ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

19 июня 2018 г. размещены материалы: Электронный научно-исследовательский мемориальный комплекс "Воинский мемориал села Булатниково", статья М.В. Зеленова "Создание и функционирование общесоюзного органа военной цензуры - Отдела военной цензуры при Уполномоченном СНК СССР по охране военных и государственных тайн в 1933-1940 гг.".


   Главная страница  /  Текст истории  /  Палеография

 Палеография
Размер шрифта: распечатать





И.В. Нестеров. О почерках трех новгородских миней конца XI века (67.89 Kb)

 

В русле исторической науки почерковедение развивается сравнительно недавно: за рубежом – с начала 50-х годов, в СССР – десятилетием позже1.

Вследствие этого список почерковедческих исследований древнерусского письма еще не так обширен и составляет немногим более десятка наименований2, а само историческое почерковедение до сих пор не выделено в самостоятельную дисциплину.

В то же время параллельно с историческим почерковедением существует почерковедение судебное3, прошедшее гораздо более длительный путь развития и накопившее достаточный опыт для идентификации практически любых видов почерка4. Этот бесценный материал, однако, для палеографов пока остается terra incognita. В исторических исследованиях по почерковедению нам лишь однажды удалось встретить ссылку на соответствующую юридическую литературу5. Неодинаково и количество идентификационных признаков (особенностей письменно-двигательного навыка, отображающихся в рукописи), используемых криминалистами и палеографами. Можно, пожалуй, говорить о двух различных ступенях развития: палеография, исследующая ныне древнейшие почерки, знает только визуальное рассмотрение письменных знаков; для судебного почерковедения внешний вид рукописи является лишь одним из элементов анализа, основой которого остается изучение внутренних процессов письма, что особенно важно при внешнем сходстве почерков или при их намеренном изменении. Отмечается, что внутренняя сторона процесса письма «недоступна для непосредственного восприятия и наблюдения без использования специальных физиологических методик»6.

Именно эти методики пока отсутствуют в палеографии7. Во всяком случае, нет примеров использования таких идентификационных признаков, как выработанность почерка (см. ниже), степень сложности движений, структура движений по траектории; в признаках, отражающих пространственную ориентацию фрагментов рукописи, не рассматривалась конфигурация линий полей и строк; данные измерений либо не используются вообще, либо используются по методике, которая сама по себе просто не может дать наглядного материала для анализа: в частности, при измерении угла элемента «Л»8, по нашему мнению, нет необходимости давать диапазон величины углов. Более удобным может оказаться подсчет средней арифметической, дающий результат, не зависящий от случайных величин.

Несколько слов о трудностях, встречающихся при изучении уставных и полууставных почерков. Как известно, главная задача судебного почерковедения – анализ почерков современного типа, в массе своей – скорописных. Естественно, при этом некоторая часть идентификационных признаков, предназначенных только для скорописи, «не работает». К ним относится степень связанности движений (степень безотрывного письма при выполнении букв, т.е. количество букв, написанных без отрыва от листа); невозможность измерить интервалы между словами ввиду отсутствия таких интервалов, и размещение знаков препинания относительно предшествующих слов – ввиду почти полного отсутствия таких знаков. Кроме того, затруднено определение обычного для данного писца темпа и координации движений, поскольку уставной текст не может быть написан в быстром темпе, а для медленного темпа характерна только одна степень координации движений – высокая; и т.д.

Данная статья представляет собой попытку применить имеющиеся криминалистические разработки для изучения памятников древнерусского письма – 3-х новгородских миней на осеннюю четверть – сентябрьской 1095 (?), октябрьской 1096 и ноябрьской 1097 годов9. Кроме того, на основании анализа почерка сентябрьской минеи возможно окончательное уточнение ее датировки и снятия вопросительного знака, поныне являющегося непременной принадлежностью предполагаемой даты памятника.

Необходимость в исследовании почерков новгородских миней конца XI века назрела уже давно. На это в 1974 г. указывал Н.Н.Розов10. Попытки исследования этих почерков предпринимал первый издатель миней И.В. Ягич еще в конце  XIX века11. Не найдя существенных различий в почерке разных частей рукописи 1095(?)г.12 (кроме написанной другим почерком 1-й тетради), Ягич сделал вывод, что единственным писцом первоначального варианта минеи являлся писец Домка (в миру – Яков), оставивший многочисленные автографы на полях рукописи, в т.ч. и в конце ее.

Различия, однако, имелись, и весьма существенные. Как известно, на л.69б сентябрьской минеи между верхним срезом листа и первой строкой имеется запись, состоящая из 34-буквенного алфавита. Он интересен сам по себе, как древнейший из дошедших до нас твердодатированных славянских кириллических алфавитов13, но, помимо прочего, имеет ряд особенностей, не являющихся палеографическим признаком конца XI века и свойственных только ему одному (алфавиту): это отсутствие в его составе букв йотованная «е» и «и» десятеричная.

Просмотр л.69б и соседних с ним действительно показывает, что эти буквы либо не встречаются вообще, либо встречаются, но крайне редко. Показатели: для «i» коэффициент встречаемости на л.л. 65-70 – 1, 36 раза на лист14, причем большая часть в заголовках, без них коэффициент составит лишь около 0,54 раза на лист (6 раз на II листах). Для йотованной «е» общий коэффициент встречаемости (л.л. 20-70, выборочно) еще меньше – около 0,32, т.е. менее, чем 1 буква на 3 листа.

Уже одно это совпадение дает немалые основания говорить об идентичности почерков автора первой части рукописи (исключая первую тетрадь) и автора алфавита (т.е. это одно и то же лицо).

Далее, однако, идут незамеченные ранее различия. Начиная с л.8315 использование йотованной «е» резко возрастает и составляет:

л.83     - 4 раза

л.83б   - 7

л.84     - 4

л.84б   - 3 …

и даже до 20 раз на л.156.

Общий коэффициент встречаемости йотованной «е» для л.л. 150-160б составляет 7,68. По сравнению с 0,32 первой части разница более чем значительная! (в 24 раза).

Но этим дело не ограничивается. Произвольно взяв несколько листов из начала (со 2-й тетради) рукописи и сравнив их с листами, находящимися ближе к концу ее, получим следующее:

 - Очень значительна разница в написании некоторых инициалов.

В частности, инициал «С» (л.11), существенно отличается от такого же инициала конца рукописи (л.166-167). Здесь нетрудно рассмотреть сразу четыре различия.

- Различия имеет форма «Ж»  :

в начале – это обычная «Ж» (л.10б)

в конце  (л.118 и т.д.) – правый нижний элемент имеет загиб внутрь.

 - Угол между нижней частью элементов буквы «Х»:

(средние цифры)

л. 10-16   -  53о

л. 117б    - 118о

- Разгон (соотношение ширины к высоте). Для образца взяты буквы «Ш», «Щ»:

л.11 – ширина более высоты в 2. 186 раза

л. 117б – в 1.74 раза

Этот список можно продолжать.

Для исследования обнаруженных противоречий между частями рукописи был проведен анализ ее почерка. Приводим результаты.

Вернейшим признаком участия в работе над рукописью двух или более писцов является наличие ярко выраженной границы между почерками. Если такая граница отсутствует или ее наличие обнаружить не удается, речь может идти об эволюции одного и того же почерка.

Мы уже останавливались на рассмотрении буквенного состава некоторых частей рукописи, и, в частности, использовании буквы йотованная «е». При помощи этого идентификационного признака достаточно легко можно определить границу между 1-й и последующими тетрадями. Данный идентификационный признак ценен тем, что он не подвержен субъективной оценке исследователя и содержит статистическую информацию, дающую достаточно ясную картину.

Количество используемых букв йотованная «е» на 1 лист в этой части рукописи следующее:

л. 1      -  3

    1б    -  5

    2      -  6

    2б    -  1

    3      -  5

    3б    -  2

    7б    -  9

    8      -  8

    8б    -  8

    9      -  1

    9б    -  0

   10     -  0

   10б   -  1

    11    -  0, и т.д.

Как видим, граница почерков прослеживается достаточно четко между л.8б и л.9,  т.е. между 1 и 2 тетрадями. Не вдаваясь подробно в анализ различий между первым и последующим почерками (что не входит в задачу данной статьи) представим в качестве добавления изменение написания некоторых слов в заголовках, в частности:

       ^

       C

л.1 – 8б   -  ÏPM         (ирмос)

     

далее:

       ^

       C

л.12б        - ÏPMО

          ^

                         C

л. 15б    -     ЄPMO , и до л.39 без изменений

 

Слово «Канон» в заголовках 1-й тетради в 2-х формах: 

     ^         ^

N и КАNN, причем вторая, изменившись со 2-й тетради, уже более не встречается.

 

Слово «Стихира»:

1-я тетрадь

              ^

л.2 -     СхТIP

 2б -     так же

  3   - так же

   3б - так же

                ^

11б -    CTxHPА

16  -     так же

                ^

23   -    СТхН  

23б -    так же

30б -    так же

34   -    так же

34б -    так же,            и т.д.

И в этом случае почерки легко различимы.

Найдя первую границу почерков, попытаемся найти и вторую, если таковая существует.

Использовав, как идентификационный признак, наличие йотованной «е», получим следующее16:

         л.11  - 0

27 - 0

75б - 1

84  - 4

88б - 9

11б – 0

43 - 0

80  - 1

84б - 3

89  - 6

12б – 0

59б - 0

80б - 0

85  - 2

89б - 7

13  - 0

60 - 1

81  - 1

85б - 4

90  - 5

14б – 0

64б - 0

81б - 2

86  - 1

90б - 10

15  - 1

68б -1

82  - 2

86б - 2

96б - 10

15б – 0

69 -1

82б -2

87  - 2

113  - 3

20  - 0

69б - 1

83  - 4

87б - 1

167  - 7

21 – 0

70  - 0

83б - 7

88  - 3

 

Очевидно, что указанного идентификационного признака недостаточно для определения границ почерка. Тем не менее, некоторая разница заметна, начиная с л.83. В дальнейшем будем условно называть л.л. 9б-82б – первой частью рукописи, следующие листы – второй частью.

Для экономии времени сообщим, не приводя результатов, что частота использования других букв и сочетаний (в частности, - «аа») в 1 и 2 частях рукописи существенно не отличается.

Различия в графике букв, указанные ранее, на материале, взятом в большом объеме, выглядит так:

Инициал «С»:

 Форма строчной «ж»:

Угол между нижней частью элементов буквы «х»:

л.л. 10-16       - 53о

л.л. 65б-66     - 46о

л.л. 117б-118 - 38,3о

Разгон у букв «Ш» и «Щ»:

л. 11    - 2,186 раза

л. 65б  - 1,9

л. 117  - 1,74

 

Высота горизонтального  соединения йотованной «а» .

За «3» принимается среднее положение этого элемента.

л. 14б – 15

л. 34б – 35

л. 74б – 75

л. 117б – 118

5 – 0 встречаемости

5 – 0

5 – 2

5 – 11

4 – 2

4 – 9

4 – 11

4 – 6

3 – 9

3 – 12

3 – 0

3 – 0

2 – 3

2 – 0

2 – 0

2 – 0

1 – 0

Итого - 2,9

1 – 0

Итого - 3,43

1 – 0

Итого – 4,15

1 – 0

Итого – 4,65

Форма большей части букв изменилась от положения горизонтального элемента в середине до положения горизонтального элемента – наверху.

 

- Написание отдельных слов.

Слово «Канон» в заголовках минеи эволюционирует следующим образом:

                                                                

л. 12б – 102б:

   ^    

KNА

л. 106 :

        ^

KANNO

л. 12б – 102б:

  ^    

KNА

л. 114-154б:

(кроме л.132б, где видимо, по ошибке -

        ^

KANNO

        ^

KANКO)

л.158:

KANONЪ

л. 163:

   ^    

KNА

л. 165б – 174б:

        ^

KANNO

Слово «ÏPMOC»:

л. 12б

    ^

    C

ÏPMO

л. 15б - 49б

кроме  л.19 -

и кроме л.39б -

     ^

     C

ЄPMO

     ^

     О

ЄPM

    ^

    C

ÏPM

л.53б – 163б

кроме л.54 -

и кроме л.л. 65, 80, 160

    ^

    C

ÏPMO

     ^

     C

ЄPMO

       ^

      C

НPMO

л.163 – 176б

        ^

        C

НЄ PMO

кроме л.164

     ^

     C

НPMO

и кроме л.172б

   ^

   C

ÏPMO

  Ни в одном случае обнаружить границу между частями рукописи не удается.

 

- Степень сложности движений.

Почерк в обеих частях рукописи относится к категории усложненных. По существующему определению, «усложненный почерк формируется под влиянием активного стремления лица к оригинальности, к украшательству почерка. Основной задачей в процессе образования навыка письма усложненным почерком является оценка внешней стороны рукописи без учета ее содержания и затраты времени на ее исполнение»17.

Данная формулировка как нельзя лучше подходит к нашему случаю. Наиболее характерным признаком, отражающим степень сложности движений, является увеличенная протяженность движений, отрывистое письмо, вообще обязательное для всех уставных и полууставных рукописей, а также увеличение количества элементов, из которых состоит та или иная буква. Степень усложненности для разных частей рукописи, однако, не одинакова.

Протяженность движений постепенно изменяется в сторону уменьшения, как в случае с отношением ширины к высоте букв  «Ш» и «Щ» -  с 2,186 раза в начале рукописи до 1, 74 ближе к ее концу (см. ранее) – главным образом, за счет уменьшения ширины букв.

Количество элементов, из которых состоит та или иная буква, также в некоторых случаях уменьшается, что говорит о постепенном переходе к почерку простого строения, но опять же в рамках эволюционных изменений одного почерка.

В частности, количество инициалов с украшениями на 1 полный лист (обе стороны) изменялось следующим образом (данные здесь, как и в большинстве случаев, - выборочные):

10б - 11 – 0   

34б - 35 – 1

49б - 50 – 1

71б - 72 – 0

12б - 13 – 1

35б - 36 – 6

51б - 52 – 0

72б - 73 – 0

14б - 15 – 1

36б - 37 – 4

54б - 55 – 0

73б - 74 – 0

15б - 16 – 3

37б - 38 – 5

56б - 57 – 0

75б - 76 – 1

16б - 17 – 3

41б - 42 – 1

57б - 58 – 0

83б - 84 – 0

19б - 20 – 2

42б - 43 – 0

59б - 60 – 0

83б - 84 – 0

22б - 23 – 0

43б - 44 – 3

61б - 62 – 0

85б - 86 – 0

24б - 25 – 0

44б - 45 – 2

65б - 66 – 0

86б - 87 – 0

30б - 31 – 0

47б - 48 – 2

69б - 70 – 0

117б - 118 – 0

 

 

 

166б - 167 – 0

 

- Преобладающая форма движений:

Во всех частях рукописи – изломанная. Как отмечается 18, такая форма движений наиболее часто встречается в усложненных почерках.

- Преобладающее направление движения при выполнении основных элементов (наклон):

Наклон букв в рукописи либо отсутствует, либо небольшой. Для современных почерков это может являться важным идентификационным признаком. Такого, однако, нельзя сказать о почерках уставных – для них, наоборот, идентификационным признаком было бы наличие наклона, а не его отсутствие.

 

- Пространственная ориентация фрагментов рукописи:

а) красная строка – практически отсутствует в обеих частях;

б) размер интервалов между строками – везде большой – высота 2,5 букв;

в) размещение знаков препинания относительно предшествующего слова:

В сентябрьской минее встречается лишь 1 знак препинания – точка-разделитель. Интервал между точкой и предшествующим словом малый (менее ширины двухэлементной буквы). Без существенных изменений величина этого интервала сохраняется до конца рукописи.

 

- Выработанность почерка:

Этот идентификационный признак является одним из важнейших для определения разности или идентичности почерков рукописей. В понятие выработанности включаются такие параметры, как:

1) координация движений при письме

2) темп письма

3) его устойчивость и вариационность.

По степени выработанности встречаются мало-, средне- и высоковыработанные почерки.

Признаками быстрого темпа для современного письма служат:

а) значительная непрерывность письма

б) упрощение строения букв

в) постепенное утолщение в начале и спад в окончании штрихов19.

Непрерывность письма, как уже указывалось, нехарактерна для уставных рукописей вообще – все буквы пишутся отрывисто.

Упрощение строения букв было нами уже рассмотрено, так что можно говорить о постепенном увеличении темпа письма от начала к концу рукописи, но, так же, как и раньше – в пределах одного почерка.

Третий пункт для определения темпа почерка проверялся по толщине окончаний буквы «Х» (на примере левого, более длинного конца). Окончание, имеющее явную тенденцию к уменьшению толщины «Х», условно определялось как тонкое; если такая тенденция имела место, но в меньшей степени – как среднее; если уменьшения толщины вообще не наблюдалось – окончание определялось как толстое.

Результаты:

 

л. 10б - 11

л. 16б - 17

л. 85б - 87

л. 117б - 118

толстые

5

9

3

4

тонкие

2

3

8

9

средние

1

3

4

3

 

Из приведенной таблицы видно, что спад в окончании штрихов налицо.

Темп письма можно в целом определить как медленный, поскольку в уставных рукописях он быстрым вообще не бывает. Вместе с тем, во второй части рукописи темп письма заметно выше, чем в первой.

- Устойчивость и вариативность:

Устойчивость почерка очень невысока, а вариативность, наоборот, очень значительна в 1-й части рукописи. Обратное соотношение этих признаков можно наблюдать во 2-й части.

- Координация движений при письме:

Этот идентификационный признак в нашем случае вряд ли может быть использован в полной мере, поскольку при медленном темпе координация движений всегда бывает высокой.

Таким образом, выработанность почерка можно определить как переходную от низкой к средней, причем во второй части она выше, чем в первой.

 

Выводы:

В результате исследования общих и частных признаков почерка сентябрьской минеи удалось установить, что она написана (за исключением первой тетради) одним писцом, называющим себя Домка.

Существенные различия, имеющиеся между первой и второй частями рукописи, как оказалось, возникли в результате эволюции одного и того же почерка. Причина может быть одна – Домка-Яков приступил к работе над минеей, будучи начинающим писцом, почерк его стабилизировался лишь к концу первой сотни листов рукописи и в дальнейшем существенных изменений не претерпел20. Следов работы другой (т.е. уже третьей) руки обнаружено не было.

Тесно связан с сентябрьской минеей следующий из рассматриваемых памятников – минея октябрьская 1096 г. Известно (до сего времени – только по записям на полях), что ее писцом тоже был Домка.

Почерки октябрьской минеи характеризуются в вышедшем в 1984 году Сводном каталоге славяно-русских рукописных книг следующим образом: «Устав мелкий, двух почерков. Основной писец – Домка … , второй писец – Городен, написал последние девять строк на л.9»21.

Приводим результаты нашего исследования октябрьской минеи.

- Общее описание именных записей и почерков минеи:

а) именные записи

1) л.1б: ГИ ПОМОЗИ ГРЕШНИКУ СВОЕМУ ГРИГОРИЮ

2) л.1б: ЯКИМЕ ПИСАЛЕ …

3) л.52б: ГОРОДЕН ПЬСАЛ

4) л.127б: СТАЯ БЦЕ ПОМАГИ РАБУ СВОЕМУ ДЪМЪКЕ …

б) просмотр почерков

При первоначальном осмотре незаметно действия каких-либо других рук, кроме руки основного писца. Упоминаемые в «Сводном каталоге…» 9 строк на л.9 не написаны, а наведены поверх существовавшего текста, который пострадал в результате чьей-то неосторожности (видны следы расплывшегося пятна). По сути, человека, исполнившего эту работу, можно назвать скорее реставратором, чем писцом.

Текст наведен также на л.л. 6б, 8б (инициал и части двух слов), 19 (5 ¼ строк), 4122, 47 (вторая строка снизу – 1 слово), 57 (две верхних строки), 89б.

 

Вопросы, поставленные в ходе исследования:

1) идентичен ли почерк почерку октябрьской минеи (т.е. является ли Домка писцом обеих рукописей).

2) нет ли в тексте частей, написанных (не наведенных!) другой рукой, и если таковые имеются – можно ли считать это работой кого-либо из авторов именных записей (Якима, Григория или Городена).

3) наблюдаются ли эволюционные изменения внутри основного почерка.

4) имеет ли отношение Городен – автор записи на л.52б – к работе по написанию или реставрации л.9 (этот вопрос вызывает интерес, поскольку он поднят автором описания в «Сводном каталоге …»)

Для удобства сравнения используем те же идентификационные признаки, что и при исследовании почерка сентябрьской минеи23.

1. Угол между нижней частью элементов буквы «Ҳ»

(среднее арифметическое)

л. 2   -  31о                  л. 52 -  34о

л. 10 -  33о                        л. 97 -  35о

2. Разгон «Ш», «Щ» (ширина к высоте):

л.2       –  3 х 1,95

л.18     –  3,03 х 2

л.52     –  2,93 х 2

л.97     –  3 х 2

л.126б – 3 х 2

3. Форма «Ж»: везде с загнутой нижней правой «лапкой».

4. Инициал «С»: значительное большинство форм с треугольными концами, как во второй части сентябрьской минеи, но попадаются типы, близкие к четырехугольным формам «С» как в части первой сентябрьской минеи, хотя и значительно реже.

Кроме того, инициал «Ч» октябрьской минеи (л.л. 45б, 58 и др.), аналогичен такого же типа инициалу сентябрьской минеи (см.л.158б).

5. Высота подъема перекладины йотованной «е» (средняя арифметическая)

            л. – 4,29                     л.98 – 4,44

            л. – 4,6                       л.126б – 4,3

            л.52б – 4,5

6. Инициалы с украшениями (количество на лист)

л.2 – 2

л.7 – 0

л.51 – 2

л.56 – 0

л.97 – 0

л.3 – 1

л.8  – 2

л.52 – 0

л.57 – 0

л.98  – 0

л.4 – 0

л.9  – 0

л.53 – 0

л.58 – 1

л.103 – 0

л.5 – 1

л.10 – 0

л.54 – 0

л.95 – 0

л.125 – 0

л.6 – 0

л.50 – 0

л.55 – 0

л.96 – 0

л.126 – 0       

Вывод: украшения на протяжении всей рукописи встречаются достаточно редко.

 

7. интервалы между строк:

            обыкновенно – большие (высота 2,5 – 3 букв);

            исключения: л.97 – средний (2 буквы)

                                   л.99 – малый (1 ¼ буквы)

 

8. Знаки препинания относительно предшествующей буквы:

интервал чаще всего малый, редко – средний (менее или равен ширине двухэлементной буквы).

Приведенные данные предоставляют возможность ответить на 1, 2 и 3 из числа вопросов, составляющих задачу исследования:

1. основным писцом обеих рукописей является Домка;

2. действия других рук в октябрьской минее не обнаружено.

Имеющиеся различия в некоторых частях рукописи незначительны. Разница интервалов между строк на л.97-99 и прочих объясняется разным количеством строк на листе (увеличилось до 26 – вместо 24 ранее, при этом интервалы, естественно, уменьшились).

Количество строк на листе, как показывает анализ сентябрьской минеи, уже менялось Домкой произвольно, и, вследствие этого, колебания данного признака не вносят противоречий в общую картинку;

3. почерк Домки на момент написания им октябрьской минеи 1096 года можно охарактеризовать как вполне сформировавшийся24. Колебания по некоторым параметрам невелики и вполне укладываются в возможную погрешность измерений. Какой-либо серьезной эволюции почерка не наблюдается.

Из этого можно сделать важный вывод о написании минеи на октябрь 1096 года позднее сентябрьской б.г. и датировать последнюю «до 26 марта 1096 года»25.

Ответ на последний (4-й ) вопрос можно сформулировать следующим образом:

Совершенно очевидно, что Городен не является ни писцом, ни даже реставратором нижней части листа 9. Этот лист – как и все остальные – написан Домкой, насколько об этом можно судить по частям букв, видимым из-под наведенного текста, а также по цвету чернил. Автограф Городена на л.52б по своим признакам не имеет ничего общего ни с первоначальным, ни с вторичным почерками л.9. Особенно резко отличается он от последнего.

Почерк Городена – изящный, приблизительно ХII века по данным палеографии (точнее сказать нельзя из-за малого объема записи). Почерк «реставратора» л.9 – грубоватый, с палеографическими признаками не ранее 2-ой половины ХIV века: Ч «расщепом» («V») , «Е» с высокой мачтой; типично поздние формы йотованной «Е»  и «В» .

Последней из рукописей, почерки которых рассматриваются в данной работе, является ноябрьская минея, также связанная с предыдущими двумя минеями определенным единством: как местобытования – Новгород, так и. приблизительно, времени – 1097 год. Ее исследование приводится с целью привлечения более широкого материала, что позволит , в свою очередь, сделать более обоснованные выводы относительно предыдущих рукописей.

Почерк ноябрьской минеи 1097 года до настоящего времени не изучался. Соответствующая графа «Сводного каталога …» говорит только о «нескольких почерках», не уточняя их количество и границы26.

Установив (по аналогии с октябрьской минеей) наличие именных записей и проведя визуальный осмотр почерка, получим следующее:

а) именные записи

            л.35 – ГИ ПОМОЗИ РАБУ СВОЕМУ МИХАИЛУ

л.86 – надпись обрезана. Ее остатки свидетельствуют, по-видимому, о наличии здесь имени Михаила.

л.89б – сильно пострадавшая, но достаточно четко читающаяся под увеличением запись, содержащая 2 имени автора записи – Михаил – Бе[  ]ына; по-видимому, «Белына» 27.

Имеются и другие записи, но они настолько испорчены, что ничего определенного сказать нельзя.

б) предварительный осмотр рукописи по листам дает очень характерный идентификационный признак, который удобно использовать для определения границ почерков:

это форма и распределение нажима у буквы «З». Они очень разняться.

на л.л. 1 - 37б и 38 - 108 , и

            на л.л. 37б - 38 и 108б - 174

Различий по форме найдено четыре:

1. треугольная точка начала движений в первом случае, и четырехугольная – во втором;

2. во втором случае буква ограничена сверху дополнительным элементом, выступающим за границы ее ширины.

3. во втором случае угол между вертикальным элементом и нижней горизонтальной  линией строки, как правило, прямой или приближается к нему (в среднем величина угла - 80º -90º);

В первом случае этот угол обычно равен 45º или немного более (в диапазоне 45º - 55º);

4. нижняя часть буквы («хвост») в первом случае значительно длиннее и по своему положению приближена к вертикальной.

Во втором случае она короче и имеет очень крутой изгиб.

- Одним из самых значимых идентификационных признаков в почерковедении является нажим. Здесь он используется впервые.

В первом случае нажим локализован в 2-х местах, во втором случае – в 3-х, причем, кроме начальной точки движения, он нигде более не совмещается.

 

Вопросы, ставящиеся на разрешение в данном исследовании:

1. проверить правильность предварительной разбивки на 2 почерка;

2. проследить внутреннюю эволюцию каждого из почерков (если она есть);

3. сопоставить почерки имеющихся именных записей с почерками основного текста.

Для краткости сообщим сразу, что кроме вышеупомянутых двух, никакого другого почерка обнаружено не было.

 

Между 1 и 2 почерками было найдено еще несколько различий:

- Форма инициала «С»

1. овальная

2. угловатая

(во втором случае есть исключения, но они нечасты; в 1-м – исключений нет, как нет и других форм).

- Высота перекладины йотованной «Е»:

1- разброс величин 4,5 – 5 (≈ 4,8)

2 – 3,5 – 4 (чаще: 3,6-3,7)

  - Высота коромысла «ѣ»

1 – постепенное снижение высоты от верхнего уровня строки или чуть ниже, до уровня, когда буква полностью умещается в строке.

            2- «коромысло» на верхнем уровне строки («тип ХII века»)

 - Наклон «р»:

            1. левонаклонная

            2. «р» без наклона, либо правонаклонная.

 - Форма «Х»:

Элемент «Х ←» имеет форму:

1. полностью прямую, либо с уклоном нижнего правого конца вправо.

            2. криволинейную, с уклоном влево.

Кроме того, на второй границе почерков, начиная с л.108б и немного далее, заголовки и инициалы написаны с применением бордовой краски, чего ранее не наблюдалось ни разу.

Из общих признаков можно отметить неодинаковый темп письма у второго и первого писцов. У второго писца он ниже – взять хотя бы написание  «З»: первый писец исполняет букву в 2-3 приема, второй – в 4.

 

Окончательно границы почерков можно установить в следующих местах:

На л.37б  - II почерк начинается со строки 10 (если отсчитывать сверху) и идет до 1-й сверху строки л.38, где к нему можно отнести инициал и первые 7 строчных букв.

Далее II почерк начинается с верхней части л.108б и идет до самого конца рукописи.

 

Эволюция почерков.:

1. «коромысло» «ѣ» постепенно опускается, а высота перекладины йотованной «е» быстро растет от значения «4» в самом начале, до «4,8» уже через несколько листов.

2. почерк достаточно стабилен, сколько-нибудь заметной эволюции нет.

 

Принадлежность именных записей:

Несмотря на плохую сохранность и малый объем последних, большую их часть можно идентифицировать (главным образом, по форме и нажиму «З») как написанные почерком первого писца. В частности, им были сделаны записи на л.л.35, 68б, 89б; а также, по всей видимости, - 40б и 54б, т.е. практически все интересующие нас записи.

 

Итоги.

Рукопись ноябрьской минеи 1097 года написана двумя почерками. Известно имя первого писца – Михаил-Бе[л]ына. Почерк Михаила-Белыны претерпел некоторые эволюционные изменения, но они не очень велики – во всяком случае, гораздо меньше, чем у Домки в первой части сентябрьской минеи, что говорит о наличии у Михаила-Белыны определенных навыков работы в качестве писца. Второй писец, оставшийся анонимом, более опытен, чем Михаил-Белына. Аноним написал вторую часть рукописи, а также помог коллеге дописать нижнюю половину л.37б и начало л.38, в то время как последний менял чернила (это заметно по их цвету – см. соответствующие листы в рукописи).

 

Примечания.

1 см.: Мажуга В.И. Отождествление руки писца в палеографии и кодикологии. Вспомогательные исторические дисциплины. Вып.7 Л.1976

2 Жуковская Л.П. Экслиттеральные способы определения разных почерков. В кн.: Древнерусское искусство. Рукописная книга. Сб.2 М.,1974

            Клосс Б.М. Деятельность митрополичьей книгописной матерской в 20-х-30-х годах 16 века и происхождение Никоновской летописи. В кн.: Древнерусское искусство. Рукописная книга. Вып.1, М., 1972

            Костюхина  Л.М. О некоторых принципах отождествления и типизации почерков в русских рукописях рубежа ХVI-XVII в.в. В кн.: Древнерусское искусство. Рукописная книга, Сб.2. М., 1974

Мажуга В.И., ук.соч.

Розов Н.Н. Об идентификации почерков старейших русских книг (ХI-ХII в.в.) В кн.: Древнерусское искусство. Рукописная книга. Сб.2. М., 1974

Синицына И.В. Книжный мастер Михаил Медоварцев. В кн.: Древнерусское искусство. Рукописная книга. Вып.1, М., 1972

Синицина И.В. Отождествление почерков русских рукописных книг конца ХV – первой половины XVI в.в. и его трудности. В кн.: Проблемы палеографии и кодикологии в СССР.М., 1974

Филиппова И.С. Идентификация писцов на основании анализа письма скорописных рукописей. В кн.: Древнерусское искусство. Рукописная книга. Сб.2, М., 1974

Черниловская М.М. Об идентификации почерков трех сербских рукописей ХV в. с Афона. В кн.: Вопросы славяно-русской палеографии, кодикологии, эпиграфики. Труды ГИМ, вып.63, М., 1987

Шульгина Э.В. Скорописное письмо XVII в. по Милютинским минеям - четьям. В кн.: Вопросы славяно-русской палеографии, кодикологии, эпиграфики. Труды ГИМ, вып.63, М., 1987

Щепкина М.В. Возможность отождествления почерков в древнерусских рукописях. В кн.: Древнерусское искусство. Рукописная книга. Сб.2, М., 1974

Якушкина М.М. Почерки нотного стихираря 1224-1226 г.г. В кн.: Вопросы славяно-русской палеографии, кодикологии, эпиграфики. Труды ГИМ, вып.63, М., 1987

3 Почерковедение обыкновенно включается в курс криминалистики.

4 Единственное условие – объем рукописи хотя бы в 2-3 страницы.

При изучении рукописной книги это условие, естественно, выполняется.

5 Синицина И.В. Книжный мастер Михаил Медоварцев, с.291, прим.15, ссылка на: Практикум по криминалистике. М., 1970

По-видимому, некоторое знакомство с литературой такого рода можно обнаружить и у М.М. Якушкиной (Якушкина М.М. …, с.35), но без соответствующей ссылки.

6 Судебно – почерковедческая экспертиза. М., 1971, с.52

7 Из рекомендуемой литературы по судебному почерковедению можно назвать: Криминалистика. М., 1990, изд.МГУ

Порубов Н.И. Практикум по криминалистике. Минск, 1988

Самороковский В.М. Координатно-графический метод исследования почерка. Воронеж, 1973

Судебно - почерковедческая экспертиза. М., 1971

Кроме того, из переводных работ наиболее интересны:

Локар Э. Руководство по криминалистике. М., 1941

Осборн А.С. Техника исследования документов, М., 1932

Оттоленги С. Экспериза почерка и графическая идентификация, М., 1926

8 Якушкина М.М., с. 36

9 РГАДА        ф.381 (Син.тип.) №84

                        ф.381 (Син.тип.) №89             

                        ф.381 (Син.тип.) №91             

10 Розов Н.Н. …, с.17

11 Ягич И.В. Служебные минеи за сентябрь, октябрь и ноябрь. СПб., 1886

12 Ягич И.В., с.VII

13 Алфавит Кирилла 9 века, содержащийся в «Сказании о письменах» Храбра, дошел до нас в поздних списках не ранее 14-15 в.в.

14 Здесь же 2 раза встречается цифровой эквивалент « Ï » .

15 Ягич И.В. (там же, с.VII) отмечал некоторую перемену почерка «около листа 80 и след.,» считая, что «это могло произойти или от тупости пера и жесткости пергамента, или от непривычки писца», но саму перемену видел только во внешнем виде почерка.

16 Приводятся выборочные данные.

17 Судебно - почерковедческая экспертиза …, с. 72-73

18 Там же, с. 77

19 Там же, с. 63

20 После окончания первого этапа обучения письму, изменения почерка происходят уже постепенно, через более или менее значительный промежуток времени.

21 Сводный каталог славяно-русских рукописных книг, хранящихся в СССР. XI-XIII в.в. М., 1984, с.47, №8

22 На л.41 наведенные части текста интересны тем, что работа эта проводилась не вследствие порчи текста, а из-за желания исполнителя изменить орфографию XI в. на современную ему (то есть, более позднюю).

23 Конфигурация строк как идентификационный признак – не рассматривалась, так как строки были разлинованы. Вообще, в данном исследовании использованы не все идентификационные признаки, поскольку задача облегчается отсутствием оснований полагать наличие намеренно измененного почерка.

24 Почерк Домки стал очень красив по сравнению с его почерком сентябрьской минеи.

25 На л.1б октябрьской минеи имеется запись с датой: «В л[е]то SXΔ месяца марта въ…»

26 Сводный каталог …, с.49, №9.

27 Присоединяемся к мнению И.В. Ягича о прочтении этой записи. (См.:Ягич И.В.,с. XIII)

Публикуется впервые


(1.2 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 15.03.2018
  • Автор: Нестеров И.В.
  • Размер: 67.89 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Нестеров И.В.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
И.В. Нестеров. О почерках трех новгородских миней конца XI века
А.С. Усачев. Из истории суздальской агиографии XVI – XVII вв.: Житие св. Иоанна, еп. Суздальского (По материалам ОР РГБ)
А.С. Усачев. О количестве сохранившихся славяно-русских рукописных книг XVI в.
Т.В. Дианова. Филиграни XVII – XVIII вв. «Голова шута»
А.В. Дадыкин. Методические указания по определению и датировке бумаги русских кириллических книг XV- ХХ вв.
Сиренов А.В. Датировка рукописей по маркировочным знакам бумаги. Учебное пособие к курсу «Русская палеография»
ПАЛЕОГРАФИЯ [из учебно-методич. пособия]

2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100