ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

21 июля 2017 г. опубликованы продолжения Материалов к энциклопедическому словарю "Цензура в России" и коллекции справок о цензорах Российской империи.


   Главная страница  /  Текст истории  /  Источниковедение  /  Источники XIII-XIX вв.

 Источники XIII-XIX вв.
Размер шрифта: распечатать





Нестеров И.В. Осада Козельска: опыт исследования при недостатке источников (10.74 Kb)

 

Источников по XIII веку никогда не бывает слишком много. Одна из загадок периода татаро-монгольского нашествия – Козельск, единственный город, в далеком 1238-м поддержавший униженную аж до Куликовской битвы славу русского оружия.

         Собственно, для Козельска за всю его многовековую историю – это еще и единственное достойное упоминания событие. Ничего более заметного не происходило в этом всеми забытом маленьком городке.

         Он и сейчас маленький, похожий на бесчисленное множество собратьев. У вокзала – полагающееся в таких случаях кафе «Встреча» (последствия встречи с которым с гастрономической точки зрения могут быть самыми ужасными). Дорога в город. Местный автобус – такая же часть здешнего быта, как в Лондоне – такси. Церкви. Краеведческий музей, которому при разделе имущества коммунистов не досталось приличного здания. А чуть в сторону от центра – жизнь уже совсем деревенская: маленькие домики, огороды, женщина, подгоняющая свою корову криком: «Ну, пошла, Машка, собака!» Тут же вездесущие, всюду сующие свой сопливый нос пацаны, и – дали, дали, дали… – на многие версты вокруг. Вид русской равнины с уходящим во Вселенную пространством – что-то совсем особенное, пожалеешь, что не художник.

         Тут-то и ждали семь с половиной столетий назад страшную грозу той поры – татаро-монголов, превративших в пыль уже не один десяток государств. Ждали с тоской душевной, вглядывались в дали с тайной надеждой – а вдруг обойдется, молились, наверное: да минует нас, Господи…

         Среди русских городов, разоренных Батыем, Козельск упоминается последним. Семь недель отбивались жители от окруживших город врагов. Под Козельском легло тогда более 4000 татар – несомненно, значительные (по меркам последних) потери. За весь поход упоминание подобного рода цифр встречается первый и последний раз. Для Козельска, еще в 1926 году имевшего 4500 населения, тем почетнее.

         Тут, однако, всплывает некий парадокс. Вспомним первый русский поход, ставший, если б не Козельск, легкой прогулкой для Батыя. Предав огню и мечу Рязанское княжество, он выдвигается к рубежам Северо-Восточной Руси. Сколько было войска у русских, мы приблизительно можем подсчитать, сколько у противника – об этом известий немного. Венгерский монах Юлиан называет цифру 375 тысяч1, позднейший источник – «Задонщина» – говорит о 400 тысячах. Ужас, который они вселили в душу Великого Князя, сломя голову бежавшего после получения известий о битве у Коломны, – признак характерный. Князь тогда бросил столицу, не захватив даже близких родственников, и ушел далеко в ситские леса.

         Видимо, превосходство оказалось настолько подавляющим, что о каком-либо организованном сопротивлении нечего было и думать.

         Татарские отряды, сновавшие тут и там, быстро гасили отдельные очаги сопротивления. Наброшенная на горло Северо-Восточной Руси петля, протянувшаяся по Волге, сделала свое дело. Внутри нее, если верить летописям, не только городов – сел неразоренных почти не осталось.

         Не уцелел и Великий Князь: по свидетельству восточного историка Рашид-ад-Дина, «эмир этой области Вике-Юрку [Юрий Всеволодович] бежал и ушел в лес; его также поймали и убили»2.

         Свершив положенное, довольные татары поворачивают домой, и… упираются в крохотный Козельск, с его малолетним князем и кучкой жителей. Что происходит дальше, мы знаем.

         Прогулка по окраинам Козельска объяснит немногое. Из естественных препятствий – речка, которую вброд переходит воробей, да косогоры – не преграда даже для бойскаутов. Конечно, в древности все могло выглядеть чуть-чуть внушительней, но – не этим же остановили защитники города армию, за полдня взявшую Владимир – столицу немалой территории!

         Иногда диву даешься, сколь близорука российская наука – при всем уважении к ней. В это трудно поверить, но никто, повторяем – никто из историков за все время ее существования не принял на себя труд проанализировать данные летописей. Один за другим ученые мужи (включая даже Н. М. Карамзина) старательно переписывали свидетельства летописцев, и на этом дело заканчивалось.

         Единственную попытку такого рода сделал не историк даже – писатель Владимир Чивилихин. Выступавший с позиций патриота, он выдвинул гипотезу о гибели значительной части монгольской армии (120 тысяч из предполагаемых 150), об усталости ее бойцов, под стенами Козельска напрягавших последние силы3. Поскольку, кроме случая с Козельском, о существенных боевых потерях летописи ничего не говорят, в качестве главного объяснения Чивилихин предлагает партизанскую войну, ведшуюся якобы населением против захватчиков во все время их пребывания здесь. Доброхоты писателя тут же подсчитали  и количество кормов, необходимое, по их мнению, для монгольской конницы, и сделали вывод о неизбежности массового конского падежа вследствие недостаточности последних. Однако «нельзя приводить в качестве доказательства то, что само нуждается в доказательстве». Кстати, те же летописи, весьма четко фиксирующие подобные эпизоды фразой типа «кони охромоша», «кони падоша», на этот раз словно воды в рот набрали! А ведь случай был бы явно не рядовой!

         Что же касается партизанской войны, то знаменитый Евпатий Коловрат, строго говоря, не партизан, а руководитель профессиональной дружины, опоздавший ко времени боев за Рязань и потому ударивший ушедшим монголам в тыл. Ничего другого на сегодня повести о нашествии Батыя предложить не могут. Попробуем рассуждать логично. Взятые из летописей и помещенные на отдельный листок даты рисуют любопытную картину.

         Рязань пала 21 декабря 1237 года (другие города княжества – еще ранее). Следующая из приводимых летописями дат – 3 февраля, день появления монголов под Владимиром. Чуть ранее этого времени произошли два других события: Коломенская битва, длившаяся не более одного дня, и пятидневная осада Москвы4. Добавив немного на передвижение войск, получим нечто удивительное: на 130-километровый путь от Рязани до Коломны (пограничный город между двумя княжествами) татаро-монгольская конница вместо положенных – максимум – трех-четырех дней затратила… более месяца! Нетрудно подсчитать, что скорость ее была при таких условиях ненамного выше скорости черепахи – 3–4 км в день. Объяснять подобную медлительность действиями мифических партизан не поворачивается язык. Куда логичней предположить, что монголы в это время попросту не трогались с места, отдыхали и занимались сбором тех самых кормов, которых им, по мнению некоторых ученых, так не хватало в первом русском походе.

         Далее. Между появлением во владимирских пределах в 20-х числах января и взятием последнего перед Козельском русского города – Торжка – 5 марта 1238 года интервал  примерно в полтора месяца. Если один из отрядов монголов отправился в сторону Козельска в момент начала общего движения войск на Коломну, все встает на свои места. Несомненным подтверждением сказанного служит сообщение все того же Рашид-ад-Дина: «Бату пришел к городу Кисель Иске [Козельску] и, осаждая его два месяца [наши летописи чуть точнее. – И. Н.], не мог овладеть им. Потом прибыли Кадан и Бури и взяли его в три дня»5.

         Тогда – и только тогда, в начале, а не в конце пути – появились татары под Козельском. Сколько ни прикладывай указанный 7–8-недельный промежуток, ничего более правдоподобного не получится. Если предположить, что Батый действительно вышел к Козельску только после 5 марта, то где в течение двух месяцев болтались остальные? Ходили в сторону Новгорода? Но на это нужны считанные дни!

         Не забудем и то, что под Козельском стояла лишь часть монгольского войска, причем часть небольшая (возможно, седьмая или менее, если считать общее число ордынских царевичей, из которых при осаде Козельска первоначально упомянут только один). Этим объясняется длительность осады.

         Что же в итоге? Когда Северо-Восточная Русь цепенела, словно кролик, под леденящим взглядом монгольского удава, Козельск уже обливался кровью – своей и вражеской. Во все время страшного погрома он сдерживал мужеством защитников атаки степных пришельцев. Вступив в бой первым, Козельск пал последним, заставив дорого запла  

Примечания                                   

1. Известия венгерских миссионеров XIII–XIV вв. о татарах и Восточной Европе // Исторический архив. Т. III. М.–Л., 1940.

2. Автор Рашид-ад-Дин // Сборник материалов, относящихся к истории Золотой орды. М.–Л., 1941. Т. 2. С. 36–37.

3. Чивилихин В. Память. Фрунзе, 1986. С. 500.

4. Симеоновская летопись // ПСРЛ. Т. 18. СПб., 1913. С. 57, 59.

5. См. прим. 2.

 


(0.3 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 09.07.2017
  • Автор: Нестеров И.В.
  • Размер: 10.74 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Нестеров И.В.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Захаров Д.Р. Летописная статья 1071. Усть-Шексна => Рыбинск?
Нестеров И.В. Осада Козельска: опыт исследования при недостатке источников
Нестеров И.В., Пудалов Б.М. Возможности обнаружения источников по древнейшей истории русских городов
Макаров И.А. Медаль 1812 года
Чеченков П.В. Древнейший перечень фамилий нижегородского дворянства 1581 года
Хитров Д.А., Черненко Д.А. Земельные кадастры XVII-XVIII вв. как источник для изучения процесса дробления дворянского землевладения
Чеченков П.В. Служилый Нижний в 1622 году (нижегородская десятня 1622 г.: персональный состав и основные параметры уездной служилой корпорации)
Усачев А.С. Летописец начала царства и митрополичья кафедра в середине XVI в.
Усачев А.С. Сборник житий из собрания В.М. Ундольского: опыт реконструкции
Усачев А.С. Книга «владыки Офонасиа»: О владельце сборника сочинений Дионисия Ареопагита РНБ. Соф. № 1188
Усачев А.С. О дате смерти Козьмы Яхромского
Усачев А.С. Основные тенденции в изучении памятников древнерусской книжности в XX–XXI вв.: предварительные замечания
Черников С.В. Материалы подушных переписей Ингерманландии 1730-60-х гг. как источник по землевладению правящей элиты России
Усачев А.С. Из истории суздальской агиографии XVI – XVII вв.: Житие св. Иоанна, еп. Суздальского (По материалам ОР РГБ)
Усачев А.С. Князь И.Ф. Мстиславский – забытый книжник XVI в.?
Чеченков П.В. Перспективы использования алфавитов Разрядно-Сенатского архива к десятням для изучения городового дворянства России второй половины XVI – XVII в. (на примере Нижнего Новгорода)
Усачев А.С. Редакции жития митрополита Ионы: из истории древнерусской книжности середины XVI в.
Усачёв А.С. «Насыщение событиями» первых веков истории Древнерусского государства в исторических сочинениях XVI в.
Чеченков П.В. Родословные росписи конца XVII в. как источник изучения генеалогии нижегородского дворянства
Давыдова А.А. О приемах использования материалов писцового делопроизводства в современных исследованиях по истории Нижегородского края
Давыдова А.А. Особенности структуры служилого землевладения в Закудемском стане Нижегородского уезда по Писцовой книге 1621 – 1623 гг.
Черненко Д.А. Структура служилого землевладения в Нижегородском уезде по писцовой книге 1621 – 1623 гг. (Березопольский стан)
Чеченков П.В. Десятни как источник изучения нижегородского служилого «города»
Кошелева О.Е. Указотворчество Петра Великого и формирование образа его власти
Ф.А. Селезнёв. Источники по истории народных промыслов Нижегородской области
Нестеров И.В. Отношения Казани и Москвы 2-3 четверти XV века в «Повести о Тимофее Владимирском»
Соколова Н.В. Описание церковно-монастырских владений в процессе секуляризации начала XVIII века. Опыт реконструкции (на материалах Нижегородского уезда)
Введенский А. Фальсификация документов в Московском государстве XVI – XVII вв.
Чеченков П.В. Ранние писцовые описания Нижегородского уезда
Черненко Д.А. Сельское расселение и землевладение центральных уездов России в XVII - XVIII вв. (по материалам писцовых книг и Экономических примечаний к Генеральному межеванию)
Гимон Т.В. Для чего писались русские летописи?
Давыдова А.А. Материалы писцового делопроизводства Нижегородского уезда как историко-географический источник и некоторые методы их анализа
И. Морозов. Актовый материал на службе помещичье-буржуазной историографии (спор 1856 г. о сельской общине в России)
Базилевич К. Таможенные книги как источник экономической истории России
Пудалов Б.М. Благовещенский монастырь и нижегородское летописание XIV-XV вв.
Саар Г.П. Источники и методы исторического исследования
Шибаев М.А. Софийская 1 летопись Младшей редакции
Фомина М.С. «Златоструй» как памятник литературы XII – XVI вв.
Пудалов Б.М. Сборник "Измарагд" в древнерусской литературе

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100