ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

20 января 2019 г. опубликованы материалы: продолжение книги "Мир животных в пословицах, поговорках, приметах и повериях", повестка дня XVI городской партийной конференции 1966 г. города Горького.


   Главная страница  /  Текст истории  /  Семейные архивы  /  Воспоминания

 Воспоминания
Размер шрифта: распечатать





В.А. Бебихов. Пионерия и комсомол (18.42 Kb)

  

Я попытался передать атмосферу моей «советской» юности.

 

 Октябрёнок и пионер

В первом классе военной осенью 1942 г. нас всех на школьной линейке торжественно приняли в октябрята. Название - по Великой Октябрьской Социалистической революции 1917 г.  Каждому - круглый значок с юным Володей Ульяновым (Лениным) и книжка про его детство.  Мы ещё не юные ленинцы, но надо готовиться стать ими.

В 10 лет лучших из октябрят, треть класса,  приняли во Всесоюзную пионерскую организацию им. Ленина. Каждому - пионерские значок и красный треугольный галстук с пряжкой.  Через год пионерами – юными ленинцами стали все, кроме двух: двоечника и хулигана. Один из них бравировал этим.

Юный пионер - всем ребятам пример! Построения. Ходьба строем. Очередные и торжественные слёты. Пример последнего - городской пионерский слёт 1944 г. Была  встреча с Петром Заломовым (прототипом революционера Павла Власова из романа Максима Горького Мать).

Пионервожатая громко спрашивает: Юные пионеры, готовы к борьбе за дело Ленина-Сталина? Поднимая правую руку в салюте, мы кричим в строю:  К борьбе за дело Ленина - Сталина всегда готовы!   

Борьба за успеваемость -  сильные в учёбе (и я) прикреплялись к слабым. Опекунов ругали, если опекаемые не исправлялись. Боролись и  за хорошее поведение. Только  «4» по поведению  за неделю было поводом к осуждению на сборе пионерского отряда. Отрядные сборы вёла пионервожатая  - при учительнице, за ней  решающее слово.

Многие пионеры  боялись носить пионерский галстук вне школы, так как тогда  шпана пионеров била. Я не боялся - носил или не носил (прятал в карман), подчиняясь общему настрою.  

В военные зимы было не до пионерских галстуков. Из-за холода в классах (замерзали чернила в чернильницах-непроливайках) все были в верхней одежде, но без шапок. Их могли носить, но обычно не носили,  только учительницы, как женщины. Учителей-мужчин к зиме 1942  г. в школе не осталось.

 

Пионерские лагеря

 Пионерские отряды в лагерях были мальчишечьи и девчоночьи. 

В первом моём отряде летом  послевоенного 1946 г. мы спали в огромном бараке среди леса. От комаров, влетающих в оконные щели, прятались с головой под шерстяные одеяла.

В начале смены, пока мы не передружились, верховодила шпана. Одна из её выходок - налить мальчишке в постель воду, когда он крепко спит, и потом издеваться, как над писухой. Мне один раз воду налили, но издеваться над собой я не позволил – отчаянно, до крови,  дрался.

Линейки, построения, ходьба строем были, но не досаждали.  В строю мы охотно пели "задорные пионерские песни" – под гармошку.  Очень всем  нравились  "пионерские костры":  в сумерках разгорался кострище из шалаша сухих деревьев,  вокруг него танцевали и играли. Читали стихи и пели песни.

Вне строя мы пели  «хулиганские» песни, больше ночью - до того, как в барак врывался наш пионервожатый и кричал на нас: Давно отбой! Всем немедленно спать!

 Вот наиболее безобидный пример:   «Как из гардеропа выглянула  жо… А что - ничего,  жёлтые ботинки».  При  грамотном «гардероба» пришлось  бы иметь менее пикантное «жа».

Купались мы в Волге, за километр от лагеря, на песчаном мелководье, - по командам. Не смели заходить дальше вожатой, неподвижно стоявшей по пояс в воде.  

Вечерком  я и подельник, убежав тайком из лагеря,  почти утонули, переплывая по-собачьи узенькую речку. Одежду мы сняли – и трусы, чтобы они мокрые нас не выдали. За такое  сразу исключали из лагеря. Подельник, уже ближе к тому берегу,  испугался и хотел повернуть назад. Я ему помешал: преградил путь, крича и захлёбываясь. Обратно плыть мы не решились, даже отдохнув. Голыми побежали через отдалённый мостик  за одеждой. Завтра же мы легко переплыли речку туда и обратно.

Мне мать перевела по почте целых 50 руб. (большие, особенно для деревни, тогда деньги), чтобы я пил деревенское молоко в недалёкой деревне. Я пил, но часто за вознёй с ребятами забывал про молоко (к радости колхозницы,  которой я сразу отдал купюру).  

В лесу ребята собирали ягоды - вкусное дополнение к еде. Пища была простой и грубой. Поэтому ночами становилось шумно.  Действительно: Раньше ели щи да кашу и пердели  громким басом; на диете все сидят - тонким голосом пищат.  

Виновный, конечно, не сознавался. Тогда звучала считалка "В этой маленькой избушке кто-то пёрнул, как из пушки. Раз, два, три - это верно ты!". Указанный считалкой рассказывал страшную историю или получал щелчки по носу.

Любимым  нашим  развлечением было такое:  В мёртвый час незаметно удрать из спальни,   подкрасться к  уединившимся в кустарнике вожатому и вожатой.  И, истошно заорав со всех сторон,  вспугнуть их в момент целования.  Мы врассыпную восторженно спасались от вожатого.

 

 Голод в сытые годы

В лагерях было голодновато, но не сравнить с тем, что испытал мой  девятилетний сын Дима в пионерском лагере в сытом (застойном) 1971  г.

Лагерь, расположенный в шикарном сосновом лесу у реки Кудьма, окружал высокий забор. За него нельзя было выходить даже в выходной день с родителями. Как подходишь в выходной день к забору, видишь на нём гроздья  изголодавшихся ребят, просящих съестное у приходящих родителей.

Дима нашёл напарника, и они на старой лодке, вытащенной из песка у воды,  поплыли, гребя и отталкиваясь доской,  вниз по извилистой реке к ж/д станции. Плыли долго. На станции был уже снят кордон по их души.  К нам пришла Димина вожатая:  Димы нет двое суток! не дома ли.    

Мы не успели испугаться, как Дима пришёл – довольный, голодный и отощавший, грязный и уставший. Мы его вымыли, накормили и спать уложили. Потом расспросили.  Дима отказался возвращаться  и больше в лагеря не ездил.

По иску родителей, не нас, лагерное начальство засудили за воровство.

 

 "Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым! " (из комсомольской песни)

С 14-ти лет я член Комсомола. Полное его  название -   Всесоюзный Ленинский Коммунистический союз молодёжи. Он   кузница кадров для КПСС – (правящей) Коммунистической партии Советского Союза. Подготовка кадров – очень нужное и полезное дело (это я понял позднее).

Перед торжественным приёмом в Комсомол в Райкоме Комсомола у Красного знамени и у бюста Ленина - подготовка  по красной брошюре.  По ней вступаюших  гоняла инструктор,  милая девушка. Секретарь райкома, взрослый солидный парень,  задавал, на сколько я помню,    «более серьёзные», вопросы:  -  Куришь? -   

 - Ну... –  

 - Бросить! Выпиваешь? –  

 - Как сказать... –    

  - Чтобы ни-ни! По девочкам бегаешь? –   

 - Я... – 

 -  Прекратить! Отдашь жизнь за комсомол ?  –     

 - Отдам... –

В старших классах я член Учкома - Учебного комитета школы, руководимого завучем Антоновой - заведующей учебной частью, любимой учениками. Я отвечал за школьную стенгазету. Давал указания художнику (или рисовал сам) и выбивал заметки. Их переделывал, после чего передавал завучу для окончательной правки. 

Приходилось (брр!) следить за порядком на вечерах. Как правило, я манкировал этим, играя в шахматы.

От нежелательных поручений я увиливал. Однажды, чтобы  их в моё отсутствие поручили другому,  с деловым и умным видом - это очень трудно – быстро ходил по коридорам школы. Меня даже спросили: Куда так торопишься?  

Из приятных поручений - просмотреть несколько номеров интереснейших молодёжных журналов  "Вокруг света" или "Знание - сила" (сейчас они малотиражны и мало известны и  доступны) и рассказать о,  по-моему,  достойном, например,  в библиотеке  старушкам и девочкам.

 

 Агитация

Обязательной для комсомольцев была агитация за "кандидатов единого блока коммунистов и беспартийных».

В 1949 г. я агитировал избирателей за двух кандидатов  в Верховные Советы Советского Союза и Российской Советской Федеративной Социалистической Республики.

Я вешал (на кнопках) на видные места большие плакаты с их портретами и распространял по домам листовки о них.   Одним, как помнится.   был  Вознесенский, председатель Госплана,  другим -  Кузнецов, член Политбюро и 1-й секретарь обкома партии Ленинграда.

Скоро агитаторам (в предверии расстрельного Ленинградского дела) велели снять плакаты и вернуть не пущенные в дело листовки. И начать  всё сначала, для новых двух кандидатов. «Разъяснение»:  Так надо! 

Я должен был в каждой из вверенных мне квартир  отдать листовку  с портретом кандидата и убедить явиться на избирательный участок и  проголосовать "за". Приходилось несколько раз заходить или ждать у двери. Или у запертой  калитки "частного сектора" (домика с садом-огородом за высоким сплошным забором), за которой надрывается "злая собака".

Типичным было при открывании двери:  А, давай, придём. Дверь сразу закрывалась. Я не успевал и рта раскрыть. С хозяином «частного сектора» разговор обычно шёл только через запертую калитку.  Где беднее,  обстановка была благожелательной - до приглашения заходить и угощений домашней выпечкой. 

 

Голосование

В избирательный бюллетень с фамилией единственного кандидата можно было «в принципе» вносить изменения – зачеркнуть имеющуюся и внести «свою» фамилию. Такого, по-моему,  не было и не могло быть. Все (и я после достижения 18 лет) под взглядами контролирующих, не заходя в кабинку для голосования, складывали вдвое бюллетень и опускали его в щель урны для голосования. Как правило, не интересуясь и не зная, за кого голосовали.

В день голосования после полудня агитаторам надо было идти на избирательный участок,  приходить домой к не проголосовавшим и добиваться их прихода. Не удалось добиться – надо бежать на участок и «вызывать подмогу»

Редкие случаи не голосования были - как средство добиться чего-то существенного. Например, чтобы  отремонтировали квартиру. Или  чтобы переселили большую семью из комнатушки в квартиру - без ожидания несколько лет в длиннущей очереди. К «отказникам» приходили компетентные товарищи. Избиратель голосовал (его провожали  "для верности"  на участок),   получив "твёрдое обещание».

 

О выдвижении кандидатов.

Выдвигался  митингом, например,  на крупном заводе  для Избирательного округа один  кандидат в депутаты,  согласованный в ЦК КПСС. Предлагал кандидатуру передовой: рабочий.  После  поддержки кандидатуры на других митингах пополнялся  список «народных кандидатов».

Таким был до войны, например, «Сталинский сокол» Валерий  Чкалов. Как помнится, среди кандидатов, и потом депутатов, было много достойных уважаемых людей.

При фактически 100-процентном  участии  населения в голосовании  каждому из кандидатов "отдавало свой голос" не менее 99.5 % голосовавших, свидетельствуя об "очередной победе социализма и демократии".

Не голосовавших практически не было из-за регистрации местного населения и его участия  в голосовании, а также принятия эффективных мер (в отличие от сегодня) к не голосовавшим.  Могли быть лишение премии, перевод на худшую работу, удаление из очереди на квартиру, неприязненное отношение коллег к позорящему коллектив, вывешивание "чёрной" (писалась чёрной тушью)  Молнии...

Молнии вывешивались на самом видном месте, например,  у  проходной завода.   Их я видел, работая в 60-70-е гг. в отраслевом НИИ на территории завода «Красное Сормово».

Примерный текст чёрной Молнии такой:

 НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО! 

Позор такому-то за брак (прогул...)!  И это в то время, когда его бригада борется за  высокое звание Бригады комтруда.  Когда вся страна героически  строит коммунизм (борется с космополитизмом…)!  Коллектив требует принять самые решительные  меры против бракодела (прогульщика...)!   Если он ещё посмеет совершить подобное, гнать его калёным железом!  

Красные  (писались красной тушью) Молнии вывешивались реже и были короче. Посвящались они передовикам производства и спортсменам-рекордсменам. Они числились квалифицированными рабочими, получали сравнительно высокую зарплату.  Советские ведущие спортсмены - якобы, любители - достойно представляли страну на международных соревнованиях спортсменов-профессионалов.    Настоящие любители (бесплатно) посещали спортивные секции и отпускались на важные соревнования в рабочее время. Как я, например, когда играл за шахматные  команды НИИ и Сормовского района г. Горького.

 

О воспитании

Воспитывались  юноши и девушки  в следовании Уставу ВЛКСМ и Кодексу строителя коммунизма. Было естественно следовать  завуалированным в них заветам православия: не убий, не укради, не прелюбодействуй, люби ближнего своего... 

Время было занято пионерскими или комсомольскими мероприятиями. Почти все занимались в (бесплатных) спортивных или художественных кружках, секциях.

Играли на пустырях в  "дикие" волейбол и  футбол. После войны бывало, что команда противника состояла из шпаны (или мы смешивались), но  обстановка была дружелюбная, инцидентов почти не было.

До 15 лет лето подростки проводили в (бесплатных) пионерских  лагерях, а потом, это гораздо реже,  в молодёжных. Я в молодёжном лагере на берегу Волги был летом 1952 г.

Жили мы в больших армейских палатках. Нашими воспитателями были кадровые офицеры, для нас пожилые. Они заботились о подопечных, как няньки. Например, мне воспитатель скрепил разорвавшиеся туфли длинными гвоздями.

Самая красивая девушка Светлана, моя знакомая,  танцевала в спортивных штанах, стесняясь показывать свои стройные ножки.   Её примеру следовали остальные девушки. Женских брюк ещё не было, но их видели в трофейных кинофильмах.

Все купались в нижнем чёрном белье (как Ульяна Громова в романе А. Фадеева Молодая гвардия).  Я надел белые плавки – только один раз, неудобно быть в плавках, когда все мальчишки в семейных трусах.

Для сравнения я перенесусь на довоенный городской пляж (на ещё не заросшем острове под Канавинским мостом). На нём были и обнажённые – несколько проституток (обычай с царской России). До тех пор, пока  милиционеры, не стали их, убегающих нагишом, догонять,  хватать и увозить на машине, собрав их одежду.

И на городской пляж у Гребного канала  лет 20 назад. Мой 4-хлетний внук Лёша спросил у меня: Эта тётя голая или одетая?  Мне пришлось ответить: Смотри сам; если есть горизонтальная ленточка на талии и  вертикальная под талией, сзади она внизу спряталась, то одетая.

Влияние "улицы" было ограниченным (сейчас в это с трудом верится). Молодёжь в основном вырастала хорошая.

 

           Февр. 2013 г.

 Публикуется впервые.


(0.5 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 28.03.2013
  • Автор: Бебихов В.А.
  • Размер: 18.42 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Бебихов В.А.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Тягичев Валерий Петрович. Дополнение к сборнику воспоминаний и документов из истории Горьковского суворовского военного училища "Мы правнуки Суворова"
С.П. Виноградова. «Отца помню плохо…». Военные мемуары.
С.П. Виноградова. Мемуары. Конец 40-х – начало 50-х гг.
С.П. Виноградова. Мемуары. Середина 1950-х гг.
С.П.Виноградова. Воспоминания. Часть V «Вот и кончаются школьные годы…»
Е.В. Янова. Хроники Елены
Е.П. Варакин. «Кук-Чой» (армейские байки)
Е.Н. Виноградова. Родная улица моя…
Е.Н. Виноградова. Бологовские. Из новых архивных находок
И.Л. Мининзон. Воспоминания о годах учебы на биологическом факультете горьковского государственного университета им. Н.И. Лобачевского в 1965 – 1970 годах.
И.В. Нестеров. И жизнь, и слезы, и любовь… (Нижегородская областная библиотека в 30-е годы)
И.Л. Мининзон. Мои воспоминания из жизни в городе Богородске Горьковской (Нижегородской) области в 1947 - 1965 годах
Екатерина Виноградова. Летописец Семеновского края
Ольга Штерн. Наш праздник
Галина Церникель. Романс Рощина
Е.Н. Виноградова. Наш Палыч
О.И. Наумова. Ленгородок
О.И. Наумова. Memento vitae
О.И. Наумова. Трава забвения
О.И. Наумова. Воспитательницы 1950-х
А.И. Давыдов. Подслушанный рассказ
И.В. Нестеров. В смертельном бою между книгами (с публикацией отрывка из книги Готтлиба Бидермана "В смертельном бою")
В.А. Бебихов. Пионерия и комсомол
Борис Иванович Наумов. Анимация
Ольга Ивановна Наумова. Вспышки памяти
В.А. Бебихов. Встреча с Пётром Заломовым
В.А. Бебихов. О лечении при социализме - на примерах моей семьи
В.А. Бебихов. Учителя школы 19 города Горького
В.А. Бебихов. Памятник А.М. Горькому на пл. Горького в г. Горьком
В.А. Бебихов. Капля океана
Воспоминания Афанасьева Егора Васильевича
В.А. Бебихов. В Горьковском и Московском госуниверситетах
Ольга Наумова. Картинки из жизни ВВКИ
Ольга Наумова. «Похлопаем по-настоящему народному…»

2004-2019 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100