком древнейшие архивные собрания. Следование за одним фондом XVIII—-XIX вв. может привести к выборочности издания (так получилось со Сборником грамот Коллегии экономии), или к другим недостаткам. В 1929 г. С.Б. Веселовский издал жалованные и указанные грамоты Троице-Сергиева монастыря XIV—XV вв.[48] Но поскольку он пользовался, в основном, фондом этого монастыря, и не учел в достаточной степени подлинников актов, хранившихся в собрании Головина и в составе Грамот Коллегии экономии, то значительное число грамот оказалось изданным по спискам XVI—XVII вв., тогда как сохранились их подлинники.
Конечно, издание части фонда или документов из одного фонда в принципе возможно, но на практике это весьма затруднительно. Например, Л. В. Черепнин издал основную часть копийной книги актов московской митрополии, содержащую древнерусские грамоты XIV—XVII вв. по истории феодальною землевладения и крестьянства. Документы, казалось бы, помещены в одной книге Синодального собрания. Но и ему приходилось пользоваться списком XVII в. этой
[15]
книги (из собрания И. Д. Беляева) для восстановления дефектов, потерянных страниц и т. д.
В случае публикации актов из различных собраний, они должны представлять собою наиболее полный исторически связанный комплекс документов, имеющих между собою тематическую или объективную взаимосвязь. Так например, Грамоты Великого Новгорода и Пскова содержат основную массу сохранившихся актов по истории этих феодальных республик «времен их государственной самостоятельности».[49] Можно себе представить издание актов определенной разновидности из различных фондов и коллекций (например, издание таможенных грамот XV—XVII вв., издание уставных грамот и т. д.).
После того, как установлена тема сборника или публикации, выявлены все материалы, относящиеся к ней, необходимо внимательно отобрать документы к печати. Выбор темы определяет в известной мере и отбор документов. Отбор должен производиться на основе строгого критического изучения каждого акта.
Особенно внимательно необходимо относиться к отбору актов, предназначенных для сборников учебного характера. Здесь нужно подбирать, прежде всего, акты наиболее ярко и полно отражающие ведущие проблемы исторического процесса, которым эти сборники посвящены, независимо от того, были они ранее опубликованы, или не были. Например, в издание «Памятников русского права периода образования Русского централизованного государства (XIV—XV вв.)» включена уставная грамота митрополита Киприана конца XIV в., ярко отражающая формы феодальной ренты и другие важные вопросы истории крестьянства. Именно поэтому на нее обратил внимание В. И. Ленин.[50] В том же сборнике, наряду с уникальными грамотами, были помещены документы, чаще всего встречающиеся среди актовых материалов в XIV—XV вв., поскольку они отражают типичные явления социально-экономической жизни. Здесь, в частности, мы находим данные, купчие и меновные грамоты, оформлявшие право феодалов на земельную собственность.[51] Конечно, при
[16]
научном издании актов XVI—XVIII вв. так же, как и более ранних, необходимо стремиться к исчерпывающей публикации документов в связи с поставленной темой.
В процессе подбора актовых материалов к печати необходимо подвергнуть их дипломатическому исследованию, т.е. внешней и внутренней критике, анализу содержания и формы, изучить историю их возникновения и последующей судьбы, проверить правильность сообщаемых в них сведений. Мы знаем, что встречаются (особенно среди древнейших актов) подделки и подлоги. Вскрыть их до публикации совершенно необходимо. В старой же литературе даже такие видные археографы, как М. А. Дьяконов, С. А. Шумаков, нередко издавали подделки, не проверив достаточно критически публиковавшиеся материал. Так, например, Н. С. Чаев установил, что в середине XIX в. очень умело подделывал акты XV—XVI вв. полковник-коллекционер Н. Г. Головин.[52] В дальнейшем при подготовке к изданию т. 1 «Актов социально-экономической истории» И. А. Голубцов уточнил наше представление о характере фальшивок Головина.[53]
Публикация актов возможна в виде публикации полных текстов; для позднего времени (XVII в.) могут быть изданы извлечения и регесты (краткое изложение содержания актов, сопровождающееся публикацией выдержек из них). Образец таких регест, то более кратких, то более пространных, мы встречаем в Обзорах  грамот Коллегии экономии С.А.Шумакова. Применение регест и извлечений оправдано, в основном, когда мы имеем дело с массовыми однотипными документами, поддающимися сокращению. Их археографическая обработка (составление заголовков, легенды и пр.) в целом подчиняется правилам передачи полных текстов.
В. И. Шунков считает, что со значительными сокращениями можно издавать и записные книги кабал XVI-XVП вв. Это возможно вследствие устойчивости формуляра кабал и наличия дословных повторений в их тексте. При со-
[17]
кращенной передаче текста можно опубликовать несравненно большее количество материала, чем при полной.[54] Издание массы актов и делопроизводственных материалов XVII—XVIII вв. в дальнейшем должно пойти именно по этому пути. Для актов сравнительно поздних по времени (со второй половины XVIII в.) можно сокращать текст актов за счет излишне распространенной удостоверительной и других второстепенных частей с обязательной оговоркой в примечаниях[55]
Наконец, при подготовке к печати древнейших актов Северо-восточной Руси Академия наук сочла возможным добавить к публикации подлинных актов и списков издание включенных актов, т. е. актов, сохранившихся в составе позднейших грамот. В условиях, когда позднейшие акты остаются в значительной мере еще неопубликованными, а древнейших сохранилось сравнительно мало, издание включенных актов расширяет круг источников по ранним периодам истории, нашей страны.
Полнота издания актов зависит, главным образом, от тщательного и систематического просмотра всех тех архивных фондов, где могут храниться документы по теме публикаций, а также от максимального использования печатных изданий. Особенно важно учесть материалы копийных книг актов, которые в известной степени страхуют археографа от наиболее существенных пропусков, ибо эти сборники копий актов составлялись в архивохранилищах ХVI-ХVII вв., т. е. когда документация была в лучшей и более полной сохранности, чем позднее.[56]
При выявлении актовых источников целесообразно пользоваться методом составления картотеки актов (подобранной хронологическом порядке). На картотеку заносятся все основные элементы заголовка (дата, разновидность, участники сделки и т. п.), указания на место хранения, архивный помер, подлинность. На карточке отмечаются наличие позднейших списков актов, публикаций (полностью или в извлечениях). Картотека актов помогает определить наличный со-
[18]
став документов по выбранной теме, облегчает отбор актовых источников, индентефикацию (отождествление) списков грамот с их подлинниками и публикациями, а также выбор текста для публикации. Наконец, картотека актов дает материалы для составления заголовков и легенд и наметки хронологического плана издания. Тщательно выполненная картотека актов является одним из предварительных условий, обеспечивающих высокое качество публикации.
* * *
В процессе подготовки источников к изданию большая роль принадлежит установлению текста документа, включающему в себя выбор основного текста издания, устранению неисправностей текста и разработке правил передачи текста.
Выбор текста при издании древнерусских актов сравнительно прост: мы берем за основу подлинник или список, лучше всего передающий текст не дошедшего до нас подлинника. Так, при издании актов Троице-Сергиева монастыря ряд документов, подлинники которых не сохранились, был опубликован по тексту древнейшей копийной книги 30-х годов XVI в.[57] Впрочем, не всегда в основу публикации нужно . полагать наиболее древний список: если таковой сильно попорчен, или вообще не точно воспроизводит текст подлинника, то ему следует предпочесть более позднюю копию, зато хорошо воспроизводящую оригинал.
Если издаются актовые материалы XVII в., то принимается за основу беловой подлинник, а если его нет, отпуск; если и его нет — то лучшая копия. Своеобразным видом копии акта является его текст, внесенный в Записные книги: Здесь иногда текст передан с сокращениями, а иногда со включением новых элементов (записи о взимании пошлин, об удостоверении его, о выдаче одного или двух подлинников и т. п.). Несамостоятельные источники текста (позднейшие копии, издания и т. п.) из состава его источника устраняются. Если акт сохранился в нескольких редакциях, имеющих существенные различия, то все они воспроизводятся отдельно. Так, в издании княжеских договорных и духовных грамот XIV—начала XVI вв. воспроизводятся противни (списки) договоров, составленные от имени каждой из заключающих их сторон.[58] Отдельно издаются противни дело
[19]
вых грамот содержащих записи о разделе имущества.[59] Если же перед вами два противня, не дающие каких-либо существенных вариантов, то может быть опубликован один текст, а разночтения из другого даны в примечаниях. Так, в частности поступил издатель при публикации данной грамоты 1552/53 г.  на деревню Сутугину и «памяти» с нее, ибо тексты не имели между собой сколько-нибудь серьезных расхождении.[60]
Если противни актов (например, деловых) отличаются друг от друга только составом подписей послухов или участников сделки, то в таком случае публикуется один из документов, а в примечаниях указываются те рукоприкладства, которые содержатся в других противнях.
После текста жалованной грамот в квадратных скобках помещаются подтверждения, сохранившиеся только в позднейших списках.
Варианты или разночтения к основному тексту приводятся чаще всего в подстрочных примечаниях. В «Актах социально-экономической истории» и «Сборнике грамот Коллегии экономии» варианты помещены в конце легенды. Небольшой размер текста актов XIV—XV вв. при общем большом формате этого издания делает неудобным и громоздким помещение вариантов под строкой.
Когда вариант относится к одному слову основного текста, то цифра обозначающая сноски, ставится после этого слова[61]. Когда же этот вариант обнимает группу слов, то первая цифра ставится после первого, а вторая — после последнего слова группы, к которой относится вариант. Так например,  в жалованной грамоте 1543 г., публикуемой по списку ЦГАДА фонд Иосифо-Волоколамского монастыря № 331 есть чтение «в тех своих селах», а в списке ГИМ Патриаршего собрания №1730 – «в своих».[62] В этом случае в издании основного списка помещено так:
В тех9      своих9       селах
9-9          В Патр.     №1730:       «своих»
Разночтения бывают в основном тексте (когда речь идет об описках, приписках и исправлениях) и в дополнительных.
[20]
Они могут быть смысловые, языковые и орфографические. Если акты публикуется по подлиннику, то указываются лишь те описки, которые имеются в его тексте. Варианты из позднейших списков не приводятся, если они не имеют существенного значения для понимания самого документа. При издании актов по копиям приведение смысловых разночтении из наиболее исправных списков совершенно необходимо. Языковые и орфографические разночтения отмечаются лишь при издании актов до начала XVI века. Зачеркнутые места текста воспроизводятся в примечаниях. При приведении вариантов разночтений из дополнительного источника этот последний отмечается условным сокращенным наименованием, которое помещается перед текстом разночтения:
   ____Например: продал 11.
           11В № 469 — «продали» (АФЗиХ ч. II, № 115).
При публикации актов, сохранившихся в дефектном виде (обветшалых, поврежденных и т. п.), можно попытаться реставрировать текст, отсутствующий по тем или иным причинам. Так, Л. В. Черепнин предпринял очень интересную попытку реставрации договора князя Юрия Даниловича с тверским князем Михаилом Ярославичем (начала XIV в.)[63]. Прежде всего исследователем было высчитано количество отсутствующих букв в строчках, которые вследствие ветхости документа в настоящее время в нем отсутствуют. Затем Л. В. Черепнин изучил аналогичные княжеские докончания XIV в. Близость их по формуляру к договору князя Юрия позволила предположительно в квадратных скобках реставрировать текст этого памятника, учитывая количество отсутствующих в нем букв.
Если в «Грамотах Великого Новгорода и Пскова» под № 63 изданы только сохранившиеся отрывки договора 1431 года литовского князя Свидригайла с Новгородом, то Л. В. Черепнин весьма удачно сопоставил число пропущенных букв в каждой из строк с договором князя Казимира с Новгородом 40-х гг. XV в. (сходным по формуляру с договором 1431 г.) и реставрировал текст памятника, на основе изучения его содержания[64]. Вот один из примеров реставрации текста. В договоре 1431 г. сохранились слова «тивуну.... человека». В «Грамотах» на месте пропуска поставлено
[21]
многоточие. Однако, текст можно было бы реставрировать (как это и сделал Л.В. Черепнин). В аналогичном договоре 40-х гг. XV в. читаем «тивуну (ездити по переварам в пяти-натчати) человек, а» и т. д.[65] В дефектном месте грамоты 1431 г. как раз должен был находиться текст, содержащийся в договоре 40-х гг. Его и следовало бы поместить в квадратных скобках[66].
В публикации духовных и договорных грамот великих и удельных князей XIV—XVI вв. Л. В. Черепнин шире пользовался приемами реставрации текста, чем издатели Новгородских грамот.[67]
Для реставрации памятников можно использовать их позднейшие списки. Так ряд утраченных мест в подлинниках актов социально-экономической истории XV в. реставрирован на основании копийных книг XVI века, куда попали списки с этих актов, сделанные еще когда самые подлинники не имели позднейших дефектов.[68] Следует также использовать ранние издания памятников, если в последних появились дефекты, которые отсутствовали во время подготовки к печати этих ранних изданий. Так, например, при издании духовных и договорных грамот великих и удельных князей XIV — начала XVI в. учитывается их публикация в Собрании государственных грамот и договоров (1813 г.), ибо за истекшие 100 с лишним лет подлинники грамот сильно обветшали[69].
Итак, попорченные места (вырванные, плохо сохранившиеся и т. п.) восстанавливаются в квадратных скобках на основании позднейших списков, аналогичных документов и сведений, почерпнутых из других источников. В случае невозможности восстановления текста, попорченные места отмечаются тремя точками с оговорками и примечаниями о примерном количестве пропущенных строк или букв.
______Например: А сю грамоту писал...1
1 Лист с текстом разорван: в этом месте может уместиться около 8 букв (ДиДГ, № 21, стр. 57).
[22]
Такие оговорки крайне важны, ибо они дают ценные материалы, на основании которых можно делать более или менее основательные предположения о пропущенных или испорченных текстах.
При устранении неисправностей основного текста издаваемого акта необходимо проявлять максимум внимательности и осторожности. При публикации актов XVI—XVII вв., как и других источников, неисправные чтения указываются в разночтениях, а необходимые исправления вносят в их текст. Явные описки, не имеющие смыслового значения, в актах XVIII в., как в документах массовых исправляются без оговорок.
Спорным представляется вопрос об исправлении текста актов до начала XVI века. На наш взгляд, эти документы следует издавать, не внося в их текст каких-либо исправлений описок писца. В сносках же указывается, что дефектное чтение было в публикуемой рукописи (словами: «Так в ркп»).[70]
_______Например: поперек болохта5 Токовског(о).
Так в ркп. (АСЭИ т. 1 № 196).
Впрочем, по возможности, можно в сноске указывать предполагаемое правильное чтение,
_____Например: деренчяном 3.
3 Так в ркп., вм. «деревеничяним» (АСЭИ, т. 1,  №420).
Е.М. Тальман и И.И. Корнева полагают, что исправления нужно вводить в текст акта, указывая дефектное чтение в сноске, т. е. поступать так, как мы поступаем с актами более позднего периода.[71] С этим согласиться трудно, ибо в настоящее время уровень развития филологической науки по позволяет всегда с точностью определить, где мы имеем дело с языковыми особенностями древнего памятника, а где просто с опиской писца. Понятие «явной описки» применительно к древним актам еще в литературе не разработано, а недостаточно квалифицированное «исправление» текста может при
[23]
вести к неверному пониманию его особенностей. Поэтому никаких исправлений в текст древнерусского акта (до конца XV в.) вносить, на наш взгляд, не следует.
* * *
Вопросы о передаче текста актов следует решать по-разному, в связи с целевой направленностью издания, а также с учетом характера публикуемых документов. Д. С. Лихачев недавно поставил вопрос о зависимости способов передачи текста от типов или видов издания. Он выделяет четыре подобных типа: факсимильное, дипломатическое, критическое и научную реконструкцию.[72] Соглашаясь в принципе с этой постановкой вопроса, мы считаем, что не следует лишь различать дипломатическое и так называемое критическое издание. Разницу в данном случае нужно проводить не между видами издания одних и тех же документов, а между способами передачи текста разновременных актов.
Фотомеханическим (факсимильным) путем следует воспроизводить особенно важные древнерусские акты. Так, например, М. Н. Тихомиров и М. В. Щепкина издали фототипически устав князя Святослава XII века и духовную грамоту новгородца Климента — уникальные памятники новгородской письменности.[73] Этот же способ передачи текста применяется выборочно, чтобы создать исследователю общее представление о палеографических особенностях однородных документов той или иной эпохи. Так несколько факсимильных воспроизведений жалованных грамот XIV—XV вв., помещено С.Б. Веселовским в его публикации актовых материалов Троицкого монастыря.[74] Наконец, тем же способом следует передавать текст источника, когда его палеографические особенности являются специальным предметом исследования (напр., Н. С. Чаев издал фототипически фальшивки Н. С. Головина и подлинные акты; сравнение их палеографических особенностей позволяет вскрыть подлог).[75]
[24]
Фототипия, как правило, должна сопровождаться печатной передачей текста и описанием внешних особенностей издаваемых грамот.
Передача текста актов печатью в так называемых «дипломатических» (или «критических») изданиях может быть двоякой. Первый способ может быть рекомендован для подлинников и современных списков древнейших грамот XIV— XV вв., другой — для более поздних актов и для актов XIV—XV вв., сохранившихся в позднейших копиях. Первые следует передавать с максимально необходимым приближением к подлиннику по следующим основаниям. Они, прежде всего, имеют большое значение не только для историков, по и для языковедов, которым важно изучить филологические особенности древнейших актов Акты XIV—XV вв. содержат много сведений, терминов, в настоящее время остающихся неразъясненными. Изучение их может быть облегчено, когда нам известны не только смысловая сторона документов, но и филологические особенности (в частности, наличие выносных букв, сокращений, вышедших в настоящее время из употребления букв и т. д.).
В целом же правила транскрипции этих источников должны быть сведены к следующему[76]. Тексты актов передаются с разделением на слова. В случаях, когда возможны различные деления, то берется за основу наиболее вероятное, а об остальных делаются соответствующие оговорки в примечаниях. Знаки препинания расстанавливаются согласно современному правописанию с употреблением всех известных знаков препинания (в том числе при прямой речи употребляются кавычки). Киноварные буквы и вязь передаются жирным шрифтом. Слова после точки, собственные имена, географические наименования, праздники — пишутся с прописной буквы[77]. Абзацы вводятся для основных разделов актов (выделяются начальный и конечный протокол акта, вопросы судей и ответы истцов в правых грамотах и важнейшие разделы в духовных, межевых и жалованных грамотах). При передаче текста кроме современных букв[78] употребляются
[25]
якорное е, зело, и десятеричное, ук, ять, от, юсы (малый и большой), кси, пси, фита.
Буквенная цифирь передается арабскими цифрами. Титла раскрываются, пропущенные при титлах буквы восстанавливаются в круглых скобках, согласно правописанию акта, если оно устойчиво (кнзь—«кн(я)зь»), причем, если в акте встречается несколько вариантов правописания данного слова, ю выбирается преимущественный способ написания или наиболее близкий и современному, если правописание слова в акте неясно В середине слова после выносной согласной дастся мягкий знак в круглых скобках (ь), он восстанавливается и в конце; в обоих случаях это делается лишь тогда, когда он пишется в данном слове по современной орфографии, выносные «ж», «л», и «с», в соответствии с орфографией текста, передаются «с(я)» или «с(ь)», «ж» или «ж(е)», «л(ь)» или «л(и)», когда это требуется смыслом грамоты. Выносные буквы вносятся в текст; при этом буквы, опущенные после их, восстанавливаются также в круглых скобках, а сами надстрочные буквы даются курсивом.[79] При таком дополнении текста нужно следовать правописанию рукописи с одним исключением: «ъ» на конце слов не восстанавливается[80].
Например: А будет прав или виноват наш ч(е)л(о)в(е)къ (АСЭИ т.1, № 103, стр. 83).
Знаки препинания, придыхания. ударения, паерек, имеющиеся в тексте, не учтываются.
Двумя параллельными прямыми чертами обозначаются страницы строк. Эго указание важно для лингвистов, ибо помогает изучить переносы слов и особенности употребления тех или иных букв в корне слов.
Например: яз ||| велю (АСЭН т 1, № 327, стр. 237).[81]
Исправления слов или букв, приписки, подчистки, имеющиеся в акте, специально оговариваются в примечаниях. (АСЭИ т.1, № 120, стр. 95).
______Например: На то послухи.3
           3Б у к в а  х  и с п р а в л е н а  и з  п е р в о н а ч а л ь и о й  с. (АСЭИ т.1, № 120, стр. 95).
[26]
Воспроизводятся, по возможности, особые знаки писца в начале и в конце грамоты. В XIV—XV вв. в начале актов часто ставился крест +, а в конце условная монограмма писца[82].
Границы между листами обозначаются двумя параллельными косыми линиями, причем номер листа ставится на левом поле.[83]
Тексты включенных актов в публикуемые документы (для XV в.) печатаются, отступя вправо на два знака от начальной линии текста актов, и повторяются в составе тех актов, из которых они извлечены.[84] Тексты подтверждений и подписи послухов, имеющихся на обороте, вслед за текстом, помещенным на лицевой стороне акта. Здесь же помещаются делопроизводственные и другие пометы, пометы непосредственно связанные с документом (дьяческие, о выплате долга и т. п.). Пометы позднейшие (архивная регистрация и т. п.) даются в легенде.
При передаче текста актов XVI—XVIII вв., а также актов XIV—XV вв., сохранившихся в позднейших копиях, пользуются упрощенными правилами транскрипции. Текст передается с соблюдением морфологических и фонетических особенностей буквами современного алфавита с заменой букв ять, и десятеричное, от, кси, юс малый и большой, ук, фита соответственно: е,     и,    о,      кс,      я,       у,       ф;  ъ в конце слова опускается. Славянская буквенная цыфирь передается арабскими цифрами. Титла раскрываются без скобок, надстрочные буквы вносятся в строку обычным шрифтом (согласно современной орфографии), причем по мере надобности, после надстрочных букв вводятся гласные или мягкий знак (Васка—Васька). Все собственные имена, праздники, личные и географические пишутся с прописных букв.[85] Неразобранные слова сопровождаются оговоркой в примечании («Так в подлиннике»). При возможности нескольких разно-
[27]
чтений берется наиболее вероятное, другие оговариваются в примечаниях. Исправление текста, зачеркнутые слова, вставки, подчистки — оговариваются в примечаниях; в тексте восстанавливается первоначальный вариант, если исправления сделаны позже, и последний, если исправления современные.
Текст делится употреблением современных знаков препинания. При этом разделы актов, отделяются друг от друга точками. Конечный протокол в актах выделяется красной строкой.[86] В жалованных правых, разъезжих и духовных грамотах для выделения основных разделов также употребляется красная строка. Наличие в тексте актов пропусков отмечается многоточием.
______Например: Федора с товарыщи,...* будем.
         * В рукописи пропуск (Материалы по истории Башкирской АССР, т. IV, ч. I, стр. 299).
В целях лучшего понимания содержания актовых материалов следует избегать излишнего усложнения синтаксиса. В частности при простом перечислении с несколькими союзами «и» можно не ставить запятые, если в данной фразе этот знак часто употребляется.
Очень сложной работой является унификация синтаксиса в публикуемых актах. Для этой цели необходимо после того, как все акты скопированы и знаки препинания в них расставлены, проверять расстановку знаков препинания по вилам акта (сначала, например, проверить данные грамоты, затем купчие и т. д.).
После основного текста акта с краской строки помещаются подписи участников сделки, подтверждения, скрепы с оговоркой «на обороте», «по листам». При этом подтверждения помещаются позднее подписей, если они были сделаны ранее их. Далее дается изображение монограммы писца. Когда вместо подписи тех или иных лиц (главным образом нерусского происхождения) в актах часто помещаются тамги, то можно их воспроизвести в конце издания под соответст-
[27]
вующими номерами, а в тексте акта давать лишь отсылку на эти номера.
Например: «У тое записи башкирцы Бийметь тамгу свою приложи такову (№50), Бергав тамгу свою приложил такову (№ 6)» и т. п.[87]
Тексты включенных актов и находящиеся в составе других помещаемых в сборнике актов, публикуются под отдельным номером, причем вторично (при издании тех грамот, в которых они помещаются) они, как правило, не публикуются, а делается отсылка к соответствующему № акта сборника. Так, например, данная грамота 1583—1584 г. на с. Неверове, находящаяся в составе челобитной 1606 г. игумена Волоколамского монастыря, публикуется под отдельным номером и в этой челобитной вторично не помещается, о чем делаются соответствующие оговорки.[88] Включенные акты приводятся вместе с относящимися к ним замечаниям из позднейшего документа, причем сами акты помещаются отступя влево на два знака. Когда текст акта публикуется по позднейшей копии, имеющей заголовков, который сделан копиистом, то этот заголовок помещается перед текстом грамоты, но выделяется разрядкой.[89]
Например:
С п и с о к  с  к у п ч и е  з  3 у б а ч о в с к и е  Се яз, Никон игумен, купил... (АСЭИ т. 1, № 15).
При транскрибировании актов нужно учесть, что известная часть их публиковалась в тех или иных изданиях, и поэтому для ускорения работы можно первоначально перепечатать уже издававшиеся тексты со старых публикаций и проверить их по рукописям.
Если правила передачи текста актовых памятников XVI века и более позднего времени не вызывают особенных разногласий, то по вопросам транскрипции древнерусских грамот (до начала XVI в.) существует другая точка зрения, отличная от той, которая изложена выше. В. А. Черных,[90]
[29]
И. И. Корнева[91] и Е. М. Тальман[92] считают, что для древних документов должны быть в целом те же правила передачи текста, как для источников XVI в. и более позднего времени. Академические издания актов, по их мнению, грешат формализмом. Упомянутые археографы исходят из того, что даже те сложные правила передачи текста древних памятников, которые применяются в настоящее время, не могут в полной мере заменить обращение к первоисточнику и удовлетворять запросам филологов. Сложные правила транскрипции затрудняют использование академических изданий историками и даже приводят к увеличению числа ошибок в публикации, ибо, конечно, реализовать эти правила значительно труднее, чем правила упрощенные. По мнению В.А. Черных, Е.М. Тальман и И.И. Корневой, нужно отказаться от попытки удовлетворить в рамках одного издания потребности историков и филологов и публиковать важнейшие документы фотомеханическим путем.
Эта аргументация не представляется убедительной. Прежде всего, конечно, фотомеханические издания, как крайне трудоемкие для исполнения, не могут еще в настоящее время получить такого широкого распространения. Ведь еще таким путем не изданы даже Русская Правда, договоры Руси с греками и другие наиболее уникальные памятники древности. Вряд ли следует ждать, когда фотомеханическое издание прочно войдет в быт и поэтому не удовлетворять растущие запросы филологов.
Академические издания актов по усложненным правилам транскрипции дали историкам русского языка ценные материалы, на основании которых написан уже ряд исследований. Что касается затруднительности пользования этими изданиями, то трудности не столь большие, как это может показаться на первый взгляд: ведь всякий, кто обращается к тексту древнерусских грамот, конечно, должен иметь элементарные представления о древнерусском языке, что снимает основные трудности использования опубликованных актов. Не убедителен довод Е.М. Тальман о числе погрешностей: тщательная подготовка актов к изданию должна свести их до минимума.
Подготовка актов к изданию должна пройти ряд этапов.
После того, как тексты актов, положенные в основу публикации, скопированы и перепечатаны на машинке, необхо-
[30]
димо унифицировать в их тексте знаки препинания, внести необходимые исправления на основании сличения их с позднейшими списками, а также друг с другом.[93] После этого машинописные копии сверяются еще раз с рукописным материалом, хранящимся в архивах. Когда археограф получает верстку сборника, то необходимо еще раз произвести сверку с рукописями. Учитывая сжатые сроки, дающиеся на работу над версткой, значительное число архивов, используемых археографом (часто находящиеся в нескольких городах), необходимость постоянной проверки отдельных сомнительных мест актов еще до их сдачи в печать, желательно, чтобы архивные документы были в распоряжении издателя в виде фильмокопий (во всяком случае иногородние материалы). Использование новейшей техники (микрофильмов, фильмокопий) существенно облегчает труд археографа, дает ему возможность часто обращаться к фотокопиям и позволяет добиться лучшего воспроизведения текста в печати, избежать целого ряда опечаток и ошибок в издании.
При издании актов, как и других документов, необходимо строго выдерживать единство правил транскрипции, как в рамках одного сборника, так и в рамках всей серии.
В.И. Шуннков справедливо критиковал издание «Новгородских записных кабальных книг» за то, что часть материала в этой публикации издана на основании одних правил (книги 104—106 гг.), а другая часть (книги 111 г.) на основании других правил передачи текста.[94]
* * *
Особым видом передачи текста является его реконструкция. В тех случаях, когда памятник сохранился в позднейших описях, образующих ряд редакций, изводов или видов, следует, наряду с воспроизведением этих списков с вариантами, издавать научную реконструкцию первоначального текста или протографа. Так, например, договоры Руси с греками Х века сохранились в списках не раньше XIV века. Естественно, что при переписке на протяжении четырех веков
[31]
писцы вносили многочисленные изменения в их текст, а подчас допускали ошибки, наслаивавшиеся одна на другую. Реконструкция первичного текста договоров[95] основывается на внимательном изучении памятника и на привлечении данных из тех списков, которые лучше всего предают несохранившийся протограф. Все изменения в текст-основу реконструкции следует вносить курсивом, оговаривая и обосновывая их в текстологическом комментарии.[96]
Вот другой пример. Договор Смоленска с Ригою и Готским берегом 1229 г. является одним из важнейших памятников по истории феодальной Руси XIII в. Однако он сохранился в семи позднейших копиях; наиболее ранние из них восходят к концу XIII в. В результате произведенной реконструкции оказывается возможным восстановить протографы двух редакций памятника, одна из которых восходит к русской копии с латинского, а другая — к русской копии с немецкого экземпляра (противня) договора[97].
Для  характеристики русско-монгольских отношений XIII—XIV вв. чрезвычайно большое значение имеют ярлыки татарских ханов, выданные московским митрополитам. Эти ханские ярлыки были в конце XIV—начала XV вв. переведены на русский язык и сохранились в 13-ти списках середины XV—XVII вв., образующих два извода. Реконструкция первоначального текста перевода ярлыков на русский язык помогает изучить эти памятники не только как ценный исторический источник, характеризующий отношение татаро-монгольских ханов к русской церкви, но и как документы, показывающие определенные навыки в практической дипломатике, которые выработались на Руси к концу XIV века.[98]
* * *
Передача текстов актов является одним из существенных элементов актовой археографии, но далеко не единственным. Следующим элементом ее будет составление заголовка, который содержит общую характеристику документа. Если для транскрипции необходимы познания, прежде всего, палеогра-
[32]
фические,[99] то для составления заголовка необходимо знание основных приемов внешней и внутренней критики, а также дипломатического анализа актов.[100] Без критической обработки документа очень трудно составить правильный научно-обоснованный заголовок. Можно привести много случаев, когда даже крупнейшие специалисты в области актовой археографии из-за недостаточного критического анализа публикуемых документов, составляли неверные заголовки, тем самым давая документам неверную оценку. В «Собрании Государственных Грамот и Договоров» под №13 был помещен документ с заголовком «1317г. Договорная грамота Великого Новгорода с Тверским вел. кн. Михаилом Ярославичем». На самом же деле акт был составлен в начале 70-х гг. XIV в. и не являлся договорной грамотой, а представляет собой новгородский наказ своим послам в связи с борьбой тверского князя Михаила Александровича против Новгорода.[101]
Очень много путаницы было при составлении заголовков жалованных грамот. Археографы очень часто употребляли термин «тарханная» грамота для актов XIV—XV вв , тогда как этот термин появился лишь в 20-х—40-х гг. XVIв. и означал бессрочное освобождение не от всяких, а главных государственных налогов.[102]
Заголовок акта должен предварять текст публикуемого документа и относиться к нему в целом, а не к отдельным его частям. Публикуя копийную книгу актов митрополичьего дома XIV—XV вв., Л. В. Черепнин разделил ее текст заголовками, поставив их перед каждым из актов, помещенных в ее составе. Нам это кажется неудачным. Прежде всего копийная киига - целостный документ, при издании которого вносить заголовки внутрь этого текства нецелесообразно. В книге есть своя система изложения материала и свои рубрики, от
[33]
нюдь не покрывающиеся заголовками издателя. Поэтому получилось, что такие заголовки книги, как «Глава 2. Московской уезд, в Сетунском стану»,[103] «А се грамоты.... на те деревни»,[104] и др. не уложились в общий план издания и оказались искусственно соединены с заключительными строками предшествующих им актов. Попытка выделить эти заголовки разрядкой или полужирным шрифтом не изменила сути дела. На наш взгляд копийную книгу следовало издать без заголовков актов, даваемых составителем, ограничившись помещением в конце книги хронологического перечня актов, включенных в ее состав.
Заголовку акта предшествует порядковый номер докумснта в сборнике (должен помещаться над текстом заголовка по середине строки). Непосредственно в заголовок входят дата, указание на разновидность обозначения составителя документа и адресата (если последний имеется — в духовных, например, его нет), краткое содержание документа.
Датировка акта дается с переводом на современное лечочисление,[105] после чего ставится год, обозначенный буквой г с точкой, например; 1405 г Далее идет обозначение месяца в родительном падеже и число (арабскими цифрами). Если в акте прямой даты нет, то она восстанавливается по косвенным показаниям и ставится в квадратных скобках Если получается год двойной, то он обозначается через наклонную черточку, причем второе число дастся двумя последними цифрами. Например, 1484/85 Если дата сложная и обнимает промежуток в несколько лет, то она дастся через тире, причем второе число указывается последними двумя цифрами. Например, 1482—90 гг.[106] После даты ставится заключающая точка и — (тире). Например, 1492 г. апреля 15. — Грамота, датированная только годом, помещается после актов, имеющих указание на месяц или месяц и день. Даты, отсутствующие в акте, ставятся в заголовке в квадратных скобках.
Целый ряд сложностей возникает при датировке актов XIV—XV вв., в которых дата часто отсутствует. Для определения времени составления этих грамот следует использовать
[34]
данные внешней критики (водяные знаки,[107] почерк, печати) и внутренней критики: упоминания об исторических деятелях—князьях, игуменах и т. п.[108] Определение даты - подчас сложная исследовательская задача. Большую и плодотворную работу в этой области проделал Л. В. Черепнин для междукняжеских договоров в XIV—XV вв.,[109] А.И. Копанев—для датировки двинских грамот,[110] и И.А. Голубцев - для актов социально-экономической истории Северо-восточной Руси XIV—XV вв.[111]
Однако, в ряде издании актов XIV—XV вв. имеются недостатки при датировке актов (например, в Грамотах Великого Новгорода и Пскова,[112] в Духовных и договорных грамотах великих и удельных князей XIV—XVI вв., и др.). В датировке, установленной по косвенным данным, должно быть две даты: post quem и  ante quem.[113]
Нельзя ограничиваться неопределенными указаниями «После такого-то года» или   «перед таким-то годом». Гипотетическое (предположительное) уточнение следует вносить не в заголовок, а в легенду, где нужно отмечать и другие встречающиеся в литературе датировки[114].
[35]
После указания на дату грамоты необходимо помещать обозначение разновидности акта.[115] Это обозначение берется из подлинной актовой терминологии, современных грамоте заголовков и аналогичных указаний, имеющихся в ее тексте. Если наименование, имеющееся в самом акте, не соответствует его историко-юридичсской природе, то разновидность акта определяется по его содержанию и форме, а актовый термин помещается в скобках и в кавычках. Например, «Сотная («перепись») на с. Фаустову гору. (АФЗ и Х ч. II, № 434). Многие акты рубежа XVII—XVIII века, когда резко изменялся их формуляр и терминология, не имеют четко выраженной терминологии для обозначения определенных, разновидностей актового материала. В таких случаях, когда для разных видов актовых источников в документах употребляется обобщающий термин «запись», целесообразно его сохранять, раскрывая его содержание в заголовке описательно («запись» о том-то).
Затем необходимо обозначить лицо, от имени которого составлен документ. По возможности указывается его социальное положение, занятие, должность[116] (напр., (в. кн.», «игумен Тр.-Сергиева монастырям, «дьяк» и т. д.). После этого указывается последовательно имя, отчество и фамилия (прозвище) лица, от имени которого составлен акт[117].
Далее, по мере надобности, излагается кратко и точно существо сделки и называются лица, с которым она заключена. Отдельные виды актов требуют применения особых приемов составления заголовков как раз именно в этой части. Для духовных она вовсе не нужна. Например, (1392—1427 гг.) —
[36]
Духовная грамота Патрикея (Строева).[118] 3 земельных актах после указания на лицо, от имени которого они составлены, помещаются сведения об объектах сделки с точными географическими указаниями (если идет речь, например, о земле, деревне и т. п., то следует отметить уезд, стан или волость, где они находятся).
Для определения территориально-административных единиц, к которым относились те или иные владения, следует, кроме текста, самих актов, использовать материалы писцовых книг XV—XVII вв.,[119] картографические источники XVIII— XIX вв., а также списки населенных мест и географические словари.[120]
Большую ценность представляет специальное исследование А. Н. Насонова о территории Древнерусского государства и княжеств XI—XIII вв., к которому приложены тщательно составленные исторические карты.[121]
К сожалению, хуже обстоит с историческими картами XIV—XV вв.[122] Ю. В. Готье издал в свое время общую карту Замосковского края в XVII в. и полное описание уездов и станов этого края.[123] Отдельные районы имеют подробные карты, например, Двинский край, Орловский и Московский уезды, Белозерский край, Тульский уезд, владения Волоколамского монастыря и т. п.[124]
[37]
После указания на объект сделки в заголовке отмечается лицо или лица, приобретавшие или терявшие (при продаже) это владение. Таким образом составляются заголовки к купчим (посильным)[125], меновым[126], деловым[127], отступным. В жалованных, правых, указных и данных грамотах сначала помещаются сведения о лицах, к которым они адресованы, а затем существо сделки.[128]
Такая система расположения материала в заголовке встречается в первом томе «Актов феодального землевладения и хозяйства» и представляется нам наиболее удачной.[129] В Грамотах Великого Новгорода и Актах социально-экономической
[38]
истории, купчие и другие грамоты издаются по гой же системе, как и данные.[130]
Отдельные виды документов требуют в заголовках специальных дополнений. Так в правых грамотах, судных списках и других актах указывается наличие доклада.[131] Если акт покрывает собою несколько сделок, то может быть дано двойное определение, напр , «купчая и отводная»
Особой задачей при подготовке текста актовых источников к печати является составление легенды В легендах сообщаются данные об источниках текста публикуемых актов в общих предшествующих изданиях Пока нет еще полного единообразия по вопросу о месте помещения легенды в некоторых изданиях она дается курсивом после текста документа, как это требуют Правила издания исторических источников (§ 125), а иногда после заголовка, как это мы встречаем в «Грамотах Великого Новгорода и Пскова». Но в последнем случае заголовок отрывается от текста документа, что крайне неудобно, поэтому легенду целесообразно помещать после самого акта. Легенда для древнейших актов обычно довольно обширна — сам документ не всегда исправен, нужно тщательно отметить его внешние особенности, списки, публикации и т. д. Именно поэтому издатели «Актов социально-экономической истории Северо-восточной Руси XIV—начала XVI вв.» разделили легенду на две части в первой, помещенной сразу после заголовка, даются основные сведения о тексте, положенном н основу публикации (материалы, размер, место хранения), во вторую, помещенную после текста документа, вносятся все остальные данные о рукописи, ее публикациях и т. п.
Первая часть легенды в этом издании состоит из двух половин: слева ниже текста публикуемого акта указывается характер источника текста: является ли он подлинником или позднейшей копией. Если мы имеем дело со списком, то отмечается его век (напр , «подлинник», «современный список»,
[39]
«список XVI в.»)  Если перед нами подлинник, то при этом указываюncя его размеры — длина и ширина в сантиметрах с точностью до одной десятой. Например, 28,0Х29,4.[132] Когда рукопись имеет несколько листов, то указываются размеры каждого из них[133]. Если мы имеем дело с пергаментом или другим материалом письма подлинника (исключая бумагу), это тоже оговаривается[134]. Вторая половина первой части легенды помещается в «Актах социально-экономической истории» на правой стороне строки. Она должна содержать сокращенное наименование фонда[135] и числовое определение номера акта, или лист копийной книги. Например, ГКЭ, Бежецк, 21/1125, Троицк. кн. 518, л. 29. Общий вид первой части легенды будет следующий: Подл 7/0 X 12,7 ГКЭ Бежецк 1/1105; или Список XVI в. Троицк кн. 518 л. 243.[136] Первая и нижеследующая вторая часть легенды набираются в отличие от текста грамоты иным шрифтом (петитом в разрядку).
Вторая, наиболее пространная часть легенды в «Актах помещается после текста грамоты, подтверждений и подписей. Деление легенды на две части не может быть оправдано. Важнейшие данные ее первой части, если мы их поместим сразу после текста и подтверждений, не тонут в других сведениях, ибо выделяются разрядкой (см. напр., во второй части «Актов феодального землевладения и хозяйства»).
После сведений о подлинности и месте хранения источника текста, нужно помещать следующие данные, каждое из которых выделяется новым абзацем. Нужно строго соблюдать указываемую ниже последовательность отдельных элементов легенды.[137]
1. Прежде всего дается краткое описание печати и ее состояния, в случае наличия ее у грамоты. При этом указывается способ и место ее прикрепления (напр.,: «на отгибе грамоты темновосковая печать», или «к нижнему краю грамоты..
[40]
привешена»)[138], материал («черновосковая»), размер («малая»), сохранность (попорчена, сильно затертая и т. д.), наличие изображения и подписи[139] («с изображением сцены благовещения»,[140] «с надписью «печать великого князя Юрия Ивановича»[141]). Уникальные печати желательно воспроизводить в виде фототипий. Если печати были изданы. то де лаются соответствующие оговорки.[142]
2. Далее идут сведения относительно типа письма, которым написан акт, (скоропись, полуустав) и об индивидуальных особенностях почерка писца.[143]
3 Отмечается сохранность бумаги и наличие реконструкции текста. Например «Грамота ветха, по сгибам развалилась и подклеена. На нижней узенькой подклейке читаем текст XVII в. «…ла Трофима Федорова слуга Петр Вешило села Гнездникова».[144] Или еще. «Сохранность плохая. Текст в скобках восстановлен по смыслу».[145]
4. Сообщается о характере водяного знака, который сверяется с таблицами Тромонина, Лихачева, Брике и др., и при нахождении там аналогичных знаков в легенде делаются соответствующие отметки.[146] Это внимание к водяным знакам особенно важно и если документ не датирован (для его датировки) и если документ датирован, поскольку новое датированное сведение о той или иной филиграни поможет определить время составления других памятников с аналогичны-
[41]
ми водяными знаками. Передаются также важнейшие особенности бумаги, если они представляют исторический интерес
5. Печатаются архивные пометы XV—XVIII вв. с указанием, где они помещены на лицевой или оборотной части листа (или на приклейке), в каком веке сделаны[147]. Напр., «на обороте листа пометы (XVII в.) «№ 38 Волоколамск № 740[148]. Эти пометы имеют подчас существенное значение для истории организации архивного дела в прошлом, (для изучения состава материалов, хранившихся в древнерусских архивах, а также принципов описания и хранения актов в XVI — XVIII вв.), Пометы XIX—XX веков в изданиях актов XIV— XVIII вв. не отмечаются.
Для подклейки актов часто использовались обрывки старых документов, поэтому весьма важно исследовать и опубликовать все тексты, встречающиеся на этих подклейках. Так например, И.А. Голубцов обнаружил и издал очень ценный отрывок из приходо-расходной книги Троицкого монастыря II половины XVI в, содержащий роспись крестьянских оброков. Этим отрывком была подклеена одна из троицких жалованных грамот XV века.[149] Тексты, помещенные на подклейке, также публикуются в легенде.
6 Если акт поддельный, то следует об этом сделать специальную помету в заголовке и обосновать поддельность в легенде. Поддельный акт (если его издание целесообразно), лучше помещать не в основном тексте издания, как это иногда делается,[150] а в приложениях к нему: ибо сама дата, к которой приурачивает подделку ее составитель, чисто фиктивна и не соответствует действительному времени изготовления подделки.
7 Указываются (в сокращенной форме) позднейшие списки акта и время их составления. Если списки помещены в копийной книге, то их время не отмечается, а в археографическом обзоре дастся описание рукописи этой книги. Напр.: «Списки: Патр. № 1723, № 1726/ХV1 в.; кн. Коп. № 75, лл. 100 об.—104»[151]. Списки копийных книг XVIII в. (если есть боллее ранние книги, как напр., в архивах Троицкого и Волоколамского монастырей), а также и вообще списки XVIII —XIX вв. публикуемых актов (если они не вносят ничего суще
[42]
ственного нового в понимание текста) при наличии более ранних текстов в легенде специально не отмечаются.
8. В легенде необходимо поместить указания на публикации акта. Например: «Публ.: АЮБ, 1, № 82».[152] Когда акт опубликован в извлечениях или только описан, то это отмечается особо: «Упом. Шум., Обз. III, стр. 349».[153]
9. Если акт не имеет прямой датировки, то далее даются кратко основания датировки: «По упоминанию троицкого чернеца Мисаила можно датировать грамоту 1430-ми—40-ми гг. (см. №№ 86, 111)».[154]
10. В конце легенды помещаются реальные примечания (об упоминаемых лицах и событиях). Впрочем, если эти примечания обширны, то их можно вынести в конец издания.[155]
* * *
Следующий этап археографической обработки актовых материалов состоит в распределении материала внутри сборника. Вообще говоря, для сборников научно-исследовательского характера наиболее приемлем хронологический план распределения материала (причем за основу берется дата написания акта, а не событий, отраженных в них).[156] Однако, для древнейших актов этот план может применяться с большими оговорками. Дело в том, что подавляющее большинство древнейших актов частных и частью публичных лишено прямых хронологических дат, которые определяются весьма приблизительно. Так в «Грамотах Великого Новгорода и Пскова» значительное большинство актов имеет самые общие указания на XV век, его середину, конец или начало. Монастырские акты Северо-восточной Руси XV—XVI вв. датируются временем игуменства того или иного лица. Например, Иосиф Санин был игуменом Волоколамского монастыря в 1479—1515 гг, а в Троицком монастыре в это время сменилось восемь игуменов Таким образом хронологическое
[43]
сопоставление актов различных монастырей — дело весьма затруднительное. Поэтому хронологический порядок подачи материалов для древнейших актов нуждается в ограничении.
Издатели «Грамот Великого Новгорода и Пскова» разделили опубликованный ими актовый материал на грамоты отношений Великого Новгорода с князьями, грамоты отношений Великого Новгорода с Западом и частные грамоты (с подразделением по географическому принципу — Новгород, Двина, Вага). Внутри разделов применен хронологический принцип размещения актов. Это распределение вызывает серьезные возражения, поскольку оно основано на формальных моментах. Новгородские акты лучше было бы разделить с точки зрения их содержания: акты социально-экономические и акты внешней и внутренней политики с дальнейшим хронологическим подразделением.[157] Таким образом может быть применен тематический принцип разделения актов.
Акты Северо-Восточной Руси до 1505 г. издаются в не скольких томах с расположением материала по фондообразователям, т.е. так как, он отложился в архивах старинных монастырей-вотчинников (в первом томе акты Троице-Сергиева монастыря, во втором — акты Кирилло-Белозерского, Московского Симонова и других монастырей и т. п). Внутри разделов этих сохраняется хронологический порядок распределения материала.
В третьем томе материалов по истории Башкирской АССР в первый раздел включены записи, извлеченные из записных или крепостных актов, а во второй—документы, заимствованные из других делопроизводственных источников.[158]
Могут быть предложены и другие принципы подачи актных материалов. Так, если публикуется копийная книга или формулярник в целом, то естественно, нужно следовать порядку расположения актов в этих сборниках (по листам).[159] В отдельных случаях, особенно для учебного пользования, можно рекомендовать и иное расположение актовых материалов. Например- при составлении «Памятников русского права» грамоты располагаются по разновидностям (в алфа-
[44]
витном порядке их наименований), согласно научной классификации древнерусских актов.[160]
Выбрав принцип расположения актов в сборнике, мы должны соблюдать строго валовую (общую) нумерацию для всех помещенных в томе грамот, что не исключает, конечно, возможности дополнительной нумерации актов в пределах каждого из разделов сборника.
* * *
Последним этапом археографической обработки актов является составление научно-справочного аппарата издания. Научно-справочный аппарат должен содержать оценку содержания актов и облегчить использование публикации. В его состав входят предисловие, реальные примечания, указатели, библиография и оглавление.
Издаваемый сборник актовых материалов должен быть снабжен предисловием, в котором дается общая характеристика научного значения данного издания. Как и в других публикациях, в предисловиях к актовым изданиям должна быть историческая и археографическая части. В исторической части предисловия обосновывается сама тема актового издания, сообщается о степени ее разработанности в исторической литературе. В предисловии нужно четко формулировать целевую направленность издания и дать краткую характеристику тех исторических условий, в которой возникали публикуемые документы. Необходимо также во введении пометить краткий обзор разновидностей издаваемых актов. В первом томе «Актов социально-экономической истории Северо-восточной Руси XIV—XVI вв.» обзор актовых материалов помещен в виде дополнения в конце издания. Это, на наш взгляд, сделано очень неудачно, ибо историческая часть введения оказалась лишенной весьма существенного элемента—характеристики актов архива Троицкого монастыря, опубликованных в томе. Этот недостаток не покрывается обзором, который не вскрывает особенности актовых материалов данного архива, а говорит вообще об актах XIV—XV вв.
Археографический раздел введения должен характеризовать состав и приемы издания актов. Здесь обосновываются принципы отбора актов и даются указания на степень обследованности архивных фондов и литературы. Если составителями были использованы копийные книги актов, то следует дать их палеографическое и источниковедческое описание.
[45]
Совершенно необходимо дать по возможности исчерпывающие указания о составе и месте хранения документов, которые связаны с темой публикации, но в состав данного сборника они не вошли. Во введении излагаются основные правила передачи текстов и принцип построения сборника. Наконец, во введении должны быть отмечены лица участвовавшие в издании актов.
О примечаниях текстологических (подстрочных) мы уже говорили. Реальные примечания, т. е. примечания о географических наименованиях, событиях и лицах, связанных с темой сборника, в больших серийных изданиях крайне желательны. Однако их составление связано с огромными трудностями в связи с недостаточной разработанностью, вопросов исторической географии и генеалогии XI—XVIII вв. Так, например, комментарии (примечания по содержанию) С. Б. Веселовского к троицким актам в «Актах социально-экономической истории Северо-восточной Руси» (т. 1) основаны на тщательном изучении писцовых книг, разнообразных актовых и родословных материалов. Эти комментарии могли по явиться только как результат многолетнего труда составителя публикации над самой проблемой феодального землевладения. Если требовать подобные комментарии от каждого издания, то можно затянуть публикацию ценнейших документов на долгие годы, а то и десятилетия. Поэтому можно в комментариях ограничиваться важнейшими сведениями, заимствованными из самих актов и лишь частично из дополнительных источников, помещая их или непосредственно в конце легенды,[161] или после издания текстов.[162]
В актовых изданиях могут быть следующие указатели именные (личные), географические, предметно-терминологические, разновидностей актов, указатель использованных рукописей. Указатели облегчают исследователю задачу использования материалов издания. По своей форме указатели распадаются на глухие (содержат только понятия и отсылку на страницу издания или номер акта) и развернутые (комментированные). Для учебных изданий составление комментированных указателей представляется нам совершенно необходимым, поскольку комментарии дают основные исторические сведения, без которых студентам очень трудно самостоятельно изучать акты в учебном процессе. Комментарии (примечания по содержанию) должны помочь пониманию
[46]
текста акта, а также содержать необходимые справочные материалы (в частности, отсылки на другие документы сборника, посвященные тому же вопросу).[163] Следует стремиться, чтобы к актовым изданиям указатели были развернутые. Многие древнерусские термины, географические данные и имена лишь с большим дополнительным трудом могут быть выяснены читателем сборника, а издатель, положивший много труда на исследование опубликованного им материала, или лицо, специально занимающееся составлением указателя, может эту работу по комментированию провести с меньшей затратой сил.
В развернутом указателе даются понятия (в именительном падеже), пояснения, раскрывающие самую суть этого понятия и отсылочные данные. В актовых изданиях содержащих сотни актов, удобнее давать ссылки не на страницу издания, а на № акта. При публикации копийной или записной книги актов можно делать отсылку на ее листы. Все это позволяет закончить указатель еще до прохождения его в печати (а ссылки на страницы можно давать только после верстки) н избежать спешки с работой над его текстом. Вообще же работа над составлением указателей должна вестись, как правило, уже после того, как публикация подготовлена к печати. Составитель указателя должен широко использовать «карточки», на которые заносятся те или иные понятия с пояснениями, заимствованными из текста актов, и отсылочными данными. После того, как основа картотеки того или иного указателя составлена, нужно провести дополнительную работу по уточнению пояснений по дополнительным источникам.
Каждый том многотомного (серийного) издания актов должен иметь свои указатели. Именной указатель содержит алфавитный перечень фамилий, имен и прозвищ лиц, встречающихся как в актах, так и в научно-справочном аппарате.[164]
Обычно именной указатель дастся согласно алфавиту фамилий лиц, встречающихся в документах.[165] При этом сначала дается фамилия, затем полностью имя и отчество. Однако, в актах XIV—XVI вв., фамилии встречаются очень
[47]
редко — только у княжат и у некоторых из служилых людей, да к тому же они были неустойчивы — через одно-два поколения могли меняться. Крестьяне, посадкие и торговые люди зачастую выступают без фамилий—прозвищ. Поэтому издатели «Грамот Великого Новгорода и Пскова» в основу положили именной принцип составления личного указателя, т. е. вначале отмечается имя, затем отчество, затем фамилия-прозвище упомянутого в документе лица (напр., Софонтий Васильев, робичанин, затем Софонтий Фомин).[166] Лица, имеющие одно имя, помещаются ранее, чем лица, имеющие имя и отчество. Так вначале «Семен, чернец», а за ним «Семен Александров Поряднин». Лица, имеющие одинаковое имя, располагаются согласно алфавиту отчеств. Фамилия влияет на расположение только в том случае, если мы имеем дело с лицами, имеющими одинаковое имя и отчество,—тогда они располагаются согласно алфавиту.
Для установления родственных связей встречающихся в актах лиц в общем алфавитном порядке помещаются и фамилии группы лиц с отсылочными указаниями на их имена. Напр., «Свидригайло»; далее «Своеземцев, см. Василий Матвеев, Василий Федорович, Василий Степанович, Федор Остафьевич». При наличии разночтений в имени и фамилии одного и того же лица в тексте памятника для указателя за основу берется наиболее употребительное, близкое к современному, а другие помещаются в круглых скобках с отсылочными замечаниями в соответствующих частях указателя. Напр., «Осип (Есип, Есиф, Осиф)» Иванович с отсылками: «Есип», см. «Осип», «Есиф», см. «Осип».[167]
Составитель именного указателя А. И. Копанев несколько модернизировал его. Так он везде брал за основу современные чтения имен, если они даже не встречаются в тексте памятников, помещая архаичные имена актов в скобках. Так, напр., «Григорий (Грихня)»; «Андреи (Ондрей)», «Порфирий (Перхурей) Васильев», давал часто полную форму, хотя мы имеем иногда с сокращенной: Григорий (Гриша), Дорофей (Дороша), Федор (Федька), Дмитрий (Митя) Ермаков, Алексей (Олекса), Алексей (Олехно). Это чревато серьезными ошибками. Так Олекса, Олехно — можно читать и как Александр и Алексей. Митя иногда может оказаться и Никитой и т. д.
Подобную модернизацию нужно производить крайне осторожно. Прежде всего, следует отказаться от изменения со-
[48]
кращенных форм имен на полные (если нет для этого прямых оснований в тексте памятника). Нужно давать имя в той форме, как оно встречается в акте. Конечно, сама форма не должна влиять на алфавит имен: для лиц, имеющих одно имя, в какой бы оно форме ни было, алфавит определяется отечеством. Так, Гришка Васильев будет стоять ранее, чем Гриша Смирнов и чем Григорий Тихонов.[168]
Формулу отчества «Семенов сын» модернизировать не следует и нужно передавать со в указателе, сокращая лишь слово «сын» (с.) Различие в формулах отчеств (Семенов сын и Семенович) не влияет на алфавит лиц, которые при наличии единого имени и отчества помещаются согласно алфавита фамилий, прозвищ. Так, Петр Семенович Ростовский, князь, будет помещен ранее Петра Семенова сына Яковлева. Титул (князь, великий князь) ставится после фамилии и не влияет на алфавит лиц, указателя. Модернизацию имен мы тоже производили бы осторожнее — лучше давать имена под тем написанием, какое встречается в источнике, а под современным написанием имен давали отсылку, если в издаваемых актах нигде современное написание имен не встречается. Замену современным написанием имен нужно производить лишь в том случае, если оно встречается в издаваемых источниках. В указателе к «Материалам по истории Башкирской ССР» лица нерусского происхождения (а также русские крестьяне и работные люди), располагаются в алфавите их имен (ибо фамилии у них встречаются редко); чиновники и служилые люди, имевшие фамилии, даются по фамилиям.[169] Конечно, если актовые материалы дают имена, в основном, служилых людей, имеющих фамилии, прозвища, лучше составлять указатель, следуя, обычному принципу (по алфавиту фамилий), давая старинную форму имени и фамилии в скобках. Напр., Тамара («Тамавра»).[170]
В «Актах социально-экономической истории» внутри именною указателя допускается группировка. Например, выделяются все «люди» того или иного феодала,[171] а крестьяне перечневой выписи Троицкого монастыря вовсе не помещены в указатель, т. к. «имена их даны в обычной уменьшительной форме, без прозвищ и отчеств».[172] С этим согласиться нельзя. Указатель личных имен должен содержать полный
[49]
перечень лиц, встречающихся в актах, причем эти лица должны быть расположены в строго алфавитном порядке.
В распространенном именном указателе помещаются сведения о должности, титуле, роде занятий лиц, родственные отношения с другими лицами, упомянутыми в указателе и, по возможности, даты жизни и смерти. Все поясняющие сведения должны быть предельно лаконичны; по мере надобности, в них применяются те или иные специально оговоренные сокращения Напр.: «Лавровский Проня, кр-н с. Посмечье, Нерехот вол.. Костром, у., судн. Муж.,—540».[173] Комментируемое понятие нужно отделять запятой, а перед указанием на № акта—ставить запятую и тире.
Весьма сложная задача встает перед составителем указателя. когда он сталкивается с необходимостью отождествить тех или иных лиц, встречающихся в разных актах. Часто в одной грамоте упоминается только имя какого-либо деятеля, тогда как в другом встречается его имя, отчество и прозвища. Для идентификации необходимо произвести специальный источниковедческий анализ. Так, в грамоте 1526—27 г. на владение Раховского стана Волоцкого у. упомянут среди послухов Федор Садырь Иванов сын Полева, в грамоте 1527—28 г он же фигурирует как Садырь Иванов сын Гаврилова. В 1530—31 г. инок Филофей Иванов сын Гаврилова передал в Волоколамский монастырь дер. Ретькино Раховсгого стана. При этом послухом в грамоте был Григорий Садырев.[174] Мы можем сделать предположение, что Федор Садырь Иванов сын Гаврилова- это инок Филофей Иванов сын Полев.[175] Перед нами налицо не только совпадение имен отца и деда данного исторического деятеля, не только близость его монашеского и светского имен,[176] но и несомненная связь этого лица с Раховым станом Волоцкого у.[177] При этом монашеское имя Полева появляется в более поздних актах чем светское, что также вполне естественно.[178]
В географическом указателе помещаются все географиче-
[50]
ские наименования, причем в том обозначении, какое встречается в тексте акта. Если это обозначение в настоящее время иное, то это специально не оговаривается. Когда географический пункт или административное деление фигурирует под различными наименованиями, то за основу принимается то из них, которое является исторически последним, а остальные даются в круглых скобках с соответствующими отсылками.[179]
Часто по глухим упоминаниям актов весьма трудно определить, имеем ли мы дело с монастырем или с церковью. В 1568 г., например, княгиня Аграфена Ростовская завещала «в Глухово к Орхангилу кобылу. Да в Яконово г Богоявленью полтина. Да на Бор к Никите чудотворцу рубль» и т. д.[180] Какие из этих наименований относятся к небольшим монастырям, а какие к церквям—определить трудно (тем более, что часто сам монастырь носил наименование по его собору. Напр., Успенский Иосифов монастырь носил название по Успенскому собору, который в нем находился. Часто по упоминанию Никольского или Троицкого, или тому подобных монастырей бывает почти невозможно определить, какой именно из монастырей имелся в виду, ибо было много монашеских корпораций, носивших эти наименования. Для уточнения сведений о монастырях нужно пользоваться справочными пособиями, в том числе книгой Денисова,[181] капитальными исследованиями Зверинского,[182] и Строева,[183] а обстоятельной работой В. и Г. Холмогоровых о селах и церквах XVI—XVIII вв.[184]
В комментированном географическом указателе даются сведения об уезде, стане и характере того или иного понятия (что перед нами село, деревня, озеро, река и т. д.). В случае,
[51]
когда сведение носит гипотетический характер, .оно помещается в скобки со знаком вопроса.[185]
В предметно-терминологическом указателе помещаются основные термины, относящиеся к проблемам социально-экономической, внешне- и внутренне-политической истории, а с другой стороны, вообще обозначения тех предметов, названия которых давно уже вышли из употребления. Поскольку терминология древнерусская изучена недостаточно, постольку составление подобных указателей совершенно необходимо.[186] При размещении терминологического материала нужно исходить из двух принципов: во-первых, имена существительные желательно помещать в именительном падеже; во-вторых, видовые понятия сводить к общим (с отсылочным упоминанием в соответствующем видовому понятию месте), т.е. .помещать их по рубрикам. Под термином «деньги» в «Актах феодального землевладения и хозяйства» (ч.II) помещены заемные, казенные, кормовые и прочие деньги, а под буквой «з»—отсылка: «заемные деньги»—см. деньги заемные.[187] Предложенная конструкция термина существительного не всегда может быть разрушена и она в этих случаях сохраняется в кавычках, но помещается в указателе в алфавитном порядке имен существительных.[188]
Для пояснения терминов и предметов необходимо использовать имеющиеся терминологические и толковые (в том числе областные) словари.[189] Старинная терминология товаров, и в частности тканей, раскрыта в специальных исследованиях.[190]
Наконец, огромную пользу составителю может принести обширная картотека древнерусского словаря, хранящаяся в Институте языкознания. Конечно, при составлении именного, а также других указателей, нужно широко использовать
[52]
опыт своих предшественников. Результатом большой и вдумчивой работы являются, например, обширные комментированные указатели И. А. Голубцова в «Актах социально-экономической истории» (тт. I—II). Специфическим указателем к древнерусским актам является комментированный указатель древнерусских праздников, помогающий разобраться в хронологии документов.
Если акты расположены не в строго хронологической последовательности, то имеется надобность и в кратком хронологическом указателе актовых материалов.[191] Сборник должен быть снабжен и указателем разновидностей древнерусских актов встречающихся в нем.[192] Поскольку актовая терминология самих грамот помещается в предметно-терминологическом указателе,[193] то во избежание повторений там же можно давать и вообще сведения о разновидностях актов, не выделяя их в особый указатель.[194] Для определения краткого объяснения разновидностей актов можно использовать специально статью Л. В. Черепнина,[195] а также материалы из работ Д. М. Мейчика, С. А. Шумакова[196] и других исследователей. Большую ценность представляет специальный терминологический словарь А. И. Андреева, содержащий сведения о терминологии частных актов XIV—XVIII вв.[197]
В издании актовых сборников совершенно необходим указатель (таблицы, роспись) использованных документов. Материал этого указателя группируется по архивам с подразделением по фондам,[198] причем самые рукописи перечисляются в порядке нарастания их номеров. Против архивного номера
[53]
каждой рукописи указывается номер акта в сборнике.[199] В «Актах социально-экономической истории» указываются лишь те рукописи, которые положены в основу публикации. Это, на наш взгляд, недостаточно. Нужно указывать в таблице все рукописи, использованные в издании; упоминаемые в легенде и вариантах позднейшие списки также помещаются в таблицы, но номера актов сборника в данном случае набираются курсивом. Это поможет лицу, занимающемуся тем или иным фондом, скорее уяснить степень использования документальных материалов из его состава, в той или иной публикации.
Публикация должна иметь оглавление. Оно состоит из текста заголовков актов и отсылок на соответствующие страницы сборника.
Наконец, в актовом сборнике могут быть помещены приложения, в состав которых включаются фототипические воспроизведения печатей и т. п. Так, например, в «Материалах по истории Башкирской АССР» в приложениях находятся фототипии актов на языке тюрки.[200]
В приложениях, по мере надобности, может быть библиографический указатель (ср. Грамоты Великого Новгорода и Пскова), содержащий сведения о публикации актов. Здесь могут быть фототипии наиболее интересных с точки зрения содержания и формы древнерусских грамот. Можно себе представить также издание специального альбома — филиграней и древнерусских печатей, поскольку все предшествующие издания на эту тему в той или иной мере устарели. Могут быть, наконец, даны генеалогические таблицы для известных княжеских фамилий. Нужен, конечно, и список сокращений, применяемых в заголовках и легендах. В приложении к данной работе помещен примерный список сокращений, применяемых в «Актах социально-экономической истории» и «Актах феодального землевладения и хозяйства» (ч. II).
Таковы основные приемы археографической обработки древнерусских актов. Базируясь на «Правилах издания исторических документов», они, как можно убедиться, содержат ряд существенных отличий, определяющихся особенностями актового материала.
 
 
[54]
ПРИЛОЖЕНИЯ
«Акты феодального землевладения и хозяйства
XIV—XVI вв. (ч. 1)»
(л. 93). В  Д м и т р о в с к о м  ж е  у е з д е  с е л а  и  д е р е в н и  п р е ч и с т ы а  Б о г о р о д и ц и  и  в е л и к и х  ч ю д о т в о р ц о в  П е т р а  и  А л е к с е а и  И о н ы  и  м и т р о п о л ич а  Н о в и н с к о г о  м о н а с т ы р я  и з с т а р и н н о г о: с е л о  Н и в к и,  а  н е м  ц е р к о в ь;  с е л о  К а р ц е в о, а  н е м  ц е р к о в ь.
 
№ 82
1473 г. — Жалованная грамота меновная кн. Юрия Васильевича игумену митрополичьего Новинского монастыря Герасиму на деревно Тереховскую и пустошь Крячковскую.
Се яз князь Юрий Васильевич, поговоря с своим отцем с Геронтием митрополитом всеа Руси, пожаловал есмь Введения пречистыа богородици игумена Герасима з братьею, променнл есмь им свои земли тяглые деревню Фетинскую, да селищо Смыково, да селищо Олгичино с всем с тем, что к ним потягло изстарины, с луги, и с пожнями, и с лесы, куды ходила коса и соха и топор. А у них есмь взял в мену противу своих земль монастырские деревню Тереховскую да Крячковскую пустошь с всем с тем, что к ним потягло изстарины, и с луги, и с пожнями, и с лесы, куды ходила соха и коса и топор.
А на мене были у князя Юрья Васильевичя: дворецкой Александр Иванович Старков да брат его Алексей.
А подписал диак Василсй Долматов.
Акты феодального землевладения и хозяйства XIV —XVI веков, [часть первая. Подготовил к печати Л. В. Черепнин. Из-во АН СССР, М, 1951, стр. 84].
2. «Акты феодального землевладения и хозяйства» (ч. 11).
№ 76
/577 г. Февраля 18, — Данная кнг. Евфросиньи, вдовы кн. Дмитрия Васильевича Небогатого, Иос.-Вол. м-ря иг: Даниилу на сц. Столбично-Мисюревское с дерр. Клинск. у.
Се [201] яз, княж Дмнтреева Васильевича княгиня Ефросинья, дала есми в дом пречистые богородици успениа Иоси-
[55]
фова манастыря игумену Данилу з братью, или кто по нем иный[202] игумен будет, по своем отце и по своей матери, и по своем муже, и по себе, и по своих родителех в Клинском уезде свое сельцо Столбично-Мисюревское и з деревнями, деревня Самково,[203] деревня Руново, деревня Ефремове,[204] деревня Кощеево, чем мя благословил отец мой Дмитрей Никитич, со всем с тем, что к тому сельцу и к деревням исстарины потягло, куды ис того сельца и з деревень ходила соха и коса и топор, и со всеми угодьи, А написати им в сененик отца моего инока Демьана, да матерь мою иноку Дарью, да мужа моего князя Дмитрея, и меня, и моих родителей, да написати им в повседневное поминание отца моего инока Демьана, да матерь мою иноку Дарью, да мужа моего князя Дмитрея да моего живота. А преставлюся яз, княгиня Ефросинья, — и им мужа моего [не][205] выгладити да меня написати в повседневное ж поминание, и поминати им нас, доколе монастырь Пречистые стоит. А ис повседневнаго поминаниа не выгладити. А корму по нас быти монастырьскому на игумена и на братью з году на год октября 27[206] на память святого мученика Нестера.
А на то послуск: князь Андрей княж Васильев сын Селеховского, да Иван Бобр Петров сын Синево, да Федор Федоров сын Евлашкова, да Синица Григорьев сын Воронин.
А грамоту писал Володя Наумов сын Бабкина лета 7020 пятого февраля в 11 день.
А к сей грамоте яз, княж Дмитреева Васильевича Небогатово княгиня Ефросинья, и печать свою приложила.[207]
Н а  о б о р о т е:  К сей грамоте яз, княжа Дмитреев[а][208] Восильевича Небогатово княгиня Ефросинья, и руку свою приложила.
По сей грамоте яз, Иван Бобр Петров сын Синево, послух, и руку свою приложил.
По сей грамоте яз. Федор Федоров сын Евлашьков, послух и р[уку][209] свою приложил.
По сей грамоте яз, Синица Воронин, послух и руку свою приложил.[210]
[56]
Подлинник 35,3Х16,4                                                ГКЭ, Клин 1/5632.
 
К нижнему краю грамоты приложена черновосковая печать (сохранился обломок).
 
Скоропись. Сохранность посредственная. Грамота испорчена, в некоторых местах разорвана по сгибу.
 
Водяной знак  сфера на подставке и с розеткою.
 
 На обороте пометы (XVIII в): «Клин № 35».
 
На обороте подклейка пометы (XVII в). «Даная на селцо Столбично Мисюревское Клинского уезду». Пометы (XVIII в): «ВКЗ № 12».
 
Списки ФИВМ, № 964 (XVI в). Кн коп. № 31, лл. 41-42.
 
[Акты феодальною землевладения и хозяйства,  ч. II. М, 1956, стр. 731.
 
3. «Материалы по истории Башкирской АССР», (т. III).

№151. 1714 г. февраля 26. – Запись башкир Казанской дороги, Калнинской вол. Азекея Ератова с товарищами мишарю Осинской дороги Бимею Амякову с братом о пропуске их в свою вотчину.
Февраля в 26 день писана запись такова. Уфинского уезду л.6 Казанские дороги, Калнынские волости башкирцы Азекеи Ератов да Сопа Бердышсв с товарыщи || дали на Уфе сию на л. 6 себя запись Уфинского ж уезду, Осинские дороги, деревни Сабаевой мещеряку Бимею Амякову да брату ево Муслюму Амякову ж в том: припустили мы, Азекей да Сопа, в вотчину свою их, Бимея и Муслюма, которой владеем мы, Азекей да Сопа. А с тое вотчины платить им, Бимею и Муслгому, нам, Азекею и Сопаю, в помочь в казну великого государя по куницы на год И в гой вотчине нашей селитца им, Бимею и Муслюму, двором, и пашня пахать, и сено косить, и бревна и дрова рубить, и лубья снимать, и рыбу ловить, и всякого зверя побивать, и птицу ловить, и борти делать. А как в тех их, Бимеевых и Муслюмовых, деланых бортях будут пчелы, и им, Бимею и Муслюму, с тех бортных ухожей платить нам, Азекею да Сопою, по бессырю на год меду. А буде мы, Азекей и Сопай, против сей записи в чем не устоим или их, Бимея и Муслюма, станем ис той вогчины станем высылать или в вышеписанном в чем владеть не дадим, и им  Бимею л. 7 и Муслюму, взять на нас, Азекее и Сопае, по сей записи за всякую неустойку, хотя в малом в чем не устоим, 40 руб. денег. А ся запись и впредь в запись
[57]
К сей записи Азексей Ератов тамгу свою приложил [№ 88]. К сей записи Сопа Бердышев тамгу свою приложил [№ 89]. Толмачил Яков Кормщиков. Свидетели: Андрей Протопопов, Андрей Пешков, Данило Протопопов.
И сей записи пошлин 20 алт. за письмо гривна, от записки тож, за излишную страницу 6 ден. взято
Уфимская приказная изба, д. 138, Записные книги г: Уфы 1714 г., лл. 6—7:
[Материалы по истории Башкирской АССР, т. III, М.— Л., 1949, стр. 1091.
 

4. Примерный список сокращений
1. Сокращения наименования хранилищ
 
1. Сокращения наименований хранилищ
ГБЛ
— Государственная библиотека СССР им. В. Л. Ленина, отдел рукописей.
ГИМ
—   Государственный Исторический Музей,
отдел рукописных книг и письменных источников
ГАРХ
— б. Государственный Архив (Мин-ва Ин. Дел.).
ГПБ
—   Государственная Публичная библиотека им.
 М. Е. Салтыкова-Щедрина, первое собрание грамот.
МАМЮ
— б. Московский Архив -Министерства Юстиции.
МГАМИД
—   б. Московский Главный Архив Министерства
Иностранных Дел.
ЛОИИ
— Архив Ленинградского   отделения Института
истории Академии наук СССР.
ЦГАДА
—   Центральный Государственный Архив Древних
 Актов.
2.Сокращения наименований фондов и мест их хранения
АТСЛ
— ГБЛ, Отд. XIII, Архив Троице-Сергиева монастыря.
Беляев
ГКЭ
— ГБЛ, собрание И. Д. Беляева.
— ЦГАДА, Грамоты Коллегии Экономии.
 
Головин
Древл.
— ЛОИИ, собрание Головина.
— ЦГАДА, Документы б. Древлехранилища.
Каляз. м-р.
Мазур.
Малин.
Мух.
Новг. каз. Пал.
 
— ЦГАДА, ф. Калязина монастыря.
— ЦГАДА, собрание Мазурина.
— ЦГАДА, портфель Малиновского.
— ГБЛ, собрание Муханова.
-ЛОИИ, архив Новгородской Казенной Палаты
Обол.
Патр.
Рум.
Соловецк. м-рь
Спасо-Евфм. м-рь
Строев
— ЦГАДА, портфель Оболенского.
— ГИМ, Патриаршее собрание.
— ГБЛ, собрание Румянцева.
— ЦГАДА, ф. Соловецкого монастыря.
— ЦГАДА, ф. Суздал. Спасо-Евф. м-ря.
— ЛОИИ, собрание Строева.
                                              [59]
Увар.
 
— ГИМ, собрание Уварова (отдел письменных источников).
Уид.
ФИВМ
— ГБЛ, собрание Ундольского
— ЦГАДА, ф. Иосифова Волоколамского м-ря.
III. Часто цитируемые копийные книги
Вол, кн.
—   ЦГАДА, ФИВМ, копийная книга
—   Иоснфо-Волоколамского м-ря,
Тр. кн.
— ГБЛ, копийные книги Троице-Сергиева м-ря АТСЛ.
Сим. кн.
- ГИМ, Симоновское собрание, копийная книга
Московского Симон, м-ря.
Кир.-Бел. кн.
- ГПБ, копийная книга Кириллово-Белозсрского
монастыря.
Спасо-Евф. кн.
- ЦГАДА, фонд Спасо-Евфим. м-ря копийнак книга
Спасо-Евфим. м-ря.
IV. Сокращения названий изданий
ААЭ
—   Акты Археографической Экспедиции, т. 1, IV,
СПб., 1836.
АИ
— Акты исторические, СПб., 1838. 1841—42.
АЮ
АЮБ
— Акты юридические, СПб., 1838.
—   Акты до юридического быта относящиеся,
тт. 1—111, СПб., 1857—1884.
ДАИ
—Дополнения к Актам Историческим, тт. 1—ХП,
СПб., 1846-1872
Врем. МОИДР
—Временник в Обществе Истории и Древностей при Моск. Университете, кн. 1—ХХV, М., 1849—1858.
Чт. МОИДР
—Чтения в Обществе истории и древностей российских при Московском Университете, М., 1846—1918.
Лебедев
— Д. П. Лебедев. Собрание историко-юридических актов И. Д. Беляева. М. 1881.
Мейчик
— Д. М. Мейчик, Грамоты и акты XIV—XV вв. Московского архива Министерства Юстиции. М., 1883.
                                                  [60]
Шумаков. Обз.
—С. А. Шумаков, Обзор грамот
Экономии,   Выг Ш—IV, М , 1894—1917.
 
Сб. ГКЭ
—Сборник грамот Коллегнии Экономии, т. 1—11,
Пб -Л., 1922—1927.
Сб. Мух.
Сборник П Муханова, из  И, СПб , 1866
Пам.
—Памятники соцнально-экодюмической истории
 Московского государства XIV—XVII вв,
т I, М, 1929
СГГ и Д
—Собрание Государственных грамот и Договоров,
 чч 1—1У, М., 1813--1828.
Фед.-Чех.
—Федотов-Чеховский. Акты, относящиеся до
гражданской расправы древней России,
тт 1—11, 18600—1863.
Иванов
—П Иванов Сборник палеографических снимков с
почерков древнего и нового письма. М., 1844.
Кабанов
—А.К. Кабанов и И М Катаев Описание актов
собрания  гр А С. Уварова, М , 1905.
Лихачев
—Лихачев Н.П. Палеографическое значение
Бумажных  водяных знаков, тт. 1—III,
СПб., 1898-1899.
Брике
—С.М. Briquet Les filigranes Ее I-IV, 1 изд. 1907;
II изд. 1923-1936.
Тромонин
—Тромонин К. Я., Знаки писчей бумаги
(Изъяснение знаков, видимых на писчей бумаге)
М., 1844.
                                    V. Сокращения терминов
Архиеп.
архиепископ
архим.
архимандрит
б.
бывший
в.
век
в.
великий князь
 
в кнг.
 
великая княгиня
вол.
волость
г.
год
гг.
годы
д.
деньга
дв.
двор
                                                       [60]
иг.
игумен
испр.
исправлер
Кн.
князь
Кнг.
княгиня
Кр-н
крестьянин (крестьян)
Л.
лист
Л.л.
листы
Митр.
митрополит
М-рь
монастырь
М-рский
монастырский
Дер.
деревня
Дерр.
деревни
Еп.
епископ
Зач.
зачеркнуто
Поч.
починок
Пуст.
пустошь
Р.
река
Ркп.
рукопись
Руб.
рубль (рублей)
С.
село (перед названием села)
Сс.
села
с.
сын (после имени отца перед фамилией)
Слоб.
слобода
См.
смотри
С-ца
старца
С-цо
сельцо
Об.
оборот
Оз.
озеро
Ок.
около
Оп.
опись
Отс.
отсутствует
Подл.
подлинник
Ср.
сравни
Ст.
стан
У.
уезд
Упом.
упомянуто
Ц.
царь
 

[62]
БИБЛИОГРАФИЯ
1. Издание актов
1. Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV—начала XVI в. т. I, сост. С. Б. Веселовский; подгот. к печати И. А. Голубцов, А. А. Зимин, Л. В. Черепнин, М., 1952, т. II, сост. И. А. Голубцов, М., 1958.
2. Акты феодального землевладения и хозяйства XIV— XVI вв. ч. 1, подгот. к печати Л. В. Черепнин. М., 1951; ч. II, подгот. к печати А. А. Зимин, М., 1956.
3. Грамоты Великого Новгорода и Пскова. Подгот. к печати В. Г.Гейман, П. А. Казакова, А. И. Копанев, Г. Е. Кочин Р. Б. Мюллер, и Е. А. Рыдзевская. Под ред. С. Н. Валка, М.-., 1949.
4. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей  XIV—XVI вв. Подгот. к печати. Л. В. Черепнин. М.-Л., 1950.
5. Материалы по истории Башкирской АССР, т. III, сост. Н Ф Демидовой, под ред. Н. В. Устюгова. М.-Л., 1949; т. IV, ч I, М., 1956.
6. Новгородские записные кабальные книги 104—106 и 111 гг., под. Ред. А. И. Яковлева, М.-Л., 1938 г.
7. Памятники русского права вып. I—IV, М., 1952—1956.
8 Сборник грамот Коллегии экономии, т. I. Пб., 1922, т. II, Л., 1929.
II. Правила издания актов
1. Основные правила публикации документов Государственного архивного фонда Союза ССР, М., 1945.
2. Привила издания документов XII—XVII вв. «Проблемы источниковедения», сб. II, М.-Л., 1936, стр. 315—331.
3. Правила издания исторических документов, М., 1955.
4 Правила издания Сборника грамот Коллегии экономии. Пб.,1922.
5. Хрестоматия по археографии. Под ред. Г. Д. Костомарова. М., 1955.
III. Дополнительная литература
1.     С. Н. Валк. Советская археография. М.-Л., 1948.
2.     . Е. Э. Грандстрем. Инструкция по каталогизации русских грамот XVII века. — «Сборник Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина». Сб., II. Л., 1954. стр. 271—284.
[63]
3. А. А. Зимин. О приемах научной реконструкции исторических источников Х—XVII вв. — «Исторический архив», 1956, № 6,стр. 133—143.
4. А. А. Зимин. О хронологии договорных грамот Великого Новгорода с князьями XIII—XV вв. — «Проблемы источниковедения», Сб., V, М., 1956, стр. 300—327.
5. А. А. Зимин. О хронологии духовных и договорных грамот великих и удельных князей XIV—XV вв. — «Проблемы источниковедения», сб. VI, М., 1958, стр. 275—324.
6. И. И. Корнева. Основные принципы передачи текста документов при публикации и некоторые вопросы воспроизведения источников ранних периодов (XIV—XVIII вв.).» «Труды МГИАИ», т. VIII, М., 1957, стр. 43—65.
7. С. М. Каштанов. К вопросу о классификации и составлении заголовков жалованных грамот. — «Исторический архив», 1956, № 3, стр. 211—217.
8. Д. С. Лихачев. По поводу статей В. А. Черных о развитии методов передачи текста исторических источников. «Исторический архив», 1956, № 3, стр. 188—193.
9. А. Т. Николаева. Рецензия на издание «Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси XV — начала XVI вв.», т. I.—«Вопросы истории», 1953, № 3, стр. 108—113.
10. А. Т. Николаева. Рецензия на издание «Духовные и Договорные грамоты великих и удельных князей XIV— XVI вв. — «Вопросы истории», 1952, № 2, стр. 135—138.
11. А. А. Новосельскии, В. И. Шунков. Издание исторических источников в СССР. — «Исторический архив», 1956, № 2, стр. 192—204.
12. Е. М. Тальман. Археографическое оформление документов при их публикации. — «Труды МГИАИ», т. 8, М., 1957, стр. 66—94.
13. Е. М. Тальман. Введение к «Хрестоматии по археографии», М., 1955, стр. 3—70.
14. Е. М. Тальман. О передаче текста исторических источников. — «Исторический архив», 1956, № 5, стр. 174—186.
15. М. Н. Тихомиров. Источниковедение истории СССР, т. I, 1940.
16. М. Н. Тихомиров и М. В. Щепкина. Два памятника новгородской письменности, М., 1953.
17. Л. В. Черепнин. Рецензия на издание «Грамоты Великого Новгорода и Пскова». — Вопросы истории», 1949, № 11, стр. 158—161.
[64]
18. Л. В Черепнин. Русская палеография, М 1956.
19. Л.В Черепнин. Русские феодальные архивы XIV—XV вв. ч. I М.,Л, 1948 ч II, М., 1951.
20. В.А Черных. Вопросы передачи текста исторических источников в советской археографии.1955, Автореферат канд. диссертации.
21 В А Черных. Развитие методов передачи текста исторических источников в русской дореволюционной археографии . - «Исторический архив» 1955, № 4, стр. 201—211.
22 П. Я. Черных. Рецензия на издание «Духовные и до говорные грамоты» —«Известия Академии наук, Отделение русского языка и литературы» т.Х вып. 5, 1951.
23. В. И. Шунков. Рецензия на издание «Новгородские кабальные книги 100—104 и  111  годов» -  «Историк марксист», 1939, № 2, стр. 158—163.

 

материал размещен 5.03.06

[1] Термин дипломатика происходит от греческого слова διπλω, что означает — удваиваю. В древнем Риме «диплом» (diplomum) называли документы, начертанные на двух сложенных вместе бронзовых пластинках.
[2] Под «актовой археографией» разумеем специальный раздел археографии, изучающий принципы и методику издания актовых источников.
[3] А А Новосельский, В. И. Шунков. Издание исторических источников в СССР. «Исторический архив», 1956, №2, стр. 197.
[4] Грамоты Великого Новгорода и Пскова. Подготовили к печати  В.Г. Гейман, Н.А. Казакова, А.И. Копанев, Г.Е. Кочин,  Р.Б. Мюллер, Е.А. Рыдзевская под ред. С.Н. Валка. М.-Л., 1949 (Далее – ГВНиП. Дополнением к этой публикации является издание С. Н. Валком трех грамот из Таллинского архива. См. С.Н. Валк. Новые грамоты о Новгородско-Псковских отношениях с Прибалтикой в XV в. «Исторический архив», 1956, №1, стр. 232-234.
[5] Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв.  Подготовил к печати Л.В. Черепнин. М.-Л., 1955, (Далее – ДиДГ).
[6] Акты феодального землевладения и хоз-ва ХIV-ХV вв, ч. I. Подготовил к печати Л. В. Черепнин, М., 1951; ч. II. Подготовил к печати А.А. Зимин. V., 1956, (Далее – АФЗиХ).
[7] Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV-начала XVI вв. т. I. Составитель С.Б. Веселовский. Подготовил к печати И. А. Голубцов, А.А. Зимин Л. В. Черепнин. М. 1952. (Далее — АСЭИ); т. II. Составитель И. А, Голубцов. М., 1958.
[8] Памятники русского права, вып. I—IV, М., 1952—1956. (Далее — ПРП).
[9] Новгородские записные кабальные книги 100—104 и 111 годов. Под ред. А. И. Яковлева. М.—Л., 1938.
[10] Акты хозяйства боярина Б. И. Морозова. Под ред. А. И. Яковлева, ч. I-II.  М.—Л., 1940—1945.
[11] Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы в трех томах, тт. 1—3, М., 1953.
[12] Кабардино-русские отношения в XVI—XVIII вв. т. 1, XVI — XVII вв., М., 1957; т. II, XVIII в., М., 1957.
[13] Крестьянская война под предводительством Степана Разина. Сборник документов, т. 1, М., 1954; т. II, ч. 1, М., 1957.
[14] См. об этом подробнее вводную статью Е. М. Тальман и документальные материалы в книге «Хрестоматия по археографии», М., 1955
[15] См. об этом П. Г. Софинов. Развитие русской археографии в первой четверти XIX в. — «Труды Историко-архивного Института», п. IV, М., 1948.
[16] Правила издания Сборника грамот Коллегии экономии, II г., 1922.
[17] Сборник грамот Коллегии экономии, т. I—II, Пб., 1922—Л, 1929.
[18] С. Н. Валк. Советская археография, М.—Л., 1948. стр. 44.
[19] См. напр., замечания составителей «Правил издания документов XVI—XVII в.в.», «Проблемы источниковедения», Сб. II., М. — Л., 1936 стр. 315.
[20] § 69 «Родина, место жительства и род занятий лиц, участвующих в сделке, не упоминаются».
[21] Е. М. Тальман. Введение к книге «Хрестоматия по археографии» стр. 52.
[22] Проблемы источниковедения., Сб. II. М.-Л., 1936. стр. 331.
[23] Е.М. Тальман Указ. Соч., стр. 54.
[24] Составлены П.Г. Собиновым, редактирован комиссией в составе А. И Андреева С.Н. Валка. В. В. Максакова. И. М. Разгона.
[25] Там же, стр. 3.
[26] Там же.
[27] Е. М. Тальман, Указ. соч., стр. 58.
[28] В.И. Ленин. Соч., т. 23. стр. 266.
[29] П. А. Садиков. Из истории опричнины. – «Исторический архив» кн. III, М., 1940, стр. 113—303.
[30] См. напр. И. И. Смирнов. Жалованная грамота князя Владимира Андреевича Старицкого. — «Исторический архив», т. II, М.—Л., 1939, стр. 51—60; А. И. Копанев. Уставная земская грамота крестьянам трех волостей Двинского уезда 25 февраля 1552 г. — Там же, кн. VIII, стр. 7—20.
[31] Так, К. Н. Сербина издала в приложении к своей монографии очень интересные порядные грамоты XVII в. «в жительстве на посаде». (К. Н. Сербина. Очерки из социально-экономической истории русского города. М.—Л., 1951. стр. 443 и сл.).
[32] А.А. Зимин. Княжеские духовные грамоты начала XVI в. «Исторические записки», кн. 27, стр. 266—290.
[33] Ряд «деревенских служилых кабал» в извлечениях опубликовал В.М.Панеях в его статье «К вопросу о так называемых деревенских служилых кабалах Спасо-Прилуцкого монастыря» – «Проблемы источниковедения» Сб. V, М., 1956, стр. 215, 216.
[34] ГВН и П, стр. 5; ср. А. А. Шахматов. Исследование о языке новгородских грамот XIII и XIV вв. СПб., 1866; его же Исследование о двинских грамотах XV в., чч, I и II, СПб. 1903.
[35] История СССР. Указатель советской литературы за 1917—1952 гг. т. I, М., 1955 (с приложением).
[36] См., напр. «Материалы для библиографии по истории народов СССР XVI-XVII вв.», Л., 1933; Н. В. .Здобнов. История русской библиография до начала XX в. Изд. III, М., 1955; И. М. Кауфман. Русские биографические и библиографические словари. М., 1955, и др.
[37] Центральный Государственный архив древних актов. Путеводитель, ч. I. М., 1946; Ч.11.М., 1947. Обзор документальных материалов Центрального государственного архива древних актов СССР по истории г. Москвы с древнейших времен до XIX в. М., 1949 г. Обзор документальных материалов Центрального государственного архива древних актов по истории СССР периода феодализма XI—XVI веков, М., 1954.
[38] А.И. Кабанов. Материалы по истории Нижегородского края, вып. 3. — «Действия Нижегородской учетной архивной комиссии», т. XIV. Нижний Новгород, 1913; Д. М. Мейчик. Грамоты XIV—XV вв. Московского архива Министерства юстиции. М., 1883; С. А. Шумаков. Обзор грамот коллегии экономии, вып. I—IV, М., 1899—1917; С. А. Шумаков, Угличские акты. М.. 1899; С. А. Шумаков. Материалы для истории Рязанского края. Вып. 1. Рязань, 1893; С. А. Шумаков. Тверские акты. Выл. 1—2. Тверь, !896—1897; С. А. Шумаков. Сотницы грамоты и записи. Вып. 1—7. М., 1902—1913.
[39] О крепостных актах см. «Материалы по истории Башкирии», т. IV, ч. 1, стр. 383.
[40] Д. Н. Лебедев. Собрание историко-юридических актов И. Д. Беляева М. 1881.
[41] Эта книга подробно описана Н. Поповым (Н. Попов. Рукописи Московской синодальной (патриаршей) библиотеки. Вып. II. Симоновское собрание. Чтения ОИДР, 1910. кн. II, стр. 92 и сл.).
[42] И. М. Катаев и А. К. Кабанов. Описание актов, собрание гр. А. С. Уварова, М., 1935; С. Григорова-Захарова. Русские жалованные грамоты XVII века. В кн.: «Письменные источники в собрании ГИМ», ч. I, М., 1958, стр. 24—38.
[43] П. Японский. Описание актов Новгородского Софийского дома (ЛЗАК, вып. 14. СПб., 1902); М, Курдюмов, Описание актов, хранящихся в Археографической комиссии (ЛЗАК. вып. 17, СПб., 1907; вып. 23, СПб. 1911); вып. 26. СПб. 1914; вып. 27, СПб. 1915; вып. 31, Пг., 1923); Б. Д. Греков. Описание актовых книг, хранящихся в архиве Археографической комиссии (ЛЗАК, в. 28, Пг., 1916); А. И. Андреев. Описание актов, хранящихся в Археографической комиссии (ЛЗАК, в. 34, Л., 1927; вып. 35, Л., 1929); Путеводитель по архиву Ленинградского отделения Института истории. Аг—Л., 1958.
[44] См. Л. И. Андреев. Краткая опись грамот, хранящихся в рукописном отделении. Российской публичной библиотеки, вып. 1 (ЛЗАК. вып. 32) Пг., 1923. Описи грамот систематически публикуются в трудах рукописного отдела библиотеки. (См., напр., Краткая опись о новых поступлениях в рукописный отдел Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина за 1939—1946 гг., Л., 1951 и др.).
[45] См. напр., Т. В. Старостина. Обзор коллекции древних актов XVII—XVIII вв. хранящихся в архиве Карельского филиала АН СССР. В кн. «Вопросы истории Карелии», Петрозаводск, 1958, стр. 87—92.
[46] Амвросий. История российской иерархии, ч. V, М., 1813, стр. 151 -455. ч. VI, М. 1815, стр. 774—775.
[47] С. М. Каштанов. Хронологический перечень иммунитетных грамот XVI и. «Археографический ежегодник за 1957 год».  М.  1958 г., стр. 302—376.
[48] Памятники социально-экономической истории Московского государства XIV—XVII вв., т. I. М. 1929.
[49] См. напр., «Наместничьи, губные и земские уставные грамоты Московского государства. Под ред. А. И. Яковлева. М., 1909. Недавно Г. Н. Образцов издал оброчные и порядные грамоты Антониева Сийского монастыря (Г. Н. Образцов. Оброчные и порядные записи Антониева-Сийского монастыря XVI—XVII вв. «Исторический архив», кн. VIII, стр. 80—197).
[50] В. И. Ленин. Соч., т. 3, стр. 329.
[51] Памятники русского права, вып. 3, стр. 47—63.
[52] И.С. Чаев. К вопросу о подделках исторических документов в XIX веке. -«Известия Академии наук», VII серия, Отделение общественных наук. Л., 1933, № 6—7, стр. 485—502.
[53] АСЭИ. т. 1, стр. 153, 381. Весьма интересны сведения о фальсификации источников в начале XIX в. Бардиным и Сулакадзевым, сообщены М.Н. Сперанским. См. его работу «Русские подделки рукописей в начале XIX в. (Бардин и Сулакадзев). «Проблемы источниковедения». Сб. V, М., 1956, стр. 44—101.
[54] В. И. Шунков. Рецензия на издание «Новгородские записные кабальные книги». — «Историк-Марксист», 1939. № 2, стр. 160.
[55] Материалы по истории Башкирской АССР, т. IV, ч. 1, М., 1956, стр. 32.
[56] О копийных книгах см. Л. В. Черепнин. Русские феодальные архивы XIV—XV вв., М. 1951, ч. II, стр. 10, и сл.; а также С. М. Каштанов. Копийные книги Троице-Сергиева монастыря XVI в. — «Записки Отдела рукописей государственной библиотеки ям. В. И. Ленина», вып. 18. М., 1956.
[57] АСЭИ. т. I, №.№ 161, 175 и др.
[58] См. например, ДиДГ, № 19 и др.
[59] См. например, АФЗ н X, ч. II, №№ 17.1 и 175.
[60] FAP и Х, ч. II. №242.
[61] Когда к отдельным словам и частям акта в издании цифрами дается комментарий, то для обозначения вариантов и исправлений употребляется другой знак (звездочка-*). См. Материалы по истории Башкирской АССР, т. IV, в. 1, стр. 298.
[62] FAP и Х, ч. II, Стр. 163.
[63] Памятник издан в «Грамотах Великого Новгорода и Пскова». М.-Л., 1949, № 13; см. его реконструкцию в кн. Л. В. Черепнина. Русские феодальные архивы XIV—XV вв.. ч. I, М.-Л.. 1948, стр. 291—293.
[64] Л.В. Черепнин. Указ. соч., стр. 321—332.
[65] ГВН и П № 70.
[66] Некоторые приемы реставрации текстов актов по формулярам сходных грамот см. в издании АФЗиХ, ч. II, № 136.
[67] ДиДГ стр. 5 и др.
[68] См. напр., АСЭИ, т. 1, №№ 30, 34.
[69] Оговорив во введении к публикации общие принципы реставрации текста духовных и договорных грамот, Л.В. Черепнин в дальнейшем не указывает в каждом отдельном случае те основания, которыми он пользовался при восстановлении попорченных мест. Это затрудняет в ряде случаев понимание методики его большой и очень интересной работы.
[70] Такого принципа придерживаются составители публикаций АСЭИ, ДиДГ, хотя и в этих изданиях встречаются и случаи ничем неоправданных отступлений от этого принципа.
[71] Е.М. Тальман. О передаче текста исторических источников. - «Исторический архив», 1956, № 5, стр. 182; И. И. Корнева. Основные принципы передачи текста документов при публикации и некоторые вопросы воспроизведения текста ранних периодов (XIV—XVIII вв.). --«Труды МГИЛИ», т. 8, М., 1957 г.. стр. 48-51.
[72] Д.С. Лихачев. По поводу статьи В. А. Черныха. «О развитии методов передачи текста исторических источников. «Исторический архив». 1956, № 3. стр. 190.
[73] М.Н. Тихомиров и М.В. Щепкина. Два памятника новгородской письменности. М., 1952. См. также упомянутую выше публикацию С. Н. Валка (Исторический архив. 1956, № 1).
[74] Памятники социально-экономической истории Московского государства XIV—XVII вв., т. I, М., 1929; см. также Н. С. Чаев. Северные грамоты XV в.—«Летопись занятий Археографической комиссии» за 1927-1928 гг., вып. XXXV, Л. 1929.
[75] Н.С. Чаев. К вопросу о подделках исторических документов в XIX веке, стр. 485—502.
[76] Аналогичные правила применялись при академическом издании «Русской Правды» «Правда Русская» под ред. акад. Б.Д. Грекова, т I, М-Л., 1940. Стр. 7—8
[77] Обе части (агиографическая и географическая) названия монастыря пишутся с прописной буквы. В многосложных наименованиях церкви (монастыря) с прописной буквы пишется основной признак названия («дом святой Троицы», АСЭИ, т 1, № 103. Стр. 83)
[78] Причем й не употребляется.
[79] При подготовке к печати курсив заменяется подчеркиванием волнистой чертой.
[80] Впрочем, это особенного значения не имеет, поскольку написанное дается в скобках.
[81] Отсутствие подобного указания вызвало возражение П.Я. Черных в его рецензии на издание Духовных и договорных грамот (Известия Академии наук, отделение русского языка и литературы т.X, вып. 5, 1951).
[82] АСЭИ. т. I, стр. 293—295 и др.
[83] Иногда по чисто типографским причинам номер листа обозначается в круглых скобках в тексте акта перед его началом. Тогда косые черточки не ставятся, напр.: «а от пни (л. 222об) возле паренины». АФЗиХ, ч. II. № 184, стр. 167. В Духовных и договорных грамотах и некоторых других изданиях знак разделения между листами обозначается двумя перпендикулярными линиями. Но так можно поступать лишь в том случае, когда в издании не отделяются границы между строками (для чего употребляется тот же знак).
[84] АСЭИ, т. I, №№ 194 и 640, 541 и 595.
[85] При этом в названиях монастырей с прописной буквы пишется лишь та часть, которая в большей море определяет его (напр., «игумен у пречистые богородицы и Осифове монастыре». АФЗиХ, ч. II, № 139, стр. 136). В наименованиях центральных и провинциальных учреждений первое слово пишется с прописной буквы. Однако: а) наименование частей учреждения (столы, повытья) и б) производные от собственных имен («переяславские тиуны») пишутся со строчной буквы.
[86] Начальный и конечный протокол акта—это вступительные и заключительные части акта, не имеющие прямой связи сего историко-правовым содержанием. Начальным протоколом будет формула «Во имя отца и сына и святого духа» (так наз. богословие), встречающаяся в духовных грамотах. Конечный протокол включает упоминание о дате и месте составления грамоты и конечную формулу «аминь».
[87] Материалы по истории Башкирской АССР, т III. № 139, стр. 99.
[88] См. АФ-ИХ, ч II, №№374, 422. Издаются вторично лишь при публикации актов до XV в включительно.
[89] Ср. также АФЗиХ ч II, №134. В том случае, когда текст печатается по подлиннику, то заголовок, имеющийся в списке, помещается в сносках. Например: Во имя отца и сына …
5 В № 374 перед текстом сверху. «Список з духовной грамоты». В № 374—«Память с духовные грамоты» (АФЗиХ. ч II, № 236). Приведение этих заголовков имеет существенное значение для тех, кто изучает актовую терминологию XV—XVIII в.
[90] В.А. Черных. Методы передачи текста исторических источников в советской археографии. Автореферат кандидатской диссертации, М., 1955
[91] И.И. Корнева. Основные принципы передачи текста документов при публикации, стр.43—65.
[92] Е.М.Тальман. О передаче текста исторических источников «Исторический архив», 1956, № 5, стр. 181—185.
[93] Уже при копировании актов необходимо делать те или иные необходимые исправления в их тексте, приводить под строкою текстологические примечания, составлять первоначальный вариант заголовка и легенды. Это все составляет первоначальную археографическую обработку актов. Однако окончательная археографическая обработка возможна лишь после того, как закончено копирование всех материалов сборника.
[94] В.И. Шунков Рецензия на издание «Новгородских записных кабальных книг» — «Историк-марксист», 1939, № 2. стр. 162.
[95] См. ПРП, вып. 1. стр. 6 и сл.
[96] Подробнее см. А.А. Зимин. О приемах реконструкции исторических источников Х—XVII вв. — «Исторический архив», 1956, № 6, стр. 133— 143; Д С. Лихачев. К вопросу о реконструкциях древнерусских текстов. — «Исторический архив», 1957, № 6, стр. 159.
[97] ПРП. вып. II, стр 57 и далее.
[98] ПРП, вып. III, М.,1955, стр. 463—171, 481—489.
[99] См о транскрипции у Л.В. Черепнина Русская палеография, V., 1956, Стр. 561 и сл.
[100] А.Т. Николаева. Русская палеография М., 1958, стр. 59—61 Ряд интересных соображений о составлении заголовков и легенд (контрольно-справочных сведений при  публикации документов) см. в работе Е.М. Тальман. Археографическая обработка документов при их публикации. «Труды МГИАИ», т 8, М., 1957, стр. 66 94.
[101] Ср. «Грамоты Великого Новгорода к Пскова» под № 17. О ней у С.М Соловьева. История России, кн. 1. Изд. Общественная Польза, стр. 989; А.А.Шахматов. Исследование о языке новгородских грамот. СПб; 1894, стр. 234; С.И Валк. Советская археография, стр. 101.
[102] С.М. Каштанов К вопросу о классификации и составлении заголовков жалованных грамот — «Исторический архив» 1956, № 3, стр. 213, 217.
[103] АФЗпХ, ч.1, стр. 46.
[104] Там же, стр. 101.
[105] О правилах перевода (а современное летоисчисление см.  Л.И. Черепнин. Русская хронология М., 1944. При этом надо иметь в виду, что для актов XIV—XV вв. не вполне ясно, по какому счету они составлялись (мартовскому или сентябрьскому). В XIII веке, очевидно, применялся мартовский счет (ПРП, вып..II, стр. 84).
[106] Если меняется столетие, то вторая дата пишется полностью. Например:1462—1505 гг.
[107] См. Н.П. Лихачев. Палеографическое значение бумажных водяных знаков, тт. I—III. СПб. 1898—1899: С. М. Briguet Les filigranes, Td. I-IV. I изд. 1907: II изд. — 1923—36 гг.
[108] См. Л. В. Экземплярский. Великие и удельные князья Северной Руси в татарским период, ч. I—II. СПб., 1889; П.М. Строев. Список иерархов и настоятелей монастырей российской церкви. СПб., 1877; И. Покровский. Русские епархии в XVI—XIX вв., т. I—II, Казань, 1897-1913. Для изучения актов XVII века весьма важны справочные издания. А. Барсуков. Списки городовых воевод. СПб., 1902; С. К. Богоявленский. Приказные судьи XVII в. М.-Л., 1946.
[109] Л.В. Черепнин. Русские феодальные архивы XIV—XV вв. ч. I М.-Л., 1948.
[110] А.И. Копанев предложил датировать двинские грамоты по четвертям века. См. ГВНпП, стр. 182 и сл.
[111] АСЭИ, т. I, 165, 178 и др.
[112] См. Л. В. Черепнин. Рецензия на ГВНиП — «Вопросы истории» 1949, № 11, стр. 159—161. А. А. Зимин. О хронологии договорных грамот Великого Новгорода с князьями XIII—XV вв. — «Проблемы источниковедения», .т. V, М., 1956, стр. 300—327.
[113] А.Т. Николаева. Рецензия на ДиДГ. «Вопросы истории». № 2, стр. 137; А.А. Зимин. О хронологии духовных и договорных грамот великих и удельных князей XIV—XV вв. «Проблемы источииковедения»,  сб. VI: М., 1958, стр. 275 и след.
[114] Акты, датированные промежутками в несколько лет, размещаются в хронологической последовательности начальных дат этих промежутков. Напр., грамота датирующая (1462—85 гг.) помещена ранее грамот, датирующей (1467-74 гг.). АСЭИ, т. 1, №№ 331. 351.
[115] Слово «грамота» в заголовках не употребляется для данных купчих, меновых, отводных и деловых грамот (см ДСЭИ, т. 1, ГВНиП).
[116] При обозначении могут быть допущены сокращения, специально оговоренные в списке сокращений, приложенном к сборнику, напр , «в кн. — великий князь» и т.д.
[117] И здесь могут быть допущены оговоренные сокращения с тем, чтобы они могли быть легко расшифрованы, напр, «Ив Вас. с.», слово «сын» в отчестве передается буквой «с» с точкой. Если акт составлен от группы лиц, то могут быть указаны основных из них с оговоркой «и др.», или «с товарищи», или «с детьми» (в зависимости от содержания). Если мы имеем дело с монастырем, то вначале дается агиографическое наименование, затем топонимическое (Антониев Сийский монастырь), но если существует несколько групп одноименных монастырей в разных городах, то топонимическое название дается ранее (Московский Симонов монастырь). Если имя, прозвище (фамилия) лица устанавливается на основании косвенных данных то эти сведения помещаются и квадратных скобках.
[118] АСЭ:И, т. 1, № 11.
[119] Новгородские писцовые книги тт. I—VI. СПб., 1859—1910; Переписная окладная книга по Новгороду Великому 7008 г. (Временник МОИДР, кн. 11—12, М., 1851—52); «Писцовые книги Московского  государства XVI в.», изд. Н.П. Калачева, т. 1, отд. 1—2, СПб., 1872-77. «Описание документов и бумаг Московского архива Министерства юстиции», т. 1, М., 1869.
[120]. Списки населенных мест, представленные губернаторами в статистический комитет Министерства внутренних дел в 1859 и 1860 гг.; Географическо-статистический словарь Российской империи сост. П. Семеновым и др., т. III—X, СПб., 1863—1875.
[121] А. Н. Насонов. «Русская земля» и образование территории Древнерусского государства. М., 1951.
[122] М. К. Любавский. Образование основной государственной территории великорусской народности. Л., 1929.
[123] Ю. В. Готье. Замосковный край в XVII в., М., 1937.
[124] М. М. Богословский. Земское самоуправление на русском севере XVII в., т. 1—2. М., 1909—1912; Е. Д. Сташевский. Опыты изучения писцовых книг 16 в. Вып. 1, Московский уезд. Киев, 1907; П. Смирнов. Орловский уезд в конце XVI в., Киев, 1910; Е. Щепкина. Тульский уезд в XVII .в., М., 1892. Книга ключей и долговая книга Иосифо-Волоколамского монастыря, XVI, в. М.—Л., 1949; М. В. Вигов. Приемы составления карт поселений XV—XVII вв. — «Проблемы источниковедения», в. V, стр. 231—264.
[125] Напр., «1498/99 г. — Купчая Омешата Вас. с. Титова на с-цо Орефино, дер. Пашкове с селищами в Бежецком Верхе, купленные у Андр. Артемьева». (АСЭИ, т. II, № 420). При этом формулировка может быть несколько изменена путем замены слова «купленные» словом «проданные», если лицо, от имени которого составлен акт, землю не приобретает, а продает.
[126] Напр., [XV в.] —Меновная Поликарпа Глебова с. на земли Ванеево и Шурово, промененные им. Ив. Микитиничу за его земли Чехлово, Трофимове, Шуров починок и др.». Причем формулировка может быть изменена заменой словом «промененные» словом «вымененные», если лицо, от имени, которого составлен акт, вначале упоминает земли приобретенные, а не промененные.
[127] «[ок. 1499 г.].—Деловая братьев князей Андрея и Юрия Федоровичей Патрикеевых на вотчину их двоюродного брата юн. Василия, в иночестве Вассиана, с-цо .Колесниково с дер. и пуст. в Бежецком Верхе». Отдельные части, которые получили лица по разделу, специально в заголовке не отмечаются. Если сохранилось один или два противня деловой, то в конце заголовка в скобках отмечается, о каком противне идет речь.
[128] «[1430-х—40-хх. гг.].—Данная кн. Дм. Ал-ровича (Щепы-Ростовского) Тр.-Сергиеву м-рю .на ...землю Старьскую...» (АСЭИ, т. 1, № 148). В заголовке к жалованным грамотам указываются и их разновидности (жалованные — данные, несудимые, двусрочные, льготные, тарханные). «1477 г. мая 15. — Жалованная, льготная и несудимая грамота верейск. и белоз. кн. Мих. Андреевича архим. Симонова м-ря, Симеону на дер. Едому.Паче.Добрец в Остафьсвской слободке на Белоозере» (АСЭИ, т. II, № 391). Или указанная грамота: «[1461—91 гг.]. — Грамота с прочетом юн. Углицкого Андрея Васильевича Большого в Бежецкий Верх Городецкому сотннку Галке о нс-нарушении жалованной тсрханнои грамоты Тр.-Сергиеву м-рю на с. Присеки». Или правая: «[ок. 1460-х—70-х гг.].—Правая докладная грамота, данная с суда верейского и белозерского кн. Мих. Андр. Кирилова Белоз. м-ря старцу Игнатию на пуст. Петровскую на р. Кивое, бывшую в споре с Назаром Кивойским» (АСЭИ, т. II, № 188).
[129] [1469—1473 гг.].—Купчая грамота митрополичьего казначея Акакия на пустошь Арининскую, Московского у., проданную митрополиту Филиппу Еремеем Федоровым, слугой боярина Василия Ивановича:». (АФЗиХ, ч. I, № 43, стр. 57).
[130] [Середина XV в] — Купчая пот Максима Ионина сына у Бориса, Андреева и Парфения Нефсювых детей на часть тони Подмошечной на Летней стороне. (ГВНиП, № 203, стр 233); «[ок 1454—60 гг ] —Купчая Як. Ив Румянцева на купленную у Ефимии Смоляннновой и ее детей землю Беседскую и два лужка, в вол. Воре Москов. у» (АСЭИ, т. I, № 252, стр. 181).
[131] АСЭИ, т. I, № 523, если акт дается по распоряжению (грамоте) верховной власти (князя боярина)  то это оговаривается в заголовке (там же, № 610).
[132] В археографической части введения оговаривается значение и последовательность этих отметок. У списков размеры рукописи не указываются.
[133] Если грамота написана на одном листе, то это не отмечается, а делается соответствующая оговорка в археографической части введения.
[134] Отсутствие упоминания о материале, согласно специальной оговорке в археографической части введения, означает, что документ написан на бумаге.
[135] В соответствующем списке сокращений оговаривается в каком архиве помещается указанный фонд.
[136] Если мы имеем дело со включенным актом, то отмечаем точно в каком № акта он помещен. Напр. Включ акт Список 1510 г. ГКЭ, Бежецк 37/1141.
[137] В случае, если эти элементы отражаются в публикуемом документе. Если их нет, то они, естественно, не могут быть и помещены.
[138] АСЭИ, т 1, №338.
[139] Если печать двухсторонняя то отдельно отмечаются сведения для каждой стороны.
[140] АСЭИ, т.1, № 338 Если изображение неясно, то об этом также сообщается в легенде. АСЭИ, т 1, № 102.
[141] АФЗиХ, ч II, № 95.
[142] Например, «Издана Ивановым в «Сборнике снимков печатей», 11,40». (АСЭИ, т.I, №371). При наличии вислой печати оговаривается материал и цвет шнурка, которым она прикрепляется. Например • «У грамоты на малиновом шелковом шнуре вислая черновосковая овальная печать» (АСЭИ, т.I, № 359). Если сохранились только остаток или следы печати, то об этом делается оговорка (АСЭИ, т I, №№ 349, 400). В случае, если печать сохранилась плохо, а в позднейших копиях, или изданиях содержалось ее описание, то это описание воспроизводится (например, «в списке кн. 525 отмечено  «А у грамоты печать- два человека на конех» (АСЭИ т 1 № 365).
[143] «Грамота писана некрасивым, но выдержанным уставом» АСЭИ, т 1, № 251; «Писана купчая полууставом с наклонностью скорописи». (Там же. № 150).
[144] АСЭИ, т. I, № 405.
[145] АФЗиХ, ч II. № 248.
[146] Например- «Водяной знак — буква «Р», см  Брике, .№ 8697 (1497 г)» (АФЗиХ ч.II, № 15).
[147] Если они зачеркнуты, это отмечается. Пометы даются в хронологическом порядке.
[148] АФЗпХ, ч II, № 206.
[149] АСЭИ, т 1, № 221, стр. 157.
[150] АСЭИ, т.1, № 1, АФЗиХ, ч II, № 190.
[151] АФЗиХ, ч II, № 63.
[152] АСЭИ. Т.1, № 11.
[153] АФЗиХ, ч. II, № 148.
[154] АСЭИ, т.1, № 150.
[155] Как это сделано, например, в    «Актах социально-экономической истории».
[156] Для группы актов с одинаковой датировкой материал излагается по алфавиту их наименовании (напр., сначала «данные, потом «купчие», затем «меновные» и т.п). Если публикуются поддельные акты, то лучше их помещать в приложении к изданию, а не в основном тексте сборника, руководствуясь «датой» подделки. Поэтому вряд ли стоило по помещать среди троицких актов под № 1 поддельную грамоту Дмитрия Донского, изготовленную в связи с отменой тарханов в 1584 г.
[157] Ср. рецензии на это издание Л В Черепнина в «Вопросах истории», 1919, № 11, стр. 159 и А А Зимина в «Советской книге», 1949, № 11 стр. 69.
[158] Материалы по истории Башкирской АССР, т III, М—Л, 1949, стр.7.
[159] См АФЗиХ, ч. 1, стр. 9.
[160] См ПРП, вьш. II, стр. 47 и сл.
[161] См., например, АФЗиХ, ч II, № 44, стр. 44.
[162] См. напр., Материалы по истории Башкирской АССР, т IV, ч. I,  стр 389.
[163] Так в комментарии к жалованной грамоте на село Раменейцо (АФЗиХ, ч. II, № 45) указывается, что под № 44 в сборнике публикуется данная грамота на то же сельцо.
[164] В последнем случае они выделяются курсивом.
[165] См., напр., АФЗпХ, ч II, стр. 497 и др.
[166] См. также и указатель в издании «Книга ключей и денежных оброков Иосифо-Волоколамского монастыря». М.—Л., 1948.
[167] ГВН и П, стр. 365.
[168] См. Указатель к «Книге ключей и денежных оброков Иосифо-Волоколамского монастыря». М., 1948.
[169] Материалы Башкирской АССР, т. IV, ч. 1, М., 1956, стр. 403.
[170] АСЭИ, т. 1, стр. 698.
[171] Напр., «люди» кн. Вас. Вас. Галицкого. АСЭИ т.1 стр. 679.
[172] АСЭИ, т.1, стр. 653.
[173] АСЭИ т. 1, стр. 677.
[174] АФЗиХ, ч. II, №№ 100, 105, 118.
[175] В жалованной граамоте 1563 г, говорится, что дер. Ретькино в монастырь дал Филофей Полев (там же № 302).
[176] Обычно монашеские имена начинались на ту же букву, что и светские. Например:  Василий в монашестве часто именовался Вассианом, Григорий — Германом и т.д.
[177] Послухами в земельных актах были родственники вкладчиков (этого нет в акте № 100), а также соседи землевладельцы или представители монастырской администрации.
[178] Наконец, послух Григорий Садырев, упоминающийся в грамоте № 118 в более поздних актах именуется старцем Германом Полевым.
[179] Напр., Городской (Горецкий), ст. в Рузск. у — 1, 151 (АФЗиХ, ч. II. стр. 583).
[180] АФЗиХ, ч. II, № 332.
[181] Л. И. Денисов. Православные монастыри Российской империи. М., 1908.
[182] В. В. Зверинский. Материалы для историко-топографического исследования православных монастырей в Российской империи, тт. I—III, СПб., 1890—97.
[183] П.М. Строев. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб., 1877.
[184] В. и Г. Холмогоровы. Исторические материалы о церквах и селах XVI—XVII вв. Первые три выпуска вышли отдельными изданиями, а следующие помещены в Чтениях ОИДР; вып. IУ(1885, кн. III). V (1886, кн. I, III. IV), VI (1888, кн. IV), VII (1889, кн. 1), VIII (1892, кн. I), IX (1886, кн. I), Х (1901, кн. II, III), XI (1910, кн. IV; 1911, кн. III; 1913, кн. II).
[185] Напр., «Никифорове, Давыдово с. (в Рузск у.?),—365. (АФЗиХ, ч. II, стр. 594).
[186] Отсутствие терминологического указателя поэтому существенный недостаток «Грамот Великого Новгорода и Пскова».
[187] АФЗиХ, ч. II, стр. 615, 617.
[188] Напр., Опала, «быть в опале и продаже»,—183, 316 (АФЗиХ, ч. II, стр. 624).
[189] И. И. Срезневский. Материалы для словаря древнерусского языка. тт. I—III. СПб., 1893—1912; Г. Е. Кочин. Материалы для терминологического словаря древней Руси, М.—Л., 1937; В. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка, тт. I—IV, М., 1955—56: А. Подвысоцкий. Словарь областного архангельского наречия. СПб., 1885.
[190] В. Клейн. Иноземные ткани, бытовавшие в России до XVIII в. и их терминология. — Сб. «Оружейная палата». М., 1925; М. В. Фехнер. Торговля Русского государства со странами Востока в XVI в., 1956.
[191] См. напр., АФЗиХ, ч. I, стр. 285 и cл.
[192] См. АСЭИ, т. 1, стр. 762 и сл.
[193] См. АСЭИ. т. 1, стр. 739—740. В первой части АФЗиХ имеется указатель разновидностей документов, а актовая актовая терминология под термином «грамота» (стр. 300, 320).
[194] АФЗиХ, ч. II, стр. 609—611.
[195] Л. В. Черепнин. Акты конца XIX—XV вв. их разновидности и значение в качестве исторического источника. — АСЭИ, т. 1, стр. 638 и сл.
[196] Д.М. Мейник. Грамоты XIV и XV вв. Московского архива Министерства юстиции. V., 1883; С.А. Шумаков. Обзор грамот Коллегии экономии, вып. IV. - «Чтения ОИДР», 1917, кн. II.
[197] А. И. Андреев. Терминологический словарь частных актов Московского государства, Пг., 1922.
[198] Если а фонде есть подразделы, как напр., в фонда грамот коллегии экономии, то эти подразделения помещаются в соответствии с их алфавитным порядке уездов, к которым они относятся.
[199] Напр.: ГБЛ, Государственная библиотека СССР им. В. И. Ленина.
[200] Отдел р у к о п и с е й                                                                                № акта
Собр. Беляева (Беляев)                                                                              
№ 34     .....................                                                                                   29
№94                                                                                   ....................     224
                                                 (АФЗиХ, ч. II, стр. 644)
200) Материалы по истории Башкирской АССР, т. IV, ч. 1, стр. 388.
 
[201] В № 364 перед словом «Список з даные слово в слово. А в даной писано».
[202] 22 в ркп. возможно «ины игумен».
[203] В № 364 «Самсоново, Пенкино тож.».
[204] В ркп «Ефремо».
[205] В ркп отс.
[206] В № 364 «в 27 день».
[207] Фраза написана тем же почерком, но более темными чернилами. В № 364 далее: «А назади у даной руки приложены».
[208] 8—9 ркп. попорчена, отрезан левый край. Текст в скобках восстановлен нами.
[209] 8—9 ркп. попорчена, отрезан левый край. Текст в скобках восстановлен нами.
[210] Подписи па обороте сделаны разными почерками.

(3.8 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: Зимин А.А.
  • Размер: 188.64 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Зимин А.А.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Валк С. Н. Археографическая «легенда»
Каштанов С.М. Методические рекомендации по изданию «Актов Русского государства»
А.А. Зимин. Методика издания древнерусских актов
Сергеев А. К вопросу о разработке правил издания документов ЦАУ СССР (1935)
Валк С.Н. Новый проект правил издания документов: [Рецензия] (1935)
Сергеев А. Методология и техника публикации документов (1932)
А. Шилов. К вопросу о публикации исторических документов (По поводу статьи А. А. Сергеева)
Эпштейн Д.М. О видах публикации исторических источников
Валк С.Н. Регесты в их прошлом и настоящем
Майкова Т.С. Проект инструкции для подготовки к изданию «Писем и бумаг Петра Великого»
Подъяпольская Е.П. Об истории и научном значении издания «Письма и бумаги императора Петра Великого»
А. Андреев. [Рец. На кн.:] Н. А. Воскресенский. Законодательные акты Петра I.
Валк С.Н. О приемах издания историко-революционных документов (1925)
Валк С.Н. О тексте декретов Октябрьской социалистической революции и о необходимости научного их издания
Валк С. Н. Документы В. И. Ленина, напечатанные в Ленинских сборниках
Вольпе Ц.С., Рейсер С.А. К вопросу о принципах издания полного собрания сочинений В. И. Ленина
Рязанов Д. К вопросу об издании полного собрания сочинений Маркса и Энгельса
Леонтьев А. О новом издании первого тома «Капитала»
Мотылев В. О новом переводе второго тома «Капитала» (К выходу XVIII тома сочинений Маркса и Энгельса)
Ирошников М.П., Чубарьян А.О. Тайное становится явным: [об издании секретных договоров царского и Временного правительств]
Бурова А.П. Первые советские публикации дипломатических документов (1917-1921 гг.)
Ирошников М.П. Еще раз о подготовке и научном значении академического издания «истории российской» В.Н. Татищева
М. С. Селезнев. О публикации документальных материалов по истории советского общества
Нестеров И.В. Неизвестный источник советского периода
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Ч. I. «Сказание о письменах» черноризца Храбра
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть II. Повесть временных лет
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть III. Киево-Печерский патерик
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть IV. Сказание о Борисе и Глебе
Нестеров И. В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть V. Хождение Даниила игумена
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть VI.Повесть об убиении Андрея Боголюбского
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Часть VII. Слово о полку Игореве
Слово о полку Игореве: древнерусский текст
Нестеров И.В. «Тмутаракань» в «Слове о полку Игореве»
Нестеров И.В. Круг чтения русского средневекового человека. Приложение: Словарь древнерусского языка XII в.
Сорин В. Об издании работ Ленина
Ахапкин Ю.А., Покровский А.С. Научное издание законодательных актов Советской власти (Из опыта работы)
Из письма Н.И.Бухарина И.В.Сталину о переводах работ В.И.Ленина и приложение к письму с пометами Сталина Не ранее 8 июня 1936 г.
Нестеров И.В. 17 век. Акундинов и Котошихин
Нестеров И.В. Литература средневековой русской эмиграции XVI - XVII вв.
Нестеров И.В. На вашу книжную полку: Курлов, П. Г. Гибель Императорской России
Петров К.В. Audiatur et altera pars: в связи с рецензией В. М. Воробьева на издания рукописей с текстом Полоцкого похода 1563 г.
Петров К.В. Разрядные книги древней традиции: К изданию исследования Ю. В. Анхимюка
М.И. Воротынский. Духовная грамота (Перевод и комментарии М.А. Юрищева)
М.А. Юрищев. «Се аз, князь Воротынской, пишу…»
Нестеров И.В. Очарованный лектор
О публикации литературного наследия В.И.Ленина за 20 лет (1924-1944). М., 1944.

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100