ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

20 сентября 2017 г. Новые размещения: продолжение "Материалов к энциклопедическому словарю "Цензура в России"" и глава 19 (1948 — 1949 гг.) из книги К. Мейера "Шостакович. Жизнь. Творчество. Время".


   Главная страница  /  Текст истории  /  История России  /  История государственного управления до 1917 г.  / 
   Нижегородская губерния (Нижегородский край)  /  Приказной период

 Приказной период
Размер шрифта: распечатать




П.В. Чеченков. Смутное время и Нижегородский край (61.23 Kb)

 

СМУТНОЕ ВРЕМЯ И НИЖЕГОРОДСКИЙ КРАЙ[1]

Выдающаяся роль Нижнего Новгорода в событиях Смуты начала XVII века общеизвестна. Вместе с тем, с ней связан ряд стереотипов, на которые обратим внимание читателей.


«Смутное время» – словосочетание, которым стали обозначать события в нашей стране начала XVII века их современники, пытавшиеся осмыслить все то, что произошло с ними. Из произведений, написанных ими, выражение перешло в труды историков. Им обозначается сочетание гражданской войны внутри страны и иностранной интервенции. Поэтому часто возникают параллели с событиями 1918 – 1920 годов, когда после революции началась Гражданская война.

Гражданская война в XVII веке была вызвана сочетанием экономического,  социального (обострение противоречий между разными слоями общества) и династического (пресечение династии Рюриковичей) кризисов. Событиями воспользовались соседи России – Швеция и Речь Посполитая (объединенное государство царства Польского и великого княжества Литовского).


 Вид Нижнего Новгорода 1639 г. Гравюра из книги Адама Олеария «Описание путешествия в Московию». Фрагмент

Вид Нижнего Новгорода 1639 г. Гравюра из книги Адама Олеария «Описание путешествия в Московию». Фрагмент

 

 «ЗА ГОСУДАРЕВО ЦАРЕВО И ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ВАСИЛЬЯ ИВАНОВИЧА МОСКОВСКОГО КРЕСТНОЕ ЦЕЛОВАНИЕ ПОМЕРЕТЬ…»

Все началось с Кузьмы Минина – думают многие  и ошибаются. Нижегородцы проявили себя сторонниками государственного порядка, способными брать инициативу в свои руки, гораздо раньше. Первый этап Смуты, связанный с появлением и воцарением Лжедмитрия I, обошел Нижегородский край стороной. Ситуация изменилась, когда после убийства первого самозванца бояре, без созыва представителей всей земли, наспех провозгласили царем князя Василия Ивановича Шуйского. Ответом стал отказ многих регионов признавать власть «боярского царя», часть людей взялась за оружие. Фигурой, которая стала притягивать всех недовольных, оказался Лжедмитрий II, обосновавшийся в селе Тушино под Москвой. По стране разливался огонь гражданской войны. Одни города стояли за Шуйского, другие за «царя Дмитрия Ивановича». Между ними шли ожесточенные бои.


Появление В.И. Шуйского на престоле было не случайным. После пресечения московской династии, старшими среди Рюриковичей по поколенно-родовому счету становился именно он. Шуйские относились к суздальской ветви князей Рюриковичей. Их предки были правителями великого княжества Нижегородского и в середине XIV века вели борьбу с тверской и московской династиями за лидерство в процессе объединения русских земель. При определенном стечении обстоятельств Нижний Новгород мог бы стать столицей Русского централизованного государства. Лишь отдаленному потомку нижегородско-суздальских князей  суждено было стать царем, но не Нижегородского, а Московского государства, к тому же одному и ненадолго. Впрочем,  тверские Рюриковичи лишены были и такой возможности.


Социальной опорой противодействия столице было население пограничных южных уездов, обладавшее отличными боевыми навыками, но бедное и недовольное политикой сытого московского боярства. Из нижегородского региона к таким уездам примыкал Арзамасский. Мощной анархической силой было казачество. Оно формировалось на границах государства, как никому не подчиняющиеся шайки. Долгое время у московского правительства не было возможности их ликвидировать, приходилось терпеть, стараться использовать в своих интересах. Однако к началу XVII века, по мере усиления Российского государства, отчетливо обрисовалась перспектива: либо казачество найдет себе место в его социальной структуре, либо будет им раздавлено. Военные функции, которые могли выполнять казаки, осуществлялись в то время дворянством. Отсюда острая вражда между теми и другими в Смутное время.

В Нижнем Новгороде последовательно придерживались принципа «Кто будет на Москве государь, тот нам всем государь», поэтому сохраняли верность московскому правительству. В центрах соседних уездов Балахне и Арзамасе обосновались тушинцы. Против Шуйского выступали поволжские народы – татары, чуваши, марийцы. Некоторые влиятельные нижегородские дворяне примкнули к тому же лагерю. В итоге осенью 1608 года Нижний Новгород был отрезан восставшими и оказался фактически в блокаде. 21 ноября (1 декабря – по «новому» стилю) 1608 года в город был направлен ультиматум из Балахны с требованием присягнуть самозванцу и с угрозами наказания в противном случае.  Между тем, сил для противостояния в Нижнем Новгороде было мало. Дело в том, что еще весной 1606 года для наведения порядка в низовьях Волги было отправлено большое войско во главе с боярином Ф.И. Шереметевым. Значительная часть нижегородского дворянства составила основу этой армии. К указанному времени войско уже продвигалось назад на помощь Шуйскому, попутно сражаясь с тушинцами, но достигло только Казани. В этой критической ситуации авторитет административной власти, представленный воеводой и дьяком, был явно недостаточным. Лишь консолидация всего населения города, всех его слоев могла обеспечить не только политические позиции, но и сохранение имущества и жизни горожан. Поэтому для управления городом и уездом был создан небывалый орган, условно называемый «Городовой совет». В него вошли представители от духовенства, администрации, дворянства, служилых людей «по прибору» (стрельцы, пушкари, служилые иноземцы), посадского населения. Председательствовал, по всей видимости, архимандрит Печерского монастыря Иоиль – первый среди нижегородского духовенства по своему сану. Единомыслие горожан позволило отвергнуть балахнинские требования.

Почему нижегородцы поддерживали Шуйского? Дело не в том, был ли он лучше или хуже Лжедмитрия II. Московское правительство позволяло надеяться хоть на какую-то стабильность. Действия же тех, кто собрался вокруг самозванца такой надежды не давали. Это были не только идейные противники боярского правления, но также польско-литовские аванюристы, пришедшие в Россию с Лжедмитрием I, казаки, различные маргинальные личности. Их интересовала только нажива, что хорошо видно по действиям тушинцев в Нижегородском крае: грабили, жгли, убивали. Нижний Новгород по экономическому развитию занимал одно из ведущих мест среди городов Российского государства. Его благополучие зиждилось на поволжской торговле, а творящиеся в стране беспорядки приводили ее в упадок. Нижегородцам, в отличие от жителей южных городов, было что тереть, и терять они не хотели.

22 ноября (2 декабря) тушинцы начали военные действия против Нижнего Новгорода. Нижегородцы отразили несколько атак и общий штурм города. 2 (12) декабря нижегородцы перешли в контрнаступление, обратили противника в бегство и на его плечах вошли в Балахну, где были ликвидированы зачинщики крамолы. Победа была одержана под командованием «второго» нижегородского воеводы Андрея Семеновича Алябьева. Еще через три дня к Нижнему подошел большой отряд из Арзамаса, но  Алябьев разгромил и его. После этого он перешел к очищению окрестностей. Успешные бои проходили у сел Кадницы, Богородское, Ворсма, Павлово, а также у Арзамаса. К присяге на верность московскому правительству был приведен Гороховец. Алябьев осадил Муром, и там вспыхнуло восстание против сторонников Лжедмитрия II, которое закончилось поражением последних. То же самое произошло во Владимире, когда войско Алябьева подошло к этому городу. Таким образом, нижегородские отряды создали благоприятную обстановку для наведения порядка на средней Волге, нижней Оке и Клязьме. С приходом в конце мая 1609 года в Нижний Новгород рати Шереметева эти действия продолжились. Здесь Ф.И. Шереметев явно замешкался, активно способствуя наведению порядка, хотя целью его была Москва. И это не случайно: в Закудемском стане Нижегородского уезда у него была вотчина (с. Кадницы и др.). Он был кровно заинтересован в том, чтобы подавить мятежников в крае, дабы сохранить свое имущество. Лишь в июле его силы двинулись далее к центру страны, причем в ходе военных действий неоднократно отличались нижегородские отряды.  Соединившись с войсками М.В. Скопина-Шуйского, шедшими от Новгорода Великого, «понизовая» армия в марте 1610 года вступила в столицу. Так нижегородцы в первый раз  приняли участие в освобождении Москвы, более года блокированной приспешниками Лжедмитрия II.

А тем временем на южных подступах к Нижнему Новгороду вновь активизировались тушинцы, центром сосредоточения которых по-прежнему оставался Арзамас. Возвращение из под Москвы домой нижегородских служилых людей позволило дать отпор противнику, когда в апреле – мае город опять был осажден. Власти Нижнего запросили помощи у Москвы для окончательной ликвидации угрозы. Присланные войска, соединившись с нижегородцами, в середине июня взяли Арзамас приступом и разгромили последних тушинцев в его окрестностях.

Однако надежды на восстановление мирной жизни не оправдались. В это же время основные силы Шуйского потерпели поражение от вторгшихся на территорию России польско-литовских войск, сам он был вынужден отречься от престола. Боярская дума, выбирая между подступавшими с разных сторон отрядами Речи Посполитой и Лжедмитрия, сочла первую из угроз меньшей и заключила договор о приглашении на русский престол наследника польского престола королевича Владислава, после чего впустила в столицу иностранный военный контингент.

 Неизвестный польский художник. Портрет короля Владислава IV в возрасте пятнадцати лет (начало XVII в.)

Неизвестный польский художник. Портрет короля Владислава IV в возрасте пятнадцати лет (начало XVII в.)

 

 

«СТАТИ ЗА ПРВОСЛАВНУЮ ВЕРУ И ЗА МОСКОВСКОЕ ГСУДАРЬСТВО…»

В стране началось национально-освободительное движение. Первое земское ополчение было организовано в начале 1611 года в Рязани. Нижний Новгород в этот период вновь оказался среди наиболее активных приверженцев восстановления российской государственности, показав примеры самостоятельного государственного строительства. Как только выяснилось, что польский король Сигизмунд III Ваза в нарушение условий мира сам предполагает занять российский трон, нижегородцы одними из первых поддержали идею созыва ополчения и освобождения Москвы от польско-литовских захватчиков. В январе 1611 года «Городовой совет» Нижнего Новгорода  разослал грамоты в Кострому, Галич, Вологду, Рязань и другие города с призывами прислать в Нижний своих представителей для обсуждения объединения усилий против интервентов. 27 января (6 февраля) 1611 года в Нижнем Новгороде была получена грамота патриарха Гермогена, из контролируемой поляками Москвы, с призывом собрать ополчение для ее освобождения. Одновременно была получена грамота из Рязани о том же. Эти призывы нижегородцы разослали по городам, уведомив о своей поддержке. Вскоре Нижний Новгород первым начал отправку военных отрядов в состав формируемого ополчения.

 Питер Пауль Рубенс. Потрет короля Сигизмунда III Ваза (около 1624 г.). Фрагмент

Питер Пауль Рубенс. Потрет короля Сигизмунда III Ваза (около 1624 г.). Фрагмент

Первое ополчение не смогло освободить Москву из за противоречий между основными военными силами: дворянством и казачеством. После того, как казаки убили предводителя дворян Прокопия Ляпунова, отрады последних стали покидать подмосковный лагерь. В августе-сентябре нижегородские отряды вернулись домой.

Зачинателем нового ополчения стал представитель посадского населения Нижнего Новгорода Кузьма Минин. К сожалению, информации о судьбе народного героя в нашем распоряжении очень мало. И это не удивительно, ведь он был из простонародья, а жизнедеятельность таких людей фиксировалась в документах или иных письменных произведениях того времени редко. Поэтому у потомков часто возникал соблазн дописать от себя биографию выдающегося соотечественника. Например, нижегородский краевед П.И. Мельников (литературный псевдоним - Андрей Печерский), копируя в середине XIX века один нижегородский документ с упоминанием двора Кузьмы Захарьева Сухорука, вписал от себя – «Минин». В начале XX века такое отождествление было поставлено под сомнение, а недавно фальсификация окончательно разоблачена, так как найден оригинальный документ. Однако до сих пор встречается неправильное написание имени народного героя – Кузьма Захарьевич Минин Сухорук (или Сухорукий).

 

Кузьма Минин. Гравюра XIX в.

Кузьма Минин. Гравюра XIX в. 

.В. Кикин. Бюст Кузьмы Минина (1950)

А..В. Кикин. Бюст Кузьмы Минина (1950).

Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского

  Никаких прижизненных изображений Кузьмы Минина не сохранилось. Все известные картины, гравюры и скульптуры, представляющие нам его образ – плод воображения авторов

В последние полвека наиболее распространено мнение о происхождении Кузьмы Минина из Балахны. Это предположение было сделано на основе совпадения трех имен из поминальных записей Кузьмы и Нефеда Мининых с именами Мининых из документов XVII века по Балахне. Однако последние исследования показали следующее. Фамилия Минины, производная от отчества (от имени христианского мученика Мины), было довольно распространено в Нижегородском Поволжье. Также распространенными являются и совпадающие имена. Если бы Кузьма был родственником балахнинских Мининых, его имя должно было бы упоминаться в документах, касающихся наследования имущества. Следовало бы ожидать ссылок на родство с выдающимся человеком и думным дворянином ради усиления собственных позиций. Однако ни того ни другого в большом комплексе материалов XVII – XVIII веков, связанных с Балахной, не обнаруживается.  Таким образом, балахнинские и нижегородские Минины просто однофамильцы.

 Запись рода «Козьмы Мининича» в Синодике Нижегородского Вознесенского Печерского монастыря

Запись рода «Козьмы Мининича» в Синодике Нижегородского Вознесенского Печерского монастыря, начатом в 1595 г. (ЦАНО. Ф. 2636. Оп. 2. Д. 1. Л. 254)

Доподлинно известно, что около 1 сентября 1611 года Кузьма Минин был избран земским старостой. Это говорит о его устойчивом социальном и имущественном положении, организаторских способностях и доверии со стороны окружающих. Согласно расчетам современных исследователей, сделанных на основе ряда косвенных данных, Кузьме к концу первого десятилетия XVII века было около 30 лет. Он был ровесником своего будущего сподвижника князя Д.М. Пожарского.


Сейчас порой интерпретируют должность Кузьмы Минина как пост главы местного самоуправления. В результате возникают неуместные аналогии с современными  должностями. Во-первых, земская изба занималась ограниченным кругом хозяйственных вопросов, главным образом раскладкой и сбором налогов. Во-вторых, ее полномочия распространялись только на посадское (торгово-ремесленное) население города, а было еще дворянство и прочие «служилые люди», духовенство и зависимые от него жители. В-третьих, в крупных городах земских старост, как правило, было несколько. Кто занимал эту должность параллельно с Кузьмой не известно. Срок полномочий обычно ограничивался 1 - 2 годами.


Часто пишут, что инициатива организации нового ополчения исходила от архимандрита Троице-Сергиевского монастыря Дионисия или от патриарха Гермогена, которые рассылали по стране грамоты с патриотическими призывами. Но троицкие монахи агитировали помочь первому ополчению, отряды которого стояли под Москвой. Глава церкви лишь обличал поляков и запрещал ставить на царство сына Марины Мнишек от Лжедмитрия II. Поэтому не стоит преуменьшать степень самостоятельности в действиях Кузьмы Минина, которые повели освободительное движение в иное русло.

Много неясного связано с первоначальным выступлением Кузьмы Минина: точно не известны ни дата, ни его содержание. Многие думают, что он призвал весь народ браться за оружие и идти освобождать Москву. Это не так: он предложил посадскому населению выполнить свой долг, т.е. собрать деньги для найма ратных людей – профессионалов в своем деле. Таковыми являлись, прежде всего, дворяне.


В средневековом обществе существовало представление об установленных всевышним обязанностях сословий: духовенство пасет божье стадо, дворянство с оружием в руках защищает, а горожане и крестьяне трудятся и всех содержат.


 К.Е. Маковский. Минина на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям (1896)

К.Е. Маковский. Минин на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям (1896)

 Благодаря картине К.Е. Маковского наши современники представляют себе воззвание Минина к народу как пламенное выступление у церкви Иоанна Предтечи на Торгу[2], которая была перестроена в 1683 году в камне и в таком виде дошла до наших дней (Ивановский съезд, 1б). Однако если такой призыв и имел место, то он должен был состояться у церкви Николы на Торгу, возле которой располагалась земская изба[3]. На месте храма сейчас возвышается бизнес-центр «Муравей» (Рождественская, 13). Конечно, одно от другого недалеко, особенно на фоне современного города-миллионника, но отличие есть. Важнее другое: было ли воззвание именно в такой форме – большой вопрос. Предложение Кузьмы Минина являлось деловым практическим и требовало серьезного обсуждения сначала с единомышленниками, потом с более широким кругом представителей посада, затем с городскими властями, а не криков и театральных поз на базарной площади. Некоторые современные ученые, анализируя источники, приходят к выводу о том, что первоначальная идея состояла в создании отрядов самообороны, и лишь потом она трансформировалась в нечто большее.

 Поздняя Никольская церковь (справа) и церковь Иоанна Предтечи (слева) на фото М.П. Дмитриева (конец 1890-х)

Поздняя Никольская церковь (справа) и церковь Иоанна Предтечи (слева) на фото М.П. Дмитриева (конец 1890-х)

 

Другой ракурс: Никольская церковь (слева) и колокольня церкови Иоанна Предтечи (справа) на фото А.О. Карелина (кон. XIX - нач. ХХ)

Предложение земского старосты получило одобрение во всех слоях общества, и он был уполномочен собирать чрезвычайный налог. Значение поступка Кузьмы заключается в небывалой для того времени инициативе снизу. Также необходимо отметить дар убеждения, который  позволил этому простому человеку повести за собой сначала весь город, а потом и страну. В качестве реальной военной силы были приглашены опытные воины – смоленские дворяне, которые стали первоначальным ядром ополчения.

Откуда взялись в Нижегородском крае смоляне? 3 июня 1611 года Смоленск, после двадцати месячной осады, был взят поляками. Вся Смоленская земля оказалась в их руках. Местные служилые люди организованно отступили и были пожалованы руководителем первого земского ополчения князем Д.Т. Трубецким, который считал себя правителем, поместьями в Арзамасском уезде взамен утраченных. Но арзамассцы принимать  гостей и делиться с ними землями не захотели. В результате последние оказались в затруднительном положении. Поэтому приглашение на службу в Нижний Новгород было для них превосходным выходом из ситуации. Кузьма Минин сделал предложение, от которого нельзя было отказаться.

Как военный предводитель был приглашен князь Дмитрий Михайлович Пожарский. По своему социальному статусу и профессиональным навыкам Кузьма Минин исполнить эту роль не мог. Не подходили для этого и местные воеводы. «Первый» воевода князь В. Звенигородский получил думный чин окольничего от Сигизмунда III. Доверить ему антипольское по своему характеру движение было нельзя. «Второй» воевода А. Алябьев был худороден и более знатные дворяне не стали бы ему подчиняться. Пожарский же удовлетворял целям предприятия по ряду причин. Высокий чин стольника он получил еще при царе Борисе Годунове. Как и нижегородцы, верно служил Василю Шуйскому. Он имел репутацию патриота, не запятнавшего себя, в отличие от многих представителей знати, сотрудничеством ни с «тушинским вором», ни с поляками. Князь проявил себя бесстрашным воином во время антипольского восстания в Москве. Оно произошло 19 – 20 (29 – 30) марта 1611 года и было спровоцировано самими захватчиками, упреждавшими подход отрядов Первого ополчения. Несмотря на отчаянное сопротивление, восстание было подавлено, в ходе чего перебито 6 – 7 тысяч москвичей, сожжена значительная часть города и тем самым создана «мертвая зона» вокруг Кремля и Китай-города, где обосновался польский гарнизон. В ходе восстания Пожарский был тяжело ранен. В своей вотчине селе Мугреево на реке Лух, относительно недалеко от Нижнего Новгорода, он оправлялся от ранения.

Для большинства наших современников нижегородское ополчение – это только Минин и Пожарский. Действительно, они сыграли роль, безусловно, выдающуюся. Но их окружали сподвижники, оказавшие им большую помощь, которая была чрезвычайно важна на начальном этапе. В декабре 1611 года в Нижнем уже действовал параллельно городской администрации Приказ ополченских дел, занимавшийся формированием ополчения, во главе с воеводами князем Дмитрием Михайловичем Пожарским, Иваном Ивановичем Биркиным и дьяком Василием Юдиным сыном Башмаковым. Биркина особо поддерживали смоляне, и он стал претендовать на ведущую роль в ополчении, поэтому позднее был отстранен. Башмаков же до конца заведовал канцелярией ополчения, через него прошла основная часть делопроизводственной работы.  Кузьма Минин в этот приказ не вошел, так как все еще исполнял функции земского старосты. Однако именно вокруг них с Пожарским постепенно сложился совет, в который вошли и авторитетные члены  нижегородской дворянской корпорации (в частности, представитель единственного из местных дворян титулованного рода – князь И.Д. Болховской) и духовенства (архимандрит Печерского монастыря Феодосий и протопоп Спасо-Преображенского собора Савва Евфимьев).


С середины XIX века сложилась традиция особо выделять роль Саввы Евфимьева, чуть ли не как третьего лидера. На поверку это убеждение оказалось литературным мифом, основанным на непроверенных данных. А вот благословение и поддержка Феодосия, главы нижегородского духовенства и председателя «Городового совета» Нижнего Новгорода, были очень важны. Именно он возглавил делегацию, направленную с приглашением к Пожарскому и с успехом выполнил свою миссию.

 В.Е. Савинский. Нижегородские послы у князя Дмитрия Пожарского (1882)

В.Е. Савинский. Нижегородские послы у князя Дмитрия Пожарского (1882)

Рассылая грамоты в разные города с предложением объединится, нижегородцы первоначально не противопоставляли себя первому ополчению и писали о помощи ему. Лишь после того, как подмосковные «таборы» целовали крест «псковскому вору» (Лжедмитрию III), а разложение войск князя Д.Т. Трубецкого стало очевидным, руководители второго ополчения открыто заявили о самостоятельности своих действий. Тогда к февралю 1612 года в Нижнем Новгороде сложился принципиально новый орган государственной власти, который позднее получил название «Совет всея земли». Его решения поддержала Казань, а чуть позже – Кострома и Ярославль, что привело к «единомыслию» «низовых» и «верховых» поволжских городов. Окончательно он оформился в Ярославле, где наряду с князем Д.М. Пожарским и Кузьмой Мининым в его состав вошли оказавшиеся за пределами Москвы представители столичной знати.

Таким образом, роль, которую суждено было сыграть Нижнему Новгороду в национально-освободительной борьбе, была подготовлена всем ходом предыдущих событий. В тоже время, спасая Москву, Кузьма Минин одновременно защищал свой город от вероятных нападений польско-литовских или казачьих отрядов, рыскавших почти по всей стране.

 Нижегородский кремль в XVII в. Реконструкция С.Л. Агафонова

Нижегородский кремль в XVII в. Реконструкция С.Л. Агафонова

 

«ЧТОБ НАМ ВСЕМ ЕДИНОКУПНО ЗА СВОЮ ВЕРУ И ЗА ОТЕЧЕСТВО ПРОТИВ ВРАГОВ СТОЯТИ»

И так, к  реальным действиям по созданию ополчения в Нижнем Новгороде приступили осенью 1611 года. Человек из простонародья, чьи обязанности сводились к координации некоторых аспектов хозяйственной жизни нижегородского посада, выдвинул идею сбора средств для формирования профессионального войска. Брошенное зерно упало на подготовленную почву – инициатива была поддержана всем городом.  Здесь прошел начальный этап  организации ополчения. В его состав благодаря усилиям Кузьмы Минина и его сторонников удалось привлечь хорошо подготовленные воинские отряды  – дворянскую конницу из Нижегородского и Арзамасского уездов, а также служилых людей из Смоленска и других городов западного региона, бежавших сюда от польского гнета. В состав ополчения были включены «служилые немцы» и «служилая литва» – иноземная пехота, исправно несшая гарнизонную службу в Нижегородском кремле еще с конца XVI века. В январе 1612 года прибыли военные отряды из ряда городов для участия в ополчении.

В конце февраля – начале марта начался поход основных сил ополчения из Нижнего Новгорода по маршруту: Балахна, Юрьевец, Решма, Кинешма, Плесо, Кострома, Ярославль. За князем Д.М. Пожарским было командование действиями рати, за Кузьмой Мининым – обеспечение ополченцев всем необходимым. Конечная точка была достигнута в конце марта – начале апреля. Здесь ополчение простояло до июля.

Возникает вопрос: почему ополчение не направилось сразу к Москве и столько времени провело в Ярославле? В этом деле нельзя было торопиться. Первое ополчение быстро достигло столицы, но из-за не нерешенности многих политических и организационных вопросов развалилось. Теперь Москва продолжала оставаться в руках польско-литовского гарнизона, а под ней стояли казачьи таборы, оставшиеся от первого ополчения, полностью себя дискредитировавшие и опасные. Новое ополчение должно было явиться под стенами столицы монолитной силой с ясной программой действий, по возможности нейтрализовав потенциальные себе угрозы. Поэтому нужна была большая подготовительная работа. Серьезную помощь общему делу могли оказать северные регионы России еще не опустошенные невзгодами Смутного времени, но туда, с целью грабежа, уже устремились отряды подмосковных казаков. Ключевым городом на этом направлении был Ярославль. Князь Д.М. Пожарский и Кузьма Минин опередили их и тем самым не позволили разорить новые территории.

В Ярославле окончательно оформился «Совет всея земли», куда наряду с князем Д.М. Пожарским и Кузьмой Мининым вошли оказавшиеся за пределами Москвы представители столичной знати. Для участия в совете были приглашены представители от городов. Сложился эффективный аппарат управления, который проработал вплоть до избрания царя. Это позволило «Совету» стать действенным временным правительством России. В Ярославле окончательно оформилась политическая программа ополчения (борьба против интервентов, освобождение Москвы, созыв Земского собора и решение на нем вопроса о престолонаследии), войско пополнилось новыми людскими ресурсами и особенно артиллерией, отдельные отряды, посланные вождями ополчения, разбили и изгнали «воровских казаков» из ряда городов и селений. Очень важны были переговоры с новгородской делегацией: обсуждался статус Новгорода Великого, оккупированного шведами, и вопрос об избрании шведского принца на всероссийский престол. Руководителям ополчения удалось временно нейтрализовать Новгород и избежать войны на два фронта.

Однако не стоит представлять себе действия Второго ополчения как сплошной триумф. Находящаяся в руках польского гарнизона Москвы Боярская дума, выступала против него. Патриарху Гермогену, призывы которого способствовали  началу движения, было предложено написать, чтобы ратные люди, собравшиеся в Нижнем Новгороде, к Москве не ходили. Патриарх отказался и его стали морить голодом. Замученный «литовскими людьми» Гермоген погиб 17 февраля 1612 года. Распоряжения нижегородско-ярославского «Совета» признавали на ограниченной территории. Многие города, даже там где его влияние было в целом сильно, например Арзамас, исполняли указы лидеров Первого ополчения, «псковского вора» (Лжедмитрия III). Ряд уездов не признавали власти ни того, ни другого ополчения. Твердость и последовательность действий князя Пожарского, строгое руководство войсками вызывали сильное недовольство как родовитого боярства, так и казаков. Когда ополчение уже стояло под Москвой, на Пожарского даже было совершено покушение.

 П.П. Чистяков. Патриарх Гермоген отказывает полякам подписать грамоту (1860)

П.П. Чистяков. Патриарх Гермоген отказывает полякам подписать грамоту (1860)

27 июля (6 августа) 1612 года основные силы ополчения выступили из Ярославля и 20 (30) августа 1612 года прибыли к Москве. Д.М. Пожарский сознательно постарался отделить свои отряды, в которых преобладали дворяне, от стоявшего под Москвой Первого ополчения, состоявшего преимущественно из казаков и бывших «тушинцев». Отношения между руководителями обоих ополчений были напряженными: казаки неприязненно относились к хорошо снаряженным воинам Д.М. Пожарского, которые, в свою очередь, обвиняли их в грабежах и разбоях. Поход оказался очень своевременным. Всего на сутки Второе ополчение опередило корпус гетмана Яна Кароля Ходкевича, спешившего с обозами на подмогу осажденному польскому гарнизону. Войско гетмана было почти в два раза меньше подошедших русских отрядов, но боевая подготовка польских гусар и европейской пехоты была значительно выше. Ополченцы Пожарского, заняв оборону, в тяжелых боях, продолжавшихся весь день 22 августа (1 сентября), сумели остановить поляков. При этом казаки Первого ополчения отказались помочь сражавшимся русским воинам, заняв выжидательную позицию. Лишь к концу дня пять конных сотен пришли на помощь, нанеся полякам внезапный удар и вынудив их отступить. Решающее событие всей эпопеи произошло 24 августа (3 сентября) – новое сражение с гетманом. Конные сотни Д.М. Пожарского в течение пяти часов сдерживали натиск врага, но, в конце концов, не выдержали и подались назад. Отступление стало беспорядочным. До Кремля гетману оставалось 1800 метров. Положение спас Кузьма Минин. Проявились его выдающиеся способности не только как организатора, но и военачальника. Он лично возглавил отчаянно смелую ночную атаку. Большинство воинов погибло, Кузьма был ранен, но пример горстки смельчаков воодушевил русскую пехоту и спешившуюся конницу, которые отбросили поляков по всему фронту. Наутро, не имея сил для продолжения боя, захватчики отступил в направлении Можайска и далее к границе. Поражение от русского ополчения стало единственной неудачей в блестящей военной карьере гетмана Ходкевича (кстати, убежденного противника вмешательства в русские дела). За два дня он потерял полторы тысячи убитыми, раненными, пленными и весь обоз – это был самый кровавый разгром в истории старопольского войска. Главным итогом для ополченцев было то, что осажденные в Москве не получили продовольствия, теперь оставалось только подождать. Судьба гарнизона была предрешена, лишь время и погода определили дату капитуляции.

 Неизвестный автор. Ян Кароль Ходкевич (ранее 1621 г.)

Неизвестный автор. Ян Кароль Ходкевич (ранее 1621 г.)

Оставшиеся под Москвой русские отряды Первого и Второго ополчений продолжали осаду польского гарнизона. Зная, что осажденные поляки терпят страшный голод, Пожарский в конце сентября направил им письмо, в котором предлагал врагам сдаться, но получил высокомерный отказ: «в делах рыцарских вы хуже всех классов народа других государств и монархий. Мужеством вы подобны ослу или байбаку, который, не имея никакой защиты, принужден держаться норы… если вы не будете просить у его величества короля и у его сына царя помилования, то под ваши сабли, которые вы острите на нас, будут подставлены ваши шеи… лучше ты, Пожарский, отпусти, к сохам своих людей. Пусть хлоп по прежнему возделывает землю, поп пусть знает церковь, Кузьмы пусть занимаются своей торговлей… Если ты, Пожарский, кроме находящихся при тебе своевольников и шишей, присоединишь к себе еще вдвое больше бунтовщиков таких, как ты, то и тогда, при божией к нам милости, не получишь пользы». Тем не менее, они выслали из города мирных русских жителей (женщин, стариков, детей), чтобы сохранить продовольствие.

Голод принял к концу октября страшные формы. Покончив с собаками и кошками, пришлось ставить силки на мышей и крыс. Поляки спускали со стен корзинки с ценностями из царской казны, обменивая их на хлеб, но после наказания нарушителей блокады в корзинах оказывались камни и кирпичи. Начались случаи каннибализма. Повешенных и умерших выкапывали и тоже употребляли в пищу. Еще хуже стало, когда 6 октября выпал большой снег, покрывший траву и корни. В пищу шли пергаменные книги и конская упряжь – их ели вместе с травой, собранной до снега.

Меду тем, в конце сентября произошло объединение канцелярий двух ополчений. Новый «Совет всея земли» возглавили князь Трубецкой, князь Пожарский, и выборный от Всея Земли Кузьма Минин. 22 октября (1 ноября) 1612 года в Московском Китай-городе все-таки начались переговоры вождей ополчения с командирами польского гарнизона об условиях капитуляции. Во время переговоров казаки без приказа устремились на приступ Китай-города, который поляки сдали почти без сопротивления, отступив в Кремль. Наконец, 26 октября (5 ноября) были согласованы условия капитуляции (всем сдавшимся гарантировалась жизнь), и в ночь с 27 на 28 октября (6-7 ноября) 1612 года Москва была окончательно освобождена от чужеземных захватчиков. В ближайшее после освобождения столицы воскресенье 1 (11) ноября 1612 года это событие было отпраздновано торжественным молебном в Успенском соборе Кремля, завершившимся крестным ходом с иконой Богоматери Владимирской.

Э.Э. Лисснер. Изгнание поляков из кремля в 1612 г. (1938)

Э.Э. Лисснер. Изгнание поляков из кремля в 1612 г. (1938)

Согласно достигнутым договоренностям, часть гарнизона вышла из Кремля в лагерь Пожарского, а другая – в стан Трубецкого. Последних казаки почти всех перебили. Этот факт лишний раз подчеркивает высокие нравственные устои руководителей Нижегородского ополчения. Позже многие из пленных, разосланных по разным русским городам, также были перебиты. Некоторые, в частности те, что находились в Нижним Новгороде, дожили до Деулинского перемирия с Речью Посполитой в 1618 году и были выпущены на свободу.


Называя противников ополчения «поляками», нужно помнить, что воины Речи Посполитой, участвовавшие в интервенции, по этнической принадлежности были не только поляки, но и литовцы, белорусы, украинцы, а также западноевропейские наемники и русские. В религиозном отношении среди них, по-видимому, преобладали католики, но немало было и православных, также присутствовали протестанты. Части, входившие в состав Московского гарнизона, почти все были восточно-белорусского происхождения, где православное население составляло большинство. Русское ополчение также было многонациональным и поликонфессиональным: кроме преобладавших по численности русских (православных), здесь воевали татары и бишкиры (мусульмане), «служилая литва» и «служилые иноземцы» (среди которых некоторое количество католиков и протестантов).


Многие думают, что 4 ноября была освобождена Москва от польских захватчиков. Это не так. С взятием Китай-города, не самого главного, в общем-то, события (важнее – бой с Ходкевичем и сдача Кремля) связано празднование иконе Казанской Богоматери, ставшее ныне государственным праздником. Что общего у иконы с событием и почему этому дню было придано такое значение?

Традиция, сформировавшаяся, после окончания Смуты, связывает именно с ним мистические происшествия.  С одной стороны, Авраамий Палицын, который 1608 – 1613 годах был келарем Троице-Сергиева монастыря, в своем Сказании описал видение Арсению Елассонскому. Архиепископ Арсений находился в оккупированном Кремле. Ему явился Сергий Радонежский и предрек освобождение Китай-города на утро, а таже скорое изгнание врагов.  На следующий день, 22 октября, ополченцы взяли Китай-город. Не известно было ли престарелому и голодному Арсению видение или нет. Но то, что автор сочинения был заинтересован в таком происшествии – сомнений не вызывает. Ведь "явился" не кто иной, как основатель родного для него монастыря. Сказание Авраамия Палицына было очень популярным, и дата обрела чудесный ореол. 

С другой стороны, при Пожарском, во время действий Нижегородского ополчения, находился список с Казанской иконы Божьей Матери. По-видимому, ему князь приписывал чудодейственную помощь в деле освобождения столицы. Во всяком случае, он установил икону в своей приходской церкви в Москве и сообщил о чудотворениях от иконы новому царю Михаилу и его матери. Те учредили праздник дважды в год: 8 июля и 22 октября в честь «очищения Московского государства». Почему был избран день 22 октября? С точки зрения религиозно-мифологического сознания людей XVII века вполне логично, что чудесное явление Сергия в этот день произошло благодаря тому, что за крепостными стенами в стане Пожарского находилась икона Богородицы, которой приписывалось особенное покровительство Русской земле. Таким образом, церковный праздник чудотворения иконы Казанской Божией Матери лишь символически связан с победой над войсками Речи Посполитой, но не означает конкретную дату освобождения Москвы.

Правильный перевод даты взятия Китай-города на современный календарь дет нам 1, а не 4 ноября. В чем тут дело? Так называемые старый и новый стили – это юлианский и григорианский календари. Первым из них Россия пользовалась до прихода к власти большевиков, которые в 1918 году ввели общепринятую тогда систему. Юлианский календарь менее точен, поэтому с годами накапливается погрешность. С момента введения в Западной Европе нового календаря, разница между ними увеличивается с каждым столетием. В ХХ веке она составляет 13 дней. Поэтому так называемый «Старый Новый год» празднуют 14 января, которому соответствует 1 января по дореволюционному стилю. В XVII веке она была меньше – 10 дней. Однако сегодня, как известно, «осенняя Казанская» отмечается 4 ноября, а не первого. Как это понимать? Нужно помнить, что Русская православная церковь в своей внутренней жизни до сих пор использует юлианский календарь[4]. Сегодня справляемые праздники совершенно справедливо переводятся в соответствии с накопившейся к ХX веку разницей календарей (13 дней)[5]. Это не дата прошедшего события, это дата сегодняшнего праздника. Однако если мы имеем в виду конкретное, один раз произошедшее в прошлом событие, то его дату нужно переводить в соответствии с имевшейся на тот момент погрешностью. Это не отвлеченные умствования, а бесспорный факт. Польский гарнизон Москвы жил в 1612 году по григорианскому календарю, и его члены отметили потерю Китай-города под 1 ноября.


В начале ноября 1612 года многие ополченцы, в том числе нижегородцы, покинули Москву и вернулись в свои города, считая задачи ополчения выполненными. «Совет всея земли», возникший по инициативе Кузьмы Минина и князя Д.М. Пожарского, установил контроль над столицей Русского государства. Появилась реальная возможность созвать Земский собор для избрания царя. Подготовка к его созыву проходила в конце 1612 – начале 1613 года в обстановке упорной политической борьбы. Ополчения были распущены, а их руководители вытеснены из столичных органов управления, хотя имели вполне реальную возможность взять в свои руки всю полноту власти. После обсуждения различных кандидатур (в том числе Д. Трубецкого, Д. Пожарского, польского королевича Владислава, шведского королевича Карла-Филиппа, которого, кстати, поддерживал Д. Пожарский) на Земском соборе 7 (17) февраля 1613 года в цари был намечен Михаил Федорович Романов, который и был торжественно провозглашен царем 21 февраля (3 марта). С момента избрания Михаила Романова царем полномочия «Совета всея земли» прекратились.

 А.П. Рябушкин. Сидение о делах царя Михаила Федоровича с боярами в его государевой комнате (1893)

А.П. Рябушкин. Сидение о делах царя Михаила Федоровича с боярами в его государевой комнате (1893)

Нижегородцы тоже направляли своих представителей на Земский собор. Однако, как и ряд других делегатов из провинции, они не успели к назначенному сроку и приехали после заключительного заседания. Соответственно, свой голос в обсуждение кандидатуры нового царя нижегородцы внести не смогли, зато оставили подписи на Утвержденной грамоте, оформившей избрание: «Из Нижнева Печерского монастыря архимандрит Феодосей… Из Нижнево Новагорода выборные дворяне Мисюр Соловцов и в товарыщей своих место руку приложил. Федор Княжегорской руку приложил в брата своего место сотника стрелецково Степана Княжегорсково[6]… Из Нижнево Новагорода выборной Спаской протопоп Сава. Нижнего Новагорода посацкой человек Самышка Богомолов и в товарышей своих место руку приложил. Нижегородцкой стрелец Якунька Ульянов и в товарыщей своих место выборных стрелцов руку приложил».

 Утвержденная грамота об избрании Михаила Федоровича. Фототипическое издание С.А. Белокурова 1904 г. Утвержденная грамота об избрании Михаила Федоровича. Фототипическое издание С.А. Белокурова 1904 г.  

Утвержденная грамота об избрании Михаила Федоровича. Фототипическое издание С.А. Белокурова 1904 г. (Подлинник: РГБ. Музейное собрание. № 218)

 

Утвержденная грамота об избрании Михаила Федоровича. Список XVII в. Утвержденная грамота об избрании Михаила Федоровича. Список XVII в.

Утвержденная грамота об избрании Михаила Федоровича. Список XVII в., писанный в виде книги. (РГАДА. Ф. 135. Отд. III. Рубрика I, № 5). Лист с именами нижегородцев

Стольник Дмитрий Пожарский за свои заслуги был пожалован высшим чином боярина (обычно из стольников переходили в дворяне московские, потом в окольничие и лишь затем в бояре) и обширными вотчинами и поместьями. Кузьма Минин также стал членом Боярской Думы, получив чин думного дворянина, что для посадского человека было неслыханно. Также он был пожалован вотчиной селом Богородским Нижегородского уезда с окрестными деревнями. Многие нижегородские дворяне получили пожалование переводом в вотчину (более привилегированную форму землевладения) части своих, в общем-то небольших, поместных земель, правда не за участие в ополчении, а за помощь царю Василию Шуйскому. В последующие годы Кузьма Минин выполнял ответственные поручения правительства. Смутное время еще не кончилось. В частности, длительное время продолжались национально-религиозные волнения в Поволжье, ярким примером которых было восстание татар и черемисов (марийцев) в 1616 году. Для расследования причин выступления был послан Кузьма Минин. Он умер, возвращаясь из Казанского уезда.

Кузьма Минин был женат. После его смерти остались вдова Татьяна Семеновна и сын Нефед. Последний также служил при государевом дворе в чине стряпчего (чин, следующий ниже за стольником), умер в 1632 году. Как сейчас, так и ранее встречались попытки приписаться в потомки народного героя. Все они беспочвенны. У Нефеда Кузьмича Минина детей не было. Тот факт, что единственными наследницами Кузьмы и Нефеда были их вдовы, свидетельствует об отсутствии потомства. У Кузьмы были братья, из которых достоверно известен лишь Сергей, а также сестра (сохранилось только ее монашеское имя – Софья). Сведения об их потомках не обнаружены.     

Победа ополчения под руководством Минина и Пожарского стала началом прекращения Смуты и возрождения российской государственности. Благодаря инициативе нижегородцев удалось собрать военную силу, восстановить органы управления, изгнать захватчиков из столицы и создать благоприятные условия для победоносной борьбы, завершившейся установлением мира к концу второго десятилетия XVII века. Пример твердости и стойкости в борьбе, уверенность в правоте своего дела со стороны нижегородцев стали убедительным примером для всей станы.  Поэтому подвиг нижегородцев навеки остался в исторической памяти как образец патриотизма, воинской доблести и гражданской ответственности за судьбы России.

Чтобы отметить заслуги нижегородцев в освобождении страны, правительство Романовых выделило средства на строительство в Нижегородском кремле Архангельского собора, предшественник которого совершенно обветшал. Храм, сохранившийся до наших дней, был восстановлен в 1628 – 1631 годах как памятник в честь победы народного ополчения 1611—1612 годов. Такой выбор сделали потому, что собор был посвящен покровителю воинства архангелу Михаилу.

Собор Михаила Архангела в Нижегородском кремле

Собор Михаила Архангела (1628 – 1631)

Еще раз увековечить память этих событий нижегородцы решили  в канун 200-летнего юбилея. Выбрав для этого светскую форму, более соответствующую XIX веку. Инициатива местных жителей 1808 года по сбору средств на создание памятника Минину и Пожарскому, была поддержана императором Александром I. В конкурсе победил эскиз И.П. Мартоса. Средства собирались по всей стране. Памятник был изготовлен, но власти решили, что он соответствует больше не провинциальному городу, а столице. В результате скульптурная композиция была установлена в 1818 году на Красной площади Москвы. Для Нижнего Новгорода был изготовлен скромный гранитный обелиск,  украшенный барельефами Минина и Пожарского в исполнении Мартоса (1828 г.). 4 ноября 2005 года в Нижнем Новгороде у церкви Иоанна Предтечи (где яко бы выступал Кузьма Минин) была установлена копия московского памятника, выполненная З. Церетели.

 

Памятник Минину и Пожарскому.

Москва, Красная площадь

Обелиск Минину и Пожарскому.

Нижний Новгород, Кремль

На фото видно, что в Москве памятник первоначально стоял около центрального входа современного ГУМа. К собору Василия Блаженного он был перемещен в 1931 г., чтобы не мешать проведению демонстраций

Вспоминало о лидерах Нижегородского ополчения 1611—1612 годов и советское руководство (прежде всего о Кузьме Минине, поскольку он был из трудового народа, Пожарского же подкачало классовое происхождение). В тяжелые годы Великой Отечественной войны И.В. Сталиным было решено задействовать образы российской истории, как ресурс патриотической пропаганды. Навсегда, казалось, отставленные герои дореволюционного прошлого (Дмитрий Донской, Суворов, Кутузов, Минин и Пожарский) триумфально вернулись в общественно-политический дискурс страны. 7 ноября 1943 года, в день главного государственного праздника – годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, на центральной площади города, носившей тогда название Советской (на месте, которое до революции занимал монумент царя-освободителя Александра II), был открыт памятник Кузьме Минину скульптора А.И. Колобова, а самой площади было присвоено имя Минина и Пожарского. В виду нехватки материалов фигура героя была выполнена из бетона, раскрашенного под бронзу. Со временем скульптура стала разрушаться. В 1989 году она была заменена более монументальным сооружением из бронзы скульптора О.К. Комова, а старый памятник после реставрации установлен в Балахне (якобы родине героя). Также имена руководителей ополчения получили две улицы в центре города: Минина (бывшая Жуковская) – одна из важных транспортных артерий, Пожарского – небольшая улочка, о существовании которой даже не всем жителям города известно. В 1950 году у пересечения площади Минина и Пожарского с улицей Минина был установлен бюст славного нижегородца, выполненный скульптором А.В. Кикиным. 

Памятник Кузьме Минину скульптора А.И. Колобова

Памятник скульптора А.И. Колобова

Памятник Кузьме Минину скульптора О.К. Комова

Памятник скульптора О.К. Комова

Литература:

Антонов А.В. К начальной истории нижегородского ополчения // Русский дипломатарий. М., 2000. Вып. 6. С. 196 – 240.

Козляков В.Н. Смута в России. XVII век. М., 2007.

Любомиров П.Г. Очерк истории Нижегородского ополчения 1611 – 1613 гг. М., 1939.

Мининские чтения: Материалы научной конференции. Нижний Новгород, 2003, 2005, 2007, 2010, 2011, 2012.  

Подвиг Нижегородского ополчения. Нижний Новгород, 2011. Т. 1, 2.

Пудалов Б.М. «Смутное время» и Нижегородское Поволжье в 1608 – 1612 гг. Историографический очерк. Нижний Новгород, 2011.

Смутное время в современной отечественной историографии: Сборник статей. Нижний Новгород, 2008.

 

 Публикуется впервые


[1] Материал был подготовлен в 2012 году для серии научно-популярных брошюр. Проект не был реализован, но организаторы допустили утечку информации, в результате которой текст в сокращенном и примитивизированном виде появился в сети Интернет без указания авторcтва.

[2] Селезнев Ф.А. Подвиг Минина // Славное прошлое нижегородской земли: книга для внеклассного чтения по истории Нижегородского края. Нижний Новгород, 2013. С. 66

[3] Писцовая и переписная книги XVII века по Нижнему Новгороду // Русская историческая библиотека. СПб., 1898. Т. 17. Стб. 216 – 223.

[4] Григорианский календарь был введен 4 октября 1582 г. в католических странах буллой римского папы Григория XIII. Именно поэтому календарь не признает Русская православная церковь, а вовсе не потому, что она чурается научного знания.

[5] В XXII столетии «осенняя Казанская», в связи с увеличением расхождения календарей, переместится на 5 ноября по новому стилю.

[6] Возможно, Степан Княжегорский был единственным реальным представителем Нижнего Новгорода на Земском соборе, т.к. про него известно, что он в это время по своим делам, связанным с получением вознаграждения за службу, был в Москве.

 


(1.3 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 13.07.2015
  • Автор: Чеченков П.В. (chechenkoff@mail.ru)
  • Ключевые слова: Смута, Нижний Новгород, Нижегородское земское ополчение, Андрей Алябьев, Кузьма Минин, князь Дмитрий Пожарский, 4 ноября
  • Размер: 61.23 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Чеченков П.В.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции


2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100