Наши посетители
ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

18 февраля 2019 г. опубликованы материалы: Повестки дня заседаний Партийного актива Горьковского горкома ВКП(б) за 1935 г., песни с. Шутилово Первомайского р-на Нижегородской области из личного архива Т.В. Гусаровой.


   Главная страница  /  Текст пространства  /  Музей С.Л.Агафонова

 Музей С.Л.Агафонова
Размер шрифта: распечатать





Первое заседание экспертной платформы «Музея архитектора Святослава Агафонова» -культурное наследие 1 ноября 2012 года (54.83 Kb)

 

В Арсенале Нижегородского кремля 1 ноября 2012 года состоялось первое заседание экспертной платформы Автономной некоммерческой организации культуры «Музей архитектора Святослава Агафонова» - культурное наследие. Оно было посвящено ситуации, возникшей в связи с намерением областных и городских властей построить подземный торговый центр под площадью Горького в Нижнем Новгороде. Возведение такого центра представляет угрозу существующему здесь объекту культурного наследия (памятнику истории и культуры) – скверу им. Горького. Абсолютное большинство присутствовавших на заседании высказалось против строительства торгового центра. Приводим выдержки из расшифровки диктофонной записи заседания, сделанной архитектором Е.Е. Мареевой.

Агафонова И.С. (архитектор, НИП «Этнос», директор «Музея архитектора  Святослава Агафонова»):

Название нашего общественного объединения – экспертная платформа Музея Агафонова: культурное наследие. Почему так названо – действительно, Музей Агафонова в настоящее время существует в качестве зарегистрированной автономной некоммерческой организации культуры. Действие этого Музея понимается не только, как именно комната с экспонатами, хотя я очень надеюсь, что и до этого дойдет. Но на сегодняшний день с этим достаточно тяжело, хотя есть предположение, что Музей будет в Пороховой башне. Это будет, понятно, не совсем музей -  будут выставочные площади, где  можно размещать какие-то экспозиции. Именно для этого Пороховая башня в этом году профинансирована, ведется ее реставрация, и основная часть работ будет сделана. Дальше останутся уже окна, отопление, электричество, а то, что касается именно реставрационной части (трещины, кирпичная кладка вместо грязной штукатурки) – все это сделано будет уже сейчас, почти готово. Почему именно на базе Музея Агафонова – думаю, всем известно, какую роль мой отец играл в судьбе культурного наследия города, и это не только кремль, конечно, а гораздо шире и глубже, наверное, была его деятельность.  И одно из главных направлений – это  сохранение нашей культуры и нашего наследия. И поэтому хочется вести эту работу в продолжение деятельности отца, поскольку мой отец был таким человеком, который, абсолютно не обладая конфликтностью и громкими фразами, как-то умел убеждать начальство, которое не всегда хотело убеждаться. Многое ему удавалось к счастью. Очень хотелось бы продолжить именно такое направление. Сейчас судьбой культурного наследия нашего города, региона озабочено множество людей, и уже дело дошло до таких стихийных выступлений, как организация «СпасГрад», которая возникла в Интернете (на базе спиленных елок), и она выросла сейчас в достаточно сильную, как мне кажется, организацию. Это одно направление действий. У нас же здесь люди – именно профессионалы каждый в своей области, но с той же озабоченностью. Поэтому я надеюсь, что наше выступление будет в несколько другом ракурсе, но на ту же тему. Так что хочется, чтобы все это было без экстремизма, совершенно однозначно, без лишних громких слов, а именно аргументированно, четко, последовательно, спокойно, но целенаправленно. Вот, такая мини-программа. Хотелось бы, чтобы власти знали, что руководят они людьми, которые тоже озабочены и обликом города, и другими городскими и не городскими проблемами. Таких вопросов очень много в городе – вопросов уязвимых исторических территорий. Мы подошли к одной из первых тем – теме площади Горького. Она актуальна сегодня до крайней степени, поскольку есть совершенно конкретное желание с этой площадью что-то сделать, построить там, к примеру, четыре подземных уровня торгового центра. Надо сказать, наезд на площадь Горького далеко не первый, он был и в 80-е годы, и потом в 2009 году […]А вот о том, что сегодня у нас ожидается, мне бы хотелось услышать от Юрия Николаевича [Карцева}, хотя он подготовил выступление о проектах на площадь Горького, которые существовали раньше. Я думаю, что это всем будет интересно тоже […]

 

Карцев Ю.Н. (архитектор, «НижегородгражданНИИпроект»):

[…]Первый этап – самый красивый, может быть, в истории площади – этап предвоенный и послевоенный. Среди разработчиков этой площади был, в том числе, С.Л.Агафонов. С.Л.Агафонов и Н.В.Ушаков – выдающиеся нижегородские градостроители – участвовали в разработке нового генерального плана 1937 года. Потом они принимали участие в разработке площади, то есть разработчики генплана были подготовлены к пониманию этой площади и ее значения в городе. Следующий более поздний чертеж подготовлен в 1953-54 годах. Чертежи были выполнены с участием В.Н. Рымаренко по эскизам Алтаржевского, выполнялись перед перестройкой 1953-54 года, перед постановлениями, которые принял Хрущев. Площадь здесь решена в классических формах, соблюдены все закономерности, связанные с правильным построением архитектурной формы. Идеальная площадь, если бы она была – было бы у нас еще красивее. Следующий этап – 1955-57-е годы после известного постановления о борьбе с излишествами. Это все было объявлено излишествами. Вы видите пятый вариант, а было шесть разных вариантов: обстройка площади домами так называемого хрущевского типа. Наверное, если бы был реализован данный проект, это бы не украсило нашу площадь. Есть чертеж того, что было перед этим проектом – здесь был не полностью сформирован периметр площади. Здесь мы видим почту и ряд зданий, которые остались как основные. Главпочтамт, школа милиции – все исторические здания, которые имеют историю, уходящую в 19 век. Если говорить о дальнейшей истории, то на этом месте возникло здание Промстройпроекта. В то время, когда оно строилось, архитекторы сомневались, нужна ли такая высота, такое здание, которое выбивается из масштаба площади, но оно возникло. Это вариант, который практически предшествует современному этапу.  Далее мы видим один из вариантов, который был сделан в 2009 году – этот вариант освоения площади был сделан специально организованным предприятием, которое называлось  «Модная площадь», и здесь также предполагалось подземное строительство на этом же месте. Проектировали москвичи. Дальше я хотел бы продолжить о градостроительном значении площади в современной ситуации. Сегодня площадь получит новое функциональное значение в связи с открытием станции метро. Предполагается, что будет значительный поток, который будет прибывать на площадь Горького, и здесь ожидается, вообще, транспортный коллапс. Одно из действий, которое в первую очередь будет предпринято, это освобождение площади от парковок и припаркованных машин полностью. Могу еще сказать о том, что нами выполнялись работы по анализу состояния напряженности с транспортом в центральной части города и были предложены варианты размещения так называемых перехватывающих парковок, которые дали бы возможность или полностью убрать транспорт из исторической части, или его сократить радикально. Во всяком случае, на момент празднования, которое у нас впереди будет, сделать таким образом, чтобы полностью убрать транспорт из центральной части. То есть мы наметили такую схему с устройством парковок под площадью Минина, под площадью Свободы и под площадью Горького. При этом вместимость этих парковок где-то от 700 машин и более. Это позволит радикально решить проблему с транспортной ситуацией в центральной части.  Площадь Горького сегодня не приспособлена для пешеходов. И сегодня решается вопрос об увеличении общественного транспорта, который будет на площади Горького, это будут два маршрута троллейбуса и автобусные маршруты примерно в том же составе, что и были плюс маршрутное такси, которые сегодня у нас уже появляются. Получается так, что пешеходам пересечь эту площадь будет невозможно, поэтому мы всегда предполагали устройство подземных переходов под дорогами вокруг площади Горького. То есть эти подземные переходы были одним из толчков или мотивацией оправдания деятельности под землей в районе этой площади. То есть предполагается подземный переход от улицы Горького на другую сторону – улицу Маслякова, переходы от Большой Покровской в сквер, переходы в районе памятника возможно во все стороны и в районе примыкания улицы Горького. В районе Главпочтамта определилось предложение по устройству подземного перехода через Малую Покровку. То есть весь этот поток, который предполагается вести со Звездинки и выводить на Малую Покровскую будет довольно напряженным и здесь есть необходимость устроить переход. Вот такая транспортная ситуация и ее пути решения, которые мы сегодня предполагаем и проектируем […] Сейчас возникает новая версия строительства на этой площади, которая, первое, что делает полезного для горожан – подземные переходы, и , второе, делает то, о чем можно спорить и разговаривать – это торговые площади. И то, что полезно для города – это подземная стоянка. Система перехватывающих автостоянок, с моей точки зрения, объективно должна быть. При этом понятно, что городской бюджет не предполагает строительства перехватывающих парковок. Поэтому ищутся всегда какие-то варианты решения этой проблемы. Предпроектные работы, представленные на картинках, уже отвергнуты, этого не будет. Образования пешеходной площади около Главпочтамта не может быть, исходя из системы работы общественного транспорта. Подземная парковка. Если слева  посмотреть то это трасса метрополитена, которая объективно отрезает строительство торгового центра. Надо сказать, что здесь участвует крупный московский инвестор, который привлекает фирмы, может быть, зарубежные, если посмотреть на тексты. Мы знаем заказчика, который обратился к нам в Гражданпроект с просьбой выполнить градостроительное обоснование возможности размещения этого сооружения. Она рассматривается в нескольких аспектах. Первое – решение транспортного узла, и мы, конечно, даем объективную картину с тем, чтобы не ухудшить ситуацию с общественным транспортом на момент строительства и дальнейшего существования этого сооружения. Второе – инженерные сети, которые должны существовать всегда и на момент строительства, и, естественно, после него, чтобы исключить ухудшения возможностей проживания на этой территории. И один из этических моментов, который мы сразу оговаривали, что строительство будет осуществляться таком образом, что не будут затронуты зеленые насаждения. Все, что относится к поверхности, не должно их затрагивать. Технологии, которыми располагают наши инвесторы, позволяют вести подземное сооружение методом устройства тоннелей или подземных проходов, которые будут на расстоянии до 5 м до поверхности земли. Поэтому рисунки с благоустройством могут быть выполнены по-другому. Были выполнены расчеты о том, что эта общественная территория будет заполнена людьми, которые транзитом проходят через площадь. То есть, физически исключается возможность посещения на собственной  машине, да и нет такой необходимости сюда ехать. Торговые центры есть во всех районах города, и здесь не предполагается каких-либо  аттракционов, которые привлекали бы население. Это рассчитано на транзит от станции метро в первую очередь, и это получается крупный транспортный узел с метро на общественный транспорт – автобусы, троллейбусы и т.д., здесь идет расчет на движение пешеходов. В этом плане, думаю, инвестор рассчитывает на людские потоки, которые в этом месте будут существовать.  На разрезе мы видим, что есть определенное расстояние от поверхности земли до самих помещений. Максимальная глубина – 3 уровня, около 20 метров […]Если нужна техническая экспертиза, то она может быть. Главная идеология сформулирована таким образом: зеленые насаждения не трогаются, памятник, как есть, так и останется без изменений. Проблемы вообще есть в том, что площадь вчера и сегодня задыхается, и с точки зрения транспорта и движения пешеходов надо решать объективно. Частично открытый способ под дорогами, сквер раскапываться не будет. Центр площади, возможно, будет раскопан. Заявлена технология скрытой проходки – подземной, на которой общественность может настоять, - это, наверное, будет дороже, но возможно. Геологические исследования тоже проводятся, они сделаны уже в августе (нам эта работа не заказана). Мы исследовали вопросы транспорта, чтобы обеспечить интересы города на момент строительства и эксплуатации.

Вопросы Карцеву Ю.Н.:

Ногинова Е.Ф. (архитектор):  Здесь присутствует Ольга Николаевна [Воронина], она, наверное, нам даст пояснение как вообще можно сохранить такие великовозрастные деревья, при том, что под ними будут помещения. Какой слой должен быть, чтобы не попортилась корневая система? Потому что, на мой взгляд, самое ценное, что сейчас есть на этой площади, это деревья – посадочный материал, который собирался со всего Советского Союза. И никакая идея не явится оправданием, если мы забудем эти деревья. На самом деле здесь должна быть гарантия того, что деревья сохранятся, риска не должно быть абсолютно. Это первый вопрос. Второй вопрос: как будут использованы уровни и в каких габаритах, потому что из того проекта, который мы увидели, понять невозможно. Допустим, нижний уровень – парковка, второй – торговый центр, и самый верхний – уровень переходов.

Карцев Ю.Н.: По назначению наверно в процессе работы все это еще находится, но вы уже озвучили то, что там есть. Нижний уровень это парковки, верхние уровни идут коммерческого назначения, и самый верхний – это подземные переходы. Подземные переходы в связи с перепадом по площади на разных уровнях тоже находятся. Коммерческое использование:  большие залы – это кинотеатр до 100 мест. Думаю, в процессе работы коммерческое использование будет определяться. Габариты сейчас определены такие: на момент строительства, чтобы осталось две полосы движения по периметру площади. То есть, идет пешеходная часть и две полосы движения. Это определяет габариты подземного сооружения. То есть, остается достаточно широкая полоса, по которой предполагается открытым способом разрабатывать этот котлован.

Где будут заезды для автомобилей в саму площадь?

Карцев Ю.Н.: Пока предполагаются два места для заезда – около бывшего магазина «Сказка» или «Нижегородские товары». Около «Макдоналдса» будет заезд вверху и внизу около «Нижегородских товаров». Там, где стоят таксисты, будет заезд, место для них останется, но очень мало. Весь легковой транспорт с площади идеологически должен быть убран, в том числе и таксисты.

Давыдова А.А. (историк, НИП «Этнос»): По поводу легкового транспорта: парковки предполагаются инвестором, естественно, платные?

Карцев Ю.Н.: Сейчас ведутся переговоры, администрация города хочет сделать таким образом, чтобы парковки принадлежали городу, а не инвестору. Окупаемостью рассчитывают на потоки посетителей, которые будут протекать через коммерческую зону. Там все есть: если зашли покупатели, то есть места для детей, которые могут ждать пока родители ходят и покупают, то есть обычный набор.

Давыдова А.А.: Не увеличит ли поток личного транспорта то, что там будет находиться торговый центр? Ведь это притяжение транспорта, каждый приезжает с семьей на своем автомобиле, и торговый центр не только не разгрузит, но и увеличит транспортный поток.

Карцев Ю.Н.: Вопрос закономерный, имеется в виду, что сегодня эти потоки просчитаны и идет расчет на то, чтобы посетители, которые приезжают на Большую Покровскую, начинали бы рейд с этого торгового центра до площади Минина и обратно. У площади Минина своя парковка, у площади Свободы и Горького также. Таким образом, обеспеченность торгового центра предполагается за счет транзита пешеходов.

Получится так, что эти стоянки заполнят те, кто приедет в магазин и кинотеатр, а не те, кто вынужден оставлять там машины. Вместо того, чтобы сделать площадь доступной для тех, кто сейчас там не может поставить машину, туда привлекаются другие.

Карцев Ю.Н.: Проблема решается таким образом: у нас есть поток пассажиров из метро, примерно 8000 в час. Этот поток пассажиров вполне устраивает, то есть парковку они хотят отдать городу и туда не пускать никого из своих, даже сотрудников.

Игнатушко М.В. (архитектурный обозреватель): Вы перечислили, что будет на каком этаже, как все будет функционировать, кто как доезжает. Не пойму другого: откуда взялась функциональная программа и как она просчитана, кто ее определял, это должны были сделать предварительно, прежде чем сочинять задание. Вообще, будет ли здесь работать торговый центр или нет. Дело в том, что когда мы со «СпасГрадом» проводили здесь экскурсии  и акции, к нам подходили самые разные люди. К сожалению, я не вижу здесь Андрея Мокшанова, специалиста по торговле недвижимостью, и он нам под запись объяснил, что здесь по подсчетам невозможен торговый центр, он не оправдан ничем. Как можно проектировать, предполагая, что они спустятся, будут есть, смотреть кино и так далее. У нас кинотеатр строится на площади Свободы, мы помним, сколько лет этому строительству. Почему здесь этот кинотеатр будет лучше наполнен?

Карцев Ю.Н.:  Надо сказать, что у нас не социализм и не коммунизм, у нас частное предпринимательство, и предприниматель, который работает с этой площадкой, может в любой момент отказаться от этой территории, хотя он уже начинает затрачивать какие-то деньги. То есть, он сейчас исследует эту территорию и может, в том числе, прислушаться к общественности.  Если у общественности будут конструктивные замечания, он откажется от этой территории, не вопрос. Но здесь, как я говорю, нужно решать вопросы, связанные с городскими нуждами: подземные переходы раз, автостоянки два.

Давыдова А.А.:  В восемь раз торговые площади превышают норму.

Карцев Ю.Н.: Если мы западную практику посмотрим, то там совершенно пустые магазины. Будет у нас тоже пустые магазины, почему это нас так заботит?

Агафонова И.С.:  А площадь в виде дыры на много лет?

Карцев Ю.Н.: Городское руководство разговаривало с инвестором и потребовало от него определения кратчайших сроков, чтобы не было здесь никакой дыры. Мы знаем, что метро строилось достаточно долго, - инвестор не предполагает таких длительных сроков.

Воронина О.Н. (архитектор, ННГАСУ): А площадь Лядова как парковка никогда не рассматривалась?

Карцев Ю.Н.:  Рассматривалась. К сожалению, наши проектные предложения по площади Лядова оказались неучтенными в процессе реализации строительства дорог, подземных переходов […]

Давыдова А.А.:

Сквер является неотъемлемой частью исторической площади, которая, в свою очередь, является визитной карточкой Нижнего Новгорода, памятником ландшафтной и архитектуры и советского градостроительства. Наконец, это просто озелененная территория, на которой произрастает более 1195 растений по паспорту объекта культурного наследия и 33 видов. Если говорить об истории площади, то она начала формироваться на отвершках Ковалихинского оврага.  К середине 19 века (1848-1852 годы) они занимали большую часть той территории, где находится современная площадь. К 1881 году здесь была организована большая торговая площадь, обстройка ее состояла из одно-двухэтажных деревянных и каменных зданий, есть фотография Дмитриева, сделанная на начала 20 века. Видно, что здесь нет определенного архитектурного ансамбля, совершенно никакой конфигурации и планировочной структуры. Просто базарная площадь, замощенная булыжником. После смерти Горького 18 июня 1936 года, сразу же на второй день, Совет Народных Комиссаров принял постановление об увековечении  памяти пролетарского писателя. 20 июня 1936 года они вынесли постановление о том, что нужно поставить 3 памятника: в Москве, в Ленинграде и на родине писателя в городе Нижнем Новгороде. Было рассмотрено  два проекта двух скульпторов, одной их которых была В.И.Мухина,  у которой был самый строгий и лаконичный эскиз памятника, он в конечном итоге и был утвержден. В 1941 году, перед самой войной в июне журнал «Советская архитектура» писал, что  в этом году должны начаться работы по постановке памятника. Естественно, из-за Великой Отечественной войны этого не произошло, и все работы были прекращены. Очень сложно выбирали место. В 41-м году как раз рассказывается в статье о том, как выбирали место: было много разных предложений, но в тот момент остановились на отвершке  окского откоса, там, где сейчас гостиница «Нижегородская». Считали, что это самое красивое место, самое достойное, скульптура должна была быть огромной – 36 метров и должна была просматриваться со всех сторон, к тому же включаться в градостроительный ансамбль. Вообще, предполагалось переустройство того района исторической части города по генеральному плану 1937 года – формирование новых градостроительных пространств.  Все это реализовано не было, вернулись к идее площади в 1948 году, и начался этап ее проектирования. Сначала проектировал нижегородский советский архитектор Сильванов, но по итогам всесоюзного закрытого конкурса на проект пьедестала памятника и планировки сквера  победили Лебедев, Штейлер  и, естественно, решили, что будет стоять скульптура Мухиной на гранитном пьедестале в центре организованного уже сформировавшегося пространства. Поэтому в градостроительном плане сквер – воплощение принципов формирования парадных общественных пространств, которые есть в советском градостроительстве. И в этом заключается его большая историко-культурная значимость, то есть, мы видим, как представляли парадное общественное пространство в советское время. Площадь со сквером – памятник советского градостроительства – получила четкую планировочную структуру, трехчастное деление, которое хорошо прослеживается, но, прежде всего, возвышенная монументальная часть, где стоит сам памятник, который является доминантой и акцентом площади. Вторая часть – линейная, и третья – декоративная.  И самое важное – площадь получила сквер, периметральную обсадку липами – это уникальное дендрологическое образование в центре современного мегаполиса, здесь очень интересно подобраны растения, о чем бы Ольга Николаевна [Воронина] могла потом сказать. Липы защищают остальные более нежные растения от негативного воздействия автомобильной дороги. В сквере произрастает очень много самых интересных растений, о которых скажу позже. Кроме того, площадь с центром в сквере расположена на оси Большой Покровской, имеет непрерывную визуальную связь с остальной исторической частью города и даже корреспондирует, благодаря памятнику Горького, с Дмитриевской башней Нижегородского кремля. То есть это единая ось, которую ничем нельзя нарушать, никакими световыми фонарями, что на французском проекте предложено было. Потому что это градостроительно испортит наш город. Озелененная рекреационная территория в центре города, входит в перечень озелененных территорий Нижнего Новгорода с закрепленным законодательным статусом, на которые распространяется закон ФЗ-10 «Об охране зеленых насаждений». В сквере, как было сказано, произрастает 1195 растений 33 видов, многие из которых уникальные для Нижнего Новгорода. На конкурсе в Японии, проходившем  в советское время, в перестройку, сквер занял первое место как самая озелененная именно городская территория. Японцы отметили, что в центре такого мегаполиса есть уникальная рекреационная зона, в которой горожане, даже проходя транзитом,  могут отдохнуть. Какие растения там произрастают. Например, лжекаштан конский, или обыкновенный, - эффективно разлагает вредные вещества без особого вреда для себя и является для Нижнего Новгорода ценной породой дерева. Лиственница сибирская занесена в Красную книгу Нижегородской области, она устойчива к воздействию насекомых, к гниению. Бархат амурский – вообще уникальное редкое дерево, реликтовое растение, потому что они существовали на планете Земля до ледникового периода, и в центре Нижнего Новгорода это единичное растение. Это пробковое дерево. Дуб черешчатый или летний, их там семь в монументальной части, они фланкируют вход со стороны памятника Горькому. Один спилили, потому что вроде как сказали, что он был гнилой, это было 18 октября. Яблоня ягодная -  очень интересное растение, у нее не яблоки, как обычно, а небольшие декоративные плоды в виде ягод. Орех манчжурский, два дерева, он интересен тем, что является родственником грецкого ореха, очень устойчив к загрязнениям атмосферы.  И периметральная обсадка – это липы, парковое дерево, они образуют красивые ровно посаженные аллеи по периметру сквера. Сквер имеет уникальное композиционное решение,  обладает высокими ландшафтно-эстетическими свойствами и оптимальной экологической структурой. Композиционное решение симметрично, углы акцентированы, выделены лиственницами, елями, входы – дубами с одной стороны, с другой посажена туя. Есть обсадка кустарником, караган – специальный кустарник, который высаживают для формирования живой изгороди. И еще интересно то, что на площади есть перпендикулярная остальным аллея из боярышника, которая отделяет монументальную часть, где стоит памятник, от остальной части сквера. Боярышник хорошо бы подстричь, потому что он неимоверно вырос, никто за ним не ухаживает, и он закрывает памятник. Сквер, конечно, в отвратительном состоянии находится и это очень хорошо заметно: в 2008 году ухоженный сквер, с 2009 года, со времени решения инвестсовета о передаче инвестору, за сквером прекращают уход вообще. То есть санитарная вырубка там может и идет, администрация по благоустройству говорит, что что-то делает, но все по минимуму, должного ухода даже клумбы не имеют. Одна единственная клумба у входа приведена в порядок.  А в  2008 году – красивый цветущий ухоженный сквер. Это о чем-то говорит, скорее всего, о том, что там приготовились все перерыть. Сквер – это объект культурного наследия регионального значения, взят на охрану в 1993 году. Это означает, что на него распространяется весь комплекс федерального законодательства в сфере охраны объектов культурного наследия, то есть 73 Федеральный закон. Согласно пункту 2 статьи 35 ФЗ «Об объектах культурного наследия» от 25 июня 2002 года «проектирование и проведение землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ на территории памятника (в данном случае на территории сквера имени Горького) запрещаются за исключением работ по сохранению данного памятника или ансамбля и их территории, а также хозяйственной деятельности, не нарушающей целостности памятника или ансамбля и не создающей угрозу их повреждения, разрушения или уничтожения". Любое строительство на территории объекта культурного наследия запрещено, даже проектирование запрещено пунктом 1. Причем это федеральная норма, а что делается у нас с точки зрения регионального законодательства. Есть постановление Правительства Нижегородской области от марта 2010 года, опять же, обратите внимание, после решения инвестсовета о передаче площади инвестору. Первый пункт повторяет федеральный закон. Дальше читаем, что «возможно подземное строительство». То есть в самом нормативно-правовом акте есть неразрешимое противоречие. Первый пункт говорит, что запрещено, как Федеральном законе, и разрешает «возведение объектов капитального строительства надземного и подземного типов, объектов, не являющихся   объектами капитального строительства, установка рекламных конструкций вне центральной планировочной оси сквера, направленных для приспособления объекта культурного наследия для современного использования». То есть, этот нормативно-правовой акт, когда принимался, лоббировал интересы застройщика, который решил построить на площади торговый центр. У нас имеется высшая юридическая норма – Федеральный закон 73, поэтому сразу можно сказать, что строительство торгового центра здесь незаконно. Но это, наверное, в судах надо будет доказывать, как обычно […] Еще один важный момент – надо обратить внимании на то, что этим 166 Постановлением установлен предмет охраны. Особенности, послужившие обоснованием для включения в Реестр,  и, в том числе, посадки по периметру сквера, носящие в силу видового разнообразия уникальный для урбанизированных территорий характер дендрологического озеленения. То есть в 166 Постановлении запрещается деятельность, нарушающая посадки по периметру сквера, потом, деятельность, нарушающая пространственную и осевую планировочную структуру сквера. То есть, когда у нас происходит проектирование торгового центра, как французы спроектировали, полностью нарушается законодательство в сфере охраны культурного наследия.

РымаренкоМ.В. (архитектор, ННГАСУ):

Я хочу добавить немного по истории этого места. Я не говорю уж о социальной значимости площади Горького, которая сложилась.   Дело в том, что после смерти Мухиной, а у нее были две помощницы –  Зоя Иванова и Зелинская, которые курировали строительство этого памятника и очень часто приезжали в Нижний. Даже есть несколько фотографий: визит самой Мухиной, она приезжала для того, чтобы окончательно установить этот памятник.  Деревянный макет в натуральную величину они просматривали со всех точек. Знаменитый скульптор Кикин. Дело в том, что после смерти Мухиной работы не закончились, и В.Н. Рымаренко предложил вариант, который был ими одобрен: у меня есть эскиз этого варианта. Здесь должен быть музыкальный фонтан. Там, где сейчас два крупных газона должны были быть два мелкозаглубленных бассейна. Далее, по эскизу на входах должны  были быть водопады, справа и слева фигуры Данко и Матери, а у основания – скульптура Буревестника. Когда Зелинская с  Ивановой увидели это, они одобрили.  В то время председателем Горисполкома был Шульпин, и он сказал: «Мы это обязательно сделаем, претворим в жизнь». Но, к сожалению, все остановилось, ничего не было сделано, хотя к этой идее возвращались позже. Но Зелинской с Ивановой тогда было уже под 80 лет, по возрасту, они уже не могли принимать участие, и Валентин Николаевич [Рымаренко]тоже занимался другими делами. Поэтому идея осталась. Я это говорю к тому, что может быть не строить стоянку с совершенно ненужным торговым центром, а довести эту идею, хотя бы как-то фрагментарно, до решения. Так как в каждом городе есть сложившиеся социально значимые места, у нас их довольно много – это площадь Минина, где проходят торжества, площадь Горького, где также они постоянно проходят, в том числе и встречи Нового года. Эта площадь, которая социально сложилась и является знаковым ориентиром города и людей, которые живут в этом городе. И уродовать ее, не могу подобрать другого слова, это будет уже вандализм, на мой взгляд, недопустимо.

Агафонова И.С.: Безусловно, это так. Мне бы хотелось вспомнить 80-е годы. Очень много домыслов и слухов про те времена, и я слышала совершенно серьезные слова от серьезных людей о том, что они жалеют о том, что участвовали в защите площади Горького. Многие думают, что действия общественности остановили тогда метро, что общественность была не права. Это далеко не так, проблема была гораздо глубже и серьезнее, и если бы тогда не остановили с помощью палаток то строительство, то мы бы эту площадь имели в разрытом виде очень долго, а метромоста не было бы сами знаете сколько лет. По счастью, тогда всего этого не произошло, а проблемы были далеко не только в насаждениях. Был очень близко к метромосту выход станции метро, и был предельный уклон на предельном радиусе, то есть это очень опасная ситуация с точки зрения возможной аварийности. Очень серьезные люди тогда доказывали, что этого делать нельзя на площади Горького, тем более открытым способом все это копать. И  удалось остановить.

Рымаренко М.В.: Я недавно был на площади Горького и обратил внимание, что постамент памятника практически разваливается на две части. В верхней части под ногами памятника уже примерно 2,5 см трещина, она проходит до самого низа вдоль оси самого памятника, и она сквозная. Это результат строительства метро, постамент надо уже менять.

Воронина О.Н.:

Дерево, которое выросло в условиях естественного, даже городского, невмешательства, имеет такую же корневую систему, как и крона. Если мы видим эти дубы, и высота их 15-20 м, надо ожидать, что и крона такая же. Кроме того, под землей существуют водяные и воздушные токи, которыми растение привыкло в своей жизни пользоваться, питаться. Питание дерева осуществляется не только его корневой системой, а токами, микроорганизмами, грибками и всевозможными системами, которые в этом задействованы. То есть, это сложная система. Когда растение выращивается в питомнике, например, привезено откуда-то  и посажено, оно таким уже никогда не будет. Если мы сейчас немножко подкопаем, на 5 м или сколько-то, то мы можем ожидать, что это дерево не будет развиваться. Сейчас ценность этих дубов и растений в том, что они могут пережить и это поколение, и следующее, и еще пять поколений. Это очень долгоживущие растения, они могут прожить несколько столетий точно, даже тысячелетий. Они могут помнить и нас с вами, детей и так далее. Ценность в этом. Если сейчас мы каким-то образом изменим ситуацию с грунтом – рядом, под ним, обрежем, – будем ожидать, что растения дальше не будут развиваться, они или замрут, или будут медленно умирать. Сколько это продлится – тоже будет зависеть от нашего воздействия, от нашего ухода. У нас в России, как и в городе, существует  какая-то особенность: мы можем все, что угодно посадить, за любые деньги можем привезти из Германии какие угодно крупные растения. Но мы не сможем сделать так, чтобы они жили в наших условиях бесконечно долго, как эти дубы, как эта система, которая сложилась. И сейчас, на мой взгляд, эта площадь является ландшафтной «Меккой», это объект ландшафтного искусства. С этим объектом не сравнится никакая другая площадь – ни Минина, очень убогая по природному комплексу, ни Свободы, ни Лядова, которую только что уничтожили, - по своему дендрологическому богатству, по наличию в центре города такого необыкновенного природно-антропогенного и художественного комплекса. На мой взгляд, надо говорить не только о деревьях, а об исторической ценной планировочной структуре, которая соответствует тому времени, когда это было создано: с дубами, фланкирующими памятник, с системой ясеней на линейной части, с углами из лиственниц и каштанов, из гигантских остролистных кленов в середине, которые явно сажались не маленькими. Пересадить их, где-то подержать, а потом вернуть – просто невозможно. Даже такой аргумент, что сейчас мы все это выкопаем, а потом мы купим такие деревья и посадим – то, что мы посадим, не будет жить долго, максимум 10-20 лет, поколение.  Чиновники уйдут, наше поколение уйдет – и тех деревьев, которые посадят, не будет. Потому, что то, что сейчас питается подземными структурами, водами, озерами, оврагами, насыпной почвой, пищевыми отходами, которые жители носили туда со своих огородов – почвенный субстрат, который сложился, тоже является ценностью. Нельзя его просто убирать, уносить, изменять – он тоже входит в ландшафтный градостроительный природно-антропогенный комплекс. В данном случае, на мой взгляд, то что сейчас проложили метро, мы должны замереть и ожидать каких-то проблем с деревьями, и надо стараться и уже компенсировать, выделять деньги на их дополнительный полив, на защиту от вредителей. Мы уже повредили сложившийся баланс, который без ухода в таком состоянии существовал и мог бы существовать. Сейчас нужны компенсационные мероприятия по уходу за оставшимися растениями. А если подземные парковки или просто переходы будут – это еще один шаг к гибели. А уж если какие-то гаражи или торговые центры – мы просто должны открыто дать себе отчет, что сохранить этот сквер невозможно, его просто не будет. И тогда совсем другой сценарий развития этой ситуации, который нас наверное не будет радовать. А задача – жить этим деревьям долго, они могут пережить и дома, которые там стоят, и не одно поколение людей.

[…]

Кармазина Е.Л. (архитектор, ННГАСУ):

Когда-то в журнале прозвучали слова Юрия Николаевича [Карцева] о том, что, к сожалению, у архитекторов для проектирования часто нет исходной базы. Полностью согласна. Я эту базу давно ищу. Я покажу план Нижнего Новгорода 1804 года… Как вы думаете, где начинается река Ковалиха? Я спросила об этом одного из старейших гидрогеологов Тамару Серафимовну Хромову, она работала в «Волгагеологии», а сейчас преподает в институте. Она ответила, что река Ковалиха начинается в районе Черного пруда. Нет, она начиналась на площади Горького. По более позднему плану […] видно, что между площадью Горького и площадью Лядова множество рек брало и по сей день берут истоки […]Почему на площади Свободы 30 лет стоит фундамент? Его продают из рук в руки, никто не берет и в конце бросает, потому что ничего не могут сделать с этим фундаментом, по свидетельству той же Хромовой, он плавает.  Этот поток берет начало у бывшего Петропавловского кладбища в районе Кулибинского сада, протекает через дворы (мимо «Нефтепроекта»), Острожной площади [площадь Свободы], через Острожную дамбу. И по Мартыновской, по Семашко все текло в Ковалиху. 

Немцов Ю.Л. (тележурналист, ННТВ): Что касается площади Горького, как это влияет?

Кармазина Е.Л.: Пруд около нынешнего магазина «Сказка» - это первый въезд в вашу парковку, второй пруд около Макдоналдса – второй въезд. Я не думаю, что что-то получится. Я недаром спросила:  «Сделали ли геологию?». Это совершенно немыслимая зона. То, что сейчас сделали метро – зарыли 25 метровой глубины дамбу без перепускных труб, ведь они закопали стену в грунте и станцию «Горьковская», перекрыв все притоки. Фундаменты уже садятся в нашем квартале, новый дом, который строил Фияксель, сидит на болоте и от него уже отваливается отмостка. Он вообще на честном слове стоит, там сваи забивали без отпоров, и оголовков не было. Далее, они собираются резать Решетниковскую, о которой еще помнят, в отличие от тех притоков. Я спросила у рабочих, была ли вода. Была от «НБДбанка», пригрузили бетоном под давлением. Перед тем, как строить в 2008 году,  я планы показывала, Гаранин сказал, что будет сделан дренаж. А куда сбрасывать, вообще никто не знает точно, где эти реки и их русла, это надо исследовать, глубину. Сделали этот дренаж, а воду, сказали, будут сбрасывать в ливневку. Архитекторы знают, что у нас ливневки не существует, на улице Горького тем более. Они сделали дренаж, сверлили перфорированные трубы, засыпали их гравием. На фотографии видно, что в любой дождь вода благополучно делает новый овраг. Пока еще ей есть куда уйти, потому что станция кончается. Когда станцию поведут дальше, что будет выше – никто не знает. Как вы собираетесь делать под площадью Горького то, что предлагаете? Во что это обойдется? Я разговаривала с человеком, который работал в «Метропроекте», они обследовали заречные трассы метро, тоннели, в течение долгих лет ремонтировали. На вопрос о состоянии стен он ответил, что стены, как дуршлаг. Закачивали туда и эпоксидные составы, и силикатировали ежегодно. Сейчас этот заказ у них перехватили москвичи, и получают по 40 млн. в год за ремонт станций в заречной части. Если вы хотите инвестора заинтересовать площадью Горького, то, пожалуйста, сразу озвучьте цифры

Бузмакова В.П. (политический обозреватель, Информационное агентство «Провинция»): […] На днях была встреча губернатора с политологами, и там прозвучала его фраза о том, что на площади Горького какая-то вода, какие глупости. Кто-то же его информирует. Я не думаю, что если бы он получил эту информацию, он бы так радужно смотрел на всю ситуацию вокруг метро. Потому что его обманывают, не доносят нужной информации. А это должны делать профессионалы, которые занимаются заказами, в том числе институты. Обязательно надо, чтобы эта работа была известной. Это неправильно по отношению к нам, к губернатору, к инвесторам, которые,  в конце концов, придут, это тоже нечестно. Все время говорят «заказ города». Кто составляет заказ города? Раньше худо-бедно при Харитонове мы встречались в Доме архитектора, глас народа был известен городским властям. Нынче это совершенно не нужно. Кулуарно собираются на градостроительных советах, где официально да, каждый может подойти. Попробуйте подойти туда. Как формируется этот заказ города, горожан? У власти всегда временщики, одни сменяют других, каждый со своим интересом. А мы живем в этом городе. Нужен ли нам очередной торговый центр и очередной кинотеатр, да еще в преисподней, глубоко под землей?

 […]

Солодкий П.М.(предприниматель, «Региональный центр международной торговли»):

Как гражданин, я конечно против торгового центра, сразу скажу. Поддерживаю всех, кто  высказывался. Просто для объективности добавлю некоторые штрихи. Наверное, то постановление, которое вы показали, принято законно, потому что любое постановление прокуратура отслеживает, и она бы опротестовала. Я его не защищаю совершенно. Я уверен, что площадь Горького, действительно, историческая, насаждения погибнут, и, самое главное, въезд и выезд транспорта вряд ли организуют так, чтобы не создавались пробки. Тому транспорту, который ездит там, просто негде развернуться. С другой стороны, мы понимаем, что чем-то нужно жертвовать. Овраги, вроде бы, тоже застраивать не хочется, потому что это легкие города, площади тоже. Но город уплотняется и становится некомфортно жить совершенно. От Ошарской до площади Горького быстрее пройти пешком, потому что пробки. Дело в том, что в протяжение последних десяти лет проблему паркингов повесили на бизнес. У нас ни одно парковочное место не построено администрацией города. Мы с А.Б. Дехтяром специально ездили  в Канаду, смотрели, как там этот вопрос решается. Очень просто. В 61-м году администрация города Калгари, очень похожего по климату и численности (1,5 млн.), сделала муниципальную службу, которая зарабатывает деньги на том, что строит паркинги, перехватывающие стоянки и собирают налоги с нерадивых автомобилистов, которые бросают машины. Не ГАИ этим занимается. Они прибыльные, приносят в казну деньги. И паркинги построено не просто, как бетонные коробки, а напоминают офисные или торговые центры. То есть гармонично вписываются в город. У нас в районе 2000-х годов сначала было принято решение, что бизнес строит, потом, с 2010 года ужесточили требования по количеству парковочных мест. Сегодня инвесторы, которые приходят, говорят, что у нас на количество торговых или офисных площадей норма практически на 30% больше, чем в Самаре, Казани, Уфе. Поэтому многие отказываются идти. Я предлагал несколько раз администрации, депутатам города рассмотреть такой вариант, потому что никуда мы от этого не денемся. Во-первых, для инвестора нужна честная информация, и он должен понимать, с чем он столкнется, копая. В противном случае он бросит, и мы останемся в ситуации, как на набережной. Во-вторых, если он посчитает, я уверен, что он сам не захочет. Потому что по тем нагрузкам, по парковкам, которые не только для себя, но и для города он должен построить, у него коэффициент два получается. При всех минусах, это еще большой экономический минус. Поэтому, конечно, хочется, чтобы услышали нас городская, областная власти. Конечно, денег не хватает, нужны и детские сады, и ветхий фонд, который сейчас расселяется. Но паркинги сегодня проблема задвинутая и говорят: кто будет строить, тот пусть и строит для себя паркинги. А сотни зданий, построенных в советские времена и сегодня очень плотно эксплуатируемых, не имеют вообще своих паркингов, к ним невозможно подъехать. Сегодня я был на Костина, 2, там много разных учреждений, и чиновники уже  говорят, что хотят оттуда съехать, потому что подъехать нельзя. Жизнедеятельность невозможно вести зданию, где нельзя оставить машину не потому, что пешком лень идти, а потому, что вообще негде оставить. Поэтому проблема усугубляется, метро даст скорость передвижения из одной части города в другую, но не решит проблему с тысячами и десятками тысяч автомобилей, которые куда-то нужно девать. Может быть, это отдельная тема встречи для какой-то рекомендации общественности. Конечно, торговый центр неэффективен там, и очень хочется, чтобы в протоколе написали, что публичные места, даже если они передаются в аренду инвестору,  не исключают наведения там порядка, высаживания клумб и поддержания в должном виде. В аренду дали, но город живет  и этой территорией пользуется[…] Я подтверждаю, бизнесу невыгодно сегодня строить дополнительные парковочные места, потому что те, что построены, не заполнены. Если мы берем западный образ, мы ни в каком городе Европы не можем машину бросить. Моментально эвакуируют. У нас пару лет назад купили эвакуаторы, до сих пор нет эвакуатора джипов. В городе, где можно бросить машину, перекрыть транспортную артерию и уйти, конечно, будет бардак, потому что люди не хотят платить деньги, и их никто не заставляет. Мы к этому подойдем обязательно, не в этом году, в 15-м, но мы захлебнемся.

 

Воронина О.Н. :

Я хожу по центральной части нашего города и вижу, что он очень рыхлый, неблагоустроенный, некрасивый. Среда руинифицированная, такое ощущение, что люди отсюда давно ушли или они не смотрят на город, как на место жизни, они просто временно пробегают от одного офиса до другого. Город ничей, брошенный. И при этом мы понимаем, что кто-то где-то собирается тратить деньги на подземное благоустройство. Там будут кафе, переходы, наверное, хорошо благоустроенные. Наверное, с точки зрения городского сообщества в целом в таком рыхлом и неблагоустроенном городе нерационально закапывать деньги под землю, нам бы взять и сделать чуть-чуть красивее в тех же местах: и площадь, и Большие овраги. Это противоречие лежит на поверхности. Второй аргумент: мне кажется, нашему сообществу надо в целом переориентироваться с машины на человека: двор должен быть предназначен для человека, куда делись пешеходные пути, мосты, бульвары? Такое ощущение, что мы забыли про человека. Человек в машине для нас ценность, а человек, идущий по городу – просто мусор, потому что он попадает под колеса и мешает машине, и от него надо бы избавиться. И когда нам надо пройти от одного места до другого, мы не можем найти озелененного маленького тихого места, бульвара, тропинки, двора, сквозь которые раньше можно было пройти и остаться живым, и не надышаться выхлопов от машины. Эти пешеходные пути должны проектироваться вместе с городом в общем проекте, должна быть городская политика. А у нас политика перевернулась в сторону человека на машине, она должна быть повернута в сторону человека-пешехода. Давайте попробуем этот вопрос поднять с помощью прессы, молодежи – они это понимают. Многие ездят заграницу – они понимают, что там по-другому городской мир устроен. Это же можно, в конце концов, начать декларировать хотя бы.

 Гор А.М.  (искусствовед, Приволжский филиал Государственного центра современного искусства):

Я очень рада, что у нас получился очень профессиональный, спокойный, взвешенный разговор. Это очень хорошее оптимистическое начало, если так продолжим с подготовленными очень аргументированными мнениями и желаниям друг друга выслушать, мы представим очень весомый аргумент для правильного решения вопроса. У меня три практических дела. Поскольку я верю в силу выставочной деятельности, я предлагаю к весне подумать и сделать небольшую выставку в жанре паблик-арта, возможно в сквере на площади Горького, возможно в выставочном пространстве, истории площади Горького. Чтобы это стало понятно городу. Прекрасные снимки Марка Валентиновича [Рымаренко], роскошные планы – это просто музейные экспонаты. На баннерных технологиях сделать временную экспозицию, но лучше, если она прямо на улице будет. Она не испортит площадь, но она всем покажет, как площадь жила во времени. Это может менять сознание и быть полезным для города и горожан. Второе: то, что Марк Валентинович сказал про памятник. Я считаю, что надо немедленно делать экспертизу и описание состояния памятника. Давайте зафиксируем экспертные мнения, посмотрим, нужны ли какие-то дорогостоящие исследования. Но, по крайней мере, – сактировать, зарегистрировать, поставить фиксаторы – сделать это без отлагательств в ближайшие три дня. Давайте сделаем обращение в органы надзора […] Материал Елены Львовны [Кармазиной]хотелось бы положить в основу исторической справки, которая может быть опубликована, размещена на профильных и общественных сайтах, распространена в виде брошюры […]

Давыдов А.И. (историк, НИП “Этнос»):

Дело в том, что пока мы здесь обсуждаем, насколько мне известно, господину Хохлову был сверху спущен приказ об изменении тех режимов охраны, которые прописаны в Постановлении. Все это делается келейно, нарушается принцип гласности работы УГО ОКН. Господин Петров в своем интервью «Ньюсру» ответил, что ему безразлично, какие деревья, – а он официальный представитель. Единственное, что он требует – чтобы эти проекты прошли государственную историко-культурную экспертизу, а это значит, что надо купить трех экспертов. Говорю на своем опыте, как эксперт Министерства культуры. Я знаю, что в то время, когда я делаю положительную экспертизу, негласно находятся люди, которые, не выезжая в Н.Новгород, делают  отрицательную экспертизу. Вопрос в том, что эта негласная работа Управления, должна быть гласной, и этот вопрос должен быть обсужден экспертами на экспертном совете.

Давыдова А.А.:  Попросить, чтобы на экспертном совете обсудить предмет охраны площади. Сейчас он принимается законодательно. Если в нем не будет посадок по периметру сквера, то их вынесут экскаватором. Там они планировочную структуру хотят воссоздать после того, как открытым способом все это будет построено, а деревья – не исторические, по мнению Хохлова и Петрова. Теперь каждое дерево в охранной зоне должно подтверждать, что оно историческое.

Каменский С.Б. (эколог, Министерство экологии и природных ресурсов Нижегородской области):

Когда ботаники наши А.Д. Смирнова, Е.В. Лукина большинство памятников природы спроектировали, создали, написали на них паспорта, так получилось, что не паспортизировали деревья этого сквера. Какие-то другие деревья стоят на охране, имеют паспорта, - эти нет. Я считаю, это просто случайность, недоработка тех лет. А сейчас уже изменилось законодательство таким образом, что центр тяжести принятия решений перенесен на местный уровень. То есть, если депутаты не заботятся об общественных интересах, отдают в частную собственность общественные и публичные места, так что нельзя проехать и пройти, то законодатель сказал: вот ваше местное самоуправление, как хотите, так и живите. Голосуйте за депутатов, и они будут голосовать за ваше решение. Любые статусы могут быть пересмотрены и сняты, хоть природоохранные, хоть исторические. Речь идет о том, что будут отменены категории земель, это уже другая тема. Значит, все переносится на документы территориального планирования, на генеральный план, на право землепользования и застройки. Публичные слушания знаете, как у нас проходят. Когда выносится сразу генеральный план, где тысячи функциональных зон – кто там что-то увидит, о том успеет сказать […]

Солодкий П. М.:  А кто депутат Городской Думы от этого округа по этой территории?

Давыдова А.А.: Мы обращались ко всем сразу - одно обращение по площади Горького в электронную приемную.

Солодкий П М.: Надо обратиться к конкретному депутату, который отстаивает интересы этой территории, и высказать свое мнение.

Каменский С.Б.: И обращаться ко всем депутатам, вооружать их информацией, рассказывать о подземных реках, они просто не знают […]

Агафонова И.С. :  Есть возможность встретиться 22 ноября. Предлагаю обсудить проблему зеленых территорий в городе[…]

(После непродолжительного обсуждения предложение принимается).

 

Сквер на площади Горького

Памятник Максиму Горькому на площади Горького

 

Фото И.С. Агафоновой. Октябрь 2005 г.


(1.4 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 13.12.2012
  • Ключевые слова: Нижний Новгород, площадь Горького, градостроительство, охрана культурного наследия, музей Агафонова
  • Размер: 54.83 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
С.Л. Агафонов. К вопросу об открытых внутрь шатрах в русском деревянном зодчестве
С.Л. Агафонов. Некоторые исчезнувшие типы древнерусских деревянных построек
С.Л.Агафонов. Заключение по реставрации Зелейных палат Псковского кремля. (1974).
Статья С.Л. Агафонова о Кижах
Воспоминания В.Я. Чащина о реставрации Рождественской Строгановской церкви XVIII века в Нижнем Новгороде
Протокол заседания научно-реставрационного совета горьковской специальной научно-реставрационной производственной мастерской от 6 апреля 1987 года
Протокол заседания научно-реставрационного совета горьковской специальной научно-реставрационной производственной мастерской от 28 марта 1984 года
Автореферат докторской диссертации С.Л. Агафонова
Курс истории архитектуры С.Л. Агафонова
К международному дню музеев
Первое заседание экспертной платформы «Музея архитектора Святослава Агафонова» -культурное наследие 1 ноября 2012 года
К 90-летию со дня рождения Константина Иосифовича Рязанова – директора ГСНРПМ
Круглый стол в Арсенале 2 марта 2012 г.
Свидетельство о регистрации Автономной некоммерческой организации культуры «Музей архитектора Святослава Агафонова» и ее устав
Выставки, посвященные столетию со дня рождения С.Л. Агафонова
Отчет экспедиции 1947 г.
Святослав Леонидович Агафонов. К 100-летию со дня рождения
С.Л. Агафонов. О древности типа деревянных шатровых церквей с расширяющимся вверх восьмериком
О.И. Наумова. Вишневый сад (Музей С.Л. Агафонова. Вып. 2)
О.В. Орельская. Святослав Леонидович Агафонов

2004-2019 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100