ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

19 февраля 2018 г. Опубликована опись дел ГАНО, г. Арзамас. Ф. 25 "Арзамасская ремесленная управа".

просьба о помощи

Редакция "Открытого текста" просит о финансовой помощи одному из авторов проекта - Николаю Ивановичу Решетникову

   Главная страница  /  Текст музыки  /  Музыкальные эпохи  /  XX в.

 XX в.
Размер шрифта: распечатать





«Причуды гения»: Александр Мосолов (13.06 Kb)

 

[12]

Из всего многообразия литературных жанров многие отечественные мастера худо­жественного слова в тридцатые годы XX века выбирали жанр доноса. И далеко не всегда эти доносы посылались непосредственно в карательные органы — часто они публикова­лись миллионными тиражами. Популярные сатирики и певцы советских спецслужб братья Тур (псевдоним Леонида Тубельского и Петра Рыжея) 18 сентября 1937 года напечатали в «Известиях» фельетон «Откровения гения». Объектом их сатиры стал композитор Алек­сандр Мосолов, точнее, его поведение в быту — братья Тур писали, что композитор не выполняет работу по подписанным контрактам, пьет и дебоширит, и делали при этом да-ле­ко идущий вывод: «...то, что... считали "личной жизнью", причудами гения, было, по существу, одним из ракурсов политического лица врага». Братья Тур были услышаны: 4 ноября 1937 года Александра Васильевича Мосолова арестовали и за контрреволюцион­ную деятельность осудили на 8 лет лагерей.

Мосолов Александр Васильевич

(29 июля 1900г, Киев - 12 июля 1973г, Москва)

 Композитор, пианист. Учился в Моск. консерватории у Р. М. Глиэра и Н. Я. Мяс­ковского (композиция), Г. К. Прокофьева, К. Н. Игумнова (фортепиано). Член Ассоциации современной музыки. В 1920-х гг. его творчество было связано с урбанистическими и конструктивистскими течениями (симфонический эпизод «Завод. Музыка машин», 1928). Автор ряда опер, ораторий, кантат, симфоний, а также камерно-инструментальной и во­кальной музыки. Сотрудничал с хоровыми коллективами, в том числе с Северным народ­ным хором.

[13]

[Мосолов] является представителем крайне левого модернизма. Его соната — настоящая библия модернизма, в которой сконцентрированы все гармонические трюки в духе предерзостных нахмурений Прокофьева, Стравинского, западных политонистов.

 Из советской прессы

Что это значит? Одиночество — в 1924 г., в стране, проделавшей величайшую ре­волюцию, в стране напряженной общественной жизни, при всеобщем тяготении к коллек­тивности? Очевидно, слишком уж чужд всей нашей советской действительности автор, что не может слиться с ней, чувствует себя одиночкой.

Николай Бухарин о А. В. Мосо­лове. 1925

 В 1937 году Александр Мосолов был легкой и беззащитной мишенью — его тра­вили уже десять лет, и развязные братья Тур довершили дело неистовых ревнителей настоящего пролетарского искусства из Российской, а позже Всесоюзной ассоциации про­летарской музыки (ВАПМ), чью риторику с удовольствием использовали «музыковеды из Кремля».

Борьба с «левацким», позже названным формалистическим, направлением в ис­кусстве в полной мере началась с другой, более известной газетной статьи — «Сумбур вместо музыки». Но «контрреволюционер» Мосолов на самом деле был подлинным рево­люционером — едва ли не самым ярким представителем российского музыкального аван­гарда. Как это часто случалось с молодыми людьми из хороших семей, Мосолов принял революцию как знак не только социального, но и художественного обновления.

 Вырос­ший в семье певицы и художника, в 1918 году он вступил в Красную Армию, написав об этом в автобиографии: «Увлеченный идеей зажечь пожар мировой революции, реши­тельно присоединился к революционному народу... В 1918 году добровольцем ушел на фронт в 1-й Московский кавалерийский полк действующей Красной Гвардии. Полк участ­вовал в боях против деникинцев, а затем ... был передан в состав конной дивизии Г. И. Ко­товского».

После Гражданской войны Мосолов закончил Московскую консерваторию, а затем вошел в состав Ассоциации современной музыки. Это были едва ли не самые про­дуктивные годы. Он много сочиняет, пропагандирует современных зарубежных компози­торов. За всем, что он пишет и делает, просматривается мощная, ярко выраженная инди­видуальность. И это вызывает не менее мощную реакцию отторжения у советских вла­стей.

[14]

 ...это музыка классового врага...

 ...слишком уж чужд [он] всей нашей советской дей­ствительности...

...буржуазный урбанист...

Представители ВАПМа о Мосолове

Четвертая соната Мосолова вызывающе дерзка по гармониям, ритмике и особенно по требованиям к фортепиано. Только союз с нечистой силой мог склонить композитора к тем бешеным прыжкам и адскому грохоту, которыми насыщена его соната.

 Газета «Известия», 24 фев­раля 1927 г.

А Мосолов. «Легенда» для виолончели и фортепиано Свои самые известные про- изведения Мосолов создает в 1926-1927 годах: симфонический эпизод «Завод. Музыка машин» и вокальный цикл «Четыре газетных объявления», написанные на подлинные тек- сты из «Известий». «Газетные объявления» вызывают в памяти антимещанский пафос рассказов М. Зощенко и стихов В. Маяковского, Н. Олейникова и Н. Заболоцкого: «Скажите всем, что высшего качества пиявки покупайте и ставьте только у П. Н. Артемьева», «Гражданин Заика, Стефан Наумович ... рожд. в 1907 г. 24 дек. перемен, фамил. Заика на Носенко», «Лично хожу крыс, мышей морить. Есть отзывы. 25 лет практики».

Урбанистический и индустриальный «Завод» был необыкновенно популярен как в СССР, так и за рубежом. Он исполнялся Берлине, Париже, Вене, Риме, Нью-Йорке...

[15]

К этому же периоду принадлежит менее популярная, но столь же радикальная по своему музыкальному языку «Легенда» для виолончели и фортепиано.

 В борьбе между АСМом и ВАПМом Мосолов пострадал сильнее многих — его произведения стали исполняться и публиковаться все реже и реже, и в 1932 году отчаявшийся композитор совершает поступок, на который в те годы отваживались единицы. Он пишет письмо Сталину, в котором просит либо «воздействовать на ВАПМ и дать возможность работать в СССР», либо разрешить уехать за границу. Многие худож-ники писали Сталину, но в отличие от, например, результата прямого обращения к вождю М. Булгакова в 1930 году, письмо Мосолова имело лишь негативные последствия — он становится невыездным. Его единственный источник дохода — обработка фольклора народов СССР: он ездит в Киргизию, Армению, Дагестан «на засъемку звуковой картины "Наступление" на тему социалистической реконструкции в Нагорном Дагестане».

Т. СТАЛИНУ

 Я, композитор Мосолов А. В.... вынужден обратиться к Вам с просьбой выяснить мое положение у нас в СССР, дать ему соответствующую оценку и помочь мне в моей беде...

В течение трех лет (с 1929 г.) я не печатаюсь вовсе; с 1928 г. мои сочинения посте- пенно перестали исполняться, а в 1930-31 гг. не было доведено до исполнения ни одной вещи, начиная от массовой песни и кончая крупными симфоническими и сценическими произведениями. Постепенно все музыкальные учреждения Москвы ... пугаясь моей «одиозной» фамилии, прекращают всякое общение со мной под предлогом отсутствия работы или «вредности» моей музыки...

 Являясь, таким образом, каким-то музыкальным лишенцем, не имея возможности принимать участие в музыкальном строительстве СССР, я не знаю, что мне делать. От- нюдь не являясь несоветским человеком ... я хочу принимать деятельное участие в нашей жизни, хочу работать и сочинять музыку, но работать мне не дают и моя фамилия — после частого, но далеко не лестного упоминания в журнале «Пролетарский музыкант» — сделалась символом чего-то антисоветского, классово-враждебного. Неужели я такой закоренелый классовый враг и так силен, что на меня не может влиять все величие нашего социалистического строительства?

 Я терплю травлю с 1926 года. Сейчас я больше ждать не хочу. Я должен сочинять и исполняться! Я должен проверять свои сочинения на массе: пусть это будут провалы, но я увижу, куда мне идти...

ПРОШУ:

1. Либо воздействовать на ВАПМ и подвапмовцев в смысле прекращения моей травли, тянущейся уже целый год, и дать мне возможность работать в СССР.

 2. Либо дать мне возможность уехать за границу, где я своей музыкой принесу гораздо больше пользы СССР, чем здесь у нас, где меня гонят, травят, не дают возможности выявлять свои силы и проверять себя.

г. А. В. Мосолов

[16]

...Это все не от бездарности композитора, не от его неумения выразить в музыке простые и сильные чувства. Это музыка, умышленно сделанная «шиворот- навыворот», — так, чтобы ничего не напоминало классическую оперную музыку, ничего не было общего с симфоническими звучаниями, с простой, общедоступной музыкальной речью. Это музыка, которая построена по тому же принципу отрицания оперы, по какому левацкое искусство вообще отрицает в театре простоту, реализм, понятность образа, естественное звучание слова...

 Опасность такого направления в советской музыке ясна. Левацкое уродство в опере растет из того же источника, что и левацкое уродство в живописи, в поэзии, в педагогике, в науке. Мелкобуржуазное «новаторство» ведет к отрыву от подлинного искусства, от подлинной науки, от подлинной литературы.

 «Сумбур вместо музыки». Газета «Правда», январь 1936 г.

В 1935 году Мосолов отправился в Туркмению («...перегоняю туркменские музыкальные темы на испанский язык», — иронически пишет он в письме своему учителю Н. Я. Мясковскому), но ему было трудно адаптироваться к новым условиям, и поссорившись с местным начальством, он вернулся в Москву, не выполнив несколько заказов.

«...его симфоническая музыка мало исполнялась, а симфонии не исполнялись сов- сем. В глубине души он страдал от этого. Однажды у него вырвалось: «Как я могу писать музыку, когда шестнадцать лет я не слышу свои произведения в живом звучании?»

Н. Мешко, руководитель Северного народного хора, жена А. Мосолова

Арестованный по «фельетонному» доносу, Мосолов провел в Волглаге, в Рыбин­ском районе Ярославской области, около года. За него ходатайствовали Н. Я. Мясков­ский и Р. М. Глиэр, и лагеря заменили ссылкой. К тому же ставший во главе НКВД Бе­рия начал борьбу с «ежовщиной», и некоторых арестованных при Ежове амнистиро­вали. Затем ему было запрещено жить в Москве, Ленинграде и Киеве, и только в 1942 году он воз­вратился в столицу. Симфоническая музыка Мосолова не издается и не ис­полняется, и композитор, некогда воспевший индустриальную революцию, возвратился к тому, что стало невольной причиной его заключения — к музыкальному фольклору. Он пишет «Симфонические картины из жизни кубанских казаков-колхозников», кантату «Здрав­ствуй, новый урожай», ораторию «Кабардинский аул», хор «Люди к Ленину идут», «Народную ораторию о Г. И. Котовском»... «Завод», принесший Мосолову мировую славу, при жизни композитора никогда больше не был исполнен.

[17]

...«Завод» Мосолова обратил на себя внимание здешних музыкальных кругов. Успеху и распространению «Завода» много способствовал неописуемый восторг, в кото­рый пришел от него Флоран Шмитт, видный музыкант и влиятельный критик. Его статьи вызывали повторное исполнение этой вещи как в Париже, так и в некоторых других цен­трах успех был не единодушен ... но победило общее впечатление красочности и стихий­ности, поразившее воображение парижан.

С. Прокофьев об исполнении «Завода» в Па­риже  под управлением Артуро Тосканини.

Опубл.: Репрессированная музыка / сост. М. Калужский. М: "Классика XXI века", 2007. С. 12-17.


(0.3 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 11.02.2018
  • Ключевые слова: Мосолов, репрессии композиторов, сумбур вместо музыки, советский музыкальный авангард
  • Размер: 13.06 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Гвардии полковник П. Апостолов. Война и музыка
«Причуды гения»: Александр Мосолов
1948 год: формализм в музыке. Выступления на собрании композиторов и музыковедов г. Москвы
В.М. ГОРОДИНСКИЙ. К вопросу о социалистическом реализме в музыке
Николай Сидельников: Портрет в лицах
Мария КАРАЧЕВСКАЯ «Розариум» М.Ф. Гнесина и камерная вокальная музыка «Серебряного века»
А.Б. ГОЛЬДЕНВЕЙЗЕР. О музыке Н. Метнера и С. Рахманинова
Татьяна СЕРГЕЕВА Пока есть свободное состояние души...
Л. РИМСКИЙ А.В. Мосолов. Биографический очерк
Елена ДУБИНЕЦ Знаки стиля Юрия Буцко. Знаменный распев в XX веке
И. ТЕР-ОГАНЕЗОВА „Ludus tonalis" Основные особенности формообразования. Часть 2
И. ТЕР-ОГАНЕЗОВА „Ludus tonalis" Основные особенности формообразования. Часть 1
Т. Цареградская. МЕССИАН И ЕГО «ТРАКТАТ О РИТМЕ, ЦВЕТЕ И ОРНИТОЛОГИИ »
В. КОНЕН. Джорж Гершвин и его опера
В. БЕЛЯЕВ Шесть песен о Ленине и Сталине
Б. ЯРУСТОВСКИЙ Песни о Сталине
Науку, теорию, педагогику – ближе к жизни
В. БОГДАНОВ-БЕРЕЗОВСКИЙ. Симфоническое творчество ленинградских композиторов за годы Отечественной войны
И. НЕСТЬЕВ Советская военная песня
М. ПАШКОВА Всенощное бдение А.Т. Гречанинова
ПАИСОВ Ю. Духовный концерт в современной музыке России
М. Гринберг. Ленин и музыка.
Борис ГЕЦЕЛЕВ Сквозь нотные знаки (о композиторе Евгении Иршаи)
Елена КИНДЮХИНА. Музыкальный театр Пуленка
А. Сахарова. Эндрю Ллойд Уэббер: британский "король" мюзикла
Игорь КУЗНЕЦОВ Современный образ старой Руси. Полифоническое искусство Юрия Буцко
Е.С. ВЛАСОВА Сталинское руководство Большим театром
Валентина ХОЛОПОВА, Юрий ХОЛОПОВ. Музыкально-эстетические взгляды Веберна
Николай ЧЕРЕПНИН Под сенью моей жизни (часть третья)
Николай ЧЕРЕПНИН. Под сенью моей жизни (часть вторая)
Е. ИВАНОВА «Октябрь» в Большом (о постановке оперы Вано Мурадели). М. БЯЛИК. В партитуре и на сцене
Николай ЧЕРЕПНИН. Под сенью моей жизни (фрагмент мемуаров). Часть первая
Оливье МЕССИАН Техника моего музыкального языка (начальные главы из трактата)
Тамара ЛЕВАЯ. «Черная месса»: Скрябин и Прокофьев
Н. ЗЕЙФАС Георгий Данелия (глава из книги «Песнопения. О музыке Гии Канчели»)
Д. ШЕН. В осажденном Ленинграде (Город. Люди. Музыка). Заметки музыканта
Фумико ХИТОЦУЯНАГИ. Новый лик двенадцатой
А. ДМИТРИЕВ. Дмитрий Шостакович. Двенадцатая симфония "1917 год" ре минор, соч. 112
В. БЛОК. Виссарион Шебалин. Драматическая симфония "Ленин"
Н. Гуляницкая. Nova musica sacra: жанровая панорама
Светлана САВЕНКО О Борисе Гецелеве, музыканте и человеке
М. ГАЛУШКО Рукописи звучат (о сочинениях Андрея Петрова на тему «Мастера и Маргариты»)
Тамара ЛЕВАЯ Метаморфозы скрябинского мифа
Н. ГУЛЯНИЦКАЯ Заметки о стилистике современных духовно-музыкальных сочинений
Г. ПОЖИДАЕВ Музыка на фронтах Великой Отечественной войны (фрагмент)
В. ЗАБОРСКИЙ Ленинградские композиторы в месяцы блокады. К. ЭЛИАСБЕРГ Оркестр Ленинградского радиокомитета в дни Великой отечественной войны
Б. АСАФЬЕВ Моя творческая работа в Ленинграде в первые годы Великой Отечественной войны
А. БУШЕН Подвиг пианиста
Руслан РАЗГУЛЯЕВ Позднее фортепианное творчество Дьёрдя Лигети
И. Барсова. Между «социальным заказом» и «музыкой больших страстей». 1934-1937 годы в жизни Шостаковича
В. РУБЦОВ. В.Н. Салманов (фрагмент из книги)
Г. ТРЕЛИН Ленинский лозунг «Искусство – народу!» и становление советской музыкальной культуры
Марк ПЕКАРСКИЙ Назад к Волконскому вперед (Глава четвертая)
Борис АСАФЬЕВ. Новая музыка <Малипьеро, Казелла, Барток, Шенберг, Кшенек, Штраус, Хиндемит, Стравинский, Мийо, Онеггер>
О МУЗЫКЕ И О СЕБЕ «В знак дружбы» Беседа с Софией Губайдулиной
Генрих ОРЛОВ «Военный реквием» Б. Бритена
Елена БРОНФИН Музыкальная культура Петрограда первого послереволюционного пятилетия (1917 - 1922). Глава 4: Музыкальное воспитание и образование
Ирина РОДИОНОВА Поздний период творчества Шимановского и судьба романтической эстетики в ХХ веке
И. КУНИН Рождение советского симфонизма
Марк АРАНОВСКИЙ Расколотая целостность
А. ЛУНАЧАРСКИЙ Основы художественного образования
Три страницы из музыкальной жизни сталинского времени: «Сумбур вместо музыки», «Балетная фальшь», «Великая дружба»
С. САВЕНКО Послевоенный музыкальный авангард
Кшиштоф МЕЙЕР. Шостакович. Жизнь. Творчество. Время (фрагменты из книги)
Тамара ЛЕВАЯ Шостакович и Прокофьев: эскиз к двойному портрету

2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100