ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

20 января 2019 г. опубликованы материалы: продолжение книги "Мир животных в пословицах, поговорках, приметах и повериях", повестка дня XVI городской партийной конференции 1966 г. города Горького.


   Главная страница  /  Текст истории  /  Семейные архивы  /  Воспоминания

 Воспоминания
Размер шрифта: распечатать





Ольга Ивановна Наумова. Вспышки памяти (6.47 Kb)

 

Мое первое воспоминание – за день до того, как мне исполнится 3 года. Это 9 мая 1945 года. Я с папой и мамой на площади Дворца культуры имени Ленина. Салют!!!

Наверное, это был достаточно жалкий салют – далеко от центра провинциального города Горького. Но мне он запомнился и почему-то больше всего – шипящие и затухающие на лету использованные гильзы, гомон мальчишек которые за этими гильзами бегали. Помню, звали одного из них Тошка. Это грозное имя потом я еще много раз слышала: Тошка был хулиган, «бандит», и его боялись. Через какое-то время его за что-то все же посадили в тюрьму…

Из далекого-далекого детства еще вижу нас с бабушкой на кухне, сидящих у большой, теплой плиты. Бабушка говорит, как она соскучилась по своим сынкам, которые ушли на войну и по мужу, которого «забрали». Каждое ее слово падает мне прямо в сердце, и я, как могу, утешаю ее. Потом стало известно, что трое ее сыновей погибли на войне (еще двое работали в тылу), а один, дядя Митя, вернулся! Его возвращение – тоже яркая вспышка памяти. Это был уже 1947-й. Вижу нашу большую комнату, дядю Митю сидящего на стуле в окружении родни. У него очень красное лицо, он говорит с натугой, запинаясь, широко открывая рот перед каждой фразой и как-то громко неестественно и стеснительно смеется. Когда дядя Митя ушел ночевать к своей семье, я стала его передразнивать, и была потрясена, что отец дал мне затрещину! (Оказалось, что дядя Митя вернулся с войны контуженным, и даже в таком состоянии его из армии отпустили не сразу: он конвоировал в Сибири ссыльных. Гораздо-гораздо позже он, запинаясь, рассказал мне, что сопровождал где-то в Сибири от барака до работы и обратно жену маршала Тимошенко, что была она хорошей женщиной, он ее жалел и потихоньку подкармливал хлебом). А вот о судьбе дедушки я узнала уже вполне взрослым человеком: его расстреляли по решению тройки. Еще в 1937-м, через неделю после ареста. Ни за что! Письмо о реабилитации пришло, когда бабушки уже не было в живых. Она умерла, считая мужа «без вести пропавшим» и все еще на что-то надеясь….

Все раннее детство мы играли в войну. Мне эти игры не нравились, но от дворовых ребят не хотелось отставать. Хорошо помню один эпизод. Рядом с нашим довоенным домом строился новый дом белого кирпича. И кирпич этот вначале был сложен в столбики. Мы бегали между ними и кричали: «Война! Война!» Кто-то изображал рев самолета, кто-то «строчил» из пулемета. Я никак не могла себя найти. Тут одна девочка назвалась санитаркой. Тогда я упала и закричала: «Я – раненый! Я - раненый!». Очень удивилась, когда мальчишка постарше (Вовка Сорокин), пробегая мимо, пренебрежительно кинул мне через плечо: «Ну и дура: раненые не кричат так громко! Раненые стонут!».

Много было людей увечных: без рук, без ног, слепых… Это было обыденно и не действовало даже на ранимое детское воображение. Но вот однажды около базара в толпе нищих мама подала конфетку одной из старушек-нищенок, и та распахнула шубейку, на внутренней стороне которой было нашито огромное количество заплаток-кармашков. Нищенка аккуратно положила конфетку в один такой карман. И тут я вдруг горько-горько заплакала от невероятной жалости. Помню, долго не могла успокоиться, а воспоминание осталось у меня навсегда: вот до какой жалкости может дойти человек.

Вообще ощущение сирости и страха было разлито в воздухе. Поговаривали о какой-то банде «Черной кошки». Во дворе у нас были очень популярны рассказы о ней. Это были настоящие «страшилки». Лучше всех их рассказывал легендарный Тошка. .Он говорил вкрадчивым, таинственным шепотом, от которого у нас, малышни, бегали мурашки по спине. Но было так увлекательно! Каждый рассказ он завершал заклинанием-порицанием (обычно милиционеру): «За банду «Черной кошки» ответишь головой!». Из всей этой эпопеи вспоминается «Отрубленная рука». Как один милиционер ночью увидел, что к его форточке тянется… рука (а это просто один «чернокошечник» выкрасился весь черной краской, а руку оставил белой). Тогда милиционер схватил топор и отрубил эту белую руку. Послышался истошный вой и выкрик страшного заклинания: «За банду «Черной кошки»…». Через несколько дней в квартиру милиционера постучали. Жена открыла дверь, а там стоял незнакомый человек с чемоданом. Он попросил подержать этот чемодан у них дома, так как ему нужно сходить на вокзал за билетом. Жена согласилась. Но через некоторое время из чемодана… потекла кровь. Жена открыла чемодан, а там лежал ее муж-милиционер, изрубленный на куски. И записка: «За банду «Черной кошки» ответил головой!».

Самое страшное слово, которое можно было сказать про другого человека, было - «шпион». Это слово часто встречалось в газетах, звучало по радио, ребята мечтали «поймать шпиона». И вот тут вспоминается совсем невероятное…

1953 год. Болезнь и смерть Сталина. Давались подробные отчеты о его самочувствии, потом о похоронах. И вот мне попалась на глаза фотография Берии у гроба вождя. Очень-очень мне не понравилось выражение бериевского лица. Показалось даже, что он тайно ухмыляется. «Шпион!», - догадалась я и побежала к родителям рассказать об открытии. Однако родителям моя догадка совсем не понравилась. Они стали меня разубеждать, а я все стояла на своем. Они мне пригрозили (не подействовало), а потом доверительно попросили никому и никогда об этом не говорить. Я слово сдержала, но уверенность от этого не проходила, и только было странно, что такого очевидного факта никто не видит. И вдруг летом, на даче, когда я была на прогулке, меня, запыхавшись, догнала мама: «Ты знаешь, только что по радио объявили: Берия – шпион!».

 

О.И. Наумова в 1950-е гг.

О.И. Наумова 1950-е гг.

Публикуется впервые .


(0.2 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 02.03.2013
  • Автор: Наумова О.И.
  • Размер: 6.47 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Наумова О.И.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Тягичев Валерий Петрович. Дополнение к сборнику воспоминаний и документов из истории Горьковского суворовского военного училища "Мы правнуки Суворова"
С.П. Виноградова. «Отца помню плохо…». Военные мемуары.
С.П. Виноградова. Мемуары. Конец 40-х – начало 50-х гг.
С.П. Виноградова. Мемуары. Середина 1950-х гг.
С.П.Виноградова. Воспоминания. Часть V «Вот и кончаются школьные годы…»
Е.В. Янова. Хроники Елены
Е.П. Варакин. «Кук-Чой» (армейские байки)
Е.Н. Виноградова. Родная улица моя…
Е.Н. Виноградова. Бологовские. Из новых архивных находок
И.Л. Мининзон. Воспоминания о годах учебы на биологическом факультете горьковского государственного университета им. Н.И. Лобачевского в 1965 – 1970 годах.
И.В. Нестеров. И жизнь, и слезы, и любовь… (Нижегородская областная библиотека в 30-е годы)
И.Л. Мининзон. Мои воспоминания из жизни в городе Богородске Горьковской (Нижегородской) области в 1947 - 1965 годах
Екатерина Виноградова. Летописец Семеновского края
Ольга Штерн. Наш праздник
Галина Церникель. Романс Рощина
Е.Н. Виноградова. Наш Палыч
О.И. Наумова. Ленгородок
О.И. Наумова. Memento vitae
О.И. Наумова. Трава забвения
О.И. Наумова. Воспитательницы 1950-х
А.И. Давыдов. Подслушанный рассказ
И.В. Нестеров. В смертельном бою между книгами (с публикацией отрывка из книги Готтлиба Бидермана "В смертельном бою")
В.А. Бебихов. Пионерия и комсомол
Борис Иванович Наумов. Анимация
Ольга Ивановна Наумова. Вспышки памяти
В.А. Бебихов. Встреча с Пётром Заломовым
В.А. Бебихов. О лечении при социализме - на примерах моей семьи
В.А. Бебихов. Учителя школы 19 города Горького
В.А. Бебихов. Памятник А.М. Горькому на пл. Горького в г. Горьком
В.А. Бебихов. Капля океана
Воспоминания Афанасьева Егора Васильевича
В.А. Бебихов. В Горьковском и Московском госуниверситетах
Ольга Наумова. Картинки из жизни ВВКИ
Ольга Наумова. «Похлопаем по-настоящему народному…»

2004-2019 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100