ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

24 марта 2017 г. опубликованы материалы: В.В. Краснов "Башня системы В.Г. Шухова в г. Выксе: к строительной истории памятника федерального значения", продолжение "Открытого текста Салтыкова-Щедрина", (подгот. Б.М. Пудалов).


   Главная страница  /  Текст музея  /  Н.И.Решетников. Музей и музееведческие проблемы современности

 Н.И.Решетников. Музей и музееведческие проблемы современности
Размер шрифта: распечатать




Раздел 2. Вопросы музейной практики. Часть 4. Вопросы истории музейного дела в России (160.34 Kb)

Часть 4. Вопросы истории музейного дела в России

 

4.1. Музей и проблемы краеведения

Краеведческие музеи составляют большинство музеев России. Да и профильные музеи так или иначе обращаются к истории и культуре своего края. Поэтому представляется важным рассмотрение истории краеведения и проблем его развития.

В «Словаре русского языка XII-XVII веков» имеется более 30 толкований понятий «край»[1] и «ведать»[2]. Край понимается и как самая удалённая от центра часть, и как пространство, заключённое в каких-либо пределах. Вместе с тем, «край» ‑ есть земля, страна, область. «Краеградие» понималось как незыблемая твердыня, оплот, «краеградный» ‑ являющийся твердыней, оплотом; «краеземный» – окраинный, дальний, а «краепытный» – изведанный, известный. «Ведать» ‑ означало знать, иметь сведения. Отсюда «ведание» – совокупность сведений о чём-либо, само знание. И потому «ведец», «ведок» ‑ знающий, сведущий человек; тот, кто ведает, проводник. Понятие «край» означало землю, где родился и вырос человек, отчизну, родину. А поскольку, как гласит русская пословица «где родился, там и пригодился», постольку нужно было хорошо знать окружающий мир и следовало постоянно его изучать.

В России в разное время изучение края называлось по-разному: отчизноведение, родиноведение, краеведение. Но поиски истоков краеведения, его зарождения являются бесплодными. Можно лишь предположить, что познание края началось  с появлением разумного человека, которому требовалось знать место своего обитания, природу, животный мир, соседей. Естественная потребность изучения окружающей среды, приспособление к её условиям стали неотъемлемой частью жизнедеятельности homosapiens. В истории принято считать всякое начало от первого письменного упоминания, письменной фиксации. Краеведение долгое время было изустным. Знания о крае передавались устной традицией. Продолжается это и сегодня. Письменная передача знаний стала распространяться с появлением материальных носителей информации. С некоторой долей условности можно сказать, что краеведческие знания заключаются в таких источниках, как новгородские берестяные грамоты, житийные описания, местные летописи. В частности, «Летописец великоустюжский», часть которого сохранилась до наших дней и хранится в фондах Великоустюжского краеведческого музея (ВУКМ)[3].

Положительную роль в развитии интереса к изучению края сыграло Вольное экономическое общество (ВЭО), возникшее в 1765 году и издававшее свои труды вплоть до 1917 года (ныне возрождённое). Общество занималось не только изучением экономики страны, но и пропагандировало сведения о развитии хозяйства в различных частях страны, устраивало выставки и открывало музеи. Потребность в изучении края (как ближнего, так и дальнего) привела к необходимости создания Императорского русского географического общества (ИРГО), открытого в 1845 году. С середины XIX века стали создаваться многочисленные научные общества и краеведческие организации, изучавшие родной край в разных аспектах тематически или комплексно. Это повсеместно открывавшиеся статистические комитеты, учёные архивные комиссии, археологические и другие общества. Создавались и различного рода исторические общества и организации по изучению русских древностей не только в губернских, но и в небольших уездных городах (Каргополе, Вельске, Ростове Переяславском, Тотьме, Кириллове и др.). Небезынтересен такой пример. В конце XIX века в небольшом посёлке Зея, что расположен на берегу Амура в Восточной Сибири, было создано общество любителей домашнего чтения и цветоводства. Члены общества выписывали книги из Центральной России по растениеводству, изучали дикую природу сибирской тайги, выращивали комнатные растения, «одомашнивая» их из таёжных, и собирались на чтения для передачи своего опыта. В уездной Тотьме Вологодской губернии местное отделение ВОИСК, созданное при музее, издавало свои труды[4].

Как справедливо отмечает автор книги об УОЛЕ Л. И. Зорина, научные организации второй половины XIX века были «порождением новой эпохи, наступившей в стране после отмены крепостного права»[5].

В развитии русской культуры были разные оценочные позиции её истории. Ещё в 1840-е годы среди русской интеллигенции, особенно художественной, бытовало мнение, что до эпохи Петра Великого в России вообще не было культуры. Культура воспринималась только западная: одежда, мода, круг чтения. Народная традиционная культура мало кого интересовала. Выпускники Академии художеств отправлялись для написания дипломных работ в Италию. Чтобы выйти в свет, нужно было выучиться у французского гувернёра. Вспомним, что Евгений Онегин у А. С. Пушкина был принят светом, когда уже был «как денди лондонский одет» и «по-французски в совершенстве мог изъясняться». Так формировался образ молодого человека. К этому стремилась дворянская молодёжь. А. С. Пушкин, знающий цену изучения прошлого, не говорит о том, что его герой для выхода в свет овладевал русской культурой, изучал быт и нравы народа. Может быть, Евгений Онегин потому и не понял вначале Татьяну Ларину, которая была «русская душою». Но позднее, став взрослым человеком, он проникся любовью к Татьяне, увидев в ней светскую даму. Однако Татьяна проявляет свой русский характер. Отвечая на пылкие признания Евгения, она признаётся, что помнит свою юношескую любовь, но при этом говорит, что она «другому отдана и буду век ему верна». Так гениальный поэт подметил два направления в русской культуре: стремление овладеть западной культурой и сохранение своей национальной культуры.

Настроения в русском обществе изменились в пореформенную эпоху. Общество как бы очнулось. Оказалось, что кроме высокой западной культуры сохранилась и своя, традиционная. Осознание своей личной свободы привело к необходимости осознания истории и культуры родной страны, её самобытности. Ведь ещё недавно, какие-то два столетия назад, культура Руси, как пишут наши историки, была единой. Мало чем различалась пища, основу которой составлял ржаной хлеб, рыба и овощи. И «одежда была одинакова по крою как у царей, так и у крестьян, носила одни и те же названия и отличалась только степенью убранства»[6]. Существовал единый язык. Соблюдались единые обряды. Но за два века изменилось многое. Дворянство всё более и более воспринимало западную культуру, а крестьянская культура развивалась в рамках традиции. К этой традиционной культуре, в переломную эпоху, когда менялась социально-экономическая формация, возник пристальный интерес у передовой части общества.

Повсеместное создание обществ, изучающих отечественную историю и традиционную культуру, было подготовлено ходом исторических событий. Либеральные реформы способствовали как развитию новых форм хозяйства, так и развитию прогрессивной общественной мысли. Всё это открывало простор для процветания наук. Появление научных обществ стало воплощением насущных потребностей времени, следствием интереса к своей собственной истории, природе, культуре, быту как современников, так и далёких предков.

Но нельзя говорить, что у энтузиастов изучения местной истории не было предшественников. Как отмечалось выше, ВЭО было основано ещё в 1765 году. Первое историко-краеведческое общество в России было создано в Архангельске в конце XVIII века учениками М. В. Ломоносова В. В. Крестининым и А. И. Фоминым – Общество для исторических исследований[7] (предшественник АОИРС). В 1802 году создано Московское общество испытателей природы (МОИП), в 1804 – Общество истории и древностей российских, в 1817 – Императорское русское минералогическое общество (ИРМО). Императорское русское географическое общество (ИРГО) начало функционировать с 1845 года. Московское общество любителей естествознания, антропологии и этнографии (МОЛЕАЭ) начало свою деятельность в 1863 году. Оно было своеобразной моделью создания региональных научных организаций.

Не случайно, середина XIX века ознаменовалась двумя течениями – западничеством и славянофильством. Одним из ярких представителей славянофильства был историк Д. И. Иловайский[8].

В 1867 году в Санкт-Петербурге состоялся первый съезд русских естествоиспытателей, одобривший деятельность уже существовавших организаций и призвавший создать таковые при каждом университете. Общества естествоиспытателей открылись затем при Казанском, Харьковском, Киевском и Новороссийском университетах.

Одним из самых деятельных обществ было упомянутое выше УОЛЕ, созданное в 1870 году в тогда ещё уездном Екатеринбурге Онисимом Егоровичем Клером. Жорж Онзим Клер (George Onesime Clerc) – уроженец села Корсель Невшательского кантона французской части Швейцарии. Он закончил невшательскую школу. Высшего образования по бедности не получил. В поисках заработка побывал в Италии в качестве гувернёра в русской семье Трубецких, потом в Петербурге, Москве, пока не нашёл хорошо оплачиваемого места в Ярославле. Как естествоиспытатель заинтересовался Уралом и переселился в Екатеринбург, где и вошёл в состав организаторов УОЛЕ. С 1871 по 1898 год он был учёным секретарём Общества, с 1902 по 1905 и с 1922 по 1924 – хранителем музея, а в 1909-1921 гг. – президентом Общества. 22 декабря 1870 года, когда в Екатеринбурге был открыт музей, считается днём основания УОЛЕ. Обосновывая создание Общества О. Е. Клер писал: «Первое дело Уральского общества будет состоять в собирании фактов, в составлении музея, который мог бы дать ясное понятие о явлениях в нашем крае»[9].

Программа этнографических исследований УОЛЕ была составлена в 1871 году Павлом Михайловичем Вологодским. Он же представил материалы по фольклору в результате проведённой экспедиции. В 1874 году в «Записках УОЛЕ» был напечатан сборник народных песен, собранных учителем гимназии А. М. Овчинниковым. Приметы, поверья, пословицы, поговорки и загадки Ирбитского края собрал Н. П. Булычёв. Были также записаны рождественские гадания, приметы и суеверия в различных сёлах Урала. Сборник пословиц, поговорок, загадок, песен и былин опубликовал Ф. Н. Панаев.

Этнографические исследования привлекли внимание многих отечественных и зарубежных специалистов. Расширился обмен информацией между научными обществами. В 1887 году УОЛЕ организовало Сибирско-Уральскую научно-промышленную выставку. Музей УОЛЕ стал крупнейшим на Урале. Он вёл научно-исследовательскую, собирательскую и научно-просветительную работу. Здесь воспитывались новые кадры исследователей и популяризаторов русской традиционной культуры.

Такая же деятельность была характерна и для других краеведческих обществ. Это было время активизации деятельности различных демократических организаций. В музыкальном мире появляется знаменитая «Могучая кучка». Среди художников возникает Товарищество художников-передвижников. Даже политические деятели пошли «в народ». Образовался новый социальный строй – разночинцы. Общество пошло по демократическому пути развития, что естественным образом привело к необходимости понять себя, свой народ, свои корни, истоки своей истории. Наряду с изучением истории, словесности, всякого рода древностей появился интерес к обычаям, нравам, устному народному творчеству. Бок о бок развиваются  археология и этнография. Стараниями А. С. Уварова и его жены П. С. Уваровой в различных городах России поочерёдно проводятся археологические съезды с последующим изданием их материалов. Повсеместно издаются «Памятные книжки» губерний. Описания достопримечательностей края появляются  в «Губернских ведомостях», «Губернских епархиальных новостях» и приложениях к ним. Издаются отчёты различных ведомств, в том числе земских. Популярной становится «Библиотека народного чтения». Во всякого рода Ежегодниках, в том числе сибирских[10] публикуются сведения о губерниях, городах, краях и людях, там обитающих. Появляются труды по истории края. Краеведческие общества не только изучают свой край, не только популяризируют краеведческие знания в различных изданиях, но и создают музеи. Достаточно сказать, что музеи, созданные краеведами на рубеже XIX-ХХ веков, не только продолжают существовать, но и являются лучшими провинциальными музеями России. Эти музеи пережили бурные события революционных преобразований и советскую эпоху. Они функционируют и поныне, тогда как сотни музеев, созданных в царское и советское время для прославления существующего строя, исчезли бесследно.

Кто же осуществлял эту многогранную работу по изучению края? Имена многих из них за годы советской власти забыты. О них знал лишь небольшой круг специалистов. Настало время высвобождения их имён из забвения. Небезынтересно знать и о том, кем стали первопроходцы краеведения, какой вклад они внесли в развитие науки и культуры.

Рассмотрим имена тех людей, которые состоялись как учёные, исследователи, общественные деятели, но начинали свою деятельность с изучения края. Они ходили из деревни в деревню, собирая по крупицам золотую россыпь народной мудрости; наблюдали и описывали народные обычаи, свадьбы, обряды, пословицы, приметы, поговорки, загадки, присловья, песни, былички, былины; отыскивали знатоков и хранителей народного творчества, сказителей, песенников, плакальщиц; фиксировали состояние жилищ, улиц, поселений; совершали путешествия по необозримым просторам России, беседуя с местными жителями, производя записи и делая зарисовки и фотографии. Они же пришли к необходимости разработки программ исследования и привлечения для реализации этих программ местных корреспондентов. Таким образом, в познании края принимали участие и организаторы во главе с учёными, специалистами различных областей знаний, и непосредственные наблюдатели, живущие в своих селениях, собирающие информацию для научных обществ и краеведческих организаций.

Многие из будущих исследователей начинали изучать народный быт ещё на студенческой скамье. Так известный автор «Поэтических воззрений славян на природу»[11], собиратель русских легенд и сказок Александр Николаевич Афанасьев (1826-1871), будучи студентом Московского университета, публиковал свои статьи по народоведению в «Современнике», «Отечественных записках», «Временнике общества истории и древностей российских», «Архиве историко-юридических сведений», «Известиях Академии наук»  и др. И хотя он не был краеведом в полном смысле этого слова, его исследования свидетельствуют о пристальном внимании к национальной культуре.

Судьбу преподавателя Олонецкой духовной семинарии Елпидифора Васильевича Барсова (1836-1917) определила встреча со сказителем Павлом Николаевичем Рыбниковым. Описывая крестьянский быт, записывая песни, причитания, поверья северного края, Е. В. Барсов открыл миру  знаменитую сказительницу, исполнительницу русских народных песен и причитаний Ирину Андреевну Федосову (1831-1899). Позднее он получит золотую медаль ИРГО за публикацию причитаний Русского северного края[12] и станет библиотекарем Чертковской библиотеки, хранителем Дашковского этнографического музея. Он собрал коллекцию рукописей (2728 ед.), в том числе старообрядческих (около 1000) и по истории раскола (около 500)[13].

Исследователь русского народного творчества, славист и издатель произведений народного творчества Пётр Алексеевич Бессонов (1828-1898), прежде чем стать преподавателем славянской философии в Харьковском университете, был известным по своим публикациям. Он работал в комиссии печатания и государственных грамот, затем заведующим Виленским музеем, публичной библиотекой и директором Виленской классической гимназии.

Исследователь древнерусского и византийского искусства, академик Фёдор Иванович Буслаев (1818-1897)[14] начал изучать народную культуру, работая преподавателем русского языка в Московской гимназии. Печатался в «Москвитянине», состоял членом Общества любителей русской словесности и Общества древнерусского искусства. В каталог его рукописного собрания вошло 150 памятников-манускриптов. 98 книг он передал Императорской публичной библиотеке, отдельные рукописи – Румянцевскому и Московскому публичным музеям.

Нашему современнику Василий Васильевич Верещагин (1842-1904) известен как художник. Но мало кто знает, что он был собирателем памятников народного быта и декоративно-прикладного искусства.

Небольшому кругу общественности известна и деятельность княгини Зинаиды Александровны Волконской (1792-1867), которая была автором поэтических и музыкальных сочинений, коллекционировала памятники истории искусства, мечтала создать музей и опубликовала его проект ещё в 1831 году в журнале «Телескоп». Как деятель искусства она организовала в Москве художественный салон, а в Париже – оперную труппу. Как писатель, подготовила исследование «Славянская картина», как общественный деятель, состояла членом  Общества изучения русской словесности.

Известностью и большой популярностью в России пользовался и пользуется Владимир Иванович Даль (1801-1872). Бытописатели конца XIX века называли его кладоискателем живого русского языка[15]. Призвание своё он обрёл не сразу, хотя собирать народную мудрость начал с 18 лет и печатался в «Московском телеграфе». Высшего образования В. И. Даль так и не получил, обучаясь вначале в Московском кадетском корпусе, а потом на медицинском факультете Дерптского университета, занятия в котором прекратил в связи с вступление в действующую армию во время Русско-турецкой войны. Сегодня каждый исследователь русской культуры обращается к наследию В. И. Даля, его «Словарю живого великорусского языка» и пословицам, коих он собрал около 72 тысяч.

Известным этнографом, неутомимым собирателем коллекций по истории русского быта и портретов русских деятелей, основателем Этнографического музея был Василий Андреевич Дашков (1819-1996). Родившись в семье Рязанского вице-губернатора и окончив Олонецкую гимназию в Петрозаводске, он объездил всю Олонецкую губернию. В 1842 году издал описание Олонецкой губернии. Позднее был членом многих комиссий и обществ, в том числе МАО. В 1867 году по его предложению в Москве была организована Всероссийская этнографическая выставка, где экспонировалась его личная коллекция (сарафаны, понёвы, обувь, головные уборы и др.). Зрителям было представлено около 450 народных костюмов, 1200 предметов домашнего быта, 300 манекенов и проч. Всё это составило основу Дашковского этнографического музея, созданного как отделение Московского публичного и Румянцевского музея, а сам В. А. Дашков стал директором своего детища. В музее экспонировалось до 500 народных костюмов, представленных в живых сценах народного быта. К сожалению, в 1920 году коллекция распалась, но значительная её часть сохранилась в нынешнем Российском этнографическом музее в Санкт-Петербурге.

Долгое время оставался в забвении каргопольский краевед Карп Андреевич Докучаев-Басков (1849-1922). Его имя научная общественность узнала из публикаций современных исследователей Каргополья[16]. Крестьянский сын, сельский учитель посвятил свою жизнь исследованию Олонецкой губернии и Каргопольского уезда. Он изучал историю старообрядчества, монастырскую жизнь, беличий промысел. Публиковался в научных и краеведческих изданиях и даже был представлен к Уваровской премии. Собранные им коллекции хранятся ныне в Российском этнографическом музее. Родному Каргополю он передал основную свою коллекцию, на основе которой в 1919 году был создан ныне широко известный Каргопольский музей[17]. Его сын, Философ Карпович, пошёл по стопам отца и написал книгу о Каргополе[18].

Мало известным остаётся и имя Алексея Сергеевича Ермолова, вероятно, по причине того, что он был в царское время министром земледелия, и в советское время его не упоминали. Он коллекционировал пословицы, поговорки и приметы. В отличие от других высокопоставленных чиновников, А. С. Ермолов понимал важность и значение народного творчества, а потому и создал группу людей, с помощью которых подготовил и опубликовал замечательную книгу о сельскохозяйственной мудрости крестьян[19].

В отличие от малоизвестного А. С. Ермолова, широко известен Иван Егорович Забелин (1820-1909), один из основателей и фактически руководителем Российского исторического музея (ныне ГИМ). Он был активным членом Императорской архивной комиссии. С 1889 года возглавлял Общество истории и древностей российских. Ныне ГИМ проводит регулярные научные Забелинские чтения с последующей публикацией их материалов[20].

Хорошо известно и имя историка и этнографа, диалектолога и лингвиста, знатока духовной и материальной культуры Дмитрия Константиновича Зеленина (1878-1954). Всесторонне изучив Вятский край, он написал несколько теоретических работ в серии «Традиционная духовная культура славян»[21].

Если Д. К. Зеленина знают многие исследователи русской традиционной культуры, то имя Фёдора Михайловича Истомина, родившегося в 1856 году, малоизвестно. А ведь он, в отличие от многих, изучал быт русского народа, можно сказать, профессионально, будучи секретарём этнографического отдела ИРГО и участником этнографических экспедиций. Был он и секретарём песенной комиссии, созданной по инициативе знатока русского народного слова Т. И. Филиппова.

Историки культуры России чаще вспоминают имя основателя славянофильства Ивана Васильевича Киреевского (1806-1856), нежели его брата, археографа и публициста, славянофила Петра Васильевича Киреевского (1808-1856). И напрасно. П. В. Киреевский был неутомимым собирателем русских народных песен и духовных стихов. В течение 25 лет он готовил к изданию собрание народных песен, опубликованное только после его смерти. «Песни, собранные Киреевским» включают тысячи текстов, в составе которых исторические, лирические песни, былины.

Из деревни в деревню, по городам и весям, пешком и на подводах исколесил матушку Россию выходец из бедной крестьянской семьи, внебрачный дворянский сын Аполлон Аполлонович Коринфский (1868-1937). Отец позаботился о его образовании и дал ему этакое своеобычное имя. А. А. Коринфский стал известным бытописателем и народоведом, издавшим более 30 книг, самой популярной из которых стала «Народная Русь»[22]. Он непосредственно наблюдал трудовую жизнь крестьян, бывал на пристанях и ярмарках, посещал престольные праздники, беседовал с селянами в их избах, записывал блистательные пословицы, поговорки, загадки, легенды присловья. В то же время он поведал миру о других исследователях народной мудрости, в частности, редактируя журнал «Север» (1896-1899).

Не менее известным является исследователь народного быта Сергей Васильевич Максимов (1831-1901). Он родился в семье почтмейстера, образование получил в Костромской гимназии, Московском университете и Петербургской медико-хирургической академии. С 1883 года сотрудничал в журнале «Библиотека для чтения». Поняв недостаток знания народной жизни, в 1855 году он ушёл «в народ», исколесил вдоль и поперёк Владимирскую, Нижегородскую, Вятскую губернии, результатом чего стала его книга «Лесная глушь». Он был участником экспедиции по Русскому Северу. Вышедшая затем книга «Год на Севере» выдержала несколько изданий. Он тесно сотрудничал с ИРГО. После путешествия по Сибири издал новые книги: «Сибирь и каторга» и «Бродячая Русь». С. В. Максимов изучал нищую Русь, жизнь старообрядцев, собирал крылатые слова, исследовал обряды, поверья, народные праздники, что и было отражено в его очередной книге[23].

Русским народоведом называли уже упомянутого Павла Николаевича Рыбникова (1831-1885). Выпускник историко-филологического факультета Московского университета стал не только собирателем песен, былин, сказаний, но и организатором изучения Олонецкого края, будучи секретарём Олонецкого губернского статистического комитета. Как учёный он систематизировал записи и наблюдения, в частности, изучая особенности русской речи. «Песни, собранные П. Н. Рыбниковым» включают свыше 200 былин, исторических песен и других произведение русского народного творчества, записанных в Прионежье.

Одним из отцов русской этнографии называют Ивана Петровича Сахарова (1807-1863), хотя по образованию он был врачом и работал в Московской городской клинике. Как личность И. П. Сахаров состоялся не на медицинском поприще, а в деле изучения русской народной культуры. Он состоял членом ИРГО, МАО, а также членом-корреспондентом Петербургской АН. Им написано несколько книг, в том числе «Путешествия русских людей в чужие земли», «Песни русского народа», «Русские народные сказки», а также «Сказания русского народа»[24].

Известным народоведом и знатоком русских древностей был профессор Московского университета Иван Михайлович Снегирёв (1793-1868). Его труды значительно обогатили науку о русском народе. Он писал о русских народных праздниках и суевериях, памятниках русской древности, русских народных пословицах и т.д.

В 2004 году широкой общественности стало известно забытое имя Леонида Ивановича Софийского (1877-1933), когда была переиздана[25], опубликованная им в 1912 году книга о городе Опочке Псковской области. Он родился в семье священника в Костромской губернии. По окончании Костромской духовной семинарии поступил в Московскую духовную академию и закончил её кандидатом богословия. Однако священником он не стал. Работал в разных местах чиновником различных ведомств. И всюду занимался изучением тех мест, где проживал. В Вятке он организовал Губернскую учёную архивную комиссию, в Трудах которой публиковались его работы. В Опочке Псковской области по просьбе Опоческого общества сельского хозяйства он подготовил упомянутую выше книгу к 500-летию уездного города. Там же он был принят членом-сотрудником Псковского археологического общества (ПАО), в Трудах которого он постоянно печатался, в том числе и по опубликованию дневников купеческого сына Лапина и купца Лобкова. Древлехранилище Псковского музея-заповедника имеет фонд Софийского. По служебному переводу он работал в Риге, Москве и снова в Вятке, где его в 1920 году избрали председателем Вятского исторического общества. В 1923 году он принимал участие в Вятском областном краеведческом съезде. В Вятке активно сотрудничал с журналом «Вятская жизнь», где среди других работ опубликовал статью «Вятская учёная архивная комиссия».

Неоценимый вклад в изучении культуры и быта русского народа внёс князь Вячеслав Николаевич Тенишев (1844-1903). Он основал Этнографическое бюро и разработал обширную и разностороннюю программу обследования русской деревни[26]. Эта программа и сегодня не утратила своей актуальности. К сожалению, многим краеведам она мало известна, хотя могла бы служить руководством для изучения края. Собранная Этнографическим бюро информация в сообщениях местных корреспондентов – неоценимый источник по изучению жизни русской деревни[27].

Подвижником в изучении русской культуры был Павел Васильевич Шейн (1826-1900). Выходец из бедной семьи, инвалид с детства, он, передвигаясь на костылях, совершил путешествия в Симбирскую, Калужскую, Московскую, Тверскую, Тульскую и другие губернии, изучил Северо-Западный край. Обойдя почти всю Центральную Россию и Белоруссию, он подготовил «Материалы для изучения быта и языка русского населения Северо-Западного края», «Белорусские народные песни» и два тома получившей широкую известность книги «Великорус в своих песнях, обрядах, обычаях, верованиях, сказках и легендах»[28].

Под видом офени ходил «в народ» для изучения быта народов Северного Поволжья собиратель памятников устного народного творчества, сын отставного офицера и крестьянки, выпускник математического факультета Московского университета Павел Иванович Якушкин (1820-1872). Его материалы печатались в «Отечественных записках», «Летописи русской литературы и искусства», в сборнике «Утро» и др. Итогом его народоведческой деятельности стало собрание сочинений, изданное в 1870-е годы, а также путевые письма, рассказы и сборники песен[29].

Можно назвать ещё несколько имён народоведов. Это автор книги об обычаях, обрядах, преданиях, суевериях и поэзии русского народа М. Забылин[30]; автор работ по истории словесности А. А. Потебня[31]; исследователь аграрных праздников В. Я. Пропп[32]; исследователь крестьянской артели и автор Словаря Олонецкого областного наречия Г. И. Куликовский[33], исследователь народного быта И. Прыжов[34]; этнограф и путешественник Н. А. Иваницкий[35], автор многотомного труда А. В. Терещенко[36] и многие другие. Это исследователь старообрядчества на Ветке И. С. Абрамов, автор работ о крестьянском хозяйстве в Поволжье В. Бирюкович, активный деятель МАО Н. И. Веселовский, исследователь семейной жизни М. О. Горчаков, автор этнографически очерков о Сибири С. М. Гуляев, исследователь кружевного промысла в Рязанской губернии С. Давыдов, исследователь крестьянской свадьбы в Тамбовской губернии А. П. Звонков, фольклорист М. Н. Макаров, исследователь поволжского старообрядчества и писатель П. И. Мельников (Печерский), исследователь екатеринбургского раскольнического общества Н. И. Надеждин, собиратель северных былин и народных драм Н. Е. Онучков, составитель народного календаря тобольского края Н. Л. Скалозубов, автор исторического обозрения Сибири и основатель краеведческого музея в Тюмени П. А. Словцов, исследователь мирского передела земли на Русском Севере А. А. Шустиков, этнограф Н. М. Ядринцев и др.

Стараниями этих людей, их единомышленников и на основе собранных ими коллекций повсеместно открывались музеи. Назовём лишь некоторые: Общественный музей древностей Екатеринославской губернии (1849), Уральский войсковой и естественно-исторический музей (1859), Зоологический сельскохозяйственный и кустарный музей Бесарабского земства (1859), Ярославский естественно-исторический музей (1864), Тверской историко-краеведческий музей (1866), Харьковский городской промышленно-художественный музей (1866), Могилёвский церковно-археологический музей (1867), Карельский музей в Петрозаводске (1871), Львовский музей художественных промыслов (1874), Минусинский музей с минералогическими коллекциями его основателя Н. М. Мартьянова (1877), Омский музей (1879), Тамбовский музей (1879), Кубанский войсковой историко-этнографический музей (1879), Музей археологии и этнографии Сибири в Томске (1882), Семипалатинский музей с коллекциями местного отделения ИРГО (1883), Донской музей в Новочеркасске (1884), Нерчинский публичный музей (1886), Кяхтинский музей при отделении ИРГО (1890), Приморский музей с коллекциями В. К. Арсеньева (1890), Пермский научно-промышленный музей (1890), Музей древностей в Угличе (1892), Музей при Ялтинском горном клубе (1892), Череповецкий музей местного края (1895), Читинский музей с коллекциями учёных-краеведов Г. А. Стукова и В. И. Союзова (1895), Историко-археологический музей Симбирской учёной архивной комиссии (1895), Воронежский музей (1896), Чердынский музей им. А. С. Пушкина (1899), Музей украинских древностей В. В. Татариновского в Чернигове (1902), Ставропольский краевой музей (1904), Хмельницкий музей пчеловодства (1909), Вологодский музей (1909), музей местной фауны в Вытегре Вологодской губернии (1910), Музей промышленности и искусства в Иванове (1915), Тюменский краеведческий музей (1915), Музей северодвинской культуры в Великом Устюге (1918) и многие другие.

В начале ХХ века активные исследования в области местной истории вело Вологодское общество изучения Северного края (ВОИСК), созданное в 1909 году. В «Записках ВОИСК» мы найдём кладезь мудрости северного крестьянства, описание народных промыслов, занятий местного населения, особенностей духовной культуры. С деятельностью Общества связаны имена Н. П. Анучина и М. Б. Едемского. Здесь работали И. Н. Суворов и А. А. Веселовский. Глубокие и обширные исследования по вологодскому говору оставил П. А. Дилакторскицй. В Тотьме неутомимые исследователи памятников народной культуры Н. А. Черницын и Д. А. Григоров открыли в 1915 году отделение ВОИСК и библиотеку при нём. Именно здесь, в Тотемском музее, в 1980-е годы был обнаружен хранившийся с давних пор дневник крестьянина А. А. Замараева (опубликован дважды[37]). Здесь работал исследователь Н. В. Ильинский, написавший несколько работ в серии «Очерки Вологодского края» и опубликовавший свою работу по родиноведению[38].

В 1920-е годы направление краеведческой работы изменилось. Правда, некоторые учёные, в том числе С. О. Шмидт, называли это период «золотым десятилетием советского краеведения»[39], с чем, конечно, нельзя согласиться. Во-первых, краеведением занимались исследователи ещё старой «царской» школы. Их советскими никак назвать нельзя. Во-вторых, основным направлением исследований было изучение производительных сил края, и по этой теме проводились региональные конференции. В 1924 году краеведы отмечали, что этнография, изучение народной культуры стало забытым направлением краеведения. В-третьих, в 1928 году на краеведов обрушились репрессии, и краеведение стало принимать классовый и партийный характер. «Золотого» выхода в краеведческих исследованиях не получилось, хотя активизация краеведческого движения наблюдалась повсеместно.

Подвижникам изучения традиционной культуры приходилось работать в довольно сложных условиях идеологического прессинга. Те, кто получил образование в дореволюционных гимназиях и университетах, кто сформировался как учёный до 1917 года, продолжали ревностно служить делу изучения родного края. В Устюженском музее Вологодской области хранятся записи устного народного творчества, зафиксированные в 1920- годы. Этот период обогатился работами учёных, которые находили отдушину в краеведении, ибо их научный потенциал часто оказывался невостребованным. Учёные возглавили краеведческое движение. Было создано Центральное бюро краеведения (ЦБК), издавались журналы «Известия Центрального бюро краеведения» и «Краеведение». Общество «Старая Москва» издавало журнал «Московский краевед». Издавался «Казанский вестник» и другие журналы. Местные краеведы продолжали издавать свои Труды. Можно согласиться с мнением Т. О. Размустовой, что 1920-е годы называются периодом академического краеведения, в отличие от предыдущего – любительского[40]. Однако «любительское» дореволюционное краеведение по своему содержанию и глубине исследований порой превосходило «академическое» краеведение. Именно в любительском краеведении появились настоящие исследователи, изучавшие быт и нравы, хозяйство и верования, праздники и обряды. Они собрали ценнейшие коллекции материальной культуры, опубликовали свои исследования в журналах и монографиях, ставшие предметом внимания мировой науки, открыли доселе существующие музеи. Всего этого в «академическом» краеведении не проявилось.

Если говорить о проблемах в краеведении, то они были всегда, только разного уровня. Но до революции они разрешались, и краеведение развивалось по нарастающей вплоть до конца 1920-х годов. При советской власти, да и в постсоветский период, сформировалась ситуация, в результате которой краеведение во многом деградировало.

С 1920-х годов краеведение (как и музеи в целом) стало превращаться в инструмент государственной политики. Краеведы оказались не вольны определять тематику своих исследований по своему интересу, по зову своей души. Конечно, у кого-то и совпадал интерес, скажем, в деле изучения производительных сил края или революционной деятельности большевиков, и кто-то с увлечением работал в этом направлении. Но общая тенденция, заданность тематики не могла всех удовлетворить. К 1928 году уже были выработаны принципы советского краеведения, главными из которых были партийность и классовость. Классовый подход к краеведению не способствовал его развитию, ограничивал направления изучения края. Из поля зрения краеведов стали выпадать этнография, собственно местная культура, архитектура, памятники древности, верования, нравы, обычаи и т.д. Изучать надлежало историю коммунистической партии, революционное движение, но только в одностороннем порядке – деятельность большевиков, трудовые подвиги рабочих и крестьян. Мещанство, духовенство, купечество, дворянство; история белого движения, садово-парковое искусство, дворянские усадьбы ‑ всё это предавалось забвению.

В 1960-1970-х годах, когда в Советском Союзе наблюдался массовый подъём краеведения и повсюду создавались общественные музеи, тематика исследований продолжала оставаться однобокой при, казалось бы, разных направлениях. Эта однобокость заключалась в том, что изучались, например, в истории только слава, только подвиги, только героизм, только трудовые достижения, которые совершались под непременным руководством коммунистической партии.

Массовое краеведческое движение 1970-1980-х годов проходило как Всесоюзный поход комсомольцев и молодёжи. Вначале этот поход назывался «По местам революционной, боевой и трудовой славы», затем – «По местам революционной, боевой и трудовой славы советского народа», а потом «По местам революционной, боевой и трудовой славы Коммунистической партии и советского народа». В рамках похода проходила всесоюзная туристко-краеведческая экспедиция пионеров и школьников «Моя Родина – СССР». Повсеместно создавались музеи на общественных началах. То есть артельный дух народа сохранялся. Но это были не просто краеведческие музеи, а музеи революционной, боевой, комсомольской славы. На предприятиях – музеи трудовой славы. При этом, прежде всего, изучалась жизнь и деятельность соратников В. И. Ленина, генералов и адмиралов, подвиги героев-орденоносцев, Героев Советского Союза, доблесть Героев Социалистического труда, достижения ударников коммунистического труда, заслуги делегатов съездов и т.д. Простой солдат, связист, шофёр, санитарка, колхозница, рабочий привлекали внимание краеведов лишь в том случае, если они, опять-таки, совершали какие-либо подвиги, награждались правительственными наградами и т.д. Повседневная история не была сферой интересов краеведов. Как социальное явление, жизнь и быт различных слоёв населения, практически не изучались. У молодых исследователей на основе источниковой базы, сформированной в результате такого изучения края, складывалось превратное впечатление о советской эпохе, которую представляют, якобы, одни генералы и адмиралы, делегаты и депутаты, герои войны и труда. Как будто в советское время и не было иных людей и иных событий.

Эта тенденциозность характерна и для постсоветского времени. Полного освобождения от идеологического воздействия ещё не произошло, а в некоторых случаях оно ещё усилилось. Только идеологическая направленность стала обратной. Всё, что прославлялось ранее, стало разоблачаться, причём в негативных тонах. То, что ранее осуждалось, стало прославляться. Сменилась и тематика. Многие краеведы начали заниматься изучением дворянства, духовенства, купечества, но напрочь стали забывать о существовании колхозов и заводов, рабочего класса и крестьянства, пионерии и комсомола. Словно этих понятий и не было в нашей истории. Краеведы сами раскачивают корабль краеведения. То на один борт все собираются, то на другой. То один берег изучают, то другой, забывая при этом про фарватер. Потому и корабль постоянно наталкивается на мели.

Характеризуя краеведческое движение и оценивая его достижения, современные историки краеведения порой допускают некоторую идеализацию деятельности краеведческих организаций. Так, например, доктор исторических наук Т. Д. Рюмина о краеведении 1920-х годов пишет: «Краеведение с успехом реализовало все свойственные ему функции… социальный состав его участников беспрецедентно расширился – от школьников до академиков, от домохозяек до военных»[41]. С этим утверждением согласиться нельзя полностью. Во-первых, потому, что сузилась, как уже отмечалось, тематика исследований, а во-вторых, к краеведению ограничивался доступ купечеству, дворянству, прочим «элементам» бывших эксплуататорских классов. Если до революции при храмах создавались музеи как древлехранилища, то советская власть отстранила духовенство от социальной жизни. В фонде СДОИМК Великоустюжского музея хранятся делопроизводственные документы, которые буквально испещрены запретительными фразами в адрес организаторов и участников как собирательской работы, так и краеведческих конференций. Тематика краеведческих докладов допускалась только после проверки органами власти. Сборники трудов выходили после рецензирования порой вовсе не компетентными людьми. В Тотьме, например, была запрещена к выпуску книга местного краеведа Д. А. Григорова «История Тотемского края» только лишь потому, что в ней много внимания уделялось описанию местных церквей.

Вероятно, идиллическое представление о краеведении складывается под влиянием общеидеологической направленности и при исследовании отдельно взятого региона. Безусловно, работы историков краеведения С. Б. Филимонова и Е. А. Флеймана обогатили наше представление о краеведении 1920-х годов. Но это не даёт нам основания принижать значение краеведения предшествующего времени. Оно хоть и было «любительским», но по своему значению и результативности во многом превосходит краеведение «академическое». Вероятно, «академическим» краеведение 1920-х годов стало лишь потому, что их возглавляли академики (заметим в скобках – состоявшиеся как учёные ещё в дореволюционное время), что оно приняло организованные формы и выстраивалось в систему. Но система-то выстраивалась под советскую идеологию и лишала возможности настоящего творчества. Если уж говорить о самих краеведческих исследованиях «беспрецедентного» состава участников краеведческого движения (школьников, домохозяек, военных) – были ли они на самом деле «академическими»? Можно ли поставить советских краеведов в один ряд с краеведами XIX века, о которых говорилось выше? Появились ли такие «любительские» исследования, авторами которых были А. Н. Афанасьев, Е. В. Барсов, Ф. И. Буслаев, В. И. Даль, В. А. Дашков, К. А. Докучаев-Басков, А. С. Ермолов, М. Забылин, Д. К. Зеленин, С. В. Максимов, П. В. Киреевский, А. А. Коринфский, Г. И. Куликовский, П. Н. Рыбников, Л. И. Софийский, П. В. Шейн, П. И. Якушкин? Какие музеи, созданные краеведами в 1920-е годы, сохранились до наших дней? Вопросы эти не для праздного рассуждения, а для побуждения дальнейшего познания краеведения как социального явления.

Столь же осторожно следовало бы подходить и к оценке современного состояния краеведения. Многие историки краеведения поспешили заявить о возрождении краеведения, имея ввиду, что возрождать надо «золотое десятилетие», но забывая при всём при том, что это было советское краеведение. Не находимся ли мы в состоянии некоей эйфории? Не выдаём ли желаемое за действительное? Не торопимся ли мы говорить о возрождении краеведения? Есть ли у нас для этого основания? Пожалуй, можно говорить о путях развития краеведения, о его проявлениях в разные времена. Возрождать ушедшее вряд ли есть смысл. Знать и учитывать опыт краеведов – да, необходимо. И развивать, а не возрождать.

О развитии краеведения в наши дни говорить можно. Но опять-таки осторожно. С одной стороны, об этом свидетельствуют и научные конференции, и издающиеся сборники, и внедрение краеведения в школьные программы… Но с другой стороны, возникают явления, вызывающие озабоченность. Это продолжающийся дилетантизм, о недопустимости которого неоднократно говорил председатель Союза краеведов России С. О. Шмидт. В краеведческих исследованиях наличествует плагиат. Авторы порой за открытие выдают сведения, почерпнутые из дореволюционных публикаций. Создаются так называемые учебники по краеведению, которые, по сути дела, являются не учебниками, а очерками по истории края. Нужны не учебники, а методические рекомендации, учебные пособия по конкретным направлениям краеведческих исследований. Нужны советы, каким образом разработанные наукой методики (в истории, этнологии, литературы, географии, архитектуры т т.д.) применять в краеведении. К сожалению, мы забываем имена наших предшественников и их опыт работы, игнорируем результаты проведённых ранее краеведческих исследований, а также увлекаемся разоблачительством всего того глубокого исследования, что было при советской власти.

Опасно и признавать современное краеведение массовой наукой. Массовой наука не может быть. Наука удел особо одарённых, талантливых, творческих людей. Другое дело – популяризация краеведческих знаний должна быть привлекательна для самых широких слоёв населения. В последние годы деятели от краеведения стали внедрять неудобоваримую терминологию типа: «национально-региональный компонент», «региональный патриотизм», «классное» и «внеклассное» краеведение в школе, «государственный стандарт» в краеведении, «архивное краеведение», «музейное краеведение», «биографическо-генеалогическое краеведение», «краеведческая структура» и прочая, и прочая

В прошлые годы советская власть пыталась управлять краеведческим движением, стремясь воспитывать молодое поколение в духе патриотизма. Цель была благородная. Но публиковать можно было дозволенное. Ныне можно опубликовать всё, что угодно, были бы деньги. Но поскольку краеведы люди безденежные, то и публиковать результаты своих исследований они не могут. В этих условиях руководители местных администраций используют краеведческое движение в своих карьеристких устремлениях для повышения своего имиджа. Они находят средства для издания краеведческих работ, но при непременном помещении их портретов и вступительных статей, которые за них пишут верноподданые краеведы.

С одной стороны, хорошо. Краеведы пишут. Администрация находит деньги на издание. Казалось бы, не следует расстраиваться тем, что труд краеведов используется в корыстных целях. Книга-то вышла, и её читают. Всё так, если бы не принижалась роль самих исследователей.

В городе Солнечногорске Московской области на средства местной администрации была издана «Книга памяти Солнечногорского района». Получилось хорошее издание, в котором, кроме списков имён погибших, помещены очерки о военных событиях 1941 года. Престиж администрации сразу высоко поднялся, и заведующий отделом культуры, положение которого было шаткое, остался на своём месте. Когда к нему обратились краеведы с просьбой об издании сборника авторских статей «Солнечногорье», он снова нашёл средства для издания книги. Всё бы хорошо было, если бы не одно обстоятельство. Она вышла под редакцией заведующего отделом культуры, а имена более чем двадцати краеведов с авторских статей были сняты. Авторы названы лишь в предисловии без указания, какие статьи ими написаны. Из авторских статей сняты и примечания. Источники и литература помещены общим списком в конце сборника без ссылок. Получается, что книгу подготовили не краеведы, а чиновник, использовавший факт выхода книги под его редакцией в своей предвыборной компании.

Пример другого рода. В Зеленограде, что является составной частью Москвы, большую активность проявляет журналист-краевед И. Ф. Быстров. Он регулярно публикует свои очерки в местной периодической печати. Утверждает, что работает в архивах и даже ссылается на документы. Но интерпретирует факты и события своеобразно. Например, утверждает, что Москва и область созданы по божьему провидению и являет собой образ женщины, где Кремль – голова, реки ‑ это руки, ноги и косы, а сердце – Зеленоград. Этакая смесь языческих и христианский представлений.

Как отмечал А. Куратов, «в условиях постсоветского социума краеведение вышло на позиции демократического обновления. Краеведческие работы используются и в политической борьбе различными, иногда полярными общественными силами. Политики, как правые, так и левые, понимают, что краеведение является школой познания и воспитания»[42], а потому и используют краеведение в своих целях. Отмежёвываясь от каких-либо партийных установок, следует с объективных позиций обратиться к опыту прошлого с тем, чтобы осознать истинное краеведение с целью понимания исторических уроков. «Правдивое краеведение определяет не только характер освоения прошлого, но и способ переустройства настоящего, оно помогает определить конкретные направления движения в будущее, предостерегает от ошибок и интерполяций»[43].

Негативные проявления, конечно же, не могут сдержать поступательное развитие краеведения. Стремление к познанию своего края было и остаётся необходимой духовной потребностью. Реализации этой потребности способствуют многие обстоятельства. Это демократизация страны, освобождение от идеологического воздействия, внимание научных учреждений, проявляющих интерес к исследованиям местных краеведов, возможность публикации исторических очерков, в том числе о провинциальных городах, как например, город Мантурово Костромской области; активная деятельность местных музеев по проведению научных конференций и краеведческих чтений. Это издание своих трудов в таких провинциальных городах как Каргополь, Переяславь-Залесский, Пенза, Пермь, Нижний Новгород.

Подготовкой кадров будущих краеведов-исследователей активно занимается Федеральный центр детско-юношеского туризма и краеведения. Он разрабатывает программы исследований, проводит семинары для учителей, готовит учебные пособия и методические рекомендации. Для школьников организует всероссийские конференции, олимпиады и конкурсы, а также краеведческие смены во всероссийских здравницах «Орлёнок» и «Океан». Всё это даёт хорошие результаты. Многие юные краеведы становятся учёными в различных областях наук.

Опыт отечественного краеведения привлекает внимание и зарубежных учёных. Так, например, Парижский университет Сорбонна в программе изучения русской культуры провёл международные конференции «История и культура Русского Севера» (1998) и «Краеведение в России и пути его развития» (2000) с последующей публикацией материалов в научных сборниках «Славянские тетради»[44].

Мы сегодня имеем пример единения науки и общественного движения, музеев и краеведческих организаций, пример совместной деятельности «академиков» и «любителей». А потому можно надеяться, что нынешний краевед и есть тот самый «ведец», «ведок», знаток края, ведущий за собой остальных, что наше «краеградие» будет действительно «краепытным», изведанным, изученным и осознанным.

 

4.2. Научные общества и музейное дело России

 

В России издавна существовали различные общественные организации и научные общества, деятельность которых так или иначе была связана с музейным делом. Они занимались исследованием истории, культуры, технологии; формировали коллекции, устраивали выставки, создавали музеи, издавали свои журналы и труды по результатам научных исследований, обсуждали научные и организационные вопросы на съездах и конференциях. В состав научных обществ входили государственные деятели, историки, экономисты, географы, путешественники, геологи, археологи, архитекторы, художники, этнографы, фольклористы, коллекционеры, нумизматы, бытописатели, филологи, писатели и т.д.

Вольное экономическое общество (ВЭО) (1765-1915)

Первое в России научное общество, основанное в Санкт-Петербурге. Занималось изучен6ием и популяризацией новых достижений в области культуры, сельскохозяйственного и промышленного производства. Большую роль играли организуемые ВЭО выставки. Издавало научную и научно-популярную литературу, учебные пособия, «Труды ВЭО», ж. «Экономические известия», «Лесной журнал», «Русский пчеловодческий листок», «Почвоведение» и др. Активные деятели ВЭО: А. Т. Болотов, А. М. Бутлеров, Г. Р. Державин, В. В. Докучаев, Д. И. Менделеев, П. П. Семёнов-Тян-Шанский.

Общество истории и древностей Российских при Московском университете (ОИДР) (1804-1929)

Первое научное историческое общество при Московском университете по изучению и публикации исторических документов.

Первый председатель ректор университета  Х. А. Чеботарёв. Члены общества: Н. М. Карамзин, Н. Н. Бантыш-Коменский, А. Ф. Малиновский, К. Ф. Калайдович, А. И. Мусин-Пушкин и др. С 1840-е гг. отмечается активность научной деятельности, когда во главе Общества стояли О. М. Бодянский, И. Д. Беляев, Е. В. Барсов. Сфера деятельности: публикация исторических источников и научных исследований, описание памятников и коллекций, музеография. Сформированы книжные и рукописные коллекции, собрание древностей (археология, нумизматика, этнография). В Минц-кабинете к 1895 г. насчитывалось 8 тыс. предметов.

ОИДР является примером в области изучения и собирания историко-культурного наследия. Заложены основы научного описания, систематизации, популяризации культурного наследия, принципы формирования научных коллекций и организации выставок.

Издания: «Русский исторический сборник» (1837-1844) ‑ 7 томов, «Чтения в Обществе истории и древностей российских» (1846-1918, с перерывами) ‑ 264 книги, «Временник Императорского Московского общества истории и древностей российских» (1849-1857) ‑ 25 книг, «Записки и труды ОИДР» (1815-1837) ­ 8  частей.

Румянцевский музей (1831-1924)

Изначально кружок графа Н. П. Румянцева (1810-1920-е), в который входили историки, археографы, коллекционеры. Сфера деятельности: обирание, изучение и публикация историко-культурного наследия.

Созданный в 1831 г. Н. П. Румянцевым музей (общественное научное заведение) передан по завещанию в ведение Министерства народного просвещения и открыт в петербургском дворце Н. П. Румянцева. Музей представлял собой обширное собрание живописи, графики, скульптуры, нумизматики, минералогии, этнографии, археологии. В его составе научная библиотека и собрание рукописей. В 1861 г. музей переведён в Москву. При объединении с коллекциями Московского университета получил название Московский публичный музеум и Румянцевский музеум. В 1862 г. утверждено Положение о Московском публичном музеуме и Румянцевском музеуме с резолюцией императора: «Утверждаю в виде опыта на три года». Сотрудники музея занимались составлением и продолжением систематических каталогов в библиотеке, научным определением предметов. В 1920-е гг. музей расформирован, коллекции распределены между различными музеями. Наследие Румянцевского музея стало основой для Государственной библиотеки им. В. И. Ленина, ныне Российской государственной библиотеки.

Императорское Русское Археологическое общество (1846-1924). Изначально Археологическо-нумизматическоe обществo.

Основано в Санкт-Петербурге при содействии и поддержке президента Академии художеств Максимилиана Лейхтенбергского (ставшего также первым президентом общества). По его смерти в 1852 году председателем стал великий князь Константин Николаевича. Целью Общества было изучение классической археологии и нумизматики новейших времён Запада и Востока. Первый том «Записок» вышел в 1849 году. В 1924 году общество вошло в состав Академии истории материальной культуры.

Московское археологическое общество (МАО) (1864-1923), с 1881 года — Императорское Московское археологическое общество.

Общество занималось изучением археологии, истории и культуры России. Организаторы и руководители общества: С. Г. Строганов (меценат), граф А. С. Уваров, графиня П. С. Уварова, Э. В. Готье-Дюфайе, А. М. Васнецов, Д. Н. Анучин, В. К. Трутовский. Члены общества также занимались нумизматикой, реставрацией и охраной памятников старины, вели издательскую деятельность. Публичные заседания Общества проходили в Москве в доме 1/7 по Малой Дмитровке. В период с 1869 по 1911 год общество проводило археологические съезды на которых на всеобщее обозрение выставлялись вновь открытые памятники старины. При обществе существовали комиссии: по сохранению памятников (с 1876), восточная (с 1887), славянская (с 1892), археологическая (с 1896), по изучению старой Москвы (с 1909). Членами Общества были А. В. Брыкин, К. К. Герц, А. А. Гатцук, С. В. Ешевский, Д. П. Исаенко, Н. Н. Львов, П. И. Севастьянов, Д. П. Сонцов, Ю. Д. Филимонов, П. А. Хвощинский, Р. И. Губерт. В разное время членами МАО состояли: А. И. Артемьев, И. Н. Бороздин, В. А. Городцов, И. Е. Забелин, В. О. Ключевский, Н. И. Костомаров, В. Н. Крейтон, С. М. Соловьёв, Ф. Ф. Горностаев, А. Ф. Вельтман, И. П. Машков, А. Ф. Лихачёв, Н. К. Богушевский, Д. О. Шеппинг, Д. Ф. Щеглов и другие.

Комиссия «Старая Москва» (с 1909).

Председатель П. С. Уварова. После того, как советское государство взяло на себя охрану памятников государство, деятельность «Старой Москвы» после революции стала основной для всего МАО. На заседаниях комиссии читались доклады, её члены занималась выявлением и охраной памятников, проводились выставки и экскурсии, издавались сборники «Московский краевед» и др. В июне 1923 года Московское археологическое общество и его комиссии, кроме Комиссии по изучению старой Москвы, были закрыты. «Старая Москва» просуществовала до февраля 1930 года. В 1990 году деятельность Комиссии по изучению старой Москвы была возрождена на базе Государственной Публичной Исторической библиотеки. Её председателем стал известный писатель-москвовед В. Б. Муравьёв, секретарём ‑ А. М. Коротеева.

Издания МАО:

Археологические известия и заметки. Москва, 1893-1900. Т. I-VII; Археологический вестник. М., 1867-1868. Т. 1-6; «Древности». Труды Московского археологического общества. М., 1865-1917. Т. 1-25; «Древности». Труды Восточной комиссии. М., 1889-1915. Т. 1-5; «Древности». Труды Славянской комиссии. М., 1886-1911. Т. 1-5; «Древности». Труды Археографической комиссии. М., 1898-1913. Т. 1-3; Труды Комиссии по сохранению древних памятников. М., 1907-1915. Т. 1-6; Древности». Археологическая комиссия. М., 1899-1913; «Старая Москва: Труды комиссии по изучению старой Москвы». М., 1912-1914. Вып. 1-2; Материалы по археологии Кавказа, собранные экспедициями Императорского Московского Археологического Общества, снаряженными на Высочайше дарованные средства. М., 1888-1916. Вып. 1-12; Материалы по археологии Восточных губерний России, собранные и изданные Императорским Московским Археологическим Обществом на Высочайше дарованные средства. М., 1893-1899. Вып. 1-3.

Археографическая комиссия (с 1834).

Учреждение в Российской империи, затем в СССР и РФ, целенаправленно занимавшиеся научным описанием и изданием письменных исторических источников. Открыта при департаменте народного просвещения в Санкт-Петербурге под председательством П. А. Ширинского-Шихматова. Члены комиссии: Я. И. Бередников, К. С. Сербинович, П. М. Строев (фактический руководитель), Н. Г. Устрялов. Основным печатным изданием была «Летопись занятий Археографической комиссии». Комиссия продолжила свою деятельность и в советское время. С 1918 года находилась в ведении Наркомпроса РСФСР. В 1922 году переведена в ведение Российской Академии наук. В 1926 году объединена с Постоянной исторической комиссией в Историко-археографическую комиссию при АН СССР. В 1931 году переименована в Историко-археографический институт (ИАИ). В 1936 году на базе ИАИ, Ленинградского отделения Комакадемии и Института книги, документа и письма АН СССР создано Ленинградское отделение Института истории (ныне Санкт-Петербургский институт истории РАН). В 1956 году Археографическая комиссия была воссоздана при Отделении истории АН СССР в Москве. Современная Археографическая комиссия входит в состав Института славяноведения РАН. Издаёт «Археографический ежегодник».

Руководители Археографической комиссии: академик П. А. Ширинский-Шихматов (1837-1850); В. Д. Комовский (1850-1851); академик А. С. Норов (1851-1869); П. А. Муханов (1869-1871); В. П. Титов (1872-1891); академик А. Ф. Бычков (1891-1899); академик Л. Н. Майков (1899-1900); С. Д. Шереметев (1900-1917); академик С. Ф. Платонов (1918-1929); академик Н. П. Лихачёв (1929, и. о.); академик П. Н. Сакулин (1929-1930); академик М. Н. Покровский (1930-1932); член-корр. АН СССР С. Г. Томсинский (1932-1935); академик М. Н. Тихомиров (1956-1965); член-корр. АН СССР В. И. Шунков (1965-1967); д.и.н. С. О. Шмидт (1968-2012); член-корр. РАН С. М. Каштанов (с 2012).

В середине XIX века наряду с Петербургской Императорской Археографической комиссией были созданы Киевская, Виленская и Кавказская (в Тифлисе) археографические комиссии; в 1896 году аналогичная комиссия была образована также при Московском археографическом обществе.

Губернские исторические архивные ученые комиссии (с 1884).

С их появлением изучение краев в России стало более научным и повсеместным. Они занимались поиском архивных документов, созданием музеев и библиотек. Первая губернская архивная комиссия была создана в Твери. К 1900 году она обработала более 70 тысяч архивных дел, собрата библиотеку в 5 тысяч томов, к 1917 году выпустила 152 краеведческих издания. Успешно работали такие комиссии и в других губерниях.

Российское общество туристов (РОТ, 1895).

Создавались туристические общества на местах. Членами их были В. И. Вернадский, П. П. Семенов-Тян-Шанский и другие крупные учёные. Эти общества создавали метеостанции, музеи, экскурсионные бюро. При РОТ была создана комиссия "Образовательные экскурсии для педагогов" и образовано "Общество содействия устройству народных развлечений". Издавался журнал "Русский турист".

Существовали также другие общества:

Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете (ОЛЕАЭ) (1863)

Общество возрождения художественной Руси (1915-1917);

Общество имени А. И. Куинджи, объединяло художников (1909-1931, Петербург);

Общество искусства и литературы (1988, Москва);

Общество любителей российской словесности при Московском университете (1811-1930);

Общество молодых художников (ОБМОХУ) (1919-1922, Москва);

Общество московских художников (1928-1931);

Общество поощрения художеств (1821-1929, Санкт-Петербург-Ленинград);

Общество ревнителей военных знаний (1896-1914);

Общество русских скульпторов (1926-1932, Москва);

Русское антропологическое общество при Санкт-Петербургском университете (1888-1916);

Русское археологическое общество (1846-1924, Санкт-Петербург), с 1924 г. в составе Академии истории материальной культуры;

Русское военно-историческое общество (1907-1914, Санкт-Петербург);

Императорское русское географическое общество при РАН (ИРГО) (основано в 1845 г., в 1938-1992 – Географическое общество СССР);

Русское историческое общество (РИО) (1866-1917, Санкт-Петербург);

Московское архитектурное общество (МАО) (1867-1932)

Русское археологическое общество в Санкт-Петербурге

Московское Археологическое общество

Археографические комиссии

Статистические комитеты

Музыкальное общество «Могучая кучка»

Общество передвижных товарищеских выставок

Научные общества

Общество «Старая Москва»

Общество «Старый Петербург»

Общество бывших политкаторжан и старых большевиков

Общество изучения русской усадьбы

Петербургская археологическая комиссия

Краеведческие общества России.

Создавались во многих городах России. К их числу относятся:

Архангельское общество изучения Русского Севера (АОИРС),

Вологодской общество изучения Северного края (ВОИСК),

Костромское научное общество по изучению местного края (КНОИМК),

Общество изучения Амурского края» (ОИАК),

Общество изучения Олонецкой губернии (ОИОГ),

Общество изучения Московской губернии (области) (ОИМГ),

Общество по изучению местного края в Уфе (ОИМКУ

Пермское общество любителей естествознания (ПОЛЕ),

Северо-Двинское общества изучения местного края (СДОИМК, Великий Устюг),

Уральское общество любителей естествознания (УОЛЕ, Екатеринбург) и многие другие.

Общества по изучению производительных сил края (1920-е).

Большую помощь краеведам оказывали созданные в 1920-х гг. во многих городах комиссии для собирания и изучения материалов по истории революции и РКП (б) (Истпарты).

В 1931 г. создаётся Общество краеведов-марксистов.

Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПиК, с 1965)— добровольная самоуправляемая общественная организация, обладающая полной финансовой самостоятельностью и осуществляющая свою деятельность на большей части территории Российской Федерации. Общество осуществляет деятельность по охране, сбережению, популяризации и использованию историко-культурного наследия России. С 1980 г. ВООПИиК издаёт альманах «Памятники Отечества». Каждый выпуск альманаха посвящен национальной культуре и истории России: «Мир русской усадьбы», «Быль монастырская», «Вера, Надежда, Любовь (женщины России)», «Под Андреевским флагом», «Возрожденные святыни Москвы» и др., серия «Вся Россия» — «Земля Ставропольская», «Колыбель России» (Владимирская область), «Первая столица Сибири» (Тобольск) и др., серия «Музеи России» — «Поленово», «Наследие земли Смоленской» и др.

Союз краеведов России (с 1990)

Содействует развитию краеведения в Российской Федерации, его популяризация, совершенствованию организационных форм и методов осуществления краеведческой деятельности; активизации деятельности краеведческой общественности в области выявления, изучения и сохранения культурного и природного наследия России. В качестве региональных отделений СКР свою деятельность на местах осуществляют Московское краеведческое общество (МКО), Союз краеведов Санкт-Петербурга, Владимирское областное краеведческое общество, Вяземский клуб «Краевед», Галичское краеведческое общество, Можайское краеведческое общество, Ростовское областное «Донской краевед», Туристско-краеведческий клуб «Горизонт» (Ямало-Ненецкого АО), Котласское историко-просветительское общественное движение краеведов «Северное Трёхречье» и др. Организатор и первый председатель Союза краеведов Шмидт Сигурд Оттович.

Общество с ограниченной ответственностью (ООО) «Экокультура» (с 1991).

Осуществляет разработку программ развития музеев и инвестиционных предложений, проводит семинары для научных сотрудников музеев, принимает участие в организации и проведении музейных фестивалей «Интер-музей», организует продвижение музейных проектов. Организатор и руководитель Зайцева Галина Алексеевна.

Политехническая выставка 1872 г. в Москве

Инициатор – Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском госуниверситете с целью создания музея прикладных знаний.

Участники подготовки выставки: Русское техническое общество, Московское общество сельского хозяйства, Русское общество акклиматизации животных и растений, Московское общество распространения технических знаний и др.

1870 – опубликован сборник материалов с определением цели и обоснованием важности проведения выставки.

Приоритеты: связь науки с промышленностью, сельским хозяйством, педагогической и медицинской практикой, «естествознание в самом широком значении» и его популяризация.

Предварительный съезд по устройству первого всероссийского съезда деятелей музеев

Состоялся 27-30 декабря 1912 г. в Российском историческом музее. Присутствовало 100 делегатов от 60 учреждений, в т.ч. 40 музеев:

Новгородское общество любителей древностей (А. И. Анисимов), Музей 1812 года (В. А. Афанасьев, В. А. Петров), Императорское военно-историческое общество (Я. Л. Барсков, Н. М. Печёнкин, С. Р. Языков), Курское епархиальное историко-археологическое общество (Г. И. Булгаков), Курская учёная архивная комиссия (Н. И. Златоверховников), Киевский художественно-промышленный и научный музей им. Императора Николая II (Н. Ф. Беляшевский), Музей местной старины М. Н. Бардыгина в Егорьевске (А. А. Виталь), Императорский Российский исторический музей (М. Э. Воронец, В. А. Городцов, С. С. Игнатов, Н. П. Кашин, Н. Н. Конов, Г. Л. Малицкий, А. В. Орешников, Г. Г. Павлуцкий, М. А. Петровский, Н. Н. Руднев, А. И. Станкевич, И. М. Тарабрин, В. Н. Щепкин), Московский публичный и Румянцевский музей (В. Д. Голицын, С. О. Долгов), Херсонский музей (В. И. Гошкевич), Владимирская архивная учёная комиссия (В. Д. Добронравов), Земский музей при Вятском реальном училище (Н. А. Ефимов), Черниговская учёная архивная комиссия (Е. А. Корноухов), Музей императора Николая I (П. В. Бухарский), музей царевича Димитрия в Угличе (Д. В. Лавров), Императорское Одесское общество истории и древностей (И. А. Линниченко), Таврическая учёная архивная комиссия (Д. А. Марков), Императорское Московское археологическое общество (Н. А. Маркс, графиня П. С. Уварова), Русский музей императора Александра III (Н. М. Могилянский, П. И. Нерадовский), Оренбургская учёная архивная комиссия (П. А. Незнамов), Художественно-промышленный музей императора Александра II при Императорском Строгановском училище (С. В. Новаковский), Воронежский церковно-археологический комитет (Е. М. Овсянников), Воронежская учёная архивная комиссия (Н. Н. Одоевский Маслов), Тверской епархиальный историко-археологический комитет (К. В. Орлов), Морской музей им. Петра Великого (А. А. Попов), Синодальная библиотека (Н. П. Попов), Московская духовная академия (Н. Д. Протасов), Музей старого Петербурга и Комиссия городской старины (В. В. Протопопоы, А. С. Раевский), Архангельский епархиальный церковно-археологический комитет (В. Д. Разумовский), Тверской областной музей (П. П. Распопов), Виленская публичная библиотека и Музей Литовского церковного древлехранилища (П. С. Рыков), Императорский Эрмитаж (Я. И. Смирнов), Тульская палата древностей (В. Д. Сорокоумовский), Артиллерийский исторический музей (Д. П. Струков), Оружейная палата (В. К. Трутовский), Орловская учёная архивная комиссия (В. М. Турчанинов, Л. А. Цуриков), Придворно-Конюшенный музей (А. А. Шильдкнехт), Музей антропологии и этнографии им.  Императора Петра Великого (Л. Я. Штернберг), Саратовская учёная архивная комиссия (С. А. Щеглов) и др., в т.ч. представители полков, министерств и архивов.

Создан подготовительный комитет, председатель князь Н. С. Щербатов по подготовке съезда в 1915 г.

Материалы предварительного съезда по устройству первого всероссийского съезда деятелей музеев:

Протокол первого заседания Предварительного съезда деятелей музеев

Протокол заседания общей (соединённой) секции Предварительного съезда деятелей музеев 28 декабря 1912 г.

Проект Положения и Правил 1-го Всероссийского съезда деятелей музеев.

Первая всероссийская конференция по делам музеев (1919)

Состоялась 11-17 февраля 1919 в Петрограде.

Организаторы конференции: А. В. Луначарский (нарком просвещения), А. А. Миллер, И. Э. Грабарь, О. М. Брико, Н. И. Романов, А. Е. Ферсман, Н. Я. Марр.

Для защиты и сохранения культурного наследия необходима была программа развития музейного дела в новых социально-политических условиях, объединить в этих целях научную и художественную общественность. 

Преемственность с идеями предварительного съезда 1912 г.

Вырос теоретический уровень осмысления проблем музейного дела.

Принят курс на создание единой музейной сети, превращение музеев в культурные центры, опирающиеся на научные исследования, широкое приобщение масс к культурному наследию.

А. А. Миллер: «Основы деятельности и устройства государственных музеев»

И. Э. Грабарь: «Способы пополнения государственных музеев»

О. М. Брик: «Музеи и пролетарская культура»

Н. И. Романов: «Новые задачи и типы современных музеев»

Первая Всероссийская конференция обществ по изучению местного края (1921), организованная Центральным бюро краеведения (ЦБК).

Первый всероссийский музейный съезд

1-5 декабря 1930 г. Москва. 315 делегатов.

Политическая задача – включение музеев в систему органов государственной пропаганды социализма. Перестройка всей музейной работы под управлением государственных органов.

Сформулированы идеологические, стратегические и тактические задачи.

Музеи призваны служить делу социалистического строительства. Музей – инструмент культурной революции.

Докладчики.  Нарком просвещения  А. С. Бубнов, зам. наркома просвещения М. С. Эпштейн,

Темы пленарного заседания:

Диалектический материализм и музейное строительство,

Политпросветработа в музеях,

Целевые установки сети музеев различного типа.

Диалектический материализм продекларирован как единственно научный метод и руководство к действию

Главная задача – строительство будущего, а не сохранение прошлого.

На секциях более профессиональный подход – изучение музейного зрителя научными методами с привлечением психологов и социологов.

Впервые поставлен вопрос о сохранении отдельных памятников науки и техники (промышленных объектов), создании заводов-заповедников.

Казанский музейный вестник (1920-1922, 1924)

Первый в России научно-художественный журнал по вопросам музееведения и музейного дела. Идея такого журнала возникла на предварительном музейном съезде и подтверждена на Первой всероссийской музейной конференции.

Статьи по теории, методике и практике музейной работы.

Авторы: Ф. Адлер, Д. Н. Анучин, И. Э. Грабарь, Н. Я. Марр, П. Д. Тройницкий, С. Ф. Ольденбург (глава ЦБК с 1921).

Большое внимание краеведческому движению, созданию национальных музеев и единой государственной музейной сети и общесоюзного органа руководства музеями.

Краеведческие журналы.

С 1923 г. начал выходить журнал «Краеведение», а с 1925 г. — «Известия ЦБК». В 1930 г. они были объединены в журнал «Советское краеведение» (выходил до 1936 г.). Краеведческие журналы и сборники издавались и на местах (Воронеж, Тверь, Вологда, Ростов, Тула и др.).

Журнал «Советский музей»

Основан решением Первого музейного съезда как научно-методический. Издавался в 1931-1933 (сектором науки), 1933-1938 (Музейным отделом), 1938-1940 (Музейно-краеведческим отделом Наркомпроса РСФСР, 1983-1993 (МК СССР), с 1993 (МК РФ – журнал Мир музея», гл. ред. Пищулин Юрий Петрович).

Научно-исследовательский институт краеведческой и музейной работы

1932 – Центральный институт методов краеведческой работы.

1937 – НИИ краеведческой и музейной работы.

В публикациях основные задачи музеев отражают уровень музееведческой мысли того времени. В начале войны осознанная необходимость комплектования фондов по военной тематике и разработка принципов комплектования в условиях военного времени «по горячим следам», классификация памятников на основе музейного источниковедения, определение критериев для фиксации памятных исторических мест и памятников.

В послевоенные годы возвращение музею статуса научно-исследовательского учреждения, зафиксированного в Положении об областном, краевом республиканском (АССР) краеведческом музее (1848).

1955 – НИИ музееведения. Исследование теоретических проблем музееведения. «Очерки истории музейного дела в СССР (России)» (1957-1971) и «Основы советского музееведения», затем НИИ культуры и с 1992 – Российский институт культурологии. Сборники трудов «Музееведение».

2014 ‑ Российский институт культурологии ликвидирован, вошёл в состав НИИ культурного и природного наследия им. Д. С. Лихачёва.

 

 

 

4.3. Краткие сведения о лицах, внёсших вклад в развитие музейного дела России (в хронологическом порядке)

 

Кологривов Юрий Иванович (1680-е-1754)

Архитектор, коллекционер, автор книг по архитектуре, скульптуре и живописи. Камергер (1718). Находился в свите Петра I в заграничном путешествии 1716-1717 гг. Агент по закупке художественных произведений (1716-1719). Архитектор в усадьбе П. В. Шереметева Кусково. Создатель скульптурной галереи в Санкт-Петербурге – впервые решил концептуально не как украшение для дворцов, а как самостоятельное произведение искусства, хотя полностью не реализовано, часть скульптур установлено в Летнем саду.

Шумахер Иоганн Даниэль (1690-1761)

Библиотекарь Санкт-Петербургской Академии наук (АН). На русской службе с 1714 г. Направлен в Европу для освоения опыта сохранения культурного наследия. Секретарь Медицинской канцелярии. Секретарь президента АН Блюментроста. Заведующий делами АН (1728-1730). Составил описание Палат АН, Кунсткамеры и библиотеки АН. Составил первый отечественный музейный каталог Кунсткамеры (1723-1727).

Мессершмидт Даниил Готлиб (1685-1735)

Естествоиспытатель, врач. Исследователь Сибири (1720-1727). Автор дневниковых записей. Собиратель древностей. Пополнил коллекции Кунсткамеры.

Татищев Василий Никитич (1686-1750)

Государственный деятель, основатель промышленности на Урале, историк. Автор «Истории Российской с самых древнейших времён» (т. 1-5, 1768-1848). Собиратель летописей. Подготовил публикацию исторических источников, ввёл в научный оборот тексты Русской правды и судебника 1550 г. Составил первый отечественный энциклопедический словарь «Лексикон Российский». При нём разработана программа изучения России «Предложения о сочинении истории и географии Российской» (1737).

Миллер Герард Фридрих (1705-1783)

Историк, археограф. На русской службе с 1725 г. Преподаватель АН, помощник библиотекаря. Обрабатывал архив АН. Автор идеи централизации архивов. Академик АН (1748). В ходе экспедиции АН обследовал и описал архивы более 20 городов Сибири. Собрал коллекцию копий документов по русской истории. Издал  книги «Истрия Сибири», «Степенная книга», «происхождение народа и имени российского». Автор норманнской теории, против которой выступали М. В. Ломоносов и С.П. Крашенинников. Составитель 1-го русского географического словаря. Автор программы собирания и изучения памятников (анкеты, инструкции). Подготовил инструкции для С. П. Крашенинникова и других путешественников-исследователей. Разработал программу полевых географических, исторических, археологических исследований.

Аргамаков Алексей Михайлович (1711-1757)

Член комиссии по пересмотру законов Российской империи. Первый директор Московского университета (1755-1757). Автор проекта преобразования Оружейной палаты в музей (1755), реализованного в 1806 г.

Штелин Якоб (1709-1785)

На русской службе с 1735 г. Литератор, знаток искусства, профессор красноречия и поэзии АН (1737). Заведующий Гравировальной палатой АН (1738). Воспитатель и библиотекарь Великого князя Петра Фёдоровича (Петра III). Член Вольного экономического общества (1766). Составитель каталога библиотеки АН. Описал архив АН. Собрал коллекции картин, монет, медалей. Автор первой Истории русского искусства в коллекциях. Автор Записок об отечественной истории музейного дела (1754-1781).

Ломоносов Михаил Васильевич (1711-1765)

Выдающийся русский учёный-энциклопедист. Автор фундаментального проекта исследования минеральных ресурсов (1763). Автор программ по исследованию края, основатель отечественного краеведения. Основатель Московского университета (1755). Возродил искусство мозаики и производство смальты. Член Академии художеств (1763).

Паллас Пётр Симон (1741-1811)

Естествоиспытатель и путешественник. Профессор натуральной истории АН (1767). Участник Оренбургской экспедиции И. А. Лепехина (1768-1772). Организатор  экспедиций Петербургской АН (1768-1774) в центральные области России, районы Нижнего Поволжья, Прикаспия, Южной Сибири. Автор книги «Путешествие по различным провинциям Российского государства» в 3-х т. (1773-1778), а также работ по зоологии и палеонтологии. Автор каталога растений ботанического сада П. А. Демидова в Москве (1781). Совместно с С. Г. Гмелиным (на основе дневников Д. Г. Мессершмидта и инструкций Г. Ф. Миллера) разработал программу исследований «Дорожные планы» (1767-1768).

Строганов Александр Григорьевич (1795-1891)

Граф, государственный деятель. Будучи губернатором Новороссии, способствовал развитию Одессы и других городов края. Президент Одесского общества истории и древностей. Пожертвовал несколько десятков тысяч томов семейной библиотеки Томскому университету.

Строганов Александр Сергеевич (1733-1811)

Граф, государственный деятель. Коллекционер, сын коллекционера барокко С. Г. Строганова. Директор Императорской библиотеки. Президент Академии художеств (1801). Основатель одной из крупнейших картинных галерей, для которой было построено специальное здание. Ныне коллекции в Эрмитаже и ГМИИ. Издатель первого печатного Каталога художественных коллекций (1793).

Строганов Сергей Григорьевич (1794-1882)

Граф, государственный деятель. Председатель Московского общества истории и древностей российских (1837-1874) и Археологической комиссии (1859). Основатель Строгановского училища в Москве (1825). Коллекционер русских монет и икон.

Кличка Франц Николаевич (1730-1786/89)

Иркутский гражданский губернатор. Автор 2-го музейного проекта Музея в Иркутске (1782) – «Предуведомление» и «Правила, по коим смотритель над книгохранительницею и желающия сограждане пользоваться чтением книг поступать непременно обязаны» для посетителей о приёмах работы с публикой.

Стевен Христиан Христианович (1787-1863)

Учёный-ботаник, коллекционер, доктор медицины, инспектор шелководства на Кавказе (1800-1807). Составил гербарии с коллекциями бабочек и жуков. Главный инспектор шелководства (1826-1851) (с 1846 – сельского хозяйства) Юга России. Почётный член АН и всех университетов, член Российского общества испытателей природы. В 1822 г. энтомологические коллекции передал Московскому университету. Дублеты его гербариев хранятся во многих европейских музеях. Автор «Плана Экономо-Ботаническому саду на южном берегу Тавриды под деревнею Никитою» (1813), утверждённого губернатором Ришелье. Его проект предвосхитил  тип ботанических садов. Создал первый в России акклиматизационный Ботанический сад в (1820), свыше 4,5 видов культивируемых растений – Таврический казённый сад (южный берег Тавриды).

Аделунг  Фёдор (Фридрих) Павлович (1768-1843)

Историк, библиограф. С 1794 в России. Цензор и директор немецкого театра в Петербурге (1800), член-кор. Петербургской АН (1809). Директор Института восточных языков при МИД (1824). Автор работ по археологии и истории России. Принимал участие в создании Румянцевского музея. В 1817 г. подготовило «Предложение об учреждении Русского Национального Музея». Музей должен был содействовать сохранению и изучению памятников отечественной истории и способствовать просвещению. Предполагалось разделение предметов на 4 класса – группировка их по профильным группам: Литература и искусство, Памятники, Этнографические собрания, Произведения Природы и искусства. К памятникам отнесены оружие, археология, нумизматика, ранее считавшиеся древностями. Разработал:  Средства для составления музея, Управление Музея, Помещение Музея и Употребление Музея.

Вихман Бурхард Генрих (1786-1822)

Историк, коллекционер. Секретарь и библиотекарь графа Н. П. Румянцева, член Румянцевского кружка. Составил значительную коллекцию книг и рукописей по истории России (предполагалась для Российского Отечественного музея, передана в библиотеку Главного Штаба). Его проект Российского Отечественного музея опубликован сначала на немецком языке (1820), затем на русском в «Сыне Отечества» (1821). Это был проект комплексного национального музея. Предполагалось 2 главных отдела:  предуведомительный (рукописи, исторические документы, национальная библиотека, исторические памятники) и действующий (прообраз современного научного отдела – сохранение, собирание, изучение, распространение знаний). Музей предполагалось дополнить портретной галереей исторических деятелей и галереей русских икон.

Стемпковский Иван Алексеевич (1789-1832)

Археолог, исследователь Крыма, коллекционер. Керченский градоначальник  (1829-1832). Участник экспедиций (организованных Э. О. Ришелье) по систематическому изучению памятников Северного Причерноморья. Организатор музеев в Одессе (1825) и Керчи (1826). Собрал значительную нумизматическую коллекцию (находится в Эрмитаже). Сделал ряд археологических открытий. Автор работ по археологии и древностям Крыма, в т. ч. «Мысли относительно изыскания древностей в Новороссийском крае».

Свиньин Павел Петрович (1787-1839)

Литератор, художник, коллекционер. Один из первых краеведов России. Один из основателей Общества поощрения художников в Петербурге (1820). Академик АХ (1811). Путешествовал по Америке и России, оставил описание событий, воспоминания, собирал статистические и исторические сведения, делал зарисовки. Автор очерков о российских памятниках и достопримечательностях. Издатель журнала «Отечественные записки» (1818-1830). Сформировал собственную коллекцию произведений искусства, рукописей, исторических документов, нумизматики, составившую позднее «Русский музеум» Павла Свиньина. Автор не реализованного проекта Отечественного музея в Петербурге. Составил «Краткую опись предметам, составляющим русский музеум Павла Свиньина».

Зан Тамаш (Фома) Карлович (1796-1855)

Писатель, просветитель, коллекционер. Устроитель музеума при Неплюевском военном училище в Оренбурге(1831). Собиратель естественно-научных и нумизматических коллекций. Автор сочинений «О минералогическом и растительном богатстве Южного Урала», «О методах и способах создания предполагаемого музеума в Оренбурге».

Волконская Зинаида Александровна (1792-1862)

Княгиня, писательница, коллекционер. В 1824 г. открыла салон З. А. Волконской в Москве, ставший интеллектуальным центр столицы, который посещали В. А. Жуковский, А. С. Пушкин, П. А. Вяземский, Д. В. Веневитинов, С. П. Шевырёв и др. Автор музыкальных и литературных сочинений. Инициатор создания русского общества для устройства национального музея. в её «Проэкте эстетическаго музея при Императорском Московском университете» предполагалось 8 отделений в соответствии с историческим порядком. Девятое отделение – модели знаменитых архитектурных памятников древности. 1- Египет и Этруски, 2 - Греческое искусство, 3- Олимп, 4 – Скульптура, 5 – Портреты и бюсты, 6 – Христианское искусство, 7 – Насильственные, искривлённые формы, век Бернини, 8 – Возрождение, 9. – архитектурные модели.

Блудов Дмитрий Николаевич (1785-1864)

Граф, государственный деятель, литератор. Племянник Г. Р. Державина. С 1800 г. служил в Московском архиве Коллегии иностранных дел. С 1807 г. – дипломат в Европе. Один из учредителей литературного общества «Арзамас». Собиратель и переводчик источников по истории дипломатических отношений. Руководитель издания Свода законов (1842 и 1857). В 1862-1864 – председатель Государственного совета и Кабинета министров. Автор «Общего плана губернских выставок» (1836)

Тюрин Евграф Дмитриевич (1795/96-1875)

Архитектор, коллекционер. Участник восстановления Московского кремля после пожара 1812 г. Занимался перестройкой здания Московского университета. Автор проектов нового Коломенского дворца, Богоявленского собора в Елохове. Автор каталога его коллекции с 415 произведениями живописи (1856). В 1840 г. выступил инициатором книги отзывов посетителей галереи. Автор отклонённого проекта создания на основе его коллекции Музея изящных  искусств в Москве: «Объяснение для обоснования публичной картинной галереи в Москве». Для размещения галереи спроектировал и построил дом на Знаменке. Его картины хранятся в ГМИИ им. А. С. Пушкина и Государственной Третьяковской галерее..

Бэр Карл Максимович 1792-1876)

Биолог, основатель антропологии и современной эмбриологии в России. Академик Петербургской АН. Систематизировал библиотеку АН в соответствии с разработанной им научной классификацией. Участник экспедиций на Новую Землю, в Лапландию, на Каспийское, Балтийское и Азовское моря. Один из основателей Этнографического отделения Географического общества (1845). Инициатор и руководитель кабинета и музея по сравнительной анатомии АН (1846). Автор проекта организации археологических и этнографических экспедиций и инструкций для них (1864). Автор работ: «Нечто об изучении естественных произведений своего отечества. Музей в Астрахани» и «О собирании доисторических древностей России для этнографического музея» (совм. с А. А. Шифнером).

Румянцев Николай Петрович (1754-1820)

Граф, государственный деятель, просветитель. Служил при дворе Екатерины II, затем на дипломатической службе. Сенатор (1801), член Государственного совета и его председатель (1810-1812). Директор водных коммуникаций и министр коммерции. Министр иностранных дел (1808-1814). Канцлер (с 1809). Финансировал кругосветное плавание И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского и несколько других экспедиций. Организатор Комиссии для издания документов по внутренней и внешней политике России (1811). Собиратель и издатель на собственные средства исторические сочинения (более 30), содействовал археологическим изысканиям. Почётный член  Московского, Виленского, Краковского, Казанского университетов, Московского ОИДР, Петербургской АН.

Алабин Пётр Владимирович (1824-1896)

Государственный, общественный и музейный деятель, археолог, историк, писатель, просветитель. Инициатор создания городского музея в Вятке (1866) и Самаре (1886), музея Севастопольской обороны (1869) в доме генерала Э. И. Тотлебена (с 1895 г. специальное здание, ныне «Военно-исторический музей Черноморского флота в Севастополе»). Основатель Вятской, Самарской и Софийской библиотек. Автор трудов по археологии, истории, ботанике, музейному и библиотечному делу.

Боголюбов Алексей Петрович (1824-1896)

Коллекционер, музейный деятель, живописец. Пенсионер АХ в Европе (1854-1860), затем профессор АХ, давал уроки живописи членам царской семьи. Член Товарищества передвижных художественных выставок (с 1873). Основатель  общедоступного художественно-промышленного музея в Саратове (открыт в 1885 г.), в основе музея его личное собрание. Разработал проект создания сети провинциальных художественно-промышленных музеев (1881). Министерством Императорского двора не одобрен.

Докучаев Василий Васильевич (1846-1903)

Естествоиспытатель, основатель генетического почвоведения и зональной агрономии, музейный деятель. Разработал ряд проектов научных учреждений, на которых можно было бы возложить организацию исследований почв России и популяризацию знаний о них среди населения. Разработал проект устава для земского естественно-исторического музея в Нижнем Новгороде (1882). Деятельность музея одобрена и рекомендована к распространению его опыта работы. Такие музеи были созданы в Полтаве, Кишинёве и др. В 1880-е годы при Санкт-Петербургском обществе естествоиспытателей создана особая комиссия по выработке программ и устава провинциальных естественно-научных музеев. Разработана и разослана на места программа для наблюдения и собирания коллекций по геологии, почвоведению, ботанике, зоологии и др. 1889 на Всемирной выставке в Париже вручена золотая медаль за коллекции русских почв и труды Докучаева. Выдвинул идею создания центрального почвенного музея и почвенного института. Ныне – Центральный музей почвоведения им. В. В. Докучаева.

Фёдоров Николай Фёдорович (1829-1903)

Религиозный мыслитель-утопист, один из основателей русского космизма. Библиотекарь Румянцевского музея (1874-1898). Автор «Философии общего дела» и статей «Музей, его смысл и назначение» (1880-1980- гг.) «Выставка 1889 г.». Разработал теорию музея как собора лиц.

Цветаев Иван Владимирович (1847-1913)

Искусствовед, филолог, музейный деятель, профессор кафедры теории и истории изящных искусств Московского университета. Заведующий кабинетом (музеем) изящных искусств и древностей Московского университета. Организатор Музея изящных искусств им. Императора Александра III (1912), ныне ГМИИ им. А.С. Пушкина.

Котс Александр Фёдорович (1880-1964)

Зоолог, музейный деятель. Изучал деятельность естественно-научных музеев в Европе. Создал коллекцию чучел животных, на основе которой создал учебный музей на Высших женских курсах в Москве, где преподавал курс эволюционной теории. Основатель ныне существующего Дарвиновского музея в Москве (руководил им до 1964 г.). Автор книги «Пути и цели эволюционного учения в отражении биологических музеев» (1913)

Новорусский Михаил Васильевич (1861-1925)

Музейный деятель, специалист по естественно-научному и внешкольному образованию.  Участник «Народной воли». 18 лет отбывал заключение в Шлиссельбургской тюрьме, где узнал о Петербургском передвижном музее наглядных пособий и начал со товарищи изготавливать для него предметы (ныне в музее Шлиссельбургской крепости). Возглавил Подвижной музей (1909) Автор книги «Музей и его образовательное значение» (1911) – первая попытка описания музейной сети России. В статье «Музейное дело» (1914), показал великую культурную ценность музея.

Макшеев Захар Андреевич (1858-1935)

Военный педагог, генерал-лейтенант. Директор Александровского кадетского корпуса (1900-1906). В 1906-1917 гг. возглавлял Педагогический музей военно-учебных заведений (основан в 1864) – первый в мире самый крупный и влиятельный в России музей военного типа. Каждый из руководителей музея привносил в его развитие новое в расширении его деятельности. При З. А. Макшееве стали проводиться съезды учителей. Автор очерка «Пятидесятилетие педагогического музея военно-учебных заведений. Краткая историческая записка» (1914), где проводит анализ причин возникновения, эволюции и основ деятельности, что привело к созданию педагогических музеев в России и за рубежом.

Могилянский Николай Михайлович 1871-1933)

Антрополог, этнограф, музейный деятель, сотрудник Музея антропологии и этнографии в Санкт-Петербурге, возглавлял этнографический отдел Русского  музея (1910-1918), участник Предварительного музейного съезда, знаток зарубежного музейного опыта. Совершенствовал формы работы этнографических музеев. Автор работы «Областной ИМЛИ местный музей как тип культурного учреждения». Выступая в отделении этнографии Русского географического общества 24.03.1917 г. выразил представление о роли и предназначении музея как научного учреждения «высокого культурного значения»

Флоренский Павел Александрович  (1882-1937)

Богослов, математик, физик, искусствовед, музейный деятель. Издатель ж. «Богословский вестник» (1912-1917). Соредактор Технической энциклопедии (1917). Сотрудник Московского института историко-художественных изысканий и музееведения при Академии истории материальной культуры. Член комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры, хранитель её ризницы (1917-1919). В его трудах описание памятников древнерусского и византийского искусства; исследование проблем построения пространства в религиозной живописи, духовное и историко-культурное наследие; проблемы сохранения и музеефикации православного историко-культурного наследия, необходимость комплексного подхода, сохранения его изначальных функций, вне которых произведения христианского искусства теряют свою значимость, смысл и «умерщвляются». В докладе Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры «Храмовое искусство как синтез искусств» (1918), обосновал идею синтетичности интерьера культового здания и неразрывности соединения в нём не только, архитектуры, живописи, прикладного искусства, но и музыки, слова, обоняния, «искусства дыма», «искусство огня» и т.п. Каждое из произведений православного искусства должно восприниматься только в синтезе с остальными:  в музейной среде полноценная жизнь культового памятника невозможна.

Грабарь Игорь Эммануилович (1871-1960)

Живописец, искусствовед, глава Третьяковской галереи (1917), музейный деятель, основоположник научной реставрации памятников искусства, один из идеологов государственной политики в области музейного дела и создателей единого государственного органа по руководству музеями страны.

Марр Николай Яковлевич (1864-1934)

Востоковед, археолог и музейный деятель, создатель и председатель академии истории материальной культуры, член всероссийской коллегии по делам музеев и охране памятников.

Миллер Александр Александрович (1875-1935)

Этнограф и археолог, музейный деятель. Работал во Франции. Изучал опыт работы зарубежных музеев. Разрабатывал проект размещения этнографического этнографического отдела Русского музея. Директор Русского музея (1918-1921). Член Комиссии по делам охраны памятников искусства и старины Наркомпроса РСФСР (с 1918), председатель президиума Всероссийской музейной конференции.

Романов Николай Ильич (1867-19480

Искусствовед и музейный деятель, хранитель отдела изящный искусств Румянцевского музея (1910-1923), автор работ по проблемам искусствознания (история искусства итальянского Возрождения), теории и истории музейного дела

Ферсман Александр Евгеньевич (1883-1945)

Учёный, геохимик и минералог, музейный деятель, старший хранитель минералогического отделения Геологического музея АН (с 1912), первый директор Минералогического музея (ныне его имени)

Брик Осип Михайлович (1888-1945)

Художник-авангардист, входил в состав изобразительного отдела Наркомпроса, участник (докладчик) Всероссийской музейной конференции 1919 г.

Машковцев Николай Георгиевич (1887-1962)

Историк искусства, педагог, музейный деятель. Заведующий Подотделом провинциальных музеев музейного отдела Наркомпроса РСФСР (1918-1927), сотрудник Третьяковской галереи (1917-1930). С его участием заложены основы музейной сети страны. Отстаивал и обосновывал специфику художественных музеев, напрямую Связывал многочисленность художественных центров с «интенсивностью жизни художественной культуры». Автор статьи «Принципы музейного строительства». Формулирует принципы музейного строительства. Художественные музеи рассматривает как научные центры. Определяет уровень задач для местных, областных и центральных музеев. Определяет преемственность практики прошлого века по взаимодействию и сотрудничеству научных обществ с филиалами и корреспондентами в провинции. Автор книги «Из истории русской художественной культуры. Исследования, очерки, статьи» (М., 1982).

Адлер Бруно Фридрихович (1874-1942)

Этнограф и музеевед, сотрудник музея Антропологии и этнографии. Заведующий кафедрой географии, этнографии и антропологии Казанского университета (1911-1920). Директор Казанского городского музея, провёл его реорганизацию (1919). Выдвинул идею создания музея народов Востока и воплотил её в 1921 г., но в 1922 г. его коллекции переданы в губернский музей.

Анциферов Николай Павлович (1889-1958)

Историк и краевед. Сотрудник Петроградского научно-исследовательского экскурсионного института, ЦБК, возглавлял семинар по экскурсионному изучению города при обществе «Старый Петербург». Участник религиозно-философского  кружка. Сотрудник Коммунального музея (ныне музей Москвы). Сотрудник Литературного музея (1939-1956). Разработал основы градоведения (совместно с И. М. Гревсом). Первый в России теоретик и практик экскурсий. Автор диссертации «Проблема урбанизма в художественной литературе», а также книг книг: «Душа Петербурга» (Пг., 1922) и «О методах и типах историко-культурных экскурсий» (Пг., 1923).

Гревс Иван Михайлович (1860-1941)

Историк и педагог, специалист по истории культуры средневековой Европы. Разработал и реализовал метод исторических экскурсий как один из способов подготовки специалистов-историков. Его ученики: Н. П. Анциферов, В. В. Бахтин, А. А. Гизетти, Л. И. Карсавин. Один из создателей Петроградского научно-исследовательского экскурсионного института (1921-1924). Один из руководителей краеведческого движения в стране, теоретик его историко-культурного направления, пропагандист экскурсионного метода. Рассматривал «целокупный» культурологический подход в изучении города, призывал к изучению повседневной культуры, уделял внимание внедрению краеведения в школьное образование. Автор книги «Экскурсии в культуру. Методический сборник» (М., 1925).

Бакушинский Анатолий Васильевич (1883-1939)

Историк искусства, музеевед, музейный педагог. Преподавал теорию и историю искусства и работал в музеях Москвы (1917). Главный хранитель Цветковской галереи (1917-1926). Заведующий отделом графики Третьяковской галереи (1927-1939). Проводил исследования о традиционном народном и классическом искусстве. Внёс вклад в музейную педагогику, разрабатывая целостную систему художественного воспитания. В основе системы – задача пробуждения «творческой воли зрителя», который должен пройти путь, обратный тому, который проделывает художник. Выступал против чуждого искусству пассивного восприятия. разработал метод творческого переживания и воплощения в образ как по системе К. С. Станиславского. Автор книги «Художественные экскурсии систематического типа. Заметки по методологии и методике» // Методика и практика экскурсионного дела / Под. ред. Н. А. Гейнике. М., 1925.

Присёлков Михаил Дмитриевич (1881-1941)

Историк, музеевед. Преподаватель Ленинградского университета (1917-1941), декан исторического факультета (1940-1941). Сотрудник историко-бытового отдела Русского музея (1921-1935). Автор работ по истории русского быта. Разработал концепцию историко-бытовых музеев. Отстаивал необходимость организации музеев быта, выявляя их отличия от художественных музеев. Отстаивал необходимость изучения бытовых вещей, позволяющих реконструировать картины быта разных слоёв населения в их последовательной смене. Обосновывал методы построения тематических выставок по истории быта. Отстаивал комплексный показ бытовых предметов, сохранение либо восстановление при музеефикации первоначального облика памятника, необходимость учёта при создании экспозиций уровня подготовки и особенностей восприятия и запросов массового посетителя. Автор книги: «Историко-бытовые музеи. Задачи, построение, экспозиция» (М., 1926).

Розенталь Лазарь Владимирович (1894-1990)

Искусствовед, музейный деятель. Директор Художественного музея в Нижнем Новгороде, преподаватель истории искусств (1919-1922). Сотрудник экскурсионной секции Московского отдела народного образования, преподаватель Пречистенского Практического института (1922). Научный сотрудник Третьяковской галереи (1925). В конце 1920-х годов проводил изучение музейного зрителя и издал сборник по материалам социологического исследования: «Изучение музейного зрителя» / Под ред. Л. В. Розенталя. М., 1928.

Зеленко Александр Устинович (1871-1953)

Архитектор и педагог. Участник организации первого в России детского клуба. Занимался изучением детских музеев в США. В 1926 году предложил проект Детского музея-дворца, иной, чем у его современников (Н. Д. Бартрам – Музей игрушки в Москве, 1918, Ф. И. Шмит – музей детского творчества в Харькове, 1919). Организатор серии детских выставок с занятиями на интерактивной основе. Публикации: Зеленко А. У. Детские музеи в Северной Америке. М., 1926; Он же. Детские музеи // Педагогическая энциклопедия / Под. ред. А.Г. Калашникова. М., 1928. Т. 2. С. 525-528.

Шмит Фёдор Иванович (1877-1937)

Искусствовед, византолог, музеевед и музейный деятель. Работая в Харькове, занимался реорганизацией музейного дела на Украине (1917). При его участии создан «Музейный городок» Киево-Печерской лавры, был директором созданного в нём Центрального музея культов Занимал пост директора Софийского и Лаврского музеев. Организовал в Харькове Музей детского творчества – центр художественных проявлений детей (1919). Его идеи изложены в книге «Почему и зачем дети рисуют» (1925). Подготовил пособие для музейных работников «Исторические, этнографические, художественные музеи. Очерк истории и теории музейного дела» (Харьков, 1919). Изложил теоретическое осмысление музейного опыта в процессе разработки основ музейной политики. Главную роль в музейном строительстве отводил государству.  В 1924 году, будучи в Ленинграде, возглавил Государственный институт истории искусств, закрытый в 1930 г.  В книге «Музейное дело. Вопросы экспозиции» (Л., 1929) рассмотрел вопросы классификации и социальных функций музея, разделяя музеи на научные, учебные и публичные (общедоступные).

Малицкий Георгий Леонидович (1886-1952)

Музеевед и музейный деятель. Активный участник предварительного музейного съезда от Императорского Российского исторического музея. Заведующий отделом теоретического музееведения в ГИМ (1918).

Дружинин Николай Михайлович (1886-1986)

Историк и музейный деятель, лауреат государственной (1946) и Ленинской (1980) премий, академик АН СССР (1953). Учёный секретарь, затем зав. экспозиционным отделом ЦМР СССР (1926-1935). Автор теоретических и методологических работ по музееведению и музейному делу. Читал курс по музееведению на этнологическом факультете МГУ (1929-1932). Член учёного совета ГИМ. Опубликовал статью «Методы историко-революционной экспозиции» (Дружинин Н. М. Избранные труды. М., 1988. С. 242-253). Разработал классификацию предметов по типам источников, основу которых составляют вещественные реликвии, а также методику работы с экспонатом как с историческим источников. Провёл анализ достоинства и недостатков каждого типа экспоната. Предвосхитил понятия «мемориальный комплекс» и «мемориальное пространство». Подчёркивал важность художественного образа экспозиции. Сформулировал принципы и методику исторической экспозиции, которые легли в основу отечественного музееведения.

Завадовский Борис Михайлович (1895-1951)

Биолог, музейный деятель, академик ВАСХНИЛ (1951). Автор научных трудов по биологии и музееведению. Организатор лаборатории экспериментальной биологии. Основатель и директор Биологического музея им. К. А. Тимирязева (1922-1948). Представлял музей как живой естественнонаучный музей-лабораторию с максимально наглядной («самоговорящей») экспозицией и с продолжением экспозиций на улицах города.

Шнеерсон Натан Александрович (1881-1937)

Музейный деятель. Один из основателей (вместе с Е. С. Радченко) краеведческого музея, объединённого в 1922 г. с художественным музеем в Государственный художественно-исторический краевой музей (в бывшем Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре в Истре Московской области). Это была своеобразная экспериментальная площадка по созданию советских экспозиций. Организатор новой масштабной экспозиция «Социалистическое строительство в Московской области», в результате которой  Московский областной краеведческий музей стал методическим центром по руководству краеведческими музеями области (1935).

Эфрос Абрам Маркович (188-1954)

Художественный критик, историк искусства, театровед. В музейном деле в 1917-1929 гг. Один из ведущих сотрудников Музейного отдела Наркомпроса. Один из организаторов собирания и сохранения художественных ценностей. Вместе с И. Э. Грабарём разрабатывал новаторские методы экспонирования произведений искусства. Организатор художественных выставок. Хранитель и зав. отделом новейшей живописи в Третьяковской галерее, хранитель французской живописи и зам. директора по научной работе Музея изящных искусств.

Закс Анна Борисовна (1899-1996)

Историк, музеевед. Сотрудник ГИМ с 1933 г. Возглавляла отдел истории и теории музейного дела в НИИ краеведческой и музейной работы (с 1947). Разрабатывала теорию и методику создания экспозиции исторических музеев. Автор более 80 публикаций по музееведению.

Михайловская Анна Ивановна (1901-1992)

Историк, музеевед. Научный сотрудник Дмитровского краеведческого музей Московской области (1927). Научный сотрудник НИИ музейной и краеведческой работы (с 1944). Разрабатывала теорию и методику музейной экспозиции («Организация и техника музейной экспозиции» – 1951, «Музейная экспозиция» ‑ 1964). Обобщила опыт отечественных и зарубежных музеев.

Крейн Александр Зиновьевич (1920-2000)

Музейный деятель. Организатор и директор Государственного музея А. С. Пушкина, затем зав. рукописным отделом, ведущий научный сотрудник музея (1958-1983). Заслуженный работник культуры. Организатор и первый вице-президент Международного комитета литературных музеев ИКОМ. Лауреат Государственной премии РФ. Автор книг «Рождение музея» (1969), «Жизнь музея» (1979) и «Жизнь в музее» (2000).

Станюкович Светлана Владимировна (1916-1992)

Этнограф и музеевед. Сотрудник Ленинградского отделения восточных славян Института этнографии. Автор книг «Кунсткамера Петербургской Академии наук», «250 лет музея антропологии и этнографии», «Этнографическая наука и музеи». Рассматривает проблемы музеев под открытым небом, в т.ч. музейной коммуникации и нематериальной культуры.

Равикович Дина Акимовна (1922-1995)

Музеевед. Сотрудник НИИ краеведческой и музейной работы. Автор работ по истории и теории музейного дела и охраны памятников. Автор и составитель «Очерков истории музейного дела в СССР» (1957-1971). Вып. 1-7 и «Российской музейной энциклопедии». Участница социологического исследования «Музей и посетитель». Частница разработки музейной терминологии и социальных функций музея.

Разгон Авраам Моисеевич (1920-1989)

Историк, музеевед. Сотрудник НИИ краеведческой и музейной работы и ГИМ. Организатор кафедры музейного дела во Всесоюзном институте повышения квалификации работников культуры (ныне Академия переподготовки работников культуры, искусства и туризма). Автор «Очерков истории музейного дела в России». Разрабатывал теоретические основы музееведения, принимал участие в разработке международного словаря музеологических терминов. С его именем связано становление музееведения как научной дисциплины. Автор работ «К вопросу о научном комплектовании фондов в музеях исторического и краеведческого профилей» (1982), «Место музееведения в системе наук» (1986).

 

Музееведы постсоветского времени

Арзамасцев Валентин Павлович (организация музейного дела, проблемы литературных музеев)

Беловинский Леонид Васильевич (материальная культура, проблемы отражения повседневности в музейных коллекциях, автор учебных пособий)

Ванслова Елена Гавриловна (музейная педагогика, организация работы музеев с младшими школьниками)

Великовская Галина Викторовна (организация работы литературных музеев, музейная педагогика, организация работы со школьниками)

Газалова Клара Михайловна (экспозиционно-выставочная деятельность музеев)

Галкина Елена Львовна (изучение и комплектование этнографических коллекций, автор учебных пособий)

Гнедовский Михаил Борисович (музейная коммуникация, музейная терминология, музей в культурном и рыночном пространстве, разработчик научных концепций)

Григорян Гурген Григорьевич (организация деятельности технических музеев)

Дукельский Владимир Юрьевич (музейный сценарий, музейная терминология, краеведение, разработчик  научных концепций)

Зайцева Галина Алексеевна (разработка методик сохранения биологического режима в музейных хранилищах, экология культуры)

Казакова Сталúна Фёдоровна (экспозиционно-выставочная и научно-просветительная деятельность музеев)

Калита Светлана Павловна (теория и практика музейного экскурсоведения, автор учебных пособий)

Калугина Татьяна Павловна (образовательно-воспитательная деятельность музеев)

Каулен Мария Елисеевна (теоретические проблемы музееведения, взаимоотношения музея и церкви)

Ломунова Анна Константиновна (воспитание музейной культуры)

Лучкин Алексей Вячеславович (выставочная деятельность музеев)

Майстровская Мария Терентьевна (организация музейных экспозиций)

Медведева Елена Борисовна (музейная педагогика, современные проблемы музееведения, главный редактор ж. «Музей»)

Никишин Николай Алексеевич (музей и посетитель, современные проблемы музееведения, разработчик научных концепций музея)

Ноль Лев Яковлевич (компьютеризация музейных коллекций, автор учебных пособий)

Ольшевская Галина Константиновна (отражение проблем современности в музейных экспозициях, зав. лабораторией музееведения ГЦМСИР)

Пелевин Юрий Александрович (организация и деятельность художественных музеев)

Пиотровский Михаил Борисович (музей в культурном пространстве общества, философия музея, директор Государственного Эрмитажа)

Пищулин Юрий Петрович (теоретические вопросы музееведения, главный редактор ж. «Мир музея»)

Поляков Тарас Пантелеймонович (проектирование музейной экспозиции, дизайнерские проекты, автор учебных пособий)

Полунина Надежда Михайловна (коллекционеры, музейные практики)

Решетников Николай Иванович (проектирование музейной деятельности, научное комплектование музейных коллекций, музейная педагогика, автор учебных пособий)

Сафразьян Леон Тигранович (деятельность мемориальных музеев)

Самарина Наталья Гурьевна (музейное источниковедение, научная концепция музея, научные исследования музея, автор учебных пособий)

Скрипкина Любовь Ивановна (современные проблемы музееведения)

Столяров Борис Андреевич  (музейная педагогика, разработка программ сотрудничества с посетителями, автор учебных пособий на стыке музееведения и педагогики)

Суринов Вячеслав Михайлович (музейное источниковедение)

Фомин Владимир Николаевич (компьютеризация музейных коллекций)

Фролов Александр Иванович (музейная сеть, коллекционеры)

Хмельницкая Ирина Богдановна (история и теория музееведения)

Цуканова Вера Николаевна (разработка каталогов музейных коллекций)

Чумалова Татьяна Викторовна (музейная педагогика)

Шляхтина Людмила Михайловна (история и теория музееведения, автор учебных пособий)

Шулепова Элеонора Александровна (история и теория музееведения, автор учебных пособий)

Юренева Тамара Юрьевна (история и теория музееведения, автор учебных пособий)

Юхневич Марина Юрьевна (музейная педагогика, сотрудничество с посетителями, автор учебных пособий)

 

 


[1] Словарь русского языка XII-XVII вв. Вып. 8 / Гл. ред. Ф. П. Филин. М.: Наука, 1981. С. 8-10.

[2] Там же. Вып. 2. С. 43-48.

[3] См.: Памятники письменности в музеях Вологодской области. Каталог-путеводитель. Ч. 1. Рукописные книги / Под общ. ред. П. А. Колесникова; отв. сост. А. А. Амосов. Вологда, 1982. С. 25 (№ 13) (ВУКМ. Р. 8).

[4] Труды Тотемского краеведческого музея. Вып. 1-5. Тотьма, 1924-1928.

[5] Зорина Л. И. Уральское общество любителей естествознания: 1870-1926: Из истории науки и Урала // Учёные записки Свердловского областного краеведческого музея. Т. 1. Екатеринбург, 1996. С. 5.

[6] Костомаров Н. И., Забелин И. Е. О жизни, быте и нравах русского народа / Сост. А. И. Уткин. М., 1996. С. 45. См. также: Костомаров Н. И. Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях. СПб., 1887 (переизд.: М., 1992)

[7] Об этом см.: Куратов А. А. Архангельское общество изучения Русского Севера // Европейский Север России: Прошлое, настоящее, будущее. Архангельск, 1999; Он же. Историческое краеведение на Архангельском Севере // Без краеведения нет России. Доклады участников конференции. Архангельск, 2001;

[8] См., например: Иловайский Д. И. начало Руси. М.: Астрель; АСТ, 2008; Он же. Царская Русь. М.: Эксмо, 2008.

[9] Цит. по: Зорина Л. И. Указ. соч. С. 29.

[10] См., например: Сибирский торгово-промышленный ежегодник за 1911 г. СПб., 1912; Сибирский торгово-промышленный календарь. СПб., 1914 и др.

[11] Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. Т. 1-3. М., 1865-1869 (репринт: М., 1994);

Народные русские сказки А. Н. Афанасьева. Т.1. "Academia", 1936, Т.2. Гослитиздат, 1938, Т.3. Гослитиздат, 1940; Народные русские сказки А. Н. Афанасьева в трёх томах / Издание подготовили Л. Г. Бараг и Н. В. Новиков. М.: Наука, 1984; Народные русские легенды А. Н. Афанасьева. Новосибирск, 1990. Афанасьев А. Н. Живая вода и вещее слово. М.: Советская Россия, 1988 и др.

[12] Барсов Е. В. Причитания Северного края. М., 1872.

[13] Перечень работ Е. В. Барсова и других народоведов и бытописателей см.: Венгеров С. А. Критико-биографический словарь русских писателей и учёных (от начала русской образованности до наших дней. СПб., 1891.

[14] Ф. И. Буслаев ‑ автор работ по славянскому и русскому языкознанию, древнерусской литературе, устному народному творчеству, древнерусскому изобразительному искусству. Его магистерская диссертация — «О влиянии христианства на славянский язык» (1848), докторская — «Исторические очерки русской народной словесности и искусства» (1861).

[15] См.: Даль В. И. О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа. СПб., 1880; Он же. Пословицы русского народа. М., 1957 (то же в 2-х т. М., 1984); Он же. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-х т. М., 1955-1989.

[16] См.: Онучина И. В., Федоринова И. Л. Северное старообрядчество в очерках каргопольского краеведа К. А. Докучаева-Баскова // Старообрядческая культура Русского Севера. М.; Каргополь, 1998. С. 69-72; Онучина И. В. Образ Каргополя в творчестве К. А. Докучаева-Баскова // Уездные города России: историко-культурные процессы и современные тенденции. Каргополь, 2009. С. 224-232.

[17] Об этом см.: Онучина И. В., Решетников Н. И. Капитон Григорьевич Колпаков и его вклад в создание Каргопольского музея // Научно-исследовательская работа в музее. Материалы XIII Всероссийской научно-практической конференции (Москва 1 марта 2013 г) М..: Экон.-информ, 2014. С. 105-114.

[18] Докучаев-Басков Ф. К. Каргополь. Архангельск, 1996.

[19] Ермолов А. С. Всенародный месяцеслов: Сельскохозяйственная мудрость в пословицах, поговорках и приметах в 4-х томах. СПб., 1901-1905.

[20] См. его работы: Забелин И. Е. Домашний быт русских царей в XVI и XIII столетиях. М., 1985; Он же. Домашний быт русских цариц. М., 1990; Он же. Домашний быт русского народа в XVI и XIII вв. М., 1915.

[21] См. его работы: Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Пг., 1916.; Он же. Тотемы-деревья в сказаниях и обрядах европейских народов. М.; Л., 1937.

[22] Коринфский А. А. Народная Русь: Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа. М., 1911 (переизд.: М., 1995 и М., 2013).

[23] Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1994.

[24] Сахаров И. П. Сказания русского народа о семейной жизни своих предков. СПб., 1837; Он же. Сказания русского народа: Народный дневник. Праздники и обычаи. СПб., 1885.

[25] Софийский Л. И. Город Опочка и его уезд в прошлом и настоящем (1414-1914). Псков, 2013. 2-е изд., репринтное.

[26] См.: Программа этнографических сведений о крестьянах Центральной России. Смоленск, 1898;

[27] Быт великорусских крестьян-землепашцев: Описание материалов Этнографического бюро князя В. Н. Тенишева (на примере Владимирской губернии) / Сост. Б. М. Фирсов, И. Г. Киселёва. СПб, 1993.

[28] Шейн П. В. Материалы для изучения быта и языка русского населения Северо-Западного края: Бытовая и семейная жизнь белоруса в обрядах и песнях. СПб., 1877; Он же Историко-этнографический очерк традиционной культуры. М., 1992.

[29] См.: Русские песни, собранные Якушкиным. СПб., 1860; Народные песни из собрания П. Якушкина. СПб., 1865.

[30] Забылин М. Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. М.: ЭКСМО, 2003.

[31] Потебня А. А. Из лекций по истории словесности: Басня. Пословица. Поговорка. Харьков, 1894.

[32] Пропп В. Я. Русские аграрные праздники (опыт историко-этнографического исследования). Л., 1963.

[33] Куликовский Г.И. Словарь областного олонецкого наречия в его бытовом и этнографическом применении. СПб., 1898.

[34] Прыжов И. Нищие на святой Руси: материалы для истории общественного и народного быта России. Казань, 1913.

[35] См.: Иваницкий Н. А. Материалы по этнографии Вологодской губернии: Сборник сведений для изучения крестьянского населения России. М., 1890.

[36] Терещенко А. В. Быт русского народа. Вып. 1-8. СПб., 1847-1848.

[37] Дневник тотемского крестьянина А. А. Замараева. 1906-1922 годы / Публ.: В. В. Морозов, Н. И. Решетников. М., 1995 (в серии «Библиотека Российского этнографа); То же // Тотьма: историко-краеведческий альманах. Вып. 2. Тотьма, 1998.

[38] Ильинский Н. В. Родиноведение, его история и значение. Тотьма, 1921.

[39] См.: Шмидт С. О. «Золотое десятилетие» советского краеведения // Отечество: Краеведческий альманах. М., 1990. Вып. 1. С. 11-27.

[40] Размустова Т. О. Исторические модели краеведения в России // Современное состояние и перспективы развития краеведения в регионах России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. М., 1999. С. 95-97.

[41] Рюмина Т. Д. Московское краеведение XIX-XX веков как общественное явление // Современное состояние и перспективы развития краеведения в регионах России: Материалы всероссийской научно-практической конференции. М., 1999. С. 236.

[42] Куратов А. А. Историческое краеведение на Архангельском Севере // Без краеведения нет России. Доклады участников конференции. Архангельск, 2001. С. 15.

[43] Там же.

[44] Cahiers slaves Civilisation russe. Paris, 1999, № 2 и 2003, № 4.

 


(3.1 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 18.05.2016
  • Автор: Решетников Н.И.
  • Ключевые слова: Музей и музееведческие проблемы современности
  • Размер: 160.34 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Решетников Н.И.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции


2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100