ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

24 сентября 2017 г. Размещена статья Б.М. Пудалова "К истории Лаврентьевской летописи (О предполагаемом месте составления списка 1377 г.)".


   Главная страница  /  Текст музея  /  Нижний Новгород  /  Музеи  / 
   Музей под открытым небом на Щелоковском хуторе

 Музей под открытым небом на Щелоковском хуторе
Размер шрифта: распечатать




В.В. Коваль, Д.Д. Хмелевская. Овины из Архитектурно-этнографического музея-заповедника « Щелоковский хутор» (26.94 Kb)

В.В. Коваль, Д.Д. Хмелевская. ООО «АР групп»

 

Овины из Архитектурно-этнографического музея-заповедника « Щелоковский хутор»

 

«Овин расстелет низкий дым,
И долго под овином
Мы взором пристальным следим
За лётом журавлиным...»

        Александр Блок, 1909 год.

 

В Нижегородском Архитектурно-этнографическом музее-заповеднике «Щелоковский хутор» сохранилось два редких (для Нижегородской области) объекта, принадлежащих к крестьянским хозяйственным постройкам конца XIX века – ямный и верховой овины. Проект реставрации и восстановления данных экспонатов, служащих музею уже 45 лет, начался с выявления исторических особенностей подобных строений, уточнения их конструктивных и строительных характеристик.

Если давать определение, то овин – самобытная крестьянская постройка[1], служившая для сушки хлебных снопов перед молотьбой. Непросушенное зерно портилось при хранении, плохо сказывалось на вкусе выпекаемого хлеба, снижало выгонку из зерна спирта. Дабы избежать этого, зерно необходимо было просушить. С этой целью крестьянские хозяйства обзаводились овинами.

Овины были наиболее распространенным и древним типом хлебосушилен: уже к моменту принятия христианства эти постройки имели не только хозяйственное, но и культовое значение.[2] Согласно народным поверьям, в овине обитал дух места овинник, оберегающий хлеб от всякой беды и напасти, а саму постройку от пожара[3].

Как правило, овины представляли из себя двухъярусные срубы с двускатной крышей. На верхний ярус овинов (садило, сушило, насад, колосник) сажали снопы, посредством специальных жердей-колосников. Нижний ярус (подовин, теплинка, подлог, загара) – служил источником тепла и оборудовался печью без дымохода. Подовин отделялся от садила перекрытием (поднебником) из толстых осиновых горбылей (дерево, распиленное пополам, горбами книзу), которые обмазывались сверху слоем глины (по некоторым сведениям, толщиной до 20 см), образуя так называемый «под» или «потницы».[4] Пол устраивался меньшей площади, нежели само помещение садила для того, чтобы вдоль стен (с двух, трех или четырех сторон) оставались пазухи (духовой паз, тёплая пазуха, теплуха) - щели шириной до 40 см, через которые поднимался горячий дым. Сверху над каждой пазухой на высоте 15 см на ширину пазухи вставлялась доска (пазушная крышка, пока, кожух) для того, чтобы искры не попадали вверх, а зерна не сыпались в подовин.[5] В зависимости от количества пазух, овины носили название однопазушные, двухпазушные и т.д. В более древних по устройству овинах пазухи отсутствовали и дым проходил в щели пола, половицы которого неплотно прилегали друг к другу, и на пол в таком случае не набивали глины.[6] На некоторой высоте от пола укладывались колосники (цепки, подмостки, гряды, сушила) – жерди толщиной 7-10 см, они лежали на балках-переводах и могли свободно сдвигаться и раздвигаться, на жерди сажали снопы в один-два ряда.6

В верхнем ярусе устравивалось небольшое окно для подачи снопов. Дым выходил через окно или продухи. Крыши овинов были чаще двухскатные, реже встречались четырехскатные. Крыши настилали отлого - это уменьшало тягу и делало овин более безопасным в пожарном отношении.[7]

Овины имели разные типы, как по своему материалу (рубленые, хворостяные, каменные), так и принципы устройства: ямные и верховые. Иногда разница наблюдалась и в том, как удалялся дым: просто через щели в кровле или же более организованно посредством трубы. Варьировался и способ разведения огня. Иногда это было открытое пламя, иногда устраивалась печь. Печи в овинах имели различные типы устройства, начиная с примитивных - сложенных из камней на глиняном растворе (зачастую их каждый год приходилось перекладывать заново), заканчивая добротными сооружениями из кирпича, с регулируемой тягой, с коленчатым дымоходом. Это впрочем, положительно сказывалось на сроке жизни овина, т.к. из-за применения открытого пламени или наскоро устроенных печей овины  часто горели.

Ямные овины обычно строились в местах, где глубоко залегают грунтовые воды и в малолесных районах. Верховые овины требовали на своё возведение большее количество леса. Если нижний ярус находился ниже уровня земли (в выкопанной яме), то таковой овин назывался ямным; овин, находящийся целиком на поверхности, соответственно, назывался верховым.[8]

В овины сноповой хлеб поступал с гумна, поэтому данные строения часто располагались рядом, однако овины нередко горели, их старались отодвигать от гумна по крайней мере на 10 сажень, и для большей безопасности обсаживали высокорастущими лиственными деревьями в один или два ряда.[9]

Овины обычно стояли в конце усадьбы, иногда группами. При отдаленности пашни в некоторых губерниях (Пермской, Оренбургской) овины строили прямо в поле; это т.н. степные овины, в поле же производили и обмолот.

Хлеб в овине сушили после окончания полевых работ, в октябре. 7 октября (24 сентября по старому стилю) – день «Феклы заревницы» - считался днем начала молотьбы и «именин овина».

            Топили овин в безветренную погоду. Топливом служили солома, кокоры (пни с корнями), сучья, кора. Пламя должно было быть ровным, невысоким, чтобы зерно и солома не сильно прокоптились. Обычно хлеб в овине сушили ночью, а с утра начинали молотить.[10]

Для определения того, как сушится хлеб, пользовались длинной палкой с заостренным концом (сушилка, рожень, ржонка). Эту палку пропускали через окно в снопы до противоположной стены овина, и по степени нагрева заостренного конца судили о сухости хлеба.10

            Овины использовались иногда также для сушки льна, конопли, обмолоченного зерна, хмеля (Костромская губерния), лука (Ярославская губерния) и даже рыбы.[11]

Овины строились в районах с недостаточным числом солнечных дней. Ямные овины были распространены к югу и востоку от Москвы – в Московской, Курской, Воронежской, Тульской, Тамбовской, Пермской и других губерниях, верховые – к северу и западу от Москвы – в Псковской, Костромской, Олонецкой, Архангельской и др. В ряде губерний (Калужская, Рязанская, Тверская, Новгородская, Костромская, Московская, Вологодская) встречались и те, и другие овины.[12]

            Данный тип хлебосушилен перестал использоваться к середине ХХ столетия. На ряду с амбарами и ригами овины практически перестали строиться и перешли в разряд предметов исследований историков архитектуры. Сейчас овины можно найти в музеях деревянного зодчества России, например, в Костроме, Новгороде и Суздале.

В Нижегородском музее-заповеднике представлены и ямный, и верховой овины, обнаруженные в 1970-е годы во время одной из архитектурно-этнографических экспедиций, осуществлявшихся в те годы Горьковским музеем-заповедником под руководством архитектора Юрия Геннадьевича Самойлова. Ямный овин привезен из деревни Михайлово Уренского района. Верховой овин - из деревни Шашки Семеновского района Нижегородской области, в настоящий момент они являются объектами историко-культурного наследия регионального значения.

С 2014 года велась разработка проекта восстановления и реставрации данных памятников под руководством Виктора Викторовича Коваля. Были выполнены натурные исследования, также велось изучение литературных и архивных материалов, которые позволили составить полное представление о технологии сушки снопов в разных типах овинов.

Верховой овин из деревни Шашки Семеновского уезда Нижегородской губернии, являет собой классический образец подобных сооружений, тип которых получил широкое распространение в средней полосе России в XIX столетии. Он представляет собой двухъярусный бревенчатый сруб 4×6 м в плане, выполненный рубкой в «обло с остатком» с прирубом с северной стороны. Двухскатная самцовая кровля с потоками покрыта тёсом, над прирубом кровля односкатная. Овин имеет три основных объема: пелед, подовин и садило. Подовин и садило расположены один над другим в основной части сруба. Садило - верхнее помещение, куда «сажались» снопы, подаваемые через окно, перед которым на выпусках бревен устроена полка (полица, выстилка).  Пелед – это примыкающий справа объем, под односкатной кровлей, через который осуществлялся вход в подовин, для чего на главном фасаде устроена небольшая дверь. Внутри пелед и подовин сообщаются через подлаз (подныр) - невысокий проем, устроенный посредством того, что разделяющая их стена (забор, красная стенка) не имеет нескольких нижних венцов, т.е. не доходит до уровня земли. Подлаз обычно устраивался как можно меньшей высоты от земли, чтобы весь жар удерживался в садиле, но и с тем расчетом, чтобы истопник мог справляться с печью и свободно переходил из подовина в пелед, т.к. там хранились дрова (овеники)[13].  Размещенная в подовине печь (гор, пожог), устраивалась устьем, т.е. топкой к подлазу.

Какова была печка в данном овине, сейчас сказать сложно, неизвестно, была ли она перевезена в музей, а имеющееся ныне основание печи сложено из современного керамического кирпича.

На овине сохранилась значительная часть подлинных конструкций сруба. Это основные венцы и окно садила, имеющие характерную копоть на внутренней поверхности, обвязка и дверь пеледа, выполненная в древней манере воротового открывания дверной створки. На западном фасаде многие венцы имеют реставрационные протезы, вставленные в процессе сборки в 1970-е годы. Вероятно, новодельными являются потоки крыш садила и пеледа, но их состояние, как и сохранность всей кровли являются аварийными.

Архитектором Горьковской специализированной научно-реставрационной производственной мастерской Вячеславом Лапиным в мае 1972 года были выполнены обмеры овина: чертеж плана и трех фасадов. Январем 1973 года датированы разработанные Лапиным два листа чертежей деталей крыши проекта реставрации. Именно эти чертежи, найденные в ГАСДНО (Государственный архив специальной документации Нижегородской области) помогли сделать некоторые выводы о сохранности конструкций верхового овина и наметить план реставрационных работ.

Фотографии 1984 года показывают, что овин стоял до первозки в музей практически на грунте. Позже он был поставлен на кирпичный цоколь, который в настоящее время значительно просел под задней стеной сооружения.

Интересно отметить, что овин из деревни Шашки, имеет неестественно низкий подлаз – на высоте трех венцов от земли и довольно высокое расположение двери в пелед; в сохранившихся музейных овинах, напротив, вход в пелед расположен довольно низко – два-три венца от земли, а подлаз довольно высок – четыре-шесть венцов от земли. Такое расположение создает некоторые неудобства при заходе из пеледа в подовин через столь низких подлаз.

Проектом реставрации было принято:

- максимальное сохранение исторических бревен сруба,

- устройство печки-каменки,

- настилка нового пола из наката с обмазкой глиной.

Также по результатам исследований в проекте восстанавливаются три дополнительных венца в основании, что позволит увеличить высоту подлаза. Для большей сохранности нижних венцов сруба авторы проекта реставрации посчитали необходимым запроектировать установку овина на валунах большого размера под углы и соединения сруба, а образовавшееся пространство между нижними венцами и землёй закрыть бревенчатыми забирками, как это делалось в деревенских сооружениях северной и приволжской частей Нижегородской области в XIX- начале ХХ веков. Существующий ленточный кирпичный цоколь подлежит разборке, так как он полностью деформировался и не является исторически достоверным.

В процессе изучения верхового овина авторы проекта руководствовались найденными архивными обмерами и фотографиями, но в случае с ямным – не удалось найти какие-либо графические материалы. Даже аналоги в других музеях не были обнаружены и поэтому ямный овин из деревни Михайлово является уникальным музейным экспонатом.

При перевозке ямного овина на территорию Нижегородского музея-заповедника не планировалось использование этой постройки по прямому функциональному назначению. Вероятно, поэтому, яма не была сделана на полную глубину, овин установили без печи и дверного проема для попадания в подлаз, также не были изготовлены жерди для раскладки снопов, лестница и деревянные дверцы в проёмах. Собственно, сам ямный овин при установке его в музее, сохранил лишь несколько старых венцов сруба с плотницкой разметкой; на сегодняшний день его состояние – аварийное.

Одним из основных вопросов, которые предстояло решить в процессе разработки проекта реставрации был вопрос глубины и конструкции подовина. С этой целью были изучены литературные источники середины – второй половины XIX века, описывающие устройство различных типов овинов. Данная информация и послужила основным материалом для реконструкции, как первоначального облика ямного овина, так и технологии производства работ. Выяснилось, что ямник устраивался в виде укрепленной деревянным срубом ямы глубиной до 2 м. В некоторых случаях это был сруб, в других - вертикальные столбы.

 Согласно разработанному проекту реставрации, сруб ниже отметки земли рубится в “полдерева”. Крыша овина восстанавливается самцовая, двухскатная, тесовая из двух слоёв обрезных досок с курицами и потоками. Конструктивной основой крыши являются бревенчатые треугольные фронтоны «самцы»), связанные между собой зарубленными в них бревенчатыми слегами, расположенными горизонтально. Дверные проёмы выполняются с главного фасада (для попадания в садило) и с заднего фасада (для попадания с помощью лестницы в подовин). На обоих проёмах предусмотрены деревянные двери на шпонках с металлическими петлями на подставах (сохранился один подстав с главного фасада). Дверная колода в дверном проёме главного фасада проектом не предусмотрена, так как остатков её не обнаружено. На главном фасаде, под дверным проёмом, на уровне пола сохранилось небольшое прямоугольное отверстие с уклоном нижней грани наружу для выметания сора из овина.

Полы (накат) в овине реконструированы по фрагментарно сохранившимся остаткам горбылей размером 180-20х100 мм. Полы располагаются на двух бревенчатых лагах диаметром 180 мм. С трёх сторон вдоль бревенчатых стен предусмотрены щели, ограждённые вертикально поставленными досками толщиной 50 мм, для выхода дыма из подовинника. Над щелями запроектированы деревянные полки для предотвращения попадания искр на снопы. Над полом (накатом) из горбылей, на полках располагаются жерди-садила, на которых помещают снопы. В подовиннике (ямнике) размещается печь-каменка (гор) из кирпичей на булыжном основании. Полы в подовиннике грунтовые, утрамбованные.

Авторы надеются, что разработанные проекты и последующая реставрация овинов продлят их существование не только в качестве музейных экспонатов, но и функционально восстановят эти редкие постройки, что в свою очередь, позволит посетителям музея составить более детальное представление о русском крестьянском быте.

Иллюстрации

Верховой овин

1. Верховой овин. Главный (восточный) фасад. Фото 2015 года.

2. Верховой овин. Задний (западный) фасад. Фото 2015 года.

3. Верховой овин. Боковой (северный) фасад с пеледом. Фото 2015 года.

4. Верховой овин.  Интерьер садила с садильным окном и колосниками. Фото 2015 года.

5. Верховой овин. Вид на подлаз из подовина. Фото 2015 года.

6. Верховой овин. Пелед. Фото 2015 года.

7. Верховой овин. Дымовая пазуха, вид из подовина. Фото 2015 года.

8. Верховой овин. Фрагмент главного (восточного) фасада. Садильное окно. На проеме видна четверть для ставни и следы копоти от дыма. Фото 2015 года.

9. Верховой овин. Дверца пеледа с воротом.  Фото 2015 года.

10. Верховой овин. Обмерный чертеж 1972 года. Арх. В.А. Лапин.  ГАСДНО. Р-5, Оп. 4-7, д. 410, л. 1.

11. Верховой овин. Фото 1984 года из архива В.В. Коваля.

12. Верховой овин. Главный (восточный) фасад. Архитектурные обмеры, 2016 г.

13. Верховой овин. План садила. Архитектурные обмеры, 2016 г.

14. Верховой овин. Поперечный разрез. Архитектурные обмеры, 2016 г.

15. Верховой овин. Продольный разрез. Проект реставрации, 2016 г.

16. Верховой овин. Поперечный разрез. Проект реставрации, 2016 г.

17. Верховой овин. Визуализация проекта реставрации, 2016 г.

 

Ямный овин

18. Ямный овин в панораме АЭМЗ «Щелоковский хутор». На переднем плане – верховой овин. Фото 2015 года.

19. Ямный овин. Главный (северный) фасад. Фото 2015 года.

20. Ямный овин. Вид с северо-востока. Фото 2015 года.

21. Ямный овин. Вид с северо-запада. Фото 2015 года.

22. Ямный овин. Интерьер садила с садильным окном и полками. Фото 2015 года.

23. Ямный овин в процессе натурных обследований. Фото 2015 года.

24. Ямный овин. Садильное окно. На проеме видна четверть для дверки и следы копоти от дыма. Фото 2015 года.

25. Ямный овин. Фрагмент тесовой крыши с курицей. Фото 2015 года.

26. Ямный овин. Главный (северный) фасад. Архитектурные обмеры, 2015 г.

27. Ямный овин. План. Архитектурные обмеры, 2015 г.

28. Ямный овин. Продольный разрез. Архитектурные обмеры, 2015 г.

29. Ямный овин. Продольный разрез. Проект реставрации, 2015 г.

30. Ямный овин. Поперечный разрез. Проект реставрации, 2015 г.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Артамонов М. И. Постройки Краснохолмского района. Верхневолжская этнологическая экспедиция ГАИМК.– Л,1926.

Милов Л. В. Великорусский пахарь и особенности русского исторического процесса. M., 1998.

Рудольский А. А. Архитектурный альбом для хозяев, содержащий в себе более 100 архитектурных чертежей, нужнейших для сельских строений, как-то: сельских домов, конных и скотных дворов, овинов, садов, колодцев, печей для риг и овинов и многих других рисунков, касающихся до сельского домостроительства. М., 1839.

Сабурова Л. М.  «Сельскохозяйственные постройки для обработки и хранения зерна». М., 1967.

Федорович  Ф.  Сельскохозяйственная архитектура. Руководство к построению всех сельскохозяйственных зданий, как-то: жилых зданий для рабочих, помещений для домашних животных, продуктов земледелия и сельскохозяйственных орудий и машин. С.П-б., 1881.

Ключевые слова: русское деревянное зодчество, крестьянские сельскохозяйственные постройки, овины, музеи по открытым небом.

Публикуется впервые. 


[1] Сабурова Л. М.  Сельскохозяйственные постройки для обработки и хранения зерна. М., 1967. С. 99.

[2] Там же. С. 99.

[3] Толстой Н. И.  Мифологический словарь,  гл. ред. Е. М. Мелетинский. — М. : Советская энциклопедия, 1990. — С. 401–402.

[4] Артамонов М.И. Постройки Краснохолмского района. Верхневолжская этнологическая экспедиция ГАИМК.– Л,1926.

[5] Сабурова Л. М.  Сельскохозяйственные постройки для обработки и хранения зерна. М., 1967. С. 104.

[6] Там же. С. 104.

[7] Там же. С. 104.

[8] Там же. С. 99.

[9] Федорович  Флориан.  Сельскохозяйственная архитектура. Руководство к построению всех сельскохозяйственных зданий, как-то: жилых зданий для рабочих, помещений для домашних животных, продуктов земледелия и сельскохозяйственных орудий и машин. С.П-б., 1881. С. 119.

[10] Сабурова Л. М.  Сельскохозяйственные постройки для обработки и хранения зерна. М., 1967. С. 105.

[11] Там же. С.106.

[12] Там же. С.99-101.

[13] Артамонов М.И. Постройки Краснохолмского района. Верхневолжская этнологическая экспедиция ГАИМК.– Л,1926.

 

 

 

 

 

 

 


(0.6 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 17.07.2017
  • Автор: В.В. Коваль, Д.Д. Хмелевская ООО «АР групп»
  • Ключевые слова: русское деревянное зодчество, крестьянские сельскохозяйственные постройки, овины, музеи по открытым небом
  • Размер: 26.94 Kb
  • постоянный адрес:
  • © В.В. Коваль, Д.Д. Хмелевская ООО «АР групп»
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции


2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100