ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

25 апреля 2017 г. размещены материалы:"Устав Российской социал-демократической партии (1917 г.)", роман П. Шодерло де Лакло "Опасные связи".


   Главная страница  /  Текст пространства  /  Усадьбы

 Усадьбы
Размер шрифта: распечатать





А.И. Давыдов, А.А. Давыдова. Главный дом усадьбы Баташевых в городе Выксе Нижегородской области (65.21 Kb)

 
АННОТАЦИЯ
 
Данная статья касается строительной истории главного усадебного дома, входящего в состав усадебно-промышленного комплекса русских предпринимателей братьев Ивана Родионовича и Андрея Родионовича Баташевых. Он расположен в исторической части современного города Выксы Нижегородской области (ул. Ленина, д. 5).
Считается, что здание главного усадебного дома было построено в 1765 – 1770 гг. Вероятнее всего, его проект был разработан крепостным Баташевых И. Кисельниковым[1]. На сегодняшний день здание является памятником архитектуры федерального значения (Постановление Совета Министров РСФСР от 4.12.1974 г. за № 624 «О дополнении и частичном изменении постановления Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 г. за № 1327 «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР» и Указ Президента РФ от 20.02.1995 за № 176 «Об утверждении Перечня объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения»). Охранная документация на памятник (паспорт на объект культурного наследия) была составлена московским архитектором А.В. Косицыным в 1976 году [2].
Название «главный усадебный дом» принято в настоящей работе согласно «Государственным спискам памятников истории и культуры Нижегородской области (по состоянию на 01.01.2000 г.)»[3]. В паспорте на объект культурного наследия он назван «Дом Баташевых». В архивных документах дом упоминается как «господский дом», «главный господский дом», «барский дом», «большой дом». Таким образом, в настоящей работе правомерны все вышеприведённые обозначения объекта.
При работе над статьей были использованы архивные материалы, хранящиеся в Центральном архиве Нижегородской области (ЦАНО), Российском государственном историческом архиве (РГИА, г. Санкт-Петербург), Российском государственном архиве древних актов (РГАДА, г. Москва), опубликованные литературные описания Выксы, сделанные во второй половине XVIII – XIX столетиях П.С. Палласом, П.П. Свиньиным, Е.А. Салиасом и др., а также документы и фотоматериалы из собрания музея Выксунского металлургического завода (ВМЗ) – по сути краеведческого. Кроме того, использовались материалы, любезно предоставленные архитектором проектного института по реставрации памятников истории и культуры «Спецпроектреставрация» О.К. Савельевой (г. Москва), бывшим директором музея истории ВМЗ Г.К. Никулиной  (г. Выкса) и нижегородским историком А.Г. Киселёвым.
 
 
СТРОИТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ГЛАВНОГО УСАДЕБНОГО ДОМА БАТАШЕВЫХ В ВЫКСЕ
 
Горнозаводское село Выкса возникло на незаселённом ранее месте, в так называемых Муромских лесах[4]. Его основание связано с именами русских предпринимателей – братьев Андрея и Ивана Баташевых, отец которых, Родион Иванович, владел горными заводами в Тульской губернии. После указа императрицы Елизаветы Петровны «О закрытии заводов винокуренных, стеклянных и железных на расстоянии двухсот вёрст от Москвы», последовавшего в 1754 году и направленного на предотвращение полного уничтожения лесов, братья Баташевы вынуждены были начать новое дело на новом месте – в Касимовском, Шацком и Муромском уездах. В течение пяти лет (1755 – 1760 гг.) Баташевыми было подано девять заявок в Берг-коллегию на вновь открытые рудники и организовано металлургическое производство во Владимирской губернии: 30 октября 1755 года был пущен в действие Унженский завод (на р. Унже недалеко от села Ермолова), а четыре года спустя, 15 декабря 1759 года, производство чугуна было налажено на новом Гусевском заводе (на р. Гусь) во Владимирской губернии[5].
Развитие  новых предприятий сопровождалось поисковыми работами  и в правобережном Приочье: к 1764 году Баташевыми  были разведаны и посланы заявки уже на 15 рудников[6]. В этом же году, выхлопотав правительственные льготы за потерю тульских  предприятий, заводчики подают в Берг-коллегию прошение о разрешение на строительство Выксунского завода, который по их замыслу должен был стать центром индустриального района[7].
На сохранившемся «Плане … сысканному для построения доменному и молотовому заводу заводчиками Андреем, Иваном Родионовыми детьми Баташевыми в Арзамасском уезде на речке Выксуне месту», выданном Берг-коллегией в марте 1765 года, нет строений, показаны лишь места рудников и место, где должна быть устроена плотина – на реке Выксунь, ниже слияния её с двумя другими речками (Поперечный Выксунь, Берёзовка)[8]. Здесь впоследствии будут созданы четыре заводских пруда, на берегу одного из них – так называемого Верхнего, возникнет Верхне-Выксунский доменный завод и усадьба предпринимателей.
Картину основания и строительства заводов красочно воспроизвёл журналист П.П. Свиньин, побывавший в Выксе летом 1823 года: «…Предположив основать завод, отыскивал он [И.Р. Баташев[9]А.Д.] такое место на речке, которое бы не требовало слишком больших издержек на перепруду, то есть: или имело бы берега довольно крутые, или в дальнейшем расстоянии от речки находились возвышенные места, которые бы можно было соединить, насыпать и перепрудить речку; собирали туда людей (сначала большею частию вольнонаёмных) и начинали работу: одни подвозили лес, нужный для шлюзов, другие хворост и землю для плотины, третьи носили последнюю из места, назначенного для пруда, и, углубляя оное, возвышали плотину, и когда сия была кончена, строили корпуса для помещения машин и домы для самих жителей, для господ, приказчика и для конторы…»[10].
Проектных чертежей, касающихся застройки Выксы XVIII века, не обнаружено. Однако анализ фиксационных планов даёт основание утверждать, что застройка будущего усадебно-промышленного комплекса на берегу Верхнего пруда, образовавшегося после постройки плотин на перечисленных речках, велась не стихийно. Изначально должен был существовать проектный план, который увязывал бы между собой строения Верхне-Выксунского завода, усадьбы и поселения в единый комплекс.
Возведение данного комплекса началось в 1765 году. 21 августа 1766 года заводской приказчик, работавших на постройке выксунских заводов, – Михаил Родионов в своем отчёте писал: «…Минувшего 1765 года, сентября в 12 день, реченной Выксунский завод [Верхне-Выксунский – А.Д.] строением начат. И сего 66 года по 1 число плотинное и земляное, и деревянное строение почти в окончание приходят. При котором построено два вешняка со спусками к ним с ларями, кои уже и в окончание приведены. Да в окончание приведено для приезда хозяевам и житья приказчикам по 10 покоям дом и к нему другие домовые строения. Яко то конюшня, сараи и при том заводские контора с прочими надобности. Да построено же […] для житья мастеровым и работным людям, переведённым Муромского уезду из села Решного, и для работ с других их Баташевых заводов строится 30 домов…»[11]. Таким образом, в первый год существования Выксы были выстроены дом из десяти комнат, где Баташевы могли остановиться во время своих визитов в Выксу, и здание конторы, в котором находились заводская канцелярия и бухгалтерия. Судя по всему, первоначально и контора, и дом заводчиков были деревянными.
Пожар, произошедший в Выксе в 1767 году, практически полностью уничтожил недавно возникший на берегу Верхне-Выксунского пруда усадебно-промышленный комплекс. Академик Иван Иванович Лепёхин, посетивший Выксу 25 – 26 июля 1768 года, в своих путевых заметках писал: «…Заводы не задолго до нашего приезду выгорели. И так никакой на них работы больше не производилося…»[12]. Как справедливо отметил нижегородский исследователь деятельности Баташевых А.Г. Киселёв, занимавшийся историей баташевского комплекса, «пожар пошёл много к украшению» молодой Выксе (по аналогии с московскими пожарами)[13]. Именно после уничтожения первоначальных строений огнём от близлежащего завода, перед заводчиками встал вопрос о каменном строительстве. Тем не менее, в записках Петра Палласа, обследовавшего окрестности Выксы по поручению Российской академии наук в августе 1768 года (т.е. немногим позднее посещения И.И. Лепёхина), отмечено то, что после пожара каменной решили сделать только контору, и ничего не сказано про дом Баташевых: «…Ныне трудились там восстановить строение в прошлом году от молнии сгоревшего. Высокая обжигальная печь сделана двойная, а плавильню и конторский дом строят ныне каменной. Ещё есть две ковальные печи, а мехами и молотом действует приведённая вода из речки Выксы…»[14].
Прямых указаний на дату постройки каменного усадебного дома в Выксе нет и в других источниках.
Традиционная точка зрения относит строительство главного усадебного дома в Выксе к самым первым годам её существования – 1765 – 1770 годам[15]. В последнее время высказываются и другие версии. Так, А.Г. Киселёв ставит под сомнение факт строительства дома в первые годы функционирования предприятия. По его мнению строительство не могло начаться ранее 1774 года. Косвенными доказательствами того, что каменный дом был построен после 1774 года,  нужно считать отсутствие необходимых для такого строительства свободных капиталов, неподтверждённость факта постоянного жительства Баташевых в Выксе, а также отсутствие у них права собственности на выксунские земли.  В это время все их основные средства направлялись на развитие только что основанных (и, фактически, строящихся до 1770 года) заводов, для чего братья сделали крупные займы, которые не смогли отдать в указанный срок[16]. В связи с этим вкладывать огромные средства в строительство новой усадьбы на взятых в краткосрочную аренду у новокрещёной мордвы, а не на собственных землях, им было, по меньшей мере, не осмотрительно. Кроме того, особой необходимости в этом не было и потому, что братья уже имели два дома – один на Унже, где жили, а другой – при Гусевском заводе. Коренные жители Выксы вспоминали, что самые первые вольнонаёмные рабочие – их деды и прадеды, ходили устраиваться на работу именно туда.
Подъём баташевских предприятий, а значит и развитие выксунского заводского поселения после 1774 года можно связать с успешным выполнением военных заказов. Тогда же земли по рекам Железнице, Выксе и Велетьме были окончательно отведены к заводам, как итог ловкой операции, проведённой предприимчивыми братьями, и соответствующего указа Берг-коллегии[17]. Вероятно, только после этого началась работа по организации новой усадьбы рядом с Верхне-Выксунским заводом и уже существовавшей каменной заводской конторой.
К 1778 году дом был выстроен окончательно, о чём свидетельствует план Генерального межевания земель в Ардатовском уезде Нижегородской губернии[18]. Он же даёт представление о первоначально сложившейся планировочной структуре всей исторической части Выксы, поскольку на нём чётко читается система четырёх прудов с плотинами: Верхнего, Среднего, Нижнего и Запасного, показано размещение Верхнего, Среднего и Нижнего заводов, жилых порядков рабочих слобод, усадьбы с главным усадебным домом и регулярно спланированным парком (см. илл. 2)[19]. И хотя отдельные строения на чертеже обозначены условно, из него видно, что именно усадебный комплекс, куда входил главный усадебный дом, а также жилые, хозяйственные и служебные постройки, вместе с «Верхним доменным заводом» создавал двуединое ядро всего горнозаводского поселения. Новое здание встало на берегу Верхнего заводского пруда. Главный его фасад был обращён в сторону Верхнего завода и оформлял собой (вместе со зданием конторы) большую площадь между домом и заводом. Дворовый фасад выходил в уже благоустроенный парк [20].
По всей вероятности, братья выстроили двухэтажный, довольно протяжённый в плане, кирпичный дом «на подвалах», аналогичный главному усадебному дому при Гусевском заводе[21]. Несколько позднее со стороны дворовых углов к дому были пристроены двухэтажные флигели.
В конце XVIII века, сразу же после раздела имущества между братьями в 1783 году, когда выксунское имение досталось Ивану Родионовичу, по его инициативе дом был надстроен третьим этажом[22]. Этот факт зафиксирован в подробном описании Выксы в Экономических примечаниях к Генеральному межеванию приблизительно того же времени: «…При вышеписанном же заводе состоит церковь каменная во имя Рождества Христова с пределом Николая Чудотворца и Иоанна Богослова. Дом господской, каменной, о трёх этажах, крытой железом. Регулярный сад с плодовитыми деревьями, овощи с оного употребляются для домашнего господского обиходу. И зверинец, в коем содержаться олени и дикие козы, и в оном состоит для означенных зверей пруд…»[23].
Сведения о надстройке дома именно Иваном Родионовичем приводит и писатель граф Е.А. Салиас[24] в своём вышедшем в 1899 году романе «Владимирские Мономахи», созданном по мотивам легенд и воспоминаний старожилов о И.Р. Баташеве и его наследниках Шепелевых, слышанных этим автором в детстве во время посещения Выксы[25].
Е.А. Салиас указывает, что в конце XVIII века дом состоял из 40 комнат. На втором этаже располагались парадные комнаты: три гостиные, китайская и итальянская, или портретная. На главном месте в гостиной висел портрет Андрея Родионовича, написанный масляными красками, а по бокам – масляные портреты двух императриц: Анны и Елизаветы. На противоположной стене – большой портрет Екатерины II. За гостиными располагалось два зала: первый служил столовой, второй, самый большой, предназначался только для вечеров, празднеств и пиров. Здесь висел, как указывает Е.А. Салиас, огромный, во весь рост, портрет императора Петра I, поэтому зал назывался «Петровским»[26].
Разделу подверглись не только баташевские дома и заводы, но и прекрасный выксунский сад, и оранжереи, находившиеся в то время в самой северной части парка[27]. По этому поводу в акте раздела, хранящемся в рукописном фонде музея истории ВМЗ, сделана следующая запись: «…Также мне, Андрею, взять из Выксунского саду из оранжерей всякие оранжерейные деревья и растения в кадках, в горшках и в грунте, тако ж и садовые деревья, кусты, коренья и прочее, что я, Андрей, пожелаю взять, а к тому и две трети оранжерейных окон. И всё то перевести же крестьянскими подводами в мою, Андрееву, часть. Подводы брать из ближайших деревень, достающихся к Гусевской части, а чтоб заводских выксунской части подвод крестьян для сей перевозки не употреблять, в удовлетворение чего уступает брат мой, Иван, мне из общего капитала на перевоз четыре тысячи рублей. Которых же дерев и кустов перевесть будет невозможно ныне, то остаться им до июня будущего, 784 года, на местах, и отдать их мне, Андрею, безвозвратно, а пока те деревья останутся, иметь мне, Андрею, садовников для присмотра за ними и в зимнее время брать от него, брата моего, Ивана, для топления безвозвратно дрова…»[28]. Позднее ещё одна двухъярусная оранжерея будет пристроена прямо к дому, с его восточной стороны.
Согласно упомянутому роману Е.А. Салиаса, ещё при жизни Ивана Родионовича Баташева, примерно в 1810-х годах, в правом (восточном) крыле дома и флигеле, выдвигавшемся в сад, производился небольшой ремонт в комнатах с особой галереей и подъездом с улицы, которые занимал его недавно умерший единственный сын – Иван Иванович[29]. В это же время в передней части левого (западного) крыла дома жила дочь Ивана Ивановича – Дарья, внучка Ивана Родионовича[30].
Вероятно тогда же, в начале XIX века, перпендикулярно к западному флигелю (к его западному фасаду) был пристроен новый двухэтажный объём с отдельным входом так, что его южный фасад с 13 окнами (6 на первом, 7 на втором этажах), стал составлять с фасадом главного объёма дома единое целое[31]. Позднее на первом этаже этого пристроя размещались людские, а на втором – баня. Кроме того, вероятнее всего в 1810-х годах угол между левым (западным) флигелем и главным трёхэтажным объёмом здания зафиксировал новый трёхэтажный угловой объём с лестничной клеткой на первом этаже, построенный, по всей видимости, специально для молодожёнов – Дарьи Ивановны Баташевой и Дмитрия Дмитриевича Шепелева.
После смерти И.Р. Баташева, когда Выкса перешла к внучке, Дарье Ивановне, в замужестве Шепелевой, фактическим владельцем заводов и усадьбы стал её муж – генерал-лейтенант Д.Д. Шепелев[32].
Гостеприимство  владельцев Выксы привлекало большое число гостей, в большинстве своём хорошо образованных, которые оставили свои воспоминания об усадьбе и заводах. Одним из них был журналист П.П. Свиньин, приезжавший в Выксу летом 1823 года и описавший выксунскую усадьбу Шепелевых. Его труд был опубликован в 1826 году[33].
Среди прочего у П.П. Свиньина мы находим следующие сведения о главном доме и прилегающей к нему территории: «…Господский дом каменный в три этажа на 20,5 саж.[34], кроме прилегающей к нему оранжереи. Флигель со службами, конторами и комнатами главного управляющего помещаются на 59 саж. длиною. Дом стоит переднею стороною на площадь, а заднею сообщается с обширным садом, которого большая правильная аллея идет на полверсты от дома и оканчивается театром, имеющим против аллеи сей полукруглый проезд, который открывает лежащий за ним зверинец также на полверсты длиною. По сторонам большой аллеи идут множество других правильных дорожек, которые составляют между собой площадки, украшенные в одном месте фонтанами, в другом беседками, храмиками и бивуаками. По обеим сторонам правильного сада находятся английские сады, из коих один – со многими прудами, в которых плавают плотики, гондолы, водятся лебеди и дикие утки. В линию с театром, поперёк большой дороги, идут оранжереи фруктовые и цветочные. Между ними есть одна с южноамериканскими растениями, одна виноградная и две ананасных. Позади всех сих оранжерей идут грунты с вишенными, грушными и сливовыми деревьями. В зверинце живут олени и дикие козы…»[35].
Таким образом, становится ясно, что при Д.Д. Шепелеве усадебный парк в части, прилегающей к дому, был распланирован по принципам французских парков, а в дальних частях (в так называемых зверинце и роще) – по принципам английских.
29 марта 1834 года генерал-лейтенант Д.Д. Шепелев передал детям Ивану, Николаю, Елизавете и Анне своё имение[36]. В связи с этим, 30 января 1835 года оно было «свидетельствовано» Ардатовским земским исправником Щербаковым «при тутошних и понятых сторонних людях»[37].
В числе самых разнообразных заводских и усадебных построек конечно же оказался назван и главный усадебный дом: «…Каменный трехэтажный господский дом длиной 20,5, шириною 8 саж., покрыт железом, по обеим сторонам пристроены каменные двухэтажные флигеля, крытые железом, в одном находится баня, кухни: господская и людская; в этажах главного дома комнат: в верхнем – 19, в среднем – 28 и в нижнем – 22 [...] Под домом господским подвал для вина…»[38].
Приведённое количество помещений и их назначение практически полностью совпадают с их обозначением на фиксационном чертеже из альбома «чертежей всех зданий Выксунского завода в Ардатовском уезде Нижегородской губернии и Меленковском уезде Владимирской губернии, принадлежащих наследникам Шепелева»[39]. Согласно ему, на первом этаже здания размещалось 30 разнообразных помещений, из них непосредственно под комнатами для прислуги[40] были как раз 22 помещения, остальные занимала кухня, чуланы и кладовые[41]. На втором этаже располагались залы, бильярдная, спальни, гостиные, «чистые комнаты», лакейские и «тёмные» комнаты. Всего 27 помещений. На плане третьего этажа, названного мезонином, отмечено ровно 19 комнат[42]. В западном двухэтажном пристрое с семью окнами по южному фасаду действительно находилась баня с предбанником[43], а к восточному флигелю была пристроена двухъярусная деревянная галерея (оранжерея)[44]. Кроме того, западное и восточное крылья здания, внутри образованного ими курдоньера, на уровне второго этажа северного фасада обрамляли галереи, имевшие спуски вниз, во двор. Таким образом, благодаря им можно было свободно попадать из сада на второй этаж господского дома. Западная галерея посредством Г-образного коридора соединялась с одной из двух гостиных, а восточная вела прямо в биллиардную. Основные же входы в здание были расположены по центру южного (главного) и северного (дворового) фасадов и были оформлены портиками с колоннадами тосканского ордера. Кроме всего прочего, ещё одна галерея примыкала к восточному фасаду главного здания и правому флигелю, соединяясь с двухъярусной оранжереей[45].
Дата составления проанализированных чертежей на них не указана. Однако они могут быть соотнесены с упомянутым выше переходом имущества в руки детей Д.Д. Шепелева и, соответственно, датироваться 1830-ми годами. Помимо планов и фасадов наиболее значимых строений, в альбоме находится и генплан Выксы[46], точно и подробно показывающий структуру центра этого горнозаводского поселения, практически полностью сформировавшуюся к первой трети XIX века и в основном сохранившуюся до сих пор. По этому чертежу главенствующее положение усадебного комплекса, развернутого в сторону завода и пруда, как пространственной и смысловой доминанты, читается ещё явственнее, чем на чертеже 1778 года, о котором говорилось выше. Определяется также место исследуемого объекта в структуре самого комплекса. В частности, видно, что главный усадебный дом находился в цепи каменных строений, имевших сложную конфигурацию, размещаясь в её центре[47].
Таким образом, в 1830-х годах главный усадебный дом представлял собой трёхэтажное П-образное в плане здание, на первом этаже которого раcполагались кухня, людские и различные подсобные помещения, а второй и третий этаж занимали залы, спальные комнаты и кабинеты хозяев, а также их родственников и гостей. С восточной стороны к зданию примыкали флигель в два этажа и длинная двухъярусная оранжерея, с западной были присоединены флигель и пристрой с баней, также двухэтажные[48]. Именно в этот период времени дом приобрёл наиболее завершённый, целостный вид по объёмно-планировочному решению и стилистике. В целом, здание можно отнести к образцам раннего провинциального классицизма.
Наследники И. Р. Баташева – Шепелевы уделяли промышленному производству гораздо меньше внимания, чем их основатели. Для них главным было обустройству усадьбы, создание театра, то есть действия, способствовавшие упрочению и подтверждению их дворянского статуса. Именно при Шепелевых Выкса прославилась своим театром – одним из лучших крепостных театров в России. В нём были большой хор (40 – 50 человек), оркестр, балетная труппа, талантливые актеры, прошедшие обучение у столичных специалистов. На его сцене ставились различные оперы, комедии, водевили[49].
Хотя интересы Д.Д. Шепелева никогда не были связаны с развитием производства, он провёл на заводах ряд важных хозяйственных реформ, таких, например, как приобретение первых паровых машин, пришедших на смену силе воды, замена кричного способа переделки чугуна пудлинговым. Однако, способ производства, основанный на крепостнической организации труда, не позволял Выксунским заводам успешно конкурировать с капиталистическим зарубежным производством. Импортное железо становилось гораздо дешевле отечественного. Заводы постепенно приходили в упадок. Таким образом, именно 1820-е – 1830-е годы были периодом наивысшего расцвета выксунской усадьбы, в то время как на производство практически перестали обращать внимание.
Новые владельцы Выксы – дети Д.Д. Шепелева вели праздный образ жизни, совсем не занимаясь не только организацией производства, но и хозяйственными делами усадьбы, что привело к практически полному разорению их имения. Сыновья Д.Д. Шепелева воспитывались в военном училище, затем поступили в гвардию, а после смерти отца вышли в отставку и избрали господский дом в Выксе своим постоянным местопребыванием. В 1836 году управление имением по договорённости с сонаследниками принял на себя уволенный с военной службы поручик Иван Дмитриевич Шепелев, проявивший полное пренебрежение к заводским проблемам, а также вопиющую расточительность[50]. Произошедшее вследствие этого ухудшение положения заводов вызвало открытую вражду к Ивану Шепелеву со стороны двух его сестёр, их мужей и младшего брата. Родственники объявили Ивана душевнобольным и потребовали наложения на заводы опеки, согласно действовавшему тогда закону о мотовстве от 1842 года[51]. В 1846 году по их требованию Московское горное правление передало имение в опеку, лишив Ивана Шепелева всякого участия в делах[52]. Признанный расточителем, он вынужден был уехать из Выксы и поселиться в Москве, в доме на Швивой горке[53], получив довольно скромную сумму на содержание: в 1854 году она составила всего 3 тысячи 280 рублей, тогда как его брат Николай имел доход в два раза больше – 7 тысяч 848 рублей[54]. Опекунское управление возглавил граф И.П. Кутайсов (муж Елизаветы Дмитриевны, зять Ивана Дмитриевича), который практически не занимался заводами, а также полковник и кавалер В.А. Сухово-Кобылин.
По воспоминаниям капельмейстера Н.Я. Афанасьева, работавшего в Выксе руководителем крепостного оркестра и хора с 1841 по 1846 год, по приглашению И.Д. Шепелева, а также студента-гувернёра, будущего политического деятеля Е.М. Феоктистова, именно Иван Дмитриевич Шепелев, увлекавшийся восточной культурой, пристроил к восточной стороне дома перпендикулярно оранжерее так называемый турецкий флигель со стрельчатыми окнами[55] в модном тогда романтическом стиле[56]. «…Громадный трехэтажный дом […] представлялся решительно дворцом. В доме находились особые мастерские для живописи, скульптуры, салон для занятий музыкой. В последнем помещении занимался сам Шепелев и делались спевки. Личные апартаменты Ивана Дмитриевича Шепелева были отделаны в турецком вкусе […] В доме была великолепная библиотека…»[57] – так описывал дом и турецкий флигель музыкант Н.Я. Афанасьев. Е.М. Феоктистов, живший в Выксе с 1849 по 1851 год, уточнял, что каменный флигель пристроил именно Иван Дмитриевич, а «внутренность этого помещения была крайне оригинальна: окна из разноцветных стекол, вследствие чего в комнатах царил таинственный полусвет…»[58]. Точная дата постройки турецкого флигелям в архивных документах не обнаружена, но ясно, что этот пристрой мог быть сделан между 1836 годом – временем приезда детей Д.Д. Шепелева в Выксу и 1846 годом – датой вынужденного отъезда И.Д. Шепелева в Москву. В описи имущества Выксунских заводов 1865 года, составленной для продажи имения разорившихся детей Д.Д. Шепелева (правнуков И.Р. Баташева) с торгов, по-видимому, именно его обозначили как двухэтажный каменный флигель, пристроенный к оранжерее[59].
Назначенный после разорения Шепелевых опекуном, полковник В.А. Сухово-Кобылин, прибыв на заводы, стал менять установившийся порядок. В Выксе во всём были видны следы крайнего разрушения. Внутри дома стояла довольно жалкая мебель, на стенах висело несколько сомнительного качества картин[60]. Всё, что оказалось получше, давно было продано. Оранжерея с восточной стороны дома, в прежнее время утопавшая в цветах, превратилась в развалины, по которым было страшно ходить. Галереи со стороны дворового фасада грозили обрушением, поэтому их разобрали, а для того, чтобы попадать на второй и третий этажи здания со стороны двора в местах соединения главного объёма дома и флигелей внутри курдоньера (с обеих сторон) были сделаны тамбуры с лестницами, зафиксированные на более поздних фотографиях. Прежде всего, опекунам необходимо было спасти от полного упадка заводы, поэтому на ремонт господского дома в Выксе они тратили минимум средств: в 1854 году за «исправление в Выксунском заводе господского дома» вольному штукатуру Фёдору Ивановичу с товарищами было заплачено всего лишь 200 рублей[61].
Опекунское управление имением не принесло желаемых результатов, и в 1862 году правительство приняло решение о продаже заводов, посчитавшихся «одними из лучших в России по своему устройству и качеству выделываемых изделий»[62], с торгов за неплатёж громадных долгов в казну[63]. Общая стоимость имущества Шепелевых составила 1 598 000 рублей, из которых в 900 000 было оценено гидротехническое хозяйство[64].
После отмены крепостного права, когда русская металлургическая промышленность оказалась в глубоком кризисе, Выксунские заводы были сданы в аренду английскому «Товариществу Выксунских горных заводов». С 1865 года оно приступило к их эксплуатации. Правление Товарищества находилось в Лондоне, директоров присылали в Выксу сроком на три года. За это время ни один из них не смог провести грамотной реконструкции, да и оборотных средств на неё не хватало. Оборудование заводов всё более устаревало и морально, и физически. Здания роскошной усадьбы, в том числе и главный усадебный дом, в таких условиях просто разрушались. В доме начинало царить ещё большее запустение. После продажи имения с торгов, он стал сочетать в себе как жилые, так и административные функции.  В 1860-х годах (после 1865 года) была частично разобрана из-за ветхости оранжерея, только её часть, фиксировавшая угол между самым ранним восточным флигелем XVIII века и пристроенным «турецким» флигелем, судя по дошедшим до нас фотографиям и гравюрам, была немного отремонтирована и получила односкатную крышу.
В 1881 году почти двадцатилетний период английского управления заводами окончился трагедией. Вода Верхне-Выксунского пруда прорвала плотину, разрушила Средне-Выксунский завод, смыла дома и огороды заводских рабочих. Не обошлось без людских жертв. При этом присланный из Лондона очередной директор скрылся за границу, прихватив с собой заводскую кассу.
Четыре года вёлся поиск предпринимателей, способных поднять производство и усадебный комплекс из разрухи. Наконец, в 1885 году высочайшим повелением было утверждено акционерное «Общество Выксунских горных заводов», которому они и были сданы в аренду. Нужно признать, что среди акционеров преобладали австрийские подданные, но правление общества располагалось в Выксе, и русские предприниматели играли в реконструкции производства не последнюю роль. Энергичная деятельность акционерного общества привела к тому, что уже в 1891 году заводы были выкуплены у прежних владельцев и перешли в собственность акционеров. Главный усадебный дом стал совмещать в себе жилые и административно-хозяйственные функции: по воспоминаниям жителя Выксы М.М. Орлова все арендаторы и руководство акционерного общества жили  в нём[65].
Промышленный подъём способствовал развитию Общества, и у акционеров нашлись средства на ремонт выксунского главного усадебного дома. Он был заново оштукатурен. В результате переделок были утрачены портики с колоннадами на главном и дворовом фасадах, оформлявшие в 1830-х годах входы в здание. Вместо одного из них (на главном фасаде) был сделан металлический козырёк-навес. Вход со стороны двора стал также защищать трёхскатный навес. Расположенные непосредственно над входом три окна второго этажа были оформлены ажурным балконом. Главный фасад с 17 окнами на всех этажах был расчленён водосточными трубами на три части по 5, 7 и 5 окон соответственно. Под окнами второго этажа были симметрично устроены небольшие балконы с ажурными решётками, украсившими протяжённый фасад: под каждым вторым окном считая от западного и восточного углов дома и в центральной части под центральным окном, 9-м по счёту от западного угла здания. Таким образом, главный фасад на уровне второго этажа стали украшать три балкона с ажурными решётками выксунского производства, сохранившиеся до наших дней. Позднее, аналогичный балкон был сделан в центре восточного фасада под центральным (из пяти) окном второго этажа. Точной даты произведённых работ в источниках не обнаружено. На гравюре 1910 года, где изображён главный усадебный дом, ещё нет довольно заметных новых его деталей – ажурных балконов, но уже есть расчленяющие фасад водосточные трубы. Вид, который приобрёл дом после ремонта, запечатлён на многочисленных фотографиях, сделанных позднее. Таким, практически без переделок, он дошёл до настоящего времени.
Архитектура здания и его внутренняя структура характерны для дворцовых построек второй половины XVIII века – середины XIX века и носит элементы раннего провинциального классицизма. Фасады имеют строгое лаконичное решение и тщательно выверенные пропорции. Основными элементами декора являются выделенные белым цветом рамочные профилированные наличники прямоугольных окон (у окон второго этажа они дополнены простыми сандриками), а также рамки над окнами первого этажа, междуэтажный и венчающий карнизы. Балконы, появившиеся после 1910 года (на главном фасаде их три), украшены металлическими прорезными ограждениями.
Прилегающая к южному (главному) фасаду дома площадь никогда не отличалась благоустроенностью, поскольку рядом проходила основная магистраль, связывавшая Верхнюю и Среднюю заводские слободы (современная улица Ленина). Дворовая территория позади дома, примыкавшая к парку, наоборот, представляла собой аккуратно оформленную площадку, служившую в конце XIX – начале ХХ века местом прогулок жителей Выксы[66]. Здесь в середине XIX века, вероятнее всего, в 1849 году, был установлен бюст И.Р. Баташева[67].
С ноября 1917 года в главном доме усадебного комплекса Баташевых размещались различные партийные и  советские организации. В частности, в 1976 году здание занимали горисполком, прокуратура, военкомат. Здесь также находилось кафе.
Большой капитальный ремонт здания году был проведён в 1949 году, в результате чего его первоначальная планировка оказалась очередной раз искажена внутренними переделками. В советское же время, по-видимому, вместо оставшейся части галереи под односкатной крышей на углу между «турецким флигелем» и ранним восточным флигелем, был возведён новый кирпичный объём. Были утрачены все деревянные галереи[68].
Довольно сильно оказался изменён западный пристрой, в котором в   1830-х годах размещались людские и баня. Его 6 окон первого этажа и вход были заложены (сегодня на их месте глухая стена), а внутренние помещения переоборудованы под гараж.
В 1989 – 1992 годах проводились ремонтно-реставрационные работы главного дома, осуществлявшиеся по проекту, подготовленному под научным руководством архитектора О.К. Савельевой в Проектном институте по реставрации памятников истории и культуры «Спецпроектреставрация» (г. Москва). К сожалению, эти работы не были доведены до конца, проект реставрации остался практически полностью нереализованным. После обычного ремонта основная часть здания была приспособлена под экспозицию музея истории ВМЗ.
К этому времени от первоначальной отделки интерьеров дома остались лишь небольшие фрагменты, такие как, например, дощатые полы начала XIX века. От более поздних интерьеров конца XIX века в некоторых частях здания сохранился паркетный пол. Стены комнат третьего этажа и ряда помещений второго были покрашены клеевыми красками светлых оттенков палевого, салатного, охристого цветов. Находка в 1986 году в засыпке на чердаке остатков бело-синих изразцов даёт возможность предположить наличие в доме изразцовых печей, разобранных при последующем обновлении интерьеров. О характере отделки комнат во второй половине XIX века свидетельствовали оконные и дверные откосы, сделанные из искусственного мрамора. В фондах музея ВМЗ (по сути – краеведческого) находятся чудесные голубые китайские фарфоровые вазы, некогда стоявшие в полукруглых нишах центральной, так называемой Петровской залы. Обращает на себя внимание добротность материалов, кирпича, металла, дерева, штукатурки и качество исполнения здания. При постройке дома в большом количестве применялся металл местного выксунского производства.
В 2006 году Научно-исследовательским предприятием «Этнос» под руководством архитектора И.С. Агафоновой был разработан новый проект реставрации главного дома, которая в настоящее время ведется московской фирмой «Стройреставрация». В 2007 году к празднованию юбилея Выксы осуществлено благоустройство площади между главным домом и Верхне-Выксунским заводом.
Планировочная и дендрологическая структуры господского парка к настоящему времени остаются сильно искаженными, хотя его основные пешеходные направления сохранились. Композиционная связь парка с главным усадебным домом была нарушена строительством в 1960-х годах перед его северным фасадом гаражей. В парке устроены аттракционы, танцплощадка, кафе и т.д.; юго-западную часть парка с 1930-х годов стал занимать стадион. В 1950-е годы вдоль аллей были установлены гипсовые скульптуры, часть из которых сохранилась до нашего времени.
В целом, ансамбль главного усадебного дома Баташевых представляет несомненный интерес, как редкий по сохранности образец гражданской жилой архитектуры конца XVIII – середины XIX века. Господский дом до сих пор является главным ядром исторической застройки города Выксы.
 
 
ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ СТРОИТЕЛЬНОЙ ИСТОРИИ ГЛАВНОГО УСАДЕБНОГО ДОМА В ВЫКСЕ
 
1765 – 1770 гг. или после 1774 гг. – Строительство двухэтажного объёма главного усадебного дома, аналогичного с домом братьев Баташевых в Гусе Железном Владимирской губернии. Несколько позднее с запада и востока пристраиваются двухэтажные флигели.
1783 г. – 1810-е гг. – Дом надстроен третьим этажом. Практически полностью было изменено декоративное оформление всех фасадов, которые получили обработку в стиле классицизма. В этот же период времени была произведена частичная перепланировка помещений. Для молодожёнов Д.И. Баташевой и Д.Д. Шепелева к зданию с западной стороны пристраивается новый трёхэтажный угловой объём с отдельным входом с лестничной клеткой на первом этаже.
1830-е гг. – По дошедшему альбому чертежей с подробными фиксационными планами и фасадом, главный усадебный дом представлял собой трёхэтажное П-образное в плане здание с двухэтажными флигелями, на первом этаже которого размещались людские и различные подсобные помещения, а второй и третий этаж занимали залы, спальные комнаты и кабинеты хозяев и их гостей. Входы на южном (главном) и северном (дворовом) фасадах оформляли портики с колоннами тосканского ордера, поддерживающие балконы, служившие также навесам над входами. С восточной стороны к восточному флигелю здания примыкала длинная двухъярусная галерея (оранжерея). Северный фасад (со стороны двора) оформляли две деревянные галереи, имевшие сходы вниз. Ещё одна деревянная галерея примыкала к восточному фасаду главного здания и правому флигелю.
Между 1836 и 1846 гг. – Перпендикулярно оранжерее к восточному флигелю И.Д. Шепелев пристраивает новое сооружение в «восточном стиле», т.н. турецкий флигель со стрельчатыми окнами с цветными стёклами.
1850-е гг. – Опекун и управляющий имением В.А. Сухово-Кобылин разбирает галереи на северном фасаде здания и пристраивает вместо них в местах соединения главного объёма дома и флигелей внутри курдоньера (с обеих сторон) тамбуры с лестницами для входов.
1860-е гг. (после 1865 г.) – Оранжерея частично разобрана из-за ветхости, только её часть, фиксировавшая угол между флигелем и пристроенным «турецким флигелем», была отремонтирована и получила односкатную крышу.
Между 1910 и 1914 г. – Утрачены портики с колоннадами на главном и дворовом фасадах, оформлявшие входы в здание. Вместо одного из них (на главном фасаде) сделан металлический козырёк-навес. Вход со стороны двора стал защищать трёхскатный навес. Расположенные непосредственно над входом три окна второго этажа были оформлены ажурным балконом.
Главный фасад с 17 окнами на всех этажах был расчленён водосточными трубами на три части по 5, 7 и 5 окон соответственно. Под окнами второго этажа были симметрично устроены небольшие балконы с ажурными решётками, украсившими протяжённый фасад: под каждым вторым окном считая от западного и восточного углов дома и в центральной части под центральным окном, 9-м по счету от западного угла здания. Таким образом, главный фасад на уровне второго этажа стали украшать три балкона с ажурными решетками выксунского производства.
1930-е гг. – Утрачен трёхскатный навес над балконом над входом в здание со стороны двора.
1949 г. – Произведён ремонт здания, в результате которого искажена внутренними перестройками его первоначальная планировка. В советское же время, по-видимому, вместо оставшейся части галереи под односкатной крышей на углу между «турецким флигелем» и восточным флигелем, возводится новый объём. Двухэтажный западный пристрой, где в 1830-е годы размещались людские и баня, приспосабливается под гараж – закладываются 6 окон и вход первого этажа, и делается въезд, оформленный металлической дверью.
1989 – 1992 гг. – Проведены ремонтные работы,  после чего в часть здания приспособили под краеведческий музей.
2006 – 2008 гг. – Реконструкция архитектурного комплекса усадьбы Баташевых.  Строительство современной гостиницы со сносом исторических зданий конторы и гостиницы и заменой их новоделами. Благоустройство площади перед главным домом.  Реставрация его фасадов. Реставрация внутренних помещений главного дома и приспособление их под музей (не окончена).
 
 
 
ВЛАДЕЛЬЦЫ ГЛАВНОГО УСАДЕБНОГО ДОМА
В ВЫКСЕ
 
1765 или 1774 – 1783 гг. – Братья Андрей Родионович и Иван Родионович Баташевы, промышленники и предприниматели, основатели Выксы.
1783 – 1821 гг. – Иван Родионович Баташев.
1821 – 1834 гг. – Дарья Ивановна Баташева (Шепелева) – внучка И.Р. Баташева от его единственного сына, рано умершего Ивана Ивановича, и её муж генерал-лейтенант Дмитрий Дмитриевич Шепелев.
1834 1862 гг. – Дети Д.Д. Шепелева и Д.И. Шепелевой (правнуки И.Р. Баташева): корнет Иван Дмитриевич Шепелев, паж Николай Дмитриевич Шепелев, графиня Елизавета Дмитриевна Кутайсова (в девичестве Шепелева), княгиня Анна Дмитриевна Голицына (в девичестве Шепелева).
1862 г. – Принимается решение о продаже имения Шепелевых с торгов за неуплату огромных долгов в казну.
1865 – 1881 гг. – Заводы начинают сдаваться в аренду английскому акционерному обществу «Товарищество Выксунских горных заводов». Дом постепенно приобретает административно-хозяйственные функции.
1881 – 1917 гг. – Главный усадебный дом совмещает жилые и административно-хозяйственные функции. В 1885 г. он сдаётся в аренду акционерному «Обществу Выксунских горных заводов». Все арендаторы и руководство акционерного общества живут в нём.
 1917 – 1991 гг. – В доме размещаются различные учреждения советской власти: техникум, горисполком, военкомат, ДОСААФ, а также кафе.
1992 – 2006 гг. – Большую часть здания занимает музей истории ВМЗ (по сути – краеведческий), в другой части здания размещается военкомат, прокуратура, хозяйственные помещения Администрации г. Выксы.
С 2006 г.  – Реставрация здания на средства ВМЗ.
 

Фасад и план первого этажа главного усадебного дома. Фиксационные чертежи, 1830-е гг. (РГИА)
 
Планы второго этажа и мезонина главного усадебного дома. Фиксационные чертежи,  1830-е гг. (РГИА)
 

Главный усадебный дом. Фотооткрытка нач. ХХ в. (Из частной коллекции)
 

Дворовый (северный) фасад дома. На переднем плане – бюст И.Р. Баташева. Фото 1910-х гг. (Фонды музея ВМЗ)
 

Вид на главный усадебный дом со стороны здания заводской конторы. Фото 1920-х гг. (Фонды музея ВМЗ)
 

Вид на главный усадебный дом с юго-востока. Фото 1949 г. (Фонды музея ВМЗ)
 

 Главный (южный) фасад дома. Фото О.К. Савельевой и О.Б. Шишковой, 1980-е гг. (Архив НИП «Этнос»)
 

Вид на турецкий флигель до реставрации. Фото О.К. Савельевой и О.Б. Шишковой, 1980-е гг. (Архив НИП «Этнос»)
 

Вид на главный усадебный дом с юго-востока после реставрации фасадов. Фото И.С. Агафоновой. Октябрь 2008 г.
 

Вид на турецкий флигель после реставрации фасадов. Фото И.С. Агафоновой. Октябрь 2008 г.
 
А.И. Давыдов, А.А. Давыдова (НИП «Этнос»)
 
 
 
 
размещено 13.11.2008

[1] Он же принимал участие в строительстве дома-дворца И.Р. Баташева на Яузской стороне в Москве. Дом был построен в 1796 – 1805 гг. и дошёл до наших дней, сейчас в нём располагается больница (ул. Интернациональная, 9 – 11) [Памятники архитектуры Москвы: Земляной город. – М., 1989. С. 310 – 315].
[2] Паспорт на памятник истории и культуры «Дом Баташевых», выполненный А.В. Косицыным в ноябре 1976 г. Копия хранится в архиве НИП «Этнос».
[3] Государственные списки памятников истории и культуры Нижегородской области (по состоянию на 01.01.2000 г.). Каталог. – Н. Новгород, 2001. С. 188.
[4] Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российской Империи. Ч. 1. – СПб., 1770. С. 59.
[5] Арсентьев Н.М., Дубодел А.М. Во славу России…: Трудовая мотивация и образ отечественного предпринимателя конца XVIII – первой половины XIX века. – М., 2002. С. 143 – 144.
[6] Демиховский К.К. История Приокского горного округа в крепостную эпоху. Рукопись канд. дисс. на соискание ученой степени канд. ист. наук. – М., 1956.
[7] См. Киселев А.Г. Как это было // «Провинциальная хроника». 1999. № 2.
[8] РГАДА. Ф. 271. Оп. 3. Д. 573. Л. 2. В различных документах и описаниях Выксы имеются расхождения в названиях речек. На современных топографических картах в окрестностях Выксы обозначены речка Выксунка, ряд ручьёв, название которых не указано (на них образован Верхне-Выксунский пруд) и речка Железница (на ней находится Запасный пруд).
[9] Хотя действительным создателем комплекса, в том числе и гидротехнических сооружений следует считать его брата – Андрея Родионовича Баташева.
[10] Свиньин П.П. Заводы бывшие И.Р. Баташева, а ныне принадлежащие генерал-лейтенанту Д.Д. Шепелеву и его детям. – СПб., 1826. С. 12 – 13.
[11] РГАДА. Ф. 271. Оп. 1. Д. 1254. Л. 293.
[12] Лепёхин И.И. Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства. Ч. 1. – СПб., 1795. С. 50.
[13] Киселёв А.Г. Клуб путешественников. Вып. 1 // Железная роза, 2003, 31 янв. С. 4.
[14] Паллас П.С. Указ. соч. С. 61.
[15] Паспорт на памятник истории и культуры «Дом Баташевых», выполненный А.В. Косицыным в ноябре 1976 г. Копия хранится в архиве НИП «Этнос»; Государственные списки памятников истории и культуры Нижегородской области (по состоянию на 01.01.2000 г.). Каталог. – Н. Новгород, 2001. С. 188.; Арсентьев Н.М., Дубодел А.М. Указ. соч. С. 153.
[16] Например, в 1759 году они заняли в Медном банке в рассрочку на 5 лет более 16 тысяч рублей [Демиховский К.К. Возникновение и развитие Приокской металлургии во второй половине XVIII в. // Учёные записки Пермского университета. – Пермь, 1961. Т. 17. Вып. 4. С. 53].
[17] Арсентьев Н.М., Дубодел А.М. Указ. соч. С. 154.
[18] РГАДА. Ф. 1354. Оп. 261. Ч.1. Д. В6К.
[19] Там же.
[20] Там же.
[21] Дом братьев А.Р. и И.Р. Баташевых XVIII века в г. Гусе Железном Владимирской области дошёл до наших дней практически без изменений. В нём размещается детский интернат санаторно-курортного типа [См.: Арсентьев Н.М., Дубодел А.М. Во славу России…: Трудовая мотивация и образ отечественного предпринимателя конца XVIII – первой половины XIX века. – М., 2002. С. 38].
[22] Акт раздела имущества Выксунских заводов 1783 г. Хранится в рукописном фонде музея истории Выксунского металлургического завода (по сути – краеведческого).
[23] ЦАНО. Ф. 829. Оп. 676 Б. Д. 1 А. Л. 9 – 9 об.
[24] Граф Е.А. Салиас де Турнемир (1840 – 1906 гг.), сын французского эмигранта и Е.В. Сухово-Кобылиной (1815 –  1892 гг.) – писательницы с псевдонимом Е.Тур. Бабушка писателя М.А. Сухово-Кобылина (1989 – 1862 гг.), в девичестве Шепелева, была супругой полковника В.А. Сухово-Кобылина и двоюродной сестрой Ивана и Николая Дмитриевичей Шепелевых. В.А. Сухово-Кобылин с 1846 г. на протяжении 7 лет являлся опекуном и распорядителем выксунских заводов. В 1849 – 1851 гг. Е.А. Салиас был в Выксе вместе с гувернёром, тогда студентом, Е.М. Феоктистовым (1829 – 1898 гг.), будущим крупным чиновником МВД, начальником главного управления по делам печати и историком русской общественной мысли 1840-х – 1880-х гг. 
[25] Рогов М. Граф Салиас и его роман «Владимирские Мономахи» // Владимирские Мономахи. – М., 1904. С. 5 – 11; Салиас Е.А. Владимирские Мономахи. – Н.Новгород, 1995. С. 29 – 30.
[26] Там же. Следует помнить, что роман «Владимирские Мономахи» – это, прежде всего, художественное произведение, написанное практически через сто лет после основания Выксы и строительства главного усадебного дома и через пятьдесят лет после смерти Ивана Родионовича Баташева (он умер в 1821 г.). В связи с этим, точность передачи облика интересующего нас объекта можно поставить под сомнение, хотя более поздние фотодокументы подтверждают некоторые описания, данные графом Салиасом. Так, на фотографии 1910-х годов можно увидеть интерьеры Петровского зала дома Баташевых с портретом Петра I.
[27] РГАДА. Ф. 1354. Оп. 261. Ч.1. Д. В6К.
[28] Акт раздела имущества Выксунских заводов 1783 г. Хранится в рукописном фонде музея истории Выксунского металлургического завода (по сути – краеведческого).
[29] Салиас Е.А. Владимирские Мономахи. – Н. Новгород, 1995. С. 166.
[30] Там же. С. 30.
[31] РГИА. Ф. 37. Оп. 63. Д. 168. Л. 9 – 10. Публикацию см.: Арсентьев Н.М., Дубодел А.М. Во славу России…: Трудовая мотивация и образ отечественного предпринимателя конца XVIII – первой половины XIX века. – М., 2002. С. 150 - 151.
[32] Славная история: Очерки истории Выксунского ордена Ленина металлургического завода. – Горький, 1967. С. 29.
[33] Свиньин П.П. Указ. соч. С. 61 – 63.
[34] 1 саж. = 2,13 м. Размеры, приведённые П.П. Свиньиным (43,66 м), полностью совпадают с размерами основного, самого раннего объёма дома Баташевых без примыкающих к нему флигилей, полученными при обмерах 2006 года – 43,58 м.   Обмеры были выполнены архитекторами НИП «Этнос» С.В. Дмитриевским и А.В. Малышевой.
[35] Свиньин П.П. Указ. соч. С. 61 – 63.
[36] ЦАНО. Ф. 177. Оп. 766. Д. 2738. Л. 15.
[37] Там же. Л. 13.
[38] Там же. Л. 26 об.
[39] РГИА. Ф. 37. Оп. 63. Д. 168. Л. 9 – 10. Приведённое название дела дано архивистами. Публикацию см.: Арсентьев Н.М., Дубодел А.М. Указ. соч. С. 150 – 151. При этом авторы именуют альбом коллекцией «Планы Выксунского завода Нижегородской губернии. 1820 – 1830 гг.».
[40] На чертеже под литерой А.
[41] РГИА. Ф. 37. Оп. 63. Д. 168. Л. 9.
[42] Там же. Л. 10.
[43] На чертеже под литерами I и Н.
[44] Там же. Л. 9 – 10.
[45] Там же. Л. 9 – 10. На чертеже под литерой L.
[46] РГИА. Ф. 37. Оп. 63. Д. 168. Л. 2. Публикацию см.: Арсентьев Н.М., Дубодел А.М. Указ. соч. С. 148 – 149.
[47] РГИА. Ф. 37. Оп. 63. Д. 168. Л. 9 – 10. Публикацию см.: Арсентьев Н.М., Дубодел А.М. Указ. соч. С. 150 – 151.
[48] Там же. Л. 9 – 10.
[49] Подробно см.: Комовская Н.Д. Из истории крепостного театра в Выксе // Люди русского искусства. – Горький, 1960. С. 31 – 55.
[50] ЦАНО. Ф.1835. Оп. 710. Д. 9. Л. 4 – 5.
[51] Там же. Л. 20.
[52] Там же. Л. 4 – 5.
[53] Этот роскошный дом-дворец на Яузской стороне в Москве был построен ещё И.Р. Баташевым в 1796 – 1805 гг. Дом дошёл до наших дней, сейчас в нём располагается больница (ул. Интернациональная, 9 - 11). [Памятники архитектуры Москвы: Земляной город. – М., 1989. С. 310 – 315; Москва: памятники архитектуры XVIII – XIX века. – М., 1975. С. 114 – 117].
[54] ЦАНО. Ф. 1835. Оп. 710. Д. 9А. Л. 99.
[55] Феоктистов Е.М. Глава из воспоминаний // Атеней. Историко-литературный временник. – Л., 1926. С. 102; Афанасьев Н.Я. Исторический вестник. Т. 51. - СПб., 1890 г. С. 38 – 39. В паспорте 1976 г. на объект культурного наследия «Дом Баташевых», выполненного архитектором А.В. Косицыным, эта часть дом ошибочно обозначена как «домашняя церковь к. XIX – нач. ХХ века».
[56] Романтизм // Баторевич Н.И., Кожицева Т.Д. Архитектурный словарь. – СПб., 2001. С. 264 – 265.
[57] Афанасьев Н.Я. Указ. соч.С. 38 – 39.
[58] Феоктистов Е.М. Указ. соч. С. 102.
[59] ЦАНО. Ф. 437. Оп. 331. Д. 2. Сведения о хозяйственных строениях в г. Выксе. 1865 г.
[60] ЦАНО. Ф. 993. Оп. 1. Д. 11. Л. 18.
[61] ЦАНО. Ф. 1835. Оп. 710. Д. 9А. Л. 87.
[62] Семенов П. Географическо-статистический словарь Российской империи. – СПб., 1863. Т. I. С. 571.
[63] Славная история. Очерки истории Выксунского ордена Ленина металлургического завода. – Горький, 1967. С. 60.
[64] Шестеров Л.В. Выксунская гидроэнергетическая система XVIII века // Записки краеведов. – Горький, 1981. С. 144.
[65] Орлов М.М. Выкса в 1917 году. Рукопись 1960-х годов. Материалы предоставлены А.Г. Киселевым.
[66] Сведения об истории формирования партера (части парка, прилегающей с севера к главному усадебному дому) приведены ниже в отдельном разделе исторической записки.
[67] Бюст был установлен лицом к главному усадебному дому.
[68] Научно-проектная документация на памятник архитектуры сер. XVIII – вт. пол. XIX вв. Господский («Большой») дом усадьбы И.Р. Баташева в г. Выксе Нижегородской области. Предварительные работы. Предварительное обследование (выполнено архитектором О.К. Савельевой) // Архив проектного института по реставрации памятников истории и культуры «Спецпроектреставрация». Шифр 495. Том I. Кн. II. Арх. № 5210. Экз. № 3.

(1.4 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: Давыдов А.И., Давыдова А.А.
  • Размер: 65.21 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Давыдов А.И., Давыдова А.А.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
А.И. Давыдов, А.А. Давыдова. Главный дом усадьбы Баташевых в городе Выксе Нижегородской области
А.И. Давыдов. "Конный двор" усадебно-промышленного комплекса в городе Выксе Нижегородской области
В.В. Краснов. Башня системы В.Г. Шухова в г. Выксе: к строительной истории памятника федерального значения
И.С. Агафонова, А.И. Давыдов, А.Г. Киселев. Материалы паспорта объекта культурного наследия (памятника истории и культуры) - прудов с плотинами и водосбросами усадебно-промышленного комплекса Баташевых в городе Выксе Нижегородской области
Е.М. Козлова-Афанасьева. История усадьбы Колокольниковых (г. Тюмень, ул. Луначарского, 10 – 14)
В.В. Краснов. История усадьбы в Зименках
В.В. Краснов, А.А. Давыдова. К вопросу о времени преобразования села Лысково в усадебное поселение
И.С. Агафонова, А.И. Давыдов, Е.Е. Мареева, Е.Д. Донская. Материалы паспорта объекта культурного наследия (памятника истории и культуры) – усадьбы Пушкиных в селе Львовке Большеболдинского района Нижегородской области
А.И. Давыдов. Формирование и развитие усадьбы Пушкиных в Большом Болдине
Абросимова А.Ю., Агафонова И.С., Давыдов А.И. Материалы паспорта объекта культурного наследия (памятника истории и культуры) – главного дома усадьбы Дадиани-Башкировых в деревне Зименки Кстовского района
Агафонова И.С., Абросимова А.Ю., Давыдов А.И. Материалы паспорта объекта культурного наследия (памятника истории и культуры) – ансамбля усадьбы Дадиани-Башкировых в деревне Зименки Кстовского района Нижегородской области
И.С. Агафонова, А.И. Давыдов, А.Ю. Абросимова. Материалы паспорта объекта культурного наследия (памятника истории и культуры) – господского дома усадьбы Шереметевых-Клейст в деревне Савелово Богородского района Нижегородской области
А.И.Давыдов. Дом № 20 по улице Алексеевской - всё, что осталось от усадьбы князя Грузинского.
А.В. Лисицына. Критическое состояние усадьбы Приклонских-Руковишниковых ПОДВЯЗЬЕ в Нижегородской области - уникального архитектурного ансамбля конца XVIII - XIX вв.

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100