ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

16 декабря 2017 г. размещены статьи: О.Г. Гайдаш "«Аполлонов гусь» (опыт интерпретации символики некоторых акваорнитоморфных изображений)", А. Кандинский "«Всенощное бдение» Рахманинова и русское искусство рубежа веков (К вопросу об интерпретации памятника)".


   Главная страница  /  Текст музыки  /  Музыкальные эпохи  /  XX в.

 XX в.
Размер шрифта: распечатать





И. НЕСТЬЕВ Советская военная песня (43.26 Kb)

 

[54]

 

«Музыка удваивает, утраивает армию. С распущенными знаменами и громогласной музыкой взял я Измаил», — эти слова великого фельдмаршала А. В. Суворова подчеркивают то исключительное значение, которое придавали музыке в армии выдающиеся русские полководцы.

На протяжении многих столетий в России развивались и совершенствовались различные формы военной музыки — от боевой солдатской песни до походного марша. Еще на заре существования русского государства талантливые песнопевцы воспевали сказочных героев Киевской Руси, — богатырей Илью Муромца, Добрыню Никитича, Алешу Поповича, в образах которых запечатлелся героический порыв славных патриотов, оборонявших родину от степных варваров-кочевников. Лучшие, любимейшие герои русского народа, выдающиеся полководцы, открыватели новых земель, защитники родины были вдохновенно воспеты в русских военных песнях различных времен. Известны песни о князе Скопине-Шуйском, о Кузьме Минине, о Суворове. В песнях прославляются подвиги Ермака Тимофеевича, моряков с крейсера «Варяг» и других героев русского народа.

До сих пор наш народ с любовью хранит в своей памяти мужественные напевы солдатских песен прошлого: «Бородино» — на слова М. Лермонтова, «Среди лесов дремучих» — на видоизмененный текст Ф. Миллера, «Взвейтесь, соколы, орлами», «Солдатушки, бравые ребятушки», «Было дело под Полтавой» — на слова И. Молчанова, «Ой, при лужку», «Гей, в Таганроге» и ряд других. Лучшие из этих песен послужили музыкальной основой для создания новых народных красноармейских песен, или же были вновь подхвачены бойцами Советской Армии. Выразительная мелодия, богатый многоголосный строй, чеканность и волевая собранность ритма, ставят эти песни в ряд с лучшими бессмертными образцами русского народного творчества. Недаром и сейчас наши солдаты с удовольствием поют

 

[55]

 

в строю и украинскую казачью «Ой, при лужку, при луне», и русскую историческую «Бородино» (Скажи-ка, дядя, ведь недаром), украшая эти песни красивыми узорами подголосков и упругими) хоровыми «перекличками».

Другим достойным предшественником советской военной песни была боевая песня русского революционного пролетариата, рожденная в огне классовых боев конца XIX — начала XX столетий. Захватывающие мелодии русских рабочих революционных песен заключали в себе особые художественные признаки: пафос протеста, властные ораторские интонации, элементы приподнятой митинговой речи.

Новая советская песня, входившая в быт с первых лет Великого Октября, рождалась, прежде всего, как новая военная песня. Создателями ее были «люди в серых шинелях», бойцы молодой Красной Армии, поднявшиеся на смертный бой с врагами советской власти. Революция пробудила в рабочих и крестьянах России неисчислимые творческие силы. В. И. Ленин писал о «прекрасном размахе, который дала народному творчеству великая революция»[1]. Эти творческие силы ярко проявились в массовом создании новых красноармейских песен, сложенных, главным образом, самими бойцами.

Героями, строителями новой армии были рабочие и крестьяне, прошедшие суровый опыт первой мировой войны. Солдаты старой армии передали красноармейской молодежи не только свой боевой опыт, но и свои лучшие солдатские песни. Но бойцы революционной армии не просто подхватывали старые военные песни, а большей частью видоизменяли их, сочиняли к ним новые современные тексты. Так, солдатская песня про разбойника Чуркина («Среди лесов дремучих») превратилась в новую красноармейскую песню «Все пушки, пушки заряжены». В ней говорится о новых благородных задачах революционной армии:

 

Мы, красные солдаты

За бедный люд стоим,

Свои поля и хаты

Мы в битвах отстоим.

 

Старая солдатская песня «Гей, в Таганроге», превратилась в песню «Власть советов». Также были изменены и многие другие старые песни — например, казачья «Из-за лесу», «Вдоль по фронту кавалерия идет».

В годы империалистической войны в окопах звучала военная песня «Слушайте, деды, война началася» — на мотив городского романса «Белая акация». В 1918—19 гг. на основе этой

[56]

песни была создана новая красноармейская песня, ставшая одной из самых любимых в период гражданской войны. Она пелась на слова:

 

Смело мы в бой пойдем

За власть Советов

И, как один, умрем

В борьбе за это.

 

Сочетание ярко эмоциональных оборотов мелодии с маршевой подчеркнуто-акцентированной ритмикой придало этой песне черты романтической патетичности, приподнятости чувств. Недаром, по свидетельству Д. Фурманова, бойцы пели эту песню, особенно ее призывный припев, «с величайшим подъемом и воодушевлением»[2].

На основе старых традиций была создана одна из первых красноармейских песен периода гражданской войны — «Гулял по Уралу Чапаев герой». Ее сложили бойцы легендарной чапаевской 25-й дивизии, использовав в припеве излюбленную фразу самого В. И. Чапаева, которую он любил повторять перед боем: «Вперед, товарищи, назад ни шагу!». Песня эта впоследствии была записана композитором А. В. Александровым от бывшей пулеметчицы чапаевской дивизии Марии Поповой.

Некоторые песни периода гражданской войны возникли из старых революционных песен и песен политических ссыльных: так возникли, траурная песня-марш «Расстрел коммунаров», («Под частым разрывом гремучих гранат»), или скорбно-лирическая песня о гибели молодого красноармейца — «Там вдали за рекой».

Существенное изменение старых песенных образцов вызвано их новым идейным содержанием. Советская военная песня выражает чувства и помыслы революционных воинов, вставших на защиту первого в мире социалистического государства, в ней звучит тема патриотической гордости за свою рабоче-крестьянскую Армию, ведущую справедливую освободительную войну за счастье трудящихся, за светлое будущее. Об этом замечательно сказал В. И. Ленин в своей беседе с поэтом Демьяном Бедным. Обсуждая содержание сборника старинных рекрутских песен, проникнутых печальным, похоронным настроением, Ленин говорил: «Это противовоенное, слезливое, неохочее настроение надо и можно преодолеть. Старой песне противопоставить новую песню. В привычной своей народной песне — новое содержание. Вам следует в своих агитационных обращениях постоянно, упорно, систематически, не боясь повторений, указывать на то, что, вот, прежде была, дескать, «распроклятая зло-

[57]

дейка служба царская», а теперь служба рабоче-крестьянскому советскому государству»[3].Так устами великого Ленина были определены новые задачи советской военной песни: воодушевлять бойцов Красной Армии, воспитывать в них гордость за свою Армию, патриотическую преданность советской Родине.

Тогда же, в 1918 году, Демьян Бедный, любимейший поэт-сатирик, чьи стихи и басни широко распространялись среди бойцов, написал популярное стихотворение «Проводы». Двумя годами позднее, это стихотворение было положено на музыку известной украинской шуточной песни «Ой, що то за шум учинився»; обработка этой мелодии—в применении к новому тексту— была сделана композитором Дм. Васильевым-Буглаем, в то время руководившим армейской самодеятельностью в пехотной школе имени ВЦИК, в Кремле. Так возникла новая популярнейшая песня, получившая широкий отклик среди красноармейцев — «Как родная мать меня провожала».

В песне рассказывается о том, как крестьянский паренек, уходя в Красную Армию, прощается со своей семьей:

 

Поклонился всей родне у порога:

«Не скулите вы по мне, ради бога.

Будь такие все, как вы, ротозеи,

Что б осталось от Москвы, от Расеи?

Все пошло б на старый лад, на недолю,

Взяли б все у нас назад, землю-волю!».

 

В простой народно-песенной форме Демьян Бедный раскрыл идею кровной связи крестьянской молодежи с родной Красной Армией. В сочетании с ярко-народной мелодией задорного характера эти стихи зазвучали по всей стране как в быту, так и в походном строю. Это один из наиболее известных образцов новой песни, созданной при участии профессиональных авторов и с любовью подхваченных народом.

Другой аналогичный пример — песня «Марш Буденного», сочиненная в 1920 году молодым композитором Дмитрием Покрассом, служившим в то время в Политотделе Первой Конной Армии. Песня эта, написанная на слова поэта Д’Актиля, в ритме кавалерийского марша, также вошла в быт широких масс. Слова этой боевой песни — «И с нами Ворошилов, первый красный офицер, цитировал поэт В. Маяковский в своей поэме «Хорошо».

Среди новых песен, созданных в годы гражданской войны — известная «Песня Коммуны» композитора А. Матюшина на слова В. Князева, а также не забытая до сих пор песня на сло-

[58]

 

 

ва П. Горина «Белая армия, черный барон» с припевом: «От тайги до британских морей Красная Армия всех сильней». В этой песне, музыка которой близка к стилю старинного русского марша, отражен один из последних этапов гражданской войны, период победоносной борьбы с «черным бароном» Врангелем.

Фрунзе, Ворошилов, Буденный, Чапаев высоко ценили боевую красноармейскую песню и нередко сами с любовью пели ее вместе с бойцами. С юношеским увлечением распевал любимые солдатские песни Чапаев. «Без песни .всегда был мрачен Чапаев... — рассказывает его сподвижник, писатель Д. Фурманов. — Что ему страшная обстановочка, что ему измученность походная, или дрожь после боя, или сонная дрема после труда, — непременно выкроит хоть десяток минут, а попоет. Другого такого любителя песен искать — не сыскать: ему песни были, как хлеб, как вода. И ребята его, по дружной привычке, за компанию неугомонную — не отставали от Чапая»[4].

Таким образом годы гражданской войны были началом рождения советской военной песни — как народной, создававшейся коллективным путем, так и профессиональной, принадлежавшей перу поэтов и композиторов. Лучшие из песен этого периода послужили основой для последующих творческих исканий многих советских песенников.

Дальнейшее свое развитие военная песня получила в 20-е годы, годы восстановления и социалистической реконструкции народного хозяйства. В этот период выдвигается ряд профессиональных композиторов и поэтов-песенников, начинается выпуск нотных изданий для зарождавшейся художественной самодеятельности. Издаются, в частности, и первые красноармейские песенники. Таков, например, сборник «Песни Красной Армии», изданный в 1924 году Музсектором Госиздата по материалам Политуправления РККА. Часть песен в этом сборнике была заимствована из поэтического творчества красноармейцев, бывших участников гражданской войны; музыка-же подбиралась из старых народных мелодий или сочинялась заново композиторами Д. Васильевым-Буглаем, А. Сергеевым, Г. Лобачевым и др. Некоторые песни из этого сборника, например, песня А. Сергеева «Красноармеец умирал», имели довольно широкое распространение в быту и в армейской самодеятельности. Еще более широко вошла в жизнь одна из первых краснофлотских песен— «Краснофлотский марш», созданная в 1922 году комсомольским поэтом Александром Безыменским на мелодию старой польской революционной песни. Это была жизнерадостная бое-

[59]

вая песня в характере стремительного марша; текст ее был посвящен шефству комсомола над Красным флотом.

В середине 20-х годов стала выдвигаться талантливая композиторская молодежь, с увлечением работавшая в области массовой и в частности военной песни. Среди этой молодежи, учившейся на композиторском отделении Московской консерватории, особенно яркой и привлекательной фигурой был высокоодаренный песенник Александр Давиденко (1899—1934).

Участник гражданской войны, только недавно демобилизовавшийся из Армии, Давиденко был композитором нового типа. Он много работал с хоровой самодеятельностью на заводах, в воинских частях, часто ездил по стране, бывал в лагерях, казармах, на кораблях. Близко зная запросы массового слушателя, Давиденко сочинял песни, находившие живой отклик в сердцах многих людей.

Одно из главных мест в его песенно-хоровом творчестве занимала оборонная тема — прославление героев гражданской войны, поэтическое отображение жизни и борьбы современной Советской Армии. Композитор интересно разрабатывал народно-песенные элементы, характерные для казачьего, украинского народного творчества, для старой русской революционной песни, но при этом он не копировал старинные образцы, а создавал на основе их развития — новые подлинно современные песни, захватывавшие мелодической энергией, волевым, богатырским складом, упругостью ритма. Ценны в его песнях приемы народного многоголосия — подголоски, характерные протяжные звуки высокого голоса, напоминающие о типичной фактуре русской солдатской песни. Таковы лучшие военные песни Давиденко — «Конная Буденного» («С неба полуденного жара не подступи»), «Первая Конная» («Лишь край небес подернется»), «Винтовочка», «Все мы теперь краснофлотцы» и ряд других. Первые три из названных песен были написаны на слова крупного советского поэта Николая Асеева.

 

 

А

В конце 20-х годов, в дни вооруженного конфликта на Дальнем Востоке, Давиденко совместно с поэтом Демьяном Бедным написали боевую солдатскую песню-частушку «Нас побить, побить хотели». В этой хлесткой сатирической частушке, выдержанной в характере солдатских песен, остро высмеиваются бело-манчжурские вояки, пытавшиеся по наущению иностранных империалистов захватить Китайско-Восточную железную дорогу (КВЖД). Песни Давиденко — начиная от сложного многоголосного хора «Первая Конная» и кончая солдатской частушкой «Нас побить, побить хотели» — звучали в армейском быту, в военной и рабочей самодеятельности.

 

 

 

[60]

 

Творческое наследие этого рано умершего талантливого песенника составляет важный и очень ценный этап в истории советской военной песни. Лучшие его произведения и сейчас достойны пропаганды.

Огромную роль в развитии песенного искусства нашей Армии сыграла организация в октябре 1928 года первого в СССР Ансамбля красноармейской песни и пляски при Центральном Доме Красной Армии имени М. В. Фрунзе. Организатором и первым руководителем этого Ансамбля был выдающийся композитор, профессор Московской консерватории Александр Васильевич Александров (1883—1946). Ему мы обязаны созданием репертуара наших военных ансамблей на протяжении 30— 40 годов, выработкой мужественного и волевого исполнительского стиля, характерного для лучших песенных коллективов Армии.

Первые программы Ансамбля представляли собой литературно-музыкальные монтажи, посвященные боевому прошлому отдельных прославленных соединений РККА. Так возникли программы под названием «22-я Краснодарская дивизия в песнях», «Первая Конная в песнях», «Особая Дальневосточная», и т. д. Эти программы строились на сочетании художественного чтения, с боевыми песнями и плясками.

А.       В. Александров начал свою работу в Ансамбле с собирания и обработки прекрасных народных песен периода гражданской войны. Разъезжая вместе с Ансамблем по многим военным округам, композитор отыскивал любителей народной музыки, записывал от них мелодии и тексты старых красноармейских песен. Некоторые отличные песни гражданской войны Александров записал от С. Буденного, Е. Щаденко и других выдающихся деятелей нашей Армии. Так вошли в программы Ансамбля песни старых буденновцев: «Из-за лесу», «Гей, по дороге», «От тайги до британских морей» и ряд других. Впервые солдатская песня, рожденная в походном строю, стала звучать с концертной эстрады в обработках выдающегося композитора и в исполнении превосходного профессионального хора.

В течение первой половины 30-х годов Ансамбль Красноармейской песни и пляски получил огромные материальные возможности для своего роста и совершенствования, был щедро награжден Советским правительством и стал именоваться «Краснознаменным». В 1935 году Ансамбль с необычайным успехом выступал на Всемирной выставке в Париже, восхитив критику и массовую аудиторию мощью и красотой русской военной песни и пляски.

Большой заслугой Александрова и его Ансамбля было создание и широкая пропаганда новых оборонных песен. В этом

 

[61]

 

смысле примечательна история песни «По долинам и по взгорьям», мелодия которой была записана А. В. Александровым от роты бойцов Украинского военного округа. Композитор обработал эту чудесную песню, слова которой были сложены еще в 1920 году участником партизанского движения на Дальнем Востоке П. Парфеновым:

 

По долинам и по взгорьям

Шла дивизия вперед,

Чтобы с боем взять Приморье,

Белой армии оплот.

 

В стихах П. Парфенова рассказывается о последнем этапе гражданской войны — борьбе с белыми и японцами на Дальнем Востоке («Разгромили атаманов, разогнали воевод и на Тихом океане свой закончили поход»). Песня была исполнена Краснознаменным Ансамблем во время его выступлений в частях Особой Дальневосточной армии, в дни вооруженного конфликта на КВЖД. Она скоро была подхвачена всей Армией, всем советским народом. Позднее эту песню с воодушевлением пели интернациональные бригады, защищавшие республиканский Мадрид, а также китайские партизаны, чешские и немецкие антифашисты. Песня стала достоянием всего прогрессивного человечества.

Опыт Краснознаменного Ансамбля, творческие успехи самого А. В. Александрова, создавшего много новых оригинальных военных песен, подготовили последующий блестящий расцвет советской оборонной песни. Бессмертная партизанская «По долинам и по взгорьям» послужила образцом для многих новых песен, в которых композиторы и поэты воспевали героику гражданской войны.

 

 

⃰⃰

 

Подлинный расцвет массовой песни в нашей стране наступил в 30-е годы, годы довоенных пятилеток. Грандиозное промышленное, колхозное и культурное строительство развернулось в эти годы на всей необъятной территории СССР. Выросли новые культурные кадры рабочих и колхозников. Богаче и обеспеченнее стала жизнь трудящихся. Вместе с тем выросла потребность в новых хороших песнях — боевых, патриотических, а также бытовых, лирических, шуточных и других. Выдвинулось много новых талантливых песенников — И. Дунаевский, В. Захаров, А. Новиков, М. Блантер, К Листов и др., написавшие много хороших песен о Родине, счастливой жизни советских людей, их патриотизме, дружбе и любви. Песня стала звучать с экранов звукового кино, появившегося у нас в начале 30-х го-

 

[62]

 

дов, с эстрады концертных залов, ее широко пропагандировали с помощью радио и грамофонной пластинки.

Многие композиторы-песенники на протяжении 30-х годов поддерживали тесную дружбу с Советской Армией. Постоянно работал в воинских частях, консультируя красноармейскую самодеятельность, композитор Анатолий Новиков. Не расставался с армией А. В. Александров, удостоенный военных орденов и высокого звания генерал-майора. Военной тематике посвятил свои лучшие песни этих лет Дмитрий Покрасс. Образы героических лет гражданской войны воссозданы в прекрасных песенных текстах поэта Алексея Суркова, бывшего пулеметчика, а ныне автора популярных боевых песен «То не тучи, грозовые облака», «Рано-раненько», «Коннармейская»:

 

По военной дороге

Шел в борьбе и тревоге

Боевой восемнадцатый год.

Были сборы недолги,

От Кубани и Волги

Мы коней поднимали в поход[5].

 

В эти мирные годы, после окончания гражданской войны, песня была призвана воспитывать в людях чувство боевой готовности к новым суровым испытаниям. Возникли песни-воспоминания о героических событиях гражданской войны. Это — «Партизан Железняк» и «Песня о Щорсе» М. Блантера (обе на слова М. Голодного), «Песня о Чапаеве» А. Новикова, «Орленок» В. Белого (на слова Я. Шведова), «Каховка» И. Дунаевского (на слова М. Светлова), «Песня о тачанке» К. Листова (па слова М. Рудермана). Основной идеей этих песен была нерушимость боевых традиций, завещанных молодому поколению отцами и старшими братьями, готовность советских людей в любой момент по зову партии и правительства выступить на защиту Родины.

Эта идея прекрасно выражена в «Песне о Каховке» И. Дунаевского и М. Светлова:

 

Мы мирные люди,

Но наш бронепоезд

Стоит на запасном пути.

 

Если в песнях «Орленок», «По военной дороге», «Тачанка» воскрешались картины гражданской войны, то в других военных песнях композиторы и поэты повествовали о современной Советской Армии, ее кровных связях с трудовым народом. Такова, например, превосходная казачья песня Л. Книппера на

 

[63]

 

слова В. Гусева «Полюшко-поле», облетевшая еще в 30-е годы весь мир. Ее красивый русский распев, ладовая свежесть пришлись по душе миллионам людей в СССР и за рубежом; недаром знаменитый дирижер Леопольд Стоковский назвал ее «лучшей песней XX столетия».

Современной жизни Армии были посвящены также песни "Винтовка» братьев Покрасс, «Казачья» — из оперы «Поднятая целина» И. Дзержинского. Некоторые из них распевались в походном строю в качестве строевых песен. В этих песнях звучала тема боевой готовности к предстоявшим военным испытаниям. Характерна в этом отношении созданная в 1938 году песня братьев Покрасс на слова В. Лебедева-Кумача: «Если завтра война, если завтра в поход, будь сегодня к походу готов».

Композиторы и поэты, отвечая на запросы армейской массы, создавали песни отдельных родов оружия — песни пехотинцев, артиллеристов, танкистов, летчиков, моряков.

Лучшие военные песни 30-х годов служили прямым продолжением песенного наследия гражданской войны и революционного подполья. Мелодические обороты, типичные для старой русской народной песни — особенно рабочей и солдатской — сочетались в советских песнях с ярко проявляющимися чертами нового. Среди новых военных песен преобладал тип мужественной песни-марша, в котором задушевно-лирическая русская мелодия, тесно связанная с народно интонационными истоками, как бы усилена и обострена упругой, подчеркнуто-акцентированной ритмикой. Яркие примеры такого рода — «По долинам и по взгорьям», «Коннармейская», «От края и до края» (из оперы «Тихий Дон» Дзержинского) и ряд других.

Об этом «новом могущественном интонационно-пламенном искусстве», воплощающем мужество и стойкость советского воинства, метко писал академик Б. В. Асафьев: «В нем слились: пафос.... ораторской речитации с волевой ритмикой шага, эмоциональная задушевность, непосредственность силы чувства народной мелодии»[6].

Военные песни 30-х годов сыграли выдающуюся воспитательную роль наряду со многими лучшими произведениями советской литературы, театра, кино. Когда началась Великая Отечественная война, миллионы советских людей с благодарностью вспоминали эти славные песни, воспитавшие чувства боевой доблести и верности Родине.

 

[64]

 

 

*

 

В первые же дни войны солдатская песня была взята «на вооружение» воинами нашей Армии. Родные напевы звучали в эшелонах, отправлявшихся на запад, гремели в грузовиках, мчавшихся к фронту, в солдатских землянках и на привалах.

Война резко усилила роль военной песни в жизни нашей Армии и народа. Песня служила — наряду с устной и печатной политической агитацией — сильнейшим средством воспитания воинских масс. Песня усиливала чувство боевой сплоченности, напоминая воинам об их священном патриотическом долге, укрепляя в них чувство любви и преданности к социалистической Родине,

В эти дни, когда вся жизнь страны перестраивалась на военный лад, когда все помыслы советских людей на фронте и в тылу были подчинены интересам победы над врагом, не оставались в стороне и деятели нашего музыкального искусства. Почти не было композитора, который не посвятил бы своих произведений Советской Армии, ее славным героям. Многие композиторы-песенники ушли на фронт, где близко сдружились с солдатской массой, работая в армейских и флотских ансамблях и Домах Советской Армии.

Некоторые лучшие песни военного периода были созданы в самые первые дни войны, как непосредственный патриотический отклик на грозные события. Так песня А. В. Александрова на слова В. Лебедева-Кумача «Священная война» уже в конце июня 1941 года исполнялась артистами Краснознаменного Ансамбля на московских вокзалах при отправке воинских эшелонов на фронт.

Ведущей темой военной песни в эти годы становится тема всеобщего сплочения сил страны для отпора врагу. Песня воспитывает в бойцах жажду подвига, ненависть к врагам человечества, фашистским поджигателям войны. Вся Армия с воодушевлением пела такие замечательные боевые песни, как «Священная война». Широко были подхвачены «Песня защитников Москвы» Б. Мокроусова на слова А. Суркова, партизанская песня «Ой туманы мои, растуманы» В. Захарова на слова М. Исаковского.

Лучшей песней тех лет, своеобразной «музыкальной эмблемой» Великой Отечественной войны была «Священная война» Александрова и Лебедева-Кумача. Ярко эмоциональная волнующая мелодия этой песни и пламенные призывные стихи воодушевляли воинов, вселяли в них мужество, стремление к борьбе. Песня звучала повсюду: и как концертное произведение — в солдатских ансамблях, и как бытовой напев, и как боевая походная песня.

 

[65]

 

Однажды — это было весной 1942 года — горсточка храбрецов, защитников Севастополя, засела в каменной пещере, выдолбленной в скале. Фашисты яростно штурмовали этот укрепленный пункт, но советские воины держались стойко, отбиваясь гранатами. Вдруг из глубины пещеры раздались суровые звуки песни Александрова:

 

Вставай страна огромная,

Вставай на смертный бой

С фашистской силой темною,

С проклятою ордой!

 

Со страхом и изумлением слушали гитлеровцы эту грозную песню, предвещавшую им черную смерть на чужой земле. «Потом раздался сильный взрыв, — рассказывает один из фронтовых писателей, — и обломки скалы завалили пещеру. И когда замолкли раскаты этого взрыва, казалось, что скала все еще продолжает петь:

 

Пусть ярость благородная

Вскипает как волна!

Идет война народная,

Священная война!

 

Вся жизнь Действующей Армии и флота, вся многообразная фронтовая действительность получили отражение в новых военных песнях. Бессмертные подвиги героев,— (песни о капитане Гастелло В. Белого, А. Хачатуряна); слава Севастополя, Ленинграда, Сталинграда,— (песни Б. Мокроусова, В. Макарова); геройство партизан, — («Туманы мои, растуманы» В. Захарова, «Шумел сурово Брянский лес» С. Каца). Не забыты были в песнях и лирические темы: воспоминания о родных городах и селах, чувства солдата к милой, ожидающей его далеко в тылу. Память о родном доме, теплое воспоминание о любимой девушке, выраженное в хорошей задушевной песне, будили богатый мир чувств в душе воина, заставляя его еще яростнее бить ненавистного врага.

В годы войны получил признание ряд молодых талантливых мастеров советской песни. Наряду с ранее известными композиторами в эти годы много и активно работали в области военной песни В. Соловьев-Седой, Б. Мокроусов, Т. Хренников, С. Кац и другие. Из песенников старшего поколения особенно больших успехов достигли А. В. Александров, А. Новиков, М. Блантер.

Прекрасные образы солдатской песенной лирики создал

В.       Соловьев-Седой; его песни, близкие русскому городскому фольклору, привлекают сердечной теплотой, задушевностью, мягким народным юмором. В Армии особенно любили и с охотой пели такие его песни, как «Вечер на рейде» («Прощай лю-

[66]

бимый город»), «Играй мой баян», «Давно мы дома не были», «На солнечной поляночке» и много других. Соловьев-Седой за годы войны написал свыше шестидесяти песен, главным образом, лирических.

Хорошие песни фронтового быта создал М. Блантер, совместно с выдающимся поэтом-песенником М. Исаковским: достаточно напомнить песни «В лесу прифронтовом», «Под звездами балканскими» («Хороша страна Болгария»), «До свиданья города и хаты».

Несмотря на жестокие трудности военного быта, на смертельную опасность, наши воины с охотой распевали и веселые шуточные песни, отражавшие неиссякаемый оптимизм трудового народа, его жизнелюбивый юмор. Таковы шуточная солдатская песня Новикова на слова С. Алымова «Вася-Василек», веселые песни В. Соловьева-Седо-го «Как за Камой, за рекой», Т. Хренникова «Есть на севере хороший городок» и ряд других.

В песнях периода Отечественной войны проявились некоторые новые музыкально-стилистические признаки. Прежде всего обогатился национальный стиль современной русской песни: в лучших произведениях Александрова, Соловьева-Седого, Захарова, Новикова, Мокроусова широко использовались традиции русской народной музыки. Значительно расширились и жанровые границы советской военной песни: наряду с песней-маршем, песней-плакатом, строевой песней появились песня-баллада (например, волнующая матросская баллада Б. Мокроусова «Заветный камень»), бытовой романс, шуточная миниатюра.

В песенном быту и в практике хоровой самодеятельности утвердился традиционный для русского искусства тип величавой песни-гимна, прославляющей радость наших побед. Эта глинкинская традиция особенно ярко воплощается в песнях А. Александрова, например, «Песня о Красной Армии», «Святое Ленинское знамя» и др.

По почину В. Соловьева-Седого воскрешается тип издавна любимой народом широко распевной песни со свободно льющейся задушевной мелодией, не скованной строгими размерами марша («Вечер на рейде»). Широко культивируется и жанр песни-вальса, также высоко ценимый в быту с давних пор. Следуя испытанным традициям русской народной музыки, композиторы развивают и жанр плясовой шуточной песни, полной зажигательного юмора. Все эти жанры, насыщаются новым поэтическим и музыкальным содержанием, подчиняются современным идейным задачам.

Но, конечно, преобладающим остается тип мужественно волевой маршевой песни, способной сплотить бойцов в походном строю. В этом смысле наиболее нужными и ценными для Армии оказались песни типа «Священной войны».

 

[67]

 

В песенном творчестве послевоенных лет главное место заняли темы борьбы за мир, против поджигателей новой войны, темы радостного созидательного труда на благо Родине. На весь мир прославились лучшие советские песни о мире: «Гимн демократической молодежи мира» А. Новикова на слова Л. Ошанина, «Мы за мир» С. Туликова на слова А. Жарова, «Песня мира» («Мир победит войну») Д. Шостаковича на слова Е. Долматовского и др. Из песен о Родине, партии и мирном труде широко распространились «Руки золотые» В. Захарова, «Как у Волги, у реки» В. Макарова и др.

Продолжается в эти послевоенные годы и развитие советской военной песни. Многие композиторы — А. Новиков, К. Листов, П. Акуленко, 3. Компанеец, В. Сорокин и другие по-прежнему создают новые строевые песни различных родов оружия. Так, например, ленинградский композитор В. Сорокин написал несколько удачных песен, посвященных памяти героя Советского Союза Александра Матросова. Одна из этих песен легла в основу оратории В. Сорокина «Александр Матросов», вошедшей в репертуар ряда армейских ансамблей.

Из новых солдатских строевых песен получили положительную оценку «За край родной» А. Новикова, «Рота бравая идет» 3. Компанейца, «В добрый час» К Листова, «Ой ты, поле чистое» В. Макарова, «Перелески-перекаты» Л. Бакалова и некоторые другие. В этих песнях композиторы развивают традиции старой русской солдатской песни.

Талантливые мастера песни создают ряд превосходных произведений, воспевающих память о недавно отгремевшей великой войне и ее героях. Эти песни звучат в исполнении Краснознаменного Ансамбля и других хоровых коллективов нашей Армии, проникают в массовый быт. Глубокий отклик в сердцах многих воинов нашла лирико-драматическая песня А. Новикова на слова Л. Ошанина «Дороги», в которой говорится о боевых друзьях, похороненных в солдатских могилах у фронтовых дорог. Образы фронтовой дружбы талантливо воспроизведены в цикле песен В. Соловьева-Седого на слова А. Фатьянова «Возвращение солдата», среди них особенно популярна песня-романс «Где же вы теперь, друзья-однополчане». Создан ряд волнующих песен о героях Отечественной войны, отдавших свою жизнь за счастье народа — о краснодонцах, о Зое, о 28-ми гвардейцах-панфиловцах.

 

[68]

 

Лучшие традиции советской военной песни получили свое дальнейшее развитие в таких песнях последних лет, как «Солнце скрылось за горою» М. Блантера, «В путь» В. Соловьева-Седого, «Жди солдата» Б. Мокроусова.

Однако нельзя отрицать того, что развитие военной песни в последнее время отстает от растущих культурных потребностей нашей Армии. Об этом не раз говорилось на творческих дискуссиях. Многие из строевых песен последнего времени не находят сочувственного отклика в солдатской среде, так как пассивно повторяют в обедненном виде некоторые давно знакомые песенные образы. Мало хороших новых песен о мирной учебе Армии, о боевых традициях Великой Отечественной войны, о сегодняшнем воинском быте.

Нет, сомнения, что талантливые советские поэты и композиторы, всегда поддерживавшие тесную дружбу с Советской Армией, сумеют пополнить песенный репертуар воинов новыми отличными произведениями. А как нужна песня солдату — и в военные и в мирные дни, хорошо знает каждый. Об этом когда то хорошо сказал выдающийся советский поэт-песенник Василий Иванович Лебедев-Кумач:

На стоянке, и в походе,

У колодца, и костра,—

Песня всюду с нами ходит,

Как подруга и сестра.

Песня жажду утоляет,

Спотыкаться не велит.

Уставать не позволяет,

На привале веселит.

Песня колет, песня рубит,

Песня с нами ходит в бой,

Ох, не любит враг, не любит

Нашей песни боевой.

 

Опубл.: В помощь военному дирижеру. Вып. 3. М., 1956. С. 54-68.
 


 

[1] В. И. Л е н и н, соч., т. 27, стр. 134—135.

[2] Д. Фурманов. «Чапаев». М. 1947, стр. 206.

[3] Демьян Бедный. Предисловие к 1-му изданию книги Л. Войтоловского «По следам войны».

[4] Д. Фурманов. «Чапаев». М., 1947, стр. 67.

[5] Музыку к этому песенному тексту написали композиторы Дмитрий и Даниил Покрасс.

[6] Б. Асафьев. Статья «Опера», в сборнике «Очерки Советского музыкального творчества», М., 1947, стр. 24.

 


(1 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 26.02.2014
  • Автор: Нестьев И.
  • Ключевые слова: советское массовое искусство, военная песня, хоровая музыка, музыка Великой отечественной войны
  • Размер: 43.26 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Нестьев И.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Гвардии полковник П. Апостолов. Война и музыка
1948 год: формализм в музыке. Выступления на собрании композиторов и музыковедов г. Москвы
В.М. ГОРОДИНСКИЙ. К вопросу о социалистическом реализме в музыке
Николай Сидельников: Портрет в лицах
Мария КАРАЧЕВСКАЯ «Розариум» М.Ф. Гнесина и камерная вокальная музыка «Серебряного века»
А.Б. ГОЛЬДЕНВЕЙЗЕР. О музыке Н. Метнера и С. Рахманинова
Татьяна СЕРГЕЕВА Пока есть свободное состояние души...
Л. РИМСКИЙ А.В. Мосолов. Биографический очерк
Елена ДУБИНЕЦ Знаки стиля Юрия Буцко. Знаменный распев в XX веке
И. ТЕР-ОГАНЕЗОВА „Ludus tonalis" Основные особенности формообразования. Часть 2
И. ТЕР-ОГАНЕЗОВА „Ludus tonalis" Основные особенности формообразования. Часть 1
Т. Цареградская. МЕССИАН И ЕГО «ТРАКТАТ О РИТМЕ, ЦВЕТЕ И ОРНИТОЛОГИИ »
В. КОНЕН. Джорж Гершвин и его опера
В. БЕЛЯЕВ Шесть песен о Ленине и Сталине
Б. ЯРУСТОВСКИЙ Песни о Сталине
Науку, теорию, педагогику – ближе к жизни
В. БОГДАНОВ-БЕРЕЗОВСКИЙ. Симфоническое творчество ленинградских композиторов за годы Отечественной войны
И. НЕСТЬЕВ Советская военная песня
М. ПАШКОВА Всенощное бдение А.Т. Гречанинова
ПАИСОВ Ю. Духовный концерт в современной музыке России
М. Гринберг. Ленин и музыка.
Борис ГЕЦЕЛЕВ Сквозь нотные знаки (о композиторе Евгении Иршаи)
Елена КИНДЮХИНА. Музыкальный театр Пуленка
А. Сахарова. Эндрю Ллойд Уэббер: британский "король" мюзикла
Игорь КУЗНЕЦОВ Современный образ старой Руси. Полифоническое искусство Юрия Буцко
Е.С. ВЛАСОВА Сталинское руководство Большим театром
Валентина ХОЛОПОВА, Юрий ХОЛОПОВ. Музыкально-эстетические взгляды Веберна
Николай ЧЕРЕПНИН Под сенью моей жизни (часть третья)
Николай ЧЕРЕПНИН. Под сенью моей жизни (часть вторая)
Е. ИВАНОВА «Октябрь» в Большом (о постановке оперы Вано Мурадели). М. БЯЛИК. В партитуре и на сцене
Николай ЧЕРЕПНИН. Под сенью моей жизни (фрагмент мемуаров). Часть первая
Оливье МЕССИАН Техника моего музыкального языка (начальные главы из трактата)
Тамара ЛЕВАЯ. «Черная месса»: Скрябин и Прокофьев
Н. ЗЕЙФАС Георгий Данелия (глава из книги «Песнопения. О музыке Гии Канчели»)
Д. ШЕН. В осажденном Ленинграде (Город. Люди. Музыка). Заметки музыканта
Фумико ХИТОЦУЯНАГИ. Новый лик двенадцатой
А. ДМИТРИЕВ. Дмитрий Шостакович. Двенадцатая симфония "1917 год" ре минор, соч. 112
В. БЛОК. Виссарион Шебалин. Драматическая симфония "Ленин"
Н. Гуляницкая. Nova musica sacra: жанровая панорама
Светлана САВЕНКО О Борисе Гецелеве, музыканте и человеке
М. ГАЛУШКО Рукописи звучат (о сочинениях Андрея Петрова на тему «Мастера и Маргариты»)
Тамара ЛЕВАЯ Метаморфозы скрябинского мифа
Н. ГУЛЯНИЦКАЯ Заметки о стилистике современных духовно-музыкальных сочинений
Г. ПОЖИДАЕВ Музыка на фронтах Великой Отечественной войны (фрагмент)
В. ЗАБОРСКИЙ Ленинградские композиторы в месяцы блокады. К. ЭЛИАСБЕРГ Оркестр Ленинградского радиокомитета в дни Великой отечественной войны
Б. АСАФЬЕВ Моя творческая работа в Ленинграде в первые годы Великой Отечественной войны
А. БУШЕН Подвиг пианиста
Руслан РАЗГУЛЯЕВ Позднее фортепианное творчество Дьёрдя Лигети
И. Барсова. Между «социальным заказом» и «музыкой больших страстей». 1934-1937 годы в жизни Шостаковича
В. РУБЦОВ. В.Н. Салманов (фрагмент из книги)
Г. ТРЕЛИН Ленинский лозунг «Искусство – народу!» и становление советской музыкальной культуры
Марк ПЕКАРСКИЙ Назад к Волконскому вперед (Глава четвертая)
Борис АСАФЬЕВ. Новая музыка <Малипьеро, Казелла, Барток, Шенберг, Кшенек, Штраус, Хиндемит, Стравинский, Мийо, Онеггер>
О МУЗЫКЕ И О СЕБЕ «В знак дружбы» Беседа с Софией Губайдулиной
Генрих ОРЛОВ «Военный реквием» Б. Бритена
Елена БРОНФИН Музыкальная культура Петрограда первого послереволюционного пятилетия (1917 - 1922). Глава 4: Музыкальное воспитание и образование
Ирина РОДИОНОВА Поздний период творчества Шимановского и судьба романтической эстетики в ХХ веке
И. КУНИН Рождение советского симфонизма
Марк АРАНОВСКИЙ Расколотая целостность
А. ЛУНАЧАРСКИЙ Основы художественного образования
Три страницы из музыкальной жизни сталинского времени: «Сумбур вместо музыки», «Балетная фальшь», «Великая дружба»
С. САВЕНКО Послевоенный музыкальный авангард
Кшиштоф МЕЙЕР. Шостакович. Жизнь. Творчество. Время (фрагменты из книги)
Тамара ЛЕВАЯ Шостакович и Прокофьев: эскиз к двойному портрету

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100