Наши посетители
ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

18 февраля 2019 г. опубликованы материалы: Повестки дня заседаний Партийного актива Горьковского горкома ВКП(б) за 1935 г., песни с. Шутилово Первомайского р-на Нижегородской области из личного архива Т.В. Гусаровой.


   Главная страница  /  Текст музыки  /  Интерпретация текста музыки

 Интерпретация текста музыки
Размер шрифта: распечатать




Хуан Пин. Китайское фортепианное искусство первой половины ХХ века в его взаимосвязях с русской фортепианной школой (44.41 Kb)

 

Хуан Пин

Китайское фортепианное искусство первой половины ХХ века в его взаимосвязях с русской фортепианной школой (Глава из книги «Влияние русского фортепианного искусства на формирование и развитие китайской пианистической школы») "Восточная Москва" – Харбин

[20]

 

В середине 19 века Цинское правительство было слабым и бессильным. Империалистические державы с вожделением смотрели на "жирный кусок" - Китай. После Опиумной войны царское правительство вынудило Китай подписать целый ряд неравноправных договоров, по которым ему достались большие плодородные земли к востоку от реки Уссури и к северу от Амура. Оно также получило особые права на строительство железной дороги на северо-востоке Китая. Одновременно со строительством этой железной дороги, большая группа русских специалистов прибыла в Харбин. После Октябрьской революции новые группы русских эмигрировали в Харбин. Некоторые из этих людей получили уже с детства хорошую музыкальную подготовку, среди них были высокоталантливые профессионалы и просвещенные любители музыки. Во время пребывания в Харбине они развернули широкую музыкальную деятельность.

2-го января 1904 года А.А.Иванов открыл в Харбине первый театр, создав театральную труппу для широкой публики. Репертуар в основном состоял из русских пьес, эстрадных представлений и "сборных" концертов.

В апреле 1908 года в Харбине был создан симфонический оркестр при Управлении Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Вначале в этом оркестре было 150 человек, включая солистов-музыкантов, певцов и драматических артистов. На первом симфоническом концерте была исполнена "Увертюра 1812 год" П.И.Чайковского, а также отрывки из

 

[21]

 

Богатырской симфонии Бородина. В 1919 году дирижером и руководителем этого симфонического оркестра стал А.Меттэлэ. Он в 1906 году поступил на учебу в Санкт-Петербургскую консерваторию и был учеником знаменитых русских композиторов Глазунова и Лядова. По окончании Консерватории он дирижировал симфоническими оркестрами в Санкт-Петербурге и Казани. В 1918 года после Октябрьской революции эмигрировал в Харбин. Прибытие Меттэлэ способствовало бурному подъему симфонической музыки в Харбине.

Здесь собрались многие известные исполнители, и оркестр вскоре стал первоклассным симфоническим коллективом, лучшим на всем Дальнем Востоке.

Второго декабря 1911 года в Харбине был открыт клуб КВЖД. Из домашних салонов, где исполнялась бытовая музыка, она вышла на театральные подмостки и к используемым в домашних условиях баяну, гитаре, мандолине добавились фортепиано, скрипка, виолончель, соло, дуэты и хоры.

В 1920 году в Харбине был создан музыкально-эстрадный театр, который существовал в течение 35 лет. Здесь было поставлено более тридцати оперетт, в том числе “Бегство из дворца", "Веселая вдова", "Ночь любви" и др. Оперетта с ее легким юмором несложна для понимания, к тому же билеты на нее были дешевыми, и этот жанр искусства пользовался особой любовью жителей Харбина.

В 20-е годы 20-го века в Харбине открылась оперная труппа. Благодаря усилиям многих мастеров искусства, при поддержке железнодорожного клуба КВЖД эта труппа поставила оперы "Фауст", "Пиковая дама", "Царская невеста" и другие. Начиная с 1922 года она побывала с гастролями в Пекине, Шанхае, Тяньцзине, Циндао и других городах.

Кроме того, харбинские эмигранты - деятели искусств - в 20-е годы XX века создали балетную труппу, и, к 1934 году - еще ряд музыкальных

 

[22]

 

организаций и коллективов, в том числе и джаз-оркестр. Для выступлений возвели здания, в том числе, облицованный ракушечником, открытый эстрадный "Летний театр". В 1913 году был открыт прекрасный театр "Модерн".

В 20-е годы XX века из 370 тысяч жителей Харбина 190 тысяч составляли русские. Они называли Харбин "столицей" эмигрантов. Для того чтобы эмигрантская молодежь получала всестороннее музыкальное образование, для удовлетворения их музыкальных стремлений, в Харбине организовали педагогические и художественные учебные заведения. Их открытие сыграло громадную роль в распространении в Харбине западной, особенно, фортепианной музыки.

Наибольшим авторитетом пользовались три следующих учебных заведения. В мае 1921 открылась Харбинская консерватория. Председателем ее первого художественного Совета стала Д.Г.Карпова (1888-1948). Она закончила Петербургскую консерваторию, была дружна с А.К.Глазуновым. Заместителем председателя худсовета была Л.Я.Зандер-Житова, также пианистка, впоследствии в 1936 году основавшая в Шанхае "Русскую музыкальную школу". В Харбинской консерватории срок обучения составлял шесть лет. Занятия велись по программе Русского Императорского Музыкального Общества и Императорской консерватории. В качестве главного специального предмета было фортепиано. Фортепианную игру преподавали несколько десятков педагогов. Кроме упомянутых выше председателя и ее заместителя, работали также Б.М.Лазарев (1888-неизв.), впоследствии он трудился в качестве преподавателя в 1-ой русской музыкальной школе в Шанхае, а также был приглашен в качестве преподавателя в Шанхайский государственный институт музыки. Он внес важный вклад в дело преподавания фортепианной игры в Китае.

Первого июля 1925 года в Харбине открылась консерватория им.А.Глазунова. Основатель ее - русская эмигрантка В.И.Диллон, в свое

 

[23]

 

время закончившая Лейпцигскую консерваторию по классу фортепиано. Ее виртуозная игра объективно отражала уровень фортепианного искусства в Харбине того времени. Консерватория им.А.Глазунова также вела обучение по учебным программам императорских консерваторий в России. Помимо фортепианной классики, учащиеся проходили общий свод камерных опусов, как в ансамбле, так и в классе аккомпанемента. Теоретические предметы преподавал С.С.Аксаков, впоследствии занимавший должность профессора по классу фортепиано в Шанхайском государственном институте музыки и бывший председателем художественного совета Шанхайской Первой русской музыкальной школы.

20 октября 1927 года в Харбине открылись музыкальные курсы. Учебная программа для них была составлена с учетом программ музыкальных учебных заведений России. Учащиеся принимались независимо от их гражданства и вероисповедания, поэтому в этой русской музыкальной школе обучались и китайцы. В первый же начальный период создания школы в нее была приглашена для преподавания фортепиано выпускница Киевской консерватории Е.П.Дружининская. В сентябре 1930 года в школу пришла в качестве преподавателя выпускница Санкт- Петербургской консерватории, пианистка Е.Н.Коркина.

Кроме вышеперечисленных, пианистка Л.Б.Аптекарева в 1929 году возглавляла собственную частную музыкальную школу, такую же школу открыл Ф.Е.Оксаковский (1891-неизв.) - выпускник Санкт-Петербургского университета и Санкт-Петербургской консерватории. Руководимое им учебное заведение пользовалось некоторой известностью. Но, в конце концов, обе эти музыкальные школы вошли в состав Первой Харбинской Консерватории.

Данные специализированные музыкальные учебные заведения, кроме текущей учебной работы, устраивали также различные концерты. В том числе большое количество фортепианных вечеров. Программа их была

 

[24]

 

обширной и разнообразной и состояла из известных произведений европейских и русских композиторов разных эпох. Эти концерты не только показывали музыкальный уровень преподавателей, они помогали сценической практике учащихся, позволяли им набираться опыта, демонстрируя перед публикой волшебную силу искусства и распространяя фортепианную культуру. Харбинская консерватория воспитала множество профессионалов-музыкантов. Некоторые из них остались в Китае и внесли огромный вклад в подготовку национальных музыкальных кадров.

В Харбин приезжал ряд знаменитых русских мастеров искусств. Среди них Лев Сирота, - профессор Московской консерватории, ученик А.И.Зилоти,          "царь песни" Федор Шаляпин; А.В.Вержбилович - основатель русской виолончельной школы, заслуживший прозвище "король виолончели". В частных музыкальных школах преподавании Б.М.Лазарев и его жена (дочь А.И.Зилоти), они в своей студии, получившей название "мастерская лотосов", давали уроки игры на рояле и теории музыки.

А. Л.Гершгорина     (г.р. неизв.-1966) пианистка, окончившая Парижскую и Миланскую консерватории (где получила почетное звание "маэстро фортепианной игры") своим главным делом считала обучение детей.

В тот период в Харбине было очень много педагогов, обучавших игре на рояле. Трудно назвать их точное число. По подсчетам эмигрантской статистики 40-х годов 20-го века тогда в Харбине было около 500 учащихся- музыкантов.

500 учащихся - немалая цифра! Среди них большую часть занимали русские эмигранты, местных китайцев было мало. В чем же причина этого? Может быть в том, о чем говорила студентка Первой Харбинской консерватории, кореянка по национальности В.Хань Минеи (род. 1923). Когда Хань Минеи спросили, много ли в ее время в Консерватории было китайцев? Она ответила: "Мало! Им это было не по средствам! Очень дорого!" [45, с.232]. Да, во времена Маньчжоуго, ежемесячное жалование

 

[25]

 

начальника отдела составляло 100 юаней, а плата за обучение в Консерватории равнялась пятидесяти юаням в месяц! Если же занимались с известными преподавателями, то намного выше! По имеющимся сведениям, среди китайских студентов, учившихся у русских педагогов, была Сяо Шусянь (1905-1991), которая училась вокалу и игре на рояле у русской эмигрантки Камилы Хорват. Госпожа Сяо была племянницей знаменитого китайского педагога музыки, основателя Шанхайской консерватории Сяо Юмэя (1884-1940). Она впоследствии стала известным композитором и педагогом.

Чжэн Шусин (род. 1931) в юности училась в классе В.Л.Гершгориной, была у нее тогда единственной ученицей-китаянкой. Она прекрасно занималась, постоянно участвовала в выступлениях и заслужила хорошую оценку в русских газетах. В 1954 году Чжэн Шусин закончила Шанхайскую консерваторию, продолжила учебу у советских специалистов. Впоследствии - декан фортепианного факультета Шанхайской консерватории, подготовила множество выпускников, которые стали основными кадрами в наших музыкальных коллективах и учебных заведениях.

Пан Цзинлян (1925-1981) в детстве училась в Харбине в музыкальной школе по классу фортепиано у педагога Шуманилова, впоследствии стала известным дирижером и преподавателем музыки на Тайване. В концертных программах Первой Харбинской Консерватории есть еще несколько имен китайских учащихся. Так, в июне 1942 года упоминается Чжан Чжин, в декабре 1942 года Лян Ли исполнила пьесу Селиванова "Шутка". 4 апреля 1943 года М.Чжан исполнил "Колыбельную" Шопена. 10 июня 1945 года Лян Ли исполнила пьесу Шпиндера "Осенние цветы", М.Чжоу - "Полонез" Шопена. 17 марта 1946 года Чжан Биншэн показал пьесу Рихтера "На траве", Лян Ли - Вальс" (автор неизвестен), М.Чэнь - первую часть сонаты Бетховена.

Музыкальная деятельность русских музыкантов в Харбине (организация учебных заведений, создание различного рода музыкальных

 

[26]

 

коллективов, устройство концертов, проведение конкурсов и т.д.), хотя и была обращена в первую очередь к широким слоям русских эмигрантов, а не специально к местным жителям, тем не менее, открыла для некоторых из них путь в мировое музыкальное искусство. Под благотворным влиянием и руководством российских специалистов все больше китайцев стали изучать европейскую музыку. В целом, деятельность русских мастеров в Харбине оказала глубокое воздействие на развитие китайского искусства.

 

 

Деятельность русских пианистов в других городах Китая

 

 

Деятельность русских музыкантов в Харбине способствовала развитию культуры и культурному обмену. Харбин стал в то время в Китае городом, в котором шла бурная музыкальная жизнь. Однако, кроме Харбина, и в некоторых других городах Китая трудились российские музыканты.

В основанной в августе 1922 года специализированной музыкальной школе при Пекинском университете в качестве преподавателя рояля работал русский подданный немец В.А.Цзячжи, русский скрипач Тонов. Последний был и актером-любителем. Другие музыканты играли в ресторанах или брали частных учеников [118, с.42]. В Пекине, который являлся политическим центром, из-за междоусобиц между разными политическими группировками и длившихся многие годы войн, китайская культура несла большие потери. Специализированная музыкальная школа при Пекинском Университете - первое музыкальное учебное заведение в Китае, в 1927 году была вынуждена закрыться. Когда господин Сяо Юмэй хотел организовать в столице европейский духовой оркестр и специально пригласил для этого на работу из Харбина 20 русских музыкантов, даже это полезное для развития китайской культуры дело было запрещено милитаристским правительством, не оказавшим финансовой поддержки.

 

[27]

 

Иная ситуация сложилась в Шанхае. В начале 20-го века Шанхай - этот "Восточный Париж" начал привлекать взоры всего мира. Некогда маленькая рыбацкая деревушка только в XIII веке превратилась в город. В 1685 году Цинское правительство открыло здесь Шанхайскую таможню. С тех пор начал формироваться большой торговый порт. После окончания Опиумной войны Шанхай стал открытым городом, важнейшей базой для современной китайской промышленности. Вслед за развитием экономики, Шанхай в свое время превратился в центр торговли, финансов и навигации. Множество стран имели здесь свои концессии. Эти иностранные концессии называли "государством в государстве". Концессии привлекли сюда множество иностранцев. Конечно, русские не были исключением, они во множестве прибывали сюда. В то время во французском и международном районах проживало семь тысяч русских [13, с.80]. Во французском квартале на авеню "Сяфэй" русские открыли свои магазины, театры, рестораны и элитные пансионы. Этот район даже получил название "Восточный Санкт- Петербург". А там, где собираются русские, дело никогда не обходится без музыки.

Русские музыканты в Шанхае вели себя весьма активно. Они организовывали музыкально-педагогические общества, открывали специализированные музыкальные школы, устраивали концерты. Среди них была пианистка Л.Я.Зандер-Житова, которая в 1936 году открыла в Шанхае первую русскую музыкальную школу. До этого она преподавала в Харбине в Первой консерватории. Шанхайская русская музыкальная школа пригласила около десятка преподавателей музыки из числа русских эмигрантов, в том числе прибывшего из Харбина Б.М.Лазарева, уже упоминавшегося выше пианиста и теоретика С.С.Аксакова, который являлся председателем Художественного совета 1-ой русской музыкальной школы. В 1934 году из Харбина в Шанхай приехал выпускник Первой Харбинской консерватории молодой русский пианист Анатолий Ведерников. Он

 

[28]

 

сотрудничал с итальянским музыкантом Марио Пачи (1878-1946), вместе с которым руководил Шанхайским симфоническим оркестром Муниципального Управления (большая часть музыкантов этого оркестра были русскими). Об уровне Ведерникова свидетельствует тот факт, что он успешно исполнял 5-ый концерт Бетховена и тем самым показал китайскому слушателю особую притягательную силу русской пианистической школы. Кроме того, много прославленных русских артистов (Шаляпин, Рахманинов и др.), приезжали с концертами в Шанхай. Их гастроли еще больше оживляли музыкальную жизнь города. Яркая художественная атмосфера Шанхая, прекрасные педагоги способствовали тому, что Шанхай стал проводником европейской культуры в Китае. Именно по этой причине Сяо Юмэй покинул Пекин и переехал в Шанхай, где и создал первую китайскую независимую музыкальную школу.

 

 

Патриарх преподавания игры на фортепиано в Китае - Борис Захаров

 

 

В 1922 году, преподававший в Пекине язык эсперанто слепой поэт

В.Ярошенко сказал: "В Китае нет хорошего театра... Как скучно жить в стране, где нет хорошего театра. После моего приезда в Китай это меня больше всего огорчает. Прошлый раз я из-за этого вернулся в Россию, на этот раз я снова хочу вернуться, чтобы насладиться хорошими спектаклями, насладиться хорошей музыкой" [116]. Из его слов мы можем видеть насколько в то время в Китае была мало развита музыкальная культура западной традиции.

Существовавшее в то время положение с преподаванием музыки в Китае глубоко волновало душу Сяо Юмэя. Сяо Юмэй – знаменитый

 

[29]

 

китайский педагог, теоретик, композитор, основатель музыкальной педагогики в китайской высшей школе. Он совершенствовался в Германии в Лейпцигской консерватории и Лейпцигском университете, где получил ученую степень доктора (это был первый доктор музыки в Китае). Во время жизни и учебы за рубежом, он глубоко осознал важность музыкального образования для подъема культуры народа. Поэтому, Сяо Юмэй считал, что в Китае нужно незамедлительно создать свою независимую музыкальную школу. 27 ноября 1927 года в Шанхае была открыта Шанхайская государственная консерватория (впоследствии переименованная в "Государственный специализированный институт музыки"). В нем в основном преподавалась западная техника игры на музыкальных инструментах и теория музыки. На первых порах после открытия ректор Сяо Юмэй столкнулся с рядом невиданных трудностей, особенно с нехваткой денег, но он по-прежнему привлекал квалифицированный преподавательский состав и считал это своей главной задачей. Его основным принципом было: приглашать только хороших преподавателей, и ни в коем случае не брать неподходящих людей. В октябре 1929 года по рекомендации итальянского скрипача Фухуа (1900- 1981), который был первой скрипкой в симфоническом муниципальном оркестре Шанхая, а впоследствии был профессором по классу скрипки в Консерватории, Сяо Юмэй пригласил русского пианиста Бориса Захарова( 1888-1941) в качестве профессора и руководителя фортепианного отделения с жалованием, равным жалованью ректора. Каждый месяц он получал 400 юаней.

Приход в школу Захарова оказал далеко идущее и глубокое влияние на развитие фортепианного искусства в Китае.

 

Из биографии Захарова

Борис Захаров поступил в Петербургскую консерваторию по классу фортепиано, учился у знаменитой пианистки Анны Есиповой, был

 

[30]

 

соучеником и другом Сергея Прокофьева. Прокофьев посвятил ему до- минорую прелюдию. Захаров в свое время учился также в Берлине у знаменитого пианиста Л.Годовского, по окончании консерватории в течение семи лет преподавал в Петербургской консерватории.

К концу 20-х годов они вместе с женой скрипачкой Цецилией Хансен (талантливой ученицей профессора Петербургской консерватории Л.Ауэра) побывали с гастролями во многих странах мира. По приезду в Японию их брак распался. Хансен продолжила гастроли, а Захаров остался в Шанхае и поселился в пансионате во французском районе.

Находящиеся в то время в Шанхае музыканты-иностранцы, играя в оркестрах, получали большое жалование, у них были также доходы от частных уроков, поэтому никто из них не хотел преподавать в Китайской высшей музыкальной школе. К тому же большинство из них считало, что уровень преподавания европейской музыки в Китае действительно низкий. Поэтому, когда Сяо Юмэй лично нанес визит Захарову и пригласил его в качестве преподавателя, тот холодно отказался и высокомерно заявил: "Китайские ученики, учащиеся играть на рояле, это все равно, что новорожденные дети, зачем же приглашать меня преподавать им?" Позднее он, поддавшись на искренние уговоры Сяо Юмэя, который посетил его много раз, с неохотой согласился и стал обучать семь китайских студентов игре на рояле, и его жалование было в два раза выше, чем у тех, кто обучал по 12 студентов.

В дальнейшем процесс обучения, энтузиазм и упорство китайских студентов, их горячая и искренняя любовь к музыке глубоко тронули русского пианиста и он впоследствии говорил: "Я с радостью признаю, что я когда-то ошибся в своей оценке. Я хочу с полной радостью продолжать обучение, китайские студенты доставляют мне большое наслаждение" [123, с. 15] . И Захаров с огромным энтузиазмом включился в педагогическую деятельность.

 

[31]

 

 

Методика преподавания Захарова

Русская фортепианная школа в 20-м веке играла первостепенную роль на мировой музыкальной арене, из нее вышел целый ряд прославленных пианистов и педагогов. Ее влияние зиждется на научных методах преподавания, системе обучения, имеющей русские отличительные черты. Доказана эффективность строгих упражнений для пальцев на раннем этапе обучения, законченность и результативность всей системы упражнений - основы русской фортеианной школы.

Музыка базируется на определенных технических навыках. Трудно себе представить, что не овладев техникой исполнения можно успешно представить музыку! В российских вузах всегда уделяли большое внимание технической подготовке. Это прекрасно усвоил Захаров. Его профессор, одна из основателей русской фортепианной школы Анна Есипова в своей методике преподавания использовала способ "серебряной монеты" (когда студент упражнялся в игре на рояле для тренировки пальцев, она ему на тыльную сторону ладони клала серебряную монету, если во время игры монета не падала, то Есипова в виде награды дарила ее студенту). Теперь, имея дело с только-только делающей первые шаги китайской фортепианной школой, Захаров в процессе обучения тем более следовал принципам обучения своего педагога, особенно подчеркивая необходимость тренировки пальцев. Он использовал Есиповские упражнения для пальцев, упражнения Ганона и этюды ор.№ 299 и № 740 Черни.

Дин Шандэ (1911-1995) во время учебы у Захарова должен был начать упражняться с ор.299 Черни. Преподаватель без всякой скидки требовал от него соблюдения темпа, силы звука, ритма, аппликатуры, экспрессии.

Что касается рук, то Захаров считал, что,играя, "нужно чувствовать так, как будто держишь в руке яйцо". Но он, подчеркивая важность

 

[32]

 

качественной игры, также говорил: "Если хочешь, то можешь играть тыльной стороной ладони, лишь бы результат был " [106, с.16].

Его отношение к учащимся было очень строгим. Он к каждому учащемуся применял свой подход, в зависимости от его индивидуальных данных.

В то время в их группе среди учащихся было два образцовых: один - это Дин Шандэ: со слабой подготовкой, не имевший какой-либо базы и способный исполнять только небольшие опусы. Захаров обучал его почти шесть лет, начал с фундаментальной тренировки пальцев, потом постепенно, шаг за шагом, предлагал для исполнения большое количество произведений разных эпох, разных стилей, от простого до трудного, от легкого до сложного. Если Дин Шандэ участвовал в концерте, Захаров обязательно приходил в зал, а по окончании концерта указывал Дин Шандэ на его удачи и промахи. В результате упорство ученика было вознаграждено. За несколько лет Захаров подготовил из Дин Шандэ превосходного пианиста — виртуоза.

Второй пример - студентка Ли Цуйчжэнь (1910-1966). Она имела уже десятилетнюю подготовку, высокий уровень, хорошую основу, могла наизусть исполнить все сонаты Бетховена! Захаров, естественно, проявлял к ней особое внимание. Ли Цуйчжэнь быстро прошла весь курс обучения и досрочно закончила школу. Если обычные студенты получают оценки по всем предметам за 6-9 лет,то Захаров поставил ей эти оценки всего лишь за год.

Строгая граница между поощрением и наказанием - особенность метода Захарова. По воспоминаниям Дин Шандэ: "Если сыграешь хорошо, он очень радуется, хлопает тебя по плечу, обнимает, становится очень ласковым, все время повторяет: "Dink, good boy" (Динк - славный мальчик!). Динк - это ласковое имя, которое Захаров дал Дин Шандэ. Но если во время урока сделаешь какую-то ошибку или не выполнишь его требования, то он начинает ругаться, кричит: "I kill you!" (Я тебя убью!!!).

 

[33]

 

Нередко он поворачивал твою голову, хватал тебя за плечи, стучал по голове. Это все было в порядке вещей!" [102, с.2].

Дин Шандэ искренне уважал своего учителя, боялся своими ошибками вывести его из себя, поэтому каждый раз, возвращаясь с занятий, страшно переживал: "Перед занятиями не мог есть, плохо спал. Как только слышал его шаги, сердце сжималось, руки начинали дрожать" [102, с.2]. Младшая сестра Сяо Юмэя - Сяо Ваньсюнь тоже в то время была ученицей Захарова. На экзамене при переходе на следующий курс, Захаров сказал, что ни по технике фортепьянной игры, ни по исполнительскому мастерству она не достигает требуемого уровня. К тому же он в открытую заявил: "Те оценки, которые тебе поставили и так слишком завышены". В результате Сяо Ваньсюнь не только не перешла на старший курс, а вынуждена была еще раз повторить средний курс. Итог же, как обычно в классе Захарова, оказался весьма позитивным. Именно благодаря таким строгим требованиям, в Китае появилась первая группа местных пианистов достаточно высокого уровня.

 

Концертная деятельность Захарова

Захаров с преподававшими вместе с ним Фу Хуа и Игорем Шевцовым (1894-неизв.), выпускником Петербургской консерватории, виолончелистом и педагогом, создали трио. В институте и в городе они устраивали камерные музыкальные вечера. Одновременно Захаров аккомпанировал на различных концертах и играл ансамбли в четыре руки. Он регулярно сотрудничал с Шанхайским симфоническим оркестром, выступал с ним.' В 1933 году он первым исполнил в Шанхае недавно изданный Четвертый концерт Рахманинова. Впоследствии этот концерт постоянно оставался в его репертуаре.

Захаров, не жалея усилий, поощрял студентов участвовать в проводимых в учебном заведении регулярных и эпизодических концертах (см. программы). Кроме того, он вывозил студенческие концерты за пределы института для показа их иностранцам в

 

[34]

 

сеттльментах. На основании записей в "Летописи Шанхайской Государственной Консерватории" (раздел: " Записки о знаменитых людях (1927-1990)") под редакцией Чан Шоуцзуна, можно констатировать, что в репертуаре, исполняемом учениками Захарова, были очень трудные произведения. Так, 26 мая 1930 года на каникулах в Американском женском клубе на первом студенческом концерте Ли Цуйчжэнь исполнила первую часть концерта Шопена ми-минор. При этом Захаров сам аккомпанировал ей за вторым роялем . 5 ноября 1932 года на 19-м студенческом концерте Дин Шандэ исполнил си-минорное скерцо Шопена. 26 ноября 1932 года Ля Сяньминь на молодежном вечере, в актовом зале, на концерте, посвященном Пятой годовщине со дня образования института, исполнила одну из Венгерских рапсодий Листа. 18 марта 1934 года в Американском женском клубе на Цизнаньсы-rood состоялся специальный концерт учащихся профессора Захарова, в нем приняли участие 3 китайских студента, 4 русских студента, 2 французских, один англичанин и один венгр, всего 11 человек. 11 мая 1935 года Дин Шандэ в Шанхае в большом ресторане "Синь я" ("Новая Азия") устроил сольный концерт, то был один из самых первых сольных концертов китайского пианиста. И первый в истории концерт местного пианиста, окончившего местный музыкальный вуз!

Успешное создание студенческого музыкального общества не только стало подтверждением выдающихся педагогических успехов Захарова, но и позволило студентам выйти на сцену, о которой они так долго мечтали. Исполнительское мастерство китайских студентов привело в изумление европейцев и, тем самым, привлекло внимание всего мира. Их музыкальная деятельность - начало молодой, только зарождающейся китайской фортепианной школы.

Захаров помимо ежедневного преподавания, собственных концертов, руководства студенческими концертами, был профессором по классу

 

[35]

 

фортепиано в Шанхайском доме музыки, который организовал его талантливый ученик Дин Шандэ. Он отдавал все свои силы делу преподавания игры на фортепиано в Китае.

 

Студенты Захарова

Захаров преподавал, начиная с 1929 года, и вплоть до своей смерти в 1941 году.

Он подготовил первую плеяду китайских пианистов и музыкантов, его можно назвать "родоначальником первого поколения". Его ученики внесли нетленный вклад в развитие китайского пианистического искусства.

Вот они:

Сяо Шусянь - прославленный китайский композитор и педагог, начала учиться у Захарова. Потом, так как у нее была маленькая рука, перешла в класс теории музыки. Впоследствии стала деканом композиторского факультета Центральной консерватории. Кроме преподавания, занималась переводами, писала книги и проводила другую научную деятельность.

Ли Цуйчжэнь - известная китайская пианистка, преподаватель. Была первым деканом фортепианного факультета в Шанхайской консерватории, специализировалась на преподавании, подготовила первую группу пианистов, прошедших подготовку у китайского педагога. Это: Чжу Яфэнь, Чжу Ялань, Ян Яньжу, Ван Цзяньчжун, Сунь Ицян, Ли Жуйсин. Лу Цуйчжэнь записала также много пластинок .

Дин Шандэ:. любимый ученик Захарова, энергичный, любящий учебу, он на протяжении, всех пяти лет был лучшим студентом и получал первые премии. Он был первым китайским профессиональным пианистом, получившим специальную подготовку в музыкальном учебном заведении. Исполнял не только европейские классические произведения, но и сочинения китайских композиторов. По окончании учебы в качестве

 

[36]

 

пианиста активно подвизался на китайской сцене. В 40-е годы 20-века Дин Шандэ выступил в качестве композитора, он сочинил большое количество произведений различных форм, особенно произведений для фортепиано, таких, как сюита "Весенняя прогулка", соната Ми-мажор, Вариации на тему китайских народных песен , токката "Радостное известие” и другие.

Кроме того, Дин Шандэ написал целый ряд песен. В аккомпанементе к этим песням проявилась художественная выразительность его как пианиста. Его песни стали частью классического национального репертуара. Будучи пианистом-педагогом Дин Шандэ отдавал все силы воспитанию большого числа известных музыкантов, таких как Чжу Гуни, Чжоу Гуанжэнь, Ло Чжунжун, Чэнь Минчжи, Лю Чжуан, Чэнь Ган, Хэ Чжаньхао, Чжао Сяошэн.

Ли Сяньминь Выдающаяся выпускница первого выпуска Шанхайской консерватории по классу рояля. По рекомендации Консерватории по окончании была направлена на стажировку в Европу. Ли Сяньминь - первая китайская пианистка, чье искусство получило определенный резонанс и прославилось в Европе. Она вместе с китайским певцом Чжоу Сяоянь была первой пианисткой, объехавшей с гастролями страны Европы, знакомя их с китайской фортепианной музыкой.

Фань Цзисэн (1917-1968) • известный китайский пианист, педагог, в свое время возглавлял фортепианный факультет Шанхайской консерватории. Он подготовил лауреатов международных конкурсов - Хун Тэн, Ли Цифан, Сюй Фэйпин, Ду Минсинь, Чэнь Исинь, Ян Бинсунь и многих других музыкантов. Фань Цзисэн был аккомпаниатором высокого уровня, часто выступал в камерных концертах.

Хэ Лутин (1903-1999) • выдающийся композитор, теоретик , педагог. На протяжении своей жизни создал три сочинения для хора, шесть опер, музыку к пяти драматическим спектаклям, 200 песен, пять фортепианных произведений, 7 произведений для симфонического оркестра, музыку к 27

 

[37]

 

кинофильмам. Из созданных им фортепианных миниатюр "Малая флейта пастушка" в 1934 году впервые в истории получила Диплом первой степени на конкурсе произведений для фортепиано в китайском стиле. В истории китайской фортепианной музыки - "Малая флейта пастушка" первое, самое раннее, произведение, веха на пути профессиональных композиторов к подлинному художественному творчеству.

У Захарова также обучались: У Лэи, И Кайцзи, Цю Фушэн, Лао Бинсинь, У Ичжоу, Чэнь Биган и множество пианистов-исполнителей достаточно высокого уровня.

Ученики Захарова внесли исторический вклад в развитие китайской музыкальной культуры и, особенно, в становление китайского фортепианного искусства.

 

 

Влияние Захарова на китайскую фортепианную культуру

Влияние Захарова на китайскую фортепианную культуру было всеохватывающим.

Он с успехом исполнял в Китае фуги Баха, сонаты и концерты Моцарта, Бетховена, произведения композиторов-романтиков Шумана, Шопена, Листа, Грига, опусы композиторов-импрессионистов Равеля, Дебюсси, которые включал в процесс преподавания.

С появлением Захарова фортепианная педагогика, ранее ограничивавшаяся только несложными упражнениями и пьесами, то есть обучением на начальном уровне, поднялась на уровень преподавания, соответствующий мировой практике. Захаров заложил прочный фундамент для будущей подготовки пианистов-исполнителей и педагогов.

Он не только обучал студентов технике игры на рояле, с особым, присущим русским, энтузиазмом, проявлял строгий и серьезный научный подход к музыке, всеми помыслами включался в педагогический процесс, глубоко увлекал за собой китайских студентов. Его лучшие ученики

 

[38]

 

унаследовали стиль своего учителя и, продолжая его заветы, превратили их в прекрасные традиции китайской фортепианной школы.

Захаров, будучи пианистом-виртуозом и ведя огромную концертную деятельность, не только оживил музыкальную жизнь Шанхая, но и донес до всего Китая шедевры мирового фортепианного искусства. И, наконец, под влиянием Захарова ученики профессора Московской консерватории А.Зилоти - С.Аксаков, З.Прибыткова, Б.М.Лазарев, Е.Левитин тоже стали преподавать в нашей стране. Эта большая группа высококлассных педагогов заложила прочный фундамент для создания в Шанхайской консерватории фортепианного факультета и для его дальнейшего процветания.

Вклад Захарова в китайское фортепианное искусство поистине огромен.

Китайские пианисты всех поколений никогда не забудут Захарова. Низкий поклон его памяти!

 

 

Незабываемый музыкант - Александр Черепнин

 

Всем известно, что создание фортепианной школы силами нескольких пианистов-исполнителей невозможно. Она должна базироваться на произведениях с ярким национальным музыкальным характером. Только с их помощью можно выработать стиль исполнения, обладающий национальными особенностями. Ведь русская фортепианная школа славящаяся во всем мире, потому смогла занять прочное место на мировое арене, что русские композиторы создали множество произведений для фортепиано с русским колоритом. То были произведения всех без исключения жанров, от упражнений для начинающих заниматься музыкой детей, от легких мелодий, до очень трудных, больших опусов.

 

[39]

 

Именно благодаря неустанным усилиям композиторов и исполнителей, русская фортепианная школа смогла прогреметь во всем мире, распространиться по всему свету и повсюду заслужить горячую любовь. Китай в области фортепианной музыки был некогда только вступившим в воду начинающим пловцом. Но эта ситуация коренным образом изменилась с приходом одного музыканта. То был русский музыкант Александр Черепнин.

Александр Черепнин (1899-1977) родился в Петербурге в музыкальной семье. Его отец Николай Черепнин был учеником Римского-Корсакова, и вел курс дирижирования и композиции в Санкт-Петербургской консерватории. Александр Черепнин после поступления в вуз учился у отца и у Николая Соколова. Впоследствии, молодой Черепнин побывал на гастролях в Европе, где прославился в основном исполнением собственных сочинений. В 1934 году Черепнин приехал в Китай. Он глубоко увлекся этой таинственной страной, был буквально опьянен замечательной китайской музыкальной культурой. В свободное от выступлений время Черепнин ходил в театр, слушал Пекинскую оперу, учился играть на китайских национальных инструментах, по рекомендации большого мастера Пекинской оперы Мэй Ланьфана он попросил теоретика театра, правоведа Ци Жушаня стать его приемным отцом, и благодаря этому даже получил китайское имя - Ци Эрпин.

Горячая любовь Черепнина к китайской культуре привлекла его внимание к профессиональному преподаванию музыки в Китае. Он сам, будучи композитором и пианистом, восхищался уровнем молодых китайских студентов- пианистов, но в то же время обратил внимание, что в исполняемых ими программах редко встречаются фортепианные пьесы национального характера. Поэтому с целю стимулировать китайских музыкантов, Черепнин задумал и осуществил замечательную акцию. Вскоре после приезда в Китай 21 мая 1934 года он отправил письмо ректору Государственного института

 

[40]

 

музыки Сяо Юмэю, и попросил его подготовить конкурс на лучшее китайское фортепианное произведение, с тем, что премии оплатит он сам, Черепнин. Как только появилось объявление: "Приглашаем всех желающих принять участие в конкурсе на лучшее национальное произведение для фортепиано", было получено 11 опусов, и в ноябре того же года жюри в составе 5 членов: Сяо Юмэя. Хуан Цзы, Захарова, Аксакова и самого Черепнина отобрало для участия в конкурсе шесть опусов.

1-                  я          премия была присуждена Хэ Лутину за произведение "Малая флейта пастушка". Другое его сочинение "Колыбельная песня" получило Вторую премию.

2-                  я          премия была также присуждена Лао Чжичэну за произведение "Песня пастушка", Юй Бяньминю за Вариации до-минор, Чэнь Тяньхэ за "Увертюру", Цзян Динсяню за "Колыбельную песню".

Получившие премии произведения, каждое по-своему, с помощью фортепиано, этого европейского инструмента, выражали мысли и чувства языком китайской музыки. Успех конкурса имел громадное значение для развития китайской фортепианной культуры! Особенно в плане создания китайских произведений для фортепиано. Черепнин проявил тут огромный энтузиазм. Он передал 100 юаней серебром для выплаты первой премии, а также выделил еще 100 юаней для оплаты вторых премий. К тому же после конкурса он издал эти произведения, их стали исполнять на различных концертах, благодаря его авторитету всемерно пропагандировать.

Как же могут не восхищаться последующие поколения этим русским музыкантом, который проявил такую заботу о китайской музыке?!

Черепнин был выдающимся пианистом и одновременно талантливым композитором. Он, естественно, отдавал все силы, чтобы создать произведения с элементами китайского стиля, который он полюбил и понял. Он создал целый ряд произведений различных форм в китайском духе. То были пьесы для фортепиано, концерты, вокальные и другие опусы.

 

[41]

 

Среди его методических работ: "Учебник пентатонческих упражнений для фортепиано”, "Упражнения по техническим навыкам пятиступенной китайской гаммы". Причем, он создал упражнения разной степени сложности: от легких до трудных. В сборнике "5 концертных пьес" каждая имеет традиционное китайское название: "Театр теней", "Ожидание", "В подарок Китаю", "Театр марионеток" и "Декламация". Это произведения сложные по своей структуре, довольно большие по размерам, музыка в них очень выразительная, они подходят для концертного исполнения.

"В подарок Китаю" - произведение, которым сам Черепнин был доволен. Вначале оно называлось "Напевы на ПиБа" ("ПиБа" любимый китайский музыкальный инструмент Черепнина). В этом произведении он использовал музыку, имитирующую звучание ПиБа. Это сочинение после исполнения его автором, сразу же вызвало большой отклик в обществе и музыкальных кругах Китая.

В 1935 году Сяо Юмэй пригласил Черепнина в качестве профессора в Шанхайский государственный институт музыки для преподавания композиции и игры на рояле. В процессе преподавания он поощрял китайских студентов в использовании музыкальных элементов, связанных с китайским музыкальным стилем, особенно настаивал, чтобы они в процессе творчества в основном применяли китайский мелос, всемерно пропагандировал важность национального музыкального стиля в их произведениях. Будучи музыкантом-исполнителем он, не жалел сил, исполнял сочинения китайских композиторов, а также созданные им самим опусы в китайском духе. Он побывал в больших городах Китая - Пекине, Тяньцзине, Шанхае. Можно представить какой резонанс вызывали выступления русского музыканта, исполняющего китайские фортепианные произведения. В 1935 году Черепнин в Японии в г. Токио создал издательство «Черепнин: Библиотека современной музыки», где издавались новые произведения китайских и других молодых композиторов. Там он

 

[42]

 

опубликовал фортепианные и вокальные произведения Хэ Лутина, Лю Сюэаня, Цзян Вэнье и др., а также познакомил с ними Европу.

В 1937 году после того, как Черепнин покинул Китай, увозя с собой горячую любовь к китайской музыкальной культуре, он и в Европе и Америке стал видным пропагандистом китайской музыки. Особенно после брака с китайской пианисткой Ли Сяныпинь. Эта супружеская пара музыкантов по мере возможностей показывала всему миру оригинальную волшебную силу китайской фортепианной музыки. В 1982 году в США было создано "Общество Черепнина". Это общество первом делом создало фонд поощрения молодых китайских композиторов: дело, которому всю жизнь посвятил русский музыкант!

Мы должны помнить о горячей любви Черепнина к китайской музыкальной культуре! Он дал средства, чтобы организовать до того невиданный в Китае "Конкурс фортепианных произведений в китайском стиле". Этот конкурс не только способствовал развитию китайской фортепианной музыки, но и послужил непосредственным толчком для создания китайских произведений для рояля. В китайских музыкальных кругах Черепнин говорил о том, что нужно выработать свой собственный творческий стиль, развивая национальные традиции. Хотя из-за того, что в то время в Китае не уделяпи должное внимание развитию музыки, его идеям не придавали серьезного значения, они не были поняты. Но если исходить из современных тенденций развития фортепианной музыки в Китае, то взгляды Черепнина носили опережающий характер, были верными.

Черепнин будучи музыкантом-иностранцем, активно пропагандировал по всему миру китайскую музыкальную культуру. И сейчас мы не только испытываем к нему искреннее уважение, не только устраиваем в честь него концерты. Мы должны превратить в действия его энтузиазм, с которым он преподавал китайскую музыку и запечатлеть в душе его бескорыстную любовь к китайскому музыкальному искусству!

Источник: Хуан Пин. Влияние русского фортепианного искусства на формирование и развитие китайской пианистической школы. – СПб., 2009. – С. 20-42.

 


(1.1 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 17.09.2015
  • Автор: Хуан Пин
  • Ключевые слова: фортепиано в Китае, русские пианисты в Китае, Китая и Россия, Китай и СССР
  • Размер: 44.41 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Хуан Пин
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Г. КРЕМЕР. Обертоны (Viola d’amore: фрагмент из книги)
Г.Л. ЕРЖЕМСКИЙ Структура исполнительских действий дирижера
Г. КОГАН. Об интонационной содержательности фортепианного исполнения
Хуан Пин. Китайское фортепианное искусство первой половины ХХ века в его взаимосвязях с русской фортепианной школой
Е. Левашёв. ТРАДИЦИОННЫЕ ЖАНРЫ ДРЕВНЕРУССКОГО ПЕВЧЕСКОГО ИСКУССТВА ОТ ГЛИНКИ ДО РАХМАНИНОВА
Надежда ГОЛУБОВСКАЯ. Об артикуляции фортепианных произведений Моцарта
Морис БОНФЕЛЬД. XX век: смех сквозь жанр
Ванда ЛАНДОВСКА. Тайны интерпретации (Фрагмент из книги «О музыке») Критика
Олег СОКОЛОВ. Форма — красота и творческая перспектива
Л. ФЕЙНБЕРГ Несколько страниц из жизни моего брата (воспоминания о Самуиле Фейнберге)
Самуил Фейнберг. Интерпретация полифонии Баха (фрагмент)
Владимир ПРОТОПОПОВ Вторжение вариаций в сонатную форму
Евгения Чигарева. Рецепция Моцарта в творчестве отечественных композиторов второй половины ХХ века
К. ИГУМНОВ. О фортепианных сочинениях П. И. Чайковского
Воспоминания о Константине Николаевиче Игумнове (Л. Оборин, А. Гольденвейзер, Я. Флиер)
Игорь ЖУКОВ Уроки жизни (о Г.Г. Нейгаузе)
А. КРЫЛОВА. Шедевры старинной музыки в контексте рекламных саундтреков
Т.Т. КУХТИНА О творчестве и воспитании музыканта-исполнителя
Денис ПРИСЯЖНЮК. О музыке немой и говорящей... (к проблеме интерпретации в риторическом поле)
Геннадий БАНЩИКОВ К счастью, мне не приходится меняться... (интервью)
Дмитрий БАШКИРОВ Быть достойным памяти Учителя (вспоминая А. Б. Гольденвейзера)
Андреас ВЕРМАЙЕР. Современная интерпретация - конец музыкального текста
Анна КРОМ. Библейское слово и его интерпретация в «Трех историях» Стива Райха
Клод ЛЕВИ-СТРОСС. «Болеро» Мориса Равеля
НАТАН ПЕРЕЛЬМАН. Автопортрет в монологах и диалогах на фоне конца столетия
Отто Клемперер. Беседы об искусстве
Анатолий ЦУКЕР Барочная модель в современной массовой музыке
Светлана САВЕНКО Хаос как проблема музыкального искусства
Т. ЛЕВАЯ Возрождая традиции (Жанр concerto grosso в современной советской музыке)
Маргарита КАТУНЯН Новый тривий ХХ века. Звук, число, обряд (А. Пярт, Л. Рубинштейн)
Г. КОГАН. Артур Шнабель
Евгений ШАШЕРО. Блюзовый лад как плагальная миксодиатоника
Г. КРЫЛОВ Современные интерпретации теоретической категории классической индийской музыки nada
Ирина ШУГАЙЛО Метафизика танца
Бернд Алоиз ЦИММЕРМАН Два эссе о музыке
Морис БОНФЕЛЬД. Проблемы анализа
Светлана САВЕНКО Музыкальный текст как предмет интерпретации: между молчанием и красноречивым словом
В. БОБРОВСКИЙ Функциональные основы музыкальной формы (фрагмент книги)
Елена БАШКАНОВА О чем поет кукуруку
И. ШАБУНОВА Музыкальные кунсты в домашнем обиходе русского дворянства
Е. ДУКОВ Бал как социальная практика в России XVIII-XIX веков
Григорий Коган. Парадоксы об исполнительстве.
Якоб АЙГЕНШАРФ Ubi est concordia, ibi est victoria
Лев НАУМОВ Под знаком Нейгауза (фрагмент из книги)
Я. ОСИПОВ. О коми музыке и музыкантах. Гл. 2: О народной песне
Борис АСАФЬЕВ Музыкальная форма как процесс (фрагменты из книги)
И.М. НЕКРАСОВА Тишина и молчание: миросовершенство и самовыражение
Ю.К. ОРЛОВ Невидимая гармония
В. НОСИНА Загадка четырнадцатой инвенции И.С. Баха
А. ШОПЕНГАУЕР О сущности музыки.
М.Е. ТАРАКАНОВ Замысел композитора и пути его воплощения
М. АРАНОВСКИЙ Психическое и историческое
А. СЕЛИЦКИЙ Парадоксы бытовой музыки
О. ЗАХАРОВА Риторика и западноевропейская музыка XVII – первой половины XVIII века: принципы, приемы
Е. ДУКОВ. Концерт в истории западноевропейской культуры (Фрагменты из книги)
Эдисон ДЕНИСОВ Музыка и машины
Н. ТЕПЛОВ Акробатство в музыке
Николаус АРНОНКУР. Музыка языком звуков. Главы из книги
В.И.МАРТЫНОВ. Зона Opus Posth, или Рождение новой реальности (Введение, Глава II)
И.И. ЗЕМЦОВСКИЙ. Человек музицирующий – Человек интонирующий – Человек артикулирующий
Г. КАЛОШИНА Религиозно-философская символика в симфониях Рахманинова и его современников
Ю.А. БОРИСОВ. По направлению к Рихтеру
Д. ТЕРЕХОВ. Рихтер и его время. Неоконченная биография (факты, комментарии, новеллы и эссе)
Т. ЧЕРЕДНИЧЕНКО «Громкое» и «тихое» в массовом сознании. Размышляя о классиках-бардах
А. МАЙКАПАР. Музыкальная интерпретация: проблемы психологии, этики и эстетики
Н. ХАЗАНОВА. Музыка в понимании мыслителей эпохи Ренессанса.
Б. МОНСЕНЖОН Рихтер. Диалоги. Дневники. Фрагменты

2004-2019 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100