ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

16 декабря 2017 г. размещены статьи: О.Г. Гайдаш "«Аполлонов гусь» (опыт интерпретации символики некоторых акваорнитоморфных изображений)", А. Кандинский "«Всенощное бдение» Рахманинова и русское искусство рубежа веков (К вопросу об интерпретации памятника)".


   Главная страница  /  Текст пространства  /  Нижний Новгород  /  Канавино

 Канавино
Размер шрифта: распечатать




Краснов В.В. Судьба царского подарка (25.24 Kb)

Судьба царского подарка

В.В. Краснов (ООО «Асгард», г. Н. Новгород)

 

         Слабая проработка материала отличает многие краеведческие издания нашего времени. С неизъяснимой простотой их авторы используют устаревшие, а то и просто недостоверные сведения. Печальный список подобной литературы пополнила книга-альбом «XVI Всероссийская промышленная и художественная выставка 1896 года в Нижнем Новгороде», выпущенная издательством «ДЕКОМ» в 2016 году.

         В тексте несколько раз упоминается Царский (Императорский) павильон – самая статусная постройка выставочного комплекса. В последний раз о нем говорится в разделе «После закрытия», где кратко рассказывается о дальнейшей судьбе некоторых выставочных зданий: «По решению думы все внутреннее убранство павильона было снято, а сруб перевезен в Кулебаки, где он и стоит в настоящее время, украшая парк. Сейчас это здание выглядит гораздо скромнее – нет на нем балкончиков и затейливой резьбы. Жители Кулебак называют его «теремком»[1]

         Сведения подчерпнуты из работы нижегородской любительницы старины Т.П. Виноградовой, поведавшей о своем открытии в год столетнего юбилея выставки[2]. Впрочем, через некоторое время она сделала уточнение: «Сам Царский павильон... сохранить не удалось – он сгорел незадолго до революции»[3]. Но сказано это было как-то вскользь, поэтому первоначальная версия оказалась весьма живучей. Вот и авторы альбома, посвященного теперь уже 120-летию выставки, посчитали достаточным использовать «базовую» версию Т.П. Виноградовой, не утруждая себя дополнительными исследованиями. Это тем более странно, что один из авторов-составителей, С.Ю. Пожарская, является профессиональным историком-архивистом.

Какова же была на самом деле дальнейшая судьба выставочного Царского павильона?

Действительно, о «высочайшей воле» пожаловать Нижнему Новгороду Царский павильон объявил прибывший сюда в августе 1896 года министр финансов С.Ю. Витте. Местные гласные (депутаты) умилились, выразили свои верноподданнические чувства продолжительным и громким «ура», угостили высокого гостя чаем, после которого он и отбыл в сопровождении губернатора Н.М. Баранова, увозя с собой надежды на разрешение по-настоящему актуальных вопросов для города.

         Но что делать с подарком, власти не знали. Он оставался на бывшей выставочной территории, вновь превратившейся в глухое захолустье. Корреспондент «Волгаря», побывавший в этой местности, писал в июне 1898 года: «На прошлой неделе исполнилось два года со дня торжественного открытия в Нижнем Новгороде всероссийской выставки, а между тем от ее величия не осталось и следа; миллионы, убитые на устройство выставки, превратились в груды мусора и в развалины, свидетельствующие о непрочности и бессилии денег. …Когда стемнеет, на выставке становится жутко, и эти мрачные великаны-здания [уцелевшие павильоны. – В.К.] кажутся огромными гробами. Спокойствие стражи за последнее время мало нарушается: выставку и воры забыли…»[4].

Переносить Царский павильон по частям на новое, более удобное место, опасались: «Тщательная рубка стены из бревен, масса затейливых порезок весьма художественного рисунка представляют много затруднений при сломке здания… нелишне упомянуть также про сложность конструкции стропил, - пятнадцать плоскостей крыш врезаются одна в другую, пересекаясь под разными углами. Когда при постройке павильона решено было для достижения симметрии несколько понизить здание против проекта Померанцева, то над чертежами трудились две недели пять архитекторов выставки во главе с академиком Цейдлером»[5].

         Не решились переместить здание и по «американскому способу» (т. е. целиком), что уже входило в практику тех лет. Чтобы облагородить местность, городское управление постановило разбить там «сад-парк», а царский подарок становился центром этого нового общественного пространства. Намеченное выполнили через несколько лет. Почти одновременно вблизи Выставочного сада появился новый селитебный район, получивший название Выставочного поселка и включенный в городскую черту[6]. Постепенно разобрались с двумя десятками выставочных зданий, доставшихся городу. Но Царский павильон к этому времени уже порядком обветшал.

         Еще в сентябре 1898 года его осмотрел городской архитектор Д.А. Вернер, отметивший, что «часть здания под башней опустилась, 2 печи раздроблены оседающими стенами и не только негодны к дальнейшей службе... но грозят падением; крыша во многих местах протекает и влага... разрушает отделку». Главное - обнаружилось появление «домовой грибницы» (мерулиуса), этого «врага строительных построек» Нижнего Новгорода. Поэтому, как полагал Д.А. Вернер, следовало немедленно провести «энергичное обезвреживание» всего здания, в противном случае оно было «безусловно обречено на полную гибель». Он рекомендовал заменить старые, зараженные грибком балки и доски на новые (пропитанные специальным составом), подвести новые каменные столбы, а для «полного освещения и проветривания нижней части здания» временно убрать обшивку цоколя. Но и в этом случае Д.А. Вернер не ручался «за полную действительность предлагаемых средств, так как до сих пор не известны радикальные способы уничтожения грибка, кроме огня и сильных кислот»[7].

         Поэтому Д.А. Вернер предложил воспользоваться «внутренней обстановкой» павильона для украшения зала городской думы, размещавшейся еще в Верхнебазарном общественном корпусе, а сруб «практично употребить на постройку какого-либо просветительного учреждения», перенеся его в Канавино (Макарьевскую часть города). Однако павильон использовали в это время как склад для хранения выставочного имущества и, по заявлению городской управы, «относительно многих предметов, находящихся в павильоне... в настоящее время не выяснен вопрос, чью собственность они составляют»[8]. С разборкой павильона решили повременить, осуществив некоторые ремонтные работы. Практически одновременно был поднят вопрос о целесообразности дальнейшего страхования здания. Предлагалось даже его «совсем не страховать, установив взамен этого строгий и постоянный надзор, так как павильон этот совершенно необитаем и находится в такой местности, где ему менее всего может угрожать опасность в пожарном отношении». В итоге, страховую оценку здания понизили почти вдвое (с 29 до 15 тыс. руб.)[9].

         История повторилась несколько лет спустя, когда другой городской архитектор, Н.М. Вешняков, вновь сообщил в управу о том, что здание «сильно разрушается вследствие осадки наружных и внутренних стен» и «далее павильон в таком положении оставлять невозможно; необходимо его или капитально перестроить, или разобрать». Докладывая об этом городской думе, управа считала «более целесообразным здание… разобрать, причем ценные и годные части внутреннего его устройства утилизировать в новое здание городской думы и тем до некоторой степени сохранить их историческое значение; прочий же строительный материал оставить на случай постройки в Макарьевской части здания школы». С мнением управы согласился академик архитектор В.П. Цейдлер, осматривавший павильон по просьбе городского головы А.М. Меморского[10].

В октябре 1902 года дума постановила: Царский павильон разобрать, ценную внутреннюю отделку использовать для оформления интерьеров нового здания городской думы, строящегося на Благовещенской площади (ныне площадь Минина и Пожарского), а из остального материала построить учебное заведение. К намеченному приступили в ноябре того же года, предварительно сделав до полусотни фотографий на память и детальные технические снимки[11]. Кроме того, рассматривалась возможность использовать террасы Царского павильона для строительства нового «кофейного павильона» на Откосе. Однако напасть в виде грибка никуда не делась, поэтому снова «усумнились в пригодности зараженного леса для нового здания школы»[12]. И павильон продолжал стоять на своем прежнем месте.

В мае 1904 года Н.М. Вешняков докладывал управе: «3-го мая мною был произведен осмотр разрушающегося здания Царского павильона на территории бывшей Выставки; балки, накаты, нижние венцы и обшивка сгнили; средняя часть вследствие осадки провисла; крыши проржавели… Внесенное мною ранее предположение передать здание под училище невыполнимо, так как много леса попорченного и притом переделка… выразилась бы в сумме не менее 15-20 тысяч; а потому я предложил бы во избежание дальнейшей порчи материалов павильон разобрать, оставшийся целый лес использовать на городские нужды, а украшения башни, террасы и всю наружную обшивку употребить на отделку и постройку летнего здания народных развлечений на одной из… площадок у Георгиевского съезда…»[13].

         Использовать павильон «для нужд начальной школы» предлагалось в 1906 году[14]. В мае 1908 года «Нижегородский листок» сообщал читателям: «Так называемый Царский павильон на выставочной территории пришел в такую ветхость, что террасы вокруг него провалились, само здание стоит облезлое, гниет без пользы и цели, а устроенная на нем колонна-шпиль угрожает свалиться»[15].

В феврале 1909 года в городскую думу поступило ходатайство от правления общества «Забота о детях» с просьбой передать Царский павильон для организации в нем ремесленной школы. В обращении вновь указывалось на бедственное состояние постройки: «Здание… стоит... без призора и обихода. Весь низ его подгнил и оно готово разрушиться вконец, если не будет предпринято никаких мер для его реставрации». Необходимость в реставрации подчеркивалась тем, «что оно [здание – В.К.] имеет для нашего города историческое значение, так как в нем в 1896 году пребывал ныне здравствующий венценосец»[16]. Но передача Царского павильона этой организации также не состоялась.

         В июне 1912 года «гниющий павильон» снова осмотрели. После этого власти Нижнего Новгорода, «озабочиваясь сохранением Высочайшего дара», наконец-то решились на его капитальный ремонт и переоборудование под одно из городских училищ. Автором проекта стал все тот же Николай Михайлович Вешняков. Сохранилась пояснительная записка архитектора, в которой он, в частности, указывал: «Распределяются помещения по плану следующим образом, на месте бывшей столовой – делаются два класса внизу и два класса вверху (по смете вследствие большой высоты я делаю здесь два этажа), в бывших кабинетах Государя и Государыни по одному классу, вестибюль Государыни под помещение учительской, а главный вестибюль вместе с парадной лестницей – под вход и раздевальни учеников, в помещении лакейской (близ главной лестницы) уборная и люфт-клозет. Во 2 этаже квартиры заведующего и маленькие пристройки у входа сторожам. В зале мною предположены хоры (из материала от террас) с входом с них в классы 2 этажа и на площадку парадной лестницы. Все помещения вполне удовлетворяют своим назначениям, а отдельный зал с удобным расположением дверей в образовавшиеся классы даст большое подспорье обездоленному Канавину и явится второй аудиторией, как для концертов, чтений и вечеров; а само здание, будучи приведено в порядок, будет служить памятью для нижегородцев как о царском подарке… Все устройство по смете (без водяного отопления) выразится в 11000 руб., а с отоплением 15000 руб. Название школы дать в память 300-летия имени Романовых»[17].

В июле 1912 года денежные средства были выделены, переоборудование павильона решили производить «хозяйственным способом» под наблюдением автора проекта и члена городской управы М.М. Урлашева. Работы выполнили большие: подвели под стены сплошной кирпичный фундамент и новые венцы из бревен, крышу покрыли новым железом, устроили водяное отопление с приточной и вытяжной вентиляцией, в подвальном этаже оборудовали котельную, пристроив снаружи для «схода» в нее каменный тамбур, выложили мозаичные полы и др.

         Освящение нового учебного заведения собирались приурочить к «Романовским торжествам» (празднование 300-летия правящей династии), но сделать этого не успели. Открытие Выставочного училища состоялось лишь 1 октября 1913 года, т. е. уже после посещения Нижнего Новгорода царской семьей. Как отмечалось в местной прессе, «помещение вышло далеко не таким, какие требуются школьными санитарно-гигиеническими правилами. Классы малы, квартира же заведующего совсем имеет вид миниатюрной коробки». Отсутствие на открытии педагогов собравшиеся расценили как «недовольство... переводом училища именно в это здание, которое, предполагают иные, будет сырое и холодное»[18].

Но вопреки опасениям, приспособленное под училище здание оказалось «на редкость теплым и сухим». По мнению городского головы Д.В. Сироткина, «прекрасный рекреационный зал» должен был использоваться «для лекций и чтений», а упоминавшееся выше общество «Заботы о детях» собиралось устроить в одной из свободных комнат общедоступный детский сад[19].

         Стоит отметить, что это переоборудование Царского павильона вызвало «беспримерный в жизни городского хозяйства перерасход до 160 процентов» от утвержденной сметы, что стало предметом длительного разбирательства в городской думе[20].

Вскоре разразилась «Великая Европейская война», и в августе 1914 года училище спешно приспособили под временный лазарет для первой партии раненых, прибывших с фронта[21]. В 1915 году в павильоне-училище разместился сводный эвакуационный госпиталь Союза городов, затем тут, кажется, собирались устроить вторую Канавинскую инфекционную («заразную») больницу[22].

         Вечером 8 (21) декабря 1916 года в одной из комнат Царского павильона возник пожар. Причиной его, как прозвучало в ходе дальнейшего расследования, стало «неосторожное обращение с огнем кого-либо из лазаретных санитаров». Находившихся в здании легкораненых быстро перевели в располагавшийся поблизости Ново-Выставочный лазарет и приступили к тушению огня. К месту происшествия были стянуты большие силы – пожарные команды Макарьевской части, ярмарочного депо, автомобильная команда городского депо во главе с брандмайором Т.С. Чапиным, городская и гордеевская вольные пожарные дружины. Вскоре прибыли высшие должностные лица во главе с губернатором А.Ф. Гирсом.

         Возможно, здание и удалось бы спасти. Но с водой дело обстояло неважно: ее приходилось брать поодаль - из небольшого водоема у Выставочного шоссе (ныне улица Чкалова) и из бывшего выставочного пруда. Поэтому напор воды, «вследствие дальности расстояния», был крайне слабым. Кроме того, к зданию боялись подступиться из-за угрозы падения «подгоревшего» высокого шпиля на башне. Царский павильон был обречен: вспыхнув в 17.30 вечера к 22 часам он сгорел дотла[23]

         Через два дня в «Волгаре» появилась заметка-реквием, в которой, в частности, говорилось: «…Огонь смел с лица земли последнее воспоминание о бывшей нижегородской Всероссийской выставке 1896 года. …Многие туристы, приезжая в Нижний по железной дороге, спрашивали, увидев в окно вагона высокий шпиль:

         - Что это за здание посреди обывательских простых домишек?

         Теперь и этого воспоминания не останется. Будет ли когда-нибудь устроена еще Всероссийская выставка в Нижнем? И если будет, то ее нынешнее поколение едва-ли дождется. Но зданий такой архитектурной ценности в Нижнем более не будет, - это можно сказать с достоверностью. Проектированный и построенный в русском стиле, Царский павильон выдержан был в нем до конца. Каждая мелочь, каждая отдельная часть и все в целом выполнены были руками мастеров-художников. Строили словно не дом, не здание для жилья, а модель для какого-нибудь музея. Один из художников-архитекторов оценивает такую постройку по нынешнему времени в триста тысяч рублей. На память об этом здании осталась часть отделки в нынешнем здании городской думы: для совещательной комнаты и кабинета городского головы перенесены были из павильона потолок и некоторая отделка, а также массивные резные двери. И это все, что осталось от подарка городу»[24].

         Такова была недолгая жизнь выставочного Царского (Императорского) павильона. Он никуда не перемещался, не продавался и уж тем более не имел никакого отношения к бывшему Народному дому Кулебакского горного завода, появившемуся на исходе XIX века благодаря инициативе известного промышленника Аманда Егоровича Струве[25]

 

Публикуется впервые 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] XVI Всероссийская промышленная и художественная выставка 1896 года в Нижнем Новгороде. Альбом /Авторы-составители Я. Гройсман, М. Храповицкий, С. Пожарская. Н. Новгород, 2016. С.164-165.

[2] Виноградова Т.П. Судьба императорского павильона //Город славы и верности России. Н. Новгород. 1996. С.196-200.

[3] Виноградова Т. Соперник «Янтарной комнаты» //Нижегородский рабочий (приложение «Большая Покровка-7»). 1998, 8 мая. №85.

[4] Старый друг. Обо всем. (Хроника городской жизни) //Волгарь. 1898, 7 июня. №153.

[5] Хроника //Волгарь. 1897, 27 янв. №27.

[6] Подробнее см.: Краснов В.В. Выставочный поселок //Записки краеведов. [Вып.14] (Сост. О.А. Рябов). Н. Новгород. 2013. С.32-43.

[7] Хроника //Волгарь. 1898, 25 сент. №263.

[8] Хроника //Волгарь. - 1898, 22 окт. №290.

[9] ЦАНО. Ф.30. Оп.35-а. Д.6573. Л.4, 6.

[10] ЦАНО. Ф.30.Оп.35-а. Д.7205. Л.1-1 об., 2-2 об., 3-3 об., 4.

[11] ЦАНО. Ф.30. Оп.35-а. Д.7207; Протокол заседания 10 октября 1902 г. Ст. 251 //Протоколы Нижегородской городской думы за 1902 год. Н. Новгород, 1903; Нижегородский листок. 1902, 4 окт. №272; Там же. 1902, 24 ноября. №323.

[12] Царский павильон на бывшей Нижегородской выставке //Зодчий. 1902. №43. С.487.

[13] ЦАНО. Ф.30. Оп.35-а. Д.7205. Л.17-17 об.

[14] Протокол заседания 12 мая 1906 г. Ст. 157 //Протоколы Нижегородской городской думы за 1906 год. Н. Новгород, 1907.

[15] В Канавине //Нижегородский листок. 1908, 8 мая. №107.

[16] ЦАНО. Ф.30. Оп.35-а. Д.9359. Л.1-1 об., 2-2 об. 

[17] ЦАНО. Ф.30. Оп.35-а. Д.10006. Л.6-6 об.

[18] Протокол заседания 6 июля 1912 г. Ст. 257 //Протоколы Нижегородской городской думы за 1912 год. Н. Новгород, 1913; Протокол заседания 1 марта 1913 г. Ст. 77 //Нижний Новгород. Городская дума. Протоколы заседаний за 1913 год. Б. м., б. г. См. также: Нижегородский листок. 1913, 8 янв. №7; Из строительной комиссии //Там же. 1913, 1 марта. №58; Собрание думы //Там же. 1913, 2 марта. №59; В Канавине //Там же. 1913, 10 апр. №97; В Канавине //Там же. 1913, 18 июня. №163; В Канавине //Там же. 1913, 2 окт. №269.

[19] В Канавине //Нижегородский листок. 1913, 10 окт. №277; В Канавине //Там же. 1913, 14 ноября. №312; В Канавине //Там же. 1913, 4 дек. №332.

[20] ЦАНО. Ф.30. Оп.35-а. Д.10006. Л.141-141 об., 142-142 об.; Протокол заседания 1 марта 1913 г. Ст. 77 //Нижний Новгород. Городская дума. Протоколы заседаний за 1913 год…; Собрание думы //Нижегородский листок. 1914, 9 марта. №66.

[21] Подробнее см.: Очерк деятельности Нижегородского Городского Комитета Всероссийского Союза городов. Выпуск I: (Со времени возникновения Комитета по 1-е января 1916 года). Н. Новгород. 1917. С.65-67.

[22] ЦАНО. Ф.736. Оп.317-а. Д.6. Л.179; Протокол заседания 24 апреля 1915 г. Ст. 146 //Нижний Новгород. Протоколы городской думы за 1915 год. Б. м., б. г.; Протокол заседания 22 мая 1915 г. Ст. 180 //Там же; Протокол заседания 14 июня 1915 г. Ст. 244 //Там же; Сведения врачебно-санитарной организации города Нижнего Новгорода.1915. №11-12. С.14-15.

[23] Пожар Царского павильона //Нижегородский листок. 1916, 9 дек. №338; К пожару Царского павильона //Там же. 1916, 10 дек. №339; Пожар в Царском павильоне на выставке //Волгарь. 1916, 9 дек. №338.

[24] Некто. Пестрые заметки //Волгарь. 1916, 10 дек. №339.

[25] Краснов В.В. Народный дом в Кулебаках //Записки краеведов. [Вып.12]. Н. Новгород, 2008. С.60-74; Он же: «Теремок» в Кулебаках: к истории символа города // Нижегородская старина. 2012. Вып. 33-34. С.66-75.

 

 

 

 

Ключевые слова: Нижний Новгород, Всероссийская промышленная и художественная выставка 1896 года, русская архитектура XIX века.

 

 


(0.6 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.05.2017
  • Автор: В.В.Краснов
  • Ключевые слова: Нижний Новгород, Всероссийская промышленная и художественная выставка 1896 года, русская архитектура XIX века.
  • Размер: 25.24 Kb
  • постоянный адрес:
  • © В.В.Краснов
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
В.В.Краснов. К истории пакгаузов на Нижегородской Стрелке
Краснов В.В. Судьба царского подарка
В.В. Краснов. Первый опыт массового жилищного строительства в Нижнем Новгороде советской эпохи
В.В. Краснов. Из истории нижегородской благотворительности: богадельня имени Н.Ф. Ходалева в Нижнем Новгороде
А. И. Давыдов. Собор Александра Невского на Нижегородской Ярмарке. Хроника проектирования
А. П. ЕФИМКИН, А. И. ДАВЫДОВ «В МАКАРЬЕВСКОЙ ЧАСТИ НИЖНЕГО НОВГОРОДА...» (К 100-летию Центрального рынка)
В.В. Краснов, А.Ю. Абросимова. Начальный этап архитектурно-градостроительных преобразований в районе бывшей Всероссийской выставки 1896 года в Нижнем Новгороде
Что память сохранила… Воспоминания А.Ф. Селивановой

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100