ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

15 ноября 2017 г. опубликованы материалы: "Всяк кулик на своей кочке велик. Народные пословицы и поговорки о птицах", продолжение книги Н.И. Решетникоа "Мир животных пословицах, поговорках, приметах и повериях".


   Главная страница  /  Человек и текст

 Человек и текст
Размер шрифта: распечатать





Роберт Шекли. Цивилизация статуса (312.16 Kb)

Перевод: В.Баканов, Василькова

Глава 1

 

    Сознание возвращалось медленно и болезненно. Он прорывался  сквозь

плотный слой сна, из воображаемого  начала всех начал, пересекал  само

время. Он вытянул псевдоподию из  изначальной тины, и эта  псевдоподия

была им. Он стал амебой, заключавшей в себе его сущность, затем рыбой,

помеченной некоторой индивидуальностью, затем обезьяной, не похожей на

других. И, наконец, стал человеком.

    Каким? Он  смутно видел  себя,  стоящим с  лучевиком в  руках  над

трупом. Вот таким.

    Он очнулся, протер глаза и стал ждать других воспоминаний.

    Но ничего не вспомнил. Даже имени.

    Он поспешно  сел  и  приказал  памяти  вернуться.  Безуспешно.  Он

огляделся вокруг, надеясь найти ключ к своей личности.

    Маленькая серая комната, в одном конце которой - закрытая дверь. В

другом, в алькове, сквозь  штору виднелся крошечный туалет.  Помещение

освещалось из  какого-то скрытого  источника, возможно,  с потолка.  В

комнате стояли кровать, стул - больше ничего.

    Он   подпер    подбородок   рукой,    сомкнул   веки,    попытался

сосредоточиться. Гомо сапиенс,  мужчина, человек с  планеты Земля.  Он

говорил на языке,  называющемся английским. (Значит  ли это, что  были

другие языки?) Ему были известны названия предметов: комната, кровать,

стул. Он обладал,  кроме того, определенным  запасом общих знаний.  Но

отдавал себе  отчет, что  существует великое  множество важных  вещей,

которые он знал когда-то, но не знает сейчас.

    Со мной что-то случилось.

    Это "что-то"  могло кончиться  хуже. Если  бы оно  продлилось  еще

немного, он мог остаться безмозглым созданием, лишенным дара речи,  не

осознающим даже того, что он является человеком, мужчиной, землянином.

Кое-что ему сохранили.

    Но когда  он попытался  выйти за  рамки известных  ему фактов,  то

натолкнулся на темную, заполненную ужасом зону. НЕ ВХОДИТЬ.

    Я, наверное, был болен.

    Единственное разумное объяснение. В  свое время, вероятно, у  него

были какие-то воспоминания о птицах, деревьях, друзьях, его  положении

в обществе, а может  быть, и о жене.  Теперь он мог лишь  предполагать

их. Когда-то он говорил:  "Это похоже на .."  или "Это напоминает  мне

.." Теперь же ничто ни о чем ему не напоминало, вещи были самими собой

- и только. Он потерял возможность сравнивать и противопоставлять.  Он

не мог больше анализировать настоящее в свете пережитого прошлого.

    Должно быть, я в больнице.

    Конечно. Здесь его лечат.  Добрые врачи трудятся над  возвращением

ему памяти, осознания личности, чтобы сообщить  ему, кто он и что  он.

Благородный труд!  Он почувствовал,  как на  глазах у  него  выступили

слезы благодарности.

    Он встал и медленно обошел комнатку. Дверь была заперта.

    Он стал  ждать.  Прошло  немало времени,  прежде  чем  в  коридоре

послышались шаги.

    Шаги остановились  у его  двери. Панель  откатилась в  сторону,  и

показалось чье-то лицо.

    - Как самочувствие?

    Судя по коричневой форме и предмету, висящему на поясе  (вероятно,

оружие, подумал он), пришедший был охранником.

    - Вы можете сказать, как меня зовут?

    - Называй себя "четыреста второй", - сказал охранник. - По  номеру

камеры.

    Ему это не понравилось. Но лучше 402-й, чем никто. Он спросил:

    - Я долго болел? Сейчас мне лучше?

    -  Да,  -  иронично  заверил  охранник.  -  Веди  себя   спокойно.

Подчиняйся правилам. Не вздумай дурить.

    - Конечно,  - согласился  402-й.  - Но  почему  я ничего  не  могу

вспомнить?

    - Так всегда, - ответил охранник и повернулся к выходу.

    402-й окликнул его:

    - Подождите!

    Нельзя же так оставлять меня, не объяснив. Что со мной  случилось?

Почему я в больнице?

    - В  больнице?  - удивился  охранник  и, ухмыляясь,  посмотрел  на

402-го. - С чего ты взял?

    - Я так предполагаю.

    - Ты предполагаешь неверно. Это тюрьма.

    402-й вспомнил сон  об убитом человеке.  Сон или воспоминания?  Он

отчаянно взмолился:

    - В чем меня обвиняют? Что я сделал?

    - Узнаешь, - бросил страж.

    - Когда?

    - После приземления. А пока готовься к собранию.

    Он  ушел.  402-й  сидел  на  кровати  и  пытался  думать.  Кое-что

прояснилось: он в  тюрьме, и  тюрьма вскоре приземлится.  Что все  это

значит? Зачем тюрьме приземляться? И что за собрание ждет его впереди?

 

    Ему почудилось, будто прозвенел звонок. Дверь камеры открылась.

    Что надо делать?

    402-й  подошел  к  двери  и  выглянул  в  коридор.  Он  был  очень

возбужден, но ему не  хотелось покидать камеру  - она давала  ощущение

безопасности. Подошел охранник.

    - Не бойся. Никто тебе ничего не сделает. Иди по коридору прямо.

    Охранник легонько подтолкнул  его, и 402-й  пошел по коридору.  Он

видел другие открытые камеры, людей, выходящих в коридор.  Большинство

было в замешательстве, все молчали. Покрикивали только охранники:

    - Прямо, давай двигай, прямо!

    Их пригнали в большую круглую аудиторию. На балконе,  опоясывающем

комнату,  стояли   вооруженные   стражи.   Их   присутствие   казалось

необязательным:  испуганная  и  ничего  не  соображающая  толпа  и  не

помышляла о  бунте. Однако  охранники имели  символическое значение  -

напоминали только  что пробудившимся  людям о  самом важном  факте  их

жизни: они арестанты.

    Через несколько минут на балконе появился человек в темной  форме.

Он поднял руку,  призывая к вниманию,  хотя и так  с него не  спускали

глаз, и по аудитории загремел голос:

    - Слушайте внимательно и постарайтесь запомнить, что я вам  скажу.

Эти факты важны для вашего существования. Все вы, - продолжал  оратор,

- недавно очнулись в своих камерах. Вы поняли, что ничего не помните о

прежней жизни, даже собственных  имен. У вас  есть лишь скудный  запас

общих сведений, достаточный, однако, для взаимодействия с реальностью.

Я не расширю  ваши познания.  Все вы там,  на Земле,  были злобными  и

гнусными   преступниками,   людьми    наихудшего   сорта,    лишенными

Государством права на существование. В менее просвещенные века вас  бы

казнили. В наше время вас выслали.

    По аудитории прошел шум, и офицер поднял руку, требуя тишины.

    - Все  вы преступники.  У  вас одна  общая черта  -  неспособность

выполнять основные  обязательные правила  человеческого общества.  Эти

правила необходимы в цивилизованном обществе. Нарушив их, вы совершили

преступление против человечества.  Поэтому человечество отторгло  вас.

Вы - палка в колесах цивилизации  и изгнаны в мир вам подобных.  Здесь

вы вправе  создавать свои  законы  и умирать  по ним.  Здесь  свобода,

которой вы жаждали, - неудержимая и губительная свобода роста  раковых

клеток.

    Оратор вытер лоб и проникновенно посмотрел в глаза узникам.

    - Но,  возможно,  -  произнес  он, -  некоторые  из  вас  добьются

реабилитации. Омега  -  планета,  на  которую мы  летим,  -  это  ваша

планета, ее населяют исключительно преступники. Это мир, где вы можете

начать жизнь  сначала, без  всяких  предубеждений против  вас!  Вашего

прошлого нет.  Не  пытайтесь  вспоминать  его.  Подобные  воспоминания

только стимулируют  криминальные  наклонности.  Считайте  себя  заново

родившимися.

    Взвешенные,  продуманные   слова  имели   какое-то   гипнотическое

воздействие, 402-й слушал, гладя вдаль, будто в полудреме.

    -  Новый  мир,  -  говорил  оратор.  -  Вы  переродились  -  но  с

необходимым сознанием греха. Иначе вам было бы не по силам бороться со

скрывающимся в вас  злом. Помните  это. Помните, спасения  нет, и  нет

возврата. Сторожевые  корабли,  оснащенные новейшим  лучевым  оружием,

патрулируют воздушное пространство Омеги  днем и ночью. Они  уничтожат

любой предмет, поднявшийся более чем на пятьсот футов над поверхностью

планеты. Свыкнитесь с этими фактами.

    Оратор ушел  с балкона.  Среди  заключенных пробежал  шепоток.  Но

вскоре замер -  говорить было не  о чем. Узникам,  не помнящим  своего

прошлого,  не  на  чем  основываться,  размышляя  о  будущем.   Нельзя

обмениваться опытом и  впечатлениями, если опыт  и впечатления  только

что возникли.

    Охранники на балконе застыли, как мумии, недвижимые и безликие.  И

тут легчайшая дрожь прошла по полу аудитории. Затем она превратилась в

вибрацию, и  402-й  почувствовал  тяжесть, словно  на  тело  навалился

невидимый груз.

    Из громкоговорителей прозвучал голос:

    - Внимание!

    Корабль приземляется на Омеге.

    Вскоре будет произведена высадка.

    Заключенных построили в  колонну и  вывели из  помещения. Все  еще

ошеломленные, они  шли по  бесконечному коридору  огромного корабля  к

открытому люку, через который врывался яркий свет.

    402-й спустился по длинной лестнице  и оказался на твердой  почве.

Он стоял на большой,  залитой солнцем площади, окруженной  любопытными

зрителями.

    - Отвечайте, когда  называют ваш  номер. Вам  будет сообщена  ваша

личность! - прогремели динамики.

    402-й чувствовал себя слабым и усталым. Сейчас его не интересовало

ничего. Хотелось только лечь, заснуть или подумать о происходящем.  Он

осмотрелся и машинально отметил гигантскую ракету, охранников,  зевак.

Над  головой  в  синеве  небес  плавали  черные  пятна.  Сначала   они

показались ему  птицами.  Затем,  приглядевшись,  он  понял,  что  это

сторожевые корабли.

    - Номер 1!

    - Здесь, - ответил голос.

    - Номер 1, ваше имя Вайн  Саусхолдер, 34 года, группа крови  АЛ-2,

индекс АР-431-С. Виновен в измене.

    Толпа наблюдающих громко зааплодировала.

    402-й,  дремлющий   на   солнце,  слушал   перечисление   убийств,

ненормальностей, подделок, мутаций...

    - Номер 402!

    - Здесь.

    - Номер 402,  ваше имя Уилл  Баррент, 27 лет,  группа крови  ОЛ-З,

индекс ЭКС-221-Р. Виновен в убийстве.

    Толпа приветственно зашумела, но 402-й едва ли что-нибудь  слышал.

Он привыкал к тому, что  у него есть имя.  Настоящее имя, а не  номер.

Уилл Баррент. Он  надеялся, что не  забудет его, и  повторял про  себя

снова и снова. И чуть не пропустил последнее объявление.

    - Ваше временное жилье находится на площади А-2. Будьте  осторожны

и осмотрительны в словах  и поступках. Наблюдайте, слушайте,  учитесь.

Закон обязывает меня сообщить вам, что средняя продолжительность жизни

на Омеге приблизительно три земных года.

    Последние слова не сразу дошли до Баррента. Он все еще свыкался со

своим новым именем. И не задумывался о том, что значит быть убийцей на

планете преступников.

 

Глава 2


 

 

    Прибывших, человек  около  пятисот,  повели  к  рядам  бараков  на

площади А-2. Они были еще не  людьми, они были существами, чья  память

охватывала события едва ли одного часа. Новорожденные сидели на койках

и с любопытством  оглядывали свои тела,  увлеченно рассматривали  свои

ноги  и  руки.  Они  смотрели  друг  на  друга  и  видели  собственное

бесформенное отображение в чужих глазах. Зрелость приходила быстро, из

забытых видений и  призраков памяти,  рождалась из  старых привычек  и

личностных черт, сохранившихся как  обрывки порванной нити их  прошлой

жизни на Земле.

    Уилл Баррент,  отстояв  в  очереди  к  зеркалу,  увидел  приятного

молодого человека  с  тонким  носом, прямыми  каштановыми  волосами  и

честным волевым лицом, не помеченным следами сильных страстей. Баррент

разочарованно отвернулся, - это было лицо незнакомца.

    Позднее, изучая  себя  более  тщательно,  он  не  мог  найти  даже

какого-нибудь шрама, по  которому можно  было бы отличить  его тело  -

скорее тренированное, чем мускулистое - от тысячи других. Его руки  не

были натружены. Интересно, какую работу он выполнял на Земле...

    Убийство?

    Баррент нахмурился. Он не был готов принять это.

    Его тронули за плечо.

    - Как настроение?

    Баррент обернулся и  увидел перед  собой крупного,  широкоплечего,

рыжеволосого мужчину.

    - Нормально, - ответил Баррент. - Вы стояли впереди меня, да?

    - Верно. Номер 401. Дэнис Фоэрен.

    Баррент представился.

    - Ваше преступление? - поинтересовался Фоэрен.

    - Убийство.

    Фоэрен с уважением кивнул.

    - А  я фальшивомонетчик.  По моим  рукам этого  не скажешь.  -  Он

протянул две лапищи, покрытые редкими рыжими волосами. - Но в них  все

мое искусство.  Память  вернулась  сперва к  рукам.  Им  не  терпелось

взяться за работу. А я и не помнил, за какую.

    - И что вы сделали? - спросил Баррент.

    - Крепко  зажмурился  и  дал  им волю,  -  объяснил  Фоэрен.  -  И

обнаружил, что они копаются в замке камеры. - Он поднял свои ручищи  и

с восхищением посмотрел на них. - Умные, дьяволята!

    - Копаются в замке? - переспросил Баррент. - Мне послышалось,  что

вы фальшивомонетчик.

    - Ну,  это мое  основное занятие.  Такие кудесники  могут  сделать

почти  все.  Подозреваю,  что  меня  только  поймали  на  изготовлении

фальшивых денег;  возможно, я  также и  взломщик. Моим  рукам  слишком

много всего известно.

    - Вы узнали о себе больше, чем это удалось мне, - сказал  Баррент.

- Я как во сне.

    - Это ведь только начало, - утешил Фоэрен. - Все еще станет  ясно.

Главное - мы на Омеге.

    - Согласен, - кисло произнес Баррент.

    - Вы слышали, что сказал тот человек? Это наша планета!

    - Со средней  продолжительностью жизни  три года,  - напомнил  ему

Баррент.

    - Возможно,  пустая болтовня,  - отмахнулся  Фоэрен. -  Я не  верю

охранникам. Земля!.. Кому  она теперь  нужна? У  нас есть  собственный

мир, Баррент. Мы свободны!

    - Абсолютно верно, друзья,  - вмешался другой человек,  маленького

роста со скрытным взглядом. - Меня зовут Джо, - сообщил он. - На самом

деле мое  имя  Джоао, но  я  предпочитаю архаичную  форму  с  ароматом

старого доброго времени. Джентльмены, я случайно услышал ваш  разговор

и полностью согласен с нашим рыжеволосым другом. Какие возможности!

    Нас отвергла Земля? Превосходно! Обойдемся  без нее. Мы все  равны

здесь,  свободные   люди  свободного   общества.  Нет   униформ,   нет

охранников,  нет  солдат.  Только  раскаявшиеся  бывшие   преступники,

желающие жить в мире.

    - За что вас? - спросил Баррент.

    -  Сказали,  что  я  кредитный  вор,  -  ответил  Джо.  -   Стыдно

признаться, но я не помню, что такое кредитный вор. Хотя надеюсь,  что

вспомню.

    - Может быть, у властей есть какой-нибудь восстановитель памяти, -

предположил Фоэрен.

    - у властей?! - негодующе повторил Джо. - Это наша планета. Мы все

равны здесь. Нам же сказали: никаких властей. Нет, друзья, эту  чепуху

мы оставили на Земле. Сейчас...

    Он  вдруг  смолк.  Открылась  дверь,  и  в  барак  вошел  человек,

очевидно,  старый  житель  Омеги,   потому  что  вместо  серой   формы

заключенных на нем была яркая желтая  с синим одежда. На поясе у  него

висели пистолет в кобуре и нож. Став на пороге, он упер руки в бока  и

стал разглядывать новичков. - Ну?

    - проговорил он. - Вы что, Квестора не узнаете? Встать!

    Никто не пошевелился.

    Лицо Квестора побагровело.

    - Придется поучить вас уважительности.

    Он еще не успел вытащить оружие, а все уже были на ногах.  Квестор

посмотрел на них и с явным сожалением сунул пистолет в кобуру.

    - Первое, что  вам следует уяснить,  - сказал Квестор,  - это  ваш

статус на Омеге. У вас нет статуса.  Вы - пеоны, а это значит, что  вы

ничто.

    Он подождал немного и продолжил:

    - Теперь внимание, пеоны. Объясняю ваши обязанности.

 

Глава 3


 

 

    - Итак, вы нижайшие  из низших. Нет  никого презреннее вас,  кроме

мутантов, а они вообще не люди.. Вопросы есть?

    Квестор ждал. Вопросов не было.

    - Я определил, кто вы  такие. Теперь перейдем к остальным  жителям

Омеги. Во-первых, все более важны,  чем вы; но некоторые более  важны,

чем остальные.  Следующим  за  вами по  рангу  идет  Житель,  немногим

отличающийся от вас, а затем - Свободный Гражданин. Он носит на пальце

серое кольцо статуса,  а его одежда  черная. Тоже не  бог весть  какая

шишка, но гораздо  значительнее вас.  Если повезет,  некоторые из  вас

могут стать Свободными Гражданами.

    Далее следуют Привилегированные Классы, различающиеся по символам,

соответствующим рангу: например, у Хаджи - золотая серьга. Со временем

вы  узнаете  прерогативу  всех  степеней  и  рангов.  Нужно  упомянуть

священнослужителей.  Не  относясь  к  Привилегированным  Классам,  они

обладают определенными льготами и правами. Я понятно говорю?

    Все утвердительно забормотали. Квестор продолжал:

    -  Переходим  к   вопросам  поведения.   Пеоны  обязаны   называть

Свободного Гражданина его  полным титулом,  обращаясь к  нему со  всем

уважением.

    С  Привилегированными  Классами,  например,  Хаджи,  разговаривать

разрешается, только когда с вами заговорят, стоять надо смирно,  глядя

под   ноги,   а   руки   держать   сцепленными   впереди   себя.    От

Привилегированного Гражданина  нельзя отходить  без разрешения.  Ни  в

коем случае  не позволять  себе сидеть  в его  присутствии. Ясно?  Вам

предстоит еще  многое  узнать.  Мой  ранг  Квестора  приравнивается  к

Свободному   Гражданину,   но   обладает   некоторыми    прерогативами

Привилегированных.

    Квестор оглядел  слушателей, желая  убедиться,  что до  них  дошел

смысл сказанного.

    - Эти бараки  - ваш временный  дом. Задавать вопросы  мне можно  в

любое время,  но глупые  или дерзкие  будут наказываться  побоями  или

смертью. Помните, что вы нижайшие из низших, тогда останетесь в живых.

 

    На несколько секунд Квестор замолчал. Затем объявил:

    - Через два-три дня вас распределят на работу. Некоторые пойдут  в

германиевые шахты, некоторые  - на рыболовный  флот, в разные  отрасли

торговли. А пока можете осмотреть Тетрахид.

    Заметив непонимающие взгляды, Квестор пояснил:

    - Тетрахид - название города,  в котором вы находитесь. Это  самый

большой город на Омеге. - Он смолк, потом добавил: - И единственный.

    - Что значит название Тетрахид? - спросил Джо.

    - Откуда я знаю! - оскалился Квестор. - Возможно, это одно из  тех

старых земных  названий,  которые  вытаскивают  скреннеры.  Во  всяком

случае, будьте поаккуратнее, входя в него.

    - Почему? - спросил Баррент.

    Квестор ухмыльнулся.

    - Это, пеон, тебе предстоит узнать самому.

    Он повернулся и вышел из барака.

    Баррент подошел  к  окну.  Из него  открывался  вид  на  пустынную

площадь и улицы Тетрахида.

    - Собираетесь туда? - спросил Джо.

    - Пожалуй. Пойдете со мной?

    Маленький кредитный вор покачал головой.

    - Думаю, это небезопасно.

    - Фоэрен, а вы?

    - Мне тоже  что-то не хочется,  - сказал Фоэрен.  - Полагаю,  пока

лучше оставаться в бараке.

    - Странно, - произнес Баррент. - Это же наш город. Идет кто-нибудь

со мной?

    Фоэрен пожал плечами, Джо махнул  рукой и лег на койку.  Остальные

даже не взглянули в его сторону.

    - Хорошо, - сказал Баррент. - Потом я вам все расскажу.

 

x x x


 

 

    С минуту он подождал, надеясь,  что кто-нибудь изменит решение,  и

вышел.

    Город Тетрахид представлял собой  цепочку зданий, вытянутую  вдоль

узкого полуострова.  Со стороны  суши полуостров  огораживала  высокая

каменная стена с воротами, охраняемыми часовыми. Самым крупным зданием

была  Арена,   раз   в  год   используемая   для  Игр.   Возле   Арены

сосредоточивались государственные учреждения.

    Баррент шел по узким  улочкам, осматриваясь по сторонам,  стараясь

представить себе,  на  что  похож  его новый  дом.  В  глубине  памяти

пробуждались какие-то  смутные картины.  Подобное  место он  видел  на

Земле.

    Пройдя Арену, Баррент вышел на главный деловой проспект Тетрахида,

удивленно  читая   вывески:  "Доктор   без  лицензии   -  аборты   без

промедления!", "Дисквалифицированный адвокат  - политический пул!"  Он

шел  дальше,  мимо  магазинов,  рекламирующих  краденые  товары,  мимо

заведения с вывеской: "Чтение мозгов! Штат из скреннирующих  мутантов.

Ваше  прошлое  на  Земле  будет  открыто!"  Баррент  хотел  зайти,  но

вспомнил, что у него нет ни гроша, а на Омеге, похоже, деньги  ценятся

высоко.

    Он свернул в  переулок, миновал несколько  ресторанов и подошел  к

большому зданию Института  ядов (Льготные условия.  Рассрочка до  трех

лет. Результат гарантирован, в противном случае деньги  возвращаются).

Вывеска над следующей дверью гласила:

    "Гильдия Убийц".

    После вводной  беседы  на  корабле Баррент  решил,  что  на  Омеге

делается  все  для   исправления  преступников.  Но   этому  явно   не

соответствовали вывески и  объявления, или же  это был какой-то  очень

странный метод исправления. Он  двинулся дальше, медленно, в  глубоком

раздумье.

    Потом он заметил, что люди уходят с его пути, прячутся в магазинах

и подъездах. Старая женщина, взглянув на него, убежала.

    Что происходит?  Может быть,  их пугает  форма заключенного?  Нет,

жители Омеги не впервые видят такую. Тогда в чем дело?

    Улица опустела.  Рядом с  ним  хозяин магазина  торопливо  опускал

железную штору.

    - Что случилось? - спросил его Баррент.

    - Ты спятил?! - воскликнул хозяин. - Сегодня же День Посадки!

    - Простите?

    - День  Посадки! -  повторил  тот. -  День приземления  корабля  с

заключенными. Убирайся в свой барак, идиот!

    Он опустил штору, и  послышался щелчок запираемого замка.  Баррент

внезапно почувствовал  страх.  Что-то тут  неладно.  Нужно  немедленно

возвращаться. Глупо  было  идти  в  город, не  зная  обычаев.  К  нему

приближались трое  мужчин, хорошо  одетые,  каждый с  золотой  серьгой

Хаджи в левом ухе. Все трое были вооружены.

    Один из них крикнул:

    - Остановись, пеон!

    Баррент  увидел,  что  рука  мужчины  потянулась  за  оружием,   и

остановился.

    - В чем дело? - спросил он.

    - Сегодня День  Посадки, -  ответил мужчина и  посмотрел на  своих

друзей. - Ну, кто первый?

    - Бросим жребий.

    - Вот монета.

    - Нет, лучше на пальцах.

    - Приготовились? Раз, два, три!

    -  Он  мой,   -  сказал  Хаджи,   стоявший  слева.  Его   приятели

отодвинулись, а он вытащил оружие.

    - Подождите! - взмолился Баррент. - Что вы делаете?

    - Собираюсь застрелить тебя, - сообщил мужчина.

    - Почему?!

    Мужчина улыбнулся.

    - Потому что это привилегия Хаджи.

    В День Посадки мы имеем право убить любого пеона, покинувшего свой

барак.

    - Но меня не предупредили!

    - Естественно, - согласился мужчина. Если новичков  предупреждать,

то они не будут выходить из бараков в День Посадки. А это испортит всю

забаву.

    Он прицелился.

    Баррент  среагировал  молниеносно.  Бросился  на  землю,   услышал

шипение и  увидел, как  от  здания, под  которым он  лежал,  отвалился

оплавленный кусок.

    - Теперь моя очередь, - сказал другой мужчина.

    - Прости, приятель, но очередь моя.

    - Старшинство, мой друг, имеет свои привилегии. Стреляю я.

    Однако Баррент  был  уже  на  ногах  и  бежал.  Преследователи  не

торопились, словно были совершенно уверены в успехе. Баррент свернул в

боковую улицу и понял, что сделал ошибку. Улица заканчивалась тупиком.

Сзади не спеша подходили Хаджи.

    Баррент затравленно озирался по сторонам. Все двери были  заперты,

все витрины зашторены. Некуда юркнуть, негде спрятаться.

    И тут он  увидел открытую  дверь, которую,  не заметив,  пробежал.

Вывеска гласила: "Общество по защите жертв". Как раз для меня, подумал

Баррент.

    Он рванулся назад, скользнул прямо под носом у ошеломленных  Хаджи

и ввалился  в  дверь.  Преследователи  не  пошли  за  ним.  Их  голоса

слышались снаружи - обсуждался  вопрос первенства. Баррент понял,  что

попал в какое-то убежище.

    Он находился в просторном, ярко освещенном помещении. На скамье  у

стены сидели  несколько оборванцев,  смеявшихся над  какой-то  шуткой.

Немного в стороне от  них - темноволосая  девушка с большими  зелеными

глазами. В  дальнем конце  комнаты  за столом  сидел  представительный

мужчина.

    Баррент подошел к столу.

    - Это Общество по защите жертв? - спросил он.

    - Совершенно верно, сэр, - сказал мужчина. - Я Рондольф  Френдлер,

президент этой бескорыстной организации. Могу быть вам полезен?

    - Воистину да, - ответил Баррент. - Видите ли, я - жертва.

    - Я это сразу понял, - сообщил Френдлер, тепло улыбаясь.

    - Мистер Френдлер, я не член вашей организации.

    -  Не  имеет   значения,  -  заверил   Френдлер.  -  Мы   защищаем

неотъемлемые права всех жертв. -  Очень хорошо, сэр. Там снаружи  трое

хотят убить меня.

    - Понимаю,  - произнес  мистер Френдлер.  Он открыл  ящик стола  и

вынул толстую книгу. Быстро пролистав ее, он нашел нужную страницу.  -

Скажите, вы определили статус этих людей?

    - По-моему, они Хаджи. У каждого золотая серьга в левом ухе.

    - Точно, - подтвердил мистер  Френдлер. - А сегодня День  Посадки.

Вы с только что приземлившегося корабля и относитесь к пеонам, не  так

ли?

    - Так, - сказал Баррент.

    - В таком случае я счастлив сообщить, что все в порядке. Охота Дня

Посадки заканчивается  с  заходом  солнца.  Вы  можете  спокойно  уйти

отсюда, зная, что ваши права никоим образом не нарушены.

    - Уйти? После захода солнца, вы имеете в виду?

    Мистер Френдлер покачал головой и печально улыбнулся.

    - Боюсь, что нет. По закону вы должны уйти немедленно.

    - Но они убьют меня!

    - Верно,  -  согласился Френдлер.  -  К сожалению,  ничего  нельзя

сделать. Таков смысл слова "жертва".

    - Я думал, у вас защищают...

    - Так и есть. Но мы защищаем  права, а не самих жертв. Ваши  права

не нарушены.  У  Хаджи есть  привилегия  охотиться на  пеонов  в  День

Посадки в любое  время до  заката. Однако необходимо  добавить: вы,  в

свою очередь, имеете право убить любого, кто покушается на вас.

    - У меня нет оружия, - сказал Баррент.

    - У жертв  никогда нет оружия,  - заверил Френдлер.  - В том-то  и

разница. Понимаете?

    Баррент все еще слышал ленивые голоса Хаджи на улице. Он спросил:

    - У вас есть другой выход?

    - К сожалению, нет.

    - Тогда я просто не уйду.

    Продолжая улыбаться, мистер Френдлер выдвинул ящик стола и  достал

пистолет.

    - Вы  должны  уйти.  Либо  выходите  к  Хаджи,  либо  вы  лишитесь

последнего шанса и умрете здесь, - сказал он, прицеливаясь.

    - Одолжите мне ваше оружие, - попросил Баррент.

    - Не позволено, - объяснил Френдлер. - Нельзя же допустить,  чтобы

жертвы   бегали   вооруженные,   сами   понимаете.   -   Он    щелкнул

предохранителем. - Ну, уходите?

    Баррент прикинул  возможность броска  через стол  за пистолетом  и

понял, что  ничего не  получится.  Он повернулся  и медленно  пошел  к

двери. Мужчины  все еще  смеялись. Темноволосая  девушка поднялась  со

скамейки и встала  у входа.  Подойдя ближе, Баррент  заметил, что  она

очень хороша собой. Интересно, какое преступление привело ее на Омегу,

подивился он.

    Проходя  мимо  девушки,  Баррент  почувствовал,  как  в  его  руку

скользнул маленький, грозного вида пистолет.

    - Удачи, -  произнесла девушка. -  Надеюсь, вы знаете,  как с  ним

обращаться?

    Баррент благодарно кивнул, хотя этой надежды вовсе не разделял.

 

Глава 4


 

 

    Улица была  пуста,  если не  считать  спокойно  переговаривающихся

Хаджи.

    Когда Баррент вышел,  двое отодвинулись, а  третий шагнул  вперед.

Увидев, что Баррент вооружен, он быстро прицелился.

    Баррент кинулся  на землю  и нажал  на гашетку  своего оружия.  Он

почувствовал, как оно дрогнуло  в руке, и увидел,  что голова и  плечи

Хаджи потемнели и начали распадаться. Прежде чем он успел  прицелиться

в  других,  пистолет  вывернуло  из  руки  с  дикой  силой  -  выстрел

умирающего Хаджи задел ствол.

    Баррент в  отчаянии рванулся  к оружию,  понимая, что  вовремя  не

успеет, тело напряглось в ожидании смертельного удара... Он  докатился

до пистолета,  удивительным  образом живой,  прицелился  в  ближайшего

Хаджи.

    И едва успел  удержаться от  выстрела. Хаджи  вкладывали оружие  в

кобуры. Один из них сказал:

    - Бедный старый Дрэйкен. Он так и не научился быстро целиться.

    - Мало  было практики,  - заметил  второй. -  Дрэйкен не  очень-то

тренировался.

    - Вот наглядный урок. Нельзя терять форму.

    -  И  не  следует  недооценивать  противника,  даже  пеона.  -  Он

посмотрел на Баррента. - Отличный выстрел, приятель.

    -  Действительно,  превосходный   выстрел,  -  подтвердил   другой

мужчина. - Из пистолета чрезвычайно трудно точно стрелять в падении.

    Баррент, дрожа, поднялся на  ноги, сжав в  руке оружие, готовый  к

действию при первом  подозрительном движении Хаджи.  Но они вели  себя

очень спокойно, явно считая инцидент исчерпанным.

    - Что теперь? - спросил Баррент.

    - Ничего,  - ответил  один  из Хаджи.  -  В День  Посадки  каждому

человеку или охотничьей партии  позволено только одно убийство.  После

этого вы вне охоты.

    - Неинтересный праздник, - пожаловался его товарищ. Не сравнить  с

Играми или Лотереей.

    - Вам остается только пойти  в Регистрационную контору, -  перебил

первый, - и получить наследство.

    - Что?

    - Ваше наследство, - терпеливо повторил Хаджи. - Вы наследуете все

состояние вашей жертвы. Но от Дрэйкена, должен вам сообщить, много  не

получите.

    - Он  никогда  не был  хорошим  бизнесменом, -  печально  произнес

другой. -  И  все  же для  начала  неплохо.  А так  как  вы  совершили

узаконенное убийство  -  хотя  и  в высшей  степени  необычное,  -  то

подниметесь в положении. Вы стали Свободным Гражданином.

    На улице  появились  люди,  лавочники  открывали  шторы.  Подъехал

грузовик с  надписью "Удаление  тел.  Группа 5",  и четверо  мужчин  в

униформе забрали  тело  Дрэйкена.  Это больше,  чем  заверения  Хаджи,

убедило Баррента, что все позади. Он положил оружие девушки в карман.

    - Регистрационная  контора  там, -  сказал  один из  Хаджи.  -  Мы

выступим вашими свидетелями.

    Баррент еще не полностью понимал, что происходит. Но раз все  идет

хорошо, он решил не задавать вопросов. Успеет разобраться потом.

    В сопровождении  Хаджи  он  пришел в  Регистрационную  контору  на

Оружейной площади. Здесь  клерк со скучной  миной выслушал  показания,

достал деловые бумаги Дрэйкена и вместо его имени вписал имя Баррента.

В  документах  уже  было   несколько  подобных  изменений  -   видимо,

круговорот бизнеса в Тетрахиде совершается быстро.

    Так Баррент оказался владельцем  магазина противоядий по  бульвару

Пламени. Бумаги официально возводили его в ранг Свободного Гражданина.

Клерк  вручил  кольцо  статуса,   сделанное  из  оружейной  стали,   и

посоветовал как можно  скорее сменить одежду  во избежание  неприятных

недоразумений. Хаджи пожелали ему  удачи и всяческих успехов.  Баррент

решил  осмотреть  свое  новое  жилище   и  магазин.  На  фасаде   дома

красовалась  вывеска:  "Средства  от  всех  ядов.  Приобретайте  набор

"Сделай сам, если хочешь выжить". Двадцать три противоядия в карманной

коробке!" Баррент открыл дверь и  вошел. За низкой стойкой до  потолка

тянулись  полки,  заставленные  бутылками,  склянками,  картонками   и

квадратными стеклянными банками с листьями, веточками, грибами.  Рядом

стоял маленький шкаф,  с книгами. Баррент  прочел несколько  названий:

"Быстрое диагностирование  при остром  отравлении", "Группа  мышьяка",

"Производные белены".

    Было очевидно, что отравление играет значительную роль в обыденной

жизни Омеги, раз существуют  магазины - а наверное,  есть и другие,  -

которые готовят и распространяют противоядия. Баррент подумал и решил,

что получил необычное, но почетное дело. Он изучит все книги и узнает,

как его следует вести.

    К магазину примыкали гостиная, спальня и кухня. В одном из  шкафов

Баррент нашел плохо сшитый черный  костюм Гражданина и переоделся,  не

забыв переложить в карман пистолет.  Покинув магазин, он направился  в

Общество по защите жертв.

 

x x x


 

 

    Дверь все еще была открыта, а трое оборванцев все так же сидели на

скамье. Теперь они не смеялись. Долгое ожидание, казалось, утомило их.

За столом просматривал бумаги мистер Френдлер. Девушки не было.

    Баррент подошел к столу, и Френдлер встал.

    - Примите мои поздравления! Дорогой друг, искренние,  наитеплейшие

поздравления! Великолепный выстрел! Притом в падении!

    - Благодарю вас, - произнес Баррент. - Я пришел сюда, чтобы...

    - Знаю,  знаю, -  сказал  Френдлер. -  Вы желаете  осведомиться  о

правах и  обязанностях  Свободного Гражданина.  Естественное  желание.

Садитесь на скамью, и я буду к вашим услугам через...

    - Я пришел не за  этим, - перебил Баррент.  - Конечно, я не  прочь

узнать свои  права  и обязанности.  Но  сперва  я хотел  бы  найти  ту

девушку.

    - Девушку?

    - Она сидела на скамье, когда я вошел. И дала мне пистолет.

    Мистер Френдлер удивленно воззрился на него.

    - Гражданин,  вы  ошибаетесь. Сегодня  в  конторе вообще  не  было

женщин.

    - Она  сидела  на скамье  рядом  с этими  тремя  мужчинами.  Очень

привлекательная темноволосая девушка. Вы не могли не заметить ее.

    - Я определенно заметил  бы ее, если бы  она здесь была, -  сказал

Френдлер, часто мигая. -  Но, как я уже  говорил, в этом помещении  не

было и духу женщины.

    Баррент посмотрел на него и вытащил из кармана пистолет.

    - В таком случае откуда эта штука?

    - Я его  вам одолжил, -  ответил Френдлер. -  Рад, что вы  успешно

сумели им воспользоваться, но теперь попрошу вернуть.

    - Вы лжете,  - процедил  Баррент, сжав  оружие. -  Спросим у  этих

людей. Куда ушла девушка?

    Один из мужчин поднял угрюмое небритое лицо и сказал:

    - О какой девушке вы говорите. Гражданин?

    - О той, что сидела вот тут.

    - Здесь никого не было. Рафаэль, ты видел женщину на скамейке?

    - Только не я, - ответил Рафаэль. - А я сижу здесь с десяти утра.

    - И я не видел, - вставил третий. - А у меня отличное зрение.

    Баррент повернулся к Френдлеру.

    - Почему вы лжете мне?

    - Я сказал истинную правду. Пистолет вам одолжил я, потому что это

моя привилегия  как  президента Общества  по  охране жертв.  А  теперь

попрошу его обратно.

    - Нет, - отрезал Баррент. - Пистолет будет у меня, пока я не найду

девушку.

    - Это не очень разумно, - произнес Френдлер и поспешно добавил:  -

Я имею в виду, что в данных обстоятельствах кража не прощается.

    - Рискну, - бросил Баррент и покинул Общество по защите жертв.

 

Глава 5


 

 

    Барренту требовалось время, чтобы оправиться от бурного вступления

в омегианскую  жизнь. Начав  с бесправного  положения  новоприбывшего,

посредством убийства  он  стал  владельцем  магазина  противоядий.  Из

забытого прошлого на планете Земля  его зашвырнули в шаткое  настоящее

мира преступников, дав смутное  представление о сложной  иерархической

структуре  и  узаконенной  программе  убийств.  Он  обнаружил  в  себе

определенную уверенность и неожиданное  проворство с оружием.  Баррент

понимал, что надо  еще очень  много узнать о  себе, Омеге  и Земле,  и

надеялся прожить достаточно долго, чтобы успеть сделать это.

    Но сперва главное. Нужно  зарабатывать на жизнь. Необходимо  стать

специалистом по ядам и противоядиям.

    На помощь  пришла литература.  В книгах  описывались  растительные

яды, известные на Земле, такие, как вонючий морозник, чемерица, паслен

и тисовое  дерево. Болиголов  и вызываемые  им предсмертные  судороги.

Синильная кислота миндаля и дигиталин пурпурной наперстянки.  Ужасающе

эффективная волчья  отрава со  смертельной дозой  аконита и  экстракты

таких грибов, как  бледная поганка и  мухомор, не говоря  уже о  чисто

омегианских ядах типа красноголовника или цветущей лилии морталис.

    Но знать растительные яды, хотя и бесчисленные в своих  вариациях,

было мало.  Оставались еще  ядовитые животные  - птицы,  пауки,  змеи,

скорпионы и гигантские осы. Множество минеральных ядов вроде  мышьяка,

ртути, висмута.  Едкие нитраты,  гидрохлориды, кислоты.  Очищенные  от

всяких примесей стрихнин,  муравьиная кислота, тиоциамин,  белладонна.

Да плюс  противоядия  от  всех этих  веществ.  Баррент  изучал  книги,

размышлял...  И  с  некоторой  нервозностью  обслуживал  своих  первых

клиентов. Он обнаружил,  что многие его  опасения беспочвенны.  Вместо

десятков  смертельных   веществ,  рекомендованных   Институтом   ядов,

большинство отравителей прибегало к  мышьяку м стрихнину -  недорогим,

проверенным и очень болезненным.  У синильной кислоты  легкоразличимый

запах, ртуть трудно ввести в организм, а едкие вещества, хотя и вполне

эффективные, весьма опасны в обращении.

    Волчья отрава и мухомор,  конечно, превосходны; нельзя  сбрасывать

со счетов  белладонну, да  и  бледная поганка  и вонючий  морозник  не

лишены особого, мрачного очарования. Но то были яды старого, праздного

времени. Нетерпеливое  молодое поколение  -  и особенно  женщины  (они

составляли на  Омеге девять  десятых отравителей)  -  довольствовалось

простыми средствами.

    Омегианские женщины были консервативны.  Их не трогала  утонченная

изысканность   отравительского   искусства.    Средства   вообще    не

интересовали их; только цели  - как можно  быстрее и дешевле.  Женщины

Омеги  отличались  рациональностью.  И  хотя  страстные  теоретики   в

Институте ядов пытались  продавать фантастические микстуры  контактных

адов типа трехдневной плесени  и неустанно трудились над  составлением

сложнейших композиций, те  с трудом  находили сбыт.  Простой мышьяк  и

быстродействующий стрихнин  продолжали оставаться  столпами  торговли,

что существенно облегчало работу Баррента.

    Осложнения возникали с мужчинами, которые отказывались верить, что

они отравлены  подобными банальными  ядами.  В таких  случаях  Баррент

прописывал  массу  различных  корешков,  трав,  листьев  и   крошечную

гомеопатическую дозу яда, неизменно  совмещая это с нейтрализующими  и

рвотными агентами.

    Вскоре Баррента  навестили  Дэнис  Фоэрен и  Джо.  Фоэрен  получил

временную  работу  в  доках  по   разгрузке  рыбачьих  судов,  а   Джо

организовал  ночную  игру  в  покер  среди  государственных   служащих

Тетрахида. Ни  тот, ни  другой  не поднялись  заметно в  статусе;  без

убийства на  своем  счету они  были  лишь Жителями  Второго  Класса  и

нервничали при встрече со Свободным  Гражданином, но Баррент вел  себя

как равный.  Это  были его  единственные  друзья  на Омеге,  и  он  не

собирался терять их из-за неравенства в социальном положении.

    Правила и обычаи Тетрахида оставались загадкой за семью  печатями.

Даже Джо  не мог  узнать что-нибудь  определенное от  своих друзей  на

государственной службе.  На  Омеге  закон хранился  в  тайне.  Опытные

использовали его знание против вновь прибывших. При помощи неравенства

и культивируемого невежества  власть и привилегии  оставались в  руках

старейших жителей.  Конечно, движение  наверх  не остановить.  Но  его

можно замедлить и сделать чрезвычайно опасным.

    Хотя магазин  требовал  много времени,  Баррент  настойчиво  искал

девушку, которая ему помогла. Пока у него не было даже  доказательств,

что она существовала.

    Он познакомился с владельцами  соседних магазинов. Веселый  усатый

молодой  человек   по   имени  Деймонд   Гаррисбург   распоряжался   в

продовольственном.  Весьма  обыденная  и  мирная  профессия,  но,  как

говорил  Гаррисбург,  даже  преступники  должны  есть.  Следовательно,

необходимы фермеры,  перевозчики,  упаковщики и  магазины.  Гаррисбург

утверждал, что его бизнес ничем  не уступает присущей Омеге  индустрии

смерти. Кроме  того, дядя  жены  Гаррисбурга был  Министром  Публичных

Работ.  Через  него  Гаррисбург  рассчитывал  получить  сертификат  на

убийство. С этим важным документом он мог совершить свое  обязательное

преступление и подняться до статуса Привилегированного Гражданина.

    Баррент поддакивал и  кивал, но сомневался,  не отравит ли  сперва

Гаррисбурга его жена, худая бойкая женщина. Похоже, она  недолюбливала

мужа, а развод на Омеге был запрещен.

    Другой сосед,  Тем  Ренд,  был долговязым  бодрым  мужчиной  около

сорока. От левого глаза почти до уголка рта тянулся шрам - подарок  от

желающего подняться в положении. Желающий  не на того напал. Тем  Ренд

владел магазином оружия,  постоянно практиковался и  всегда носил  при

себе образчики своих товаров. Тем  мечтал стать членом Гильдии  Убийц.

Он уже подал заявление  и имел шансы быть  принятым в эту старейшую  и

суровую организацию  через несколько  месяцев.  У него  Баррент  купил

оружие.  По  совету  Ренда  он  выбрал  игло-лучевик   Джамисона-Тира,

быстродействующий и  аккуратный,  развивающий мощность  пули  крупного

калибра. Конечно, у  него не  было такого рассеяния,  как у  теплового

оружия  Хаджи,  способного  поражать  в  шести  дюймах  от  цели.   Но

широкотепловое оружие  поощряло  неточность. Из  такого  мог  стрелять

любой,  а  чтобы   эффективно  использовать  иглолучевик,   необходима

постоянная практика. И практика  себя оправдывала: опытный стрелок  из

иглолучевика стоил двух с широкотепловым оружием.

    Баррент внял  совету,  идущему  от  будущего  Убийцы  и  владельца

оружейного магазина. Долгие часы он проводил в тире Ренда.

    Надо было многое знать и еще больше делать только для того,  чтобы

выжить. Баррент  не возражал  против тяжелой  работы, пока  она  имела

серьезную цель. Он надеялся, что некоторое время все будет спокойно  и

передышка позволит  догнать  в знаниях  старожилов.  Но на  Омеге  нет

ничего стабильного.

    Однажды днем Баррент принял  необычно выглядящего посетителя:  лет

пятидесяти, плотного, со строгим лицом. Гость был одет в красную  рясу

до колен  и сандалии.  С  пояса свисали  маленькая черная  книжечка  и

кинжал с красной рукояткой. От человека веяло силой и властью. Баррент

был не в состоянии определить его статус.

    - Я  собирался  закрывать,  сэр. Но  если  вы  желаете  что-нибудь

купить...

    - Я пришел не за покупками, - перебил посетитель. Он позволил себе

легкую улыбку. - Я пришел продать.

    - Продать?

    - Я священник, - сказал человек. - Вы новичок в моем районе. Я  не

видел вас на службах.

    - Я ничего не знал о...

    Священник поднял руку.

    - И  по церковному,  и  по светскому  закону неведение  не  служит

оправданием.  Напротив,  неведение   может  быть   наказано  как   акт

намеренного  пренебрежения  по  параграфу  23  Всеобщей   Персональной

Ответственности.  -  Он  снова  улыбнулся.  -  Тем  не  менее   вопрос

дисциплинарного взыскания пока не стоит.

    - Рад слышать, сэр, - сказал Баррент.

    - Зовите меня  Дядей, -  сказал священник. -  Я Дядя  Ингмар, и  я

пришел, чтобы рассказать об  ортодоксальной религии Омеги,  являющейся

культом трансцендентального Зла.

    - Буду счастлив узнать о религии Зла, Дядя, - произнес Баррент.  -

Разрешите пригласить вас в гостиную?

    - Конечно, Племянник, - ответил священнослужитель и последовал  за

Баррентом.

 

Глава 6


 

 

    - Зло, -  сказал Дядя Ингмар  после того, как  удобно устроился  в

лучшем кресле,  - это  та сила  внутри нас,  которая заставляет  людей

проявлять ловкость и выносливость.  Культ Зла является культом  самого

себя  и  потому  единственно  верным  культом.  Личность,  которой  мы

поклоняемся,  есть   идеальное   социальное   существо,   человеческое

содержимое  в  нише  общества,  готовое  ухватить  любую   возможность

продвижения; человек, принимающий  смерть с  достоинством и  убивающий

без унизительного чувства жалости.  Зло есть действительное  отражение

безразличной и бесчувственной Вселенной.  Зло вечно и неизменно,  хотя

проявляется в различных формах многообразной жизни.

    - Не угодно ли немного вина. Дядя? - предложил Баррент.

    - Благодарю вас. Как бизнес?

    - Прекрасно. Правда, на этой неделе, пожалуй, вяло.

    - Люди уже не проявляют  особого интереса к отравлению, -  заметил

священник, задумчиво  потягивая  вино.  -  То ли  дело,  когда  я  был

мальчишкой, только что высланным с Земли... Однако я отвлекся.

    - Слушаю вас. Дядя.

    - Мы  поклоняемся  Злу, -  сказал  Дядя Ингмар.  Этому  воплощению

Великого Черного,  страшному,  увенчанному рогами  надсмотрщику  наших

дней и ночей. В Великом Черном  мы находим семь главных грехов,  сорок

преступлений и сто один  порок. Мы, несовершенные существа,  стремимся

вести себя по его образу и подобию.

    И иногда  Великий  Черный  вознаграждает нас,  являясь  в  ужасной

красоте своей  огненной  плоти.  Да,  Племянник,  мне  посчастливилось

видеть его. Два года назад он появился на Играх, и за год до того.

    Священник задумался о божественном явлении. Затем он сказал:

    - Так как мы признаем в Государстве высшее проявление  способности

человека   ко   Злу,   мы    также   поклоняемся   Государству,    как

сверхчеловеческому, хотя и не божественному, созданию.

    Баррент кивнул. Он  все время боролся  со сном. Низкий  монотонный

голос Дяди Ингмара, повествующий о таком распространенном понятии, как

Зло, оказывал усыпляющее действие.

    - Можно  спросить,  - бубнил  Дядя  Ингмар, -  если  Зло  является

величайшим достижением человеческой натуры, зачем тогда Великий Черный

позволяет  существовать   Добру?  Проблема   Добра  веками   волновала

непросвещенных. Сейчас я отвечу.

    - Да,  Дядя?  -  произнес  Баррент,  тайком  ущипнув  себя,  чтобы

отогнать сон.

    - Но сперва,  - продолжал священник,  - давайте дадим  определение

понятий. Давайте исследуем природу Добра. Давайте смело и безбоязненно

изучим нашего противника и раскроем его истинные черты.

    - Да, - кивнул Баррент. Его веки налились свинцом. Он потер  глаза

и попытался слушать.

    - Добро есть  состояние иллюзии,  - вещал Дядя  Ингмар, -  которое

приписывает  человеку  несуществующие  альтруизм  и  жалость.  Как  мы

докажем  иллюзорную  природу   Добра?  Очень   просто:  во   Вселенной

существуют только  человек и  Великий Черный,  и поклоняться  Великому

Черному -  значит  поклоняться окончательному  выражению  себя.  Таким

образом, показав,  что Добро  есть  иллюзия, необходимо  признать  его

свойства несуществующими. Понимаете?

    Баррент не ответил.

    - Вы понимаете? - повторил священник резко.

    - А? - произнес Баррент. Он  дремал с открытыми глазами. Затем  он

заставил себя очнуться и сумел сказать: - Да, Дядя, я понимаю.

    - Превосходно. Теперь спрашиваем: почему Великий Черный  позволяет

даже иллюзии Добра существовать во Вселенной  Зла? И ответ - в  Законе

Необходимых Противоположностей, ибо Зло нельзя определить как  таковое

без обязательного контраста.  Лучший контраст  - противоположность.  А

противоположность Зла есть Добро. - Священник торжествующе  улыбнулся.

- Все совершенно ясно, не правда ли?

    - Конечно, Дядя, - согласился Баррент. - Не хотите ли еще  немного

вина?

    - Ах, буквально капельку, - сказал священник.

    Еще  десять  минут  он  рассказывал  Барренту  о  естественном   и

прекрасном Зле, присущем  обитателям полей  и лесов,  и советовал  ему

следовать в поведении примеру этих простых созданий. Наконец он кончил

и поднялся.

    - Очень рад  приятной беседе,  - сказал  священник, тепло  пожимая

руку Баррента.  - Могу  я рассчитывать  на ваше  присутствие в  ночных

службах по понедельникам?

    - Службах?

    - Конечно. Каждый понедельник, ровно  в полночь, мы служим  Черную

Мессу. После  этого  Девы готовят  закуску,  мы танцуем  и  устраиваем

хоровое пение. Это очень весело.  - Он широко улыбнулся. -  Поклонение

Злу может быть приятным.

    - Да, естественно, - подтвердил Баррент. - Я приду.

    Он проводил священника до двери и затем надолго задумался над тем,

что сообщил  ему Дядя  Ингмар. Без  сомнения, присутствие  на  службах

необходимо. Практически обязательно.  Он только  надеялся, что  Черная

Месса не будет так адски скучна, как ингмаровское разъяснение Зла.

    Священник приходил в пятницу. Следующие два дня Баррент был  занят

- он  получил  партию  гомеопатических  средств  от  своего  агента  в

Кровавом переулке. Надо было  рассортировать и классифицировать их,  а

затем разложить по ящикам.

    В понедельник по пути в  магазин после ленча Барренту  показалось,

что он увидел ту девушку. Он бросился за ней, но потерял в толпе.

    Придя к себе, Баррент нашел подсунутое под дверь письмо. Это  было

приглашение из Магазина Снов. Текст гласил:

    "Дорогой Гражданин, мы счастливы возможности приветствовать вас  в

нашем районе и  предложить услуги, как  мы надеемся, лучшего  Магазина

Снов на Омеге. Сны на любой тип и вкус - и по удивительно низкой цене.

Мы специализируемся на снах-воспоминаниях о Земле.

    Уверены,  что  как  Свободный  Гражданин  вы  непременно  захотите

воспользоваться  нашими  услугами.  Надеемся,  что  это  произойдет  в

течение недели. Владельцы".

    Баррент отложил  письмо.  Он не  имел  ни малейшего  понятия,  что

представляет  собой   Магазин  Снов.   Предстоит  это   узнать.   Хотя

приглашение  было  составлено  очень  вежливо,  в  нем   чувствовалась

повелительность. Очевидно, посещение Магазина  Снов являлось одной  из

обязанностей Свободного Гражданина.

    Конечно, обязанность  может оказаться  и удовольствием.  Настоящее

восстановление памяти о Земле стоило бы  любых денег. Но с этим  можно

пока  подождать.  Сегодня  -  Черная  Месса,  и  его  присутствие  там

определенно требуется.

    Баррент покинул магазин  в одиннадцать  вечера, собираясь  немного

погулять по Тетрахиду перед службой, начинающейся в полночь.

    Он вышел на прогулку вполне довольный собой. И едва не погиб.

 

Глава 7


 

 

    Стояла жаркая,  душная  ночь. На  темных,  пустынных улицах  -  ни

малейшего дуновения ветерка. Большинство жителей Тетрахида пряталось в

прохладе своих квартир.  С Баррента градом  катил пот, хоть  он и  был

одет только в шорты, черную рубашку и сандалии.

    Мимо промчалась группа людей. В  этом поспешном бегстве при  жаре,

когда и идти-то было  трудно, чувствовалась паника. Баррент  попытался

узнать, в чем  дело, но  никто не останавливался.  Только один  старик

крикнул через плечо:

    - Убирайся с улицы, идиот!

    - Почему? - спросил его Баррент.

    Старик что-то неразборчиво прорычал и скрылся.

    Баррент  нервно  сжал  рукоять  иглолучевика.  Что-то  происходит.

Теперь ближайшее убежище  - церковь. Пожалуй,  лучше продолжить  путь,

держась наготове, чтобы отразить любое нападение.

    Через несколько минут Баррент оказался один в зашторенном  городе.

Он шел посреди улицы, вынув иглолучевик из кобуры. Возможно, наступает

какой-нибудь праздник типа Дня Посадки. Все возможно на Омеге...

    Легкий ветерок всколыхнул стоячий воздух. Ветерок исчез и вернулся

уже   окрепший,   заметно   охлаждая   раскаленные   улицы.    Баррент

почувствовал, как высыхают его грудь и спина.

    Несколько минут климат Тетрахида был необычайно приятным.

    Холодный воздух подул с вершин  гор, и температура упала  градусов

на десять.

    "Странно,  -  подумал  Баррент.  -  Лучше  поскорее  добраться  до

церкви".

    Он прибавил шагу, а температура все снижалась. На улицах появились

первые сверкающие признаки мороза.

    Холоднее стать не может, решил Баррент.

    Он оказался  не прав.  Студеный зимний  ветер завыл  в  переулках,

повалил снег. Продрогший до костей  Баррент бежал по пустым улицам,  а

рассвирепевший  ветер  догонял  и  подстегивал  его.  Дороги   коварно

блестели. Он поскользнулся и упал, а поднявшись, пошел медленнее.

    Сквозь неплотно закрытое окно Баррент  увидел свет и заколотил  по

ставням, но  изнутри не  раздалось ни  звука. Он  осознал, что  жители

Тетрахида никогда не помогают друг другу; чем больше людей умрет,  тем

больше  шансов  выжить  у  оставшихся.  И  Баррент  продолжал  бежать,

чувствуя, как ноги превращаются в два чурбана.

    Ветер взревел,  и градина  величиной  с кулак  упала на  землю.  У

Баррента уже  не хватало  сил для  бега.  Теперь он  мог лишь  идти  в

замерзшем белом мире и надеяться, что успеет добраться до церкви.

    Он шел часы и  годы. Однажды он миновал  покрытые инеем тела  двух

мужчин, привалившихся к стене. Эти остановились.

    Баррент снова заставил  себя бежать.  В боку кололо  как ножом,  а

холод поднимался  по рукам  и ногам.  Скоро стужа  достигнет груди,  и

наступит конец.

    Потом Баррент  вдруг  обнаружил,  что лежит  на  ледяной  земле  и

безжалостный ветер выдувает последние крохи тепла.

    В конце улицы виднелись  красные огни церкви. Он  пополз к ним  на

четвереньках, отталкиваясь руками, двигаясь механически, уже ни на что

не надеясь.  Он полз  и полз,  а мерцающий  огонек все  так же  светил

вдалеке.

    Но Баррент продолжал ползти и наконец достиг двери. Он поднялся на

ноги и повернул ручку.

    Дверь была заперта.

    Он бешено заколотил кулаками, и панель откатилась. На него смотрел

человек: затем панель снова закрылась.  И больше не открывалась.  Чего

они ждут там, внутри? Что случилось? Баррент попытался вновь  стучать,

но потерял равновесие, упал и лишился сознания.

    Баррент очнулся на  койке. Двое  мужчин массажировали  его руки  и

ноги, сверху нависло широкое темное лицо Дяди Ингмара - озабоченное  и

внимательное.

    - Вам лучше? - спросил Дядя Ингмар.

    - Кажется, - произнес Баррент. - Почему вы так долго не  открывали

дверь?

    - Мы  вовсе не  собирались открывать  ее, -  сообщил священник.  -

Закон  запрещает  помогать   посторонним  в  беде.   А  формально   вы

посторонний, так как еще не вступили в сообщество.

    - Тогда почему меня впустили?

    - Мой  ассистент заметил,  что у  нас круглое  число молящихся.  А

требуется число некруглое, желательно оканчивающееся на тройку.  Когда

церковный и светский законы  вступают в противоречие, светский  должен

уступить. И мы впустили вас, несмотря на правила.

    - Странные правила, - сказал Баррент.

    - Вовсе нет. Они предназначены для поддержания постоянного  уровня

населения. Омега бесплодная планета, а приток заключенных  увеличивает

население в ущерб старейшим обитателям.

    - Это нехорошо, - упорствовал Баррент.

    - Вы будете думать по-другому, когда станете старожилом, - заверил

Ингмар. - А судя по вашей живучести, вы им станете.

    - Возможно, - согласился Баррент. - Но что случилось? Температура,

должно быть, упала градусов на семьдесят за пятнадцать мийут.

    - На семьдесят  шесть, если быть  точным, - поправил  Дядя. -  Все

очень просто.  Омега эксцентрически  движется вокруг  системы  двойной

звезды. Дальнейшая нестабильность связана с физическими  особенностями

планеты, расположением  гор  и  морей.  Результатом  является  ужасный

климат, характеризующийся  резкими скачками  температуры...  Идеальный

карательный мир,  -  гордо  добавил  Дядя  Ингмар.  -  Опытные  жители

предчувствуют изменение температуры и идут по домам.

    - Это..,  адски...  -  Баррент не  находил  слов.  -  Превосходное

описание, -  сказал священник.  - Это  адски и  поэтому  соответствует

поклонению Великому Черному. Если вы чувствуете себя лучше,  гражданин

Баррент, пора начинать службу.

    Баррент  кивнул  и  последовал  за  священником  в  главную  часть

церкви.

    После пережитого  Черная  Месса  казалась  скучнейшей  процедурой.

Баррент продремал всю проповедь.

    - Поклонение  Злу,  -  вещал  Дядя Ингмар,  -  не  следует  блюсти

единственно по ночам понедельника. Наоборот! Реализовывать Зло  должно

ежедневно. Не каждому дано быть великим грешником, но пусть это вас не

огорчает и не  расхолаживает. Мелкие  пакости, совершаемые  регулярно,

переходят  в  большой,  угодный  Великому  Черному  грех.  Не  следует

забывать, что выдающиеся нечестивцы,  даже демонические святые,  часто

начинали весьма  скромно. Разве  Трастус  не был  рядовым  лавочником,

обманывающим покупателей? Кто мог ожидать, что этот заурядный  человек

станет Кровавым Убийцей с Торндайкской  Дороги? А кто мог  вообразить,

что доктор Лойенд  будет крупнейшим авторитетом  по применению  пыток?

Настойчивость, упорство и набожность позволили этим людям подняться до

положения правой руки Великого Черного. Следовательно, - заключил Дядя

Ингмар, - зло есть в такой же мере занятие бедных, как и богатых.

    На  этом  проповедь  закончилась.  Баррент  проснулся,  когда  для

благоговейного обозрения вынесли святыни - кинжал с красной  рукояткой

и жабу. Во время показа магического пятиугольника он снова заснул.

    Наконец церемония приблизилась к  завершению. Были зачитаны  имена

демонов зла: Ваол,  Форкас, Буэр, Маркознас,  Астарот и Бегемот.  Дядя

Ингмар   выразит    сожаление   об    отсутствии   девственницы    для

жертвоприношения на Красном Алтаре.

    -  Наши  фонды,   -  сказал   он,  -   недостаточны  для   покупки

девственницы-пеонки с  государственным сертификатом.  Тем не  менее  я

надеюсь, что  в  следующий  понедельник  нам  удастся  провести  обряд

полностью. Мой ассистент сейчас пройдет среди вас...

    У ассистента  была специальная  тарелка с  черной каймой.  Подобно

другим  прихожанам,  Баррент  не  поскупился.  Дядя  Ингмар  был  явно

раздражен отсутствием девственницы для  приношения. Еще немного, и  он

решит закласть одного из верующих, девствен тот или нет.

    На  танцы  и  хоровое  пение  Баррент  не  остался.  Когда  служба

кончилась,  он  осторожно   высунул  голову   за  дверь.   Температура

поднялась, и лед уже стаял.  Баррент пожал руку священнику и  поспешил

домой.

 

Глава 8


 

 

    Барренту хватало потрясений  и сюрпризов Омеги.  Он не отходил  от

магазина, много работал и держался настороже. У него появилось  шестое

чувство - чувство опасности.

    По ночам,  когда двери  и окна  были накрепко  заперты и  включена

тройная сторожевая  система,  Баррент  лежал  на  постели  и  старался

вспомнить  Землю.  Тычась  в   туманную  завесу  памяти,  он   находил

мучительно-дразнящие  осколки  картин:   шоссе,  уходящее  к   солнцу,

колоссальный город, корпус космического корабля. Но видения  возникали

на мельчайшую долю секунды и исчезали.

    Субботним вечером к Барренту пришли Джо, Дэнис Фоэрен и сосед  Тем

Ренд. Покерная Джо  процветала, и  он сумел  взяткой купить  положение

Свободного Гражданина.  Фоэрен был  слишком  неповоротлив и  прям,  он

оставался в ранге Жителя. Но Тем  Ренд обещал взять этого взломщика  в

помощники, когда его примут в Гильдию Убийц.

    Вечер начался приятно, но кончился, как обычно, спором о Земле.

    -  Послушайте,  -  сказал  Джо,  -  мы  все  знаем,  что  из  себя

представляет  Земля.  Это   комплекс  гигантских  плавающих   городов,

троенных на искусственных островах в различных океанах. ;

    - Нет, города стоят на земле, - поправил Баррент.

    - На воде, - не согласился Джо. - Люди вернулись к морю. У каждого

есть специальный кислородный адаптатор,  который позволяет дышать  под

водой. Суша больше не используется. Море снабжает...

    - Все не так, - возразил Баррент. - Я помню большие города, но они

на земле.

    - Вы оба  не правы,  - сказал Фоэрен.  - Зачем  Земле сдались  эти

города? Их  бросили сотни  лет  назад. Земля  теперь большой  парк.  У

каждого свой дом и  несколько акров сада.  Разрослись леса и  джунгли.

Люди живут в ладу с природой, вместо того чтобы пытаться покорить  ее.

Разве не так. Тем?

    - Почти,  но  не  совсем,  -  произнес  Тем  Ренд.  -  Города  еще

существуют, но они под землей. Колоссальные подземные заводы и поля. А

остальное все - как сказал Фоэрен.

    - Никаких заводов больше нет, - упрямо настаивал Фоэрен. - Они  не

нужны.  Любые   товары,  которые   требуются  человеку,   производятся

мысленным волеизъявлением.

    - Говорю вам, - вмешался Джо, - что вспоминаю плавающие города!  Я

жил в секторе Нимул острова Пасифаи.

    - Думаешь, это что-нибудь доказывает?  - спросил Ренд. - Я  помню,

что работал  на  восемнадцатом  подземном уровне  Нового  Чикаго.  Моя

рабочая норма была двадцать  дней в году.  Остальное время я  проводил

снаружи, в лесах...

    - Ты ошибаешься. Тем, - сказал Фоэрен. - Никаких подземных уровней

нет. Мой отец  был контролером третьего  класса. Когда нам  что-нибудь

было нужно, отец думал об этом, вот и все. Он обещал научить меня, но,

похоже, ему это не удалось.

    - У кого-то из нас фальшивые воспоминания, - подытожил Баррент.

    - Точно, - подтвердил Джо. - Но вопрос, кто из нас прав?

    - Мы никогда  не узнаем, -  произнес Ренд, -  если не вернемся  на

Землю.

    На том дискуссия закончилась.

 

x x x


 

 

    В  конце  недели  Баррент  получил  второе,  более   настоятельное

приглашение из  Магазина  Снов. Он  проверил  температуру;  умудренный

жизнью, достал теплую одежду и пошел.

    Магазин Снов был расположен на проспекте Смерти. Баррент  оказался

в  маленькой,  пышно   обставленной  приемной.   Молодой  человек   за

полированным столом одарил его натянутой улыбкой.

    - Чем могу служить? Мое имя Нанис Аркдраген, помощник управляющего

по ночным снам.

    - Я бы хотел узнать, что при этом происходит, - попросил  Баррент.

- Как получается сон, какого он типа и тому подобное.

    - Конечно, - сказал Аркдраген. - Мы все объясним. Гражданин...

    - Баррент. Уилл Баррент.

    Аркдраген сверился со списком на столе и кивнул.

    -  Наши  сны  протекают  под   действием  наркотиков  на  мозг   и

центральную нервную систему.  Существует множество препаратов,  дающих

желаемый эффект.  Среди наиболее  полезных  - героин,  морфий,  опиум,

кока, гашиш и пейот. Все это земные продукты. Только на Омеге  находят

черный  сонник,  гондир,  мание,  тринаркотин,  джедаль  и   различные

производные кармоидной группы.

    - Понимаю, - сказал Баррент. - Итак, вы продаете наркотики.

    - Ни  в  коем  случае!  -  возразил  Аркдраген.  -  Ничего  такого

вульгарного и грубого. В древние времена на Земле люди сами  принимали

наркотики. Результирующие сны были необязательны и случайны по натуре.

Никто не знал, что увидит во сне, испытает ли ужас или наслаждение.  С

приходом современного Магазина Снов всякая неопределенность исчезла. В

наши дни наркотики тщательно выбраны, измерены и смешаны индивидуально

для конкретного потребителя.

    Каждое  вещество  имеет  свое   действие  -  от   нирваноподобного

спокойствия черного  сонника и  цветных галлюцинаций  тринаркотина  до

сексуальных фантазий, вызываемых морфием,  и снов кармоидной группы  о

Земле.

    - Сны-воспоминания меня и интересуют, - сказал Баррент.

    Аркдраген нахмурился.

    - На первый раз советую воздержаться.

    - Почему же?

    - Сны  о Земле  более опасны  для нарушения  нервной системы,  чем

любая другая  продукция воображения.  Обычно рекомендуется  приобрести

предварительно иммунитет. Я бы  предложил для первого визита  приятные

сексуальные фантазии.

    - Мне нужны сны о Земле, - повторил Баррент.

    - Но у вас нет даже склонности! - воскликнул Аркдраген.

    - А склонность обязательна?

    - Она важна, - объяснил  Аркдраген. - Все наши препараты  образуют

привычку, как  того  требует  закон. Видите  ли,  чтобы  по-настоящему

оценить наркотик, надо чувствовать в нем нужду, что в огромной степени

увеличивает удовольствие.  Вот  почему  я  предлагаю  вам  для  начала

приятные сексуальные фантазии.

    - Сон о Земле, - потребовал Баррент.

    - Очень хорошо, - раздраженно произнес Аркдраген. - Но мы не несем

ответственности за возможные травмы.

    Он повел  Баррента  по  длинному  коридору.  Из-за  многочисленных

дверей по обеим сторонам слышались страстные стоны удовольствия.

    - Переживальщики, -  бросил Аркдраген без  дальнейших пояснений  и

ввел Баррента в  открытую комнату  в конце коридора,  где читал  книгу

бородатый мужчина.

    -  Добрый  вечер,  доктор  Уайн.  Это  Гражданин  Баррент.  Первое

посещение. Настаивает на снах о Земле.

    Аркдраген повернулся и ушел.

    - Хорошо,  - сказал  доктор,  - устроим.  -  Он отложил  книгу.  -

Ложитесь сюда.

    Посреди помещения находился большой  стол. Над ним висел  какой-то

мудреный аппарат.  Вдоль  стен стояли  стеклянные  шкафы,  заполненные

квадратными склянками, напоминающими Барренту емкости с противоядиями.

 

    Он лег. Доктор Уайн  провел обычное обследование, затем  определил

степень неустойчивости, гипнотический  индекс, реакции на  одиннадцать

основных наркогрупп.  Результаты  он  записал в  блокнот,  сверился  с

таблицами, прошел в кабинет и начал готовить смесь.

    - Это опасно? - спросил Баррент.

    - Необязательно, - ответил доктор Уайн. - Вы достаточно здоровы. У

вас высокий показатель устойчивости. Конечно, случаются эпилептические

припадки -  возможно, вследствие  кумулятивных аллергических  реакций.

Определенные побочные эффекты  приводят к умопомешательству  и даже  к

смерти. А некоторые  клиенты остаются  в своих снах,  и их  невозможно

извлечь  из  этого   состояния.  С   моей  точки   зрения,  мы   можем

квалифицировать последнее как форму  сумасшествия, хотя на самом  деле

оно таковым не является.

    Доктор  кончил  готовить  смесь.  Теперь  он  заполнял  препаратом

шприц.

    У  Баррента  появились  серьезные  сомнения  в  разумности   всего

предприятия.

    - Может быть, отложим? - сказал он. - Я не уверен, что...

    - Ни  о  чем не  беспокойтесь,  - утешил  доктор.  - Вы  пришли  в

наилучший Магазин Снов на Омеге. Расслабьтесь. Напряженные мышцы могут

вызвать столбнячные конвульсии.

    - Мистер  Аркдраген,  наверное,  был прав,  -  сказал  Баррент.  -

Пожалуй, мне не следует требовать сон о Земле при первом посещении. Он

объяснил, что это крайне опасно.

    -   Что   такое   жизнь   без   риска?   Кроме   того,    наиболее

распространенными последствиями  являются  травмы мозга  и  разрушение

кровеносных сосудов, а мы прекрасно оснащены для борьбы с ними.

    Он нацелил шприц на левую руку Баррента.

    - Я передумал, - заявил Баррент и начал вставать.

    Доктор Уайн проворно вонзил иглу ему в руку.

    - В Магазине Снов не меняют решений. Расслабьтесь...

    Баррент расслабился,  лег на  постель и  услышал звон  в ушах.  Он

попытался сфокусировать внимание на лице доктора, но лицо изменилось.

 

x x x


 

 

    Округлое мясистое лицо было дружелюбным и обеспокоенным.

    - Уилл, - произнес Советник, - ты должен быть осторожен. Тебе надо

научиться сдерживать свои порывы.

    - Знаю, сэр, - сказал Баррент. - Просто я так разозлился, что...

    - Уилл!

    - Хорошо, - произнес Баррент. - Я буду следить за собой.

    Он вышел  из здания  университета и  направился в  город. Это  был

фантастический город небоскребов и многоэтажных улиц, сверкающий город

серебряных и алмазных домов, гордый город, повелевающий жизнью стран и

планет. Баррент шел по третьему уровню  и с ненавистью думал об  Эндрю

Теркалере.

    Из-за Теркалера и его  необъяснимой ревности заявление Баррента  о

приеме в Корпус  Космических Исследований было  отклонено. И  Советник

оказался бессилен - Теркалер имел слишком большое влияние на  Приемную

Комиссию.

    Должно пройти полных  три года,  прежде чем  Баррент снова  сможет

подать заявление. А пока он привязан к Земле и сидит без работы.

    Теркалер!..

    Баррент сошел с пешеходной  дорожки и воспользовался экспрессом  в

Сантэ. Стоя на мчащейся ленте, он сжимал в кармане оружие. Запрещенное

оружие.

    Он решил убить Теркалера.

    Картина расплылась. Сон померк. Потом Баррент внезапно увидел себя

целящимся в худого человека.

    Информатор, безликий и неумолимый, заметил преступление и  сообщил

в полицию. Полицейские в серой форме схватили его, повели в суд. Судья

с двоящимся пергаментным лицом вынес приговор о вечной ссылке на Омегу

и отдал обязательный приказ об очистке памяти.

    Затем сон превратился в  калейдоскоп ужаса. Баррент карабкался  по

скользкому столбу, по отвесному склону горы, по ровной гладкой  стене.

Его догонял  труп  Теркалера  с разверзнутой  грудью.  С  двух  сторон

поддерживали безликий информатор и бледный судья.

    Баррент  бежал  по  горе,  по  улице,  по  крыше;   преследователи

держались  вплотную.  Он  заскочил  в  бесформенную  желтую   комнату,

захлопнул и  запер дверь.  А  обернувшись, увидел,  что запер  себя  с

трупом  Теркалера.  Голова  его  была  покрыта  красной  и   оранжевой

плесенью, в  открытой  ране  в груди  зацветал  гриб.  Труп  дернулся,

потянулся вперед, и Баррент бросился в окно.

    - Выходите, Баррент. Выходите из сна.

    У Баррента не  было времени  слушать. Окно  превратилось в  крутой

скат, и он  соскользнул по его  полированной поверхности в  амфитеатр.

Здесь, через серый  песок, на  колодах рук и  ног, к  нему полз  труп.

Неподалеку сидели рядышком судья и информатор.

    - Он застрял.

    - Я предупреждал его.

    - Выходите из сна,  Баррент. Говорит доктор Уайн.  Вы на Омеге,  в

Магазине Снов.  Очнитесь. У  вас  еще есть  шанс, если  вы  немедленно

соберетесь Омега? Сон? Некогда думать об этом! Баррент плыл по черному

зловещему  озеру.  Прямо  за  ним   плыли  информатор  и  судья.   Они

поддерживали покойника, чья кожа медленно отваливалась от тела.

    - Баррент!

    Озеро превращалось в  густой студень, который  прилипал к рукам  и

ногам и забивал рот, а судья, информатор и труп...

 

x x x


 

 

    Баррент очнулся на постели в  Магазине Снов. Над ним стоял  доктор

Уайн. Рядом  была  сестра со  шприцем  и кислородной  маской.  За  ней

виднелся Аркдраген, вытирающий со лба испарину.

    - Мы уже не  надеялись, что вы  выкарабкаетесь, - произнес  доктор

Уайн.

    - Я предупреждал его, - сказал Аркдраген и вышел из комнаты.

    Баррент сел.

    - Что случилось?

    Доктор Уайн пожал плечами.

    - Трудно сказать. Возможно, вы были склонны к кольцевой реакции; а

иногда попадаются наркотики  с примесями. Но  подобное практически  не

повторяется. Поверьте мне.  Гражданин Баррент, наркотические  ощущения

чрезвычайно приятны. Я уверен, что во второй раз вы восхититесь.

    Все еще потрясенный, Баррент  был совершенно убежден, что  второго

раза не будет. Любой ценой он не допустит повторения кошмара.

    - У меня теперь образовалась привычка? - спросил он.

    - О  нет,  - ответил  доктор  Уайн. -  Привычка  вырабатывается  с

третьего или четвертого посещения.

    Баррент поблагодарил  его и  вышел.  Проходя мимо  Аркдрагена,  он

спросил, сколько должен.

    - Ничего, - сказал Аркдраген. - Первый визит бесплатно.

    Баррент покинул Магазин Снов  и поспешил домой.  Ему было над  чем

подумать. Появилось  доказательство,  что он  совершил  преднамеренное

убийство.

 

Глава 9


 

 

    Одно дело  -  обвинение  в  убийстве,  которого  ты  за  собой  не

чувствуешь; совсем другое -  помнить совершенное преступление.  Такому

свидетельству нельзя не поверить.

    Перед  посещением   Магазина  Снов   Баррент  еще   сомневался   в

предъявленном обвинении, допуская в крайнем случае, что убил  человека

во внезапной вспышке  гнева. Но задумать  и осуществить  хладнокровную

расправу...

    Почему он сделал это?  Выходит, желание отомстить оказалось  таким

сильным, что заставило сбросить  оковы цивилизации?.. Он убил,  кто-то

донес, и  судья приговорил  его к  Омеге.  Он -  , убийца  на  планете

преступников. Следовательно,  чтобы  жить припеваючи,  ему  достаточно

просто следовать своим природным наклонностям.

    И все же  Барренту приходилось  очень трудно.  У него  не было  ни

малейшей тяги к кровопролитию. В День Свободного Гражданина он, хотя и

выходил  вооруженный  на  улицу,  не  мог  заставить  себя  застрелить

кого-нибудь из низших классов. Он не хотел убивать!

    Баррент обратился к психиатру, который сообщил, что его  неприязнь

к убийству коренится в несчастном детстве. Фобия затем была  осложнена

перенесенной в Магазине Снов травмой. Из-за этого убийство, величайшее

социальное  достижение,  стало  ему  противно.  Невроз  гуманности   в

человеке, великолепно  приспособленном  к убийству,  приведет,  сказал

психиатр, к его, Баррента, уничтожению.

    Психиатр предложил лечение в санатории для непреступников. Баррент

посетил санаторий и увидел  сумасшедших, восславляющих здоровые  игры,

святость  жизни  и   прочую  чушь.   У  него   не  появилось   желания

присоединиться к ним. Возможно, он болен, но не так!

    Друзья  предупреждали,  что  пассивность  может  накликать   беду.

Баррент  соглашался,  но   питал  надежду,  что   при  помощи   только

необходимых убийств  сумеет  не привлечь  внимания  высокопоставленных

лиц, следящих за соблюдением закона.

    Несколько  недель  план   его,  казалось,   имел  успех.   Баррент

игнорировал все  более настойчивые  приглашения в  Магазин Снов  и  не

посещал служб.  Торговля процветала,  и он  проводил свободное  время,

изучая редкие  яды и  практикуясь в  стрельбе. Часто  Баррент думал  о

девушке - доведется ли им встретиться?

    И думал о Земле. В  иные минуты ему виделись дубы,  просвечивающая

сквозь ивы река, большое каменное здание... Воспоминания наполняли его

невыносимой тоской. Как  и большинством обитателей  Омеги, им  владело

страстное желание вернуться домой.

    А это было невозможно.

    Летели дни, и когда беда пришла, она пришла неожиданно.

    Однажды ночью  раздался  громкий стук  в  дверь. Четверо  в  форме

сообщили полусонному Барренту, что он арестован.

    - За что? - спросил Баррент.

    - Отсутствие склонности к наркотикам. Три минуты на сборы.

    - Какое наказание меня ждет?

    - В суде узнаешь. - Охранник подмигнул своим приятелям и  добавил:

- Но единственный способ вылечить нерасположенца - убить его...

    Баррент одевался.

 

x x x


 

 

    Его привели в Департамент Юстиции. Приемная комната была разделена

пополам высоким деревянным экраном, ибо основы омегианского правосудия

гласили, что обвиняемый не  должен видеть ни  судей, ни свидетелей  по

его делу.

    - Арестованный, встать.

    Голос, вялый  и равнодушный,  раздавался из  небольшого  динамика.

Баррент едва разбирал  слова; интонации  и выражение  терялись, как  и

было задумано. Судья оставался анонимом.

    - Уилл Баррент,  - сказал  судья, -  вы предстали  перед судом  по

основному обвинению в нерасположении к наркотикам и дополнительному  -

в отсутствии  благочестия.  По  последнему  у  нас  имеются  показания

священника. По  основному -  свидетельство  Магазина Снов.  Вы  можете

опровергнуть обвинения?

    Баррент подумал и ответил:

    - Нет, сэр, не могу.

    -   В   настоящий   момент   вашу   антирелигиозность   можно   не

рассматривать,  ибо  это  первый  проступок.  Но  не  расположение   к

наркотикам  является   главным   преступлением   против   Государства.

Непрерывное потребление наркотиков  - обязательная привилегия  каждого

гражданина. Известно, что привилегии  должны насаждаться, в  противном

случае они  будут утеряны.  А потерять  привилегии -  значит  потерять

краеугольный  камень   нашей  свободы.   Поэтому  уклонение   от   них

приравнивается к государственной измене.

    Наступила пауза.  Баррент, считавший  свое положение  безнадежным,

слушал, затаив дыхание.

    - Наркотики  служат многим  целям, -  продолжал судья.  -  Излишне

перечислять их  достоинства. Но,  говоря с  точки зрения  государства,

необходимо  отметить,  что  предрасположенное  к  ним  население  есть

лояльное население, что наркотики являются основным источником доходов

и вообще представляют весь наш образ  жизни. Более того, я скажу,  что

нерасположенное меньшинство неизменно  доказывало свою враждебность  к

родным омегианским организациям. Все это пространное объяснение,  Уилл

Баррент, для того, чтобы вы лучше поняли, в чем вас обвиняют.

    - Сэр, - сказал Баррент, - я ошибался, избегая увлечения. Не  буду

ссылаться на незнание - мне известно, что закон не признает извинений.

 

    Но я  самым  искренним  образом прошу  суд  дать  мне  возможность

исправиться. Я прошу  учесть, сэр,  что мне еще  не поздно  приобрести

привычку к наркотикам.

    - Принимая во внимание все вышеизложенное, - произнес судья, - суд

находит   необходимым   предоставить   вам   выбор.   Первое   решение

карательное: вы  лишаетесь  правой руки  и  левой ноги  во  искупление

преступления против Государства; но вы сохраняете жизнь.

    Баррент сглотнул и спросил:

    - А второе?

    - Второе, некарательное, решение заключается в том, что вы  должны

пройти Суд Испытанием.

    В  этом   случае,   если   вы   выживете,   вам   будет   присвоен

соответствующий ранг и  предоставлено вытекающее из  него положение  в

обществе.

    - Я выбираю Суд Испытанием, - произнес Баррент.

    - Очень хорошо, - сказал судья. - Да свершится правосудие.

    Баррента увели. За спиной он  услышал сдавленный смешок одного  из

охранников. Значит, выбор неправильный?

    Может ли Суд Испытанием быть страшнее увечья?

 

Глава 10


 

 

    Баррент  стоял  на  каменном  полу  в  огромном,  ярко  освещенном

помещении. Ряды для зрителей, расположенные на некотором возвышении за

барьером, были заполнены до отказа.

    Ожил укрепленный высоко динамик:

    - Дамы и господа, просим внимания! Сейчас начнется Суд  Испытанием

642-ВГ223 между Гражданином Уиллом Баррентом и ГМЕ-213. Просим  занять

места.

    В стене откинулась панель, и  на арену вкатилась блестящая  черная

машина в форме полусферы в фут высотой.

    - Заключенный  Уилл  Баррент добровольно  выбрал  Суд  Испытанием.

Инструмент правосудия,  в  данном случае  ГМЕ-213,  есть  изумительное

творение инженерного гения  Омеги. Машина, или  Макс, как ее  называют

многие  друзья  и  поклонники,  является  орудием  убийства   завидной

эффективности. В ее арсенале двадцать три разных способа  умерщвления,

в большинстве своем очень болезненных. В целях испытания она оперирует

по принципу  случайности.  Это означает,  что  Макс не  имеет  свободы

выбора. Способ  нападения определяется  наугад специальным  аппаратом,

действующим с замедлением до шести секунд.

    Макс неожиданно двинулся в центр арены, и Баррент отошел.

    - Заключенный, - продолжал  динамик, - в состоянии  деактивировать

машину; в  таком случае  он выигрывает  состязание и  освобождается  с

сохранением всех прав  и привилегий его  нового статуса.  Теоретически

такая возможность существует. В среднем это случается три с  половиной

раза из ста.

    Баррент оглядел галерею зрителей. Судя по одежде, все они, мужчины

и женщины,  принадлежали к  верхушке  Привилегированных Классов.  А  в

первом ряду сидела девушка, которая дала ему оружие в день прибытия  в

Тетрахид. Она была такой же красивой, как ему запомнилась, но  бледное

овальное  лицо  ничего  не  выражало.  Она  смотрела  на  Баррента   с

бесстрастным любопытством человека, обнаружившего клопа.

    - Состязание начинается! - объявил динамик.

    У Баррента больше  не было  времени думать о  девушке, потому  что

машина ожила.

    Макс покатился к  Барренту, заставляя  того отступать  к стене,  и

выдвинул шарнирную металлическую  руку, заканчивающуюся лезвием.  Рука

рванулась  вперед,  но  Баррент   сумел  уклониться  и  услышал,   как

проскрежетал  по  камню  нож.  Когда  рука  втянулась,  Баррент   смог

вернуться к центру.

    Он понимал,  что  машина  уязвима  только  во  время  паузы,  пока

селектор выбирает  способ  убийства.  Но  как  деактивировать  гладкий

бронированный механизм?

    Макс начал приближаться, и теперь его металлическая шкура блестела

зеленым веществом, в  котором Баррент  сразу узнал  контактный яд.  Он

резко отпрыгнул в сторону, стараясь избежать фатального прикосновения.

 

    Машина остановилась. Нейтрализатор омыл ее поверхность, очищая  от

яда. Селектор щелкнул. Макс выпускал что-то вроде палки.

    Упражнение  по  прикладному  садизму,  подумал  Баррент.   Пройдет

немного времени,  и  машина  собьет  его  с  ног  и  легко  прикончит.

Предпринимать надо что-то немедленно, пока еще сохранились силы.

    Машина размахнулась. Баррент  не мог полностью  избежать удара,  и

увесистая стальная палица задела левое плечо. Рука онемела.

    Макс опять выбирал.  Баррент бросился на  его гладкую  сферическую

поверхность. На самом верху он увидел два крошечных отверстия. Молясь,

чтобы они оказались воздухозаборниками. Баррент заткнул их пальцами.

    Машина остановилась, публика взревела. Баррент цеплялся за  ровную

поверхность онемевшей рукой,  стараясь удержать  пальцы в  отверстиях.

Огни на  шкуре  Макса  изменили  цвет с  зеленого  на  красный;  тихое

жужжание перешло в гул.

    А затем машина выпустила трубки дополнительных  воздухозаборников.

Баррент попытался накрыть их своим  телом, но машина, внезапно  взвыв,

быстро откатилась и  сбросила его.  Он вскочил  на ноги  и вернулся  к

центру арены.

    Состязание длилось не  более пяти минут,  а Баррент был  изможден.

Тем временем неутомимая  машина наступала,  подняв широкую  сверкающую

секиру. Вместо  того  чтобы  отпрыгнуть в  сторону,  Баррент  бросился

вперед. Он схватил металлическое щупальце обеими руками и начал  гнуть

его  вниз.  Ему  показалось,  что  металл  поддается.  Если   отломать

конечность, то, возможно, машина деактивируется или, по крайней  мере,

он получит оружие...

    Макс внезапно  дал  задний  ход, и  Баррент  упал  ничком.  Секира

взметнулась и опустилась на плечо.

    Баррент покатился  по полу  и посмотрел  на галерею.  Он  конченый

человек. Уж лучше благодарно  принять следующую попытку машины,  чтобы

она прикончила его сразу... А девушка показывала ему что-то руками.

    Времени наблюдать не было. Ослабевший от потери крови Баррент  еле

поднялся на ноги. Его не  интересовало, какое оружие извлекала  машина

на этот раз. Стоило ей двинуться и он бросился под колеса.

    Колеса вкатились  на  плечо,  и  Макс  резко  накренился.  Баррент

застонал от боли  и, собрав последние  силы, попытался встать.  Машина

взвыла и опрокинулась; Баррент упал рядом.

    Когда зрение вернулось к нему, машина выдвигала конечности,  чтобы

перевернуться.

    Баррент кинулся на днище и  замолотил по нему кулаками. Ничего  не

произошло. Он попробовал  оторвать одно  из колес, но  не сумел.  Макс

стал отжиматься от пола.

    Внимание  Баррента   снова  привлекла   девушка.  Она   настойчиво

повторяла дергающие движения.

    Только тогда Баррент  заметил маленькую предохранительную  коробку

около одного  из  колес. Он  схватился  за  нее и,  срывая  ногти,  на

последнем дыхании оторвал.

    Машина застыла.

    Баррент лишился чувств.

 

Глава 11


 

 

    - На  Омеге  главенствует  закон. Скрытый  и  явный,  церковный  и

светский, закон  управляет поступками  всех  жителей, от  нижайших  из

низких до высочайших из  высоких. Без него не  было бы привилегий  для

тех, кто  создал  закон;  без  закона  и  его  неумолимой  силы  Омега

превратилась бы в немыслимый хаос, в котором человеческие права  могли

существовать, лишь пока и поскольку их обеспечивал бы каждый  человек.

Анархия знаменовала  бы конец  омегианского общества,  и особенно  тех

старших представителей  правящих классов,  кто давно  миновал  расцвет

своих физических сил.

    Но население  Омеги  состоит исключительно  из  людей,  нарушавших

законы на Земле. Это  общество, в котором  нарушитель законов -  царь;

общество, в котором преступления не только прощаются, но и поощряются;

общество, в котором уклонение от правил судится единственно по степени

успеха.

    Налицо парадокс:  криминальное  общество с  абсолютными  законами,

предназначенными для нарушения.

    Так говорил Барренту судья, все еще спрятанный за экраном.

    После завершения Суда Испытанием прошло несколько часов.  Баррента

отнесли в медпункт, где  занялись его ранениями.  Они были в  основном

легкими:  два  треснувших  ребра,  глубокий  разрез  на  левом  плече,

царапины и ушибы.

    - Соответственно,  -  вещал  судья, -  закон  должен  одновременно

нарушаться и  не нарушаться.  Те, кто  никогда не  нарушает закон,  не

поднимаются в положении. Обычно их убивают тем или иным путем, так как

у них недостаточно  инициативы выживания. Для  тех, кто, подобно  вам,

нарушает закон, ситуация иная. Закон строго наказывает их - если им не

удается уйти от него.

    Судья сделал паузу и торжественно продолжил:

    - Идеалом  на Омеге  является личность,  которая понимает  законы,

ценит  их  необходимость,   знает  кару  за   нарушение,  нарушает   и

преуспевает! Вот, сэр, наш идеальный преступник и идеальный омегианец.

Именно это вам удалось свершить, Уилл Баррент, пройдя Суд Испытанием.

    - Благодарю вас, сэр, - сказал Баррент.

    - Я хочу, чтобы вы осознали: однократный триумф над законом  вовсе

не означает, что вы сумеете восторжествовать во второй раз.

    С каждой  новой попыткой  ваши  шансы уменьшаются  - так  же,  как

растет вознаграждение за успех. Поэтому  я не советую вам  действовать

опрометчиво.

    - Не буду, сэр, - заверил Баррент.

    -  Очень   хорошо.   Таким   образом,  вы   возводитесь   в   ранг

Привилегированного Гражданина, со всеми  правами и обязанностями.  Вам

позволяется,  как  и   прежде,  вести  свое   дело.  Кроме  того,   вы

награждаетесь  недельным  отдыхом  на   Озере  Облаков,  куда   можете

отправиться с любой женщиной по вашему выбору.

    - Простите, - перебил Баррент. - Что вы сказали?

    - Недельный отдых, - повторил спрятанный судья, - с любой женщиной

по вашему выбору. Это высокая награда, так как на Омеге мужчин в шесть

раз больше, чем  женщин. Вы  можете выбрать  любую незамужнюю  женщину

независимо от ее желания. На это вам дается три дня.

    - Мне не  нужно трех дней,  - сказал Баррент.  - Я желаю  девушку,

которая сидела в первом ряду галереи  зрителей. У нее черные волосы  и

зеленые глаза. Вы знаете, кого я имею в виду?

    - Да, - медленно произнес судья. - Я знаю, кого вы имеете в  виду.

Ее имя Моэра Эрмайс. Мне кажется, вам лучше изменить решение.

    - Есть какие-нибудь причины?

    - Нет. Но было  бы лучше, если бы  вы выбрали другую женщину.  Мой

клерк с удовольствием  снабдит вас списком  подходящих молодых дам.  У

них приятная внешность. Некоторые окончили Женский институт, где,  как

вам, возможно, известно, преподают двухгодичный курс науки и искусства

гейши. Я лично могу порекомендовать вам...

    - Хочу Моэру, - заявил Баррент.

    - Молодой человек, вы делаете ошибку.

    - Приходится рисковать.

    - Хорошо, - сказал судья. -  Ваш отдых начинается завтра в  девять

утра. Я искренне желаю вам удачи.

 

x x x


 

 

    Баррента под  охраной вывели  из здания  суда и  доставили  домой.

Друзья,  считавшие,  что  он  погиб,  пришли  его  поздравить.  Им  не

терпелось  услышать   подробности   Суда   Испытанием,   но   Баррент,

осознавший,  что   знание  есть   путь  к   могуществу,  не   особенно

распространялся.

    Этим вечером  был  и другой  повод  для празднования:  Тема  Рейда

наконец приняли в Гильдию Убийц. Как и обещал, он взял Фоэрена к  себе

в помощники.

    На следующее утро  перед дверью магазина  остановился экипаж.  Его

прислал Департамент  Юстиции.  Сзади  сидела очень  красивая  и  очень

недовольная Моэра Эрмайс.

    - Вы в  своем уме,  Баррент? Думаете, у  меня есть  на это  время?

Почему вы выбрали меня?

    - Вы спасли мне жизнь, - ответил Баррент.

    - Значит,  я  вами  заинтересовалась?  Если  у  вас  есть  чувство

благодарности, скажите водителю, что изменили решение. У вас есть  еще

возможность выбрать другую девушку.

    Баррент покачал головой.

    - Мне нужны только вы.

    - Не передумаете?

    - Ни за что.

    Моэра вздохнула и откинулась назад.

    - Вы действительно интересуетесь мной?

    - Больше, чем интересуюсь, - сказал Баррент.

    - Хорошо, - согласилась Моэра. - Мне остается лишь ехать с вами.

    Она отвернулась, но перед этим Барренту показалось, что он  увидел

улыбку на ее лице.

    Озеро Облаков - лучший курорт Омеги. На его территории дуэли  были

строжайшим образом запрещены, всякое оружие отбиралось. Ссоры разрешал

ближайший  бармен,  а   убийство  наказывалось  немедленным   лишением

статуса.

    На Озере Облаков доступно любое  развлечение. Хочешь - смотри  бой

быков и медвежью схватку,  хочешь - занимайся плаванием,  альпинизмом,

лыжами... Вечерами в бальных залах за стеклянными стенами, отделяющими

жителей от граждан и  граждан от элиты,  проводились танцы. К  услугам

отдыхающих имелся  прекрасно  оборудованный наркобар,  содержащий  как

испытанные  средства  для  заядлых  любителей,  так  и  на  пробу.  По

субботним вечерам в  Гроте Сатиров устраивали  оргии. Но главное,  там

были покатые склоны и тенистые  леса, приятные прогулки, свободные  от

вечного страха и напряжения, от каждодневной борьбы за существование в

Тетрахиде.

    Баррент и Моэра жили в смежных  комнатах, и дверь между ними  была

незаперта. Но в первую ночь Баррент не воспользовался той дверью -  на

планете, где  женщины питали  пристрастие  к ядам,  мужчине  следовало

подумать дважды, прежде  чем навязывать свою  компанию. Даже  владелец

магазина  противоядий  вынужден  был   считаться  с  возможностью   не

распознать вовремя симптомы у самого себя...

    На второй день они забрались высоко в горы. Баррент спросил Моэру,

почему она спасла ему жизнь.

    - Вам не понравится ответ, - предупредила она.

    - И все же я хотел бы знать.

    - Вы выглядели таким беззащитным  в Обществе защиты жертв... Я  бы

помогла всякому, кто так выглядел.

    Баррент кивнул.

    - А второй раз?

    - Затем, пожалуй, я вами заинтересовалась. Но это не романтический

интерес, вы понимаете? Я совсем не романтична.

    - Какой же интерес?

    - Мне казалось, что потенциально вы хороший рекрут.

    - Я бы хотел услышать об этом больше, - попросил Баррент.

    Моэра  минуту  хранила  молчание,  наблюдая  за  ним   немигающими

зелеными глазами.

    - Я могу  сказать лишь немногое.  На Омеге действует  организация,

которая ищет подходящих  людей. Обычно мы  начинаем непосредственно  с

корабля. Потом поиск продолжают вербовщики, такие, как я.

    - А какой тип людей вы подбираете?

    - Простите, Уилл, не ваш.

    - Почему не мой?

    - Сперва я серьезно "думала завербовать вас, - сказала Моэра. - Вы

казались как раз  тем человеком,  который нам нужен.  Затем я  подняла

ваше дело.

    - И?

    - Мы не  принимаем убийц.  Иногда мы нанимаем  их для  специальных

заданий,  но  не   зачисляем  в   организацию.  Существуют   некоторые

смягчающие обстоятельства, которые мы признаем: самозащита,  например.

Но человек, совершивший на Земле преднамеренное убийство...

    - Понимаю,  - произнес  Баррент. -  А что,  если я  скажу, что  не

испытываю тяги к кровопролитию?

    - Мне известно это,  - ответила Моэра. -  Если бы все зависело  от

меня, я  бы приняла  вас  в организацию.  Но решаю  не  я... Ну  а  вы

уверены, что совершили убийство?

    - Похоже на то, - проговорил Баррент. - Наверное.

    - Плохо, - сказала Моэра. - И все же организация нуждается в людях

с высоким  уровнем выживания.  Ничего не  обещаю, но  я посмотрю,  что

можно сделать.  Хорошо, если  бы  вы сумели  выяснить больше  о  своем

преступлении. Возможно, были обстоятельства...

    - Не исключено, - в сомнении сказал Баррент. - Я постараюсь.

    Этим вечером Моэра,  гибкая, изящная  и нежная,  скользнула в  его

постель. Когда он  заговорил, она  закрыла ему рот  рукой. И  Баррент,

наученный не искушать судьбу, промолчал.

    Отдых промчался слишком быстро. О загадочной организации больше не

говорили,  зато,  возможно,  в  качестве  компенсации,  смежная  дверь

оставалась открытой.  Наконец вечером  седьмого  дня Баррент  и  Моэра

вернулись в Тетрахид.

    - Когда я смогу тебя увидеть? - спросил Баррент.

    - Я свяжусь с тобой.

    - Меня это не устраивает.

    - Больше ничего не могу предложить, - сказала Моэра. Прости, Уилл.

Я посмотрю, что можно сделать с организацией.

    Баррент вынужден  был  удовлетвориться  этим. Выйдя  из  машины  у

своего магазина, он все еще не знал, где она живет и какую организацию

представляет.

 

x x x


 

 

    Он тщательно обдумал  подробности своих видений  в Магазине  Снов:

гнев на  Теркалера, запрещенное  оружие, столкновение,  труп, а  затем

информатор и судья. Не хватало  только одной детали: самого  убийства.

Видения  кончались  на  встрече  с  Теркалером  и  продолжались  после

перерыва, когда  тот уже  был  мертв. Возможно,  существовал  все-таки

фактор, толкнувший на преступление. Это необходимо выяснить.

    Сведения о Земле  можно получить только  двумя путями. Один  лежал

через  кошмар  Магазина  Снов,  и  Баррент  твердо  решил  к  нему  не

прибегать. Другой - услуги скреннирующих мутантов. Баррент относился к

мутантам с неприязнью. Они были  совершенно иной расой и имели  статус

неприкасаемых.  Их   остерегались   и   избегали,   и   они   отвечали

замкнутостью. Квартал Мутантов был городом в городе. Разумные граждане

держались подальше от  квартала, особенно  вечером, -  все знали,  что

мутанты мстительны.

    Но  только  мутанты  обладали  скреннирующей  способностью.  В  их

бесформенных телах  скрывались необычные  силы и  таланты, странные  и

неистовые способности, которых нормальные люди чурались днем и жаждали

ночью. Поговаривали, что мутанты пользуются покровительством  Великого

Черного. Некоторые полагали, что они могут проникать в жизнь  человека

сквозь время и  пространство, через стену  забытья, и читать  прошлое,

что грозное искусство  черной магии доступно  только мутантам,  однако

никто  не  смел  утверждать  это  в  присутствии  священников.  Другие

считали, что у мутантов  нет никаких способностей,  и принимали их  за

ловких мошенников.  Баррент решил  все выяснить  сам. Однажды  поздним

вечером, соответственно одетый  и вооруженный, он  покинул свой дом  и

отправился в Квартал Мутантов.

 

Глава 12


 

 

    Баррент шел по  узким, петляющим улочкам  Квартала, держа руки  на

оружии.  Он  проходил   мимо  хромых  и   слепых  гидроцефалондных   и

микроцефалоидных  идиотов,   мимо  фокусника,   держащего  в   воздухе

двенадцать горящих  факелов  с  помощью  рудиментарной  третьей  руки,

растущей из  груди, мимо  торговцев одеждой,  косметикой и  ювелирными

изделиями, мимо  тележек  со  зловонной  и  антисанитарно  выглядевшей

пищей. Он миновал несколько ярко  раскрашенных публичных домов, где  у

окон  зазывно  толпились   девицы.  Четырехрукая,  шестиногая   уродка

сообщила ему, что он явился  как раз вовремя для Дельфийских  обрядов.

Баррент  поспешил  прочь  и  почти  столкнулся  с  чудовищно   толстой

женщиной, немедленно рванувшей  на себе блузку,  дабы обнажить  восемь

сморщенных грудей.  Он вильнул  в  сторону, обходя  четверых  сиамских

близнецов, которые уставились на него огромными жалобными глазами.

    Баррент завернул за угол и остановился. Высокий оборванный  старик

загораживал ему дорогу. Он был кривой - ровная гладкая кожа затягивала

место, где полагалось находиться левому глазу. Но правый глаз  сверкал

ярко и свирепо из-под белой брови.

    - Вам нужны услуги настоящего скреннера? - спросил старик.

    Баррент Кивнул.

    - Идите за мной. - Мутант свернул в аллею, и Баррент последовал за

ним,  крепко  сжимая   рукоятку  иглолучевика.   По  закону   мутантам

запрещалось иметь  оружие, но  многие, подобно  этому старику,  носили

тяжелые, окованные  железом палки.  Лучшего  оружия для  узких  улочек

нельзя было и представить.

    Провожатый  открыл  дверь  и  мотнул  головой.  Баррент  помедлил,

вспоминая истории  о доверчивых  жителях,  попавших в  лапы  мутантов,

затем стиснул иглолучевик и вошел.

    Старик ввел Баррента в маленькую, тускло освещенную комнату. Когда

глаза привыкли  к  темноте,  Баррент  разглядел  фигуры  двух  женщин,

сидящих за  простым  деревянным столом.  На  столе стояла  кастрюля  с

водой, а в  кастрюле лежало  карманное зеркальце,  разбитое на  мелкие

кусочки.

    Одна из женщин была очень старой и совершенно безволосой, другая -

молодой и  красивой. Баррент  был потрясен,  подойдя ближе  к столу  и

увидев, что ее ноги ниже колен срослись в рыбий хвост.

    -  Чем  интересуетесь.  Гражданин  Баррент?  -  спросила   молодая

женщина.

    - Откуда вы знаете мое имя?  - опешил Баррент. Не получив  ответа,

он сказал: - Я  хочу выяснить все об  убийстве, которое я совершил  на

Земле.

    - Зачем  вам  это нужно?  Разве  власти  не записали  его  в  вашу

пользу?

    - Да, но... -  Он поколебался и  добавил: - Но дело  в том, что  у

меня невротическое  предубеждение против  убийства. Вот  и  любопытно,

почему же я совершил его на Земле.

    Мутанты переглянулись. Старик улыбнулся и произнес:

    - Гражданин, мы поможем тебе. У нас, мутантов, тоже  предубеждение

против убийства, потому что всегда убивают нас.

    - Значит, вы согласны скреннировать мое прошлое?

    - Все не так просто,  - заметила молодая женщина. -  Скреннирующая

способность, являющаяся  одним  из проявлений  пси-эффекта,  сложна  в

обращении. Даже  когда  удается  вызвать  ее к  жизни,  она  часто  не

раскрывает то, что нужно.

    - Я думал, что все мутанты могут легко заглядывать в прошлое.

    - Нет, - сказал старик, - это неверно. Во-первых, не все  мутанты,

кого  так  называют.   Это  удобное   клеймо  для   каждого,  кто   не

соответствует земным стандартам.  Но и среди  настоящих мутантов  лишь

считанные обладают малейшими пси-способностями.

    - Вы в состоянии скреннировать? - спросил его Баррент.

    - Я  - нет.  Но Мила  может,  - ответил  он, указывая  на  молодую

женщину. - Иногда.

    Женщина глядела в воду, в разбитое зеркало. Ее блеклые глаза  были

широко раскрыты, хвостатое туловище выпрямилось и словно застыло.

    - Она начинает что-то видеть, - произнес старик. - Вода и  зеркало

-  только  средства   для  концентрирования   внимания.  Мила   хорошо

скреннирует, хотя порой прошлое у нее переплетается с будущим. На  той

неделе она предсказала одному Хаджи, что тот через четыре дня умрет. -

Старик хихикнул. - Вы бы видели его лицо.

    - Она предупредила, как он умрет? - спросил Баррент.

    - Да, от броска ножа. Бедняга перестал выходить из дома.

    - Его убили?

    - Конечно. Жена. Решительная женщина!..

    Баррент надеялся, что Мила не прочтет его будущее. Жизнь трудна  и

без предсказаний мутантов. Теперь  она подняла взгляд, печально  кивая

головой.

    - Я  могу сказать  вам очень  мало. Мне  не удалось  увидеть,  как

произошло убийство.  Но  я  видела  кладбище  и  видела  могилу  ваших

родителей. Могила старая,  наверное двадцатилетней давности.  Кладбище

расположено на краю местечка Янгерстаун, на Земле.

    Барренту это название ничего не говорило.

    - А еще, - продолжала Мила,  - я увидела человека, который  многое

может вам рассказать, если захочет.

    - Он свидетель убийства?

    -Да.

    - Это тот, кто на меня донес?

    - Не  знаю,  -  ответила  Мила. -  Я  видела  покойника  по  имени

Теркалер, и возле него стоял человек. Его зовут Иллиарди.

    - Он здесь, на Омеге?

    - Вы можете найти  его сейчас в  Эйфориаториуме на Малой  Топорной

улице. Знаете?

    - Найду, -  сказал Баррент.  Он поблагодарил  девушку и  предложил

плату,  взять   которую   она   отказалась.   Мила   выглядела   очень

расстроенной. Когда Баррент выходил, она окликнула его:

    - Будьте осторожны.

    Баррент остановился и почувствовал холодок в груди.

    - Вы скреннировали мое будущее?

    - Только на несколько месяцев вперед.

    - И что увидели?

    - Не могу объяснить. То, что я увидела, совершенно невозможно.

    - Скажите мне.

    - Я видела вас мертвым. И все же вы не были мертвы. Вы смотрели на

труп, разбитый на сверкающие осколки. Но покойник - это вы.

    - Что это значит?

    - Не знаю, - сказала Мила.

 

x x x


 

 

    Эйфориаториум оказался большим, аляповато обставленным заведением,

специализирующимся  на  наркотиках   и  афродизиаках.  Клиентура   его

состояла в основном  из пеонов  и жителей. Пробиваясь  сквозь толпу  и

спрашивая человека по  имени Иллиарди,  Баррент чувствовал,  что он  в

чужой среде.

    Ему показали  на  лысого  мужчину, сидящего  за  бокалом.  Баррент

подошел и представился.

    -  Приятно  познакомиться,  сер,   -  сказал  Иллиарди,   проявляя

обязательное  уважение  Жителя  Второго  Класса  к  Привилегированному

Гражданину. - Чем могу быть вам полезен?

    - Я хотел бы кое-что спросить о Земле, - объяснил Баррент.

    - Я мало что помню, - извинился Иллиарди. - Но рад услужить.

    - Вы знали человека по имени Теркалер?

    - Безусловно, - подтвердил Иллиарди. - Большего скупердяя не видел

свет.

    - Вы присутствовали при его убийстве?

    - Разумеется. Это первое, что я вспомнил, сойдя с корабля.

    - Вы видели, кто его убил?

    Иллиарди изумился.

    - Чего тут видеть? Его убил я.

    Баррент заставил себя продолжать ровным голосом:

    - Вы уверены в этом? Абсолютно уверены?

    - Конечно,  - сказал  Иллиарди. -  И готов  отстаивать эту  честь.

Теркалера мало было убить. Он заслуживал страшной кары.

    - А не видели ли вы в это время поблизости меня?

    Иллиарди посмотрел на него внимательно, затем покачал головой.

    - Кажется, нет. Но я не уверен. Все, что случилось после убийства,

у меня как во сне.

    - Благодарю вас, - произнес  Баррент и покинул Эйфориаториум.  Чем

больше Баррент  думал, тем  приходил все  в большее  недоумение.  Если

Теркалера убил Иллиарди, то почему  Баррента отправили на Омегу?  Если

произошла  ошибка,  то  почему  его  не  выпустили,  когда  обнаружили

настоящего убийцу? Зачем кто-то на  Земле обвинил его в  преступлении,

которого он не совершал?

    У Баррента  не  было ответов  на  эти  вопросы. Но,  и  прежде  не

чувствуя  себя  убийцей,  теперь  он  нашел  доказательство.  Сознание

невиновности все изменило и расставило  по своим местам: его вовсе  не

привлекает омегианский образ жизни. Он хочет вернуться на Землю!

    Однако это невозможно. В небе днем и ночью кружили сторожевики. Да

и техника  Омеги  дошла  только до  двигателей  внутреннего  сгорания;

звездные корабли принадлежали Земле.

    Баррент продолжал работать в магазине противоядий и будто  щеголял

своим  антиобщественным  поведением.  Он  игнорировал  приглашения  из

Магазина Снов и  никогда не  посещал публичных  казней. Когда  ревущие

толпы  собирались  поразвлечься  в   Квартале  Мутантов,  у   Баррента

начинались головные  боли. Он  не участвовал  в Охотах  Дня Посадки  и

грубо обошелся с торговым  представителем "Ежемесячных пыток". И  даже

визиты  Дяди  Ингмара   не  смогли   поколебать  его   антирелигиозных

настроений.

    Баррент понимал, что  набивается на неприятности,  и ожидал их.  В

конце концов  на Омеге  нет ничего  необычного в  нарушении законов  -

нарушайте, пока удается.

 

x x x


 

 

    Однажды на  улице его  толкнул прохожий,  Баррент отошел,  но  тот

схватил его за плечо.

    - Ты представляешь себе, кого  толкнул? - спросил мужчина. Он  был

коренастый  и  приземистый.  Одежда  указывала  на  принадлежность   к

Привилегированным  Гражданам.  Пять  серебряных   звезд  на  ремне   -

количество узаконенных убийств. - Я не толкал вас, - сказал Баррент.

    - Ты лжешь,  любитель мутантов.  Услышав смертельное  оскорбление,

толпа замерла. Мужчина потянулся  за оружием отработанным  артистичным

движением, но иглолучевик Баррента был нацелен на полсекунды раньше.

    Он просверлил  обидчика  прямо  между  глаз;  затем,  почувствовав

движение позади, Баррент резко обернулся.

    Двое Привилегированных Граждан  вытаскивали свое тепловое  оружие.

Баррент выстрелил,  ныряя  за  прикрытие здания.  Противники  упали  и

обуглились. Деревянная стена рядом с Баррентом разлетелась на  кусочки

- из аллеи стрелял еще один. Двумя выстрелами Баррент уложил и его.

    И все. В течение нескольких секунд он убил четверых.

    Баррент был доволен: теперь любителям повышения статуса есть о чем

подумать. Вполне возможно, они переключатся на более доступные объекты

и оставят его в покое.

    У себя в магазине он застал Джо. Маленький кредитный вор  выглядел

расстроенным.

    - Видел сегодня, как ты стрелял. Отличная работа.

    - Благодарю, - сказал Баррент.

    - Думаешь, это тебе поможет?

    Думаешь, что сможешь и дальше нарушать закон?

    - Пока удается.

    - Безусловно. Но, как по-твоему, сколько ты продержишься?

    - Сколько надо будет.

    - Нет, - сказал Джо. - Нельзя безнаказанно нарушать закон.  Только

сосунки верят в это.

    - Им  придется послать  за мной  целый взвод,  - заметил  Баррент,

перезаряжая иглолучевик.

    - Все  произойдет не  так, -  произнес Джо.  - Поверь  мне,  Уилл,

нельзя сосчитать  способов  избавиться  от  тебя.  Когда  закон  решил

цействовать, его  не остановишь.  И, между  прочим, не  жди помощи  от

своей подруги.

    - Ты знаешь ее? - спросил Баррент.

    -  Я  знаю  всех,  -  мрачно  сказал  Джо.  -  У  меня  друзья   в

правительстве. Я знаю, что тобой недовольны. Слушай меня, Уилл. Ты  же

не хочешь плохо кончить?

    Баррент покачал головой.

    - Джо, ты можешь найти Моэру?

    - Возможно. Зачем?

    - Я хочу, чтобы ты ей кое-что передал. Скажи ей, что я не совершал

убийства, в котором меня обвинили.

    Джо уставился на него.

    - Ты спятил?

    - Нет.  Я нашел  человека,  который на  самом деле  совершил  его:

Житель Второго Класса Иллиарди.

    - Чего же  об этом распространяться?  - удивился Джо.  - Не  имеет

смысла терять уважение.

    - Я не убивал, - упрямо повторил Баррент. - Передашь Моэре?

    - Хорошо,  - согласился  Джо.  - Если  смогу  найти ее.  Но  лучше

послушай меня. Может,  еще не  поздно все исправить.  Сходи на  Черную

Мессу...

    - Возможно, я так и сделаю,  - произнес Баррент. - Ты  обязательно

скажешь Моэре?

    - Да, - пообещал Джо.

    Он вышел из  магазина противоядий, печально  качая головой.  Тремя

днями позже  Баррента  посетил  высокий,  полный  достоинства  пожилой

мужчина, такой же прямой, как  церемониальный меч, висевший у него  на

боку. По  одежде  Баррент  распознал в  нем  важного  государственного

чиновника.

    - Правительство Омеги шлет  вам поздравления, -  начал гость. -  Я

Норис Джей, Субминистр Игр. В соответствии с законом я нахожусь здесь,

дабы лично уведомить вас о великой удаче.

    Баррент  озабоченно  кивнул  и  пригласил  войти.  Но   посетитель

отказался.

    - Вчера была проведена  ежегодная Лотерея, -  объявил Джей. -  Вы,

гражданин Баррент, один из выигравших. Поздравляю вас.

    - А что за награда? - поинтересовался Баррент.

    Он  слышал  о  Лотерее,   но  имел  о   ней  лишь  самое   смутное

представление.

    -  Почет  и  слава.  Увековечение  вашего  имени.  Сохранение  для

потомства  вашей  биографии.  Конкретно  -  вы  получите   иглолучевик

государственного выпуска  и  будете  посмертно  награждены  Серебряным

Знаком.

    - Посмертно?

    - Конечно. Серебряным Знаком всегда награждают посмертно.

    - Да-да, - согласился Баррент. - Что-нибудь еще?

    - Как выигравший  в Лотерее,  вы примете  участие в  символической

церемонии Охоты,  отмечающей  начало  ежегодных Игр.  Охота,  как  вам

известно,  олицетворяет  наш  омегианский  образ  жизни.  Даже  пеонам

позволено участвовать в Охоте, потому  что это праздник, открытый  для

всех, праздник, символизирующий возможность  любого человека выйти  за

рамки своего статуса.

    - Если я вас верно понял, -  заметил Баррент, - я выбран одним  из

тех, за кем будут охотиться?

    - Да, - подтвердил Джей.

    - Но  вы  сказали,  что  церемония  символическая.  Разве  это  не

означает, что никого не убьют?

    - Вовсе  нет, что  вы! -  воскликнул Джей.  - На  Омеге символы  и

символизируемая вещь  практически  ,одно и  то  же. Когда  мы  говорим

Охота, то  имеем  в  виду  настоящую  охоту.  Иначе  все  выродится  в

показуху.

    Баррент молчал,  обдумывая положение.  Оно  было не  из  приятных.

Лицом к лицу  с врагом, в  простой дуэли он  имел прекрасные шансы  на

победу. Но Охота с участием всего населения Тетрахида...

    - Каким образом меня выбрали?

    - Случайным отбором, - объяснил Норис Джей. Никакой другой  способ

не достоин тех, кто отдает свою жизнь во имя вящей славы Омеги.

    - Что-то не верится, что меня выбрали совершенно случайно.

    - Выбор был случайным, - заверил Джей. - Производился он, конечно,

по  списку  подходящих  жертв.  Не   каждый  годится  на  роль   Дичи.

Человекдолжен проявить  немало  сил  и  упорства,  чтобы  Комитет  Игр

включил его в список кандидатов. Быть Дичью - великая честь.

    - Не верю, - заявил Баррент. - Просто вы преследуете меня.

    - Вы не правы. Могу заверить, что никто в правительстве не  питает

к вам  злых  чувств. Вы  нарушили  закон,  но это  вовсе  не  касается

правительства. Это дело касается исключительно вас и закона.

    Синие ледяные глаза  Джея сверкнули  при упоминании  о законе.  Он

выпрямился и еще плотнее сжал губы.

    - Закон превыше всего. Он неотвратим, любое действие либо законно,

либо противозаконно.  Если можно  так  выразиться, закон  живет  своей

жизнью, ведет существование, совершенно  отдельное от конечных  жизней

существ, приводящих его в исполнение. Закон управляет каждым  аспектом

человеческого поведения; следовательно,  в той степени,  в какой  люди

являются законными существами, закон человечен. И, будучи  человечным,

закон имеет свои слабости. Для граждан, соблюдающих закон, он далек  и

незаметен.  А  тех,  кто  его   обходит  и  нарушает,  закон   активно

преследует.

    - Вот почему меня выбрали на роль Дичи?

    - Конечно, - сказал Субминистр. - Не выбрали бы вас сейчас, рьяный

и никогда не дремлющий закон нашел бы другие пути.

    - Благодарю за информацию,  - произнес Баррент.  - Сколько у  меня

времени до начала Охоты?

    - Охота  начинается на  рассвете и  заканчивается с  первой  зарей

следующего дня.

    - А что будет, если меня не убьют?

    Норис Джей слабо улыбнулся.

    - Такое случается не  часто. Гражданин Баррент.  Я уверен, это  не

должно волновать вас.

    - Но все же бывает?

    - Да. Те, кто остается в живых, автоматически включаются в Игры.

    - А если я выживу в Играх?

    - И не мечтайте, - посоветовал Джей дружеским тоном.

    - Но почему?

    - Поверьте мне. Гражданин, вы не выживете.

    - Я все-таки желал бы знать, что произойдет в таком случае.

    - Тот, кто проходит Игры, оказывается вне закона.

    - Звучит многообещающе, - заметил Баррент.

    - Вовсе нет. Закон, даже в самом своем карающем проявлении,  стоит

на страже  ваших интересов.  Как бы  ни было  мало у  вас прав,  закон

проследит за  их соблюдением.  Я не  убил вас  сейчас и  здесь  только

потому, что  это было  бы незаконно.  - Джей  разжал руку,  и  Баррент

увидел крошечное однозарядное оружие. - Закон устанавливает правила  и

пределы жизни. Он гласит, что вы  должны умереть. Но умирают все.  Вам

по крайней мере назначен день; без закона могло не быть и этого.

    - И все же, - настаивал Баррент, - если я выживу в Играх и окажусь

вне закона?

    - Вне закона  существует только  один Великий  Черный, -  произнес

Джей. - Те, кто находится вне закона, принадлежат ему. Но лучше тысячу

раз умереть, чем попасть живым в руки Великого Черного.

    Баррент давно пришел к выводу, что культ Великого Черного - пустая

болтовня.  Но  теперь,  слушая  доверительный  голос  Джея,  он  начал

сомневаться.  Может  существовать   реальное  отличие  между   обычным

поклонением Злу и действительным присутствием самого Зла.

    - Но если  вам повезет,  - продолжал Джей,  - вас  убьют сразу.  А

сейчас последние инструкции.

    Джей  потянулся  свободной  рукой  в  карман  и  вытащил   красный

карандаш. Быстрым,  отработанным  движением он  провел  карандашом  по

щекам и  лбу Баррента.  Тот даже  не успел  опомниться, как  все  было

кончено.

    - Это помечает вас как Дичь, - сказал Джей. - Пометки  несмываемы.

Вот ваш государственный иглодучевик.  - Он вынул  оружие из кармана  и

положил на стол. -  Охота, как я говорил,  начинается с первым  светом

зари. Убить  вас имеет  право любой;  вы также  можете убивать.  Но  я

советую делать это  с большой осторожностью:  вспышка и звук  выстрела

выдавали многих. Если будете  прятаться, не забывайте обеспечить  себе

выход. Помните, что другие знают Тетрахвд лучше вас. Опытные  охотники

изучили все потайные места; с Дичью  кончают в основном в первые  часы

праздника. Желаю вам удачи, Гражданин Баррент.

    На пороге Джей снова обернулся к Барренту.

    - Я  должен  добавить,  что одна  возможность  сохранить  жизнь  и

свободу на Охоте существует. Но мне запрещено рассказывать о ней.

    Субминистр поклонился и вышел.

    После долгих стараний Баррент убедился, что пометки  действительно

несмываемы. Вечером он разобрал государственный иглолучевик. Как он  и

подозревал, оружие оказалось дефектным.

    Баррент сложил еду, воду, моток веревки и нож в маленький  рюкзак,

а потом просто  ждал, без  всяких оснований надеясь,  что в  последнюю

минуту его спасут Моэра и ее организация.

    Спасение не пришло.  За час  до рассвета  Баррент покинул  магазин

противоядий. Он не  имел представления, что  делают другие жертвы,  но

уже решил, где ему спрятаться от Охотников.

 

Глава 13


 

 

    Естественно, что сильнейший стресс  влияет на характер  поведения.

Если взглянуть на Охоту как на абстрактную проблему, то можно прийти к

более или менее ценным заключениям. Но типичная Дичь, независимо от ее

интеллекта, не в состоянии отделить эмоции от рассудка. Ведь  охотятся

на нее.  Ею овладевает  паника. Безопасность  ассоциируется с  местами

отдаленными и  тайными.  Жертва  уходит  как  можно  дальше  от  дома,

зарывается глубоко  в землю,  петляет по  закоулкам. Она  предпочитает

темноту свету, уединение - толпе.

    Это хорошо известно Охотникам. Вполне естественно, они заглядывают

в первую очередь в подземные переходы, в покинутые здания.

    Баррент поборол  свой  первый  порыв исчезнуть  в  мрачной  клоаке

Тетрахида. Вместо  этого он  направился к  большому, ярко  освещенному

корпусу Министерства Игр.

    Когда  коридоры,  казалось,  опустели,  он  быстро  вошел  внутрь,

прочитал указатель  и поднялся  по лестнице  на третий  этаж.  Миновав

несколько дверей, Баррент наконец остановился у искомой:

    "НОРИС ДЖЕЙ, СУБМИНИСТР".

    Он прислушался, затем открыл дверь и шагнул в комнату.

    У старого  чиновника  была  неплохая  реакция.  Не  успел  Баррент

переступить порог, как Джей заметил отметки на его лице и потянулся  к

ящику стола.

    Баррент не хотел убивать старика. Он рванулся вперед и ударил Джея

государственным иглолучевиком прямо в лоб. Джей медленно сполз на пол.

Убедившись, что Субминистр жив, Баррент связал его и засунул под стол.

Роясь в ящиках, он нашел табличку "Заседание. Не мешать" и повесил  ее

на дверь снаружи. Вынув свой собственный иглолучевик, он сел за стол и

стал ждать развития событий.

    Рассвело, и в окно Баррент видел, как улицы наполняются людьми.  В

городе царила праздничная атмосфера, радостный гул возбужденной  толпы

изредка нарушался шипением лучевика.

    К полудню Баррент оставался необнаруженным. Он выглянул в окно и с

удовлетворением отметил, что имеет возможность выбраться на крышу,  то

есть на худой конец есть запасной выход.

    В  середине   дня  начал   приходить  в   себя  Джей.   Попробовав

освободиться от веревок, он вскоре успокоился и тихо лежал под столом.

 

    Перед самым вечером кто-то постучал в дверь.

    - Мистер Джей, разрешите войти?

    - Не сейчас, -  ответил Баррент, удачно,  по его мнению,  имитируя

голос чиновника.

    - Вас, должно быть, интересует статистика Охоты, - сказал  человек

за дверью. - К настоящему моменту граждане убили двадцать три  жертвы,

осталось восемнадцать. Это лучше, чем в прошлом году.

    - О да, - согласился Баррент.

    -  Количество  спрятавшихся   в  канализационной  системе   больше

обычного. Несколько человек пытались укрыться дома. Остальных мы  ищем

в привычных местах.

    - Отлично, - одобрил Баррент.

    - Пока никто еще не сделал прорыв, - продолжал мужчина. - Странно,

что Дичь редко думает об этом.  Впрочем, нам же лучше -  необязательно

использовать машины.

    Интересно, что он имеет в виду?.. Куда можно сделать прорыв? И как

используют машины?

    - Мы  уже подобрали  кандидатов для  Игр, -  добавил докладчик.  -

Хорошо, если бы вы завизировали список.

    - Оставляю его на ваше усмотрение, - сказал Баррент.

    Послышались  удаляющиеся  шаги.  Разговор  длился  слишком  долго,

подумал Баррент,  его  надо  было  закончить  раньше.  Пожалуй,  стоит

перейти в другое помещение.

    Прежде  чем  он   успел  что-либо  предпринять,   в  дверь   грубо

застучали.

    -Да?

    - Поисковый Комитет, - ответили басом. - Будьте любезны открыть. У

нас есть основания считать, что здесь прячется Дичь.

    - Чепуха, - уверенно  заявил Баррент. -  Сюда нельзя входить.  Это

государственное учреждение.

    - Можно, - сказал бас. - Ни одно помещение, контора или здание  не

закрыты для граждан в День Охоты. Ну?

    Когда  дверь  затрещала  под   мощными  ударами,  Баррент   дважды

выстрелил, давая пищу для размышлений, и вылез в окно.

    Крыши Тетрахида, как сразу заметил Баррент, были будто  специально

созданы для спасающихся. Именно поэтому  находиться там им не  стоило.

На крышах было полно людей, которые закричали, увидев его.

    Баррент побежал.  Его  догоняли  сзади  и  окружали  с  боков.  Он

перепрыгнул пятифутовый промежуток между  зданиями и сумел  удержаться

на ногах. Страх придавал ему сил. Если бы он мог выдержать такой  темп

еще минут  десять,  то  получил бы  существенное  преимущество.  Тогда

хватило бы времени спуститься и найти укрытие.

    Еще один пятифутовый промежуток между домами. Баррент прыгнул,  не

колеблясь. Приземлился он хорошо. Но правая нога по бедро  провалилась

сквозь прогнившее  перекрытие.  Ногу  было  не  вытянуть  -  скользкая

покатая крыша не давала оттолкнуться.

    - Вот он!

    Баррент  обеими  руками   рванул  деревянные  черепицы.   Охотники

приблизились уже  почти на  расстояние  выстрела из  иглолучевика.  Ко

времени, когда он сумеет высвободить ногу, он станет легкой добычей.

    Когда Охотники появились  на примыкающем  здании, Баррент  выломал

трехфутовую дыру и, не  видя иного выхода,  спрыгнул вниз. Секунду  он

летел в воздухе, затем  ударил ногами стол,  разломавшийся под ним,  и

упал на пол. Рядом в кресле тряслась от ужаса старая женщина.

    По  крыше  загромыхали  Охотники.  Баррент  бросился  на  кухню  и

выскочил через черный  ход. Кто-то  выстрелил в него  из окна  второго

этажа. Оглянувшись, он увидел мальчишку, старающегося нацелить тяжелое

тепловое оружие. Очевидно, отец запретил ему охотиться на улице.

    Баррент свернул в  переулок и добежал  до аллеи, показавшейся  ему

знакомой. Он понял, что находится  в Квартале Мутантов, неподалеку  от

дома Милы.

    Сзади раздались крики преследователей. Он  рванулся к дому Милы  и

нашел дверь незапертой.

    Все были там -  одноглазый мужчина, лысая  старая женщина и  Мила.

Они совсем не удивились его появлению.

    - Итак,  вас выбрали  в Лотерее,  - произнес  старик. -  Мы так  и

знали.

    - Это Мила прочла в воде? - спросил Баррент.

    - Нет,  - ответил  Старик. -  Это можно  было предсказать  и  так,

учитывая, что вы  за человек. Смелый,  но не безжалостный.  Вот в  чем

ваша беда, Баррент.

    Старик отбросил обязательную форму обращения к  Привилегированному

Гражданину, и в данных обстоятельствах это тоже было понятно.

    - Каждый год одно и то же, - продолжал он. - Вы были бы  поражены,

узнав, сколько многообещающих молодых людей  кончали свой путь в  этой

комнате - смертельно уставшие, державшие иглолучевик, будто он весит с

тонну. Они ждали от нас помощи, но мутанты предпочитают не ввязываться

в неприятности.

    - Замолчи, Дем, - перебила старая женщина.

    - Но вам мы должны помочь, - невозмутимо сказал Дем. - Так  решила

Мила. - Он сардонически улыбнулся. -  Ее мать и я пытались  разубедить

ее,  но  она  настаивала.  А  так  как  только  она  среди  нас  может

скреннировать, то пусть поступает по-своему.

    - Даже с нашей помощью у  вас очень мало шансов пережить Охоту,  -

произнесла Мила.

    - Если меня убьют,  - поинтересовался Баррент,  - как же  сбудется

ваше предсказание? Помните,  вы видели меня  смотрящим на  собственный

труп, разбитый на кусочки.

    - Помню,  -  согласилась  Мила.  -  Но  ваша  смерть  не  помешает

предсказанию. В таком случае оно сбудется с вами в другом воплощении.

    Баррента это не успокоило.

    - Что мне делать?

    Старик протянул кучу лохмотьев. - Наденьте это, а я поработаю  над

вашим лицом. Вы, мой друг, станете мутантом.

 

x x x


 

 

    Вскоре Баррент вышел на улицу, одетый в старую выцветшую  рванину.

Под ней он  сжимал иглолучевик,  а в  свободной руке  держал чашу  для

подаяний. На лбу лежали чудовищные морщины, а нос расползся чуть не до

ушей. Охотничьи пометки были спрятаны.

    Мимо  торопливо  прошагал  отряд  Охотников,  едва  удостоив   его

взглядом. Баррент  почувствовал  некоторое  облегчение.  Он  выигрывал

драгоценное время.  Последние лучи  водянистого солнца  скрывались  за

горизонтом. Ночь предоставит дополнительные преимущества, и он  сможет

продержаться до  зари.  Потом,  конечно, будут  Игры,  но  Баррент  не

собирался принимать в них участия -  если грим сумеет защитить его  от

всего города, то уж сам себя он не обнаружит.

    Пожалуй, после окончания Игр он сможет вновь появиться в обществе.

Вполне вероятно, если ему удастся  пережить Охоту и увильнуть от  Игр,

его наградят особо. Такое дерзкое  и успешное нарушение закона  должно

быть оценено по достоинству.

    Баррент увидел еще одну  группу приближающихся Охотников. Их  было

пятеро, и среди  них -  Тем Рейд,  внушительный и  гордый в  новенькой

форме Убийцы.

    - Эй ты! - крикнул один из Охотников. - Не видел здесь Дичи?

    - Нет,  Гражданин, -  ответил Баррент,  почтительно склонившись  и

сжав под лохмотьями иглолучевик.

    - Не верьте ему. Эти проклятые мутанты всегда лгут.

    Группа прошла, но Тем Ренд задержался.

    - Ты уверен, что не видел поблизости Дичи?

    - Абсолютно, Гражданин, - сказал  Баррент, не определив, узнал  ли

его Ренд. Он не  хотел убивать; кроме  того, он не  был уверен, что  в

состоянии это сделать - у Ренда была мгновенная реакция.

    - Ну, если  ты увидишь Дичь,  - произнес Ренд,  - то посоветуй  не

гримироваться под мутанта.

    - А почему?

    - Надолго  этого трюка  не  хватит, -  безразлично сказал  Тем.  -

Максимум на час. Потом засекут информаторы. Если бы охотились за мной,

я бы мог использовать прикрытие мутанта - но только чтобы выбраться из

Тетрахида.

    -Да?

    - Каждый год в горы уходят несколько Жертв. Правительство об этом,

конечно, молчит, и  большинство граждан  ничего не  знает. Но  Гильдия

Убийц располагает  полным  архивом  всех  когда-либо  использовавшихся

трюков. - Очень интересно, - сказал Баррент. Он понял, что Ренд  узнал

его. Тем оказался хорошим соседом и плохим Убийцей.

    - Разумеется, из города выбраться нелегко, - добавил Ренд. - Да  и

вне  его  пределов  не  следует  считать  себя  в  безопасности.  Есть

специальные Охотничьи патрули и, что гораздо хуже...

    Он внезапно замолчал.  К ним приближалась  группа Охотников.  Ренд

кивнул и побежал вслед за своими.

    После того как  Охотники прошли, Баррент  выпрямился. Тем дал  ему

хороший совет. Жизнь в омегианских горах чрезвычайно сложна, но  любые

трудности лучше смерти.

    О патрулях он догадывался. Но Ренд упомянул о чем-то худшем.

    Что это? Особые части Охотников - альпинистов? Неустойчивый климат

Омеги?  Смертоносная  флора  или  фауна?   Эх,  если  бы  Ренд   успел

договорить...

    К ночи Баррент достиг Северных Ворот.

 

Глава 14


 

 

    С охраной осложнений не было. Целые семьи мутантов покидали город,

спасаясь в горах, и Баррент присоединился к одной из таких групп.

    В миле  от  Тетрахида мутанты  остановились  и разбили  лагерь,  а

Баррент продолжал идти  и к полуночи  начал подниматься по  скалистому

склону горы. Он  был голоден,  но холодный  чистый воздух,  действовал

возбуждающе.

    Шумные охотничьи  отрады Баррент  слышал  издалека, легко  от  них

уклонялся во тьме  и продолжал  карабкаться вверх.  Скоро все  стихло,

кроме неустанного  завывания ветра  в скалах.  До рассвета  оставалось

часа три.

    Под утро  заморосило, затем  пошел холодный  дождь -  обычная  для

Омеги погода.  Привычными  были  и ледяной  ветер,  и  раскаты  грома.

Баррент забился  в маленькую  пещерку и,  дрожа от  холода и  сырости,

наблюдал  за  склоном.   Вдруг  в  свете   молнии  он  увидел   что-то

двигающееся.

    Он встал,  держа  наготове  иглолучевик,  и  в  очередной  вспышке

разглядел влажный блеск металла, перемигивание красных и зеленых огней

и металлические щупальца, цепляющиеся за камни.

    С такой машиной Баррент сражался  во Дворце Правосудия. Теперь  он

понял, о чем его  хотел предупредить Ренд. На  этот раз Макс не  будет

выбирать орудие убийства случайно,  чтобы уравнять шансы;  промедления

не будет тоже.

    Баррент выстрелил - заряд отразился от бронированного лба  машины,

- вылез из пещеры и полез наверх.

    Машина преследовала его упорно, точно охотничий пес; очевидно, она

улавливала запах  несмываемой краски  на его  лице. Один  раз  Баррент

попытался устроить лавину, но Макс легко уклонился от летящих камней.

    Наконец Баррент  уперся в  отвесную скалу,  выше подниматься  было

некуда. Когда  машина подобралась  вплотную, он  поднял иглолучевик  и

нажал на курок.

    Макс содрогнулся; затем выбил оружие  и обвил щупальце вокруг  шеи

Баррента. Баррент  начал  терять  сознание.  У  него  еще  было  время

полюбопытствовать, сломает ли щупальце шею или просто задушит его.

    И вдруг машина отступила. За  ее спиной Баррент увидел серые  лучи

зари.

    Он пережил Охоту. Но Макс не выпустил его, а продержал у скалы  до

прихода  Охотников.  Те  привели  Баррента  в  Тетрахид,  где   бешено

аплодирующая толпа с восторгом  приветствовала его. После  двухчасовой

процессии Баррента  и четырех  других  выживших доставили  в  Призовой

Комитет, где председатель  произнес короткую  прочувствованную речь  о

проявленных ими  отваге  и ловкости.  Им  был присвоен  ранг  Хаджи  и

вручена крошечная золотая серьга статуса.

    В заключение  председатель  пожелал  новоиспеченным  Хаджи  легкой

смерти в Играх.

 

Глава 15


 

 

    Из  Призового  Комитета  охрана   провела  Баррента  в  камеру   и

посоветовала спокойно ждать: Игры уже  начались, и скоро наступит  его

черед.

    В трехместной камере было  девять человек. Большинство сидели  или

лежали в молчаливой апатии, уже  смирившись со своей участью. Но  один

явно не пал духом. Он протолкался к Барренту.

    -Джо!

    Ему улыбался маленький кредитный вор.

    - Не самое приятное место для встречи, Уилл.

    - Что с тобой произошло?

    - Политика, - ответил Джо. - Каверзное занятие на Омеге,  особенно

во время Игр. Я думал, что в безопасности, но... - Он пожал плечами. -

Меня избрали утром.

    - Есть какой-нибудь шанс отсюда выбраться?

    - Я рассказал о тебе твоей знакомой, - произнес Джо. - Может быть,

ее друзья смогут что-нибудь сделать. А я рассчитываю на помилование.

    - Это возможно?

    - Все возможно. Однако лучше не надеяться.

    - На что похожи Игры? - спросил Баррент.

    - На то, чего от них и можно ожидать, - философски заметил Джо.  -

Дуэли, схватки с хищниками...

    - Если кто-нибудь выживает, - произнес Баррент, - он вне закона?

    - Верно.

    - А что значит быть вне закона?

    - Понятия не имею,  - сознался Джо. -  Похоже, что этого не  знает

никто. Я сумел выяснить лишь,  что выжившего забирает Великий  Черный.

Очевидно, это неприятно.

    - Могу себе представить. На Омеге вообще мало приятного.

    - Это неплохое место, Уилл. У тебя просто нет того духа...

    Его прервало появление взвода охраны. Обитателям камеры пора  было

выходить на Арену.

    - Помилования нет, - сказал Баррент.

    - Что поделаешь, - вздохнул Джо.

    Перед тем  как капитан  охраны открыл  тяжелую дверь,  ведущую  на

Арену,  в   коридоре   появился  толстый,   хорошо   одетый   человек,

размахивающий бумагой.

    - Что это? - спросил капитан.

    -  Удостоверение  личности,  -  произнес  толстяк,  вручая  бумагу

капитану и вытаскивая из кармана еще целую кипу листков. - А вот ордер

на прекращение,  перечень  полномочий,  закладная  на  недвижимость  и

справка о доходах.

    Капитан стянул шлем и ошарашено почесал узкий лоб.

    - Что все это значит?

    - Он свободен, - объявил толстяк, указывая на Джо.

    Капитан взял бумаги, удивленно их пролистал и вернул толстяку.

    -  Ну  хорошо,  забирайте.  Раньше  такого  не  бывало.  Ничто  не

препятствовало установленному течению Игр.

    Победно улыбаясь, Джо  пробился сквозь стену  охраны к адвокату  и

спросил его:

    - У вас есть какие-нибудь бумага на Уилла Баррента?

    - Нет, - сказал адвокат. - Его дело не у меня. Боюсь, что с ним не

управятся до конца Игр.

    - Но я тогда, наверное, уже буду мертв, - заметил Баррент.

    - Могу  вас заверить,  что это  ни  в коей  мере не  отразится  на

рассмотрении вашего дела, -  с гордостью заявил  адвокат. - Живой  или

мертвый, вы сохраните все свои права.

    - Пора идти, - сказал капитан.

    - Удачи, - пожелал Джо, и цепочка узников втянулась через железную

дверь на ярко освещенную Арену.

 

x x x


 

 

    Баррент  прошел   сквозь  дуэли,   в  которых   погибла   четверть

заключенных. После  того  их,  вооруженных  мечами,  выставили  против

смертоносной омегианской  фауны.  Барренту достался  саунус  -  черный

летающий ящер  с  Западных  гор. Сперва  уродливое  ядовитое  создание

теснило его. Но  потом он  нашел решение -  прекратил попытки  пробить

кожный панцирь  саунуса  и  сосредоточил  все  усилия  на  том,  чтобы

отрубить хвост. Когда ему  это удалось, рептилия потеряла  равновесие,

врезалась в высокую стенку, отделяющую зрителей, и сравнительно  легко

позволила нанести  завершающий  удар в  единственный  громадный  глаз.

Толпа приветствовала победу Баррента восторженными криками. Он  прошел

в запасную будку и стал смотреть другие схватки.

    Вскоре Арена была очищена. Теперь на нее вползли амфибии с роговым

покрытием.  Несмотря  на  медленные  движения,  они  были  практически

неуязвимы, а  их  узкие острые  хвосты  грозили гибелью  каждому,  кто

осмелится приблизиться. Барренту пришлось сражаться с одной из амфибий

после того, как она  прикончила четырех его предшественников.  Баррент

наблюдал за  предыдущими  схватками  и  заметил  место,  куда  не  мог

дотянуться острый хвост чудовища. Баррент выждал момент и вспрыгнул на

широкую спину амфибии, а когда в роговой броне разверзлась  гигантская

пасть, он вонзил туда свой меч.

    Баррент стоял на обагренном кровью  песке - он победил.  Остальные

участники Игр были мертвы. Баррент  ждал, какого нового врага  выберет

Комитет Игр.

    В песок упало семечко, затем еще одно. Через секунду на Арене  уже

росло короткое толстое дерево, выпускающее все больше веток и  корней,

затягивающее любую плоть,  живую или мертвую,  в пять  отверстий-ртов,

расположенных по окружности ствола. Это  был каррион - очень редкое  и

труднотранспортируемое растение. Говорили, что  оно горит, как  порох,

но у Баррента не было огня.

    Держа меч обеими руками, Баррент бещено рубил ветки, однако на  их

месте тут же вырастали другие. Казалось, уничтожить дерево невозможно.

 

    Единственная надежда  -  медленные движения  растения.  Во  всяком

случае, они не могли сравниться с человеческой реакцией.

    Баррент вырвался из обвивших его ветвей и бросился к другому мечу,

лежавшему футах в двадцати и полузасыпавному песком. Он схватил его  и

услышал предупреждающие крики толпы - к ноге подтянулась ветка.

    Баррент  обрубил  ее,  но  в  это  время  другая  обвилась  вокруг

туловища. Он поднял руки над головой и ударил одним мечом по  другому,

стараясь выбить искру.

    Меч в правой руке сломался.

    Баррент  подобрал  половинки  и  продолжал  попытки.  Наконец   от

звенящей стали отлетел сноп искр. Одна из них коснулась листа.

    С невообразимой скоростью  все дерево запылало.  Пять ртов  широко

раскрылись и сморщились, когда их настигло пламя.

    Баррент неминуемо  бы  сгорел -  почти  вся Арена  была  заполнена

ветками. Но пожар угрожал деревянным стенам, и огонь загасили,  спасая

зрителей и Баррента.

    Едва держась  на  ногах,  Баррент стоял  в  центре  Арены,  ожидая

очередного врага.  Однако  время шло,  а  ничего не  происходило.  Над

трибунами разнесся вой сирены, и толпа взорвалась криками.

    Игры кончились. Баррент выжил.

    Но  народ  не  расходился.  Зрители  желали  знать,  что  будет  с

человеком, оказавшимся вне закона.

    Толпа ахнула.  Быстро  обернувшись,  Баррент  увидел  возникшее  в

воздухе яркое световое  пятно. Оно выбрасывало  из себя  ослепительные

лучи и на  глазах росло.  И Барренту вспомнились  слова Дяди  Ингмара:

"Иногда Великий Черный  удостаивает нас появлением  в ужасной  красоте

своего огненного тела. Да, Племянник, мне посчастливилось видеть  его.

Два года  назад он  появился на  Играх,  и за  год до  того..."  Пятно

превратилось в оранжевый шар около двадцати футов в диаметре, висевший

в воздухе,  едва касаясь  земли. Шар  продолжал расти  и  одновременно

сужаться  в  центре.  Верхняя   половина  его  стала  черной.   Теперь

образовалось два  шара -  один  ослепительно яркий,  другой  абсолютно

черный, -  соединяющиеся тонкой  талией. Верхний  стал вытягиваться  и

принят форму увенчанной рогами головы Великого Черного.

    Баррент побежал, но гигантская  черноголовая фигура догнала его  и

поглотила. Свет и тьма перемешались и  ударили в глаза. Он закричал  и

потерял сознание.

 

Глава 16


 

 

    Баррент очнулся в тускло освещенном помещении. Он лежал в постели.

Рядом спорили двое.

    - У нас нет больше времени, - горячился мужчина. - Ты не понимаешь

всей остроты положения.

    - Доктор сказал, что  ему нужно по крайней  мере три дня покоя,  -

произнес женский голос, и Баррент вдруг понял, что это Моэра.

    - Три дня у нас будут.

    - А время на обучение?

    - Ты говоришь, что он умен и быстро схватывает.

    - Потребуются недели.

    - Исключено. Корабль приземляется через шесть дней.

    - Эйлан, - сказала Моэра, - ты торопишь события. Сейчас нам это не

удается. К следующему Дню Посадки мы будем подготовлены гораздо лучше.

 

    - К  тому  времени  положение  выйдет  из-под  контроля,  возразил

мужчина. -  Мы должны  или немедленно  использовать Баррента,  или  не

использовать его вовсе.

    Баррент разлепил губы:

    - Использовать для чего? Где я? Кто вы?

    Мужчина повернулся  к  постели.  В  слабом  свете  Баррент  увидел

высокого худого человека преклонного возраста.

    - О, вы уже пришли в себя, - сказал он. - Меня зовут Свен Эйлан. Я

начальник Группы Два.

    - Что  такое Группа  Два?  - спросил  Баррент.  - Как  вам  удаюсь

вытащить меня с Арены? Вы агенты Великого Черного?

    Эйлан улыбнулся.

    - Не совсем  так. Мы все  объясним. Но сперва,  мне думается,  вам

следует подкрепиться.

    Сестра внесла поднос. Пока Баррент ел, Эйлан, сидя рядом на стуле,

рассказывал о Великом Черном.

    - Наша Группа  не претендует  на то, что  положила начало  религии

Великого  Черного.  Но  грех  был  бы  не  извлекать  из  нее  пользу.

Священники оказались замечательно сговорчивыми  - ведь поклонники  Зла

положительно   смотрят   на   коррупцию.   Следовательно,   в   глазах

омегианского священнослужителя  появление  ложного Великого  не  будет

анафемой. Напротив,  на  рядовых верующих  подобные  образы  оказывают

сильное  влияние  -  особенно   такое  огромное  страшилище,   которое

поглотило вас.

    - Как вы это устроили? - поинтересовался Баррент.

    - Какие-то фрикционные поверхности и силовые поля. Надо спросить у

наших инженеров. - Почему вы спасли меня? - спросил Баррент.

    Эйлан взглянул на Моэру. Та демонстративно пожала плечами, и Эйлан

смущенно проговорил:

    - Мы  хотим поручить  вам важное  дело. Но  вам, должно  быть,  не

терпится узнать больше о нашей организации?

    - Еще как! - сказал Баррент. - Вы что-то вроде криминальной элиты,

да?

    - Мы - элита, - ответил Эйлан, - но не считаем себя преступниками.

На Омегу  ссылают два  совершенно разных  типа людей.  Есть  настоящие

злодеи,  виновные   в  убийстве,   насилии,  вооруженном   ограблении,

бандитизме и тому подобном. А  есть и иные, обвиненные в  политической

неблагонадежности, научной неортодоксальности,  атеизме. Именно  такие

люди составляют  нашу  организацию,  которую в  целях  конспирации  мы

назвали Группа  Два.  Наши  преступления заключаются  в  том,  что  мы

придерживались не тех взглядов, которые превалируют на Земле. Мы  были

нестабильным  элементом  и  представляли  опасность  для   сложившейся

системы. И нас сослали на Омегу.

    - Где вы обособились, - заключил Баррент.

    - Да,  по необходимости.  С одной  стороны, настоящие  преступники

Группы Один не поддаются контролю. Мы не можем повести их за собой;  и

не можем позволить  себе быть  ведомыми ими.  Но что  более важно,  мы

должны  хранить  в   тайне  свою   деятельность.  Неизвестно,   какими

средствами наблюдения  оборудованы сторожевые  корабли.  И мы  ушли  в

подполье - буквально.  Связь с  поверхностью поддерживают  специальные

агенты, такие, как Моэра, которые вербуют политических заключенных.

    - Я вам не подошел, - произнес Баррент.

    - Конечно,  нет.  Вы  обвинялись  в  убийстве,  что  автоматически

относило вас к Группе Один.  Однако ваше поведение было нетипичным,  и

мы вам иногда помогали. Но в Группу без полной уверенности принять  не

могли. В вашу пользу говорило предубеждение против убийства. Мы  нашли

Иллиарди и убедились, что именно  он совершил преступление, в  котором

обвинили вас. Но  самым сильным  вашим козырем  был высокий  потенциал

выживания. Нам очень нужен человек ваших способностей.

    - В чем заключается задание? -  спросил Баррент. - Чего вы  хотите

добиться?

    - Мы хотим вернуться на Землю, - сказал Эйлан.

    - Но это невозможно.

    - Мы тщательно обдумали  этот вопрос и  считаем, что, несмотря  на

сторожевые корабли, вернуться  на Землю можно.  Очевидно, через  шесть

дней мы сделаем попытку.

    - Лучше подождать еще полгода, - заметила Моэра.

    - Шестимесячное промедление будет гибельным. Каждое общество имеет

цель, а криминальное население Омеги стремится уничтожить самое  себя.

Баррент, вы, кажется, удивлены?

    - Никогда не думал об этом, - признался Баррент. - В конце концов,

я был его частью.

    - Вот представьте: все сконцентрировано вокруг убийства. Праздники

-  предлоги   для   массовых   убийств.   Даже   закон,   регулирующий

интенсивность преступности, начинает давать  осечки. Мы живем на  краю

хаоса. Безопасности  нет нигде.  Хочешь  жить -  убивай.  Единственный

способ подняться  в  статусе -  убивать.  Безопасно только  убивать  -

больше и больше.

    - Ты преувеличиваешь, - сказала Моэра.

    - Ничуть.  Ограничители  преступности  -  кажущиеся.  Фикция.  Все

разлагающиеся общества сохраняют иллюзию благопристойности до конца. А

конец омегианского общества приближается.

    - Насколько быстро? - спросил Баррент.

    - Дело  месяцев. Единственный  способ все  изменить -  найти  иной

путь.

    - Земля, - проговорил Баррент.

    - Земля. Вот почему попытка должна быть сделана немедленно.

    - Мне известно немногое, - сказал Баррент,  - но я с вами и  готов

войти в состав любой экспедиции.

    Эйлан снова поежился.

    - Я, очевидно, не очень удачно все объяснил, - произнес он. - Вы и

будете экспедицией,  Баррент.  Вы, и  только  вы... Извините,  если  я

напугал вас.

 

Глава 17


 

 

    Единственный серьезный недостаток Группы Два заключался в том, что

люди, ее составляющие, в большинстве своем миновали расцвет физических

сил. В организации, разумеется, были и молодые, но они мало общались с

миром насилия: защищенные подземными  укрытиями никогда не стреляли  в

ярости из  иглолучевика,  никогда  не  спасали  свою  жизнь  бегством,

никогда не сталкивались с критическими ситуациями. Никакая смелость не

могла компенсировать  отсутствие  такого  опыта.  Они  бы  с  радостью

совершили экспедицию  на  Землю,  но их  шансы  на  успех  практически

равнялись нулю.

    - А вы думаете, мне это удастся? - спросил Баррент.

    - Думаю, да. Вы  молоды и сильны, умны  и эрудированны, отважны  и

находчивы. Если кто-нибудь и может добиться успеха, то это вы.

    - Но почему в одиночку?

    -  Потому  что  нет  смысла  посылать  группу.  Просто  увеличится

вероятность ее обнаружения. Если вы прорветесь, то доставите ценнейшую

информацию о враге.  Если это не  удастся и вы  будете схвачены,  вашу

попытку сочтут  дерзким индивидуальным  актом.  А мы  будем  поднимать

общее восстание на Омеге.

    - Как я  попаду на Землю?  - спросил  Баррент. - У  вас есть  свой

корабль?

    - Увы, нет. Мы планируем переправить вас на борту тюремного.

    - Невозможно!

    - Возможно.

    Мы изучили процедуру. Охрана выводит заключенных и выстраивает  их

на площади, а корабль остается незащищен, хотя и окружен кордоном.  Мы

организуем беспорядки  и отвлечем  внимание  охраны, чтобы  вы  смогли

проникнуть на борт.

    -  Даже  если  это  удастся,  меня  схватят,  как  только   охрана

вернется.

    - Вряд ли,  - возразил  Эйлан. - Тюремный  корабль -  колоссальный

организм с многими потайными закоулками. Кроме того, на вашей  стороне

фактор внезапности. Ведь это первая в истории попытка бегства.

    - А когда мы прилетим на Землю?

    - Вы будете  одеты как член  экипажа, - сказал  Эйлан. -  Помните,

неизбежная неповоротливость бюрократической машины работает на нас.

    - Будем надеяться, - произнес Баррент. - Хорошо, предположим,  что

я благополучно достигаю Земли и получаю желаемую информацию.

    Как ее передать?

    - Пошлете на очередном тюремном корабле, - ответил Эйлан. - Мы его

захватим.

    Баррент потер лоб.

    - Почему вы думаете, что хотя  бы один из планов - моя  экспедиция

или восстание на Омеге - против такой могущественной организации,  как

Земля, может увенчаться успехом?

    - Мы должны попытаться, - сказал Эйлан. - Попытаться или погибнуть

в кровавой междоусобице. Я понимаю,  что шансы малы. Но остается  либо

рискнуть, либо сдаться без боя.  Кроме того, правительство на Земле  -

явно   тираническое.   Это    означает   наличие   подпольных    групп

сопротивления.   Возможен   контакт   с   этими   группами.   Волнения

одновременно  здесь   и  на   Земле  дадут   правительству  пищу   для

размышлений.

    - Пожалуй, - согласился Баррент.

    - Надо надеяться на лучшее, - сказал Эйлан. - Вы с нами?

    - Безусловно,  -  ответил  Баррент. -  Я  предпочитаю  умереть  на

Земле.

    - Тюремный корабль приземляется через шесть дней. За это время  мы

передадим вам всю информацию о Земле, которой располагаем. Частично  -

это восстановление памяти, частично - прочитано мутантами, остальное -

логические  выводы.  Мне  кажется,  в  целом  складывается  достаточно

правдивая картина земной действительности.

    - Когда начнем? - спросил Баррент.

    - Немедленно, - последовал ответ.

 

x x x


 

 

    Баррента  ознакомили  в  основных   чертах  со  строением   Земли,

географией и  крупными населенными  пунктами.  Затем его  направили  к

бывшему полковнику  корпуса  Глубокого Космоса  Брэю,  который  провел

беседу о вероятном военном  потенциале Земли, выраженном в  количестве

сторожевых кораблей  вокруг  Омеги,  и  о  возможном  уровне  развития

техники. Капитан Каррел прочитал лекцию о специальных видах оружия, их

возможном  применении  и  доступности   для  рядовых  жителей   Земли.

Лейтенант Дауд рассказал о приборах  обнаружения и способах защиты  от

них. Потом Баррент  вернулся к  Эйлану для  политических занятий,  где

почерпнул сведения о методах диктатуры, ее сильных и слабых  сторонах,

роли секретной полиции, об использовании террора и информаторов. Когда

Эйлан закончил, Баррент  попал к  маленькому человечку,  просветившему

его в области  машин по стиранию  памяти. Основываясь на  предпосылке,

что стирание памяти  - распространенный  вид борьбы  с оппозицией,  он

реконструировал вероятный  характер  подпольного  движения  на  Земле,

оценивал его возможности и предлагал пути контакта.

    Наконец, Баррента посвятили в план прорыва на корабль.

    Когда наступил  День  Посадки, Баррент  почувствовал  колоссальное

облегчение. Он устал от круглосуточных занятий и жаждал действий,  чем

бы они ни обернулись.

    Большой корабль  плавно опустился  и бесшумно  коснулся почвы.  Он

тускло блестел в  лучах полуденного солнца  - ощутимое  доказательство

могущества и неумолимости  Земли. Открылся люк,  спустился трап, и  на

площадь сошли узники.

    Как обычно, на церемонию собралось почти все население  Тетрахида.

Баррент пробился  сквозь  толпу  и встал  за  цепочкой  охранников.  В

кармане у него лежал  иглолучевик, собранный специалистами Группы  Два

без  единой  металлической   детали,  которую   могли  бы   обнаружить

детекторы. Другие карманы также были набиты всяческими устройствами.

    По громкоговорителю объявляли номера заключенных. Баррент слушал и

ждал начала отвлекающих действий.

    Когда назвали последний номер, в небо поднялись черные клубы  дыма

- это Группа  Два подожгла бараки  на площади. И  тут же мощный  взрыв

разрушил два ряда  пустых зданий.  Не успели еще  упасть обломки,  как

Баррент сорвался с места.

    Второй и  третий  взрывы  прозвучали,  когда он  был  уже  в  тени

корабля. Баррент скинул одежду и остался в форме охранника,  четвертый

взрыв швырнул его на землю. Он мгновенно вскочил и кинулся в люк. Сюда

еле доносились крики и приказы  капитана охраны. Охрана построилась  в

ряды и, держа оружие наготове, спокойно отступала к кораблю.

    Баррент повернул направо  и побежал по  длинному узкому  коридору.

Далеко позади слышались тяжелые шаги. Ряд пустых камер замыкала  дверь

с надписью  "Для  охраны"; зеленая  лампочка  над ней  указывала,  что

воздушная  система   включена.   Баррент   толкнул   соседнюю   дверь,

оказавшуюся незапертой,  и  попал  в  склад  каких-то  механизмов.  По

коридору, громко разговаривая, прошли охранники.

    - Как по-твоему, что это за взрывы?

    - Кто знает? Они здесь все сумасшедшие.

    - Дай им волю, взорвут всю планету.

    - Это точно.

    - Подобный шум был лет пятнадцать назад. Помнишь?

    - Я тогда не служил.

    - Еще похлеще: убили двоих наших и около сотни заключенных.

    - Маньяки. Как бы они нас не попытались взорвать.

    - Да, скорей бы домой, на Контрольный Пункт.

    - На Контрольном Пункте, конечно, неплохо, но я бы предпочел  жить

на Земле.

    Последние из охранников  вошли в  комнату и  закрыли дверь.  Через

некоторое время корабль вздрогнул. Полет начался.

    Баррент получил немало ценной информации.

    Очевидно, вся охрана на Контрольном Пункте сходит. Значит ли  это,

что на борт взойдет другое подразделение? Возможно. И безусловно, весь

корабль обыщут. Скорее  всего, это будет  лишь формальный осмотр,  так

как до сих пор ни один узник не пытался бежать. И все же...

    Но это дело будущего. Пока все шло по плану.

    Баррент чувствовал себя очень усталым, гудела голова. В  помещении

стоял густой  тяжелый  запах. Баррент  с  трудом поднялся,  подошел  к

вентиляционной решетке и поднес руку. Воздух не подавался.

    Он осторожно открыл дверь и выскользнул в коридор. Все на корабле,

безусловно, знали друг  друга в  лицо, поэтому  любая встреча  грозила

гибелью. Нужно найти укрытие. И воздух.

    Коридоры были  пустынны. Из  комнаты  охраны слышался  слабый  шум

голосов. Зеленая лампа  ярко светила над  дверью. Баррент шел  дальше,

начиная чувствовать первые признаки кислородного голодания.

    Группа предполагала, что система вентиляции функционирует во  всех

отделениях корабля.  Теперь Барренту  было  ясно, что  подача  воздуха

ограничивалась отсеками, где размещались экипаж и охрана.

    Голова  разламывалась  от  боли,   ноги  онемели  и   отказывались

повиноваться. Баррент  попытался выработать  план действий.  Отделение

экипажа, казалось,  давало  ему  наилучшие  шансы.  Даже  если  экипаж

вооружен, то вряд ли готов  к подобным осложнениям. Возможно,  удастся

взять офицеров на мушку; возможно, он завладеет кораблем.

    Стоило попытаться. Надо было попытаться.

    В конце коридора  Баррент уткнулся  в лестницу.  Он поднимался  по

безлюдным пролетам, пока не увидел указатель "Секция контроля".

    Сознание мутилось,  перед  глазами  мерцали  черные  пятна.  Стали

крениться  стены,  сверху  тяжело  нависал  низкий  потолок.   Баррент

внезапно осознал, что уже ползет к двери с надписью: КОНТРОЛЬНАЯ РУБКА

- ВХОД ТОЛЬКО ОФИЦЕРАМ ЭКИПАЖА!

    Коридор наполнился  серым  туманом.  Он то  прояснялся,  то  вновь

сгущался, и Баррент понял, что в этом повинно его зрение. Он  заставил

себя подняться на  ноги и,  приготовив иглолучевик,  нажал на  дверную

ручку.

    Но  когда  дверь  открылась,  в  глазах  у  него  потемнело.   Ему

показалось, что перед ним мелькнули изумленные лица, послышался  крик:

"Смотрите! Он вооружен!" Затем все поглотила тьма.

    Баррент разлепил веки и увидел, что находится в контрольной рубке.

Металлическая дверь была закрыта, дышалось без труда. Никого из членов

команды не было - вероятно, ушли за охраной, решив, что он так и будет

лежать без сознания.

    Шатаясь,  Баррент  встал   на  ноги,   машинально  подобрав   свой

иглолучевик. Он внимательно осмотрел  оружие и нахмурился. Почему  его

оставили одного, вооруженного, в жизненно важном центре.

    Он попытался вспомнить лица, которые видел перед тем, как  упасть.

Но  появились   лишь   какие-то  смутные   воспоминания,   неясные   и

расплывчатые фигуры  с загробными  голосами. А  были ли  здесь  вообще

люди?

    Чем больше он думал об этом,  тем больше убеждался, что вызвал  их

образы из своего затухающего сознания. Здесь никого не было - один  он

в нервном сплетении корабля.

    Баррент подошел  к  главному пульту  управления,  разделенному  на

десять секций. Каждая сверкала указателями приборов, шкалами, красными

и  черными   стрелками,  поблескивала   рукоятками,   переключателями,

штурвалами, реостатами.

    Баррент медленно  двигался  вдоль  секций,  наблюдая,  как  бегают

огоньки.  Последняя  секция,  очевидно,  была  контрольной.  На  табло

"Координация  ручная/автоматическая"  потайная  лампочка   высвечивала

слово "автоматическая". Далее он обнаружил программный отсек, выдавший

ему отчет  о  течении полета.  До  Контрольного Пункта  оставалось  29

часов, 4 минуты  и 51  секунда. До Земли  - 430  часов. Все  механизмы

действовали четко  и  уверенно.  У Баррента  появилось  ощущение,  что

присутствие человека в этом машинном храме - святотатство.

    Но где же экипаж? Безусловно, автоматизация управления  гигантским

кораблем   необходима:    такой   сложный    организм   должен    быть

саморегулирующимся.

    Но построили его  люди, и  люди создали программы.  Почему же  нет

людей, чтобы корректировать их  в случае надобности? Предположим,  что

охране потребовалось задержаться на  Омеге. Предположим, что  возникла

необходимость миновать Контрольный Пункт и направиться прямо к  Земле.

Предположим, чрезвычайно важно вообще  изменить пункт назначения.  Что

тогда? Кто внесет изменения в курс, кто будет управлять кораблем?

    Баррент осмотрел контрольную рубку, надел обнаруженный в  шкафчике

респиратор и вышел в коридор.  После долгих блужданий он наткнулся  на

дверь с табличкой "Для команды". Внутри было чисто и голо. Аккуратными

рядами стояли  койки,  без  простыней  и  покрывал.  Ни  здесь,  ни  в

помещениях для офицеров и капитана  Баррент не нашел следов  недавнего

присутствия людей.

    Он вернулся в рубку. Теперь было ясно, что на корабле экипажа нет.

Очевидно,  власти  на  Земле  так  уверены  в  нерушимости  рутины   и

надежности  приборов,  что  сочли  команду  излишней.  Возможно...  Но

Барренту это казалось странным.

    Он решил  отложить  выводы до  тех  пор, пока  не  получит  больше

фактов. В настоящий  момент необходимо  позаботиться о  самом себе.  В

карманах у него была  концентрированная пища, но вот  воды он много  с

собой взять не мог. Окажутся ли  запасы на корабле без команды?..  Еще

ему нужно  было помнить  об  охране на  нижней палубе,  о  приближении

Контрольного Пункта и многом, многом другом.

 

x x x


 

 

    Баррент обнаружил, что ему не требуется прибегать к своим запасам.

Машины выдавали разнообразное  питание и напитки,  стоило лишь  нажать

кнопку. Натуральная это пища или синтезированная, Баррент не знал,  но

на вкус она была превосходна.

    Он  исследовал   верхние   уровни   корабля   и,   несколько   раз

заблудившись,  решил  больше  не  рисковать,  все  время  проводил   в

контрольной рубке. Зато он нашел иллюминатор и, активировав механизмы,

которые убирали заслонки, любовался мерцанием звезд в необъятной  тьме

космоса.

    По мере  приближения к  Контрольному Пункту  к жизни  пробуждались

новые части  пульта  управления, возрождая  дремавшие  силы,  проверяя

корабль перед приземлением. За три с половиной часа до посадки Баррент

сделал интересное  открытие. Он  нашел  центральную систему  связи  и,

включив ее на прием, мог слушать разговоры в комнате охраны.

    Впрочем, ничего важного он не узнал. То ли из осторожности, то  ли

по невежеству охранники  не обсуждали  политику. Вся  их жизнь,  кроме

периодов службы на корабле, протекала на Контрольном Пункте. Что-то из

того, о чем они говорили, Баррент совершенно не понимал. Но  продолжал

слушать, не пропуская ни одного слова.

    - Ты когда-нибудь купался во Флориде?

    - Не люблю соленую воду.

    - Перед тем как  меня призвали в Охрану,  я выиграл третий виз  на

фестивале в Дейтоне.

    - Когда выйду в отставку, куплю виллу в Антарктике.

    - Сколько тебе еще осталось?

    - Восемнадцать лет.

    - Да, кому-то ведь надо это делать...

    - Но почему я? Почему не жители Земли?

    - Ты же знаешь - преступление есть болезнь. Оно заразно.

    - Ну и что?

    - А то, что, имея дело с преступниками, ты подвергаешься опасности

заражения и сам можешь  заразить кого-нибудь на  Земле. роме того,  на

Контрольном Пункте не так уж плохо.

    - Если любишь все искусственное: воздух, цветы, пищу...

    - Ты требуешь слишком многого. Твоя семья здесь?

    - Они тоже хотят вернуться на Землю.

    - Ученые говорят, что после пяти  лет на Контрольном Пункте ь 1  -

Земле нам не выдержать. Гравитация...

    Из этих разговоров Баррент понял, что мрачноликие охраннрки  такие

же человеческие существа, как и заключенные. Почти все не любили  свою

работу и, как и омегиане, жаждали вернуться на Землю.

    Наконец   корабль   приземлился,   и   двигатели   замолчали.   По

коммуникационной системе  Баррент слышал,  как охранники  выходили  из

комнаты. Он  последовал за  ними по  коридорам к  люку и  уловил,  как

последний из них, выходя из корабля, сказал:

    - Вот и проверка идет. Ну, как дела, ребята?

    Ответа не  последовало, охрана  ушла,  а коридоры  заполнил  новый

звук: тяжелая поступь тех, кто шел на проверку.

    Их было много. Они начали с моторного отсека и методично двигались

вверх, открывая каждую дверь, осматривая каждый закоулок.

    Баррент  сжал  иглолучевик  в  потной  руке  и  лихорадочно   стал

соображать,  где  можно  спрятаться.  Единственным  решением  казалось

обойти их и укрыться в уже обысканном месте.

    Он натянул на лицо респиратор и вышел в коридор.

 

Глава 18


 

 

    Получасом позже  Баррент еще  не  знал, как  избежать  проверяющих

подразделений. Они закончили  осмотр нижних уровней  и продвигались  к

палубе контрольной рубки; шаги гулко отдавались в проходах.

    В конце этого коридора должна была быть лестница, по которой можно

спуститься на другой,  уже обысканный,  уровень. Баррент  заторопился,

надеясь, что не  ошибается и  лестница действительно есть,  - он  имел

лишь самое приблизительное представление о конструкции корабля.

    Он дошел до  конца коридора  - лестница  была. Сзади  приближались

шаги. Баррент побежал вниз, оглянулся через плечо и налетел на  чью-то

грудь.

    Он моментально отпрянул, готовый выстрелить в массивную фигуру. Но

удержался.

    Перед ним стояло существо семи футов росту, одетое в черную  форму

с надписью  впереди "Инспекционный  отряд,  андроид В212".  Его  лицо,

высеченное  из  молочно-розового  пластика,  напоминало  человеческое,

глаза светились глубоким красным огнем. Создание медленно надвигалось.

Баррент попятился, сомневаясь, что иглолучевик тут поможет.

    Ему не  пришлось выяснять  это на  опыте, потому  что андроид,  не

обращая ни на что внимания, стал подниматься по лестнице. На его спине

оказалась надпись "Санитарный контроль". Этот андроид, понял  Баррент,

запрограммирован  только  на  крыс   и  мышей  Присутствие  на   борту

безбилетного пассажира его не  касается. Возможно, остальные  андроиды

тоже специализированы.

    Баррент ждал в пустом помещении на нижнем уровне, а когда услышал,

что андроиды ушли,  поспешил вернуться в  контрольную рубку. Точно  по

расписанию корабль взлетел. Пункт назначения - Земля.

 

x x x


 

 

    Полет был непримечательным.  Баррент ел, спал  и, пока корабль  не

вошел в  надпространство,  смотрел  на звезды.  Он  пытался  вспомнить

планету, к которой приближался,  - но безуспешно.  Что за люди  строят

гигантские автоматические корабли? Почему они высылают заметную  часть

своего населения - и не могут установить контроль над условиями  жизни

ссыльных? Зачем стирают из памяти заключенных все сведения о Земле?

    Часы  в  контрольной  рубке  упорно  отмеряли  секунды  и   минуты

путешествия. Корабль  вышел  из надпространства  и,  тормозя,  облетал

зелено-голубой мир, на который Баррент смотрел со смешанным  чувством.

Ему не верилось, что он наконец-то возвращается на Землю.

 

Глава 19


 

 

    Корабль  приземлился  в  чудесный  солнечный  полдень  где-то   на

североамериканском континенте. Баррент рассчитывал  остаться в нем  до

темноты, но на  экранах зажглась надпись  "Просим пассажиров и  экипаж

немедленно сойти.  Через двадцать  минут  на корабле  начнется  полная

дезинфекция".

    Он не знал,  что подразумевается под  полной дезинфекцией. Но  так

как  категорически  предписывалось  выйти,  респиратор  вряд  ли   мог

обеспечить безопасность.

    Члены Группы  Два много  думали  о том,  как следует  быть  одетым

Барренту по  прибытии  на Землю.  Эти  первые минуты  могут  оказаться

решающими. В случае грубой ошибки не спасет никакая хитрость. А Группа

не знала, что носили на родной планете. Одни настаивали на специальной

модели. Другие  утверждали,  что на  Земле  прекрасно сойдет  и  форма

охранника. Сам Баррент  поддерживал третье  мнение, согласно  которому

наилучшей окажется одежда из одного куска материи, как  претерпевающая

меньше всего изменений  от капризов  моды. В  городах, конечно,  такой

наряд  мог  показаться  необычным,  но  сейчас  предстояло  выйти   на

посадочное поле.

    Он быстро скинул форму и остался в легкой накидке. После некоторых

сомнений Баррент  решил не  бросать оружие  на корабле.  Проверка  все

равно обнаружит  его, а  с иглолучевиком  хоть есть  шанс отбиться  от

полиции.

    Он сделал глубокий вдох и спустился по трапу.

    Не было никакой  охраны, не  было таможенных  чиновников, не  было

особых подразделений, не было армейских частей и полиции.

    Вообще никого  не было.  Далеко-далеко, на  противоположном  конце

широкого  поля,  виднелись   другие  корабли,  а   прямо  напротив   -

распахнутые ворота ограды.

    Баррент пересек  поле  быстро,  но  без  спешки.  Он  не  имел  ни

малейшего представления, почему  все так  просто. Очевидно,  секретная

полиция на Земле действует более тонкими методами.

    У ворот, словно дожидаясь его, стояли лысоватый мужчина и  мальчик

лет десяти. Барренту не верилось, что это государственные служащие,  и

все же, кто знает эту Землю?

    - Простите, - обратился к нему мужчина, держа мальчика за руку.  -

Я видел, как вы выходили из  корабля. Не возражаете, если я задам  вам

несколько вопросов?

    -  Конечно,   -  сказал   Баррент,  опуская   руку  в   карман   с

иглолучевиком. Теперь  он  был  уверен, что  лысый  -  агент  полиции.

Немного  смущало  лишь  присутствие  ребенка  -  если  тот  не  ученик

полицейской академии.

    - Дело в том, - начал  мужчина, - что мой Ронни собирается  писать

сочинение о звездных кораблях.

    - И я  захотел увидеть  один из  них, -  добавил Ронни,  худощавый

мальчик с умным лицом.

    - Да, - подтвердил мужчина. - Я говорил ему, что это необязательно

- ведь все  факты и картинки  есть в энциклопедии.  Но он сам  захотел

увидеть.

    - Так будет нагляднее, - вставил Ронни.

    - Безусловно,  -  произнес  Баррент,  энергично  кивая.  Он  начал

сомневаться в  своих  выводах. Для  агентов  тайной полиции  эти  люди

выбрали извилистый путь.

    - Вы работаете на кораблях? - спросил Ронни.

    -Да.

    - Как быстро они летают?

    - В надпространстве? - уточнил Баррент.

    Этот вопрос, казалось, сбил Ронни с толку. Он выпятил нижнюю  губу

и протянул:

    - У-у,  я и  не знал,  что  они ходят  в надпространстве...  -  Он

задумался. - Между прочим, я не знаю, что такое надпространство.

    Баррент и отец мальчика одновременно улыбнулись.

    - Хорошо,  - продолжал  Ронни, -  с какой  скоростью они  летят  в

обычном пространстве.

    -  Сто  тысяч  миль  в  час,  -  сказал  Баррент,  называя  первую

попавшуюся цифру.

    Мальчик кивнул, его отец тоже.

    - Очень быстро, - заметил отец.

    - В надпространстве гораздо быстрее, конечно, - сказал Баррент.

    - Конечно, - подтвердил мужчина. - Они летают очень быстро.  Иначе

нельзя. Они покрывают большие расстояния. Ведь верно, сэр?

    - Очень большие расстояния, - согласился Баррент.

    - А их источники энергии? - поинтересовался Ронни.

    - Обычные, - ответил ему Баррент.  - В прошлом году мы  установили

триплексные усилители,  но  их,  скорее,  следует  отнести  к  разряду

вспомогательных мощностей.

    - Я слышал об  этих триплексных усилителях,  - заметил мужчина.  -

Замечательная вещь!

    - Ничего, подходяще,  - снисходительно бросил  Баррент. Теперь  он

был  уверен,  что  это  рядовой  гражданин,  ничего  не  смыслящий   в

звездоплавании, просто приведший своего сына в космопорт.

    - Откуда вы берете воздух? - спросил Ронни.

    - Производим  собственный, -  охотно объяснил  Баррент. -  Немного

труднее с водой - она, как  известно, несжимаема. Я хотел бы  отметить

чисто навигационную  проблему  ориентирования при  выходе  корабля  из

надпространства.

    - Что такое надпространство?

    -  Всего  лишь  другой  уровень   пространства.  Но  это  есть   в

энциклопедии.

    - Конечно,  поищешь в  энциклопедии, -  наставительно сказал  отец

мальчика. - Мы не можем больше задерживать пилота. У него, безусловно,

много важных дел.

    - Да, я тороплюсь,  - согласился Баррент. -  А вы осмотрите  здесь

все, что хотите. Удачного сочинения, Ронни!

    Баррент зашагал прочь,  все время ожидая  окрика или выстрела,  но

когда ярдов  через  пятьдесят он  обернулся,  отец и  сын  уже  честно

изучали гигантскую ракету. Пока все шло гладко. Подозрительно гладко.

    Дорога вела от  космопорта, мимо каких-то  зданий, к лесу.  Вскоре

Баррент сошел с нее и углубился в чащу. Он уже достаточно пообщался  с

людьми для первого дня  на Земле. Нельзя  испытывать судьбу. Надо  все

обдумать, переночевать в лесу, а утром выйти в город.

    На опушке великолепной дубовой рощи стоял указатель: "НАЦИОНАЛЬНЫЙ

ПАРК. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ.

    ТУРИСТЫ!"  Солнце  садилось   за  горизонт,   в  воздухе   повеяло

прохладой. Баррент  нашел удобное  место под  гигантским дубом,  сгреб

подстилку из листьев и улегся,  томясь тревожными вопросами. Почему  в

таком важном центре, как космопорт, не оказалось охраны? Значит,  меры

безопасности проявляются позже,  в городах? Или  он уже находится  под

наблюдением изощренной шпионской системы?..

    - Добрый вечер, - произнес голос над его правым ухом.

    Баррент судорожно дернулся, рука потянулась к оружию.

    - И это  воистину приятный вечер,  - продолжал голос,  - здесь,  в

национальном парке. Температура воздуха  семьдесят один и две  десятых

градуса по Фаренгейту, влажность 23 процента, давление двадцать девять

и девять десятых. Бывалые туристы, я уверен, уже узнали мой голос.  Ну

а новым любителям природы мне хотелось бы представиться. Я Дубняк, ваш

старый верный дуб. Позвольте приветствовать вас в национальном парке.

    Сидя в сгущающихся сумерках, Баррент огляделся по сторонам.  Голос

и в самом деле, казалось, исходил от гигантского дуба.

    - Наслаждение  природой, -  продолжал  Дубняк, -  теперь  доступно

каждому. Вы  можете отдыхать  в полном  уединении, находясь  в  десяти

минутах  ходьбы  от  общественного  транспорта.  Тем,  кто  не  жаждет

одиночества, мы  предлагаем  туристические  маршруты  в  сопровождении

гида, по  сходной  цене.  Не  забудьте  рассказать  своим  знакомым  о

гостеприимном национальном  парке, который  с радостью  встретит  всех

любителей природы.

    В дереве открылась панель,  и из ствола выскользнули  раскладушка,

термос и пакет с ужином.

    - Желаю вам приятного вечера,  - бархатно проговорил Дубняк. -  О,

природа!  Восхитительное   великолепие   страны  чудес!..   А   теперь

Национальный  симфонический  оркестр  под  управлением  Оттера   Крага

исполнит вам "Горные долины" Эрнесто Нестричала. Всего доброго!

    Из скрытых  динамиков полилась  музыка. Баррент  почесал  затылок,

затем, решив принимать  все, как оно  есть, съел ужин,  выпил кофе  из

термоса, поставил раскладушку и улегся.

    Засыпая, он размышлял  о звукооснащенном  благоустроенном лесе  со

всеми удобствами  и не  далее чем  в десяти  минутах от  общественного

транспорта. Земля делала многое для своих обитателей. Очевидно, им это

нравится. Или нет? Может быть, его заманивают в хитрую западню?

    Музыка затихла, слившись  с шорохом ветерка  в листьях, и  Баррент

уснул.

 

Глава 20


 

 

    Утром гостеприимный дуб выдал завтрак и бритвенные принадлежности.

Баррент поел, привел себя в порядок и отправился в ближайший город.  У

него были ясные цели: необходимо  обеспечить себе "легенду" и войти  в

контакт с подпольем. После этого  как можно больше узнать о  секретной

полиции, армии и т.д. По  обеим сторонам улицы стояли маленькие  белые

домики. Сперва Барренту  казалось, что  они все  одинаковые. Затем  он

понял, что у  каждого есть свои  мелкие архитектурные особенности,  но

они лишь  еще больше  подчеркивают монотонное  однообразие.  Коттеджей

были сотни,  каждый на  крошечном участке  тщательно ухоженной  нежной

травы.  Их  одинаковость  угнетала   его.  Совершенно  неожиданно   он

почувствовал,  что  скучает  по  крикливо-неуклюжей   индивидуальности

омегианских зданий.

    Баррент дошел  до торгового  центра.  Магазины следовали  тому  же

образцу.  Только  после   тщательного  изучения   витрин  можно   было

обнаружить разницу  между  продуктовым  и  спортивным  магазинами.  Он

миновал маленький домик с вывеской: "Робот-исповедник. Открыто 24 часа

в сутки". Церковь?

    План, предусмотренный Группой Два для выявления подполья на Земле,

был   прост.    Революционеры,    как   уверяли    Баррента,    должны

сосредоточиваться  среди  наиболее  угнетенных  элементов   населения.

Следовательно, сопротивление логично искать в трущобах.

    Это была хорошая теория. Беда лишь в том, что Баррент не мог найти

никаких трущоб.  Он шел  и шел,  мимо магазинов  и маленьких  домиков,

площадок для игр и парков, снова мимо домиков и магазинов. И ничто  не

выглядело многим лучше или хуже, чем остальное.

    К вечеру он  не чувствовал под  собой ног от  усталости, а  ничего

важного открыть  не  удалось.  Прежде чем  еще  глубже  погрузиться  в

хитросплетения земной  жизни,  нужно  опросить  местных  жителей.  Это

опасный, но  необходимый шаг.  Баррент  стоял в  сгущающихся  сумерках

около магазина  одежды  и  раздумывал, что  делать  дальше.  Прикинусь

только что прибывшим в Северную Америку из Азии или Европы, решил он.

    К нему  приближался  полноватый,  заурядной  внешности  мужчина  в

коричневом костюме. Баррент остановил его.

    - Простите, я чужой здесь, только что из Рима...

    - Неужели? - вежливо осведомился мужчина.

    - Да. Боюсь, я плохо ориентируюсь. - Баррент засмеялся,  изображая

неловкость и смущение. - Не могу найти ни одного дешевого отеля.  Если

бы вы указали мне...

    - Гражданин, как  ваше самочувствие?  - спросил  мужчина. Судя  по

выражению лица, он был озадачен.

    - Я же сказал, я иностранец и ищу...

    - Послушайте, - перебил мужчина, - вы же не хуже меня знаете,  что

иностранцев больше нет.

    - Нет?

    - Конечно, нет.  Я был  в Риме.  Там все точно  так, как  у нас  в

Вилмингтоне. Такие же дома и магазины. Никто и нигде не чувствует себя

больше иностранцем.

    Баррент не знал, что сказать. Он нервно улыбнулся.

    - Более того, - продолжал мужчина, - на Земле нет дешевых  отелей.

Зачем они? Кто в них будет останавливаться?

    - В самом  деле, кто?  - придумал  наконец Баррент.  - Кажется,  я

малость перебрал.

    - И никто больше не пьет. Не понимаю, в какую игру вы играете?

    - В какую игру я играю?

    - переспросил Баррент, согласно приемам, рекомендованным Группой.

    Мужчина, нахмурившись, уставился на него.

    - Кажется, догадываюсь. Вы - Опросчик.

    - Ммм, - невнятно промычал Баррент.

    - Конечно, - убедился  мужчина. - Вы один  из тех, кто  выведывает

мнения, верно?

    - Вполне разумное предположение, - согласился Баррент.

    - Не так  уж трудно  было сообразить.  Опросчики всегда  стараются

узнать отношение людей к разным вещам. Я бы сразу все определил,  если

бы вы носили одежду Опросчика.

    Мужчина снова начал хмуриться.

    - Почему вы одеты не по форме?

    - Я, так сказать, новоиспеченный, - объяснил Баррент. - Даже форму

не успел купить.

    - Поторопитесь, - поучительно сказал мужчина. - Как иначе граждане

могут определить ваше положение?

    - Благодарю  за помощь,  сэр. Возможно,  в ближайшем  будущем  мне

представится случай проинтервьюировать вас еще раз.

    - Когда захотите, - сказал мужчина, вежливо поклонился и ушел.

    Баррент  решил,  что  Опросчик  -  наиболее  подходящая  для  него

профессия. Она  дает право  встречаться  с людьми,  задавать  вопросы,

узнавать,  как  живет  Земля.  Конечно,  надо  быть  осторожным  и  не

проявлять своего невежества.

    Теперь важно купить одежду Опросчика. Беда  в том, что у него  нет

денег. Группа  не  могла даже  вспомнить,  на что  они  походят...  Но

снабдила   определенными   средствами   для   преодоления   и   такого

препятствия. И Баррент вошел в ближайший магазин.

    Владелец, маленький  человечек с  голубыми глазами,  с  услужливой

улыбкой приветствовал Баррента.

    - Мне нужна форма Опросчика. Я только что закончил курс.

    - Пожалуйста, сэр. И хорошо, что  вы пришли ко мне. В  большинстве

этих магазинчиков  вы найдете  одежду только  для..,  распространенных

профессий. Но здесь, у Джулия Уондерсона, мы предлагаем форму для всех

пятисот двадцати  основных специальностей,  перечисленных в  Альманахе

Гражданского Статуса. Я - Джулий Уондерсон.

    - Очень  приятно, -  сказал Баррент.  - У  вас есть  одежда  моего

размера?

    - Безусловно, есть! - воскликнул Уондерсон. - Вам нужна регулярная

или особая?

    - Регулярная подойдет.

    - Большинство  новых  Опросчиков  предпочитают  особую.  Небольшая

надбавка в цене обеспечит лишнее уважение.

    - В таком случае я возьму особую.

    - Да, сэр. Хотя, если бы вы могли подождать... Через пару дней  мы

получим новую  фабричную  модель  - домашнего  тканья  с  натуральными

затяжками.

    - Я, пожалуй, зайду за ней, -  решил Баррент. - А пока я хотел  бы

купить то, что есть.

    - Конечно, сэр,  - произнес  Уондерсон. Он  был явно  разочарован,

хотя старался это скрыть. - Будьте любезны.

    После нескольких  примерок Баррент  подобрал себе  черный  деловой

костюм с  белым узким  кантом  на лацканах.  Его неопытному  глазу  он

казался таким же,  как и другие  костюмы, которые Уондерсон  предлагал

банкирам, овощеводам, чиновникам. Но для Уондерсона разница была такой

же красноречивой, как и символы статуса на Омеге для Баррента.

    - Пожалуйста, сэр! Прекрасно сидит, с гарантийным сроком. И  всего

тридцать девять девяносто пять.

    - Превосходно,  - сказал  Баррент. -  Теперь насчет  денег. -  Да,

сэр?

    - У меня их нет.

    - В самом деле, сэр? Это весьма необычно.

    - Да, - согласился Баррент. -  Тем не менее у меня есть  некоторые

ценности. - Он извлек из  кармана три кольца с бриллиантами,  которыми

его снабдила Группа. - Это настоящие бриллианты, что подтвердит  любой

ювелир.

    Если бы  вы  взяли  одно из  них,  пока  я не  достану  денег  для

уплаты...

    - Но,  сэр, -  удивился Уондерсон,  - бриллианты  больше не  имеют

самостоятельной ценности.  С двадцать  третьего года,  когда Вон  Блон

написал основополагающую работу, отрицающую концепцию нехватки...

    - Естественно, - глухо заметил Баррент, не зная, что говорить.

    Уондерсон посмотрел на кольца.

    - Они, наверное, дороги вам как память?

    -  Безусловно,   передаются  в   нашей   семье  из   поколения   в

поколение...

    - В таком случае, - сказал  Уондерсон, - я не позволю себе  лишить

их вас. Пожалуйста, не спорьте, сэр!  Я не смогу спать по ночам,  если

отниму вашу семейную реликвию.

    - Но остается вопрос оплаты.

    - Заплатите, когда вам будет удобно.

    - Вы хотите сказать, что поверите мне, даже не зная меня?

    -  Конечно.  Уондерсон  улыбнулся.  -  Испытываете  свои   методы,

Опросчик?

    Даже  ребенку  известно,  что  наша  цивилизация  основывается  на

доверии. К незнакомцу следует относиться как к честному человеку, пока

он полностью и бесповоротно не доказал обратного. Это аксиома.

    - Вас никогда не обманывали?

    - О нет. Преступлений в наши дни не бывает.

    - А как же Омега?

    - Простите?

    - Омега, планета заключенных. Вы, должно быть, слышали о ней?

    - Возможно, - осторожно проговорил Уондерсон. - Ну, точнее было бы

сказать, что преступлений почти  не бывает. Наверное, всегда  найдется

горстка прирожденных злодеев, но не больше десяти-двенадцати в год, из

населения в два миллиарда. - Он широко улыбнулся. - Вероятность, что я

нарвусь на преступника, очень мала.

    Баррент подумал о кораблях,  регулярно курсирующих между Землей  и

Омегой... Интересно, откуда Уондерсон взял такие цифры?

    И, между прочим, интересно, где же полиция? Он не видел человека в

форме с тех пор, как покинул корабль.

    - Очень вам благодарен, - произнес Баррент. - Я заплачу как  можно

быстрее.

    - Конечно, конечно, - согласился Уондерсон, с чувством тряся  руку

Баррента. - Когда вам будет угодно, сэр. Не стоит торопиться.

    Баррент снова поблагодарил его и вышел из магазина. Теперь у  него

была профессия.  И  неограниченный  кредит. Он  оказался  на  планете,

которая с первого взгляда походила на рай. Но, как всякая утопия,  она

несла в себе некоторые противоречия. Он надеялся узнать о них больше в

ближайшие дни.

    Баррент нашел отель и снял комнату на неделю, в кредит.

 

Глава 21


 

 

    Утром Баррент отправился в библиотеку. Ему надо было  ознакомиться

с историей развития земной цивилизации, чтобы иметь представление, что

искать и чего ожидать.

    Форма Опросчика позволила  пройти к закрытым  для доступа  полкам,

где хранились книги  по истории. Но  сами книги его  разочаровали -  в

большинстве своем они охватывали период лишь до начала атомного  века.

Баррент просматривал их, и  к нему возвращались смутные  воспоминания.

Он мог перепрыгнуть от Древней Греции к Римской империи, через  Темные

века к  норманнским  завоеваниям  и Тридцатилетней  войне  и  затем  к

наполеоновской эре.  Внимательнее  он  прочитал о  Мировых  войнах.  К

сожалению, на этом книги заканчивались.

    После долгих поисков Баррент нашел небольшую работу  "Послевоенная

дилемма. Том  1" Артура  Уитлера. Она  начиналась там,  где  кончались

остальные, - со взрыва  бомб над Хиросимой и  Нагасаки. Баррент сел  и

стал читать.

 

x x x


 

 

    Он узнал  о "холодной  войне" 50-х  годов, когда  несколько  наций

владели атомным  и водородным  оружием.  Уже тогда,  утверждал  автор,

укоренились  зерна   конформизма.  Америка   отчаянно   сопротивлялась

коммунизму. Россия и Китай  отчаяний сопротивлялись капитализму.  Весь

мир  разделился  на  два  лагеря.  В  целях  внутренней   безопасности

правительства  брали  на  вооружение  новейшие  методы  пропаганды   и

идеологической  обработки.  От   граждан  требовалась   безоговорочная

приверженность официальным доктринам. Давление на личность становилось

все сильнее и утонченнее.

    Миновала  угроза   войны.  Многочисленные   страны  Земли   начали

сливаться в единое сверхгосударство.  Но давление на личность,  вместо

того чтобы уменьшиться, еще больше возросло. Нужда в этом  диктовалась

неудержимым ростом населения,  проблемами национального и  этнического

характера. Различие  во мнениях  могло оказаться  гибельным -  слишком

много групп имели теперь доступ к мощным водородным бомбам.

    В  этих  условиях  стало  нетерпимым  поведение,  отличающееся  от

нормы.

    Унификация  наконец   была  завершена.   Продолжалось   завоевание

космоса. Но земные институты перестали совершенствоваться. Современная

цивилизация оказалась менее гибкой,  чем средневековая, она  подавляла

всякое  отклонение  от  существующих  обычаев,  привычек,   воззрений.

Оппозиция считалась не  менее тяжким преступлением,  чем убийство  или

поджог.  И  так  же  наказывалась.  Секретная  полиция,   политическая

полиция, информаторы  -  использовалось все.  Каждое  устройство  было

поставлено   на    службу   одной    великой   цели    -    воспитанию

человека-соглашателя.

    А для упрямых существовала Омега.

    Смертная казнь  была давно  запрещена, и  преступники  переполняли

тюрьмы.

    Наконец их решили перевезти  в отдельный мир, скопировав  систему,

которую Франция использовала в Гвинее и Новой Каледонии, а Британия  -

в  Австралии  и  Северной  Америке.  Управлять  Омегой  с  Земли  было

невозможно, да  власти и  не пытались.  Они позаботились  лишь о  том,

чтобы заключенные не сбежали.

    На этом первый  том кончался.  Приписка в конце  гласила, что  том

второй посвящен  изучению  современности.  Он  назывался  "Цивилизации

статуса".

    Второго  тома  на   полках  не   оказалось.  Библиотекарь   сказал

Бар-ренту, что он был уничтожен в интересах общественной безопасности.

 

    Баррент вышел  в маленький  сад, сел  на скамейку  и,  уставившись

вниз, постарался все обдумать.

    Он ожидал увидеть  Землю как  раз такой,  как она  была описана  в

книге  Уитлера.  Он  был   подготовлен  к  полицейскому   государству,

изощренной слежке, жестоким репрессиям  и растущему сопротивлению.  Но

все это осталось в  прошлом. До сих пор  он не увидел даже  постового.

Люди, которых он  встречал, вовсе не  казались угнетенными.  Напротив,

это был совершенно иной мир...

    Если не считать того, что год  за годом на Омегу прибывали  партии

ничего не помнящих о Земле заключенных. Кто арестовывал их? Кто судил?

Какое общество их породило?

    Ответы ему предстояло найти самому.

 

Глава 22


 

 

    С раннего утра  Баррент начал  расследование. План  был прост.  Он

звонил в двери  и задавал вопросы,  предупреждая, что серьезные  могут

перемежаться странными  и  глупыми, предназначенными  для  определения

общего уровня развития. Таким  образом, Баррент мог затрагивать  любые

темы, не возбуждая подозрения.

    Оставалась опасность,  что какой-нибудь  государственный  служащий

попросит показать  удостоверение личности  или что  внезапно  появится

секретная полиция. Но приходилось рисковать.

    Результаты оказались самыми неожиданными.

 

x x x


 

 

    (Гражданка А.Л.Готхрейд, возраст  55 лет,  занятие -  домохозяйка.

Женщина чопорная, но вежливая.)

    - Вы хотите спросить меня о классе и статусе. Так?

    - Да, мадам.

    - И  всегда-то  вы, Опросчики,  спрашиваете  о классе  и  статусе.

Неужели не надоело? Ну  ладно... Так как все  равны, есть только  один

класс. Средний. Вопрос только, к какой части среднего класса относится

индивидуум - высшей, низшей или средней.

    - А как это определяется?

    - По манерам:  как человек  ест, одевается, ведет  себя на  людях.

Высший средний класс, например, всегда можно безошибочно определить по

одежде.

    - Понимаю.

    А низший средний класс?

    - Ну,  во-первых,  у  них меньше  творческой  энергии.  Они  носят

готовую одежду, и это их вполне устраивает. Показательно и отношение к

своему жилью. Причем  украшательство без искры  вдохновения в счет  не

идет, а лишь помечает выскочек. Представитель высшего среднего  класса

не примет такого у себя дома.

    - Благодарю  вас, гражданка  Готхрейд. А  как вы  определите  свой

собственный статус?

    (С чуть заметным колебанием):

    - О, я никогда особенно над этим не задумывалась. Высший  средний,

скорее всего.

 

x x x


 

 

    (Гражданин Дрейстер, возраст  43 года, занятие  - продавец  обуви.

Стройный, молодо выглядящий мужчина.)

    - Да,  сэр. У  нас с  Мирой три  ребенка школьного  возраста.  Все

мальчики.

    - Вы не могли бы рассказать, из чего складывается их образование?

    - Они  учатся  писать,  читать, быть  честными  гражданами  и  уже

приступили к  изучению своих  профессий.  Старший пойдет  по  семейной

линии - обувь.  Двое других  - по  бакалее и  розничной торговле,  как

заведено в  семье у  жены.  Кроме того,  они  узнают, как  обретать  и

сохранять статус. Этому учат в открытых классах.

    - А есть и другие?

    - Ну, естественно, закрытые. Их посещает каждый ребенок.

    - И чем там занимаются?

    - Не знаю.

    - Ребята никогда не рассказывают об этих классах?

    - Нет. Они говорят обо всем на свете, но не о них.

    - А вы не представляете, что происходит в закрытых классах?

    -  К  сожалению,   нет.  Может   быть  -   заметьте,  это   только

предположение, - в них преподают религию. Но лучше спросить у учителя.

 

    - Благодарю вас, сэр. Как вы определите свой статус?

    - Средний класс, безусловно.

 

x x x


 

 

    (Гражданка Мариан  Морган,  возраст  51 год,  занятие  -  школьная

учительница. Высокая костлявая женщина.)

    - Да, сэр, вот и все о нашей обязательной программе.

    - Кроме закрытых классов?

    - Простите?

    - Вы не упомянули закрытые классы.

    - Боюсь, что не могу это сделать.

    - Почему же, гражданка Морган?

    - Это  что, вопрос  с  подвохом? Всем  известно, что  учителей  не

<пускают в закрытые классы.

    - Кого же тогда впускают?

    - Детей, конечно.

    - Но кто их учит?

    - Об этом заботится правительство.

    - Естественно. Но кто конкретно ведет занятия?

    - Не имею понятия,  сэр. Меня это не  касается. Закрытые классы  -

старое и уважаемое  учреждение. Возможно,  они связаны  с религией.  В

любом случае не мое это дело. И не ваше, молодой человек, будь вы хоть

трижды Опросчик.

    - Благодарю вас.

 

x x x


 

 

    (Гражданин  Эдгар  Ниф,  возраст  107  лет,  занятие  -  отставкой

военный. Высокий лысый мужчина с холодными голубыми глазами.)

    - Пожалуйста, немного громче. Что вы сказали?

    - О вооруженных силах. Я спрашивал...

    - Теперь вспомнил. Да, молодой человек, я был полковником Двадцать

первой Североамериканской Космической Группы, регулярной части  Земных

Вооруженных Сил.

    - Вы вышли в отставку?

    - Нет, служба отставила меня.

    - Простите, сэр?

    - Я не оговорился. Это  произошло шестьдесят три года тому  назад.

Вооруженные Силы были распущены.

    - Почему?

    - Не с кем стало сражаться.  Во всяком случае, так нам  объяснили.

Глупости! Старым  солдатам известно:  никогда невозможно  предсказать,

откуда появится враг. Он может появиться и сейчас. И что тогда?

    - А заново сформировать армию?

    - Хорошо бы! Но нынешнее поколение  не знает, что такое служба.  И

командиров не осталось, кроме таких  старых ослов, как я. На  создание

реальной силы уйдут годы.

    - А пока что Земля совершенно беззащитна перед вторжением?

    - Да. Есть  полицейские соединения, но  я самым серьезным  образом

сомневаюсь в их надежности, если пойдет пальба.

    - Не могли бы вы рассказать мне о полиции?

    - Ничего  о  ней  не  знаю.  Меня  никогда  не  волновали  вопросы

невоенного характера.

 

x x x


 

 

    (Гражданин Мартин Хоннерс, возраст 31 год, занятие - глаголизатор.

Худой  вялый  мужчина  с  честным  мальчишеским  лицом  и   пшеничными

волосами.)

    - Вы глаголизатор, гражданин Хоннерс?

    - Да, сэр. Хотя, пожалуй,  больше подойдет слово "автор", если  не

возражаете.

    - Конечно.  Гражданин Хоннерс,  вы сотрудничаете  в  периодической

печати?

    - О нет! Там подвизаются некомпетентные бездари, которые пишут для

сомнительной услады низшего  среднего класса. Все  рассказы, да  будет

вам  известно,  составляются   строка  за   строкой  из   произведений

популярных  писателей  двадцатого  и   двадцать  первого  веков.   Эти

бумагомаратели просто меняют порядок слов. Изредка кто-нибудь  сочинит

глагол или даже существительное. Но, повторяю, крайне редко.

    - Вы этим не занимаетесь?

    - Абсолютно! Моя работа не коммерческая. Я - Созидающий Специалист

по Конраду.

    - Поясните, пожалуйста.

    - С удовольствием.  Я пересоздаю работы  Джозефа Конрада,  автора,

жившего в доатомном веке.

    - А как вы пересоздаете эти работы, сэр?

    - В настоящее время  я занят пятым  пересозданием "Лорда Джима"  -

как можно глубже вчитываюсь в оригинал, а затем переписываю книгу так,

как сделал  бы  сам  Конрад,  живи он  сегодня.  Это  занятие  требует

величайшего усердия и артистичности.  Одна описка может испортить  всю

работу.  Необходимо  в  совершенстве  знать  словарь  Конрада,   темы,

характеры, настроения...  И  книга  будет не  простым  повторением,  а

внесет что-то новое.

    - Каковы ваши дальнейшие творческие планы?

    - После пересоздания "Лорда Джима"  я собираюсь отдыхать. Затем  я

пересоздам одно из  менее заметных  произведений Конрада,  "Малатского

плантатора".

    - Понимаю...  Является ли  пересоздание  правилом для  всех  видов

искусства?

    - Это цель  каждого истинного художника  независимо от того  какую

область  он  выбрал  для  своей  деятельности.  Искусство  -  жестокая

возлюбленная.

 

x x x


 

 

    (Гражданин Уиллис  Уэрка,  возраст  8  лет,  занятие  -  учащийся.

Жизнерадостный черноволосый мальчик.)

    - Простите, мистер Опросчик, моих родителей нет дома.

    - Вот и хорошо, Уилли. Ты  не против, если я задам тебе  несколько

вопросов?

    - Конечно. А что это у вас выпирает под пиджаком, мистер?

    - Спрашивать буду я, Уилли, если не возражаешь. Ты любишь школу?

    - Так себе.

    - Чему ж ты учишься?

    - Ну  чтение,  язык, оценка  статуса,  потом курсы  по  искусству,

музыке, архитектуре, литературе, балету и театру. Все как обычно.

    - Вижу. Это в открытых классах?

    - Естественно.

    - Ты ходишь в закрытый класс?

    - Каждый день. А это у вас пистолет выпирает?

    - Нет,  просто мой  костюм плохо  сидит. Слушай,  ты не  хотел  бы

рассказать мне, что вы делаете в закрытом классе?

    - Почему ж нет?

    - Ну и что же там происходит?

    - А я не помню.

    - Уилли...

    - Честное слово, мистер Опросчик. Мы все заходим в класс, а  затем

выходим через два часа. Но это все. Больше я ничего не могу вспомнить.

Я говорил с другими ребятами. Они тоже забывают.

    - Странно.

    - Нет,  сэр.  Если бы  нам  надо было  помнить,  класс не  был  бы

закрытым.

    - Пожалуй.

    А не помнишь  ли ты, как  выглядит комната или  кто ваш учитель  в

закрытом классе?

    - Нет, сэр, я в самом деле ничего не помню.

    - Спасибо, Уилли.

 

x x x


 

 

    (Гражданин Кучлан Дент,  возраст 37 лет,  занятие -  изобретатель.

Преждевременно полысевший человек с ироничными глазами.)

    - Да, верно. Я специализируюсь на играх. В прошлом году я  изобрел

"Триангулируй - а не то..." Не видели? Она была очень популярна.

    - Боюсь, что нет.

    -  Это,  знаете  ли,   интеллектуальная  игра.  Имитирует   потерю

ориентации в космосе. Игрокам  даются неполные данные для  компьютеров

и,  при  удачной   игре,  добавочная   информация.  Опасные   ситуации

штрафуются. Куча сияющих огней и прочая мишура. Прекрасная вещь!

    - Больше вы ничего не изобрели, гражданин Дент?

    - В юные  годы я  придумал улучшенную жатку.  Она превосходила  по

эффективности  предыдущие  модели  в  три   раза.  И,  верите  ли,   я

действительно думал, что имею шансы ее продать.

    - Продали?

    - Конечно, нет.  Тогда я  не знал,  что в  патентном бюро  открыто

только отделение игр.

    - Вы огорчились?

    -  Сперва  -  да.  Но  потом  я  понял,  что  существующие  модели

достаточно  хороши.  В  изобретении  более  эффективных  или   простых

устройств нет нужды. Мы довольны  своим сегодняшним днем. Кроме  того,

новые изобретения  бесполезны.  Уровень рождаемости  и  смертности  на

Земле стабилен, и всего хватает.  Чтобы выпустить новый аппарат,  надо

переоборудовать целый завод. Это почти невозможно, так как все  заводы

автоматические и саморегулирующиеся. Вот  почему наложен мораторий  на

все изобретения, кроме сферы игр.

    - И что вы об этом думаете?

    - А что тут думать? Так уж получилось.

    - Вы не хотели бы изменить этот порядок?

    - Может  быть, и  хотел  бы. Но,  как  изобретатель, я  все  равно

отношусь к нестабильным элементам.

 

x x x


 

 

    (Гражданин Барн Трентен, возраст 41 год, занятие - инженер-атомщик

специалист   по   конструированию   космических   кораблей.    Нервный

интеллектуал с печальными карими глазами.)

    - Вы хотите знать,  чем я занимаюсь  на работе? Бездельничаю.  Мне

некуда   приложить   силы,   я   просто   хожу   кругами.    Правилами

предусматривается один человек на каждую автоматическую операцию.  Вот

что я делаю - присутствую.

    - Вы, кажется, недовольны, гражданин Трентен.

    - Да. Я хотел быть инженером-атомщиком и для этого учился. А после

выпуска обнаружил,  что мои  знания устарели  на пятьдесят  лет, да  и

никому не нужны.

    - Почему?

    - Потому  что  все  автоматизировано. Не  знаю,  известно  ли  это

большинству населения,  но  дело  обстоит  так.  От  добычи  сырья  до

получения конечного  продукта -  автоматизировано все.  Человек  нужен

лишь для  контроля  над  количеством  производимого  продукта,  а  оно

определяется численностью  населения. И  даже здесь  участие  человека

сводится к минимуму.

    - А что, если часть оборудования выйдет из строя?

    - На то есть ремонтные роботы.

    - А если и они сломаются?

    - Проклятые железяки  - саморемонтирующиеся.  Мне остается  только

стоять в  сторонке.  Весьма  странно  для  человека,  считающего  себя

инженером.

    - Почему бы вам не поменять работу?

    - Нет  смысла.  Я  проверял,  остальные в  таком  же  положении  -

присутствуют  при  автоматических  процессах,  которых  не   понимают.

Назовите любую отрасль - либо "инженер-наблюдатель", либо никого.

    - Такая же ситуация и в космонавтике?

    - Безусловно. За последние пятьдесят лет ни один пилот не  покидал

Земли. Скоро они разучатся управлять кораблями.

    - Понимаю,  все  автоматизировано...  Ну  а  если  случится  нечто

непредвиденное?

    - Трудно  сказать. Если  корабль попадет  в  незапрограммированную

ситуацию, он будет  парализован, по крайней  мере, временно. Я  думаю,

там стоят  селекторы оптимального  выбора, но  вряд ли  испытанные.  В

лучшем случае он будет  действовать замедленно, в  худшем - вообще  не

будет действовать. По мне - так пусть! Надоело сшиваться вокруг машин,

день за днем  наблюдая безотрадное  однообразие операций.  Большинство

моих коллег чувствуют  то же  самое. Мы  хотим дела,  любого дела!  Вы

знаете, что сотни лет  назад пилотируемые корабли исследовали  планеты

других звездных систем?

    - Да.

    - Вот это  нам необходимо сейчас.  Двигаться вперед,  исследовать,

изучать!

    - Согласен. Но вы не думаете, что говорите довольно опасные вещи?

    - Кажется.  Но,  если говорить  честно,  я уже  не  боюсь.  Пускай

отправляют на Омегу, если хотят. Хуже мне не станет.

    - Вы слышали об Омеге?

    - Про  нее  знает каждый,  кто  связан с  космическими  кораблями.

"Земля -  Омега"  -  единственный  сохранившийся  маршрут...  Страшная

планета. Лично я во всем виню церковь.

    - Церковь?

    - Только  ее. Проклятые  ханжи, только  и знают,  что канючат  про

всякий там  Дух  Человеческого Воплощения.  Одного  этого  достаточно,

чтобы человека потянуло ко злу...

 

x x x


 

 

    (Гражданин   Отец   Бойрен,    возраст   51    год,   занятие    -

священнослужитель.  Коренастый  мужчина  в  шафрановой  рясе  и  серых

сандалиях.)

    -  Верно,  сын  мой,  я  аббат  местного  отделения  Церкви   Духа

Человеческого Воплощения.  Церковь  является  официальным  религиозным

выражением правительства Земли. Наша религия едина для всех народов  и

состоит   из    лучших   элементов    старых   исповеданий,    искусно

скомбинированных во всеобъемлющую веру.

    - Гражданин  аббат,  а  разве нет  противоречий  между  доктринами

религий, составляющих вашу веру?

    - Были.

    Но мы  стремились  к согласию  и  сохранили лишь  отдельные  яркие

детали некогда великих  религий, детали, знакомых  мне людям. В  нашей

церкви нет сект и расколов, так как мы всеприемлющи.

    Личность может веровать во что угодно, если только несет священный

Дух Человеческого Воплощения. Ибо наш культ есть культ Человека. И дух

его есть дух божественного и священного добра.

    - Не могли бы вы определить понятие "добро", гражданин аббат?

    - Пожалуйста.

    Добро - есть  сила внутри  нас, вдохновляющая людей  на общение  и

содружество.  Культ  Добра  является  культом  самого  себя  и  потому

единственно верным  культом. Личность,  которой мы  поклоняемся,  есть

идеальное  социальное   существо;  человеческое   содержимое  в   нише

общества, готовое ухватить любую  возможность продвижения. Добро  есть

действительное  отражение   любящей   и  лелеющей   Вселенной.   Добро

непрерывно изменяется во всех своих аспектах, хотя его проявления... У

вас странное выражение лица, молодой человек.

    - Простите. Мне кажется, что-то похожее я уже слышал.

    - Сие всегда остается правдой.

    - Безусловно. Еще один вопрос, сэр. Не могли бы вы рассказать  мне

о религиозном воспитании детей?

    - Эту обязанность несут роботы-исповедники, в соответствии с духом

древнего трансцендентального  фрейдизма.  Робот-исповедник  наставляет

ребенка так же,  как и  взрослого. Он  их постоянный  друг и  учитель.

Будучи роботом,  исповедник дает  точные и  недвусмысленные ответы  на

любые вопросы. Это большая помощь в воспитании ортодоксальности.

    - А что делают священнослужители-люди?

    - Наблюдают за роботами-исповедниками.

    - Присутствуют ли эти роботы в закрытых классах?

    - Не могу вам  ответить... Нет, я в  самом деле не знаю.  Закрытие

классы закрыты для аббатов так же, как и для всех остальных.

    - По чьему приказу?

    - По приказу Шефа Секретной Полиции.

    - Понимаю... Благодарю вас, гражданин аббат Бойрен.

 

x x x


 

 

    (Гражданин  Энайн   Дравивиан,   возраст  43   года,   занятие   -

государственный служащий. Узколицый мужчина, усталый и  преждевременно

постаревший.)

    - Добрый день, сэр. Так вы состоите на государственной службе?

    - Совершенно верно.

    - Давно?

    - Около восемнадцати лет.

    - Ясно. А не могли бы вы сказать, в чем конкретно заключаются ваши

обязанности?

    - Пожалуйста. Я - Шеф Секретной Полиции.

    - Вы? Понимаю, сэр, это очень интересно. Я..

    - Не тянитесь к иглолучевику, экс-гражданин Баррент. Заверяю  вас,

он не будет действовать в зоне  вокруг этого дома. А попытка  вытащить

его лишь причинит вам вред.

    - Каким образом?

    - У меня есть свои средства защиты.

    - Как вы узнали мое имя?

    - Я знал все, как только ваша нога коснулась поверхности Земли. Мы

еще  кое  на  что  способны.  Впрочем,  войдемте-ка  лучше  в  дом   и

побеседуем.

    - Я бы предпочел воздержаться от беседы.

    - Боюсь, что это необходимо. Входите, Баррент, я не кусаюсь.

    - Я арестован?

    - Конечно,  нет. Мы  просто немного  потолкуем. Сюда,  сэр,  сюда.

Устраивайтесь поудобнее.

 

Глава 23


 

 

    Дравивиан  провел  его  в  просторную  комнату,  обшитую  панелями

орехового дерева и обставленную  массивной лакированной мебелью.  Одну

стену закрывал тяжелый выцветший гобелен с изображением  средневековой

охоты.

    - Вам нравится? -  спросил Дравивиан. -  Все здесь сделано  руками

членов моей семьи. Гобелен вышила  жена, скопировав его с оригинала  в

музее Метрополитен.  Мебель  смастерили  два  моих  сына.  Они  хотели

что-нибудь старинное и  в испанском  стиле, но  более удобное;  отсюда

некоторая модификация линий. Мой собственный вклад увидеть нельзя -  я

специализируюсь по музыке периода барокко.

    - В свободное от работы в полиции время? - спросил Баррент.

    - Именно. - Дравивиан отвернулся от Баррента и задумчиво  "смотрел

на гобелен. - Мы  еще коснемся этого вопроса.  Скажите сперва, что  вы

думаете о комнате?

    - Она очень красива, - произнес Баррент.

    - И?

    - Ну.., я не судья...

    - Вы должны быть судьей, - подчеркнул Дравивиан. - В этой  комнате

- вся  цивилизация Земли  в миниатюре.  Скажите прямо,  что вы  о  ней

думаете?

    - Она кажется безжизненной, - проговорил Баррент.

    Дравивиан улыбнулся.

    - Вы  выбрали удачное  слово. А  ведь это  комната людей  высокого

статуса. Сколько  творческих  усилий  было  затрачено  на  артистичное

улучшение древних  стилей!  Моя семья  воссоздала  кусочек  испанского

прошлого, как другие  воссоздают кусочки истории  майя или Океании.  И

все же налицо пустота. Наши автоматические заводы производят одни и те

же продукты. Так как товары у всех одинаковы, нам приходится  изменять

их, улучшать,  украшать, и  такими способами  выражать себя.  Вот  что

происходит на Земле, Баррент.

    Наши энергия  и способности  уходят  на никчемные  цели;  личность

замкнулась на  себе. Мы  мастерим старинную  мебель в  соответствии  с

рангом и  статусом, а  тем временем  нас тщетно  ждут  неисследованные

планеты. Мы давно кончили развиваться. Стабильность принесла застой, и

мы ему подчинились.

    - Не ожидал я услышать такие слова из уст Шефа Секретной Полиции.

    - Я необычный человек, - произнес Дравивиан с тонкой улыбкой. -  И

Секретная Полиция - необычное учреждение.

    - Но, очевидно, очень эффективное! Как вы узнали обо мне?

    - Ну, это просто.  Почти все встретившиеся  вам люди распознали  в

вас чужака.  Вы выделялись,  как  волк среди  овец, и  мне  немедленно

сообщали.

    - Ясно, - сказал Баррент. - Что же теперь?

    - Хотелось бы послушать ваш рассказ об Омеге.

    Баррент  рассказал   Дравивиану   о   своей   жизни   на   планете

преступников. -  Я так  и  думал, -  со  слабой улыбкой  произнес  Шеф

Секретной Полиции. То же  самое происходило в свое  время в Америке  и

Австралии. Конечно, разница есть: вы совершенно изолированы от родины.

Но у вас та же яростная энергия, та же жестокость.

    - Что вы собираетесь со мной сделать?

    Дравивиан пожал плечами:

    - Какое  это имеет  значение?  Предположим, я  убью вас.  Но  вашу

Группу на  Омеге не  удержать от  засылки других  шпионов или  захвата

одного из тюремных кораблей.  Как только омегиане начнут  действовать,

они неизбежно обнаружат правду.

    - Какую правду?

    - А вы еще не догадались?  На Земле около восьми столетий не  было

войн. Мы не знаем,  как сражаться. Сторожевые  корабли вокруг Омеги  -

чистое надувательство, одна видимость. Они полностью  автоматизированы

и запрограммированы на условия, которые существовали сотни лет  назад.

Решительная атака -  и корабль ваш,  а за ним  и все остальные.  После

этого ничто не в состоянии остановить приход омегиан на Землю; а Земля

не в  состоянии с  ними  бороться. Вот  почему у  заключенных  смывают

память. Уязвимость Земли должна быть скрыта.

    - Если вы все это осознаете, то почему ваши руководители ничего не

предпринимают?

    - Сначала у нас было такое  намерение, но лишь одно намерение.  Мы

предпочитали  не  задумываться   всерьез.  Казалось,  что   статус-кво

сохранится навеки... Я тоже лишь  видимость, - сказал Дравивиан.  Пост

Шефа Полиции -  почетная синекура.  Вот уже  почти век,  как Земле  не

нужна полиция.

    - Она вам  потребуется, когда омегиане  вернутся домой, -  заметил

Баррент.

    - Да.

    Опять  начнутся  беспорядки,  преступления.  Однако  я  верю,  что

конечный сплав  получится  удачный.  У  омегиан  есть  энергия,  воля,

стремление  достичь  звезд.   А  Земля  придаст   вам  спокойствие   и

стабильность. Каковы бы ни были результаты, объединение неизбежно.  Мы

слишком долго жили во сне. Но вы  пробудите нас, пусть это будет и  не

безболезненное пробуждение. - Дравивиан поднялся на ноги. - А  теперь,

когда судьбы Земли и Омеги решены, - по глотку освежительного?

 

Глава 24


 

 

    С помощью Шефа Полиции Баррент с очередным кораблем всю информацию

отправил на Омегу. Послание сообщало о положении на Земле и  требовало

немедленных Действий. После этого Баррент мог приступить к  выполнению

своей собственной  задачи  -  найти солгавшего  информатора  и  судью,

приговорившего  его  к  наказанию  за  преступление,  которого  он  не

совершал.  Баррент  чувствовал,  что,  когда  он  найдет  их,  у  него

восстановится утраченная часть памяти.

    Ночным экспрессом он  прибыл в Янгерстаун.  Аккуратные ряды  домов

казались такими же, как и везде, но для Баррента они были  по-особому,

щемяще знакомыми.

    Он помнил  свой  город, и  его  однообразие казалось  ему  особым,

полным значения. Здесь он родился и рос.

    Вот магазин Гротмейера, а напротив через дорогу - дом Хавнинга.  А

там жил  Билли  Хавлок, его  лучший  друг; они  вместе  мечтали  стать

звездоплавателями.

    Дом Эндрю Теркалера. А рядом школы; Баррент помнил ее. Он  помнил,

как каждый день заходил  в закрытый класс, но  не мог вспомнить,  чему

там учился.

    Вот здесь, у двух  исполинских вязов, произошло убийство.  Баррент

подошел к этому месту  и вспомнил, как  все случилось. Он  возвращался

домой. Откуда-то сзади донесся крик.  Баррент обернулся и увидел,  как

по улице побежал  человек - Иллиарди  - и что-то  бросил ему.  Баррент

инстинктивно схватил этот предмет и обнаружил, что держит  запрещенное

оружие. Через два шага он наткнулся на мертвого Эндрю Теркалера.

    А потом? Смятение, паника. Ощущение, что кто-то наблюдает за  ним,

стоящим над  трупом  с оружием  в  руках.  Там, в  конце  улицы,  было

убежище, в котором он скрылся...

    Баррент  подошел  ближе  и  узнал  будку  робота-исповедника.   Он

заглянул в будку. В маленьком помещении было темно и душно.

    Единственный стул стоял перед мигающей огоньками панелью.

    - Доброе утро, Уилл.

    Услышав  мягкий  механический   голос,  Баррент  внезапно   ощутил

беспомощность. Он  вспомнил. Этот  бесстрастный  голос все  знал,  все

понимал и ничего не прощал. Голос судьи.

    - Ты помнишь меня? - спросил Баррент.

    - Конечно,  - сказал  робот-исповедник.  - Ты  был одним  из  моих

прихожан, пока не попал на Омегу.

    - Это ты сослал меня!

    - За убийство.

    - Но я не совершал преступления!  - закричал Баррент. - Ты не  мог

не знать этого!

    - Разумеется,  я  знал,  - произнес  робот-исповедник.  -  Но  мои

обязанности  строго  определены.  Я  приговариваю  в  соответствии  со

свидетельствами,  а  не   интуицией.  Сомнения   толкуются  в   пользу

обвинения.

    - Против меня были показания?

    -Да.

    - Кто их дал?

    - Я не могу открыть его имя.

    - Ты должен, - сказал Баррент. - На Земле наступает другое  время.

Заключенные возвращаются.

    - Я ожидал этого, - промолвил робот-исповедник.

    - Имя!

    - крикнул Баррент и вытащил из кармана иглолучевик.

    - Не скажу, для твоего же блага. Опасность слишком велика.

    Поверь мне, Уилл...

    - Имя!

    Хорошо. Ты найдешь информатора на Мапп-стрит, тридцать пять. Но  я

искренне советую  тебе  не  идти  туда. Ты  погибнешь.  Ты  просто  не

знаешь...

    Баррент нажал на курок, узкий луч прорезал панель. Огоньки на  ней

вспыхнули и стали меркнуть, пошел серый дымок.

    Баррент бывал здесь прежде. Он узнал эту улицу, обсаженную кленами

и дубами. Эти  фонарные столбы  - его  старые знакомые,  та трещина  в

асфальте памятна ему  с детства. Дома,  казалось, застыли в  ожидании,

будто зрители последнего действия полузабытой драмы.

    Над домом ь35 нависла зловещая  тишина. Баррент достал из  кармана

иглолучевик, тщетно  стараясь подбодрить  себя, и  вошел в  незапертую

дверь.

    Смутно проступали контуры мебели,  тускло поблескивали картины  на

стенах. Сжав лучевик в руке, он ступил в следующую комнату.

    И оказался лицом к лицу с информатором.

    Глядя ему  в глаза,  Баррент  вспоминал. В  захлестывающем  потоке

памяти он видел себя: маленького мальчика, входящего в закрытый класс.

Он вновь слышал убаюкивающий гул машин, в уши лился вкрадчивый  голос.

Сперва голос вселял  ужас, то,  что он  предлагал, было  невообразимо.

Затем, постепенно, Баррент начал привыкать  к голосу, как привыкал  ко

всем странностям закрытого класса.

    Машины учили на глубоком,  подсознательном уровне. Они  прививали,

внушали определенные нормы  поведения - и  блокировали верхние  уровни

сознания.

    Чему его учили?

    Ради социального  блага  ты  должен сам  себе  быть  свидетелем  и

полицейским. Ты должен  нести ответственность  за любое  преступление,

которое мог совершить.

    На Баррента  бесстрастно смотрел  информатор -  собственное  лицо,

отраженное в зеркале на стене.

    Он донес сам на себя. Когда он стоял в тот день с оружием в руках,

глядя  на  убитого  человека,  подсознательные  процессы  взяли  верх.

Вероятность вины была слишком большой;  она превратилась в саму  вину.

Баррент  пошел  к  роботу-исповеднику  и  дал  полное  и  убедительное

свидетельство против себя самого.

    Робот-исповедник вынес  приговор,  и  Баррент,  хорошо  обученный,

направился в  ближайший  Центр  контроля мысли  в  Трентон.  Частичная

амнезия уже наступила, спущенная пружиной уроков закрытого класса.

    Опытные техники-андроиды  потрудились,  чтобы  завершить  амнезию,

стереть  последние  остатки  памяти.  Как  стандартный  предохранитель

против возможного ее возвращения, они создали логичную версию убийства

и насадили слепую веру в мощь Земли.

    Запрограммированный Баррент добрался на специальном транспорте  до

космопорта, взошел на борт тюремного  корабля и закрыл за собой  дверь

своей камеры.

    Там  он  спал  до  Контрольного  Пункта,  пока  его  не  разбудили

прибывшие охранники...

    Уроки закрытого класса никогда не  должны выйти из подсознания.  В

противном   случае   человек   обязан   немедленно   произвести    акт

самоубийства.

    Земле не нужна была служба безопасности, потому что в мозг каждого

были вмонтированы и  полицейский, и палач.  Под поверхностью  гуманной

культуры Земли  скрывалась механическая  цивилизация. И  понимание  ее

сути каралось смертью.

    Именно здесь, именно сейчас началась настоящая схватка за Землю.

    Заученные образцы поведения  заставили Баррента  поднять оружие  и

направить  себе  в  голову.  Вот   о  чем  пытался  его   предупредить

робот-исповедник, вот  что видела  девушка-мутантка. Прежний  Баррент,

машина, запрограммированная на бездумное повиновение, готов был  убить

себя.

    Возмужавший Баррент,  прошедший  школу  жизни  на  Омеге,  восстал

против этого слепого желания.

    Баррент  против  Баррента.  Два  человека  боролись  за  обладание

оружием, за контроль над телом, за власть над разумом.

    Иглолучевик остановился в дюйме от головы. Мушка качнулась.  Затем

медленно Баррент-омегианин, Баррент-2, отвел оружие.

    Его победа  была недолговечной.  Уроки закрытого  класса  швырнули

Баррента-2  в  яростную  схватку   с  неумолимым  и  жаждущим   смерти

Баррентом-1.

 

Глава 25


 

 

    Двух Баррентов закинуло через субъективное время в те  критические

точки прошлого, где смерть ждала рядом, где пересыхал поток жизни, где

установилось предрасположение к гибели. Баррент-2 заново переживал эти

моменты. Но  на  сей  раз  опасность  была  увеличена  злокачественной

половиной его личности - Баррентом-1.

    Баррент-2 стоял  под слепящим  светом на  обагренном кровью  песке

Арены, с  мечом  в  руке. На  него  надвигался  саунус,  бронированная

рептилия с ухмыляющимся лицом Баррента-1.

    Он отсек  чудовищу  хвост, и  тот  превратился в  трех  гигантских

крыс-Баррентов. Двух он убил, а третья оскалилась и до кости прокусила

его левую руку. Он поразил ее  мечом и смотрел, как вытекает на  песок

кровь Баррента-1....Трое оборванных мужчин сидели, смеясь, на  скамье,

а девушка протягивала ему  оружие. "Удачи. Надеюсь,  вы знаете, как  с

ним обращаться". Баррент пробормотал  слова благодарности прежде,  чем

заметил, что девушка перед ним  - не Моэра, а мутантка,  предсказавшая

его гибель. Он вышел на улицу и столкнулся с тремя Хаджи.

    Двое  были  безликими  незнакомцами.  Третий,  Баррент-1,   быстро

выступил вперед  и вытащил  пистолет. Баррент-2  кинулся на  землю  и,

нажав на курок  своего оружия, почувствовал,  как оно завибрировало  в

руке. Голова и плечи Баррента-1  потемнели и стали распадаться.  Снова

прицелиться он не  успел -  пистолет вырвало  из руки  с дикой  силой.

Предсмертный выстрел Баррента-1 задел ствол.

    Он отчаянно рванулся за оружием  и, катясь вперед, заметил, как  в

него  целится  второй   Хаджи,  тоже  с   лицом  Баррента.   Баррент-2

почувствовал резкую  боль в  руке, уже  прокушенной зверем,  но  сумел

выстрелить и  остался  наедине  с третьим.  Сгорая  в  адском  пламени

поврежденных нервов, он заставил себя нажать на курок...

    "Ты играешь в их игру, - говорил себе Баррент-2. - Тебя измучат  и

прикончат. Надо вырваться. Ведь ничего  этого нет, это только в  твоем

воображении..." Но думать  было некогда.  Он стоял  в большом  круглом

помещении в Департаменте Юстиции.

    Отбрасывая черные блики,  навстречу катилась металлическая  машина

почти в четыре  фута высотой.  Из сияющей огнями  поверхности на  него

смотрело ненавистное лицо Баррента-1.

    Теперь враг был в облике  Макса; такой же лживый и  стилизованный,

как фальшивые  сны  о  Земле. Баррент-1  выпустил  гибкое  суставчатое

щупальце, заканчивающееся ножом. Баррент-2  уклонился, и нож  царапнул

по камню.

    "Это не машина, и ты не на Омеге, - говорил себе Баррент-2.

    -  Ты  сражаешься  с   половиной  самого  себя,  это   смертельная

иллюзия".

    Но он не  мог поверить. На  него снова надвигался  Баррент-машина,

блестя зелеными капельками  вещества, в  котором Баррент-2  немедленно

узнал  контактный  яд.  Он  бросился  в  сторону,  стараясь   избежать

гибельного прикосновения.

    Нейтрализатор омыл металлическую поверхность. Машина разогналась и

со  страшной  силой  ударила  не  успевшего  отпрянуть  Бар-рента.  Он

почувствовал, как затрещали ребра.

    "Все это  ненастоящее.  Ты не  на  Омеге!  Ты на  Земле,  в  своем

собственном доме,  смотришь  в зеркало!"  Но  увесистая  металлическая

палка оказалась вполне ощутимой, когда  ударила его в плечо.  Баррента

охватил ужас  -  не перед  смертью  вообще, а  перед  смертью  слишком

близкой, - ведь он не успел предупредить омегиан о главной  опасности,

таившейся глубоко в их сознании. Если бы выжить...

    Баррент  собрал  последние  силы.   С  детства  приученный   нести

ответственность за все  общество, он  не мог  позволить себе  умереть,

когда его знания необходимы Омеге.

    "Это не  настоящая  машина, -  твердил  он себе,  когда  Баррент-1

черной полусферой надвигался  с дальнего конца  помещения. Он  пытался

заглянуть за  машину, увидеть  регулярные  уроки в  классе,  создавшем

чудовище...

    Это не настоящая машина".

    Он поверил.

    И ударил  кулаком  в  ненавистное лицо,  отразившееся  в  металле.

Испепеляющая боль ослепила его, и он на миг потерял сознание. Когда он

пришел в себя, то увидел, что находится у себя дома, на Земле. Рука  и

плечо гудели,  несколько ребер,  пожалуй, было  сломано. Из  укуса  на

левой руке текла кровь.

    Но своей  порезанной и  раненой правой  рукой он  разбил  зеркало.

Зеркало и Баррента-1 - окончательно и бесповоротно.

 

Использованы материалы: http://lib.guru.ua/SHEKLY/status.txt

 


(7.3 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 22.07.2016
  • Автор: Шекли Р.
  • Ключевые слова: литература США, XX век, американская проза, научная фантастика,антиутопия
  • Размер: 312.16 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Шекли Р.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Аалто А. На перепутье между гуманизмом и материализмом
Абаев Н.В. Чань-Буддизм и культура психической деятельности в средневековом Китае
Абэ Кобо. Женщина в песках
Августин Аврелий. Исповедь
Марк Аврелий. Наедине с собой. Размышления.
Айгеншарф Якоб. Эхо тундры
Чингиз Торекулович Айтматов. И дольше века длится день (Белое облако Чингизхана; Буранный полустанок)
Айтматов Чингиз. Пегий пес, бегущий краем моря
Айтматов Чингиз. Прощай, Гульсары!
Аксенов В.П. Вольтерьянцы и вольтерьянки
Аксенов Василий. Остров Крым
Аксенов Василий. Ленд‑лизовские. Lend‑leasing
Акутагава Рюноскэ. Ворота Расемон
Акутагава Рюноскэ. Табак и дьявол
Амаду Жоржи. Дона Флор и два ее мужа
Амаду Жоржи. Лавка чудес
Даниил Андреев. Роза мира. (Книги 1-12). Метафилософия истории
Анекдоты об Александре I и Николае I
Аполлинер Гийом. Стихи 1911-1918 гг. из посмертных сборников
Апулей Луций. Апология, или О магии
Апулей Луций. Метаморфозы, или Золотой осел
Аристотель. Политика
Арсеньев В.К. Дерсу Узала
Асприн Роберт. Еще один великолепный МИФ
А Ты. Два стула и альтернативное настоящее (турболингвистический вопль)
Бабель Исаак. Одесские рассказы
Бакли Кристофер. Здесь Курят!
Р.Г.Баранцев. Преодоление бинарной парадигмы
Ролан Барт. Мифологии
Баткин Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности (Отрывки из книги)
Бах Ричард. Чайка по имени Джонатан Ливингстон
Бах Ричард. Иллюзии, или Приключения вынужденного Мессии
Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса
Башевис-Зингер Исаак. Люблинский штукарь
Башевис Зингер Исаак. Шоша
Беккет Сэмюэль. Приди и уйди
Беннетт Джон Г. О Субуде
Беннетт Джон Г. Свидетель или история поиска
Беранже. Стихи
Берлин Исайя. Встречи с русскими писателями в 1945 и 1956 годах
Бестер Альфред. Человек без лица
Беттельгейм Бруно. О психологической привлекательности тоталитаризма
Беттельгейм Бруно. Просвещенное сердце
В.М. Бехтерев. Бессмертие человеческой личности как научная проблема
В.М. Бехтерев. Внушение и его роль в общественной жизни
Битов А.Г. Пушкинский дом
Бланшо Морис. Взгляд Орфея
У.Блейк. Стихотворения
Блох Артур. Закон Мерфи
Боас Франц. Ум первобытного человека
Богомолов Владимир. Момент истины (В августе сорок четвертого). Глава третья
Богуславский В.М. Паскаль о достоверности наших знаний. Паскаль Б. Предисловие к трактату о пустоте. Соображения относительно геометрии вообще. О геометрическом уме и искусстве убеждать
Бодрийяр Жан. Система вещей
Бокаччо. Декамерон.
Бомарше Пьер Огюстен Карон де. Безумный день или женитьба Фигаро
Бомарше Пьер Огюстен Карон де. Севильский цирюльник или тщетная предосторожность
В. Бондаренко. "Ты все еще любишь меня?.."
Борхес Х.Л. История вечности
Борхес Хорхе Луис. Книга вымышленных существ
Боулз Пол. Под покровом небес
Брайсон Билл. Путешествия по Европе
Брэдбери Рэй Дуглас. 451 градус по Фаренгейту
Сергей Брйтфус. Истоки и причины кризиса оснований математики.
Бродский Иосиф. Полторы комнаты
Бродский Иосиф. Лица необщим выраженьем. Нобелевская лекция
Быков Василь. Сотников
Булгаков Михаил. Мастер и Маргарита. Часть первая. Глав 1.
Булгаков Михаил Афанасьевич. Тьма египетская
Бурдье П. Начала
Бутусов К., Мичурин В. Лев Гумилев: Космос и Человечество
Борис Васильев. В списках не значился
Вачков И. Мозговой штурм. Деловая игра для педагогов
Вентури Р. Из книги «Сложность и противоречия в архитектуре»
Вергилий Публий Марон. Буколики. Георгики. Энеида
Вердин Йоахим. Жизнь без еды
Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере
Витгенштейн Людвиг. Из "Тетрадей 1914-1916"
Людвиг Витгенштейн. Логико-философский трактат с параллельным философско-семиотическим комментарием Вадима Руднева. 3 Логической Картиной Фактов является Мысль.
Витгенштейн Л. О достоверности
Борис Володин. "Фауст" Гёте: история и жизнь.
Воннегут Курт. Бойня номер пять, или Крестовый поход детей (Пляска со смертью по долгу службы)
Воннегут Курт. Завтрак для чемпионов
Воннегут Курт. Колыбель для кошки
Галинская И.Л. Загадки Сэлинджера
Гамсун Кнут. Голод
Гамсун Кнут. Соки земли
Ганди Мохандус К. Моя вера в ненасилие
Гари Роман. Обещание на рассвете
Гаррисон Гарри. Неукротимая планета
Гаскелл Элизабет. Крэнфорд
Гаспаров Михаил. Занимательная Греция
Гауф Вильгельм. Холодное сердце
Гейзенберг Вернер. Шаги за горизонт
Генон Рене. Заметки об инициации
Герцен Александр. Русские немцы и немецкие русские
Гессе Герман. Сиддхартха
Гессе Герман. Степной волк
Гете Иоганн. Фауст
Давид Гильберт. Познание природы и логика
Гиляровский В.А. Москва и москвичи

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100