ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

24 сентября 2017 г. Размещена статья Б.М. Пудалова "К истории Лаврентьевской летописи (О предполагаемом месте составления списка 1377 г.)".


   Главная страница  /  Текст музыки  /  Музыкальные эпохи  /  XIX в.

 XIX в.
Размер шрифта: распечатать




Д.И. ВАРЛАМОВ. Почти детективная история (98.79 Kb)

 

Из мно­гочис­ленных му­зыкаль­ных ору­дий рус­ско­го на­рода: тех, ко­торые проч­но ут­верди­лись в груп­пе на­род­ных, и тех, ста­тус ко­торых вы­зыва­ет сом­не­ния, на­ибо­лее дра­матич­ная, за­гадоч­ная судь­ба пос­тигла один из са­мых рас­простра­нен­ных и по­пуляр­ных на Ру­си инс­тру­мен­тов - древ­не­рус­скую дом­ру.

 Кол­ли­зии вок­руг это­го инс­тру­мен­та на­чались еще в древ­ности, ког­да дом­ра, как ос­новное му­зыкаль­ное ору­дие ско­моро­хов - ис­конных пред­ста­вите­лей на­род­но­го эпо­са, на­род­ной сце­ны, на­род­но­го му­зыкаль­но­го ис­кусс­тва, вста­ла на пу­ти раз­ви­тия офи­ци­аль­ной хрис­ти­ан­ской цер­кви в ее борь­бе с “су­еве­ри­ями” язы­чес­кой ре­лигии, из­древ­ле куль­ти­виру­емой сла­вян­ски­ми пле­мена­ми. Дом­ра поз­на­ла и сла­ву, и заб­ве­ние, и двой­ное воз­рожде­ние, и ро­довую враж­ду. До сих пор вок­руг пе­рипе­тий ее ис­то­рии и сов­ре­мен­но­го раз­ви­тия про­дол­жа­ют­ся спо­ры му­зыкан­тов и уче­ных. В ла­бирин­тах ее судь­бы, по­жалуй, ско­рее раз­бе­рет­ся ав­тор де­тек­тивных ро­манов, чем ис­то­рик. Од­на­ко от­сту­пать не­куда, и нам ос­та­ет­ся по­пытать­ся прос­ле­дить поч­ти де­тек­тивную ис­то­рию сов­ре­мен­ной дом­ры.

 В лю­бом ав­то­ритет­ном и не очень ав­то­ритет­ном из­да­нии, вы­пущен­ном до се­реди­ны 80-х го­дов пос­ледне­го сто­летия (ска­зан­ная всколь­зь да­та в пос­ле­ду­ющем бу­дет иметь су­щес­твен­ное зна­чение в на­шем из­ло­жении), мож­но про­читать ис­то­рию дом­ры приб­ли­зитель­но в оди­нако­вой транс­крип­ции.

 Дом­ра - древ­не­рус­ский струн­но-щип­ко­вый му­зыкаль­ный инс­тру­мент, бы­товав­ший на Ру­си в XVI — XVII ве­ках. Она бы­ла рас­простра­нена пре­иму­щес­твен­но сре­ди про­фес­си­ональ­ных му­зыкан­тов-ско­моро­хов. В кон­це XVII ве­ка в свя­зи с пол­ным ис­ко­рене­ни­ем ско­моро­шес­тва как яв­ле­ния куль­ту­ры дом­ра выш­ла из упот­ребле­ния и стер­лась из па­мяти на­рода. Об­разцов инс­тру­мен­та не сох­ра­нилось, нет так­же ни опи­сания, ни изоб­ра­жения дом­ры в древ­не­рус­ских ис­то­ричес­ких па­мят­ни­ках. По этой при­чине ис­сле­дова­тели XIX ве­ка от­но­сили дом­ру то к ду­ховым, то к струн­ным, а то и к удар­ным инс­тру­мен­там.

 Так, сос­та­витель Тол­ко­вого сло­варя В. Даль ут­вер­ждал, что дом­ра бы­ла в ста­рину дуд­кой, пос­коль­ку тер­мин “дом­ра” про­ис­хо­дит от древ­несла­вян­ско­го “дму”, то есть “дуть”.[23] Ис­то­рик Н. Кос­то­маров при­чис­лял дом­ру к удар­ным инс­тру­мен­там, ссы­ла­ясь на сле­ду­ющее ис­то­ричес­кое опи­сание: “Од­ни из них (ско­моро­хи. - Д. И.) иг­ра­ли в гуд­ки, дру­гие би­ли в буб­ны, дом­ры и нак­ры”.[24] Здесь дом­ры пе­речис­ля­ют­ся в ок­ру­жении удар­ных инс­тру­мен­тов.

Пер­вым, кто пра­виль­но оп­ре­делил при­над­лежность дом­ры к струн­ным щип­ко­вым инс­тру­мен­там, был А. Фа­мин­цын, опуб­ли­ковав­ший в са­мом кон­це XIX ве­ка кни­гу “Дом­ра и срод­ные ей му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты рус­ско­го на­рода”. Од­на­ко и он бо­лее то­го, что это струн­ный тан­бу­ровид­ный инс­тру­мент, ска­зать ни­чего не мог, так как единс­твен­ное изоб­ра­жение дом­ры, ко­торое уда­лось най­ти на ри­сун­ке А. Оле­ария в кни­ге “Опи­сание пу­тешес­твия в Мос­ко­вию...”, не да­ет яс­но­го пред­став­ле­ния о конс­трук­ции инс­тру­мен­та, ко­личес­тве струн и спо­собах иг­ры. Все пос­ле­ду­ющие ис­сле­дова­тели дом­ры вплоть до кон­ца XX ве­ка опи­рались на вы­шеназ­ванную ра­боту А.Фа­мин­цы­на и ни­чего прин­ци­пи­аль­но но­вого к ней не до­бави­ли.

 Тем не ме­нее в 1896 го­ду В. Ан­дре­ев, нес­мотря на от­сутс­твие дос­то­вер­ных ма­тери­алов об ус­трой­стве дом­ры, по об­разцу пре­дос­тавлен­но­го ему струн­но­го инс­тру­мен­та с оваль­ным кор­пу­сом соз­дал но­вую, ори­гиналь­ную конс­трук­цию, дал ей наз­ва­ние “дом­ра” и по­пытал­ся те­оре­тичес­ки обос­но­вать ее ана­логию с древ­не­рус­ским про­тоти­пом.

 Ис­то­рия вос­созда­ния В. Ан­дре­евым ста­рин­ной дом­ры, ко­чу­ющая из из­да­ние в из­да­ние, пос­те­пен­но об­раста­ла ле­ген­да­ми, в ко­торых быль пе­реп­ле­талась с не­были­цами. Вот как опи­сыва­ет со­бытия ве­ковой дав­ности учас­тник ан­дре­ев­ско­го ор­кес­тра А.Ча­гада­ев: “С. Мар­ты­нов, уче­ник Ан­дре­ева, слу­чай­но на­шел в од­ной из де­ревень Вят­ской гу­бер­нии ста­рин­ный инс­тру­мент - дом­ру, ко­торую он при­вез в Пе­тер­бург. Ан­дре­ев усо­вер­шенс­тво­вал дом­ру, как и ба­лалай­ку; по со­вету Фо­мина он стро­ит це­лое се­мей­ство домр: пик­ко­ло, ма­лую, аль­то­вую, те­норо­вую и ба­совую. Строй домр ос­та­ет­ся тот же, что и ба­лала­ек, квар­то­вый; при­ем иг­ры на­род­ный - ме­ди­ато­ром. Ко­личес­тво струн, как и на най­ден­ной дом­ре, три...”.[25]

 А. Ча­гада­ев, бу­дучи уче­ником и со­рат­ни­ком В. Ан­дре­ева, ес­ли и не был оче­вид­цем со­бытий, свя­зан­ных с вве­дени­ем дом­ры в Ве­лико­рус­ский ор­кестр (в 1896 го­ду он был еще ре­бен­ком), то на­вер­ня­ка был хо­рошо ос­ве­дом­лен о них от учи­теля и то­вари­щей по ор­кес­тру. Та­кое важ­ное со­бытие, как на­ход­ка древ­не­рус­ской дом­ры и ра­бота над ее ре­конс­трук­ци­ей, не мог­ло ос­тать­ся без прис­таль­но­го вни­мания эн­ту­зи­ас­тов на­род­но­го ис­полни­тель­ско­го ис­кусс­тва, ка­ковы­ми, без сом­не­ния, яв­ля­лись учас­тни­ки ор­кес­тра В. Ан­дре­ева. По­это­му ис­то­ричес­кие фак­ты, из­ло­жен­ные близ­ким к ос­но­вате­лю рус­ско­го ор­кес­тра му­зыкан­том-прос­ве­тите­лем, ста­ли ос­но­вой для пос­ле­ду­ющих пуб­ли­каций. Имен­но на эту не­боль­шую бро­шюру А. Ча­гада­ева до сих пор час­то ссы­ла­ют­ся мно­гие ис­сле­дова­тели на­род­но­го инс­тру­мен­та­рия. Ф. Со­колов в ра­боте “В. В. Ан­дре­ев и его ор­кестр”, из­данной мно­го поз­же, в 1962 го­ду, опи­сыва­ет ин­те­рес­ные под­робнос­ти на­ход­ки, сде­лан­ной С. Мар­ты­новым, при­давая этой ис­то­рии жиз­ненность и прав­до­подо­бие: “Осенью 1895 го­да один из учас­тни­ков ан­дре­ев­ско­го Круж­ка, сту­дент-тех­но­лог С. Мар­ты­нов, ра­ботая на прак­ти­ке в Гла­зов­ском у­ез­де Вят­ской гу­бер­нии, слу­чай­но на­шел в кресть­ян­ской из­бе древ­ний по­лураз­ва­лив­ший­ся струн­ный инс­тру­мент с круг­лым ку­зовом и не­помер­но длин­ной шей­кой.

Инс­тру­мент был в ужас­ном сос­то­янии: кор­пус рас­сохся, по­коро­бил­ся и рас­трес­кался, струн не бы­ло, и Мар­ты­нов по этим жал­ким ос­танкам не мог оп­ре­делить его наз­ва­ния. На­ход­ка очень на­поми­нала са­модель­ную кус­тарную ба­лалай­ку, но круг­лый ку­зов инс­тру­мен­та не поз­во­лял с уве­рен­ностью от­нести его к се­мей­ству ба­лала­ек. Хо­зя­ин из­бы на все воп­ро­сы мог толь­ко от­ве­тить: “А кто ж его зна­ет, что это за му­зыка! Ва­ля­ет­ся здесь спо­кон ве­ку, толь­ко мес­то зря за­нима­ет”.

 Пом­ня прось­бу сво­его учи­теля, Мар­ты­нов ку­пил эту “му­зыку” за 20 ко­пе­ек, при­вез ее в Пе­тер­бург и по­казал Ан­дре­еву. Ан­дре­ев то­же не смог оп­ре­делить, что это за инс­тру­мент, и по­нес его на эк­спер­ти­зу к из­вес­тно­му пе­тер­бург­ско­му му­зыкан­ту-ис­то­рику, про­фес­со­ру А. С. Фа­мин­цы­ну, не­дав­но опуб­ли­ковав­ше­му боль­шое ис­сле­дова­ние о дом­ре и срод­ных ей му­зыкаль­ных инс­тру­мен­тах рус­ско­го на­рода.

 По ут­вер­жде­нию не­кото­рых би­ог­ра­фов Ан­дре­ева, А. С. Фа­мин­цын, уви­дев эту на­ход­ку, при­шел в страш­ное воз­бужде­ние и за­явил, что это не что иное, как древ­не­рус­ская на­род­ная дом­ра, ка­ким-то чу­дом уце­лев­шая в Вят­ской гу­бер­нии”.[26]

 Ка­залось бы, воп­рос ис­черпан. Ав­тор ци­тиру­емой вы­ше ра­боты нас­толь­ко под­робно опи­сыва­ет со­бытия вплоть до це­ны по­куп­ки, при­водит выс­ка­зыва­ния ее преж­не­го хо­зя­ина и эмо­ци­ональ­ное вос­при­ятие на­ход­ки А. Фа­мин­цы­ным, что ка­жет­ся, буд­то он сам при­сутс­тво­вал при этом, а чи­татель ни­как не мо­жет сом­не­вать­ся в том, что все бы­ло имен­но так, а не ина­че.

 Од­на­ко, изу­чив бо­лее под­робно эту ли­тера­туру, а так­же дру­гие до­кумен­таль­ные ис­точни­ки, мы усом­ни­лись в дос­то­вер­ности не­кото­рых из­ло­жен­ных А. Ча­гада­евым и Ф. Со­коло­вым ис­то­ричес­ких фак­тов.

 Сна­чала ис­сле­дова­тели за­мети­ли не очень су­щес­твен­ные раз­ночте­ния в ин­тер­пре­тации этой ис­то­рии раз­личны­ми ав­то­рами. Нап­ри­мер, В. Блок от­ме­ча­ет, что в ра­ботах А. Ча­гада­ева и Ф. Со­коло­ва учас­тник Круж­ка, на­шед­ший дом­ру, упо­мина­ет­ся как С. Мар­ты­нов, а К. Вер­тков, опи­ра­ясь на дан­ные Н. При­вало­ва, да­ет дру­гие его ини­ци­алы - А. С. Мар­ты­нов. Раз­ночте­ния об­на­ружи­ва­ют­ся и в ука­зании мес­та на­ход­ки дом­ры: у Ф. Со­коло­ва это Гла­зов­ский у­езд Вят­ской гу­бер­нии, у К. Вер­тко­ва - Ко­тель­ни­чес­кий у­езд той же гу­бер­нии, где С. или А. С. Мар­ты­нов, бу­дучи сту­ден­том Пе­тер­бург­ско­го тех­но­логи­чес­ко­го ин­сти­тута, на­ходил­ся на прак­ти­ке.

 За­тем вы­яс­ня­ет­ся, что С. Мар­ты­нов (все же С. А.) яв­лялся лишь пос­редни­ком в пе­реда­че “дом­ры” В. Ан­дре­еву, а наш­ла инс­тру­мент его сес­тра А. А. Мар­ты­нова, и не­кото­рое вре­мя он хра­нил­ся у них в до­ме как об­ра­зец ба­лалай­ки с оваль­ным кор­пу­сом. В свя­зи с этим К. Вер­тков и выс­ка­зал мне­ние о том, что най­ден­ный инс­тру­мент “пред­став­лял со­бой один из ти­пов на­род­ной ба­лалай­ки, но был оши­боч­но при­нят за об­ра­зец древ­не­рус­ской дом­ры...”.[27]

На­конец, об­на­ружи­ва­ет­ся, что про­тотип ан­дре­ев­ской дом­ры вов­се не был най­ден на чер­да­ке, а куп­лен А. Мар­ты­новой в г. Вят­ке как пред­мет мес­тно­го про­из­водс­тва у кресть­яни­на-кус­та­ря и был не ста­рин­но­го про­ис­хожде­ния, а сов­ре­мен­но­го из­го­тов­ле­ния. Ни о ка­ком кон­си­ли­уме с учас­ти­ем А. Фа­мин­цы­на нет до­кумен­таль­ных под­твержде­ний и упо­мина­ний о нем са­мих учас­тни­ков со­бытий 1896 го­да. Тем бо­лее, как за­меча­ет М. Им­ха­ниц­кий, про­фес­сор А. Фа­мин­цын, ко­торый, сог­ласно об­щепри­нятой вер­сии, яко­бы при­нял учас­тие в опоз­на­нии дом­ры, умер в и­юне 1896 го­да, тог­да как мар­ты­нов­ский инс­тру­мент по­пал к В. Ан­дре­еву “око­ло се­реди­ны ле­та” то­го же го­да, то есть в и­юле.

 Вы впра­ве за­дать мне воп­рос: ка­кое зна­чение мо­гут иметь се­год­ня все эти ма­лоз­на­чимые фак­ты “би­ог­ра­фии” дом­ры? Ка­кая раз­ни­ца, где и кем был най­ден про­тотип ан­дре­ев­ской дом­ры, был или нет А. Фа­мин­цын учас­тни­ком кон­си­ли­ума по опоз­на­нию древ­не­рус­ско­го инс­тру­мен­та. Все это де­тали ис­то­рии, ко­торые мо­гут за­ин­те­ресо­вать лишь до­тош­но­го му­зей­но­го ра­бот­ни­ка или лю­бите­ля за­сорять па­мять ре­лик­то­вой че­пухой, нуж­ной для то­го, что­бы при слу­чае блес­нуть сво­ей эру­дици­ей. От­нюдь нет! Дей­стви­тель­но, пе­речис­ленные фак­ты - лишь тро­пин­ка, ве­дущая нас к от­ве­ту на глав­ные воп­ро­сы: был ли вят­ский инс­тру­мент дей­стви­тель­но ста­рин­ной древ­не­рус­ской дом­рой или это бы­ла сов­ре­мен­ная В. Ан­дре­еву ба­лалай­ка, оши­боч­но при­нятая им за дом­ру? От­вет на этот воп­рос да­ет ключ к раз­гадке сле­ду­юще­го: что есть сов­ре­мен­ная дом­ра — ис­кусс­твен­но соз­данный В. Ан­дре­евым инс­тру­мент или усо­вер­шенс­тво­ван­ное ста­рин­ное на­род­ное му­зыкаль­ное ору­дие.

 Вся ис­то­рия дом­ры в XX ве­ке прош­ла под зна­ком по­ис­ка от­ве­та на эти воп­ро­сы. Имен­но они ле­жат в ос­но­ве из­вес­тно­го про­тивос­то­яния и да­же про­тиво­борс­тва по­бор­ни­ков трех- и че­тырехс­трун­но­го ва­ри­ан­тов инс­тру­мен­та. По­верь­те, это про­тиво­борс­тво но­сило ха­рак­тер не толь­ко те­оре­тичес­ких из­мышле­ний, но и от­кры­той борь­бы. Сви­детель­ством то­му по­леми­ка в рос­сий­ской прес­се 20 - 30-х го­дов. Соз­да­тель че­тырехс­трун­ной дом­ры Г. Лю­бимов в 1927 го­ду клей­мил сво­их со­пер­ни­ков, к при­меру, та­кими сло­вами: “То ба­лала­еч­ное ба­ловс­тво, ко­торое про­делы­валось в бес­числен­ных ве­лико­рус­ских ор­кес­трах, на­саж­денных В. В. Ан­дре­евым, не мо­жет, ко­неч­но, учи­тывать­ся как серь­ез­ное де­ло по на­саж­де­нию му­зыкаль­ной куль­ту­ры в мас­сах, да эта за­дача не осо­бен­но и ин­те­ресо­вала на­сади­телей ве­лико­рус­ских ор­кес­тров”.[28]

 По­доб­ные не­лес­тные сло­ва в ад­рес соз­да­теля сов­ре­мен­но­го на­род­но­го инс­тру­мен­та­рия вы вряд ли ус­лы­шите се­год­ня, но об­сто­ятель­ства не­рас­кры­той тай­ны воз­рожде­ния дом­ры пос­то­ян­но соз­да­ют поч­ву для спо­ров уче­ных и му­зыкан­тов о на­род­ности ны­неш­них раз­но­вид­ностей инс­тру­мен­та, их при­час­тнос­ти к жан­ру и т.д. Да­же спус­тя поч­ти сто­летие пос­ле вос­созда­ния дом­ры В. По­понов пи­сал: “...Не­кото­рые му­зыкаль­ные де­яте­ли стре­мят­ся пос­та­вить под сом­не­ние не толь­ко ху­дожес­твен­ную цен­ность на­род­ных инс­тру­мен­тов, но и сам факт при­над­лежнос­ти их к под­линно на­родным. Про дом­ру, ре­конс­тру­иро­ван­ную Ан­дре­евым, го­ворят (и пи­шут): “Ан­дре­ев­ская дом­ра - это не ман­до­лина и не дом­ра, а но­вый инс­тру­мент...”.[29]

 Для вы­яс­не­ния ис­тинных об­сто­ятель­ств воз­рожде­ния дом­ры об­ра­тим­ся к сви­детель­ствам са­мих учас­тни­ков со­бытий 1896 го­да: В. Ан­дре­еву и С. Мар­ты­нову, чьи ар­хивные ма­тери­алы по это­му “де­лу” бы­ли опуб­ли­кова­ны мас­со­вым ти­ражом в 1986 го­ду,

 С. Мар­ты­нов в пись­ме к В. Ан­дре­еву от 15 мая 1914 го­да, по-ви­димо­му, по­могая ад­ре­сату в под­го­тов­ке его ра­боты “Крат­кая ис­то­ричес­кая справ­ка о про­ис­хожде­нии на­род­ных му­зыкаль­ных инс­тру­мен­тов, во­шед­ших в сос­тав Ве­лико­рус­ско­го ор­кес­тра”, из­данной нес­коль­ко поз­днее, на­поми­на­ет о со­быти­ях во­сем­надца­тилет­ней дав­ности: “Вес­ной 1896 го­да сес­тра моя, А. А. Мар­ты­нова, бы­ла в го­роде Вят­ке. Там, в чис­ле дру­гих пред­ме­тов чис­то мес­тно­го оби­хода и про­из­водс­тва, ее за­ин­те­ресо­вал струн­ный му­зыкаль­ный инс­тру­мент сво­еоб­разно­го ви­да: его де­ка бы­ла круг­лая, а дни­ще поч­ти сфе­ричес­кое, но го­раз­до ме­нее глу­бокое, чем у ман­до­лины. Этот инс­тру­мент был при­об­ре­тен мо­ей сес­трой у кус­та­ря кресть­яни­на и при­везен в Пе­тер­бург, где хра­нил­ся у нас как об­ра­зец лю­бопыт­ной ба­лалай­ки, по­ка око­ло се­реди­ны ле­та то­го же го­да он не по­пал­ся Вам на гла­за.

 В ту по­ру, в це­лях даль­ней­ше­го раз­ви­тия Ва­шего ор­кес­тра и по­пол­не­ния его дру­гими ста­рин­ны­ми на­род­ны­ми инс­тру­мен­та­ми, Вы бы­ли оза­боче­ны ра­зыс­ка­ни­ем до­шед­ших до на­шего вре­мени их об­разцов. По­это­му на­ша вят­ская ба­лалай­ка сра­зу прив­лекла Ва­ше вни­мание как под­линный об­ра­зец чис­то на­род­но­го про­ис­хожде­ния, и тог­да же она бы­ла пе­реда­на Вам. В ней Вы уви­дели ту дом­ру, ко­торая бы­ла Вам зна­кома по ста­рин­ным лу­боч­ным кар­ти­нам и гра­вюрам. Не­мед­ленно же Вы прис­ту­пили к вы­работ­ке ее на­ибо­лее со­вер­шенной конс­трук­ции, при­дер­жи­ва­ясь пе­редан­но­го Вам вят­ско­го об­разца”.[30]

 В 1916 го­ду в уже упо­мяну­той на­ми ра­боте сам В. Ан­дре­ев опи­сыва­ет эти со­бытия в со­от­ветс­твии с пись­мом С. Мар­ты­нова: “Вос­ста­новить под­линную дом­ру мне по­мог счас­тли­вый слу­чай. В 1896 го­ду мне бы­ли лю­без­но дос­тавле­ны г-жой А. А. Мар­ты­новой две ба­лалай­ки (обе с тре­мя стру­нами), при­об­ре­тен­ные ею в Вят­ской гу­бер­нии, в Ко­тель­ни­чес­ком у­ез­де и из­го­тов­ленные кресть­яна­ми кус­та­рями. Од­на из них бы­ла с круг­лым ку­зовом и слег­ка усе­чен­ным дном, а дру­гая — с тре­уголь­ным ку­зовом. Та­кое из­го­тов­ле­ние ба­лала­ек двух ви­дов осо­бен­но об­ра­тило мое вни­мание. Вряд ли мож­но бы­ло сом­не­вать­ся, что пер­вый вид там­бу­ровид­но­го инс­тру­мен­та пред­став­лял со­бой имен­но дом­ру, уце­лев­шую у ко­го-ни­будь из кресть­ян Вят­ской гу­бер­нии, что еще слу­ча­ет­ся в от­да­лен­ных гу­бер­ни­ях и на ок­ра­инах... По этой уце­лев­шей дом­ре мес­тные кресть­яне кус­та­ри и из­го­тов­ля­ли для про­дажи круг­лую ба­лалай­ку, ря­дом с сов­ре­мен­ной тре­уголь­ной, но обе с тре­мя стру­нами. На­зыва­ли они и ту, и дру­гую “ба­лалай­кой”, так как уже с кон­ца XVIII ве­ка наз­вание “дом­ра” по­нем­но­гу ис­че­за­ет из на­род­ной па­мяти и за­меня­ет­ся сло­вом “ба­лалай­ка”.[31]

 Как ви­дим, опи­сания од­но­го и то­го же ис­то­ричес­ко­го фак­та А. Ча­гада­евым, Ф. Со­коло­вым и не­пос­редс­твен­ны­ми учас­тни­ками со­бытий ди­амет­раль­но про­тиво­полож­ны. Од­ни ут­вер­жда­ют, что “най­ден­ный” ста­рин­ный, вет­хий и вов­се без струн инс­тру­мент яв­лялся древ­не­рус­ской дом­рой, чу­дом уце­лев­шей в бы­ту. Дру­гие счи­та­ют, что ба­лалай­ка, пос­лу­жив­шая об­разцом для ре­конс­трук­ции дом­ры, бы­ла из­го­тов­ле­на сов­ре­мен­ны­ми им кресть­яна­ми-кус­та­рями и по­тому не яв­ля­лась под­линной дом­рой, сох­ра­нив­шей­ся с прош­лых ве­ков, а лишь са­ма, по пред­по­ложе­нию В. Ан­дре­ева, бы­ла из­го­тов­ле­на с древ­не­го про­тоти­па.

 В. Ан­дре­ев, по-ви­димо­му, ни­ког­да и не счи­тал мар­ты­нов­ский по­дарок дом­рой. Он уви­дел в нем лишь под­твержде­ние ги­поте­зы о про­ис­хожде­нии ба­лалай­ки от дом­ры, о внеш­нем их сходс­тве и раз­ли­чии толь­ко в фор­ме ку­зова и спо­собах иг­ры.

 Ги­поте­за о про­ис­хожде­нии ба­лалай­ки от древ­не­рус­ской дом­ры ста­ла для В. Ан­дре­ева убеж­де­ни­ем, ко­торое сфор­ми­рова­лось под вли­яни­ем ли­тера­тур­ных ра­бот И. Бел­лерма­на, И. За­бели­на, С. Ры­бако­ва, лич­но­го об­ще­ния с Н. При­вало­вым, и в осо­бен­ности тру­дов А. Фа­мин­цы­на - ав­то­ра фун­да­мен­таль­но­го ис­сле­дова­ния “Дом­ра и срод­ные ей му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты рус­ско­го на­рода’’, из­данно­го за пять лет до прак­ти­чес­ко­го воз­рожде­ния дом­ры мас­те­ром С. На­лимо­вым по про­ек­ту ве­лико­го ре­фор­ма­тора на­род­но­го инс­тру­мен­та­рия.

 Ги­поте­за о родс­тве двух струн­ных на­ци­ональ­ных инс­тру­мен­тов сфор­му­лиро­вана А. Фа­мин­цы­ным дос­та­точ­но ос­то­рож­но: “ ..Мы име­ем ос­но­вание пред­по­ложить (под­чер­кну­то мною. — Д. И.), что рус­ская ба­лалай­ка про­изош­ла от дом­ры, что, сле­дова­тель­но, пос­ледняя бы­ла ро­дона­чаль­ни­цей ба­лалай­ки”.[32] Од­на­ко, у В. Ан­дре­ева пред­по­ложе­ние А. Фа­мин­цы­на при­об­ре­та­ет фор­му ак­си­омы, ког­да он го­ворит о “ба­лалай­ке, ро­дона­чаль­ни­цей ко­торой бы­ла, не­сом­ненно, дом­ра...”.[33] От­сю­да его ни­чем до­кумен­таль­но не под­креп­ленная убеж­денность в том, что вят­ская “на­ход­ка” пред­став­ля­ла со­бой “имен­но дом­ру, уце­лев­шую у ко­го-ни­будь (под­чер­кну­то мною. - Д. И.) из кресть­ян Вят­ской гу­бер­нии... По этой уце­лев­шей (все­го лишь по пред­по­ложе­нию В. Ан­дре­ева. - Д. И.) дом­ре мес­тные кресть­яне кус­та­ри и из­го­тов­ля­ли для про­дажи круг­лую ба­лалай­ку...”.[34]

 Наз­ва­ние “дом­ра” по от­но­шению к мар­ты­нов­ской по­куп­ке во­об­ще не упо­мина­ет­ся ни у из­го­тови­телей инс­тру­мен­та кресть­ян кус­та­рей, так как по­нятие “дом­ра” дав­но выш­ло из упот­ребле­ния в на­род­ной прак­ти­ке, ни в дан­ной статье В. Ан­дре­ева, где дом­рой он на­зыва­ет лишь вы­мыш­ленный про­тотип, яко­бы, став­ший про­об­ра­зом вят­ско­го кус­тарно­го про­мыс­ла круг­лых ба­лала­ек.

 Из двух вы­ше­из­ло­жен­ных про­тиво­полож­ных вер­сий о про­тоти­пе - ста­рин­ном или сов­ре­мен­ном - ан­дре­ев­ской дом­ры лю­бой 

ува­жа­ющий се­бя ис­сле­дова­тель пред­почтет ту, ко­торую из­ла­га­ют учас­тни­ки со­бытий, а не пе­рес­ка­зан­ную с чь­их-то слов. Сле­дова­тель же пос­ту­пит ина­че и пос­та­ра­ет­ся про­верить обе ги­поте­зы. По­это­му для вы­яс­не­ния ис­ти­ны на­ше “следс­твие” вы­нуж­де­но об­ра­тить­ся к воп­ро­су: ко­му бы­ло вы­год­но соз­да­ние ле­ген­ды и рас­простра­нение фаль­си­фици­рован­ной ин­форма­ции? Мо­жет быть, от­вет на этот воп­рос по­может про­яс­нить си­ту­ацию.

 Об­ра­тите вни­мание на стиль пись­ма С. Мар­ты­нова. Один учас­тник со­бытий (С. Мар­ты­нов) из­ла­га­ет ис­то­рию дру­гому (В. Ан­дре­еву), в ко­торой тот при­нимал та­кое же учас­тие. Соз­да­ет­ся впе­чат­ле­ние, буд­то ав­тор пе­рес­ка­зыва­ет со­бытия че­лове­ку, с ни­ми нез­на­комо­му. От­ку­да та­кая ин­то­нация?

 Объ­яс­не­ния мо­жет быть два: ли­бо В. Ан­дре­ев, в свя­зи с под­го­тов­кой “Крат­кой ис­то­ричес­кой справ­ки...”, сде­лал зап­рос С. Мар­ты­нову с прось­бой уточ­нить ин­форма­цию о най­ден­ном его сес­трой инс­тру­мен­те, ли­бо сам С. Мар­ты­нов, уви­дев или ус­лы­шав, нас­коль­ко ис­ка­жена пуб­личная ин­форма­ция о ре­конс­трук­ции дом­ры, ре­шил на­писать В. Ан­дре­еву и на­пом­нить о том, как на са­мом де­ле раз­ви­вались со­бытия 1896 го­да. В пер­вом слу­чае В. Ан­дре­ев пред­став­ля­ет­ся как че­ловек дей­стви­тель­но за­ин­те­ресо­ван­ный в рас­простра­нении дос­то­вер­ной ин­форма­ции. Во вто­ром - под­твержда­ет­ся его собс­твен­ное учас­тие в соз­да­нии ле­ген­ды о на­ход­ке древ­не­рус­ско­го про­тоти­па дом­ры, о чем без ссыл­ки на ис­точник ин­форма­ции ут­вер­жда­ет К. Вер­тков, пе­рес­ка­зывая офи­ци­аль­ную вер­сию, “соз­данную Ан­дре­евым и осо­бен­но При­вало­вым”.[35]

 Дей­стви­тель­но, в пер­вые го­ды пос­ле ре­конс­трук­ции дом­ры и вве­дения ее в Ве­лико­рус­ский ор­кестр В. Ан­дре­ев в пуб­ли­цис­ти­чес­ких выс­тупле­ни­ях пи­сал о про­тоти­пе усо­вер­шенс­тво­ван­но­го им инс­тру­мен­та, мяг­ко го­воря, нес­коль­ко ина­че, чем в про­цити­рован­ной на­ми ра­боте 1916 го­да. Так, в опуб­ли­кован­ной в де­каб­ре 1896 го­да (то есть вско­ре пос­ле за­вер­ше­ния ра­бот по соз­да­нию дом­ры) в га­зете “Санкт-Пе­тер­бург­ские ве­домос­ти” статье “О рус­ских на­род­ных инс­тру­мен­тах” В. Ан­дре­ев пи­сал о том, что “в Вят­ской гу­бер­нии уце­лела ка­ким-то чу­дом сре­ди мес­тно­го на­селе­ния дом­ра, уже пе­ре­име­нован­ная в ба­лалай­ку”, а “в му­зее Пе­тер­бург­ской кон­серва­тории да­же хра­нит­ся эк­зем­пляр на­род­ной дом­ры” и, что усо­вер­шенс­тво­ван­ная им дом­ра “сох­ра­ня­ет в точ­ности тип ста­рин­но­го(под­чер­кну­то мною. — Д. И.) инс­тру­мен­та”.[36]

 У чи­тате­ля, поз­на­комив­ше­гося с дан­ной стать­ей, дол­жно сло­жить­ся от­четли­вое впе­чат­ле­ние о том, что ос­но­ватель на­род­но­го ор­кес­тра ре­конс­тру­иро­вал дом­ру с най­ден­но­го им древ­не­рус­ско­го про­тоти­па. Од­на­ко двад­цать лет спус­тя он пи­шет об этом нес­коль­ко ина­че, не рас­кры­вая всех “карт”, но при­от­кры­вая за­весу сек­ретнос­ти (см. вы­ше).

 В. Ан­дре­ев всег­да под­черки­вал, что пос­та­вил “се­бе за пра­вило не прис­ту­пать к усо­вер­шенс­тво­ванию ка­кого бы то ни бы­ло на­род­но­го му­зыкаль­но­го ору­дия, не до­быв под­линный его про­тотип, уце

лев­ший сре­ди на­рода...”.[37] По-ви­димо­му, по от­но­шению к дом­ре мас­тер все же сде­лал ис­клю­чение и ото­шел от это­го пра­вила. Вряд ли воз­можно уп­рекнуть В. Ан­дре­ева в бес­прин­ципнос­ти, на­обо­рот, сле­ду­ет под­чер­кнуть его бес­ком­про­мис­сность в прин­ци­пи­аль­ных воп­ро­сах то­го ве­лико­го де­ла, ко­торо­му он пос­вя­тил свою жизнь. Вмес­те с тем, нель­зя за­бывать, что он не был про­фес­си­ональ­ным ис­сле­дова­телем на­род­но­го инс­тру­мен­та­рия, но был страс­тным пуб­ли­цис­том и, глав­ное - тон­ким по­лити­ком. Он умел в сво­их выс­тупле­ни­ях не лгать, но и не го­ворить всю прав­ду, уме­ло ис­поль­зуя си­ту­ацию в ин­те­ресах де­ла.

 Так или ина­че, не­об­хо­димо приз­нать, что соз­да­ние ле­ген­ды бы­ло вы­год­но имен­но В. Ан­дре­еву и его со­рат­ни­кам. Их мно­голет­няя ра­бота по ре­конс­трук­ции, раз­ви­тию, про­паган­де и рас­простра­нению рус­ских на­род­ных му­зыкаль­ных инс­тру­мен­тов не­од­нознач­но оце­нива­лась сов­ре­мен­ни­ками. Сре­ди де­яте­лей куль­ту­ры и пред­ста­вите­лей прес­сы бы­ли лю­ди, под­вергав­шие эту ра­боту бес­по­щад­ной кри­тике и нас­тро­ен­ные к де­ятель­нос­ти Ве­лико­рус­ско­го ор­кес­тра яв­но не­доб­ро­жела­тель­но. Это об­сто­ятель­ство зас­тавля­ло В. Ан­дре­ева быть пре­дель­но вни­матель­ным ко всем но­вов­ве­дени­ям, да­бы не да­вать оп­по­нен­там лиш­ний по­вод для кри­тики.

 Он был фа­нати­ком и свя­то ве­рил в идею раз­ви­тия на­род­но­го инс­тру­мен­та­рия и в пра­виль­ность из­бран­но­го им пу­ти. Труд­но оп­ре­делить кор­ни это­го фа­натиз­ма - то ли страс­тный пат­ри­отизм, лю­бовь к рус­ско­му на­роду, то ли это чер­та ха­рак­те­ра, при­сущая ис­тинным ин­телли­ген­там эпо­хи гу­маниз­ма, го­товым ра­ди идеи на не­ор­ди­нар­ные дей­ствия, на лю­бые ли­шения и да­же смерть. Ско­рее все­го, и то, и дру­гое. Но он, при всех сво­их та­лан­тах, все же не был глу­боким уче­ным и не мог ар­гу­мен­ти­рован­но до­казать родс­тво дом­ры и ба­лалай­ки; не хва­тало убе­дитель­ной ин­форма­ции для та­кого до­каза­тель­ства. Но он был ве­ликим ху­дож­ни­ком и страс­тно же­лал ви­деть дом­ру в на­род­ном ор­кес­тре; она уже ро­дилась в его фан­та­зии, и ну­жен был толь­ко тол­чок, что­бы идея воп­ло­тилась в ре­аль­ность.

 Та­ким им­пуль­сом ста­ла вят­ская на­ход­ка. Мас­тер чувс­тво­вал пра­виль­ность сво­их дей­ствий - да­же ес­ли бы дом­ры не бы­ло в при­роде, ее сле­дова­ло изоб­рести. Это бы­ла ошиб­ка ге­ния и она при­вела к уди­витель­ным ху­дожес­твен­ным ре­зуль­та­там.

 В. Ан­дре­ев был ве­ликим граж­да­нином Рос­сии. Ве­личие его в том, что он дей­ство­вал не в си­лу об­сто­ятель­ств, а об­сто­ятель­ства под­чи­нял ин­те­ресам идеи, ин­те­ресам на­рода Рос­сии. Он опе­редил вре­мя: ин­ту­итив­но, поч­ти за сто лет до от­кры­тия под­линных изоб­ра­жений дом­ры XVI — XVII ве­ков соз­дал инс­тру­мент, иден­тичный древ­не­рус­ско­му про­тоти­пу.

 Он на­вер­ня­ка по­нимал, что ар­гу­мен­та­ция в поль­зу ис­тиннос­ти соз­данной им дом­ры как рус­ско­го на­род­но­го му­зыкаль­но­го инс­тру­мен­та ма­ло­убе­дитель­на. По­это­му, по-ви­димо­му, ког­да в об­щес­тве ро­дились слу­хи о на­ход­ке древ­не­рус­ской дом­ры, он не стал пре­пятс­тво­вать их рас­простра­нению, а мо­жет быть, и спо­собс­тво­вал это­му: ку­да про­ще обос­но­вать ре­конс­трук­цию дом­ры с древ­не­рус

ско­го об­разца, чем до­казы­вать не­дока­зу­емое. Нуж­но бы­ло вы­иг­рать вре­мя, что­бы ра­боту “не по­губи­ли на кор­ню”. По ис­те­чении бо­лее чем де­сяти­летия, ког­да дом­ра за­няла проч­ное мес­то в ор­кес­тре и ре­фор­ма­тор уже не сом­не­вал­ся в жиз­неннос­ти сво­его не­закон­но­рож­денно­го ди­тя, он вер­нулся к мыс­ли рас­крыть тай­ну ее рож­де­ния, и на свет по­яви­лось уже упо­мяну­тое пись­мо С. Мар­ты­нова и ци­тиро­ван­ная ра­бота В. Ан­дре­ева 1916 го­да.

 Од­на­ко вы­пущен­ную на во­ду “ут­ку” уже по­нес­ло те­чени­ем по стра­ницам раз­личных из­да­ний, и ро­дилась ле­ген­да, весь­ма ис­ка­жен­но отоб­ра­жав­шая дей­стви­тель­ные со­бытия и фак­ты. Но ког­да круп­ней­ший со­вет­ский эт­но­инс­тру­мен­то­вед К. Вер­тков в се­реди­не XX сто­летия про­вел не­зави­симое “рас­сле­дова­ние” ис­то­рии соз­да­ния ан­дре­ев­ской дом­ры и очис­тил ее от вы­мыс­ла, то при­шел к нет­ра­дици­он­ным ре­зуль­та­там. Он опуб­ли­ковал их в мо­ног­ра­фии “Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты”.[38]

 Нам не­из­вес­тно, был ли К. Вер­тков зна­ком с пись­мом С. Мар­ты­нова к В. Ан­дре­еву. Во вся­ком слу­чае в вы­ше­ука­зан­ной ра­боте мы не на­ходим ни ссы­лок на это пись­мо, ни ка­ких-ли­бо приз­на­ков зна­комс­тва с ним ав­то­ра мо­ног­ра­фии - он, в от­ли­чие от нас, не опи­сыва­ет хо­да ис­сле­дова­ния и не при­водит ар­гу­мен­тов. Тем не ме­нее, его вы­воды аб­со­лют­но ка­тего­рич­ны:

 — инс­тру­мент, пос­лу­жив­ший В. Ан­дре­еву в ка­чес­тве об­разца для конс­тру­иро­вания дом­ры, от­нюдь не был уни­каль­ным ти­пом ста­рин­но­го инс­тру­мен­та, а пред­став­лял со­бой обыч­ную сов­ре­мен­ную для не­го ба­лалай­ку с оваль­ным кор­пу­сом;[39]

 — по со­вокуп­ности ин­форма­ции, ко­торой рас­по­лага­ли уче­ные кон­ца XIX - на­чала XX ве­ков, ре­шение спе­ци­алис­тов приз­нать най­ден­ный Мар­ты­новым инс­тру­мент древ­ней рус­ской дом­рой пред­став­ля­ет­ся край­не не­обос­но­ван­ным.[40]

 По­это­му, по его мне­нию, ор­кестр рус­ских на­род­ных му­зыкаль­ных инс­тру­мен­тов явил­ся, стро­го го­воря, не ба­лала­еч­но-дом­ро­вым, а ба­лала­еч­ным, и ан­дре­ев­ская (трехс­трун­ная), и лю­бимов­ская (че­тырехс­трун­ная) дом­ры “яв­ля­ют­ся ис­кусс­твен­ны­ми”, и ни од­на из них не мо­жет быть приз­на­на “ис­тинно рус­ской дом­рой”.[41]

 Увы, вы­вод не­уте­шитель­ный и не в поль­зу ан­дре­ев­ской идеи и сов­ре­мен­ной дей­стви­тель­нос­ти.

 Ис­то­рия о дом­ре на этом еще не за­кон­че­на. Мы в пос­ле­ду­ющем из­ло­жении еще вер­немся к ней.

 

  1. Ан­дре­ев В. В. «Ма­тери­алы и до­кумен­ты...», стр. 32 и 45 — М., 1986.
  2. Воль­фо­вич  В. А. «Рус­ские на­ци­ональ­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты: ус­тные и пись­мен­ные тра­диции», учеб. по­собие / Изд. 2-е, испр. и до­пол­ненное, стр. 23 — Че­лябинск, 1997.

3. Ри­золь Н. И. «Очер­ки о ра­боте в ан­сам­бле ба­янис­тов: на ос­но­ве опы­та квар­те­та ба­янис­тов ки­ев­ской фи­лар­мо­нии», стр. 40 — М., 1986.

4. Блок В. М. «Ор­кестр рус­ских на­род­ных инс­тру­мен­тов», стр. 22 — М., 1986.

5.Вар­ла­мов Д. И. «Ор­кестр гар­мо­ник — раз­но­вид­ность на­род­но­го ор­кес­тра», учеб. по­собие — Са­ратов, 1990.

6. А. Ми­рек ука­зыва­ет на пря­мую связь ста­нов­ле­ния конс­трук­ции ак­корде­она с та­кими рус­ски­ми гар­мо­ника­ми, как вят­ская, во­логод­ская, бе­лобо­родов­ская и др., но осо­бен­но с елец­кой двух­рядной. По его мне­нию, все эти мо­дели гар­мо­ник сель­ско­го и го­род­ско­го ти­па сли­лись в од­но рус­ло и об­ра­зова­ли фун­да­мент для сов­ре­мен­но­го ак­корде­она. (Ми­рек А. М. «Гар­мо­ника. Прош­лое и нас­то­ящее», М., 1994, стр. 107-111).

7. Им­ха­ниц­кий М. И. «О сущ­ности рус­ских на­род­ных му­зыкаль­ных инс­тру­мен­тов и за­коно­мер­ностях их раз­ви­тия» // «Проб­ле­мы пе­даго­гики и ис­полни­тель­ства на рус­ских на­род­ных инс­тру­мен­тах», меж­вуз. сб.  на­уч. тр., вып. 95, М., 1987, стр. 20-21.

8. Мак­си­мов Е. И. «Ан­сам­бли и ор­кес­тры гар­мо­ник», М., 1979, стр. 2.

9. По­теря­ев Б. П. «Ре­монт ба­янов и ак­корде­онов», прак­тич. по­собие, Че­лябинск, 1991, стр. 9.

10. Ф. Со­колов  в ра­боте «Рус­ская на­род­ная ба­лалай­ка» из­ла­га­ет две вер­сии про­ис­хожде­ния ба­лалай­ки (Со­колов Ф. В. «Рус­ская на­род­ная ба­лалай­ка», М., 1962, стр. 13). Од­ну из них мы из­ло­жили в дан­ной кни­ге. Ги­поте­зы о за­имс­тво­вании рус­ски­ми ба­лалай­ки от та­тар при­дер­жи­вались ис­сле­дова­тели-инс­тру­мен­то­веды XIX ве­ка М. Пе­тухов, Ду­ров и не­кото­рые дру­гие. Не от­ри­цал пол­ностью этой воз­можнос­ти и А. Фа­мин­цын, хо­тя счи­тал на­ибо­лее ве­ро­ят­ным про­ис­хожде­ние ба­лалай­ки от древ­не­рус­ской дом­ры.

11. Фа­мин­цын А. С. «Ско­моро­хи на Ру­си», СПб, 1995, стр. 378.

12. Бри­танов Г. Ф. «Рус­ские на­род­ные инс­тру­мен­ты в со­вет­ской му­зыкаль­ной куль­ту­ре (ис­то­рико-со­ци­оло­гичес­кий ана­лиз)», дис. канд. ис­кусс­тво­веде­ния, Л., 1978.

13. Им­ха­ниц­кий М. И. «О сущ­ности рус­ских на­род­ных му­зыкаль­ных инс­тру­мен­тов и за­коно­мер­ностях их раз­ви­тия» // «Проб­ле­мы пе­даго­гики и ис­полни­тель­ства на рус­ских на­род­ных инс­тру­мен­тах», меж­вуз. сб.  на­уч. тр., вып. 95, М., 1987, стр. 8.

14. Ям­поль­ский И. М. «Рус­ское скри­пич­ное ис­кусс­тво. Очер­ки и ма­тери­алы», М., Л., 1951, стр. 30.

15. Ям­поль­ский И. М. «Рус­ское скри­пич­ное ис­кусс­тво. Очер­ки и ма­тери­алы», М., Л., 1951, стр. 51.

16. Смир­но­ва Е. И. «Те­ория и ме­тоди­ка ор­га­низа­ции са­моде­ятель­но­го твор­чес­тва тру­дящих­ся в куль­тур­но-прос­ве­титель­ных уч­режде­ни­ях», М., 1983, стр. 120.

17. На­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты и инс­тру­мен­таль­ная му­зыка», сб. ст. и ма­тери­алов в 2-ух час­тях / Ред.-сост. И. В. Ма­ци­ев­ский, ч.1, М., 1987, стр. 68; ч.2, М., 1988.

18. Смир­но­ва Е. И. «Те­ория и ме­тоди­ка ор­га­низа­ции са­моде­ятель­но­го твор­чес­тва тру­дящих­ся в куль­тур­но-прос­ве­титель­ных уч­режде­ни­ях», М., 1983, стр. 115.

19. Бри­танов Г. Ф. «Рус­ские на­род­ные инс­тру­мен­ты в со­вет­ской му­зыкаль­ной куль­ту­ре (ис­то­рико-со­ци­оло­гичес­кий ана­лиз)», дис. канд. ис­кусс­тво­веде­ния, Л., 1978, стр. 15. 

20. На­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты и инс­тру­мен­таль­ная му­зыка», сб. ст. и ма­тери­алов в 2-ух час­тях / Ред.-сост. И. В. Ма­ци­ев­ский, ч.1, М., 1987, стр. 40; ч.2, М., 1988.

21. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 89.

22. Ма­ци­ев­ский И. В. «На­род­ный му­зыкаль­ный инс­тру­мент и ме­тодо­логия его ис­сле­дова­ния: к на­сущ­ным проб­ле­мам эт­но­инс­тру­мен­то­веде­ния» // «Ак­ту­аль­ные проб­ле­мы сов­ре­мен­ной фоль­кло­рис­ти­ки», сб. ст. и ма­тери­алов, Л., 1980, стр. 160.

23. Даль В. И. «Дом­ра» // «Тол­ко­вый сло­варь жи­вого ве­лико­рус­ско­го язы­ка», т. 1, М., 1981., стр. 465.

24. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 80.

25. Ча­гада­ев А. С. «В. В. Ан­дре­ев», 2-е изд., М., 1961, стр. 15.

26. Со­колов Ф. В. «В. В. Ан­дре­ев и его ор­кестр», Л., 1962, стр. 74-75.

27. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 82-83.

28. Лю­бимов Г. П. «Му­зыкаль­но-инс­тру­мен­таль­ная ра­бота: ор­га­низа­ция, ме­тоди­ка, ре­пер­ту­ар нар. инстр. круж­ков», М., 1927, стр. 57.

29. По­понов В. Б. «Рус­ская на­род­ная инс­тру­мен­таль­ная му­зыка», М., 1984, стр. 86.

30. Ан­дре­ев В. В. «Ма­тери­алы и до­кумен­ты...», М., 1986, стр. 201.

31. Ан­дре­ев В. В. «Ма­тери­алы и до­кумен­ты...», М., 1986, стр. 107.

32. Фа­мин­цын А. С. «Ско­моро­хи на Ру­си», СПб., 1995., стр. 366.

33. Ан­дре­ев В. В. «Ма­тери­алы и до­кумен­ты...», М., 1986, стр. 107.

34. Ан­дре­ев В. В. «Ма­тери­алы и до­кумен­ты...», М., 1986, стр. 107.

35. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 172.

36. Ан­дре­ев. В. В. «Ма­тери­алы и до­кумен­ты...», М., 1987, стр. 37.

37. Ан­дре­ев. В. В. «Ма­тери­алы и до­кумен­ты...», М., 1987, стр. 108.

38. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975.

39. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 174.

40. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 173.

41. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 174-175.

42. Б. Асафь­ев наз­вал кни­гу Е. Бра­удо «по­лез­ной, но ком­пи­лятив­ной» (Асафь­ев Б. «О на­род­ной му­зыке», Л., 1987, стр. 41).

43. Сов­ре­мен­ный ис­сле­дова­тель В. Воль­фо­вич, по-ви­димо­му, не вни­кая в сущ­ность наз­ванной ра­боты Е. Бра­удо, до­верив­шись Б. Штей­нпресс, ав­то­мати­чес­ки пов­то­ря­ет дан­ную в 30-е го­ды оцен­ку, пре­неб­ре­гая на­род­ной муд­ростью:до­веряй, но про­веряй (Воль­фо­вич В. А. «Рус­ские на­ци­ональ­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты: ус­тные и пись­мен­ные тра­диции», учеб. по­собие, 2-е изд., испр. и до­пол­ненное, Че­лябинск, 1997, стр. 184).

44. Бра­удо Е. М. «Ос­но­вы ма­тери­аль­ной куль­ту­ры в му­зыке», М., 1924, стр. 5.

45. Штей­нпресс Б. С. «Воп­ро­сы ма­тери­аль­ной куль­ту­ры в му­зыке: кри­тика вуль­гар­но ме­хани­чес­ко­го му­зыко­веде­ния», М., 1931, стр. 5.

46. Бра­удо Е. М. «Ос­но­вы ма­тери­аль­ной куль­ту­ры в му­зыке», М., 1924, стр. 7.

47. Бра­удо Е. М. «Ос­но­вы ма­тери­аль­ной куль­ту­ры в му­зыке», М., 1924, стр. 156.

48. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 175.

49. Здесь умес­тно от­ме­тить, что да­же ес­ли бы М. Им­ха­ниц­кий ни­чего бо­лее не от­крыл, кро­ме изоб­ра­жений рус­ской дом­ры (а он соз­дал це­лос­тную те­орию раз­ви­тия на­род­но­го инс­тру­мен­та­лиз­ма), то и тог­да, на наш взгляд, его имя зас­лу­жило бы пра­во быть впи­сан­ным зо­лоты­ми бук­ва­ми в ис­то­рию на­ци­ональ­ной му­зыки. По су­ти де­ла сво­им от­кры­ти­ем и на­уч­ной ар­гу­мен­та­ци­ей уче­ный под­вел итог сто­лет­не­му спо­ру о сов­ре­мен­ной дом­ре. Нес­мотря на это, и в его те­ории мы об­на­ружи­ва­ем «бе­лые пят­на» и не­рас­кры­тые тай­ны, и по­тому по­пыта­ем­ся в ме­ру сво­их скром­ных спо­соб­ностей выс­ту­пить ему оп­по­нен­том. В на­уке есть один ав­то­ритет — ис­ти­на.

Им­ха­ниц­кий М. И. «Пред­по­сыл­ки фор­ми­рова­ния дом­ро­во-ба­лала­еч­но­го сос­та­ва в рус­ском кол­лектив­ном му­зици­рова­нии XVI — XIX ве­ков // «Ор­кестр рус­ских на­род­ных инс­тру­мен­тов и проб­ле­мы вос­пи­тания ди­риже­ра», сб. тр., вып. 85, М., 1986.

Им­ха­ниц­кий М. И. «Сколь на­род­ны на­род­ные инс­тру­мен­ты?» // Инф. бюл­ле­тень «На­род­ник», №1, 1998.

Им­ха­ниц­кий М. И. «У ис­то­ков рус­ской на­род­ной ор­кес­тро­вой куль­ту­ры», М., 1987.

50. Ло­сев А.Ф. «Миф — Чис­ло — Сущ­ность» М., 1994, стр. 333.

51. Ло­сев А.Ф. «Миф — Чис­ло — Сущ­ность» М., 1994, стр. 311.

52. Ло­сев А.Ф. «Миф — Чис­ло — Сущ­ность» М., 1994, стр. 299-526.

53. Ан­дре­ева Г. М. «Со­ци­аль­ная пси­холо­гия», учеб. для выс­ших учеб­ных за­веде­ний, М., 1994, стр. 137.

54. На­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты и инс­тру­мен­таль­ная му­зыка», сб. ст. и ма­тери­алов в 2-ух час­тях / Ред.-сост. И. В. Ма­ци­ев­ский, ч.1, М., 1987, стр. 223.

55. По дан­ным К. Вер­тко­ва, ра­бота Я. Ште­лина впер­вые бы­ла опуб­ли­кова­на на не­мец­ком язы­ке в кни­ге И. Хай­голь­да «При­ложе­ние к пре­об­ра­зова­ни­ям в Рос­сии» в 1770 го­ду, по дан­ным Р. Га­лай­ской — в 1769 г.

56. Ште­лин Я. «Му­зыка и ба­лет в Рос­сии XVIII ве­ка», Л., 1935, стр. 71.

57. Ште­лин Я. «Му­зыка и ба­лет в Рос­сии XVIII ве­ка», Л., 1935, стр. 69.

58. Ма­ци­ев­ский И. В. «На­род­ный му­зыкаль­ный инс­тру­мент и ме­тодо­логия его ис­сле­дова­ния: к на­сущ­ным проб­ле­мам эт­но­инс­тру­мен­то­веде­ния» // «Ак­ту­аль­ные проб­ле­мы сов­ре­мен­ной фоль­кло­рис­ти­ки», сб. ст. и ма­тери­алов, Л., 1980.

59. Боль­шое ко­личес­тво раз­ночте­ний и не­точ­ностей в фак­ти­чес­ком ма­тери­але в ра­ботах К. Вер­тко­ва об­на­ружил М. Им­ха­ниц­кий, о чем со­об­щил в кни­ге «У ис­то­ков рус­ской на­род­ной ор­кес­тро­вой куль­ту­ры», М., 1987.

60. «Проб­ле­мы му­зыкаль­но­го фоль­кло­ра на­родов СССР», статьи и ма­тери­алы, ред. И. И. Зем­цов­ско­го, М., 1973.

61. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 11.

62. «Проб­ле­мы му­зыкаль­но­го фоль­кло­ра на­родов СССР», статьи и ма­тери­алы, ред. И. И. Зем­цов­ско­го, М., 1973, стр. 262-274.

63. По­пут­но от­ме­тим, что оп­ре­деле­ние «му­зыкаль­ный инс­тру­мент», дан­ное К. Вер­тко­вым в этой статье, су­жа­ет гра­ницы по­нятия и по­тому неп­ри­ем­ле­мо ни для эт­но­ор­га­ноло­гов, ни для му­зыко­ведов. Оно под­вер­глось рез­кой и, на наш взгляд, спра­вед­ли­вой кри­тике в статье И. Ма­ци­ев­ско­го «На­род­ный му­зыкаль­ный инс­тру­мент и ме­тодо­логия его ис­сле­дова­ния» (Ма­ци­ев­ский И. В. «На­род­ный му­зыкаль­ный инс­тру­мент и ме­тодо­логия его ис­сле­дова­ния: к на­сущ­ным проб­ле­мам эт­но­инс­тру­мен­то­веде­ния» // «Ак­ту­аль­ные проб­ле­мы сов­ре­мен­ной фоль­кло­рис­ти­ки», сб. ст. и ма­тери­алов, Л., 1980, стр. 143-170.

64. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 105, 149.

65. Со­хор А. Н. «Воп­ро­сы со­ци­оло­гии и эс­те­тики му­зыки», ст. и ис­сле­дова­ния в 3-х то­мах, т. 1, Л., 1980, стр. 67.

66. Ма­ци­ев­ский И. В. «На­род­ный му­зыкаль­ный инс­тру­мент и ме­тодо­логия его ис­сле­дова­ния: к на­сущ­ным проб­ле­мам эт­но­инс­тру­мен­то­веде­ния» // «Ак­ту­аль­ные проб­ле­мы сов­ре­мен­ной фоль­кло­рис­ти­ки», сб. ст. и ма­тери­алов, Л., 1980, стр. 143-170.

67. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 50.

68. Вер­тков К. А., Бла­года­тов Г. И., Язо­виц­кая Э. Э. «Ат­лас му­зыкаль­ных инс­тру­мен­тов на­родов СССР», изд. 2-е, до­пол­ненное и пе­рера­ботан­ное, М., 1975, стр. 10.

69. Вер­тков К. А., Бла­года­тов Г. И., Язо­виц­кая Э. Э. «Ат­лас му­зыкаль­ных инс­тру­мен­тов на­родов СССР», изд. 2-е, до­пол­ненное и пе­рера­ботан­ное, М., 1975, стр. 6.

70. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 149.

71. «Проб­ле­мы му­зыкаль­но­го фоль­кло­ра на­родов СССР», статьи и ма­тери­алы, ред. И. И. Зем­цов­ско­го, М., 1973, стр. 284.

72. Статья из­да­на в 1973 го­ду уже пос­ле смер­ти ав­то­ра.

73. Асафь­ев  Б. «О на­род­ной му­зыке», Л., 1987, стр. 25-26.

74. На­ряду с тер­ми­ном «про­фес­си­ональ­ный», в инс­тру­мен­то­веде­нии час­то ис­поль­зу­ет­ся по­нятие «ака­деми­чес­кий», име­ющее ана­логич­ное смыс­ло­вое зна­чение. На наш взгляд, при­над­лежность му­зыкаль­ных инс­тру­мен­тов к эли­тар­но­му ака­деми­чес­ко­му ис­полни­тель­ству, точ­нее обоз­на­чать сло­вом «ака­деми­чес­кий», не­жели «про­фес­си­ональ­ный», так как пос­ледний име­ет двой­ное зна­чение и по­тому за­час­тую не­вер­но трак­ту­ет­ся, соз­да­вая рас­плыв­ча­тые ис­кусс­твен­ные умоз­ри­тель­ные пос­тро­ения ти­па «на­род­ный про­фес­си­онал», «про­фес­си­ональ­ное на­род­ное ис­кусс­тво» и т. п.

75. Здесь мы поз­во­лили се­бе для крат­кости и яс­ности из­ло­жения внес­ти не­кото­рую кор­рекцию в сис­те­мати­зацию К. Вер­тко­ва и С. Ле­вина, сфор­му­лиро­вав наз­ва­ния и сгруп­пи­ровав пе­речис­ленные в Му­зыкаль­ной эн­цикло­педии под­груп­пы зву­чащих пред­ме­тов, ко­торые при из­вес­тных ус­ло­ви­ях мо­гут ис­поль­зо­вать­ся как му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты. По мне­нию ав­то­ров эн­цикло­педи­чес­кой статьи, к инс­тру­мен­там прик­ладно­го наз­на­чения от­но­сят­ся толь­ко ри­ту­аль­ные и прис­по­соб­ле­ния для спе­цэф­фектов, ос­таль­ные дек­ла­риру­ют­ся от­дель­но. На наш взгляд це­лесо­об­разно объ­еди­нить их всех в од­ну груп­пу прик­ладно­го наз­на­чения так,  как мы это сде­лали вы­ше.

76. Вер­тков К., Ле­вин С. «Му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», муз. эн­цикло­педия в 6-ти то­мах, т. 3, М., 1976, стр. 791-797.

77. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975.

78. «От Мос­квы до Вла­дивос­то­ка. На­род­ни­ки от­ве­ча­ют «На­род­ни­ку», ин­форма­ци­он­ный бюл­ле­тень «На­род­ник», 1997, №4, стр. 7.

79. Да­выдов Н. А. «Ака­деми­чес­ко­му на­род­но-инс­тру­мен­таль­но­му ис­кусс­тву — 60» // Инф. бюл­ле­тень «На­род­ник»,1998, №2, стр. 9-12.

80. Ан­дре­ев В. В. «Ма­тери­алы и до­кумен­ты», М., 1986, стр.189.

81. Да­выдов Н. А. «Ака­деми­чес­ко­му на­род­но-инс­тру­мен­таль­но­му ис­кусс­тву — 60» // Инф. бюл­ле­тень «На­род­ник»,1998, №2, стр. 11.

82.Алек­се­ев Э. А. «Фоль­клор в кон­тек­сте сов­ре­мен­ной куль­ту­ры», М., 1986, стр. 9.

83. Вер­тков К., Ле­вин С. «Му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», муз. эн­цикло­педия в 6-ти то­мах, М., 1976, стр. 793.

84. Асафь­ев Б. «О на­род­ной му­зыке», Л., 1987, стр. 100.

85. Зем­цов­ский И. И. «На­род­ная му­зыка» // Му­зыкаль­ная эн­цикло­педия в 6-ти то­мах, т. 3, М., 1976, стр. 888.

86. Гри­горь­ев В. Ф. «Скрип­ка» // Му­зыкаль­ная эн­цикло­педия в 6-ти то­мах, т. 5, М., 1981, стр. 63.

87.«Очер­ки со­ци­аль­ной фи­лосо­фии», учеб. по­собие // В. Д. Зо­тов, В. Н. Шев­ченко,  К. Х. Де­лока­ров и др., М., 1994, стр. 90-99.

88. Им­ха­ниц­кий М. И. «Сколь на­род­ны на­род­ные инс­тру­мен­ты?» // Инф. бюл­ле­тень «На­род­ник», №1, 1998, стр. 29-30.

89. Воль­фо­вич В. А. «Рус­ские на­ци­ональ­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты: ус­тные и пись­мен­ные тра­диции», учеб. по­собие // Изд. 2-он ис­прав­ленное и до­пол­ненное, Че­лябинск, 1997, стр. 190.

90. Асафь­ев Б. «О на­род­ной му­зыке», Л., 1987, стр. 95.

91. Тран­сфор­ма­цию слу­ховых на­выков, пред­став­ле­ний, вклю­ча­ющих оцен­ку-от­но­шение «на­род­ное — ино­народ­ное», за­меча­тель­но по­казал Б. Асафь­ев на при­мере твор­чес­тва ком­по­зито­ров «мо­гучей куч­ки», в ра­боте «Куль­ти­виро­вание на­род­ной пес­ни в му­зыке го­рода». Мно­гие ин­то­нации этих ком­по­зито­ров бы­ли вос­при­няты сов­ре­мен­ни­ками «как на­ци­ональ­ные, вов­се не бу­дучи та­ковы­ми» (Асафь­ев Б. «О на­род­ной му­зыке», Л., 1987, стр. 117)

92. Ан­дре­ев В. В. «Ма­тери­алы и до­кумен­ты», М., 1986, стр. 45.

93. Ло­сев А. Ф. «Фи­лосо­фия. Ми­фоло­гия. Куль­ту­ра.», М., 1991, стр. 324.

94. Асафь­ев Б. «О на­род­ной му­зыке», Л., 1987, стр. 101.

95. Им­ха­ниц­кий М. И. «Фор­ми­рова­ние и раз­ви­тие рус­ской на­род­ной инс­тру­мен­таль­ной куль­ту­ры пись­мен­ной тра­диции», ав­то­реф. дис... докт. ис­кусс­тво­веде­ния, Ки­ев, 1989, стр.2.

96. «Со­ци­оло­гия», учеб­ник / Г. В. Оси­пов, А. В. Ко­быща, М. Р. Туль­чин­ский и др., М., 1995, стр. 208.

97. Да­выдов Н. А. «Ака­деми­чес­ко­му на­род­но-инс­тру­мен­таль­но­му ис­кусс­тву — 60» // Инф. бюл­ле­тень «На­род­ник», 1998, №2, стр.11.

98. «Проб­ле­мы му­зыкаль­но­го фоль­кло­ра на­родов СССР», ст. и ма­тери­алы / Под ред. И. И. Зем­цов­ско­го, М., 1973, стр. 264.

99. Вер­тков К., Ле­вин С. «Му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты» // Му­зыкаль­ная эн­цикло­педия, в 6-ти то­мах, т. 3, М., 1976, стр. 791.

100. Бри­танов Г. Ф. «Рус­ские на­род­ные инс­тру­мен­ты в со­вет­ской му­зыкаль­ной куль­ту­ре: ис­то­рико-со­ци­оло­гичес­кий ана­лиз», дис. канд... ис­кусс­тво­веде­ния, Л., 1978, стр. 15.

101. Ма­ци­ев­ский И. В. «Фор­ми­рова­ние сис­темно-эт­ногра­фичес­ко­го ме­тода в ор­га­ноло­гии» // «Ме­тоды изу­чения фоль­кло­ра», Л., 1983, стр. 59.

102. Бой­ко Ю. Е. «Сов­ре­мен­ное сос­то­яние на­род­ных му­зыкаль­ных инс­тру­мен­тов и инс­тру­мен­таль­но-во­каль­ной му­зыки рус­ско­го Се­веро-За­пада», Дис... канд. ис­кусс­тво­веде­ния, Л., 1982, стр. 7.

103. «На­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты и инс­тру­мен­таль­ная му­зыка», сб. ст. и ма­тери­алов в 2-ух час­тях / Ред. сост. И. В. Ма­ци­ев­ский, ч. 1, М., 1987; ч. 2, М., 1988, стр. 13.

104. «На­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты и инс­тру­мен­таль­ная му­зыка», сб. ст. и ма­тери­алов в 2-ух час­тях / Ред. сост. И. В. Ма­ци­ев­ский, ч. 1, М., 1987; ч. 2, М., 1988, стр. 37.

105. Ма­ци­ев­ский И. В. «На­род­ный му­зыкаль­ный инс­тру­мент и ме­тодо­логия его ис­сле­дова­ния: к на­сущ­ным проб­ле­мам эт­но­инс­тру­мен­то­веде­ния» // «Ак­ту­аль­ные проб­ле­мы сов­ре­мен­ной фоль­кло­рис­ти­ки», сб. ст. и ма­тери­алов, Л., 1980, стр. 164.

106. Ма­ци­ев­ский И. В. «На­род­ный му­зыкаль­ный инс­тру­мент и ме­тодо­логия его ис­сле­дова­ния: к на­сущ­ным проб­ле­мам эт­но­инс­тру­мен­то­веде­ния» // «Ак­ту­аль­ные проб­ле­мы сов­ре­мен­ной фоль­кло­рис­ти­ки», сб. ст. и ма­тери­алов, Л., 1980, стр. 161.

107. Ло­сев А. Ф. «Миф — Чис­ло — Сущ­ность», М., 1994, стр. 313.

108. Ма­ци­ев­ский И. В. «На­род­ный му­зыкаль­ный инс­тру­мент и ме­тодо­логия его ис­сле­дова­ния: к на­сущ­ным проб­ле­мам эт­но­инс­тру­мен­то­веде­ния» // «Ак­ту­аль­ные проб­ле­мы сов­ре­мен­ной фоль­кло­рис­ти­ки», сб. ст. и ма­тери­алов, Л., 1980, стр. 159.

109. «На­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты и инс­тру­мен­таль­ная му­зыка», сб. ст. и ма­тери­алов в 2-ух час­тях / Ред. сост. И. В. Ма­ци­ев­ский, ч. 1, М., 1987; ч. 2, М., 1988, стр. 106.

110. Им­ха­ниц­кий М. И. «Сколь на­род­ны на­род­ные инс­тру­мен­ты?» // Инф. бюл­ле­тень «На­род­ник», 1998, №1, стр. 26-27.

111. Приз­нак — это по­каза­тель, при­мета, знак, по ко­торым мож­но уз­нать оп­ре­делить что-ли­бо (Оже­гов С. И. «Сло­варь рус­ско­го язы­ка», 70000 слов / Под. ред. Н. Ю. Шве­довой. — 23-е из­да­ние, испр., М., 1991, стр. 589). Пос­коль­ку мы не мо­жем по «рас­простра­нен­ности» от­ли­чить на­род­ный инс­тру­мент от всех про­чих, зна­чит она не мо­жет счи­тать­ся приз­на­ком, вы­деля­ющим это яв­ле­ние.

112. «На­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты и инс­тру­мен­таль­ная му­зыка», сб. ст. и ма­тери­алов в 2-ух час­тях / Ред. сост. И. В. Ма­ци­ев­ский, ч. 1, М., 1987; ч. 2, М., 1988, стр. 68.

113. Асафь­ев Б. «О на­род­ной му­зыке», Л., 1987, стр. 100.

114. «Фи­лософ­ский эн­цикло­педи­чес­кий сло­варь» / Гл. ред. Л. Ф. Иль­ичев и др., М., 1983, стр. 395.

115. Мак­си­мов Е. И. «Ор­кес­тры и ан­сам­бли рус­ских на­род­ных инс­тру­мен­тов. Ис­то­ричес­кие очер­ки», М., 1983, стр. 4.

116. Мак­си­мов Е. И. «Рус­ские на­род­ные ор­кес­тры и ан­сам­бли (эво­люция, куль­тур­ные и прос­ве­титель­ные фун­кции, сов­ре­мен­ная проб­ле­мати­ка)», Дис... докт. пед. на­ук, М., 1993, стр. 46.

117. Вар­ла­мов Д. И. «Ор­кестр гар­мо­ник — раз­но­вид­ность на­род­но­го ор­кес­тра», Са­ратов, 1990, стр. 9-10.

118. Мак­си­мов Е. И. «Рус­ские на­род­ные ор­кес­тры и ан­сам­бли (эво­люция, куль­тур­ные и прос­ве­титель­ные фун­кции, сов­ре­мен­ная проб­ле­мати­ка)», Дис... докт. пед. на­ук, М., 1993, стр. 48.

119. Асафь­ев Б. «О на­род­ной му­зыке», Л., 1987, стр. 5.

120. «Фоль­клор: проб­ле­мы сох­ра­нения, изу­чения и про­паган­ды», Тез. Все­со­юзн. на­уч­но-практ. конф., в 2-ух час­тях, М., 1988.

121. Им­ха­ниц­кий М. И. «Фор­ми­рова­ние и раз­ви­тие рус­ской на­род­ной инс­тру­мен­таль­ной куль­ту­ры пись­мен­ной тра­диции», Ав­то­реф. дис... докт. ис­кусс­тво­веде­ния, Ки­ев, 1989.

122. Им­ха­ниц­кий М. И. «Сколь на­род­ны на­род­ные инс­тру­мен­ты?» // Инф. бюл­ле­тень «На­род­ник», 1998, №1.

123. «Фоль­клор: проб­ле­мы сох­ра­нения, изу­чения и про­паган­ды», Тез. Все­со­юзн. на­уч­но-практ. конф., в 2-ух час­тях, М., 1988 — ч. 2, стр. 299.

124. Им­ха­ниц­кий М. И. «Фор­ми­рова­ние и раз­ви­тие рус­ской на­род­ной инс­тру­мен­таль­ной куль­ту­ры пись­мен­ной тра­диции», Ав­то­реф. дис... докт. ис­кусс­тво­веде­ния, Ки­ев, 1989, стр. 5.

125. Ан­дре­ева Г. М. «Со­ци­аль­ная пси­холо­гия», учеб­ник для выс­ших учеб­ных за­веде­ний, М., 1994, стр. 240-241.

126. Initium (лат. ини­ци­ум) — на­чаль­ная фор­му­ла, бук­валь­но «на­чало».

127. Ло­сев А. Ф. «Миф — Чис­ло — Сущ­ность», М., 1994, стр. 300.

128. Сог­ласно при­нятой клас­си­фика­ции, в ос­но­ве ко­торой ле­жит сис­те­ма Э. Хор­нбос­те­ля и К. Зак­са, му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты раз­ли­ча­ют­ся по двум ос­новным приз­на­кам: ис­точни­ку зву­ка и спо­собу или ме­ханиз­му его из­вле­чения. От­сю­да по­нят­но, по­чему ба­ян и элек­трон­ный ба­ян без прос­ка­кива­ющих языч­ков при­над­ле­жат к со­вер­шенно раз­ным груп­пам инс­тру­мен­тов: ос­новные приз­на­ки зву­ко­об­ра­зова­ния у них раз­личны.

129. Ви­тачек Е. Ф. «Очер­ки по ис­то­рии из­го­тов­ле­ния смыч­ко­вых инс­тру­мен­тов», 2-е изд., М., 1964.

Гри­горь­ев В. Ф. «Скрип­ка» // Муз. эн­цикло­педия в 6-ти то­мах, т. 5, М., 1981.

Стру­ве Б. А. «Про­цесс фор­ми­рова­ния ви­ол и скри­пок», М., 1959.

130. «На­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты и инс­тру­мен­таль­ная му­зыка», сб. ст. и ма­тери­алов в 2-ух час­тях / Ред. сост. И. В. Ма­ци­ев­ский, ч. 1, М., 1987; ч. 2, М., 1988, стр. 243.

131. Тер­мин ко­эф­фи­ци­ент (лат. coefficiens — со­дей­ству­ющий) мы при­меня­ем в его зна­чении «от­но­ситель­ной ве­личи­ны, оп­ре­деля­ющей свой­ства ка­кого-ли­бо про­цес­са или яв­ле­ния» (Оже­гов С. И.«Сло­варь рус­ско­го язы­ка», 70000 слов / Под. ред. Н. Ю. Шве­довой. — 23-е из­да­ние, испр., М., 1991, стр. 303).

132. Карс А. «Ис­то­рия ор­кес­тров­ки», М., 1989, стр. 11.

133. Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 241.

134.«Фоль­клор: проб­ле­мы сох­ра­нения, изу­чения и про­паган­ды», Тез. Все­со­юзн. на­уч­но-практ. конф., в 2-ух час­тях, М., 1988 — ч. 2, стр. 301.

135. Ря­бов В. Ф. «Ис­кусс­тво как об­щес­твен­ная пот­ребность», Л., 1977, стр. 35.

136. Фи­лософ­ский сло­варь / Под. ред.  И. Т. Фро­лова, 5-е изд., М., 1987, стр. 538.

137. Бо­рев Ю. Б. «Эс­те­тика», изд. 4-е, доп., М., 1988.

Да­выдов Ю. Н. «Ис­кусс­тво как со­ци­оло­гичес­кий фе­номен», М., 1968.

Ера­сов Б. С. «Со­ци­аль­ная куль­ту­роло­гия», по­собие, в 2-х час­тях, ч. 1, М., 1994.

Ка­ган М. С. «Лек­ции по мар­ксист­ско-ле­нин­ской эс­те­тике», Л., 1971.

Ка­ган М. С. «Мор­фо­логия ис­кусс­тва. Ис­то­рико-те­оре­тичес­кое ис­сле­дова­ние внут­ренне­го стро­ения ми­ра ис­кусств», Л., 1972.

Ка­ган М. С. «Со­ци­аль­ные фун­кции ис­кусс­тва», Л., 1978.

Ло­сев А. Ф. «Миф — Чис­ло — Сущ­ность», М., 1994.

Ло­сев А. Ф. «Фи­лосо­фия. Ми­фоло­гия. Куль­ту­ра.», М., 1991.

Ря­бов В. Ф. «Ис­кусс­тво как об­щес­твен­ная пот­ребность» Л., 1977.

Со­хор А. Н. «Воп­ро­сы со­ци­оло­гии и эс­те­тике му­зыки», статьи и ис­сле­дова­ния в 3-х то­мах; т. 1, Л., 1980; т. 2, Л., 1981; т. 3, Л., 1983.

Сто­лович Л. Н. «Жизнь — твор­чес­тво — че­ловек. Фун­кции ху­дожес­твен­ной де­ятель­нос­ти» М., 1985.

138 Ло­сев А. Ф. «Фи­лосо­фия. Ми­фоло­гия. Куль­ту­ра.», М., 1991, стр. 335.

139 Сто­лович Л. Н. «Жизнь — твор­чес­тво — че­ловек. Фун­кции ху­дожес­твен­ной де­ятель­нос­ти» М., 1985, стр. 134.

140 Со­хор А. Н. «Воп­ро­сы со­ци­оло­гии и эс­те­тике му­зыки», статьи и ис­сле­дова­ния в 3-х то­мах; т. 1, Л., 1980; т. 2, Л., 1981; т. 3, Л., 1983, стр. 86.

141 Бо­рев Ю. Б. «Эс­те­тика», изд. 4-е, доп., М., 1988, стр. 151.

142 Ря­бов В. Ф. «Ис­кусс­тво как об­щес­твен­ная пот­ребность» Л., 1977, стр. 57.

143 Да­выдов Ю. Н. «Ис­кусс­тво как со­ци­оло­гичес­кий фе­номен», М., 1968.

144 Да­выдов Ю. Н. «Ис­кусс­тво как со­ци­оло­гичес­кий фе­номен», М., 1968, стр. 31-32.

145 «Фи­лософ­ский сло­варь» / Под. ред. И. Т. Фро­лова, 5-е изд., М., 1987, стр. 526.

146 Ера­сов Б. С. «Со­ци­аль­ная куль­ту­роло­гия», по­собие, в 2-х час­тях, ч. 1, М., 1994, стр. 205.

147 Со­хор А. Н. «Воп­ро­сы со­ци­оло­гии и эс­те­тике му­зыки», статьи и ис­сле­дова­ния в 3-х то­мах; т. 1, Л., 1980; т. 2, Л., 1981; т. 3, Л., 1983, стр. 86.

148 Оже­гов С. И. «Сло­варь рус­ско­го язы­ка», 70000 слов / Под. ред. Н. Ю. Шве­довой. — 23-е из­да­ние, испр., М., 1991, стр. 856.

149 Со­хор А. Н. «Воп­ро­сы со­ци­оло­гии и эс­те­тике му­зыки», статьи и ис­сле­дова­ния в 3-х то­мах; т. 1, Л., 1980; т. 2, Л., 1981; т. 3, Л., 1983, стр. 76.

150 Ло­сев А. Ф. «Миф — Чис­ло — Сущ­ность», М., 1994, стр. 412.

151 Ло­сев А. Ф. «Миф — Чис­ло — Сущ­ность», М., 1994, стр. 307.

152 Оже­гов С. И. «Сло­варь рус­ско­го язы­ка», 70000 слов / Под. ред. Н. Ю. Шве­довой. — 23-е из­да­ние, испр., М., 1991, стр. 868.

153 Со­хор А. Н. «Воп­ро­сы со­ци­оло­гии и эс­те­тике му­зыки», статьи и ис­сле­дова­ния в 3-х то­мах; т. 1, Л., 1980; т. 2, Л., 1981, стр. 291-293; т. 3, Л., 1983, стр. 129-142.

154 Ге­гель Г. «Эн­цикло­педия фи­лософ­ских на­ук», т. 1 «На­ука ло­гики», М., 1974, стр. 114; т. 2 «Фи­лосо­фия при­роды», М., 1975.

155 Частью об­щес­твен­но­го пред­став­ле­ния мо­гут яв­лять­ся и заб­лужде­ния. К при­меру, од­на из раз­но­вид­ностей рус­ской гар­мо­ники но­сит наз­ва­ние «хром­ка», тог­да как строй ее ди­ато­ничес­кий, и по­тому наз­ва­ние инс­тру­мен­та «хро­мати­чес­кая» яв­ля­ет­ся, по вы­раже­нию К. Вер­тко­ва, «не­дора­зуме­ни­ем» (Вер­тков К. А. «Рус­ские на­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты», Л., 1975, стр. 61) или заб­лужде­ни­ем. Кро­ме то­го, в на­роде бы­ту­ет рас­хо­жее мне­ние о том, что гар­мо­ника — ста­рин­ный рус­ский на­род­ный инс­тру­мент на­рав­не с ба­лалай­кой, гус­ля­ми и дру­гими му­зыкаль­ны­ми ору­ди­ями на­ших да­леких пред­ков, что вов­се не со­от­ветс­тву­ет дей­стви­тель­нос­ти. Ес­ли на­уч­ная ка­тего­рия бу­дет опи­рать­ся на по­доб­ные заб­лужде­ния, то в ка­чес­твен­ном от­но­шении она ос­та­нет­ся на уров­не обы­ден­но­го соз­на­ния.

156 По дан­ным пе­репи­си на­селе­ния 1987 го­да, в Хан­ты-Ман­сий­ском на­ци­ональ­ном ок­ру­ге про­жива­ло 11,2 ты­сяч хан­тов и 6,5 ты­сяч ман­сий­цев, что в про­цен­тном со­от­но­шении ко все­му на­селе­нию ок­ру­га сос­тавля­ет со­от­ветс­твен­но 1,9% и 1,1%.

157 Асафь­ев Б. «О на­род­ной му­зыке», Л., 1987, стр. 127.

158 Стру­ве Б. А. «Про­цесс фор­ми­рова­ния ви­ол и скри­пок», М., 1959, стр. 55.

159 «Проб­ле­мы му­зыкаль­но­го фоль­кло­ра на­родов СССР», ст. и ма­тери­алы / Под ред. И. И. Зем­цов­ско­го, М., 1973, стр. 265.

160 «На­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты и инс­тру­мен­таль­ная му­зыка», сб. ст. и ма­тери­алов в 2-ух час­тях / Ред. сост. И. В. Ма­ци­ев­ский, ч. 1, М., 1987, стр. 157-163.

161 Ште­лин Я. «Му­зыка и ба­лет в Рос­сии XVIII ве­ка», Л., 1935, стр. 71.

162 Дан­ная ме­тоди­ка, бе­зус­ловно, не­об­хо­дима, так как се­год­ня это единс­твен­ный спо­соб на­коп­ле­ния ин­форма­ции о пов­седнев­ной дей­стви­тель­нос­ти. Од­на­ко ана­лиз этой дей­стви­тель­нос­ти нуж­но про­водить на ос­но­вании мно­жес­твен­ных фак­тов, а не еди­нич­ных.

163 «На­род­ные му­зыкаль­ные инс­тру­мен­ты и инс­тру­мен­таль­ная му­зыка», сб. ст. и ма­тери­алов в 2-ух час­тях / Ред. сост. И. В. Ма­ци­ев­ский, ч. 1, М., 1987, стр. 15.

164 И. Ма­ци­ев­ский, опи­сав­ший этот факт, ни­как не ком­менти­ру­ет его, называя прос­то анек­до­тич­ным. 

165 Стру­ве Б. А. «Про­цесс фор­ми­рова­ния ви­ол и скри­пок», М., 1959, стр. 47.

 

Опубл.: Варламов Д.И.  Метаморфозы народного музыкального инструментария. Поч­ти де­тек­тивная ис­тория.  М.: Изда-во «Композитор», 2009.  ( глава I)


(2.3 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 10.09.2017
  • Автор: Варламов Д.И.
  • Ключевые слова: Варламов, Андреев, Мартынов, русские народные инструменты, домра
  • Размер: 98.79 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Варламов Д.И.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
С. ВОЛКОВ. История культуры Санкт-Петербурга с основания до наших дней. Глава 2
С. ВОЛКОВ. История культуры Санкт-Петербурга с основания до наших дней. Глава 3
Д.И. ВАРЛАМОВ. Почти детективная история
Олег СОКОЛОВ Жанровый профиль «Ночи на Лысой горе» Мусоргского
Наталья ШОХИРЕВА Клара Шуман в истории фортепианного исполнительства
Василий Яковлев. Мусоргский как исполнитель
Игорь БЭЛЗА Фридерик Шопен. Вершины
М. ЯНКОВСКИЙ Былинные истоки оперы «Садко» Н.А. Римского-Корсакова
МАРИНА РЫЦАРЕВА Композитор Д. Бортнянский. Фрагмент книги
Г.А. ЛАРОШ Н.Г. Рубинштейн
Борис АСАФЬЕВ Русский романс XIX века
Борис АСАФЬЕВ Глинка и развитие русской оперы

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100