Наши посетители
ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

18 февраля 2019 г. опубликованы материалы: Повестки дня заседаний Партийного актива Горьковского горкома ВКП(б) за 1935 г., песни с. Шутилово Первомайского р-на Нижегородской области из личного архива Т.В. Гусаровой.


   Главная страница  /  Текст музыки  /  Восприятие музыки

 Восприятие музыки
Размер шрифта: распечатать




В. МЯСИЩЕВ, А. ГОТСДИНЕР. Что есть музыкальность? (9.76 Kb)

 
[135]
В исполнительской и педагогической практике уже давно установилось представление о музыкальности как главном свойстве специфической одаренности. В истолковании этой категории можно выделить ряд направлений: понимание ее как единого и неизменного свойства (Г. Ревеш, С. Надель); подход к ней как к совокупности ряда частных способностей (Ю. Майнуоринг, К. Ламп, Н. Кей, Г. Кёниг, К. Сишор). Многие авторы искали признаки музыкальности в различных умениях, сформировавшихся на основе одной или нескольких способностей. Так, А. Файст акцентировал «чувство интерва­лов», К. Штумпф и М. Майер — дар анализировать созву­чия и т. п.
Все исследователи недостаточно учитывали фактор це­лостной личности, игнорируя главное: потребность в восприя­тии музыки и процесс переживания. Между тем именно это формирует важнейший комплекс психической активности — избирательное отношение индивида к художественным явле­ниям. Оно, с одной стороны, неотделимо от личности, с дру­гой — составляет, на наш взгляд, существо рассматриваемо­го свойства. (...)
 
[136]
Ранние проявления музыкальности. Биографии выдаю­щихся исполнителей и композиторов показывают, что она может обнаружиться очень рано, иногда в возрасте, когда ребенок еще не владеет речью. Наиболее часто среди буду­щих профессионалов она наблюдалась в двух-трехлетнем возрасте и обращала внимание «самопроизвольной» реакци­ей ребенка на звуковое воздействие (активные движения под музыку либо застывшая сосредоточенная поза). (…) Противоположную группу фак­тов составляют истории вундеркиндов, чье блестящее раннее развитие к периоду отрочества приостанавливается, а порой и деградирует. (...)
Врожденна ли музыкальность? Ответы на этот вопрос, как у психологов, так и у музыкантов-профессионалов самые противоположные. Несмотря на разные исходные посылки, виднейшие зарубежные специалисты Г. Ревеш и К. Сишор отвечают на него положительно. (...)
Подобный фаталистический подход глубоко бесперспек­тивен. Но и отрицать роль врожденных факторов в структу­ре музыкальности было бы неверным: и исследовательский, и педагогический опыт противоречат такому утверждению.
 
[137]
Уровень музыкальности в каждый данный момент выступает производным от врожденных особенностей индивидума и труда, затраченного на развитие этих особенностей. Следует подчеркнуть, что при всей устойчивости, данная психическая категория динамична и может изменяться в зависимости от характера деятельности, отношения к ней индивида и много­образия условий, в которых она протекает. Педагогические усилия приводят к ее заметному развитию. В сформирован­ном виде она действительно становится характерным приз­наком одаренной личности: способность эмоционально от­кликаться на художественные впечатления — устойчивый показатель такой индивидуальности. Врожденная же пред­расположенность составляет только потенциальную возмож­ность, которая при определенных условиях может остаться и нереализованной. (...)
Генезис музыкальности. Формирование одаренности. В одной из своих работ Асафьев подметил важную психологи­ческую черту слуха Глинки, который «...не нежится в пассив­ном восторге, а сам действенно реагирует на раздражения, переводя впечатления на язык интонаций...»
Подчеркнем, что активное действование в противовес разнеженной пассивности характерно для большинства му­зыкальных детей. Причем эта потребность бывает настолько сильна, что меняет естественные формы поведения. Ради удовольствия послушать музыку ребенок может пожертвовать игрой — даже выполнить серию жестких дисциплинарных требований. Такие дети много поют, а если в доме есть му­зыкальный инструмент — подбирают по слуху; иногда воз­никает потребность в сочинении музыки.
Несомненно, что только достаточная эмоциональная ком­пенсация помогает маленьким пианистам, скрипачам и виолончелистам выносить значителньую физическую и нервную нагрузку. Отметим и настойчивость, с которой музыкально одаренные дети преодолевают препятствия, мешающие заня­тиям. (...)
Однако хорошие исполнительские навыки и уменье, общая артистическая культура — все это может облегчить вычленение музыкальности, но не может ее заменить. Выс­шая оценка выражается в признании, что данный пианист, скрипач, дирижер и т. д. не только хороший исполнитель, но и хороший (глубокий, тонкий, интересный) музыкант. Этим
 
[138]
подчеркивается значение музыкальности как специфической способности глубоко переживать музыку, чувствовать и по­нимать ее содержательную сторону и передавть ее в интер­претации. В некоторых случаях эта черта вуалирует или компенсирует ограниченные профессиональные возможности исполнителя.
Диагностика и прогнозы развития музыкальности. Эта проблема возникает с первых шагов обучения будущего ар­тиста. Дело осложняется тем, что обычно педагог плохо зна­ет раннее детство воспитанника и лишен возможности про­анализировать его «детские реакции» на искусство.
Часто выявлению музыкальности препятствует застенчи­вость либо чрезмерная бойкость ребенка. Резко меняет привычные формы реакций волнение: некоторых оно вооду­шевляет, других — угнетает. Непродуманное замечание или неосторожный упрех в хвастовстве также, может надолго затормозить порывы художественного чувства. Все же можно полагать, что основными показателями музыкальности сле­дует считать: 1) раннее проявление музыкальной впечатли­тельности, 2) наличие устойчивой потребности в художест­венных впечатлениях, 3) различнее формы активной дея­тельности — пение, подбор по слуху, импровизация, 4) до­статочно выраженный характер музыкальных предпочтений, 5) естественная, не привитая взрослыми, экспрессия и нюан­сировка в исполнении, 6) соотношение между результатом и затраченным трудом. (...)
В психологии и педагогике было немало попыток оценить музыкальные способности путем экспериментального иссле­дования. Им нельзя отказать в значимости, но они, пожалуй, не оставили большого следа и не влияют на процедуру отбора учеников. В практике до сих пор исходят из эмпири­ческого опыта и субъективного впечатления экзаменующих. Тесты приемных экзаменов в музыкальные школы, по сути, выявляют лишь отдельные компоненты одаренности: чувство ритма, остроту слуха; они характеризуют скорее уровень отдельных умений и навыков, игнорируя личность в целом и особенности ее формирования. Это существенно затрудняет и прогноз развития испытуемого. (...)
Личность и музыкальная деятельность. Личность пред­ставляет собою диалектическое единство потенциала (пони­маемого как совокупность биологического и социального в человеке) и процессов, реализующих приспособительные и преобразующие формы связи ее с окружающим миром. Музыкальность, как одна из сторон личности, выступает потенциалом, а музыкальная деятельность — процессом:
 
[139]
музыкальность детерминирует количественно-качественные особенности деятельности, процессы же деятельности, в свою очередь, раскрывают потенциал и развивают его.
Взаимовлияние разных сторон потенциала выявляется на примере связи музыкальности с качествами личности. Они тесно переплетаются и в значительной степени зависят от особенностей характера. (...)
С другой стороны, иной раз характер становится сущест­венной опорой и словно бы выражением музыкальной ода­ренности, как это было у Бетховена, который титаническим усилием воли преодолел недуг и выразил в своих произве­дениях величие непокоренного духа.
Наконец, черты музыкальной деятельности Мусоргского были абсолютно неадекватны повседневному проявлению его характера.
Указанные стороны проявления личности, разумеется, не исчерпывают многообразия и сложности связей творческой индивидуальности с музыкальной деятельностью.. Но проб­лема эта пока мало исследована и требует дальнейших спе­циальных разработок.
Заключительные замечания. Итак, музыкальность мож­но определить как качественное своеобразие художественно-психологического процесса, основное содержание которого
составляет особенность реакций, — острота, глубина и дли­тельность воздействия музыки. Эта особенность в конечном счете формирует устойчивое положительное отношение ар­тиста к объекту. При этом музыкальность выступает и как доминирующее свойство личности, существенно влияющее на ее поведение, интересы, склонности и все стороны психиче­ской деятельности. Количественный показатель рассматри­ваемой способности выражается в ее продуктивности — многообразии форм чувственного и логического пережива­ния музыки, эмоционально-эстетического и интеллектуальногого достижения ее содержания. (...)
Структуру музыкальности можно представить как свое­образный динамический синтез отдельных способностей, ха­рактерологических особенностей и свойств личности. Только специфическим сплавом этой одаренности с фантазией, работоспособностью, волевыми качествами, общей культу­рой и многими другими факторами обеспечивается исключи­тельный уровень великих художников. (...)
 
Опубл.: Советская музыка. 1976. № 3. С. 81—85.
Здесь приводится по изданию: Музыкальная психология: хрестоматия. М, 1992.
 
Материал размещен 23.12.2005
 

(0.3 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: Готсдинер А., Мясищев В.
  • Размер: 9.76 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Готсдинер А., Мясищев В.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
С.В. ЛАВРОВА «Логика смысла» новой музыки опыт структурно-семиотического анализа на примере творчества Хельмута Лахенманна и Сальваторе Шаррино. Часть первая. Опыт постановки проблемы (1.1; 1.2)
С.В. ЛАВРОВА «Логика смысла» новой музыки опыт структурно-семиотического анализа на примере творчества Хельмута Лахенманна и Сальваторе Шаррино. Часть первая. Опыт постановки проблемы (1.3; 1.4)
Антон ВЕБЕРН Путь к новой музыке. Лекции 1 - 4.
Антон ВЕБЕРН Путь к новой музыке. Лекции 5 - 8
Ю.Н. БЫЧКОВ Проблема cмысла в музыке
Е.Н. ФЕДОРОВИЧ, Е.В. ТИХОНОВА. Основы музыкальной психологии. Глава 3. Музыкальное восприятие
Т. АДОРНО. Легкая музыка
M.Г. Арановский. О психологических предпосылках предметно-пространственных слуховых представлений
Д.И. ВАРЛАМОВ. Академизация и постакадемический синдром в музыкальном искусстве и образовании
Д. БОГДАНОВИЧ. Контрапункт для гитары (реферат В. Лимоновой)
Т. Цареградская. О религиозности Мессиана
И. ЭЙГЕС. Музыка у Чехова-беллетриста
Ю.В. КУДРЯШОВ Сонорно-функциональная основа музыкального мышления
Карл ДАЛЬХАУЗ «Новая музыка» как историческая категория
Вячеслав КАРАТЫГИН. Музыка чистая, программная, прикладная
Науку, теорию, педагогику – ближе к жизни
Нина БОРДЮГ Рождество, святки, Васильев вечер, (Старый Новый год), Крещение (Богоявление) (на фольклорных материалах юга Нижегородской области)
Людмила МУН Импровизация в истории искусств и в учебном процессе
Марк АРАНОВСКИЙ Текст и музыкальная речь (глава 6 из книги «Музыкальный текст. Структура и свойства»)
Владимир МАРТЫНОВ Музыка, космос и космическое пространство
Инна БАРСОВА Музыка. Слово. Безмолвие
Игорь БЭЛЗА Пушкинские традиции русской музыки
Якоб АЙГЕНШАРФ Неоконченное эссе: феномен
Лилиас МАККИННОН Игра наизусть (фрагмент книги)
Генрих ОРЛОВ. Древо музыки. Глава вторая: Время
А.Э. ВИНОГРАД Гиперметрическая регулярность в ритме смены гармонических функций на примерах из произведений И.С.Баха
А.Э. ВИНОГРАД, В.В. СЕРЯЧКОВ Насколько крупным может быть музыкальный метр? Уровни метрической регулярности
Якоб АЙГЕНШАРФ Лев Толстой музицирующий
Ольга ЛОСЕВА Титульный лист как компонент художественного целого
А.А. ПАРШИН. Аутентизм: вопросы и ответы
Г.Н. ВИРАНОВСКИЙ Музыкально-теоретическая система Древнего Китая (краткий очерк)
В. ВАЛЬКОВА Музыкальный тематизм и мифологическое мышление
Эдисон ДЕНИСОВ О композиционном процессе
Курт Эрнст. Тонпсихология и музыкальная психология
Л.ГЕРВЕР К проблеме «миф и музыка»
М.Ш. БОНФЕЛЬД Музыка: язык или речь?
Н. ГАРИПОВА. К вопросу об эмоциональных компонентах в структуре содержания и восприятия музыки
Г. ОРЛОВ. Древо музыки. Глава седьмая. Коммуникация
М. АРАНОВСКИЙ. ТЕЗИСЫ О МУЗЫКАЛЬНОЙ СЕМАНТИКЕ
Т. АДОРНО. Типы отношения к музыке
М. АРАНОВСКИЙ. Текст как междисциплинарная проблема
О.В. СОКОЛОВ. Морфологическая система музыки и ее художественные жанры / Гл. 8: Жанр в контексте музыкальной культуры
О.В. СОКОЛОВ. Морфологическая система музыки и ее художественные жанры / Введение. Гл. 1: Морфологическая система музыки
А.В. МИХАЙЛОВ. Выдающийся музыкальный критик
Д.Р. ЛИВШИЦ. О джазовых риффах
М. КАГАН. Художественно-творческий процесс — произведение искусства — художественное восприятие
В.И. МАРТЫНОВ. Время и пространство как факторы музыкального формообразования
М. ФЕДОТОВА. Панк-культура - смеховой антагонист культуры
А. ЦУКЕР. Интеллигенция поет блатные песни (блатная песня в советской и постсоветской культуре)
В. СЫРОВ. Шлягер и шедевр (к вопросу об аннигиляции понятий)
В. МЯСИЩЕВ, А. ГОТСДИНЕР. Что есть музыкальность?
В. ЛЕВИ. Вопросы психобиологии музыки
Ф. ВИЛЬСОН. ГЛУХИЕ И НЕУКЛЮЖИЕ?
В. А. МЕДУШЕВСКИЙ. Двойственность музыкальной формы и восприятие музыки.
П. П. СОКАЛЬСКИЙ. О механизме музыкальных впечатлений. (Материал для музыкальной психологии).
А.Ф.ЛОСЕВ. Музыка как предмет логики. К вопросу о лже-музыкальных феноменах.

2004-2019 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100