ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

14 ноября 2018 г. опубликованы материалы: И.В. Нестеров "Надпись на шлеме из Городца", Т.В. Гусева "Любительский приборный поиск и коллекционирование древностей", запущен Алфавитный указатель к справочным материалам «Цензоры Российской Империи».


   Главная страница  /  Текст истории  /  Семейные архивы  /  Воспоминания

 Воспоминания
Размер шрифта: распечатать





Е.Н. Виноградова. Наш Палыч (15.93 Kb)

 

Екатерина Виноградова (Нижний Новгород)

Долгие годы об участниках Первой мировой войны 1914-1918 гг. вспоминать было не принято. О них не упоминали в школьных учебниках истории советского периода. Участники этой войны не имели льгот, их не «обслуживали вне очереди», им не платили пенсий за ранения по инвалидности, а по праздникам они не надевали свои заслуженные награды, так как эти награды считались «царскими»…

Удивительно, но до 2013 года Россия была единственной страной-участницей войны 1914-1918 гг., которая не имела государственного Дня памяти российских воинов, участвовавших в войне…

Только 31 декабря 2012 г. Президент РФ В.В. Путин подписал изменения в Федеральный закон «О днях воинской славы и памятных датах России», согласно которому отныне 1-го августа отмечается День памяти российских воинов-участников Первой мировой войны.

Я расскажу о судьбе простого русского человека, одного из миллионов солдат Первой мировой. Он жил по соседству и стал для нашей семьи близким и дорогим человеком. Часто вечерами он рассказывал мне о своей жизни. Звали его Андрей Павлович, а чаще – просто Палыч.

Родился он в голодном 1892 году в глухой заволжской деревеньке Ляды (ныне Краснобаковский район Нижегородской области). Его мать – Аграфена, скончалась во время родов, а отец – Ульян – умер от голода, и остался младенец круглым сиротой. Но мир оказался «не без добрых людей». Взяли ребенка в свою семью соседи Анна и Павел Костерины, вскоре крестили и назвали Андреем, так как он родился 13 декабря (30 ноября по старому стилю) в день Св. Апостола Андрея Первозванного.

В семье Костериных росли еще три дочери. Старшая Дуняша жила в Нижнем Новгороде, в семье инспектора Городского училища Ивана Константиновича Мельникова на ул. Тихоновской, 14 (ныне ул. Ульянова), она была няней у его дочки Вареньки. Однажды, когда Андрею шел пятнадцатый год, Дуняша рассказала Ивану Константиновичу о своем брате. Мельников, сам рано осиротевший, близко к сердцу принял судьбу мальчика. «Пора выходить в люди, - задумчиво сказал он. - А там жизнь покажет, может и грамоте обучу… Пусть приезжает в Нижний, устрою на работу в Городском училище».

И вскоре пятнадцатилетний парнишка Андрейка Костерин приехал в Нижний Новгород. Город сразу заворожил его: необъятные волжские просторы, величавый кремль на высокой горе, златоглавые церкви, высокие каменные дома с торговыми лавками, ярмарка.

И.К. Мельников устроил Андрея младшим дворником в Городское училище. Так, в 1908 году и начал он здесь свой трудовой путь.

Позднее Андрей Павлович с теплотой вспоминал И.К. Мельникова – моего прадеда, талантливого педагога, который много душевных сил отдал Андрею. Бывало, долгими вечерами, а порой и ночами занимался он с Андреем – учил его читать, писать, считать. «Не всегда было просто грызть гранит науки, - с улыбкой вспоминал Андрей Павлович. - А ведь я еще работал! Но был упрямым, любознательным парнишкой и, наверное, способным к учебе».

А Иван Константинович, может быть, нарушая строгие циркуляры Министерства Просвещения, часто сажал Андрея за парту на свои уроки, как и других учеников, вызывал к доске, а иногда за хорошие ответы ставил в пример. Преподавал Иван Константинович русскую историю и литературу.

Навсегда остались в памяти у Андрея прогулки с Иваном Константиновичем по Волжскому откосу, по Кремлю, задушевные беседы с ним о жизни… Возможно, тогда Андрей и полюбил русскую и родную нижегородскую историю на всю жизнь.

Шесть мирных лет прожил Андрей в маленьком доме во дворе Городского училища на Тихоновской, в семье Мельниковых. Это были самые беззаботные, счастливые годы его жизни.

За это время Андрей не только обучился грамоте, но уже много знал, любил читать. Иван Константинович советовал ему сдать экзамены за пройденный курс и получить свидетельство об окончании Городского училища. Андрей об этом серьезно подумывал, так как мечтал поступить в Коммерческое училище, которое находилось неподалеку, на Благовещенской площади.

А как радовались его успехам родители Павел Иванович и Анна Кондратьевна! Отец хотел, чтобы сын пошел «по торговой части», открыл свое дело. На первых порах помог – положил для него под проценты в банк накопленные деньги.

Вскоре Андрей встретил девушку. Звали ее Пашенька. Голубоглазая блондинка с роскошной косой – милая, улыбчивая, с ямочками на розовых щечках. Рукодельница, из хорошей семьи. Состоялась помолвка, родители благословили их. В день помолвки и сфотографировались Андрюша с Пашенькой. На снимке вышли серьезные, задумчивые, какими не были в жизни, особенно Пашенька – хохотушка и певунья. По осени на Покров решили сыграть свадьбу. Планировали купить дом, все необходимое, и начать семейную жизнь. Счастливые предсвадебные хлопоты. Молодость. Любовь. Вся жизнь впереди…

В тот летний знойный день (1 августа 1914 года) Андрей с двоюродным братом Николаем возвращались с ярмарки с покупками, с подарками невесте. Наняли извозчика, в пути беззаботно болтали, шутили. На улице Рождественской, у Блиновского пассажа, бегали мальчишки-газетчики. Они громко кричали: «Внимание, важное сообщение! Германия объявила России войну! Кайзер Вильгельм II объявил войну!»

Война?... Не хотелось верить… Но это была страшная правда.

Солнечный летний день в один миг превратился в черный, началась война. Думал ли тогда простой русский парень Андрей Костерин, что эта война так круто изменит его жизнь?

Навсегда запомнил Андрей Павлович холодный осенний день, когда он пришел попрощаться к Мельниковым и Екатерина Николаевна (жена Ивана Константиновича) надела ему на шею старинный серебряный образок с надписью «Спаси и сохрани». «Бог даст, сохранит он тебя, Андрюша, светлой души ты человек», - сказала на прощание она.

А на волжской пристани Андрея провожали близкие – отец, мать и невеста Пашенька. Тревожные гудки парохода. Огромная толпа провожающих. Женский плач с причитанием. Звуки прощального военного марша…

Медленно отплывал пароход, и Андрей мысленно прощался с родными, не хотелось думать, что навсегда… Сердце тревожно билось, а в висках стучало: «Я вернусь! Я обязательно вернусь к тебе, любимая Пашенька!»

Война началась для Андрея на Западном фронте. Служил он в пехоте. Сколько тогда пришлось пережить русскому солдату Андрею Костерину! Страшные кровопролитные бои, холодные сырые окопы, многокилометровые марш-броски, когда измученные солдаты шли и спали на ходу, смерти фронтовых друзей…

Горе очень сближало солдат. Между боями так были дороги доброта и внимание, и они щедро делились друг с другом всем, чем могли – махоркой, сахаром, чаем. Дорожили каждым мгновением жизни, зная, что «завтра» может и не наступить… В холодных окопах вспоминали дом, семью, дорогих сердцу людей, и это согревало душу.

В короткие минуты затишья, после боев, сидя в землянке, Андрей писал письма родным, невесте Пашеньке, Мельниковым, и всегда с радостью получал долгожданные весточки.

А под Луцком Андрея тяжело ранило. Все произошло мгновенно. Помнил только взрыв, резкую боль и провал… Очнулся от прикосновения чьих-то сильных рук: они несли его через поле, через ручей. Он понял - его спасают. Кругом – грохот орудий, дым, взрывы… Андрей снова потерял сознание. Очнулся уже в лазарете от слов: «Потерпи, милый, потерпи!». А дальше – операции, белые халаты, перевязки. Долго он пролежал тогда в лазарете. Но молодость победила болезнь!

И снова фронт. Война оказалась не такой быстротечной, как думали, как хотелось бы… Впереди – Польша, Румыния, Австро-Венгрия. Наступления, отступления, кровопролитные сражения. И первая награда – высший орден солдатской доблести – Георгиевский крест! Всего за войну он был награжден тремя орденами за мужество и храбрость.

Но все это не радовало Андрея, хотелось мирной жизни. Из дома от отца стали приходить тревожные вести о болезни матери, о неурожае и голоде в деревне. Из Нижнего известия тоже не радовали – разруха, дороговизна, забастовки на заводах и фабриках.

А потом письма совсем перестали приходить… Сердце щемило, почему молчат родные, что с ними?

Вести о Февральской революции, отречении царя Николая II от престола, Октябрьской революции, Андрей встретил на фронте, в окопах. С какой надеждой читали солдаты ленинские декреты «О мире», «О земле». Казалось – вот он, долгожданный мир! Скоро, наконец, домой, к родным и близким!

Но началась Гражданская война, страшная, братоубийственная. Сначала Андрей не понимал, как русские люди могут воевать друг против друга?! Решив сражаться за лучшую жизнь, вступил в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию.

Куда только ни приводили его фронтовые дороги – Восточный фронт, Урал, Сибирь… Солдатские теплушки. Дальние станции. Трескучие сибирские морозы… Многое пришлось пережить за эти годы. Но судьба хранила Андрея, а может тот маленький образок, который носил он у сердца?

В 1921 году он вернулся с фронта, в Нижний, на Тихоновскую, 14. Живой!

Но здесь его ждали печальные известия о смерти родителей и любимой невесты Пашеньки… Вот так жестоко война сломала Андрею всю жизнь. Было ему в ту пору 28 лет. Он потерял все: родителей, невесту, деньги, положенные для него отцом в банк, даже заслуженные в кровопролитных боях награды – Георгиевские кресты - были теперь не в почете, считались «царскими». В отчаянии, он зарыл их в саду под яблоней.

Остался в одной старой солдатской шинели, и, как человек глубоко верующий, ушел послушником в мужской монастырь Владимирской Оранской Божьей матери (Богородский район Нижегородской области), туда еще до войны он ходил крестным ходом с хоругвью.

В годы гонений на религию этот монастырь закрыли, и в 1925 году Андрей вернулся в Нижний, продолжил работать в школах, которые разместились в здании бывшего Городского училища. По ночам топил печи, а ранним утром следил за порядком на улице. Шли годы, менялись номера школ, директора, а он все продолжал тут неустанно трудиться. Семьи он так и не создал, остался верен своей любимой Пашеньке…

В годы Великой Отечественной войны, в грозном 1941-м, когда немцы шли на Москву, он, несмотря на пожилой и уже не призывной возраст, вместе со всеми работал на строительстве оборонительных сооружений, рыл окопы в деревне Ляписи Кстовского района Горьковской области. Как мог, приближал День Победы. После окончания войны был награжден медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)».

В послевоенные годы продолжал работать дворником и истопником в средней школе №4 (она находилась в те годы на ул. Ульянова, 14). А сколько снегу убрал он здесь, на Ульяновской, своими натруженными руками! Ведь снегоуборочных машин тогда не было.

Местные жители знали Андрея Павловича, уважали и всегда при встрече приветствовали: «Здравствуйте, дядя Андрей!», «Доброго здоровья, Андрей Павлович!»

Помню, сколько теплых слов благодарности прозвучало в его адрес в весенний день 1958 года в Доме ученых, на вечере по случаю 50-летия его работы. Почетные грамоты, подарки, цветы… А в газете «Горьковская правда» была напечатана о нем статья под заголовком «50 лет на одном посту» с фотографией улыбающегося Палыча.

Долгие годы он состоял в «Обществе старых нижегородцев-горьковчан» (собирались они в Литературном музее А.М. Горького). Часто делился своими воспоминаниями о старом Нижнем и его жителях. Незабываемы его яркие, интересные рассказы о торжествах, проводимых в Нижнем Новгороде в 1913 году в честь 300-летия Дома Романовых, о приезде Николая II с семьей, или о том, как частенько встречал на ул. Большой Печерской богатые экипажи купцов Рукавишниковых или Башкировых, а на Нижнем Базаре – солидного «отца города» Николая Бугрова в длинной купеческой поддевке и картузе. В Народном доме ему довелось слушать Федора Шаляпина, видеть Максима Горького. В 1930-е годы он присутствовал на встрече с депутатом Верховного Совета, легендарным летчиком Валерием Чкаловым.

Он рассказывал об этом так интересно, с подробностями, точно это было вчера!

«Летописец Нижнего» - звали его друзья. А сколько русских народных песен, преданий, легенд знал наш Палыч! Старый нижегородец… Он любил родной город, его историю, любил побродить по старинным улочкам, вспомнить годы своей юности, и всегда радовался, что город строится, хорошеет.

Летом он с увлечением работал в своем огороде в Артемовских лугах, выращивал сочные помидоры, всевозможные овощи, подсолнухи, цветы. Приезжал оттуда радостный, помолодевший, загорелый, с букетом полевых цветов, и всегда угощал нас плодами своего труда. Он прожил долгую и трудную жизнь. Многим его жизненным планам не удалось осуществиться – помешала война…

Андрея Павловича давно уже нет с нами. На Старом нижегородском (Бугровском) кладбище на его могиле всегда цветы и Георгиевская ленточка – символ памяти солдата Первой Мировой…

Низкий поклон тебе, дорогой наш Андрей Павлович, и всем русским солдатам, за мирное небо, солнце, за наше счастье.

 

А.П. Костерин, 1914

А.П. Костерин, 1914 г.

 

А.П. Костенин с невестой Пашенькой, 1914

С невестой Пашенькой в день помолвки, 1914 г.

 

А.П. Костерин, 1921 г.

 

А.П. Костерин, 1953 г.

Публикуется впервые


(0.4 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 02.08.2014
  • Автор: Виноградова Е.Н.
  • Ключевые слова: Первая мировая война, воспоминания
  • Размер: 15.93 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Виноградова Е.Н.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Тягичев Валерий Петрович. Дополнение к сборнику воспоминаний и документов из истории Горьковского суворовского военного училища "Мы правнуки Суворова"
С.П. Виноградова. «Отца помню плохо…». Военные мемуары.
С.П. Виноградова. Мемуары. Конец 40-х – начало 50-х гг.
С.П. Виноградова. Мемуары. Середина 1950-х гг.
С.П.Виноградова. Воспоминания. Часть V «Вот и кончаются школьные годы…»
Е.В. Янова. Хроники Елены
Е.П. Варакин. «Кук-Чой» (армейские байки)
Е.Н. Виноградова. Родная улица моя…
Е.Н. Виноградова. Бологовские. Из новых архивных находок
И.Л. Мининзон. Воспоминания о годах учебы на биологическом факультете горьковского государственного университета им. Н.И. Лобачевского в 1965 – 1970 годах.
И.В. Нестеров. И жизнь, и слезы, и любовь… (Нижегородская областная библиотека в 30-е годы)
И.Л. Мининзон. Мои воспоминания из жизни в городе Богородске Горьковской (Нижегородской) области в 1947 - 1965 годах
Екатерина Виноградова. Летописец Семеновского края
Ольга Штерн. Наш праздник
Галина Церникель. Романс Рощина
Е.Н. Виноградова. Наш Палыч
О.И. Наумова. Ленгородок
О.И. Наумова. Memento vitae
О.И. Наумова. Трава забвения
О.И. Наумова. Воспитательницы 1950-х
А.И. Давыдов. Подслушанный рассказ
И.В. Нестеров. В смертельном бою между книгами (с публикацией отрывка из книги Готтлиба Бидермана "В смертельном бою")
В.А. Бебихов. Пионерия и комсомол
Борис Иванович Наумов. Анимация
Ольга Ивановна Наумова. Вспышки памяти
В.А. Бебихов. Встреча с Пётром Заломовым
В.А. Бебихов. О лечении при социализме - на примерах моей семьи
В.А. Бебихов. Учителя школы 19 города Горького
В.А. Бебихов. Памятник А.М. Горькому на пл. Горького в г. Горьком
В.А. Бебихов. Капля океана
Воспоминания Афанасьева Егора Васильевича
В.А. Бебихов. В Горьковском и Московском госуниверситетах
Ольга Наумова. Картинки из жизни ВВКИ
Ольга Наумова. «Похлопаем по-настоящему народному…»

2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100