Наши посетители
ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

18 февраля 2019 г. опубликованы материалы: Повестки дня заседаний Партийного актива Горьковского горкома ВКП(б) за 1935 г., песни с. Шутилово Первомайского р-на Нижегородской области из личного архива Т.В. Гусаровой.


   Главная страница  /  Текст истории  /  История России  /  История государственного управления до 1917 г.  / 
   Нижегородская губерния (Нижегородский край)  /  Государева и государственная служба

 Государева и государственная служба
Размер шрифта: распечатать




Ершов В.Е. Служилые люди, муромцы, вошедшие в «государев двор» во второй половине XVI века (71.66 Kb)

                        

     1. Предисловие

     Во второй половине XV века в различных источниках встречаются понятия служилые люди и дети боярские. При этом часто к этим определениям добавляется указание на принадлежность их к тому или иному городу. Это касается и муромских детей боярских. Так в 1496 году, в составе русской рати, под руководством воеводы Семена Ивановича Ряполовского, шедшей на Казань было «… много детей боярских двора своего и понизовных[1] городов дети боярские новгородцы и муромцы»[2].  При осаде Казани, в 1552 году, в решающий момент битвы, отражая вылазку татар, «…явились муромцы, дети боярские, стародавные племенем и доблестью … ударили, сломили неприятеля, втиснули в ров»[3].

     Начиная с XV века, великий князь Иван Васильевич стал окружать себя верными людьми, из бояр и князей, призывая их на службу к себе. При этом, он выделял им земли, в виде выслуженных вотчин[4]; позднее, в виде поместий[5]. К середине XVI века уже сформировалось служилое сословие[6] «Уложение» середины XVI века, регламентировало их службу. Основной обязанностью этих людей являлась служба в назначенном месте и определенном качестве. В XVI-XVII веках служилое сословие делилось на две неравные группы. Меньшинство его, так называемые служилые люди – получало назначение непосредственно из центральных учреждений и составляло ближайшее дворцовое окружение царя – «государев двор». Зачастую этих людей именуют «дворовыми». Остальное подавляющее большинство сословия входило в местные служилые организации - провинциальные отряды детей боярских[7], по терминологии того времени служили «с городом». В России XIV—XVIII веков лица, обязанные нести военную или административную службу в пользу государства входили в состав условно названого «служилого государства», а служилая корпорация отдельного города часто обозначалась понятием «служилый город».

     Целями этой работы является определение и характеристика части служилой корпорации Мурома, а именно тех служилых людей, которые входили в состав «государева двора» во второй половине XVI века.

     Исходя их этих целей, решались следующие задачи:

     - определить служилые рода Мурома;

     - установить историю этих служилых родов;

     - выявить «выборных и «дворовых» служилых людей Муромцев, верстанных[8] по Мурому во второй половине XVI века;

- определить вид государевой службы этих служилых людей во второй половине XVI века;

     - установить особенности их кормления (размеры поместного и денежного окладов) во второй половине XVI века;

     - выявить их поместные землевладения во второй половине XVI века.

 

     2. Служилые люди, муромцы в середине XVI века

     2.1. Муромцы, выбранные в середине XVI века в «лучшую тысячу»

     В 1550 году вышел царский указ «о сборе в Московском уезде детей боярских, лучших слуг 1000 человек» для несения всякого рода службы, преимущественно военной. Эти люди выбирались из разных городов Руси, они должны были иметь вотчины и поместья «...от Москвы верст за 60 и 70»[9]. У кого таковых не было, им давалось поместье. Муромцам, входящим в эту тысячу, причисленным к третьей статье, был назначен дополнительный поместный оклад в 100 четвертей[10].

     В первой строке Тысячной книги по Мурому были записаны Алексей Ершов сын Линев и его сын Иван[11]. Через пять лет после составление этой книги, в 1555 году Алексей Григорьев сын Ершова, в составе передового полка, учувствовал в походе, на луговых людей[12]. В следующем 1556 году он, «взяв с собой старост и целовальников, и сотских и десятских, и тутошних старожилов, разъезжал спорную землю между архимандритом Борисоглебского монастыря Семионом и землевладельцами Григорием и Федором Астафьевыми, Шарапом Васильевым детьми Внуковым». В 1566 году среди «белых дворов» Муромского посада, на улице Ильинской числился двор Алешки Ершова. Каких-либо сведений о его сыне Иване не имеется.  

     Записанный в «лучшую тысячу» Гаврило Иванов сын Черткова, являлся представителем муромского рода, основу которому положил Григорий Черток.  В свою очередь Григорий был сыном Василия Матвеевича Иватина, который в середине XV века владел крупной вотчиной в Муромском крае[13]. В 1566 году Гаврила Чертков имел «белый двор»[14] на улице Большой.

     Вслед за Чертковым в Тысячной книге записан Юрий Филиппов сын Осорьина[15]. Род Осорьиных появился в Муромском крае в начале XV века, когда великий князь пожаловал здесь Матвею Александрову сыну вотчинные земли в селе Степаньково с деревнями и угодьями[16]. В 1500 году Терентий и Степан Матвеевы дети Осорьина были отправлены волостелями в Гороховец[17]. На основании материалах герольдмейстерской конторы Юрия Филиппова сына можно считать внуком Терентия Осорьина. 

     Больше всех в Тысячной книге по Мурому была записано представителей рода Елизаровых. Считается что муромские Елизаровы являются потомкам князька Екупа, пришедшего на помощь к великому князю Василию Васильевичу (Темному), в его борьбе с галицким князем[18]. Тогда же Екуп был крещен Василием, а его сына прозвали Елизаром. Один из сыновей Елизара Васильевича - Михайло стал именоваться Елизаровым. Среди лучших детей боярских муромцев указаны Василий, Митька и Иванец Федоровы дети Слепого Елизарова; Федор и Левонтей Матвеевы дети Елизаров, а также Гридя Андреев сен Елизарова[19]. В 1521 году Матвей Васильев сын Елизарова по царской грамоте был назначен судьей «по тяжбе между служилым человеком Иваном Яковлевым сыном Елизарова и Троице-Сергиевым монастырем. В той же грамоте Андрей Федоров сын Елизаров, числился в детях боярских[20]. В 1566 году в Муроме на посаде среди «белых» числились дворы Василия, Григория и Федора Елизаровых.

     Заключают список представителей «лучшей тысячи» из Мурома Федор и Матюшка Прокофьевы дети Дурасовы (Дураковы)[21].

 

     2.2. Муромцы, служившие при дворе в середине XVI века

     После успешного похода на Казань, царю необходимо было иметь точное представление о служилом сословии, его составе и пригодности к службе. Для этого в 50-е годы XVI века была проведена «ревизия» этого сословия и составлена Дворовая тетрадь. Тысячная книга 1550 года и Дворовая тетрадь 50-х годов XVI века являются важнейшими источниками изучения Государева двора времени правления Ивана Грозного[22]. В Дворовой тетради записали бояр и дьяков, князей и детей боярских дворовых московской земли, из разных городов; и приказных людей. Всего из Мурома в дворовых числилось 58 служилых людей, из которых 9 имели княжеские корни. Правда на момент составления дворовой тетради 5 человек были отставлены от службы, а 4 человека числились умершими. Для сравнения в Дворовой тетради из Ростова было записано более шестидесяти, а из Владимира более сотни детей борских[23].

     Из представителей княжеских родов, в служилых дворовых людях в середине XVI века, по городу Мурому, значились: Князь Иван княж Федор сын Мезецкого и его дети Борис и Сенька; князь Андрей княж Семен сын Бабичев, Семен княж Григорий сын Бабичев, князь Иван княж Андреев сын Прагова Бабичев; князь Иван Казак (ново крещен), князь Азбедреев сын Исупов; Петр, Иванец и Федор княж Ильины дети Болоховского; Иван Большой, и Иван Меньшой княж Васильевы дети Болоховского[24]. В 1566 году в Муроме на посаде стоял «белый» двор князя Ивана Болоховского.

     Князь Иван Федоров сын Мезецкова, служивший военную службу еще великому князю Василию III, к этому времени был уже отставлен от службы. О нем известно, что в 1527году он был в Одоеве с князем Воротынским; в 1536году, в составе сторожевого полка вышел из Мурома в Нижний Новгород. В 1540-1547 годах князь Иван Мезецкой был воеводой в Муроме. Позднее, в 1547-1548 годах ходил в Казанские места[25]. О Бабичевых известно только то, что в 1566 году князья Андрей и Семен имели «белые» дворы в Муроме. Имеется предположение что в дальнейшем это род перешел в Рязанский уезд. Все князья Болоховские, князь Иван Казак, а также князь Азбедреев сын Исупов были записаны в дворовой тетради с припиской «из Мурома литва». Речь идет о людях и целых родах, переселенных великим князем Иваном III в Муромский края из западных районов Руси, в том числе с Болохова. Это переселение позволило восполнить поредевшие в результате войн, ряды местных служилых людей. Часто, такая миграция проводилась насильно.

     Кроме князей в Дворовой тетради из Мурома встречаем всех служилых людей, за исключением Митька, Федорова и Левонтия Матвеевых детей Елизарова, которые числились в Тысячной книге. Так же в Дворовой тетради было записано еще несколько представителей муромских служилых родов, уже известных нам по Тысячной книге. В первую очередь Осорьиных. Это Кипелька Терентьев сын Осорьина, отправленный по причине старости служить в Нижний Новгород. В следующих строках видим его сына Степана, Ивана и Василия Степановых детей Осорьина; а также Иванца Иванова сына и Юшко сына Василия[26]. В 1566 году в Муроме в Подокстове стоял «белый» двор Кипельки Осорьина, на Хозяеве горе двор Ивана, и на улице Большой двор Семена Осорьиных. В 1567 году, Василий Степанов сын Осорьина, по указу царя, межевал[27] спорные земли. Представлены в Дворовой тетради и Чертковы, в лице Ивана, Василия, Андрея и Гаврилы Ивановых детей Черткова, Иванца - сына Андрея, Васильева сына Олешка, а также Степана и Лева Васильевых детей Черткова. К Елизаровым, взятым в «лучшую тысячу добавились еще Васька и Семен Андреевы дети Елизарова. С припиской «из Мурома литва» в Дворовую тетрадь вошли Федор и Семен Ивановы дети Дурасова, дети Федорова-Семен и Иванец, а также Иванец Семенов сын[28]. Вместе с князьями Болоховскими род Дурасовых прибыл в наш край из северо-западных земель Руси, на что указывает приписка в тетради - «литва». В 1566 году в Муроме рядом с Космодемьянским монастырем стоял «белый» двор Семена Дурасова.

     Благодаря дворцовой книге мы имеем возможность познакомится со служилым родом Борисовых. По версии С.Б. Веселовского, муромский род Борисовых пошел непосредственно от Бориса сына Матвея Иватина[29].  В геральдмейстерской конторе, при составлении родословной Борисовых, придерживаются версии начала этого рода от Чеодаевых, точнее от Бориса сына Матвея Чеодаева. На мой взгляд версия С.Б. Веселовского выглядит более убедительной и подтверждается источниками. Иван Борисов сын Матвея упоминается в духовной грамоте Василия Матвеевича Иватина в середине XV века, наряду с внуками Матвея, Григорием и Василием, детьми Василия[30]. Среди служилых дворовых в середине XVI века числились Борис Борисов сын Борисов, Ивашко и Офоня Давыдовы дети Борисова, Васюк и Афоня Федоровы дети Семенова Борисова.

     В XV столетии род Борисовых владел крупной вотчиной в Муромском уезде. В 1510 году, в грамоте, упоминаются Андрей, Давыд, Иван и Борис Борисовы дети Борисова, которые полюбовно размежевали спорную землю, в районе села Чеодаева, со слугой Троицкого монастыря Тихоном[31]. В 1521 году Андрей Борисов сын Борисова упоминается в правой грамоте как служилый человек.

     Как отставленный от службы в Дворовой тетради упоминается Федор Михайлов сын Киселева, который в 1481-1482 годах описывал угодья Нижегородского Печорского монастыря[32]. В конце XV века он был наделен правом, вершить боярский суд над наместниками[33] великого князя[34].  В 1506 году Федор, в качестве воеводы, вместе с князем Дмитрием Ивановичем, участвовал в походе на Казань. Тогда возвращаясь, после неудачного похода, с остатками войска, в Муром, под рекой Сурой, они разбили, преследовавшую их, орду хана Махмед-Аминя[35]. В духовной, которую Федор написал в 1532 году, сказано, что в 1518 году он был «в поиманье у короля у Жигимонта, сидяче в Вильне». То есть он был в плену у польского короля.  

     Служилый род Совиных в Дворовой тетради представлен Иванцом Андреевым сыном, Павлином и Панкратом Тимофеевыми детьми Совина-Окулова; Бокеевых – Аталыком Сидоровым сыном и Михалком Михайловым сыном; Копниных – Степаном и Федькой Невежиными детьми. В Дворовую тетрадь так же вошли Леонтий Иванов сын Бокосьева, Неудача Андреев сын Глазамецов, Гриша Иванов сын Емецкого, Голова Васильев сын Нармацкого и Иванец Гвоздев сын Урусова[36]. В Муроме в 1566 году на посаде стояли «белые» дворы: в переулке у Нечистого леса дворы Ивана и Панкрата Совиных, против Благовещенской церкви двор Стенька Копнина, на улице Большой двор Головы Нармацкого.

     Всего в Дворовой тетради были записаны 49 муромцев, находящихся в момент ее составления в «государевом дворе». Эта цифра говорит о небольшой, по сравнению с другими городами, численности служилой корпорации Мурома в середине XVI век. К сожалению, не имеется информации о детях боярских муромцах, служивших в то время «с городом». Включение в состав дворовых детей боярских, умерших и отставленных от службы производилось очевидно с целью выявления не только отдельных детей боярских, но и служилых родов разных городов. Благодаря Дворовой книге мы знаем, что такими родами в Муроме в первой половине XVI века были Бокеевы, Борисовы, Дурасовы, Елизаровы, Ершовы, Киселевы, Копнины, Нармацкие, Осорьины, Совины, Чертковы. Не стоит забывать о княжьих родах Мезецких, Бабичевых и Болоховских, числящихся в Дворовой книге, как верстанных по Мурому.

     Знакомясь с документами, составленными в первой половине XVI века, я встретил имена муромцев, которые были в то время на государевой службе, но не упоминались в Дворовой книге. Например, Матвей Прокофьевич Апраксин, которому в 1554 году, по царской грамоте, отправленной в Муром, указывалось прибыть с людьми в Москву, а «а суды бы его с запасами опускал в Казань по-прежнему нашему наказу»[37]. В 1566 году в Муроме на улице Теремицкой стоял «белый» двор Матвея Апраксина. В 1511году в одной разъездной грамоте в качестве детей боярских упоминались Матвей Васильев сын Елизарова и Василий Остафьев сын Внукова[38]. В 1523 году городовыми приказчиками в Муроме были Прокофий Апраксин и Алексей Муромцев.

     Изучение Тысячной книги и Дворцовой тетради позволило следующее. Во-первых, получить представление о порядке формирования «служилого государства» в середине XVI века. Во-вторых, познакомится с представителями «государева двора», то есть с людьми, служившими в «дворовых». В-третьих, узнать кто из муромцев был удостоен высокой чести для служилого человека, быть избранным в «лучшую тысячу» и числится в «дворовых». В-четвёртых, сравнив количество муромцев входивших в «государев двор» с количеством перечисленных в Дворцовой тетради представителей других «служилых городов», прийти к выводу, что это сравнение не в пользу муромцев. Не стоит забывать, что первые источники, в которых перечисляются муромцы, входившее в «государев двор». Кроме этого Дворцовая тетрадь указывает на то, что в первой половине XVI века служилая корпорация Мурома пополнились Дурасовыми и князьями Болоховскими, пришедшими из западных регионов Руси. Забегая вперед отметим, что в последующем эти рода заняли достойное место в «служилом городе» Мурома.

 

     3. Сведения о служилом сословии Мурома, в период с середины XVI века до 90-х годов XVI века

     Основным источником, который помог бы определить состав служилой корпорации Мурома в конце 70- х годов XVI века, могла стать разрядная десятна по Мурому 1578 года. Но к сожалению, сохранилось лишь несколько листов этого документа.

     По первой статье в «дворовых», с денежным окладом 14 рублей, в этой десятне были записаны Федор и Петр Семеновы дети Дурасова[39]. Федор имел за собою поместье в Муромском уезде в сельце Микулина с двумя деревнями, размером в 250 четвертей[40], а Петр владел поместьем в том же уезде в жеребье села Урванова с сельцом и деревней, размером в 150 четвертей[41]. В 1574 году в Муроме на Козьмодемьянском улице было дворовое место Семена Дурасова. По той же статье и с таким же денежным окладом по Мурому был верстан Юрьи Васильев сын Осорьин, которому было дано поместье в Нижегородском уезде размером 400 четвертей[42]. Кроме этих поместных земель Юрий Осорьин имел вотчину в Муромском уезде[43].

     По той же статье, но с меньшим денежным окладом в 11 рублей, был верстан Васька Семенов сын Осорьин[44], который имел в Муромском уезде в поместье 300 четвертей, в вотчине 150 четвертей[45]; а так же во Владимирском уезде вотчинных 50 четвертей. К 1591 году, за старостью и увечьем, Василий был отставлен от службы. 

     С припиской «городовые» по первой статье с денежным окладом размером в 8 рублей в десятне числился Степан Федоров сын Киселев, за которым вместе с матерью Марией, братом Афоне в Муромском уезде было поместье размером в 400 четвертей[46]. Эти поместные земли, ранее принадлежавшие его отцу Федору Алексееву сыну Киселева, Степан вместе с матерью и братом, получили на прожиток в 1574 году. На тот год Степану исполнилось всего10 лет[47]. В 1574 году на Муромском посаде в Большом ряду стояла лавка, а на Ямской улице дворовое место Алексея Киселева.

     В 1578 году по пятой статье новиками с денежным окладом в 10 рублей были вертаны дети боярские Афоня, Якуня Борисовы дети Лупандина и Василий Иванов сын Волков. Якуня Лупандин в его поместный оклад 100 четей получил в Муромском уезде поместье размером в 30 четвертей. Василию Волкову в том же уезде было отказано поместье размером в 60 четвертей. В 1570 году государеву службу исполняли Якушка, и Степан и Черемисок Константиновы дети Пансырева. Первый с поместным окладов в 150 четвертей, а второй – 100 четвертей. В том же году дети Афанасия Пансырева: Борис, Булгак, Григорий и Иванец, значились в недорослях. Несколько позднее Афоня и Черемис умерли.  

     Десятня наглядно показывает, что снаряжение, в котором служилый человек должен был прибыть на службу зависело от его поместного оклада. С поместного оклада в 100 четвертей им предписывалось являться на службу в стандартном снаряжении: в шлеме, в саадаке с саблей и копьем, и привести с собой снаряженного человека на мерине. К снаряжению служилых людей, имевших большие оклады, предъявлялись уже повышенные требования. Например, Федору Дурасову, а его оклад был не ниже 250 четвертей, предписывалось служить на двух конях, а его человек должен еще иметь панцирь и пищаль. Петр Дурасов, имеющий оклад не менее 150 четвертей, обязан был привести с собой человека на коне в панцире, в железной шапке, в саадаке с саблей и копьем[48]. Другой муромец Алексей Тимофеев сын Борисова упоминается в описания церквей и приходов Владимирской епархии как «убиенный в 1584 году на государевой службе».

     Кроме разрядной десятни по Мурому 1578 года в архивах Разрядного приказа сохранились Боярские списки 1588-1589, 1590 годов, являющиеся важнейшим источником для изучения истории, состава и структуры государева двора — верхушки русского феодального дворянства. В этих списках мы встречаем представителей уже известных нам служилых муромских родов: Ершовых в лице Александра Иванова сына, имевшего высокий поместный оклад в 700 четвертей; Чертковых в лице Истомы Алексеева сына, служившего с немалого поместного оклада в 500 четвертей. Здесь же Григорий Федоров сын Елизаров, верстанный так же с окладом в 500 четвертей, с таким же окладом служил Василий Федоров сын Борисова[49]. В 1574 году в Муромском посаде на улице Большой было дворовое место Григорья Елизарова, а на улице Небодова Алексея Черткова. Как «дворянин с государем на дальней службе» был записан Григорий Васильев сын Волынский. Василий Федоров сын Борисова в период с 1569 по 1579 год дал в дом Борисоглебского монастыря свою вотчину в селе Пополутово с деревнями, в помин об отце и брате своем Афоне.

     С значительно меньшим поместным окладом служили другие дворовые муромцы. Так поместные оклады князя Михайло княж Иванова сына Солнцова Засекина и Давида Никитина сына Замытцкого составляли 300 четвертей[50], а Федора Михайлова сына Новосильцова, Залешина Никифорова сына Волохова и Гаврилы Кузьмина сына Кондырева составляли уже 250 четвертей[51].

     Боярские списки позволяют выявить особенности государевой службы «дворовых». Например, Григорий Федоров сын Елизаров числился «по выбору», Александр Иванов сын Ершов по приказу с Разрядного приказа был «отослан в Рузу», Григорию Федорову сыну Елизарова было велено «в Мещеру собираться» а Василий Федоров сын Борисов губных старостах. Согласно этим спискам Залешин Никифор сын Волохова пришел в Муром из Суздаля по Выбору.

     Князя Михаила Иванова Солнцева Засекина, Александра Иванова сына Ершова, Григория Федорова сына Елизарова, Давида Никитина сына Замытцкого, Федора Михайлова сына Новосильцова и Истому Алексеева сына Черткова в 1589-90 годах призывали в шведский поход. При этом, в списке людей, призываемых в поход, к их именам была сделана приписка «наперед». Данная приписка предусматривала их службу рядом с воеводами.  

     Не смотря на то что боярские списки и не значительная часть разрядной десятни не позволяют выявить всех служилых людей, верстанных по Мурому в период 70-80 годов XVI века, можно сделать несколько выводов. Во-первых, уже прослеживаются некоторые рода, представители которых с середины XVI века служат государю. Это князья Болоховские и Солнцевы Засекины; рода: Борисовых, Дурасовых, Елизаровых, Ершовых, Осорьиных и Чертковых. Во-вторых, полученные первые данные о размерах пометных окладов служилых людей говорят о том, что «дворовые» верстались с более высокими окладами по сравнению с окладами детей боярских служивших «с городом». В-третьих, случай с Залешиным Волоховым говорит возможности перехода служилых людей с служилой корпорации одного города в другу. И наконец разрядная десятня показа порядок определения снаряжения, в котором обязан был явится человек на службу в зависимости от размера его поместного оклада.

 

     4. Муромцы, служившие в «государевом дворе» в конце XVI век

     В 1597 году в Муроме проходило очередное верстание муромских детей боярских. Разрядная десятня того года позволили более подробно познакомится со служилой корпорацией Мурома и особенностями службы каждого служилого муромца[52]. необходимо отметить, что в конце XVI века, из княжеских родов, по Мурому верстались представители только одного княжеского рода – Болоховских (Болховских)

 

     4.1. Муромцы, верстанные в конце XVI века «по выбору»

     Знакомство служилым сословием Мурома, которое в конце XVI века числилось В «государевом дворе», начнем с служилыми людьми, служившими «по выбору», или как их еще называли «выборными[53]». Исходя из сути этих служилых людей, среди них должны быть представители уже известных нам служилых родов. А так как с предыдущего смотра служилого города Мурома в 1578 году, а также ревизии дворовых в конца 80-х годов XVI века (тогда были составлены боярские списки), прошло совсем немного времени, в десятне 1597 года мы должны встретить уже знакомых нам служилых людей. Так и есть, уже в первых страница этой разрядной десятни, среди выборных были записаны Григорий Васильев сын Волынской, Григорий Федоров сын Елизаров, Давид Никитин сын Замытцкой и Истома Алексеев сын Чертков[54]. Верстались они все с прежними поместными окладами. (Приложение № 2). Род Новосильцевых среди выборных, с поместным окладов в 400 четвертей, представлял Григорий Иванов сын. Причем последний и Истома Алексеев сын Чертков получали денежное содержание из муромской городских сборов, остальные «емлют из чети», то есть получали его из доходов, поступавших во Владимирскую или Костромскую четверти. В среднем поместный оклад выборных составлял порядка 470 четвертей.

     В конце XVI века Григорий Волынской унаследовал вотчину своего отца в сельце Дьяконово[55]. В 1574 году на посаде Мурома на улице Большой было дворовое место Григория Елизарова.

     Сегодня некоторые исследователи сравнивают верстание «по выбору» с зачисление в середине XVI века в «лучшую тысячу». Для такого сравнения есть все основания, и те, и другие представляли известные, добрые рода «служилых городов». В числе «лучших» и среди выборных были служилые люди, замеченные ранее рядом с воеводами. И наконец слово выбор отожествляется с определением лучшие.

 

     4.1. Муромцы, верстанные в конце XVI века в «дворовых».

     Оставшаяся, большая часть «государева двора» версталась в «дворовых». Из княжеского рода Болоховских, в десятне 1597 года, при дворе числился князь Иван княж Федоров сын[56]. Род Дурасовых представляли несколько человек: Петр Семенов сын, Григорий Василия сын, Ивашко Петров сын, Герасим сын Михаила, Данилко Федоров сын и Ивашко сын Василия. Несколько представителей среди дворовых было у Киселевых: Степан и Афанасий дети Федора, Семен сын Третьяка; а так же у Борисовых: Иван Афанасьев сын и Федор сын Алексея. При этом в 1578 году Степан Федоров сын Киселев верстался как «городовой»[57]. Отрадно видеть рядом с перечисленными Григория и Ивашко Григорьевых детей Черткова, Владимира и Никиту Григорьевых детей Чиркова, Дружину и Ивашко Юрьевых детей Осорьина а так же представителей других известных нам фамилий: Бокеевых, Волынских и Совиных[58].  Ивашка Васильев сын Дурасова, служил с отцово поместья, размером в 250 четвертей[59].

     В это время Герасим Михайлов сын Дурасов имел в поместье жеребий в селе Урваново[60]; Данилу Федорову сыну Дурасова было отказано в поместье деревня Зарослова[61]. Назарка Константинов сын Волынского имел в поместье два жеребья села Юромка[62]; Семену Павлову сыну Совина, было дано в поместье пустошь Вацкая. Кстати в некоторых источниках фамилия Совин писалась как Савин. В 1590 году Юрия, Дружине, Ивану, Юрию, Дмитрию Юрьевым детям Осорьина было отдано бывшее отца их поместье размером в 370 четвертей в деревнях Ярцово и Чиряево с пустошами в Нижегородском уезде[63]. Кроме поместья, братья, в конце XVI века, совместно владели родовой вотчиной в селе Лазаревское и деревни Карпово.

     В то же время в «служилом городе» появляются новые служилые рода. Род Языков в «дворовых» представлен Григорием Внуковым сыном, Федором сыном Григория и Федором сыном Семена; род Мертвых – Иваном Третьяковым сыном, Илейка и Иван дети Булгака[64]. Впервые в документах Разрядного приказа упоминаются Петр Александров сын Власьев, Андрей Васильев сын Ивашова, Яков Иванов сын Мунихин, Федька Андреев сын Шишелов, Семен Суботин сын Чеодаев и Иван Игнатьев сын Юматов. Известно Андрей Васильев сын Ивашова, служил с жалованной вотчины в сельцо Охеево[65] и поместья в сельце Мусино[66]. Иван Третьяков сын Мертвого, имел вотчину в селах Верхозерье и Денятина[67]. Илейка Булгаков сын Мертвого служил с вотчины в деревне Новый Усад и поместья в деревне Давыдово[68]. Семен Субботин сын Чеодаева имел в вотчине сельцо Старое Стригино, деревни Стригино, Иванково, Богородское, Старый Починок с пустошами[69]. Иван Игнатьев сын Юматов унаследовал от отца старинную родовую вотчину в сельце Дьяконово.   Григорий Внуков сын Языкова был владельцем, купленную им в 1570 году, вотчины в селе Приклон[70]. Федька Андреев сын Шишелова, служил с отцовой вотчины в деревне Мицкова.

     Некоторые из верстанных в дворовые, в начале 90-х годов, на момент составления десятни, уже не служили. Это Федор Михайлов сын Новосельцева, умерший в 1594 году; и Осип Васильев сын Нагаткина, отставленный от службы, за старостью, в 1595 году[71].  В конце 90-х годов XVI века, из ранее верстанных по Мурому в дворовые, годных к службе, осталось всего 25 человек.

     Если посмотреть размеры поместных окладов «дворовых», то станет очевидно, что с самым высоким окладом в 500 четвертей верстался всего один человек - Степан Федоров сын Киселев. Восемь человек получил оклад размером в 400 четвертей, два человека в 350 четвертей. Размер оклада восьмерых муромцев составлял 300 четвертей, а остальные служили с оклада в 250 четвертей. При этом средний размер поместного оклада «дворовых» муромцев составлял чуть более 300 четвертей. Так же следует отметить что князь Иван княж Федоров сын Болховской, Степан Федоров сын Киселев, Семен Суботин сын Чеодаев, Казарин Костентинов сын Волынской и Григорей Внуков сын Языков получали денежное содержание из доходов, поступавших в четверть. Остальные получали денежное жалование из Муромских сборов. На примере Петра Семенова сын Дурасова видно, что назначенный ему в 1578 году размер его денежного содержания (14 рублей) остался прежним при верстании в 1597 году[72]. Видя одинаковые размеры поместных окладов некоторых муромецев в 80-е и 90-е годы XVI века можно прийти к выводу, что новое, более позднее верстание, не предусматривало обязательный рост окладов.

 

     5. Заключение

     На основании исследуемого материала установили, что в середине XVI века в Муроме уже сформировалось служилое сословие. По сравнению с служилыми корпорация других уездных городов «служилый город» Муром насчитывал меньшее количество его представителей. Основу его составляли старые муромские рода. Из княжеских родов, служивших по Мурому в середине, к концу XVI века, на службе, остался только род князей Болоховских. К концу века, служилое сословие пополнилось представителями других родов, некоторые из которых недавно обосновались в Муромском уезде.

     Таким образов в конце XVI в Муроме было несколько служилых родов, в том числе Борисовых, Волынских, Дурасовых, Киселевых, Мертвого, Осорьиных, Чертковых, Чирковых, Языковых и т.д. при этом одно поколение рода сменяло на государевой службе другое. Этому во многом способствовала поместная политика, основанная на отказе земель отцов, отставленных от службы, их сыновьям, выходящим на службу, а также стимулирование службы дачами дополнительных земель. На примере муромцев видим, что многие из них имели вотчины и поместья в Муромском уезде. При недостатке свободной земли в Муромском уезде, служилым людям давались поместья в других соседних уездах. Итого в 1597 году, по Мурому, в «государевом дворе» было верстано 40 челок. (Приложение № 1). Для сравнения в конце XVI века по Коломне в «государевом дворе» версталось 83 человека. Большая часть «дворовых» муромцев, а именно 30 человек, получали денежное жалование из Муромских сборов. Самый высокий денежный оклад в 14 рублей был у Петра Семенова сына Дурасова. Размер денежного содержания «муромцев» в среднем равнялся 7 рублям. Средний размер поместного оклада всех служилых муромцев, верстанных в 1597 году «по выбору» и в «дворовых» составлял приблизительно 350 четвертей.

 

 

 Приложение № 1

Количество представителей служилых родов, которые согласно источникам, служили в «государевом дворе» в различные периоды XVI века

 

Фамилии родов

Середина

XVI века

70-е, 80-е годы XVI века

 90-е годы

 XVI века

Приложение

князья Бабичевы

          3

 

 

 

князья Болоховские (Болховские)

          10

          1

          1

с 90-х годов Болховские

князья Солнцевы Засекины

 

          1

 

 

князья Мезецкие

          3

 

 

 

князья Юсуповы

          1

 

 

 

Бокеевы

          2

 

          1

 

Бокосьевы

          1

 

 

 

Борисовы

          6

           1

          2

 

Власьевы

 

 

          1

 

Волынские

 

           1

          2

 

Глазамацевы

          1

 

 

 

Дурасовы

          7

           2

          6

 

Емецкие  (Замытцкие)

          1

          1

          1

 с 80-х годов

Замытцкие

Елизаровы

          8

          2

          1

 

Ершовы

          2

          1

 

 

Ивашевы

 

 

          1

 

Киселевы

          1

 

          3

 

Копнины

          2

 

 

 

Метрового

 

 

          3

 

Мунихины

 

 

          1

 

Нармацкие

          1

 

 

 

Новосельцевы

 

          1

          1

 

Осорьины

          9

          2

          2

 

Совины (Савины)

          3

 

          1

с 90-х годов Савины

Урусовы

          1

 

 

 

Шишеловы

 

 

          1

 

Чеодаевы

 

 

          1

 

Чертковы

          8

          1

          3

 

Чирковы

 

          1

          2

 

Юматовы

 

 

          1

 

Языковы

 

 

          3

 

ИТОГО

          69

 

          40

 

 

Приложение №2

 

Размеры поместных окладов (в четвертях) служилых людей, муромцев, числящихся в «государевом дворе» в разные периоды XVI века

 

Служилый человек

Конец 80-х годов

XVI века

Конец 90-х годов XVI века

Приложение

Григорий Васильев сын Волынской

          700

          700

 

Григорий Федоров сын Елизаров

          500

          500

 

Давид Никитин сын Замытцкой

          300

          300

 

Истома Алексеев сын Чертков

          500

          500

 

Публикуется впервые


[1]  Располагавшиеся   в междуречье Оки и Волги.

[2]  Летописный свод 1497 г. // Полное собрание Русских летописей. М.: Изд-во АН СССР, 1963. Т. 28. С. 328.

[3]  Богатов И.П. Город Муром в XIII-XVI веках / Отделение Владимирского областного отдела культурной работы.

   Муром, 1947. C. 36.

[4]  Наследственное земельное владение.

[5]  Земельный участок, предоставляемый служилому человеку за службу, первоначально, без права наследования и продажи.

[6]  Сложившаяся общественная группа с наследственными правами и обязанностями.

[7]  Сословие, существовавшее на Руси в конце XIV — начале XVIII веков. Входили в число «служилых людей по отечеству» и несли обязательную службу,

[8]  Зачисление того или иного лица в служилый чин в Московском государстве.

[9]  Тысячная книга 1550 года, и дворовая тетрадь 50-х годов XVI века / подгот. к печати А.А. Зимин. М.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 454.

[10] Мера земли, равная 1/2 десятины, десятина равна 1,09 гектара.

[11] Тысячная книга 1550 года, и дворовая тетрадь 50-х годов XVI века. Подготовил к печати А.А. Зимин. М.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 454.

[12] Разрядная книга 1475-1598 гг. М.: Наука,1966. С. 613.

[13] Духовная Василия Матвеевича (Иватина) // Акты социально-экономической истории северо-восточной Руси конец XIV- начало XVI века. Т.1. М.: Из-во АН СССР, 1952. С. 803.

[14] Не подлежавшие тем повинностям, какие налагались на тяглых.

[15] Тысячная книга 1550 года, и дворовая тетрадь 50-х годов XVI века / подгот. к печати А.А. Зимин. М.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 454.

[16]  Жалованная льготная и несудимая грамота великого князя Василия Васильевича Матвею Александровичу Осорьину на его вотчину селе Степанково и сельце Сухмен с деревнями в Муромском уезде // Акты служилых землевладельцев XV- начало XVII веков. Т. 3. М.: Древлехранилище, 2002. С. 678.

[17] Жалованная кормленая грамота великого князя Ивана Васильевича Терентию и Степану Матвеевым детям Осоргиным, волостелям гороховецким, с перечнем прав и доходов их, их тиунов и доводчиков // Акты социально-экономической истории северо-восточной Руси конец XIV – начало XVII веков. Т.3. М.:  Из-во АН СССР, 1964.С.241.

[18] Ершов В.Е. Муромцы, служилые люди и дети боярские в XVI веке / Свято-Троицкий епархиальный женский

    монастырь г. Мурома. Муром, 2007. С. 8.

[19] Тысячная книга 1550 года, и дворовая тетрадь 50-х годов XVI века / подгот. к печати А.А. Зимин. М.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 454.

[20] Правая грамота суда Матвея Васильева сына Елизарова и Пансыря Никитина приказчику троицкого с. Бестуницы Василию Андрееву сыну Стефанова по тяжбе между служилым человеком Иваном Яковлевым сыном Елизарова и Троицко-Сергиевым монастырем о земле возле великокняжеского с. Глядятского и мужского с. Бестудницкого в Дубровском ст. Муромского уезда // Акты русского государства 1505-1526 гг. М.: Из-во АН СССР, 1975. С. 193-198.

[21] Тысячная книга 1550 года, и дворовая тетрадь 50-х годов XVI века / подгот. к печати А.А. Зимин. М.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 454.

[22] Корзинин А.Л. Дворовые дети боярские в Тысячной книге 1550 г. и Дворовой тетради 50-х годов XVI в.(Электронный ресурс) // URL: drevnyaya. ru (дата обращения 30.11.2018).     

[23] Тысячная книга 1550 года, и дворовая тетрадь 50-х годов XVI века. Подготовил к печати А.А. Зимин. М.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 443.

[24] Там же. С. 454.

[25] Разрядная книга 1475-1598 гг. М.: Наука, 1966. С. 613.

[26] Тысячная книга 1550 года, и дворовая тетрадь 50-х годов XVI века / подгот. к печати А.А. Зимин. М.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 454.

[27] Проводил межи, границы земельных участков.

[28] Тысячная книга 1550 года, и дворовая тетрадь 50-х годов XVI века / подгот. к печати А.А. Зимин. М.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 454.

[29] Веселовский С.Б.  Исследования по истории Руси. М.: Наука, 1969. С. 287.

[30] Духовная грамота Василия Матвеевича (Иватина) // Акты социально-экономической истории конец XIV - начало XVI века. Т. 1. М.: Из-во АН СССР, 1952. С. 803.

[31] Акты русского государства 1505-1526 гг. М.: Наука,1975. С. 433.

[32] Акты феодального землевладения. М.: Из-во АН СССР, 1951.Ч.1. С. 241.

[33] Правитель области, с особыми полномочиями.

[34] Жалованная кормленая грамота великого князя Ивана Васильевича Александру Васильевичу Карамышеву на город Плес Костромского уезда. // Акт социально-экономической истории северо-восточной Руси конец XIV-начало XVII веков. Т. 3. М., Из-во АН СССР, 1964. С.584.

[35] Летописный свод 1497 г. // Полное собрание Русских летописей. М.: Изд-во АН СССР, 1963. Т. 28. С. 339.

[36] Тысячная книга 1550 года, и дворовая тетрадь 50-х годов XVI века / подгот. к печати А.А. Зимин. М.: Изд-во АН СССР, 1950. С. 454.

[37] Грамота царя Ивана Васильевича в Муром Матвею Апраксину о том, чтобы последний немедленно явился в Москву, отпустив запасы в Казань // Акты разрядного приказа. М.: Чтение, 1898. Кн.3. № 171.

[38] Разъездная Ивана Федорова сына Елизарова, Андрея Федорова сына Глотова и Терентия Матвеева сына Скорина земле Федора Михайловича Киселева с землей Зубаря Игнатьева сына Толызина у села Дубровского в Дубровском стане Муромского уезда. //Акты русского государства 1505-1526 гг. М.: Из-во АН СССР, 1975. № 92.

[39] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Десятня по г. Мурому 1587 г. Кн. 845, Л.333.

[40] РГАДА. Ф.1209. Поместный приказ. Подлинная писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского уезда 1628-30 гг. Оп.1.Кн.284.Л.314.

[41] Там же. Л.342, 344.

[42] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Десятня по г. Мурому 1587 г. Кн.845, Л.333.

[43] РГАДА. Ф.1209. Поместный приказ. Подлинная писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского  уезда 1628-30 гг. Оп.1.Кн.284. Л.625, 629.

[44] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Десятня по г. Мурому 1587 г. Кн.845, Л.333об.

[45] РГАДА. Ф.1209. Поместный приказ. Подлинная писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского  уезда 1628-30 гг. Оп.1.Кн.284.Л.1613.

[46] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Десятня по г. Мурому 1587 г. Кн.845, Л.333об.

[47] Ввозная грамота недорослям Степану и Афанасию Федоровым детям Киселева с матерью Марией на поместье отца в деревнях Ярцево, Опалево и Слинково в Унженском стану и деревни Пошатово и Богданов починок в Куземском стану Муромского уезда. // Акты служилых землевладельцев XV- начало XVII веков. М.: АН СССР, 1997. С. 213.

[48] РГАДА. Ф.  210. Разрядный приказ. Десятня по г. Мурому 1587 г. Кн.845, Л. 333 об.

[49] Боярские списки последней четверти XVI – начало XVII веков и роспись русского войска 1604 года // Памятник

    отечественной истории. М.: АН СССР, 1979.Ч.1. С. 287.

[50] Там же. С.318.

[51] Там же. С. 287.

[52] Ершов В.Е. Муромцы, служилые люди и дети боярские в XVI веке / Свято-Троицкий епархиальный женский

    монастырь г. Мурома. Муром, 2007. С. 24.

[53] Заслуженной дворянское звание, основанное на давней, непрерывной службе его предков.

[54] РГАДА. Ф. 210.Разрядный приказ. Десятня по Мурому 1597г. Кн.7, 9. Л.1-1об.

[55] Подлинная писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского уезда 1628-30гг. // РГАДА Ф.1209.

    Оп.1.Кн.284. Л.1531-1532.

[56] РГАДА.Ф. 210. Разрядный приказ. Десятня по г. Мурому 1597 г. Кн.7, 9.Л.2.

[57] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Десятня по г. Мурому 1587 г. Кн.845, Л. 333 об

[58] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Десятня по г. Мурому 1597 г. Кн.7, 9.Л.2 об-6 об.

[59] Там же. Л. 19 об.

[60] РГАДА. Ф.1209. Поместный приказ. Подлинная писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского уезда 1628-30 гг. Оп.1.Кн.284.Л.1014.

[61] Там же. Л. 348.

[62] Там же. Л. 257.

[63] РГАДА. Ф. 1209. Поместный приказ. Столбцы по Нижнему Новгороду. Д. 629/20978.Список 1628 г. Л. 37.38.

[64] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Десятня по г. Мурому 1597 г. Кн.7, 9. Л. 2об-6об.

[65] РГАДА. Ф.1209. Поместный приказ. Подлинная писцовая книга поместных и вотчинных земель в станах Муромского уезда 1628-30 гг. Оп. 1.Кн. 284. Л. 1555.

[66] Там же. Л. 334

[67] Там же. Л. 1485.

[68] Там же. Л. 1265.

[69] Там же Л. 1435-1439.

[70] Там же. Л. 1562.

[71] РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Десятня по г. Мурому 1597 г. Кн. 7, 9. Л. 1-49.

[72] Там же.Л.3об.  

 


(1.3 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 24.01.2019
  • Автор: Ершов В.Е.
  • Ключевые слова: Муром, служилые люди, дети боярские, оклады, верстание, десятня 1597г., Дворовая тетрадь, Тысячная книга, 16 век, дворовые
  • Размер: 71.66 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Ершов В.Е.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Ершов В.Е. Служилые люди, муромцы, вошедшие в «государев двор» во второй половине XVI века
Чеченков П.В. Пополнение нижегородской служилой элиты после Смуты
Чеченков П.В. Служилый Нижний в 1622 году (нижегородская десятня 1622 г.: персональный состав и основные параметры уездной служилой корпорации)
Моисеев М.В. Царь, посад и дипломатия (Нижегородский казус 1613 года)
Чеченков П.В. Численность и фамильный состав нижегородской служилой корпорации конца XVI – середины XVII в.
Чеченков П.В. Нижегородская администрация конца XIV – 70-х гг. XVI в. (хронологические перечни)
Чеченков П.В. Персональный состав нижегородского дворянства и управление Нижегородским краем в середине XV – середине XVI в.
Мигунов Ю.В. История происхождения и формирования уездных служилых организаций в XV - первой половине XVII вв. (на примере служилой организации Арзамасского уезда)

2004-2019 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100