ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

13 декабря 2018 г. размещены материалы: статья А.А. Ходака "О научном уровне археографического оформления сборника документов на примере отрецензированных в научно-издательском отделе рукописей", продолжения "Открытого текста Салтыкова-Щедрина" и "Мира животных в пословицах, поговорках, приметах и повериях".


   Главная страница  /  Текст истории  /  Историография

 Историография
Размер шрифта: распечатать





Кучкин, В. А. Русь под игом: как это было? (82.87 Kb)

Кучкин, В. А. Русь под игом: как это было? / В. А. Кучкин — М.: Панорама, 1991. — 32 с.: ил. — (Популярная библиотечка «Коробейник»; серия «Мгновения истории»).

 

В брошюре доктора исторических наук В. А. Кучкина анализируются появившиеся в 1989-1990 гг. в массовой печати (газетах «Известия», «Советская Россия», журналах «Дружба народов», «Огонек») различные суждения о сущности монголо-татарского ига на Руси. Авторы этих выступлений нередко высказывали мнения и оценки, не подкрепленные конкретными историческими фактами. Солидный тираж изданий, публиковавших эти материалы, способствовал созданию и распространению искаженного понимания сути русско-золотоордынских отношений.

Работу В. А. Кучкина, написанную в жанре публицистики, отличают строгая научная фактология и глубокое знание источников. Ее публикация, несомненно, будет способствовать прояснению исторической истины.

Работу дополняет наиболее подробный в существующей исторической литературе перечень ханов Золотой Орды.

 

[3]

Прошлое мы наследуем целиком. Со всеми его минусами и плюсами, достижениями и провалами, невероятными нелепостями и поразительными прозрениями. То, что было, нельзя ни улучшить, ни ухудшить. Прошедшее невозможно изменить, это данность, которую живущие должны воспринимать вне зависимости от того, нравится она им или нет. От людей зависит не их прошлое, а настоящее и будущее. И чтобы действовать осмысленно, требуется строгий и объективный анализ истории, трезвая оценка исторического наследия, ясное понимание того, какие человеческие деяния заводили людские сообщества в тупик, а какие способствовали развитию социума и личности. Недаром политические деятели разного времени и разных стран, читая труды историков, знакомились с историей подъема, упадка, а то и полного исчезновения государств, подчас существовавших многие столетия, а в записках, мемуарах и дневниках своих предшественников стремились найти подсказки собственным решениям.

В нынешнее время, когда наше общество, изумленно оглядываясь на свое прошлое, еще не в силах хладнокровно оценить и взвесить массу новых открывающихся фактов, замалчивавшихся или считавшихся несущественными, понятен интерес и к седой старине. Пытливый ум ставит вопросы, а не там ли действительные корни того, что есть сегодня, скрывает ли толща веков животворные истоки, иссохшие по людскому неразумию к концу XX века, или человечество оставляет в прошлом то, что не нужно ему для сегодняшнего развития.

Несомненно, что на исторические судьбы многих народов нашей страны, в том числе восточного славянства и еще уже — его северо-восточной части — русского народа, наложило свой отпечаток монголо-татарское иго.

[4]

В 1989 г. в массовой печати появились сразу три публикации, где давались оценки этой странице нашей истории и то далекое прошлое сопрягалось с сегодняшним днем.

17 января 1989 г. в газете «Известия» была опубликована первая часть очерка писателя Бориса Васильева «Люби Россию в непогоду...», представляющего размышления русского интеллигента о судьбах его народа и страны. Чужеземное господство, даже в прошлом, волнует писателя. И это естественно. Что принесла с собой иноземная власть, какие последствия вызвала, каков был сам характер этой власти? Для Б. Васильева стала надоевшей, набившей оскомину концепция, согласно которой вековая отсталость России объяснялась монголо-татарским игом. Он пишет: «И мало кто говорит, знает, задумывается над тем, каким оно было. Русь являлась всего лишь вассалом Золотой Орды, а иго как таковое, начавшись опустошительным набегом Бату-хана, закончилось весьма скоро побратимством Александра Невского с сыном завоевателя Сартаком и военной помощью самому Бату в его борьбе за власть. После этих событий внешние войны Руси проходят под знаменами Золотой Орды, а внутри идет чисто феодальная грызня: Суздаль дерется с Новгородом, Андрей Боголюбский громит Киев, а Москва в союзе с золотоордынцами расправляется с Тверью в то время, когда русские полки сражаются на Яве и в Японии, охраняют ханскую ставку. «Иго», а каждое княжество чеканит собственную монету, каждый князь содержит собственную дружину, и ни в одном из многочисленных русских городов нет татарского гарнизона. «Иго», а татарские мурзы отдают своих дочерей за сыновей бояр, женятся на боярышнях и с удовольствием принимают покровительство князей, в чем легко убедиться, полистав книгу дворянских родов России. Дань? Естественная плата вассала сюзерену за оборону внешних границ, которую Орда исполняла неукоснительно, не позволив северному крылу крестоносцев продвинуться на Русь далее границ, очерченных двумя победами Александра Невского.

Нет, Русь оставалась непокоренной, что и обеспечило ей возможность строительства единого государства. На рабской психологии не создать Третьего Рима: на подобное способны только сильные духом, высоконравственные, свободные люди. И Куликовская битва явилась гениальной проверкой степени центростремительных сил

[5]

русских княжеств и осознания населением — от смерда до князя! — необходимости единовластия.

Разгром татар и личная отвага князя Дмитрия были чрезвычайно высоко оценены на Руси: Куликовская битва приравнивалась к Ледовому побоищу, а победитель прибавил к своему имени прозвище Донского. И хотя Москва через два года была сожжена и разграблена ханом Тохтамышем, нравственная победа оказалась за Дмитрием Донским. На гребне этого общерусского нравственного подъема Москва была окончательно признана главой зарождающейся русской государственности.

С того времени, несмотря на частые набеги наследников канувшей в небытие Золотой Орды (а может быть, и благодаря им), мы, русские, стали видеть в военной силе единственный гарант наших свобод... Союз с Ордой — не иго Орды, а военный союз с нею! — предопределил особый путь Руси».

Совсем иначе оценивает тот же период русской истории эстонский профессор Тийт Маде: «Кто такой истинный русский? Русские столетиями жили под монгольским или татарским влиянием, и поэтому русские до сих пор в этническом плане многонациональная нация... Татары и монголы вторгались в свое время в русские деревни, истребляли и захватывали в плен мужское население, насиловали русских женщин. Поэтому сегодня русский народ так смешан с теми людьми, которые когда-то насиловали русских женщин. Отсюда эта агрессивность, необходимость показать силу и выдавание чужих успехов за свои»[1].

Наконец, еще одна, отличная от двух предыдущих точка зрения на монголо-татарское иго выражена преподавателями Г. Губайдуллиным и X. Юнусовой. Озабоченные тем, что при изучении ига в 4-м классе средней школы ученики русской национальности начинают драки с учениками татарской национальности, восстанавливая столь своеобразным образом «историческую справедливость», авторы в целях интернационального воспитания и дружбы народов призывают к иному освещению монголо-татарского ига в школьных учебниках. По мнению почтенных авторов, все зло заключалось в исходном материале, русских летописях, где неправдоподобно описывались

[6]

притеснения завоевателей. «Летописцами, — пишут Г. Губайдуллин и X. Юнусова, — в то время были, в основном, малограмотные монахи, живущие в монастырях и находящиеся под влиянием православного духовенства». Дело усугубили ученые XIX-XX вв., сгустившие до предела краски. Между тем может ли идти речь о монголо-татарском иге на русских землях, если монголо-татар в те времена было в 8-10 раз меньше, чем русских? Если из Руси монголо-татарам поступали подати и они могли свободно грабить ее население, «то Монголия и Золотоордынские ханства должны были стать весьма богатыми и развитыми», а они таковыми не стали. Иго называется татарским, а «татары, составлявшие основное население Волжско-Камской Болгарии, проживали там за много веков до монгольского периода». Получается, что татарское иго устанавливалось над самими же татарами. «Различия в вероисповедании монголов (ламаистов) и тюркоязычных народов (магометан), а также различие их языков не способствовали сплочению войск и успеху их наступательных действий. Это обстоятельство также усиливает сомнения в существовании «монголо-татарского ига».[2]

Итак, было не иго, а военный союз Руси с монголо-татарами (Б. Васильев); иго было в течение столетий (Т. Маде); ига, скорее всего, не было вообще (Г. Губайдуллин, X. Юнусова). Три взаимоисключающие точки зрения объединяет одно: явный дефицит использованных источников и крайне ограниченное число исторических фактов, на основе которых строятся выводы. Лишь авторы статьи «Татарское иго... над татарами?» позволили себе сослаться помимо учебника истории для 4-го класса еще почему-то на «Географическую энциклопедию» (хотя естественнее было посмотреть хотя бы «Историческую энциклопедию») и на роман-эссе В. Чивилихина «Память», откуда они и извлекают данные для своих умозаключений. Но фактов все равно мало. Не помогают даже такие «экзотические», какие приводит в своих раздумьях Б. Васильев: о сражениях русских полков на Яве и в Японии. Речь должна идти о заморских походах хана Хубилая, правителя Восточной Монголии и Северного Китая, основателя китайской династии Юань, предпринятых против Японского государства в 1274 и 1281 гг. и против государства

[7]

Маджапахит на островах Яве и Суматре в 1292-1293 гг. До Японии войска монгольского правителя, по сути дела, так и не доплыли, камикадзе, что в русском переводе означает «священный ветер», разметал флот Хубилая, и на Японских островах произошли лишь отдельные стычки, а до Суматры и Явы монголы добрались и вели там сражения. Но во всех этих походах вовсе не участвовали русские полки. Золотая Орда, которой подчинялись русские земли, уже в 60-х гг. XIII в. выделилась, как и другие государства, из состава Монгольской империи и не должна была посылать войска, нужные пекинскому правителю для реализации своих завоевательных планов. Хубилай удовлетворялся монгольскими и китайскими контингентами. К категории «отсутствующих событий» должен быть отнесен и такой красочный факт, как побратимство Александра Невского с сыном Батыя ханом Сартаком. Такое побратимство выводится из утверждений географа и этнографа Л. Н. Гумилева, будто Батый сделал Александра Невского своим приемным сыном[3]. На самом деле, ни один русский, восточный или западноевропейский средневековый источник не сообщает ни об усыновлении Александра Невского Батыем, ни о побратимстве Александра Невского с сыном Батыя Сартаком. О желании Батыя сделать русского князя своим приемным сыном писал лишь А. А. Югов в своем романе «Ратоборцы»[4]. Однако придуманная писателем XX в. важная для его художественного изложения деталь не должна приниматься за исторический факт XIII в. Некорректна и нарисованная Б. Васильевым картина жизни русских земель под монголо-татарским игом. Суздаль в послемонгольское время уже не воевал с Новгородом, а Андрей Боголюбский взял Киев ранней весной 1169 г., за 54 года до появления монголо-татар в приазовских и причерноморских степях. Если не было ордынского ига, а был союз русских княжеств с Ордой, как думает Б. Васильев, то какая же причина вызвала появление на Куликовом поле

[8]

русских полков? Если татары, по мнению Г. Губайдуллина и X. Юнусовой, заняли берега Камы и Волги до XIII в., то, действительно, может возникнуть вопрос, как попали они под татарское иго? Чтобы рассеять недоумения, необходимо обратиться не к энциклопедиям, романам и публицистически окрашенным газетным статьям, а к средневековым источникам и работам специалистов.

Начать придется с зарождения Монгольского государства. Не будем говорить об экономических и социальных причинах его образования. Ограничимся лишь политической историей. Монгольское государство возникло в результате дипломатической и, главным образом, военной деятельности Темучжина, будущего Чингиз-хана, по сплочению монгольских племен. Эти племена заселяли довольно обширные пространства в бассейнах рек Орхона, Керулена, Толы, Селенги, Онгина, Онона, близ озер Хубсугул на западе и Буир-Нур и Кулун-Нур на востоке, недалеко от известной реки Халхин-Гол. В целом это была территория, входящая ныне в состав Монгольской Народной Республики и Бурятской АССР. Монгольские племена носили различные названия: собственно монголы, из среды которых и вышел Темучжин, меркиты, кереиты, ойраты, найманы, татары[5]. Все они принадлежали к народам, язык которых, по современному научному определению, относился к монгольскому языку, входящему в алтайскую группу языков. Разница между этим языком и языком, на котором говорят современные татары, такая же, как между современными русским и английским. Из монгольских племен наиболее крупным и воинственным, хорошо известным последним своим качеством соседним народам, было племя татар. Поэтому граничившие с монголами тангуты, чжуржэни, китайцы нередко название татар распространяли на все вообще монгольские племена XI-XII вв. В указанное время это название совершенно не прилагалось к тюркоязычным народам, и представление Г. Губайдуллина и X. Юнусовой о пребывании татар в Поволжье до нашествия Батыя является ложным. В упорной борьбе племени монголов во главе с Темучжином удалось все-таки покорить племя татар. Подавляющая часть последних была перебита (Темучжин казнил всех, кто ростом был выше оси тележного колеса), оставшиеся влились в созданное

[9]

Темучжином государство, и некоторые представители монгольского племени татар впоследствии занимали высокие должности при дворе Темучжина. В 1206 г. на съезде (хуриле, курилтае) монгольской знати в верховьях реки Онон Темучжин был провозглашен правителем Монгольского государства. Новый правитель принял имя Чингиз-хан[6]. Свое государство Чингиз-хан организовал по военному образцу. Вся территория была поделена на три части: центр, левое и правое крыло. Каждая часть делилась на «тьмы» (10 тысяч). Каждая «тьма» — на «тысячи», «тысячи» — на «сотни» и «сотни» — на «десятки» во главе с темниками, тысячниками, сотниками, десятниками. Самые крупные административные единицы управлялись братьями и сыновьями Чингиз-хана. Ханом мог быть только чингизид. Поскольку устройство государства копировало устройство монгольского войска, это способствовало быстрому и четкому развертыванию монгольских военных сил. Создав достаточно сильную и агрессивную державу, Чингиз-хан приступил к завоеванию соседних государств и народов.

Первый удар был направлен против тангутов — Белого Высокого Великого государства Ся, как называли свое государство сами тангуты. Это государство располагалось к югу от пустыни Гоби, в пределах нынешней Китайской Народной Республики. Ко времени монгольских нападений оно существовало уже более двух столетий. В 1225-1227 гг. огромная монгольская армия завоевала государство Ся. Средневековый китайский историк записал: «Ся погибло. Области и уезды были опустошены войсками. Храмы и школы разрушены до основания». Тангуты были вырезаны. Перестало существовать не только Тангутское государство, но и сам народ, исчез тангутский язык, и от высокой некогда культуры остались мертвые письмена, запечатленные в случайно сохранившихся книгах и рукописях[7].

Несколько дольше продержалась империя Цзинь — государство чжуржэней, предков современных маньчжур, — располагавшаяся в Северном и Северо-Восточном Китае. Нападения на нее монголо-

[10]

татар начались в 1211 г. и продолжались 23 года. В 1234 г., уже после смерти Чингиз-хана, Цзиньская империя пала[8]. В те же годы монголо-татары предприняли и ряд походов на запад. В 1208 г. они подчинили себе уйгур. Другие народы Восточного Туркестана (на территории современной Китайской Народной Республики) добровольно признали власть Чингиз-хана[9]. Это дало ему возможность, используя военные силы уйгур, туркмен, кашгарцев, карлуков, кучарцев, предпринять в 1219-1224 гг. походы в Среднюю Азию, Северный Иран, Афганистан, на Кавказ, в Половецкую степь. В результате монголо-татары подчинили своей власти государство Хорезм-шахов. В 1229 г. они покорили живших в приуральских степях саксинов и восточных половцев. В результате войны 1231-1232 гг. власть монгольских ханов распространилась на часть Кореи[10]. В 1235 г. на курилтае в Талан-дабэ чингизиды приняли решение начать походы на Запад, в Центральную Азию, против Китая и вновь против Кореи[11]. В 1236 г. монголо-татары покорили государства Кавказа, в том же году они разгромили Волжскую Булгарию. В декабре 1237 г. монголо-татары начали наступление на древнерусские княжества.

Мы очень часто пишем о Руси, подпавшей под чужеземное иго, и это создает представление о некоем едином государстве, на которое в 1237-1241 гг. обрушились полчища Батыя. На самом же деле единой Руси в политическом отношении тогда не существовало. Даже само географическое понятие Руси, Русской земли ограничивалось у современников нашествия монголо-татар южным районом, включавшим города Киев, Чернигов и Переяславль (современный Переяславль-Хмельницкий). Русь в 30-х гг. XIII в. делилась на множество княжеств, совершенно не зависевших друг от друга или непрочно связанных одно с другим определенными военно-политическими договорными отношениями. Крайними юго-восточными княжествами были Рязанское и Муромское. В самом Рязанском княжестве суще-

[11]

ствовало еще одно — Пронское, правитель которого считался, по крайней мере номинально, вассалом рязанского князя. К этим княжествам с севера примыкали великое княжество Владимирское, княжества Юрьевское, Переяславское (Переяславля-Залесского), Ростовское, Ярославское и Углицкое. Еще дальше на север и на запад простирались земли Новгородской феодальной республики. К западу от Переяславского княжества было расположено княжество Смоленское, а еще дальше на запад и северо-запад — княжества Пинское, Витебское и Полоцкое. Находившееся к югу от Смоленского княжество Черниговское включало в свой состав княжества Козельское, Курское, Рыльское, возможно, Новгород-Северское и Путивльское. К югу от Черниговского княжества располагалось Переяславское (современный Переяславль-Хмельницкий) княжество. Киев, бывший в IX-XI вв. столицей Древнерусского государства, в 30-х гг. XIII в. представлял собой центр Киевского княжества, в которое входил ряд других мелких княжеств: Вышгородское, Каневское, Торческое. К западу от Киевского княжества лежали Владимиро-Волынское и Галицкое княжества. И в их составе было несколько небольших княжеств: Бельзское, Червенское и Луцкое во Владимиро-Волынском, Перемышльское — в Галицком[12]. Таким образом, накануне Батыева нашествия, на территории, занятой преимущественно древнерусским населением, насчитывалось 18 крупных государственных образований, а если считать вместе с мелкими, то около тридцати. При отсутствии политического единства, неполного подчинения даже младших князей старшим князьям (например, козельского князя черниговскому) не было и единства военного. Поэтому противостоять многочисленным, хорошо обученным, упорным и жестоким войскам монголо-татар русским княжествам было крайне сложно.

Г. Губайдуллин и X. Юнусова полагают, что монголо-татарские ханы под водительством Батыя сумели завоевать русские княжества, имея всего лишь несколько тысяч воинов. Это мнение базируется на некоторых подсчетах, приведенных в научно-популярной или просто популярной литературе, согласно которым у Батыя было 4-6 тысяч войска. Подсчеты основываются на известии персидского

[12]

историка Рашид-ад-Дина, согласно которому удел отца Батыя, Джучи-хана, состоял всего из 4 тысяч семей. Поскольку у Джучи было 14 сыновей, а Батый был вторым из них, на основании разного рода соображений и выводилась численность войск Батыя (и еще 11 чингизидов) в их походе на страны Восточной Европы[13]. Однако Рашид-ад-Дин работал в начале XIV в. и мог не всегда точно передавать сведения 80-100-летней давности. Кроме того, из рассказа Рашид-ад-Дина не вполне ясно, когда Джучи был выделен удел, с которого можно было собрать 4 тысячи воинов. Похоже, что речь идет о владениях Джучи, данных ему отцом еще до образования собственно Монгольского государства, то есть до 1206 г.

Более достоверными и показательными являются другие данные. Так, посланное в 1220 г. на запад Чингиз-ханом войско под командованием Джебэ-нойона и Субэдэй-багатура, опустошившее Северный Иран, государства и народы Кавказа, разгромившее половцев и нанесшее поражение русско-половецкому войску на реке Калке, состояло из 30 тысяч всадников[14]. Двенадцать царевичей во главе с Батыем, двинувшиеся на запад в 1236 г., несомненно, должны были иметь в своем распоряжении более многочисленные войска. С этой точки зрения интересно одно европейское известие XIII в. В письме венгерского монаха Юлиана, адресованном епископу епархии Перуджи (Италия), сообщается, что «татары утверждают также, будто у них такое множество бойцов, что его можно разделить на 40 частей, причем не найдется мощи на земле, какая была бы в силах противостоять одной их части. Далее говорят, что в войске у них с собою 240 тысяч рабов не их закона и 135 тысяч отборнейших (воинов) их закона в строю. Далее говорят, что женщины их воинственны, как и они сами...»[15]. Юлиан побывал в Волжской Булгарии после взятия ее монголо-татарами в 1236 г. и во Владимирском великом княжестве до нашествия Батыя, то есть до начала 1238 г. Скорее всего, Юлиан был в названных районах в 1237 г. Его послание епископу Перуджи сохранилось в трех вариантах, и лишь один из них содержит приводимую цитату о численности монголо-татарского

[13]

войска. Цитата исторически достоверна в тех своих частях, где говорится о составе войск. В военных походах монголо-татар принимали участие не только мужчины, но и женщины, а в битвах участвовали воины покоренных монголо-татарами народов. Правда, вызывает определенное недоверие общая численность монголо-татарского войска, которое завоевало Волжскую Булгарию и другие европейские государства. Цифра составляет 375 тысяч человек. Она представляется преувеличенной. Возможно, что преувеличение носило пропагандистский характер: монголо-татары стремились заранее запугать будущих противников, как делали они это не раз в отношении своих азиатских соседей. Но даже если монголо-татары преувеличивали собственные военные силы не в 2-3, а в 5-10 раз, то у них была армия в 37,5-75 тысяч человек. Ни одно русское княжество не в состоянии было выставить такого количества войска. За монголо-татарами оставалось подавляющее превосходство в военных силах.

Неверно думать, что князья многочисленных древнерусских княжеств, занятые сведением счетов друг с другом, совершенно игнорировали надвигавшуюся с Востока угрозу и не предпринимали никаких предохранительных дипломатических и военных мер. Разгром на реке Калке в 1223 г. монголо-татарами соединенного русско-половецкого войска, насчитывавшего в своем составе дружины 15 русских князей, не прошел для последних бесследно. Князьям стало ясно, что появился новый опасный противник и за его действиями нужно внимательно следить. Не случайно в летописании великого княжества Владимирского, ведшемся, кстати говоря, не в монастырях, как думают Г. Губайдуллин и X. Юнусова; малограмотными монахами, находившимися «под влиянием православного духовенства» (монахи сами являются представителями духовенства и не могли находиться под собственным влиянием), а при дворе великого князя образованными для своего времени людьми, появляются записи от 1229 г. о победе монголо-татар над саксинами и восточными половцами, жившими у реки Яик (современный Урал), от 1232 г. о зимовке монголо-татар близ восточных границ Волжской Булгарии, о взятии в 1236 г. самого государства волжских булгар[16]. Внесение в летопись таких сведений показывает, что в древнерус-

[14]

ских княжествах специально следили за действиями монголо-татар. Это подтверждает и упомянутый выше монах Юлиан. Он пишет в своем письме, что «князь суздальский (то есть великий князь Владимирский Юрий Всеволодович, при дворе которого и велась летопись со сведениями о приближающихся монголо-татарах. — В. К.) передал словесно через меня королю венгерскому, что татары днем и ночью совещаются, как бы придти и захватить королевство венгров-христиан. Ибо у них, говорят, есть намерение идти на завоевание Рима и дальнейшего. Поэтому он (хан) отправил послов к королю венгерскому. Проезжая через землю Суздальскую, они были захвачены князем суздальским, а письмо, посланное королю венгерскому, он у них взял; самих послов даже я видел со спутниками, мне данными»[17]. Таким образом, русские правители заранее знали о приближении монголо-татар, об их завоевательных планах и, конечно, не могли не готовиться к обороне. Попытки организовать коллективный отпор кочевникам ясно видны в действиях русских князей во время первого похода монголо-татар против древнерусских княжеств. Когда в декабре 1237 г. Батый остановился близ южных границ Рязанского княжества, на переговоры с ним выехал не только рязанский князь, но и князья пронский и муромский, вместе отвергшие требования монголо-татар о добровольном подчинении им и выплате дани. Несколько позднее, в сражении с монголо-татарами у Коломны, с русской стороны вместе с владимирскими войсками сражались и дружины рязанских князей. В марте 1238 г. в битве на реке Сити вместе с владимирскими войсками бились войска Ростовского, Ярославского, Углицкого и Юрьевского княжеств[18]. Однако все эти коллективные действия были малоэффективны. Объединения сил трех-пяти княжеств было явно недостаточно для успешного противостояния сильному и опытному противнику. В конце декабря 1237 г. монголо-татары захватили Рязанское и Пронское княжества, в январе-феврале 1238 г. подчинили себе Владимирское, Переяславское, Юрьевское, Ростовское, Ярославское и Углицкое княжества, в марте опустошили часть новгородских земель, захва-

            [15]

тили Козельское княжество. В 1239 г. они подчинили себе Переяславское (Переяславля-Хмельницкого) и Черниговское княжества, взяли и сожгли Муром. В конце 1240 г. ими был взят Киев. В начале 1241 г. под ударами монголо-татар пали Владимиро-Волынское и Галицкое княжества. Затем Батый вторгся в Венгрию. Из всех древнерусских княжеств только Смоленское, Пинское, Витебское, Полоцкое и большая часть территории Новгородской феодальной республики не испытали чужеземного нашествия. Все остальные древнерусские княжества были разгромлены и опустошены монголо-татарами.

Имеющиеся в русских летописях описания этих погромов и опустошений, хотя и сделаны несколько позже нашествия Батыя, примерно в 50-80-х гг. XIII в., не могут быть заподозрены в преувеличениях и сгущении красок. Так, все русские летописцы засвидетельствовали, что, когда при штурме Владимира на Клязьме монголо-татары не смогли сразу ворваться в Успенский собор, внутри которого укрылся епископ Митрофан с княгинями и детьми, членами большой семьи великого князя Юрия Всеволодовича, захватчики обложили церковь лесом и подожгли. От удушья и огня скончались все, надеявшиеся обрести спасение в церкви. Галицкий летописец записал, как после взятия Козельска, жителей которого, не получая ни от кого помощи, отчаянно сопротивлялись монголо-татарам, но были разгромлены, Батый казнил всех оставшихся в живых, «не пощаде от отрочат до сосущих млеко»[19], то есть умертвив даже малых детей. Сходно с приведенным свидетельство новгородского летописца. После взятия Торжка, города, принадлежавшего Новгородской феодальной республике, монголо-татары иссекли всех «от мужьска пола и до женьска, иереискыи чин всь и черноризьскыи, а все изъ-обнажено и поругано, горкою смертью предаша душа своя господеви»[20]. И это не выдумка темных русских монахов, за толстыми стенами келий дававших волю своим распаленным мыслям. Это была действительность, превосходившая в своих страшных реалиях всякое воображение.

Вот что писал современник походов Чингиз-хана, один из видных деятелей и ученых Конийского (Румского) султаната в Малой Азии Ибн-ал-Асир: «Кому же легко поведать (миру) о гибели ислама и

[16]

мусульман, да кому приятно вспоминать об этом?.. Может быть, род людской не увидит (ничего) подобного этому событию до преставления света и исчезновения мира, за исключением разве Гога и Магога. Что касается антихриста, то он ведь сжалится над теми, которые последовали за ним, и погубит лишь тех, которые станут сопротивляться ему; эти же (татары) ни над кем не сжалились, а избивали женщин, мужчин, младенцев, распарывали утробы беременных и умерщвляли зародыши»[21].

Следует заметить, что монголо-татары во времена Чингиз-хана и его ближайших преемников были язычниками, огнепоклонниками, а не ламаистами и не мусульманами, как полагают Г. Губайдуллин и X. Юнусова, перенося в древность явления гораздо более позднего времени. В своих завоевательных войнах Чингиз-хан и его полководцы не считались с моральными нормами ни буддизма, ни ислама, ни христианства, учиняя одинаково жестокие расправы над своими противниками. Вот как описал Ибн-ал-Асир взятие монголо-татарами весной 1220 г. Самарканда: победители «вошли в город, разграбили (все), что в нем было, сожгли соборную мечеть, оставив остальную часть города в покое, изнасиловали девушек, истязали людей разными мучениями, вымогая деньги, и убили тех, которые не годились для плена»[22].

Мусульманскому историку вторит армянский очевидец монголо-татарского нашествия: «В году 685 армянского летосчисления (1236) нас постиг страшный божий гнев, появились с востока дикобразные, жестокие и кровожадные люди... Они были настолько жестоки, что если бы я обладал самым хорошим красноречием, то не смог бы рассказать те страдания и горести, которые они дали испить полной чашей в Араратской долине, особенно в городе Ани»[23].

Итальянский монах-францисканец Иоанн де Плано Карпини, проезжавший в 1246 г. через южные русские земли, записал: татары «пошли против Руссии и произвели великое избиение в земле Руссии, разрушили города и крепости и убили людей, осадили Киев, который был столицей Руссии, и после долгой осады они взяли его и убили жителей города; отсюда, когда мы ехали через их землю, мы находили бесчисленные головы и кости мертвых людей, лежавшие

[17]

в поле; ибо этот город был большой и очень многолюдный, а теперь он сведен почти ни на что: едва существует там двести домов, а людей тех держат они в самом тяжелом рабстве»[24]. С описанием Плано Карпини перекликается письмо брата царя Киликийской Армении Гетума I Смбата Спарапета, написанное им в Самарканде в 1247 г. и адресованное королю Кипра Генриху де Лузиньяну: «Я увидел там (на пути к Самарканду. — В. К.) несколько городов, разрушенных татарами, величие и богатство которых неоценимы. Я видел некоторые из них за три дня пути и несколько удивительных гор, состоящих из груды костей тех, кого умертвили татары»[25]. И в Средней Азии, и в полях под Киевом даже спустя несколько лет после завоевательных походов монголо-татар продолжали белеть кости загубленных ими людей.

Приведенные свидетельства современников войн Чингиз-хана и его ближайших преемников, очевидцев, принадлежавших к разным народам и к разным верам, в полной мере подтверждают описания русских книжников XIII в., свидетельствующих о беспощадности завоевателей и опустошении ими древнерусских княжеств. Даже в героических сказаниях о Чингиз-хане, где воспеваются его доблесть и многочисленные победоносные походы, не скрываются факты его жестокости. Об упоминавшемся выше истреблении монгольского племени татар сообщает составленное в 1240 г. при дворе чингизидов «Сокровенное сказание».

Неслыханные зверства восточных завоевателей породили у средневековых христианских историков и богословов убеждение в том, что эти завоеватели являются сыновьями дьявола и вышли из преисподней. Преисподняя по-гречески называлась «тартарос» (отсюда русское «тартарары»: провалиться в тартарары). Это название было созвучно тому названию монголов, которое давали им их южные соседи: татары. Созвучие еще более убеждало средневековых людей, что татары появились из тартара. И во всех армянских, грузинских, русских, венгерских, польских, итальянских, французских источниках за восточными завоевателями XIII в. прочно укрепилось название татары, хотя этнический их состав, о котором речь подробнее пойдет ниже, был уже не монгольским, а преимущественно тюркским.

[18]

Но вернемся к истории завоевания монголо-татарами древнерусских княжеств. Правдивость описания этого завоевания русскими летописцами подтверждается не только параллельными свидетельствами иностранных хронистов и путешественников, но и археологией. Так, рассказывая об осаде монголо-татарами Киева в 1240 г., галицкий летописец отметил, что во время штурма города часть защищавшихся вместе со своим имуществом взобралась на Десятинную церковь и «от тягости повалишася с ними стены церковныя». При раскопках Десятинной церкви в Киеве в 1939 г. действительно была обнаружена рухнувшая стена этой церкви, похоронившая под собой взобравшихся на нее людей. Одним из них был мастер-ремесленник, взявший с собой самую ценную часть своего имущества: каменные формы для отливки женских украшений[26].

Когда в 1239-1241 гг. монголо-татары опустошали южные древнерусские княжества, шведы и немецкие крестоносцы нанесли удар по Новгородской феодальной республике. Новгородцам с помощью владимирских (Владимир на Клязьме) полков, возглавлявшихся князем Александром Ярославичем (Невским) и его братом Андреем, в битвах на реке Неве в 1240 г. и на льду Чудского озера в 1242 г. удалось разгромить агрессоров. В результате границы Новгорода остались на протяжении многих десятилетий неизменными. Однако никакой помощи от монголо-татар в отражении нападений Шведского королевства и Тевтонского ордена с его союзниками Новгород, вопреки утверждению Б. Васильева, не получал.

Походы Батыя против русских княжеств в 1237-1241 гг. не повлекли за собой немедленного установления чужеземного господства, как это часто утверждается в учебниках и даже в специальных исследованиях. Но когда летом 1242 г. тумены Батыя повернули с берегов Адриатики на восток и остановились в низовьях Волги, образовав в составе Монгольской империи новое государство — Золотую Орду, в древнерусские княжества были отправлены послы, потребовавшие от русских князей явки к Батыю с изъявлением покорности. В 1242 г. для большинства княжеств началось иноземное иго, которое кончилось лишь через 238 лет. Исторически это очень большой срок, но все-таки не сотни лет, которые щедро дарит монголо-татарскому господству над Русью профессор Тийт Маде.

[19]

В чем же выражалось это господство? Прежде всего в политической зависимости. В русские города были посланы ханские наместники, которые, опираясь на вооруженные отряды, следили, чтобы население сохраняло покорность чингизидам. По-монгольски такие наместники назывались даругачи, по-тюркски — баскаки. Упоминания баскаков и даруг, или дорог, на Руси нередки в источниках XIII-XIV вв. Так, о баскаках в тех русских землях, через которые он проезжал в 1246 г., писал Плано Карпини. О баскаке в Галицком княжестве в 1255 г. сообщает Ипатьевская летопись. Сохранились сведения от 60-х гг. XIII в. о баскаках в Устюге и Боровске. Под 1269 г. Новгородская летопись поместила известие о великом владимирском баскаке Амрагане, прибывшем в Новгород Великий во главе военного отряда. В конце XIII в. упоминается Ахмат, ордынский баскак в Курском княжестве. В 1305 г. ростовский летописец отметил смерть местного баскака Кутлубуги. В 30-х гг. XIV в. баскаки еще существовали в приграничных южных районах русских княжеств. Села с характерными названиями Баскаково, Баскаки, Баскач встречались еще в прошлом веке в Смоленской, Калужской, Тверской, Новгородской, Рязанской, Костромской и Владимирской губерниях, свидетельствуя о достаточно широком распространении баскачества на русской территории[27]. Количество баскаков на Руси сократилось в начале 60-х гг. XIII в., когда из Монгольской империи выделилась Золотая Орда, и в последние два десятилетия XIII в., когда сама Золотая Орда раскололась на Орду Тохты и Орду Ногая. К началу XIV в. в основных центрах Северо-Восточной Руси, впоследствии ставшей ядром Русского государства, институт баскачества был ликвидирован. Тем не менее несколько десятилетий он существовал. В этом отношении русские княжества ничем не отличались от других земель, завоеванных монголо-татарами, где наряду с местными правителями действовала административная система, созданная победителями.

Изменилось и положение русских князей. Хотя продолжали действовать древнерусские юридические нормы наследования княжеств, в эти нормы властно вторглась ордынская власть. Князья должны были ездить в Орду, чтобы получать там ханские утверждения на свои княжества. Каждому князю выдавался ярлык — особая хан-

[20]

ская грамота на его владения. Поездки русских князей в Орду нередко сопровождались унижениями, которым князья подвергались при дворах ханов. Вот как галицкий летописец описал пребывание у Батыя в 1250 г. своего князя, знаменитого Даниила Романовича: «Данилови Романовичу князю бывшу велику, обладавшу Рускою землею, Киевом и Володимером и Галичем, с братом своим — иными странами, ныне (он) седит на коленях и холопом называется, и дани хотят (татары), живота (жизни. — В. К.) не чает и грозы приходят. О злая честь татарская! Его же отец был царь в Руской земле, он покорил Половецкую землю и воевал иные все страны; сын его не принял чести, то иной кто может принять?!»[28] А в ряде случаев поездки в Орду кончались для русских князей смертью. Так, в ставке Батыя был казнен некогда могущественный черниговский князь Михаил Всеволодович, в столице Монгольской империи, далеком Каракоруме, был отравлен отец Александра Невского великий князь Владимирский Ярослав Всеволодович, в XIV в. на протяжении 20 лет в Орде казнили трех тверских князей, до этого убили рязанского князя, там нашел смерть дмитровский князь (из подмосковного. Дмитрова) и т. д.

Получение князем ханского ярлыка на собственное княжество сопровождалось приездом ордынского посла, при котором происходило торжественное возведение обладателя ярлыка на княжеский стол. Великие князья Владимирские, номинально считавшиеся главными князьями Северо-Восточной Руси, а со времен Дмитрия Донского превратившиеся и в фактически самых могущественных князей всей древней Ростовской земли, вплоть до Ивана III вынуждены были совершать торжественный обряд посажения на великокняжеский стол в Успенском соборе г. Владимира при обязательном присутствии ханских послов. Лишь Иван III избежал этой унизительной процедуры, символизировавшей политическое верховенство ханской власти.

Раздавая русским князьям ярлыки на их княжения, ордынские правители стремились регулировать политические отношения между подвластными им русскими княжествами. Нет ничего более ошибочного, чем полагать, будто чужеземное иго было некоей внешней оболочкой, под которой русские князья продолжали действовать так

[21]

же, как они действовали до нашествия Батыя. Нет, ханы не могли бы сохранять свою власть над Русью в течение почти четверти тысячелетия, не предпринимай они никаких действий по упрочению этой власти и совершенствованию ее механизма. Соблюдая во многих случаях имевшиеся на Руси традиции престолонаследия, ордынские ханы, когда это было им нужно, бесцеремонно нарушали их. Так, в конце 40-х гг. XIII в. монголо-татары наиболее сильному и авторитетному князю Александру Невскому дали опустошенные Киев и южную Русскую землю, а менее разоренный Владимир на Клязьме — его младшему брату Андрею. После антиордынского восстания в 1327 г. в Твери, правитель которой властвовал и во Владимире, хан Узбек, чтобы ослабить нараставшее влияние великого князя Владимирского, разделил великое княжество Владимирское на две части. Опасаясь усиления Москвы, он же в 1341 г. отнял у московских князей Нижний Новгород и передал его суздальским князьям. В 1360 г. ярлык на великое княжение Владимирское был отобран Ордой у московских князей и передан князьям суздальского дома. Одновременно была восстановлена самостоятельность Галицкого (Галича Костромского) и Ростовского княжеств, ранее находившихся в зависимости от московских князей. В 1371 г. Мамай выдал ярлык на Владимирское великое княжество, которым владел Дмитрий, будущий Донской, тверскому князю. В 1383 г. хан Тохтамыш вернул тверскому князю Кашинское княжество, которое по московско-тверскому договору 1375 г. объявлялось независимым от Твери. В 1445 г. монголо-татары восстановили политическую самостоятельность Нижегородского княжества, еще в 1392 г. присоединенного к Москве. Московскому князю Василию II пришлось прилагать новые усилия, чтобы вернуть себе власть над этим княжеством, и т. п. Таким образом, ордынские правители зачастую перекраивали политическую карту Северо-Восточной Руси, препятствуя усилению того или иного князя, разжигая соперничество и распри между русскими князьями и извлекая из этого немалые выгоды для себя. Со временем даже выдача в Орде ярлыка на то или иное княжество стала сопровождаться беззастенчивыми требованиями со стороны правящей ордынской элиты денежных выплат и ценных подарков. Один тверской книжник начала XIV в. очень ярко описал нравы хана и ханского двора, означавшие, по сути дела, бесцеремонную

            [22]

торговлю ярлыками на русские княжества, издавна принадлежавшие местным князьям: «Егда коему князем нашим достовашеся княжение великое, хожаше князи русстии в Орду ко цареви, носящи множество имения своего... Обычаи бе поганых и до сего дни: вмещущи вражду между братиею князи русскыми (то есть предлагая каждому из кандидатов больше заплатить за ярлык. — В. К.) себе множаишая дары взимаютъ»[29].

Такие «множайшие дары» были одним из тех материальных итогов, ради которых и отлаживалась Ордой вся ее политическая система властвования над русскими землями. Подарки ханам, ханшам, их окружению хотя и были дороги, но носили спорадический характер. Гораздо тяжелее для всех слоев русского населения были ежегодные платежи Орде, называвшиеся на Руси «выходом» (дословный перевод на русский арабского термина «харадж») или «ордынской данью». Уже в 1246 г. Плано Карпини засвидетельствовал, как один из монголо-татарских баскаков «в Руссии», пересчитав жителей, обязал каждого из них ежегодно отдавать 1 медвежью шкуру, 1 шкуру бобра, 1 шкуру соболя, 1 шкурку хорька, 1 шкуру черной лисицы. «И всякий, кто не даст этого, — добавлял итальянский путешественник, — должен быть отведен к татарам и обращен в их раба». В результате переписей, проведенных монголо-татарами в 50-х и 70-х гг. XIII в. в северо-восточных княжествах и Новгороде, взимание дани приобрело повсеместный и регулярный характер. В XIV в. ордынский «выход» с Московского княжества составлял 1000 рублей. В конце XIV в. платежи с Московского княжества, бывших княжеств Дмитровского, Галицкого, великого княжества Владимирского составляли 5000 рублей. В начале XV в. с территорий бывшего Нижегородского княжества (без суздальской его части) собирались 1500 рублей дани[30]. Неизвестны размеры «выхода» с Рязанского, Тверского, Ростовского, Ярославского, Белозерского, Юрьевского, Суздальского, Смоленского княжеств, Новгородской республики. Вероятно, общая сумма ордынской дани с русских земель составляла не менее 15000 рублей в год. Конечно, размеры дани несколько колебались, и не всегда она выплачивалась. Моск-

[23]

ва, например, не платила ордынской дани в 1361-1371 и 1374-1380 гг. Иван III отказался платить дань в 1479 г., чем и вызвал на себя поход хана Ахмата, закончившийся для последнего безуспешно и приведший к ликвидации ордынской власти над Русью.

По-видимому, после взятия Москвы ханом Тохтамышем в 1382 г. размер уплачиваемой Орде дани повысился. Летописец записал, что в 1384 г. «бысть великая дань тяжкаа по всему княжению великому, всякому без отъдатка, со всякые деревни по плътине. Тогда же и златом даваша въ Орду, Новъгородъ Великыи далъ черной боръ»[31]. Полтина (1/2 рубля) была по тем временам большой суммой. Достаточно сказать, что в Пскове, земли которого не отличались особым плодородием, в конце XV в. на 1 рубль можно было купить примерно от 750 до 3900 кг зерна (47-243 пуда, смотря по урожайности года)[32]. Рубль XV в. был дешевле рубля XIV в. Поэтому не будет натяжкой сказать, что в 1384 г. каждая русская деревня должна была отдать Орде примерно по 2 тонны зерна. Если деревни того времени состояли обычно из одного-трех дворов, понятно, насколько подрывала их благосостояние ордынская дань. Кроме дани, с населения русских княжеств взимались иногда экстраординарные ханские «запросы», те же, только внеочередные, платежи. Русским людям необходимо было принимать, кормить и содержать многочисленных ордынских послов с их свитами, приезжавших на Русь с военными, дипломатическими миссиями, следивших за сбором и отправлением дани в Орду. В русских княжествах возникли даже специальные категории зависимых людей — ордынцы и делюи, обязанностью которых было содержать послов и доставлять «выход» в Орду.

Военные опустошения, произведенные Батыем, тяжелый податной пресс, наложенный завоевателями на покоренное население русских княжеств, привели к затяжному экономическому упадку Руси. Достаточно сказать, что в первые 50 лет ордынского властвования на Руси не было построено ни одного города. В 1989 г. американский исследователь Д. Миллер опубликовал любопытную статью, где статистически обработал материал о каменном строительстве в рус-

[24]

ских городах с 1138 по 1462 г. Выяснилось, что масштабы каменного строительства после монголо-татарского завоевания резко сократились. Они достигли домонгольского уровня только 100 лет спустя после Батыева нашествия[33].

Из-за недостаточной осведомленности Г. Губайдуллин и X. Юнусова отрицают факт уплаты русскими дани Золотой Орде. Если бы было так, рассуждают они, то Монголия и Золотая Орда «должны были стать весьма богатыми и развитыми», но не стали. Следовательно, никакой дани не было. Но, во-первых, следует иметь в виду, что от эксплуатации других народов богател прежде всего правящий класс Монгольского государства и Золотой Орды, причем получаемые этим классом средства часто обращались в сокровища, а потому никакого влияния на экономическое развитие государства не оказывали. Во-вторых, на самом деле и Монгольское государство, и бывшая его часть — Золотая Орда по крайней мере до середины XIV в. успешно развивались. В Золотой Орде к указанному времени насчитывалось 110 городов — частью восстановленных, но в основном построенных вновь[34]. Многие из них позднее были разрушены в результате междоусобных войн и нашествия Тимура. Однако на протяжении 100 с лишним лет после смерти Чингиз-хана образованное им государство и отделившиеся от него впоследствии ханства переживали явный экономический подъем, достигавшийся главным образом за счет эксплуатации покоренных народов.

Еще одной тяжелой повинностью, наложенной победителями на население русских княжеств, была обязанность поставлять воинов в монголо-татарские войска, принимать участие в их военных походах. Во второй половине XIII в. русские полки действуют в военных операциях монголо-татар против Венгрии, Польши, народов Северного Кавказа, Византии. Правда, с конца XIII в. по крайней мере княжества Северо-Восточной Руси уже не участвуют в столь отдаленных походах золотоордынских ханов.

Проявление политической самостоятельности, отказ уплачивать монголо-татарам дань вызывали со стороны Орды жестокие кара-

[25]

тельные экспедиции. Нередко ханы посылали свои войска в помощь одному русскому князю против другого, если они видели в действиях этого другого угрозу своим интересам[35].

В некоторых из этих нападений участвовали и полки русских князей — соперников тех, на кого совершались походы. Как видно из приведенного перечня, монголо-татары вовсе не охраняли границы русских княжеств, как думает Б. Васильев. В то же время частота ордынских нападений на русские княжества, охватываемая этими нападениями территория не таковы, чтобы изменить этнический облик населения этих княжеств, о чем пишет Тийт Маде. Конечно, победоносная солдатня всех народов и во все времена грабила мирное население и насиловала женщин, но это не приводило к изменению этноса, появлению у него таких качеств, как агрессивность, желание демонстрировать силу и присваивать чужие достижения. Мысли эстонского профессора порождены не знанием, а предрассудками. В самом деле, как с позиций Тийта Маде ответить на вопрос, чем занимались русские мужчины в течение 12 лет между двумя большими походами монголо-татар на русские княжества в 1281 и 1293 гг.? Наверное, растили собственных детей, но такой ответ явно расходится с утверждениями Маде.

Приписывая русскому народу чрезвычайную воинственность и неспособность к каким-либо свершениям, исходными носителями

[26]

указанных отрицательных черт Т. Маде считает золотоордынцев, состоявших первоначально преимущественно из различных тюркских народов. Такая точка зрения может быть порождена только собственным шовинизмом. В тех случаях, когда происходило смешение русского и тюркского этносов, ничего ужасного, как прокламирует Тийт Маде, в реальности не возникало. Разве мало дали миру Чаадаев и Бердяев, Аксаков, Тургенев, Салтыков-Щедрин, Римский-Корсаков, Рахманинов, Келдыши, наконец, Ахматова?[36] Давно известно, что дефицит знаний рождает невероятных химер воображения.

К сожалению, воображение питает и некоторые постулаты Г. Губайдуллина и X. Юнусовой. Как видно из приведенного перечня походов монголо-татар на русские княжества, со второго десятилетия XV в., пытаясь по-прежнему прорваться к центру русских земель того времени — Москве, монголо-татары в состоянии были тревожить главным образом только южные и восточные границы Руси. Ограничение масштабов и географии их походов было связано с распадом в XV в. Золотой Орды. Этнически Золотая Орда при своем образовании в 1242 г. была весьма пестрой. Ее тонкий господствующий слой был монгольским, но основная масса кочевников — тюркской. Масса эта состояла главным образом из кыпчаков-половцев, а также торков, печенегов, берендеев и тюркских народностей Заволжья и Средней Азии. За два столетия существования Золотой Орды население ее европейской части этнически стало однородным. Знать приняла тюркский (половецкий) язык, стал единообразным обряд погребения, исчезли этнографические различия в украшении одежды и т. д. В XV в. образовался новый народ — татары[37]. Однако политического единства этот народ не сохранил. В граничившей с русскими княжествами части Золотой Орды происходил процесс феодального дробления. В 30-х гг. XV в. от нее отделяются Среднее Поволжье, Крым, Астрахань. В Среднее Поволжье переходят кочевники бывшего хана Золотой Орды Улуг-Мухаммеда, которые образуют Казанское ханство[38]. Казанские татары родственны, таким образом, татарам астраханским и татарам крымским.

[27]

Когда в 1944 г. началось выселение крымских татар из Крыма, то этот абсурдный политический шаг, о котором сейчас много знают и пишут, был дополнен абсурдом научным, о котором и теперь почти не говорят. Было принято специальное постановление, согласно которому казанских татар следовало считать народом, никак не связанным с крымскими татарами. Стали разрабатываться теории, утверждающие, будто казанские татары — прямые наследники древних волжских булгар, а не отколовшаяся в XV в. часть Золотой Орды, как и крымские татары. Жертвами этой теории и стали Г. Губайдуллин и X. Юнусова, логично пришедшие к выводу о татарском иге над татарами, хотя сиюминутный, псевдополитический характер такой теории, игнорирующей многочисленнейшие исторические факты, совершенно очевиден. Конечно, 500 лет отдельного существования казанских и крымских татар обусловили определенное этническое своеобразие этих народов, но различий между ними не более, чем между, например, украинцами и белорусами. В XV в. казанские татары продолжили золотоордынскую традицию военных походов против русских земель, однако в глубь этих земель им удавалось проникать редко. Страдали главным образом пограничные районы.

Преемницей Золотой Орды с 30-х гг. XV в. стала Большая Орда, ханам которой вынуждены были по-прежнему подчиняться и платить дань русские князья. Эта зависимость от чужеземных правителей кончилась в ноябре 1480 г., когда русские войска, стоявшие по берегам Оки и Угры, воспрепятствовали попыткам конницы хана Ахмата прорваться к Москве. Русские княжества, и самое крупное из них — Московское великое княжество, обрели суверенность.

Как оценить иго в целом? Как повлияло оно на развитие русских земель? Эти и другие вопросы, как видно из статьи Б. Васильева, волнуют сегодня, будут волновать и в будущем. Интересовали они и русское общество в XIX в. Российская Академия Наук в 1826 и 1832 гг. объявляла даже специальный конкурс на лучшее исследование по истории Золотой Орды, поскольку ее «владычество... долженствовало иметь более или менее влияния на судьбу, устройство, постановления, образование, нравы и язык нашего отечества»[39]. XIX в. на эти вопросы так и не ответил. Нет исчерпывающих ответов и в наше время. Однако главные выводы сделать можно. Наше-

[28]

ствие Батыя не повлекло за собой уничтожения древнерусского народа, как это произошло, например, с тангутами. Установление монголо-татарского господства над древнерусскими княжествами не привело и к той многовековой стагнации экономики, которая последовала в Северном Иране и Азербайджане после завоевания этих территорий монголо-татарами. Однако разрушение десятков древнерусских городов, гибель и пленение населения в 1237-1241 гг. и в последующее время, несомненно, повлияли на демографическое, хозяйственное, политическое и культурное развитие древнерусских княжеств. Влияние это было отрицательным. После нашествия Батыя перестало существовать южное Переяславское княжество, фактически — Киевское и Черниговское. Область расселения древнерусского народа сократилась. Прервались связи южных и юго-западных княжеств с северо-восточными. Сошло почти на нет заключение политических союзов, резко ослабла торговля, нарушились культурные контакты. Экономически северо-восточные княжества оказались отброшенными назад на 50-100 лет. Чеканка монеты в них — показатель рыночных связей — началась только в 80-х гг. XIV в., то есть спустя 150 лет после нашествия Батыя. Изменился характер политического развития княжеств. Наиболее старые и развитые города Волго-Окского междуречья — Ростов, Суздаль, Владимир — пришли в упадок, уступив свое политическое верховенство окраинным Твери, Москве, Нижнему Новгороду. Естественный процесс развития северо-восточных княжеств оказался искусственно прерванным, он принял другие формы. На смену княжеским союзам, требованиям добровольного единения под властью одного великого князя, так и не принесшим реальных результатов в борьбе с чужеземным господством, пришла монархия, базировавшаяся на громадной личной собственности самодержца (прообраз «хозяина земли Русской»), служении одному ему феодального землевладельческого класса, подчинении рядового сельского и городского населения. Такая форма организации политической власти в конце концов привела к ликвидации иноземного ига, но увеличение военного потенциала самодержавия было напрямую связано с ростом закрепостительных тенденций в стране, усилением эксплуатации крестьянства и горожан. Таким образом, монголо-татарское господство не только отбросило развитие древнерусских княжеств назад, но и явилось

            [29]

существенным фактором, под влиянием которого изменился ход внутреннего развития этих княжеств, возникли специфические черты в русском историческом процессе. Например, Италия и Германия были объединены каждая в свое государство только в XIX в., Россия же — в конце XV — первой четверти XVI в., но это объединение было произведено не народом, а монархической властью, пустившей свои глубокие корни и, несмотря на все кризисные ситуации, про­существовавшей вплоть до нашего столетия.

[30-32]

Ханы

Годы правления

Ханы

Годы правления

Ханы Золотой Орды

Ханы Великой Монгольской империи (в Каракоруме)

Батый

1242-1255

Угедей

1229-декабрь 1241

Сартак

1255

Туракина (вдова Угедея)

1242-1246

Улагчи

1256-1258

Гуюк

1246-1249

Берке

1258-1266

Мунке

1251-1259

Менгу-Тимур

1267-июль 1280

Хубилай

1260-1294

Туда-Менгу

осень 1281-1287

Орда Ногая

Тулабуга

1287-1291

Ногай

1282-1300

Тохта

1291-август 1312

 

Узбек

январь 1313 – март-апрель 1342

Тинибек

1342

Джанибек

1342-1357

Бердибек

1357-1359

Кульна

ноябрь 1359-апрель 1360

Ханы Мамаевой Орды, спорадически занимавшие престол в Сарае

Ноуруз

апрель 1360-весна 1361

Абдуллах

весна 1361-1370

Хызр

весна 1361

 

 

Мурад

весна 1361-1363

 

 

Орду-Мелик

весна-осень 1361

 

 

Тимур-Ходжа

весна-осень 1361

 

 

Кильдибек

весна 1361-осень 1362

 

 

Хайр-Пулад

1363

 

 

Азиз-Шейх

1364-1367

 

 

Пулад-Ходжа

1364

 

 

Пулад-Тимур

1367

 

 

Джанибек II

1367

 

 

Хасан

1369-1370

 

 

Тулунбек

1370-1372

Мухаммед_Булак

1370-весна 1377

Урус

1372-1373

 

 

Черкес

1374-1375

 

 

Каганбек

1375-1376

 

 

Тохтамыш

1376-1377

 

 

Араб-Шах

1377-1378

Тюляк

весна 1377-1380

Тохтамыш (вторично)

1380-1398

 

 

Тимур-Кутлуг

1396-сентябрь-октябрь 1399

 

 

Шадибек

1399-лето 1407

 

 

Пулад

лето 1407-1411

 

 

Тимур-Хан

зима 1411

 

 

Джелал-ад-Дин

зима 1411/1412-август 1412

 

 

Керим-Берди

1412

 

 

Кибяк

1414

 

 

Чокре

1414-начало 1416

 

 

Джаббар-Берди

1416

 

 

Дервиш

1416-1419

 

 

Кадыр-Берди

1419

 

 

Улуг-Мухаммед

1421, 1424-1438

 

 

Худайдат

первая половина 1422, 1424

 

 

Барак

вторая половина 1422-1423

 

 

Кичи-Мухаммед

1438-1459

 

 

Махмуд

1459-1465

 

 

Ахмат

1465-1481

 

 

 

Совпадение в датах некоторых правлений объясняется борьбой за власть и сосуществованием ряда ханов, объявлявших себя правителями. Кроме перечня золотоордынских ханов, правивших в Сарае, дается перечень ханов Монгольской империи, правивших в Каракоруме, которым подчинялась Золотая Орда до 1262 г., и перечень ханов до XV в., которые были независимы от сарайских ханов (Ногай в XIII в., ставленники эмира Мамая в XIV в.).

Перечень составлен на основании следующих материалов и исследований: ФРЕН X. М. Монеты ханов улуса Джучиева, или Золотой Орды. СПб., 1832; МАРКОВ А. К. Инвентарный каталог мусульманских монет Эрмитажа. СПб., 1896; ФЕДОРОВ-ДАВЫДОВ Г. А. Клады джучидских монет // Нумизматика и эпиграфика. М., 1960. Т. I; ФЕДОРОВ-ДАВЫДОВ Г. А. Находки джучидских монет // Нумизматика и эпиграфика. М., 1964. Т. IV; МУХА-МАДИЕВ А. Г. Булгаро-татарская монетная система XII-XV вв. М„ 1983; ТИЗЕНГАУЗЕН В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. СПб., 1884. Т. I; М.; Л., 1941. Т. II; Полное собрание русских летописей. Л., 1926-1928. Т. I; СПб., 1897. Т. XI; СПб., 1901. Т. XII; СПб., 1913. Т. XVIII; Птг, 1922. Т. XV, вып. I; М.; Л., 1949. Т. XXV; ЛЭН-ПУЛЬ С. Мусульманские династии. СПб., 1899; САФАРГАЛИЕВ М. Г. Распад Золотой Орды. Саранск, 1960; БОСВОРТ К. Мусульманские династии. М., 1971.

Размещено 2 марта 2014 г. 



[1] Советская Россия. 1989, 5 авг. Перевод статьи эстонского профессора Т. Маде «Великорусский национализм» со ссылкой на шведскую газету «Свенска дагбладет».

[2] Губайдуллин Г., Юнусова X. Татарское иго над... татарами? // Дружба народов. 1989. № 7. С. 234-235.

[3] Лев Гумилев. Корни нашего родства (Известия. 1988. 12 апр.). «Но у многих ли не вызовет невольного протеста, — пишет здесь Л. Н. Гумилев, — напоминание о том что русский князь Александр Невский был приемным сыном... монгольского хана Батыя?» Протест возникает не невольный, а вполне осознанный: такого факта в истории не было. К сожалению, без должной критической оценки утверждение о том, что Александр Невский будто бы был уже не приемным, а всего названым сыном Батыя, сделал в своей статье А. И. Воробьев (Воробьев А. И. Время лозунгов уходит... — Огонек. 1990. № 14. С. 23).

[4] Югов А. А. Ратоборцы. Минск, 1986. С. 343.

[5] Сандаг Ш. Образование единого Монгольского государства и Чингизхан // Татаро-монголы в Азии и Европе. М., 1977. С. 24.

[6] Козин С. А. Сокровенное сказание. Монгольская хроника 1240 г. М.; 1941. Т. 1. С. 158.

[7] Кычанов Е. И. Монголо-тангутские войны и гибель государства Си Ся // Татаро-монголы в Азии и Европе. С. 46-49, 51-56.

[8] Мелихов Г. В. Установление власти монгольских феодалов в Северо-Восточном Китае // Татаро-монголы в Азии и Европе. С. 63, 72.

[9] Кутлуков М. Монгольское господство в Восточном Туркестане // Татаро-монголы в Азии и Европе. С. 87, 88.

[10] Петрушевский И. П. Поход монгольских войск в Среднюю Азию в 1219-1224 гг. и его последствия // Татаро-монголы в Азии и Европе; Серов В. М. Поход монголов в Корею 1231-1232 гг. и его последствия // Там же.

[11] Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. М.; Л., 1960. Т. 2. С. 35.

[12] Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ), Л., 1926-1928. Т. 1.Стб. 436-460; СПб., 1908. Т. II. Стб. 715-794.

[13] Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. М.; Л., 1941. Т. 2. С. 33, 34, 41.

[14] Петрушевский И. П. Указ. соч. Т. 117.

[15] Аннинский С. А. Известия венгерских миссионеров XIII-XIV вв. о татарах и Восточной Европе // Исторический архив. М.; Л., 1940. Т. III. С. 72, 90, примеч. I.

[16] ПСРЛ. Т. I. Стб. 453, 459, 460.

[17] Аннинский С. А. Указ. соч. С. 88. Относительно послов монголо-татар следует иметь в виду, что их миссия была обычным приемом завоевателей, сначала проводивших дипломатическую разведку, а затем обрушивавшихся на противную сторону.

[18] ПСРЛ. Т. I. Стб. 461, 465; Т. II. Стб. 779; Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950 (далее — НПЛ). С. 74-76.

[19] ПСРЛ. Т. II. Стб. 781.

[20] НПЛ. С. 76.

[21] Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. СПб., 1884. Т. I. С. 1, 2.

[22] Тизенгаузен В. Т. Указ. соч. СПб., 1884. Т. I, С. 11.

[23] Галстян А. Г. Армянские источники о монголах. М., 1962. С. 44.

[24] Иоанн де Плано Карпини. История монголов. Вильгельм де Рубрук. Путешествие в Восточные страны. СПб., 1911. С. 25.

[25] Галстян А. Г. Указ. соч. С. 65.

[26] Каргер М. К. Древний Киев. М.; Л., 1958. С. 500-503.

[27] Насонов А. Н. Монголы и Русь. М.; Л., 1940. С. 19.

[28] ПСРЛ. Т. II. Стб. 807-808.

[29] Кучкин В. А. Повести о Михаиле Тверском. М., 1974. С. 253-254.

[30] Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.; Л., 1950. С. 31, 36, 49.

[31] ПСРЛ. Птг., 1922. Т. XV. Вып. 1. Стб. 149.

[32] Павлов П. Н. К вопросу о русской дани в Золотую Орду // Ученые записки Красноярского государственного педагогического института. Красноярск, 1958. Т. 13, вып. 2. С. 110-111.

[33] Miller D. Monumental Buildings as an Indicator of Economic Trends in Northern Rus’in the Late Kievan and Mongol Periods, 1138-1462 // The American Historical Review. Vо1. 94. № 2. 1989. Р. 368, 384.

[34] Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. М., 1985. С. 77-78, 139.

[35] Оставляя в стороне походы монголо-татар на южные княжества (Киев, Галич, Владимир Волынский), приведем перечень их походов преимущественно против княжеств Северо-Восточной Руси, указывая в скобках, какие города или какие прилегающие к ним территории подвергались военным опустошениям: 1252 г. (Владимир, Переяславль-Залесский); 1281 г. (Владимир, Переяславль, Ростов, Суздаль, Тверь, Юрьев); 1293 г. (Владимир, Волок Ламский, Москва, Переяславль, Суздаль, Углич, Юрьев, Тверь); 1307 г. (Рязань?, Москва?); 1315 г. (Ростов, Торжок); 1317 г. (Тверское княжество); 1318 г. (Кострома, Ростов); 1322 г. (Ярославль); 1327 г. (Тверь и тверские города, Рязань?); 1358 г. (Рязань); 1365 г. (Рязань); 1373 г. (Рязань); 1375 г. (юго-восток Нижегородского княжества, Новосиль); 1377 г. (Нижний Новгород); 1378 г. (Нижний Новгород); 1378 г. (Рязань); 1382 г. (Серпухов, Москва, Переяславль, Коломна, окрестности Звенигорода, Волока Ламского, Можайска, Владимира, Юрьева, Дмитрова); 1388 г. (Рязань); 1391 г. (Вятка); 1399 г. (Нижний Новгород); 1408 г. (Серпухов, окрестности Москвы, Переяславль, Ростов, Юрьев, Дмитров, Нижний Новгород, Городец, галицкие и белозерские земли); 1410 г. (Владимир); 1415 г. (Елец); 1429 г. (окрестности Галича Костромского, Кострома, Лух, Плесо); 1438 г. (Белев); 1439 г. (окрестности Москвы, Коломна); 1443 г. (Рязань); 1445 г. (Нижний Новгород, Суздаль); 1449 г. (южные окраины Московского княжества); 1451 г. (окрестности Москвы); 1455 г. (южные окраины Московского княжества); 1459 г. (то же); 1468 г. (окрестности Галича); 1472 г. (Алексин). Перечень составлен на основании данных, опубликованных в ПСРЛ. Л., 1926-1928. Т. I; Птг., 1922. Т. XV, вып. 1 и ПСРЛ. М.; Л., 1949. Т. XXV.

[36] Баскаков Н. А. Русские фамилии тюркского происхождения. М., 1979.

[37] Федоров-Давыдов Г. А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М., 1966. С. 247-248.

[38] Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды // Ученые записки Мордовского государственного университета. Саранск, 1960. Вып. XI. С. 235, 239, 241.

[39] Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. I. С. 555.

 


(1.8 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 02.03.2014
  • Автор: Кучкин В. А.
  • Ключевые слова: иго, историография,
  • Размер: 82.87 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Кучкин В. А.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
К.В. Петров. Риски исторической науки в цифровую эпоху
И.В. Сталин. Об учебнике истории ВКП (б). Письмо составителям учебника истории ВКП (б)
А.С. Усачев. Третий Рим или Третий Киев? (Московское царство XVI в. в восприятии современников)
С. И. Архангельский. Из истории краеведческой идеи в Нижегородском крае (Мельников-Печерский — Гациский — Короленко)
А.М. Дубровский. От проблем исторического образования к новому облику исторической науки
Резолюция И.В. Сталина на письме С.С. Дукельского о сценарии В.Б. Шкловского фильма «Минин и Пожарский» от 4 декабря 1938 г.
Л. Каптерев. Страницы из нижегородской историографии
М.В. Зеленов. К вопросу об интерпретации одной сталинской вставки в «Краткий курс истории ВКП (б)»
М.П. Ирошников. О некоторых вопросах изучения генезиса и трансформации советской государственности в России

2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100